Глава 14

0.00
 
Глава 14

ТРЭВОР

— Итак, — начал я, приводя свои расшатавшиеся нервы и прочее дерьмо в порядок. — Что в Кристалл?

— Убойная вещь. — Улыбнулся ублюдок.

Убойная вещь. Смахивает, на убойный наркотик, который убьет любого, кто его попробует. Может, Кристалл была права, насчет вытяжки из ЛСД?

— Точнее. — У меня вдруг защемило сердце. Я потер грудь, а в животе закрутилось нехорошее предчувствие. Хреново. Не стоило отпускать Кристалл одну. Не стоило поступать так с ней. Она заслуживает знать правду. Почему этот хрен, не желает говорить в ее присутствии? Чего в ней такого, о чем нельзя говорить вслух? — Зэйн. Проверь, как там Кристалл. — Я все еще тер грудь, надеясь, что тупая боль, всего лишь из-за обиды Кристалл на меня, а не на что-то похуже. Здоровяк вышел за дверь, а я выдохнул. — Я слушаю.

— Ты слушаешь? — притворно удивился он. Я снова начинал раздражаться из-за этого самовлюбленного урода.

— Ты хотел, чтобы Кристалл не присутствовала при разговоре — сделано. Так, что, кончай ломать комедию и говори. — Я сжал кулаки, огибая стол и шагая к Лексу.

— Как я уже сказал…— он осекся, когда я зарычал. Мне его как я уже сказал, в печенках сидит. — Это убойная вещь.

— Считаю до трех. Раз, — я встал напротив него.

— Тебе не достаточно этого? — он спрыгнул с подоконника.

— Два. — Руки так и чешутся, оторвать его тупую голову от шеи.

— Разве, этому нужно какое-то объяснение?

Я молниеносно схватил его за глотку, с силой вжимая пальцы.

— Трэвор, — кто-то из парней окликнул меня, но я был в секунде, чтобы реализовать план казни.

— Три…

— … в Кристалл не яд! — выкрикнул Лекс, останавливая меня. Я свел брови.

— Тогда, что в ней за херня?! — прорычал я.

— Нечто, что решит все проблемы.

— Тебе нравится испытывать мое терпение, ублюдок?! Мне снова начать считать?

— Я не могу сказать, что это, потому что не знаю сам.

Мой мозг запнулся о собственные извилины.

Какого хрена он мелит? Что это значит?

— Хочешь сказать, что ты вколол Кристалл, какую-то дрянь и не знаешь, как она подействует на нее? Она, мать твою, по-твоему, подопытный кролик?!

— Нет. — Лицо Лекса покраснело от натуги, а я не собирался ослаблять хватку. — Я не имел возможности провести исследования. Все что остается — это ждать. Но, я уверен, это поможет нам избавится от Ангуса.

Боги… упасите меня от греха.

Я небрежно отпихнул Лекса, вглядываясь в его лицо.

Что за херню он удумал с Кристалл? Какого дьявола он сделал с ней?

Сначала гадина, высасывающая из нее жизнь, после безумие… голод… что на этот раз?

Боже, и эта тупая боль в сердце никак не проходит. И где, черт возьми, носит Зэйна?

Помяни черта.

Зэйн вошел в дом, недоуменно уставившись на меня.

Боль усилилась от хренового предчувствия.

— Где она?

— Ее нет. Я обошел поляну. Ее там тоже нет. Но, есть кое-что другое.

В висках застучала кровь. Я готовился к худшему.

— Следы крови на дереве.

Мне понадобилось больше минуты, чтобы осознать слова Зэйна. Чтобы принять их или отмахнутся. Чтобы испугаться и сослаться на свое больное воображение, которое, будь оно проклято, рисовало самое что ни на есть, ярчайшее представление того, что могло случится с Кристалл, раз остались следы крови.

Они причинили ей боль. Они ранили ее. Эти мысли воронкой крутились в моей голове, затягивая меня в омут гребаного безумия.

Я схватил Лекса за грудки и со всего маху впечатал его затылком в стекло, выбив то к чертям собачьим. Потом еще раз, шарахнув его об косяк. Тот только ойкнул, но не сопротивлялся. Черт, я удивлен, что он не дает сдачи. Ублюдок любитель хард-мать-его-кора?

— Сукин сын! Это ты виноват! Ты сделал это специально! — закричал я, швыряя ублюдка в стену, так, что та пошла трещинами. Лампы зажужжали, нагревая и без того, раскаленный воздух. — Я убью тебя! — парни не вмешивались. И правильно. Не хрен им лезть в мое дело. Это, мать его, мое дело! Из-за говнюка, Кристалл в руках у Ангуса и этой сучки — Милины. Что они делают с ней?

— Этим, — Лекс поднялся на ноги, стряхивая с себя бетонную пыль. — Ты ничего не добьешься. Будешь дальше тратить на меня силы и сломаешься перед Ангусом.

Я взревел, разрежая воздух. Кислород стал удушливым, как угар, отчего у меня перехватило дыхание. Да, я собственно и не хотел дышать. Плевать мне на все с гребаной горы!

— И я не делал этого специально. Они выследили ее. — У него затрезвонил сотовый.

Я сделал шаг, намереваясь выбить из урода все дерьмо, но он нагло поднял руку, останавливая меня. Окей, придурок. Тогда, попробуй немного боли. Врубив способность, я начал внушать ему несусветную боль от изощренных пыток, о которых мне только было известно. Но, ублюдок, как стена — не пробить. Черт, я натолкнулся на бетон, который даже крохотную трещину не дал.

— Что ты, мать твою, такое?! — гаркнул я.

— Я же сказал. Я особенный. — Он нажал на прием. — Да, сладкая? — Лекс взглянул на меня. — Да, они со мной. А Кристалл у вас?

Мне захотелось запихнуть чертов телефон ему в задницу и посмотреть, как он будет стараться его выплюнуть обратно.

Лекс зажал ладонью трубку.

— Поступило взаимовыгодное предложение. Готовы ли вы отдать свои жизни, за жизнь Кристалл?

У меня чуть сосуды не полопались от изумления и ужаса, от его насмешливого тона. Ублюдок, точно товар продавал.

— Да. — Я не задумывался. Отдать свою жизнь за Кристалл, да, как два пальца об асфальт. Не знаю, что до других, но моя не стоит и гроша без Кристалл.

— Нужно, чтобы были все согласны.

— Да, черт возьми! — рявкнул Монро. Он тоже был на пределе.

— Все согласны. — Лекс кивнул. — Где вы? О, хорошо. Скоро будем. — Отсоединившись, он убрал сотовый в карман джинсов и улыбнулся.

Мудак нарывается.

— Где она? — прорычал я.

— Как я и рассчитывал. В двух милях отсюда, но не в моей, — он показал кавычки, — лаборатории. Там, недалеко, есть заброшенное здание. Туда и отправляемся.

Прежде чем, идти, я пошел в лес.

Не знаю. Мне нужно было убедится. Я все еще не верил в то, что Кристалл ранена. А если и так, то помогут мне Боги… я взорву к чертям проклятое здание, вместе с Ангусом и сукой — Милиной.

Я нашел то дерево, о котором говорил Зэйн. Да. Помню его. Именно на него, я загнал змеюку, пока мы неслись в школу, чтобы прикончить Кошера. Только, я не понимал, почему кровь именно на дереве? Кто-то загнал ее туда?

О, черт, у меня мозги плавились. Я отказывался думать, что с ней произошло. Я отказывался думать, что они делают сейчас с ней.

Боже… Боже… Боже… я хотел кричать от ярости. От ненависти. От боли. От отчаяния.

Пройти две мили на высокой скорости, не составило бы у меня, да, и других, труда, но говнюк настоял на транспорте. Какого хера? Я быстрее доберусь до места, нежели на этой раздолбанной колымаге, которую ублюдок, любовно называет «малышкой». По мне, этой тарахтелке, не помешало бы место на автосвалке.

Запрыгнув в кадиллак, я нервно забарабанил по приборной доске. Естественно, я сел впереди, рядом с Лексом, в случае чего, у меня достаточно свободы, чтобы лишний раз, припечатать его поганую морду к рулю.

Заведя мотор, Лекс тронулся с места, разворачивая машину и поддавая газу.

Прекрасно, мать твою. Мне только не хватало, хрен знает, сколько времени, наслаждаться видом из окна, пока Кристалл в руках ублюдков. Черт. Я не могу просто сидеть на месте и ждать, когда покажется нужный пункт. У меня в заднице, равно что, пороховая бочка — ерзанье, да, ругань.

Мало того, что он соблюдает гребаную скорость, так еще и радио включил, будто собрался ехать на вечеринку.

Я сжал кулаки, убеждая себя, что лишним тычком, от говнюка ничего не добьешься.

— Какой у нас план? — спросил я, с трудом сдерживая желание вбить радио в сердце машины.

— План прост. Вы отдаете способности Виперу. Кристалл остается в живых.

— А та дрянь, что в ней?

Лекс задрал бровь, участливо проследив взглядом за проходящими мимо девушками.

Я в секунде, чтобы закатать его в асфальт.

— Ну? — грубо рявкнул я.

— Я говорил, что не знаю, чего ожидать.

— Говнюк все знает. — Подал голос Кастэр, подавшись вперед, к креслу Лекса. — Лучше, тебе признаться.

— Зачем?

— Не скажешь, побежишь на своих двоих. — Предупредил Монро. — Там и посмотрим, надолго тебя хватит, сохранять скорость своей малышки.

— Не зачем пугать меня. Я вам нужен. — Он улыбнулся мне. Ублюдок нужен, только чтобы спасти Кристалл. Моя воля — я бы давно его отправил в кромешный ад. — К тому же, рассказывать не так интересно. Лучше на это посмотреть. — Лекс прибавил громкости, а я чуть не сломал ручку на двери, вцепившись в нее со всей силы.

 

 

КРИСТАЛЛ

Я очнулась от жесткой пощечины. Щека вспыхнула болью, а затем жар разлился по коже. Распахнув глаза, я натолкнулась на довольное лицо Милины.

Сучка.

Мои глаза мельком оглядели помещение, в котором я была.

Походит на комнату. Абсолютно пустая. Судя по обшарпанным стенам и ржавым потекам на потолке, комната нуждается не только в косметическом ремонте. От плитки на полу, только осколки и они трещать под ботинками Милины, когда он ходит из стороны в сторону. Вместо окна, дыра, с торчащими деревяшками от рамы. Подоконник усыпан стеклами и бетонной крошкой.

Где я черт возьми?

Я дернулась, но тут же в горло впилось что-то острое, лязгнув. Моя рука взметнулась к шее, нащупав прохладу металла.

Эта сучка посадила меня на поводок.

Гадина.

— Бабуля, — ядовито протянула я. — Давно не виделись. Где пропадала? Город смотрела?

Милина остановилась передо мной и села на корточки.

— Не строй из себя дуру, Кристалл. Ты знаешь, зачем здесь?

Я хмыкнула.

— Конечно, знаю. Рассчитываете забрать способности парней, а чтобы это вам удалось, будете использовать меня, в качестве Ахиллесовой пяты. Все верно?

— Верно. — Она склонила голову набок. — Как твое самочувствие?

— Ох, не строй из себя заботливую бабулю. Я еще от твоих гостинцев не отошла. — Раз уж я здесь, то почему бы не позлить стерву. Тем более, зная, что она на самом деле из себя представляет, получу полное удовольствие. — Прекрасно себя чувствую. Яд — как сироп, согревает не только тело, но и душу.

Милина усмехнулась.

— Посмотрим, как ты заговоришь потом. Будет ли тебе так же приятно, как сейчас? — в ее глазах вспыхнул дьявольский огонек.

Ой-ой-ой. Я должна испугаться?

— Ну, и где тот ублюдок, ради которого ты все это затеяла? — я перенесла вес на другой бок, поморщившись. Мелкие камешки впивались в кожу, к тому же, царапины на ладонях саднили.

Милина выпрямилась во весь рост и я гадала, что она сделает. Снова ударит меня? Фыркнет? Улыбнется? Встанет на его защиту? Но, она вышла из комнаты, через арку. Мой взгляд зацепил огромные трещины на стенах, начинающиеся с потолка и кончающиеся где-то в ворохе кусков плитки. Через пару секунд, Милина вернулась, но со стулом. Она поставила его напротив меня и села, закинув ногу на ногу. Мне пришлось отодвинутся в сторону, на случай, если стерва решит использовать ботинок, как оружие.

— У тебя, наверняка, есть вопросы, почему я здесь.

И так понятно, почему она здесь. А точнее, из-за кого. Ангус. Проклятый Ангус!

— Но, я начну издалека. В лечебницу Кошера я попала в 1958 году, а через два года, Монро поджег ее, тем самым решив за нас все проблемы.

За нас. Ага. Она и Ангус. Значит, они до этого времени, были знакомы. Любовь или выгода?

— Первые месяцы, показались мне… что уж говорить… адом. — Хмыкнула она. — Но, ад, иногда, кажется раем, когда хорошо себя ведешь. Я быстро смекнула. Для того, чтобы выжить, надо быть милой с Кошером. И я была милой с ним.

Меня чуть не стошнило от ее слов. Милой с психованным ублюдком? А после с его сыночком?

— Я умела хорошо играть. Я могла расположить к себе. В итоге, не только Кошер был у моих ног, но и многие. В частности и Трэвор.

Я передернула плечами. Если она начнет посвящать меня в подробности их всеобщего расположения, меня точно стошнит.

— Чего греха таить, — улыбнулась Милина. — Претворяясь, я не заметила, как влюбилась в Кошера.

Твою мать. У меня горло судорогой свело.

Нет-нет-нет… паника подступила, ворочаясь в груди с такой силой, что ребра застонали. Только не говори, что…

Милина опустила ногу и подалась вперед, положив локти на колени.

— Твоя прабабушка, плод моей и любви Кошера.

Я зажмурилась. Не может быть, чтобы это было правдой. Получается во мне… крохотная часть от Кошера? О, Боже, убейте меня!

Отвращение и не только к себе, вспыхнуло во мне. Мне хотелось выскочить из собственной шкуры, чтобы рвануть в душ и долго-долго-долго отмываться.

Вот она еще одна причина, почему именно я сгодилась на роль утилизатора особенных детей. Потому что, ублюдок — Кошер, является моим древним предком.

Чтоб его!

— С Трэвором тоже было хорошо. — Продолжила Милина, вырвав меня из раздумий. — Он очень способный мальчик и у него много достоинств. Да, ты и сама это уже знаешь. — Она насмешливо сузила глаза.

— Ты, тварь. Как ты могла, — прошипела я. — Как ты могла, после того, как снюхалась с больным выродком, называть себя моей прапрабабушкой?

— Без меня, не было бы твоей прабабушки, бабушки и твоей матери. — Она вскинула брови. — Только представь, какое это было бы упущение с моей стороны.

— Плодить уродов от урода?

А, да, плевать. После того, что я узнала, мне ничуть не обидно, называть себя уродом. Пусть и в четвертом поколении.

— По мне, все они милые люди. Разве, нет?

Ох, черт. У меня голова кружится.

— Но, перейдем к самому интересному. За два года, что я пробыла в лечебнице, я многое повидала, присутствуя на исследованиях Кошера. Я, даже, ассистировала ему. Готовила препараты, сыворотки. Неважно. Главное, я участвовала в его работе, почти, как законная супруга.

Вот, черт. Она готовила препараты, чтобы обращать людей в психов. Что если, она поработала и над четверкой?

— Ох, бедняжка. Что же он за мужик, раз не позвал тебя замуж? — съязвила я, скривившись. Как представлю, хоть подавай ведро.

— Браки между пациентами и лечащими врачами — запрещены. Это не профессионально.

— Ой, упаси мою задницу от подробностей.

— Вижу, ты находишь все это смешным? — прищурилась Милина, с неприязнью скривив губы. — Я, ведь, следила за тобой, еще в Южной Каролине.

— Как давно?

Она притворно закатила глаза.

— С класса девятого. И я сразу поняла — ты, как никто другой, подойдешь на эту роль.

Ага. Козла отпущения.

— Во-первых, ты очень похожа на меня, а значит, Трэвор не пройдет мимо. Во-вторых, в тебе течет кровь Кошера.

Сейчас стошнит.

— А в третьих… у твоего папочки была очень удобная работа.

Вот тут я застыла. Реально, у меня столбняк случился.

— Что ты сказала? — прошептала я, вслушиваясь в шестеренки, медленно двигающиеся под черепом.

— Кошер предложил, а я посодействовала, чтобы твоему папочке дали работу здесь. Я знала, что Трэвор и его дружки, осели в Бристоле. Удобно, правда?

Я задрожала, снова и снова, прокручивая в голове ее слова. Это… Боже, прапрабабка, умышленно загнала нас в ловушку. В смертельную ловушку. Посодействовала убийце. А теперь… Боже, а теперь, благодаря не только Кошеру, но и этой дряни, они мертвы.

В груди загудел гнев, постепенно набирая обороты, разворачиваясь, как подарочная упаковка, обнажающая не совсем приятный подарок…

Я дернулась вперед, но ошейник осек меня, больно впившись в горло.

— Я убью тебя! — закричала я. — Я выбью из тебя поганую душу! Я заставлю тебя страдать!

Милина расхохоталась. Ее смех, эхом вибрировал в стенах.

— Ну-ну, не стоит говорить того, что тебе не по силам.

— Ты убила моих родителей и Шина!

— Не я, — она покачала головой. — Ты. Ты высосала из них жизни. Ты и только ты.

Я схожу с ума… я схожу с ума… помоги мне Боже, убереги меня от безумия…

— Ты виновата в этом!

Милина притворно нахмурилась.

— Не думай, если я соглашусь с тобой, тебе станет легче. Потому что, это не так.

Ярость и непреодолимое желание вспороть ее грязное брюхо, стало невыносимым. Я дрожала от распирающего меня, исступления. Проклятый ошейник! Я задергалась в нем, как жалкое животное, угодившее в капкан, но все без толку.

— Итак. Монро, избавился от большей части экспериментов, но у нас остались самые лучшие образцы и как всегда говорил Кошер — издержки опытов, которые очень нам пригодились. Думаю, ты понимаешь о чем я говорю.

Да, я понимала. Но, сейчас, едва ли мне хотелось вдумываться. Я была на пике дикой, почти животной ярости. Именно сейчас, я жалела, что во мне нет препарата, а какая-то хрень, от которой никакого толку.

— Издержки опытов. — Я ощерилась. — Прекрасно. Я хорошенько поработала над вашими издержками! — последнее я, проорала. — Особенно, над твоим ублюдком, Кошером! Что же ты не прибежала к нему на помощь?!

Лицо Милины, в миг, превратилось в восковую маску. Глаза злобно сверкнули, а губы сжались в тонкую линию, почти сравнявшись с кожей.

— Я была занята изготовлением препарата. И Ангус нуждался в уходе. — Процедила она, сузив глаза. — А за то, что ты убила Кошера — ты заплатишь.

  • Доченьке. Джилджерэл / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • Всё-таки мама права (издано на бумаге) / САЛФЕТОЧНАЯ МЕЛКОТНЯ / Анакина Анна
  • Вконец охрипшая кукушка... / Газукин Сергей Владимирович
  • ВЕРОЯТНОСТЬ ПОЛУЧЕНИЯ ОРГАЗМА В ЭПИЦЕНТРЕ ЯДЕРНОГО ВЗРЫВА, МОЩНОСТЬЮ В СОРОК МЕГАТОНН / Махавкин. Анатолий Анатольевич.
  • *** ПРАВИЛА  *** / КОНКУРС АВТОРСКОГО РИСУНКА - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / ВНИМАНИЕ! КОНКУРС!
  • Мелодия №29 Победная / В кругу позабытых мелодий / Лешуков Александр
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Прощальное / "Вызов" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • № 1      Федералова Инна / Сессия #3. Семинар "Структура" / Клуб романистов
  • Июньский лес / Места родные / Сатин Георгий
  • Талисман от Ящера / LevelUp-2012 - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС / Артемий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль