Глава 17

0.00
 
Глава 17

Кейн пробежал хренову кучу миль, все больше убеждаясь в том, что бегает по кругу, не смотря на то, что пейзаж сменял друг друга. Он остро ощущал запах Корса, запах Тараки и вампира. Но никак не мог добраться до них. Опять эти ведьмовские фокусы. Похоже, Тарака решила устроить Кейну беговую дорожку.

Он снова втянул носом. Нашел. Кейн ринулся вперед, рассекая воздух. Совсем близко. Черт. Он остановился, увидев мощную фигуру Корса и Тараку, что тесно прижимались друг к другу. В пяти футах от них лежало то, что осталось от вампира. Романтика. Кейн дернулся, ощутив в воздухе… желание. Оно исходило от Корса и… от девушки. Черт. Мать твою, только не это!

Кейн ускорился, оттолкнулся ногами, сделав длинный прыжок, и налетел на Корса, отшвыривая его в сторону. Посмотрел на девушку. Боже. Ее рот и платье было в крови. Затем перевел взгляд на Корса, что поднялся на ноги.

— Какого хрена ты делаешь!? — Взревел Кейн, обнажив клыки и выпуская когти. Инстинкты вопили надрать паршивцу задницу, за то, что он посмел к ней прикоснуться. Корс чувствовал ярость, исходившую от Кейна. — Она принадлежит мне!

— Мне не нужна она. Мне нужна Тарака. — Прорычал он. Его подбородок нервно подергивался. Верхняя губа обнажилась.

— Ведьма мертва.

Корс посмотрел на Холли, прищуривая глаза. Кейн закрыл собой девушку, угрожающе подавшись вперед.

— Еще раз так на нее посмотришь, и я порву тебя на куски.

— Я не хочу с тобой драться. — Корс отвел глаза. Он больше не вынесет этого. Слишком много дерьма свалилось на его плечи. Уже дважды он присягнул на смерть своих друзей. Дважды лишил их жизни. Корс опустил плечи.

Мужчины услышали, как скрипнули каблуки на асфальте, затем глубокий вдох, словно легкие собираются с силами и оглушительный крик. Кейн резко развернул девушку к себе, крепко сжимая в объятиях. Холли продолжала кричать. Черт! Черт! Там человек. Нет, вампир. Все равно. На залитом кровью асфальте лежит то, что осталось от вампира. Господи божечки, что за дрянь здесь происходит? Мертвый. Не просто… разорванный, жестоко и беспощадно разорванный на куски, вампир. Он заслужил это. Он убил мою подругу. Убил Славу. Хруст позвонков. Безвольное тело на земле. Шок. Потрясение. Меня сейчас стошнит. Почему я не могу дышать? Черт, Кейн слишком сильно прижимает мое лицо к груди. Я задыхаюсь. Попытка успокоить меня с помощью асфиксии — не плохая затея. Холли попыталась оттолкнуть Кейна.

— Тиши… тише, mea nascitur puella.[1] Я здесь.

Корс отвернулся, чтобы не видеть их объятия. Дерьмо, он ревновал Кейна к Тараке. Он обезумел. Видя Холли, он видел ведьму. Это так неправильно.

— Идем. — Ноги Холли подкосились. Каблуки скрипнули по асфальту. Не могу… не могу… Кейн подхватил ее на руки и Холли крепко обхватив его за шею, вцепилась в футболку.

Они дематериализовались в пяти футах от машины, чтобы не привлекать внимания случайных зевак. Остальное расстояние, пересекли пешком, в глухом молчании. Кейн усадил Холли на заднем сидении. Он хотел сесть рядом, но передумал… ей нужно время прийти в себя. Мужчины расположились на переднем сидении, продолжая молчать.

Слава любила тачки с открытым верхом. Она обожала лежать и смотреть в ночное небо. И об этой милой романтике знала лишь Холли. А что теперь? Что осталось от Славы? Ее лаковые, ядовито-красного цвета, туфли и сумка. Она почти достала ключи. Они лежала наверху. Всего сто двадцать секунд и она была бы жива. Гребаные вампиры! Это она виновата. Не ответь она на звонок, ее подруга осталась бы, жива. Судьба такая сука. Нет. Она не готова принять ее смерть. Не готова жить без нее. Она, последний родной человек, кто у нее остался. Холли желает будущее с ней. Она так надеется на телефонный звонок от Славы, и услышать в подробностях ее и Реджи ссору, после комплимент, который он ей преподнес и безумный, примирительный секс. Как же ей этого не хватает. Раньше, она не особо реагировала на ее безудержный треп. Но сейчас… сейчас ей это было необходимо. Холли остро нуждалась в этих разговорах.

Холли обхватила голову руками и задрожала, не смотря на то, что Кейн накинул ей на плечи свою куртку. Господи, пусть это окажется сном. Просто сном. Черт, да разбудите же меня! Ущипните, ударьте, облейте холодной водой, чтобы я могла проснуться! Да где же этот гребаный звонок будильника!

Холли взяла ключи и протянула руку, уставившись на брелок, отлитый стразами «Гламурная кошечка».

Когда ключи исчезли из ее рук, она почувствовала пустоту, словно с ними исчезли все надежды, что это сон.

Мотор заурчал, и машина мягко тронулась с места. В кармане Кейна задрожал сотовый. Холли достала телефон, с глупой надеждой, увидеть номер Славы. Взглянула на дисплей, где высветились незнакомые цифры. Нет. Только не это. Это ведь не может быть он. Хотя, Холли была уверена, что звонит Реджи. Наверняка, Слава дала ему ее номер, на случай, если потеряется. Случай предстал, но как сказать Реджи правду?

— Кто это? — спросил Кейн, обернувшись через плечо.

— Это… это… — ее руки дико дрожали. Палец отчаянно хотел нажать на сброс, но если она это сделает… звонков станет только больше…— Это Реджи… я… я не могу… я не могу сказать ему, что… — Нет. Она же не собирается сказать это слово? Молчи. Молчи! Даже не думай произносить его вслух! Холли убрала телефон в карман, умоляя его заткнуться. Чем дольше раздается мелодия, тем ужасней она себя чувствует. Телефон умолк. Холли полезла в сумку Славы. Пятнадцать пропущенных вызовов. Боже…

Холли продолжала сидеть в машине, даже когда они остановились у дома. Она задрала голову, рассматривая черное небо с россыпью звезд. Слезы катились по ее щекам, но кричать, и биться в истерике было уже бессмысленно. Она почувствовала себя крохотной, хрупкой частицей, что по случайности оказалась в этом огромной месте. Слава… мне так не хватает тебя… чертовски сильно не хватает… что же я буду делать без тебя…? Я не справлюсь одна… пустота… пустота и отчаяние, стальными пальцами сдавили ее горло. Холли задержала дыхание и закрыла глаза, слушая, как учащенно бьется ее сердце.

— Ты должна избавиться от машины. — Хрипло произнес Корс, опустив глаза. Ей показалось, что сердце пропустило удар. Она открыла глаза и посмотрела на Корса. Его губы и подбородок были в крови. Холли потянула руку к своим губам, ощущая шероховатости. Кровь? Откуда на ее губах кровь. Она опустила глаза вниз. На платье зияют багровые пятна.

— Что… что ты сделал со мной?

Корс сжал челюсти, тряхнув головой.

— Нам не стоит привлекать внимание полиции. Избавься от машины. Пожалуйста.

Холли выскочила из машины и подбежала к нему, колотя кулаками его в грудь.

— Что ты, мать твою, сделал со мной! — Пощечина. Щеку Корса обожгло и передернуло. Она продолжала бить его в грудь, но ощущала лишь тупую боль, что отдавалась в костяшках. — Ублюдок! Отвечай мне!

— Я поцеловал тебя. — Выдавил он. Позади, послышался скрип. Когти Кейна царапнули капот. Холли отшатнулась, взметнув руку к горлу. Ее сейчас стошнит. Боже… она… целовалась с ним, пока ее подруга остывала на асфальте…

— Ты… целовал не меня… ты целовал… Тараку. Я и вправду, так сильно на нее похожа?

— Да. — Произнес Кейн.

Холли сглотнула.

— Поэтому ты подошел ко мне в баре? Думал, что я это она? А потом приставал… — она заискивающе всмотрелась в лицо Корса. — Хотел убедиться?

Корс коротко кивнул.

— Послушай, — он, наконец, поднял на нее глаза. — Я сожалею. Но ты должна избавиться…

— … я никому ничего не должна. Если хочешь избавиться от машины, попроси ведьму. Я на это не подписывалась. — Она двинулась к дому, но внезапно остановилась. Потом ее развернуло, словно невидимая сила управляла Холли, против ее воли, подтолкнуло к машине. Руки взметнулись, поднявшись ладонями вверх. — Что за… — Яркая, ослепляющая вспышку, будто сам Создатель предстал перед ней в зияющем свете. Она зажмурилась. В руках ощущалось тепло, так, словно чьи-то теплые ладони накрыли их. Несколько мгновений и тепло исчезло. Холли открыла глаза. Машина испарилась. Громадина в тонну, растворилась в воздухе. — Это… это… — Невозможно. Все исчезло. Машина, сумка Славы, ее туфли. Она ничего не успела оставить в память о ней… горько… как же горько и больно… Холли медленно опустила руки, смотря перед собой. — Что произошло?

— Тарака расщепила машину на молекулы. Это было одним из ее способов, чтобы избавиться от…

— … а Слава? — Она подняла глаза на Корса. Он выдохнул. — Нет. Ты же не хочешь сказать… а как же я… как же похороны? Как же… я хотела приходить… навещать ее… это неправильно… не по-человечески. — Холли закрыла лицо руками, пытаясь унять дрожь в теле. Нет, это не было истерикой. Это была злость. Она перевела руки на голову, шумно втянув носом. После сунула руку в карман, достав телефон. Зачем он ей теперь? Кому звонить? Родителей нет. Славы нет. Парня нет. Да и работы, кстати, тоже. Холли скинула куртку. Черт… ее тоже нет… больше нет… она занесла руку и со всей силы швырнула сотовый об асфальт. Прибор разлетелся в куски. Как раскололся этот телефон, так и раскололась ее жизнь. Ее будущее. Потерянная навсегда. Проклятая.

Мужчины проводили взглядом Холли, ощущая ее безысходность. Кейн скрипнул зубами. Он хотел обнять ее, успокоить. Но сейчас, ей снова придется дать время прийти в себя. Черт, когда же он решиться действовать, не смотря на ее всплески эмоций? Он не должен делать вид, что ему все равно.

— Почему ты позволил ведьме расщепить ее подругу?

Корс потер лицо несколько раз.

— Она сделала это сама. Ты прекрасно видел, чем я был занят.

Кейн свел брови.

— Это уж точно. — Процедил он.

— Слушай, я тебе уже сказал. На твою девушку я не претендую.

— Но ты ее целовал. Даже больше… я почувствовал твое желание.

— Твою мать! — рявкнул Кейн. — Я хочу Тараку! Понятно!?

Мужчины резко вскинули головы, втянув носами. Гребаный ад! Упыри! Они понеслись в дом. Корс пристально изучал первый этаж. Кейн минуя ступеньки, влетел в комнату. На полу валялось платье. Окно широко распахнуто, откуда неожиданно в спальню ворвался ветер, всколыхнув шторы. Из ванной комнаты доносился шум воды. Он толкнул дверь. Комнату замостил горячий пар. Кейн продвинулся к кабинке, и открыл ее, слабо надеясь увидеть там девушку. Черт, он надеялся, что она запульнет в него флаконом из-под шампуня или бруском мыла. Но этого не случилось. О, нет… нет… НЕТ! Ее похитили упыри! Дерьмо, увели прямо из-под носа! Адеос… Крафт… черти гребаные! Я вырву ваши поганые глотки!

— Срань Господня. — Выдохнул Корс.

 

 

Холли вошла в комнату, прикрыв дверь и привалившись к ней спиной. Черт, до чего же она омерзительно себя чувствует. Она целовалась с Корсом. Она делала это, на глазах разорванного в клочья, вампира и Славы… вместо того, чтобы бороться за ее жизнь… она предала ее… наплевала на дорогого ей человека, отдавшись внезапному порыву. Осуждающе мотнув головой, она вошла в ванную. Включила воду в раковину, Холли взяла полотенце, смочив кончик, и взглянула в зеркало. На губах, подбородке и груди виднелись засохшие пятна крови. Прости меня, Слава за то, что я такая глупая. Видит Бог, я не хотела этого… она тщательно смыла кровь и закрыла кран. После, включила воду в душе и вернулась в комнату, стащив с себя платье. Из сумки она достала шелковый халат и облачилась в него. И зачем я только согласилась, чтобы приехала Слава? Дьявол, да если бы знать, что так случиться… если бы знать, что это все случиться… она никогда бы не открыла дверь тому мужчине.

Она глубоко вздохнула.

Внезапно ее шею и талию обхватили холодные и сильные руки. Холли напряглась, дернувшись вперед, но руки увеличили давление. Это определенно не мог быть вампир. Из лего, в которое его превратил Корс, он вряд ли собрался обратно. Корс… это не мог быть он. Да и Кейн, вряд ли решил впорхнуть в комнату через окно… погодите, она даже не услышала, как оно открылось. Она похолодела от страха. А после запах… знакомый, гнилой запах. Этот запах ни шел, ни какое сравнение с ароматами, что испускали Корс и Кейн. Черт… Крафт…

— Пикнешь, и я сломаю тебе шею. — Прошипел он, резко развернув ее к себе, и увалив на плечо. Холли сдавленно вскрикнула, когда они, как пробки вылетели из окна, взметнувшись вверх. О, боже… с высоты двухэтажного дома, она увидела мужчин, что понеслись к дому, и ей так отчаянно хотелось завопить — что она здесь, наверху. Она в опасности. Крафт длинными прыжками пересекал расстояние по верхушкам деревьев. У нее перехватило дыхание. Сердце бешено громыхало, попеременно подпрыгивая. Тело одеревенело, покрывшись холодным и липким потом. Ее охватил ужас. Немой, беспомощный ужас. Крафт полетел вниз, и Холли зажмурилась. От ветра, ее волосы всколыхнулись, так что она могла видеть быстро приближающуюся землю. Черт, она вовсе не хотела прикасаться к упырю. Достаточно было и того, что он удерживает ее за бедра, а под халат прорываются потоки ветра. Но страх, заставил ее пальцы вцепиться в руки Крафта, ощутив под рукавами мощность его мускул, и съежиться. Когда упырь мягко приземлился на землю и побежал, плавно огибая деревья, Холли мысленно прокляла свою беспомощность. Волосы скользили по земле, цепляя за собой сухие листья и ветки. Когда локон волос зацепился за корягу, она вскрикнула. Крафт не собирался останавливаться. Ей пришлось стиснуть зубы, от резкой боли. То место, откуда вырвали клок, жгло и саднило. Холли уперлась ладонями в спину и приподнялась, отплевываясь от волос. Что же ей делать? Как вырваться из лап упыря? И почему ведьма дремлет? Почему не пытается ей помочь? Вот, дрянь! Для Холли это неверное, было единственным способом, заставить Крафта остановиться. Возможно, Кейн и Корс уже бегут по ее следу. Она должна дать им возможность застать упыря врасплох. Холли выгнулась, на вытянутых руках, удерживая позу. Черт, да ей бы в балерины после такой изящной ласточки! Резко повернувшись корпусом вправо, обхватила дерево, настолько крепко, насколько это было возможно. Крафт дернул вперед, почувствовав сопротивление. Снова рывок. Руки Холли скользнули по шершавой коре, оцарапав кожу. Ногти впились с такой силой, словно дерево, было ее спасательным кругом. — Что за черт! — выругался он, посмотрев через плечо на девушку. — Ах, ты… — Крафт небрежно столкнул Холли с плеча и схватил ее за волосы, оттянув голову назад. — Отцепись.

— Пошел ты. — Ее голос дрожал, и все же она пыталась придать ему твердости. — Нет.

— Отцепись от этого гребаного дерева! — рявкнул Крафт.

— Пошел на хрен! — Что это? смелость? Да она с ума сошла!

Крафт оскалился. Рука, сжимающая ее волосы, тянула вниз, так что хрустнула шея. Вторая нависла над ней. Ее глаза расширились от ужаса, когда из указательного пальца, медленно вытянулся костяной кол, длиной не меньше четырех дюймов. Самый кончик был всего в дюйме от ее шеи.

— Двадцать секунд на раздумье. Иначе, я продырявлю твою глотку.

 

 

Кейн тихо зарычал, судорожно сжав подоконник, так что он треснул. Она у Крафта. Одна. Беззащитная… напуганная до чертиков. И я не смог ее уберечь. Черт. Черт! Но, почему ведьма позволила этому случиться? Она же могла противостоять этому. Не понимаю.

Он резко скосил глаза в сторону, заметив движение листвы. Нет, это не ветер. Густой, удушающий запах гнили, распространился по периметру. А затем, на поляне, один за другим появлялись высокие и худые тени упырей, которые точно не пришли поздороваться. Черт, сегодня явно не Темное Рождество и не Хэллоуин. Оооотлиииичнооо… пора поработать утилизатором.

— Кейн? Как тебе мысль, чтобы прикончить этих мудаков? — мрачно спросил Корс.

— Postremo.[2] — Прошипел Кейн. — Hi filii bitches quid supplicium sine anesthesia.[3] — Холодная ярость пронзила его, как холодное лезвие ножа. Самое время спустить чудовище с поводка. Кейн шагнул к шкафу, где прятал меч. Сталь хищно блеснула в его глазах. Корс вооружился тем самым изогнутым клинком. В принципе, ему было достаточно своих когтей и зубов.

На поляне, переминались пустоголовые упыри. Они как стадо баранов, теснились друг с другом, вытянув костяные колья. Бездушные. Запрограммированные для одной только цели — убивать.

Раздалось животное рычание и две мощные фигуры, ростом не меньше семи футов и пяти дюймов, вылетели из окна, глухо приземлившись на землю.

Упыри были бесчувственны, но, не смотря на это, Корс и Кейн уловили их страх и замешательство. Не каждый день можно увидеть живое, настоящее воплощение демона и вервольфа, учитывая, что эта гниющая падаль редко выходит наружу. Два громадных спэйс нидла,[4] сложенные из сплошных мускулов, рванулись вперед.

Холли пришлось подчиниться. Не то чтобы она была встревожена его угрозой, скорее она бы расстроилась. Будучи мертвой, невозможно насладиться смертью другого. Она опустила руку, и Крафт втянул коготь.

— А это тебе, за то, что послала меня на хрен. — Его рука снова сдавила шею Холли. Чертов ублюдок! После того, что ее шея перенесла, ей придется застраховать ее на несколько миллионов, как это сделала Джей Ло, со своей задницей. Она захрипела, впившись ногтями в рыхлую землю, и подняла глаза. Черт, этот говнюк совершенно не похож на упыря. Он выглядит, как человек и привлекателен, как мужчина. Холли думала, что эти существа иной формы. Может, это какой-то особый вид? Красивое лицо Крафта исказила маска ненависти. Холли так и видела, с каким садистским удовольствием он пыхтит, и явно сдерживает себя. Значит, она нужна ему живой. Зачем? Кому?

Перед глазами поплыло лицо, смешиваясь с мрачным пейзажем. Она попыталась вдохнуть через нос. Легкие сдавило, голова закружилась. Не могу дышать… не могу дышать… глаза Холли закатились, а тело обмякло.

Крафт подхватил ее, закинув на плечо, и побежал дальше.

 

 

— Твою мать! — Прорычал Корс, отбиваясь от атак пяти упырей, что окружили его. Двоим, он вырвал глотки. Третьему, сломал шею. Четвертому пробил грудину так, что его нога застряла в этой зловонной жиже. Пятый…ну, с пятым вышла заминка. Ловчился, да уворачивался. — Рваный гондон! Ты знаешь, что такое инстинкт самосохранения?! — Вместо ответа, упырь взмахнул кольями. Кончик скользнул всего в дюйме от груди Корса, если бы он не подался назад. — Ах, ты свинячье вымя!

Кейн кувыркнулся, подсекая мечом ноги упырям. Пять из них, плашмя рухнули на землю, все еще пытаясь атаковать.

Численность упырей было ограничена, но казалось что их бесчисленное количество. Они, как тараканы появлялись со всех сторон. Колья метались в воздухе. Звон, от соприкосновения метала и костей, походил на клацанье челюстей монстров. Зловоние, плотной стеной, висело над поляной.

«Будет гроза». — Вдруг подумал Кейн, ощущая, как воздух наэлектризовался. Густые тучи замостили небо. Где-то вдалеке, послышался раскат грома. Первая вспышка молнии, отразилась на небе кривым ярким лучом. Подул холодный ветер и прежде застывшие деревья, заскрипели, листья задрожали. С неба начал накрапывать дождь, стремительно превращаясь в ливень, размывая дорогу и мешая грязь с жижей упырей.

Еще шестеро. Раз плюнуть. Их тела достаточно хлипкие, что бы превратить ублюдков в коктейль. Кейн и Корс плотно прижались друг к другу спинами. Дождь бил в затылок, заливая глаза. Кейн тряхнул головой, а Корс смахнул капли с лица рукой.

— На дорожку? — предложил Корс, мысленно примеряясь к будущей жертве его клинка.

Кейн кивнул, и, обнажив львиные зубы, ринулся вперед.

— Черт, сейчас, я бы не отказался от виски. — Прорычал Корс, сжав упыря в удушающем захвате. Он подсек ему ноги, и резко ухватившись за руки, вывернул, потянув на себя. Тяжелая нога уперлась упырю в позвоночник. Зловещий хруст смешался с очередным раскатом грома.

— Ты же не пьешь виски? — Процедил Кейн, блокируя удар мечом. Затем материализовался за спиной упыря и с силой пнул того под колено. Упырь потерял равновесие, рухнув мордой в грязь. Меч Кейна опустился, пригвоздив мягкий череп к земле.

— После этого дерьма, я и суши начну, есть. — Криво ухмыльнулся Корс, послав очередного упыря в смертельный нокаут. — Думаешь, на этом все? — Спросил он, склонив голову набок. Последний упырь стоял перед ними. Его пустые глаза не выражали эмоций. Но из-за дождя дикий и безмолвный страх ощущался намного сильнее. Корс подкинул клинок в воздух, и когда тот полетел вниз, он ударил по нему, круто поменяв траекторию полета. Со свистом, клинок врезался в грудь упыря, опустив его на колени. Кейн сделал несколько кругов вокруг упыря, раскручивая меч, как это делают крутые парни. После остановился, встав напротив него, заметив, что костяные колья втянулись.

— Говорить умеешь? — спросил он.

Молчание.

Кейн прижал кончик меча к горлу упыря.

— Говорить умеешь?

Снова молчание. Руки так и чешутся, заставить его не то, что говорить, плакать… кричать…

— Открой рот. — Приказал Кейн. Подошел Корс. Он встал с той стороны, где торчала рукоятка клинка.

— Лучше тебе сделать так, как просит он. — Прошептал он, ухватившись за рукоять. — Иначе, та маленькая девочка, которая в тебе сидит, сейчас заплачет. — Корс с хрустом повернул рукоять. Ни крика. Ни стона. Гребаный ад, ничего! Корс выдохнул. — Похоже, с этими жмуриками не потанцуешь. — Он выпрямился.

Листья прогибались под тяжестью капель, недовольно шипя. Дождь продолжал идти, пытаясь смыть грязные краски с поляны. Тучи просветлели, окрасившись в ярко-синий цвет, с паутиной дымки.

И в это прекрасное мгновение произошло то, на что они особо не рассчитывали. Мужчинам показалось, что упырь будет покорно ожидать своей смерти. Но вместо этого, его рука взметнулась, откуда показался кол, и устремилась в сторону, целясь в руку Корса.

— Дерьмо! — Корс сбил упыря с ног коленом, с остервенением нанося тяжелым ботинком удары в мерзкую морду, вдавливая в землю. Тело затрепыхалось и затихло. — Дерьмо! — Он ухватился за руку. Укол пришелся выше запястья, и яд уже начал распространяться. — Твою мать!

— Черт. — Выдохнул Кейн, отбросив меч. Дело — дрянь. Корс может умереть, через несколько минут. И ведьма уже не поможет ему.

— Отрежь мне руку. — Произнес Корс, надеясь, что яд еще не достаточно далеко продвинулся. Пока у них есть время, нужно что-то делать. — Отрежь мне руку.

— Что? Ты охренел что ли? — зарычал Кейн.

— Я не собираюсь сдохнуть только потому, что этот мудак меня задел. Мы еще не закончили. Я еще не закончил. Давай. — Он вытянул руку вперед. Видя нерешимость Кейна, Корс ударил его в плечо. — Это твой шанс отомстить мне за то, что я поцеловал твою девушку. Давай же, ты гребаный ублюдок! — Рявкнул он. Кейн поднял меч и занес руку. Корс сжал челюсти, зажмурившись.

 

 

Холли открыла глаза. А, что толку? Вокруг темень и тишина, нарушаемая хлюпаньем воды. Она лежала на холодном полу, да к тому же в неудобной позе — руки и ноги связаны за спиной. Будто она всю жизнь только и мечтала, чтобы побыть в позе лодочки. Ага. Хорошо, хоть ласточку из меня не сделали. Хотя, это дрянь не лучше. Холли попыталась избавиться от веревок, выворачивая ноги и руки. Не получилось, крепко связали. Она разозлилась. Снова попытка. И снова ничего.

— Эй, есть кто-нибудь? — Позвала она. — Эй? — Шорох пронесся мимо ее лица. — Эй, кто тут? Отзовись! — Монотонная капель стихла. Теперь уже вообще стало страшно — хоть впадай в отчаяние, истерику или что там еще? Холли попыталась перекатиться на другой бок. С трудом, но все же. Теперь в бок, что-то давило и кололо. Или это оттого, что бок затек? Она одернула ногу, если это можно так назвать — дернулась словно ошпаренная, потому как Холли показалось, что по ее ноге что-то ползет. Цепляет кожу и тыкается чем-то мокрым и холодным. Черт. Дерьмо.

Послышались глухие шаги, что эхом раскатывались по стенам. Где она вообще находиться? Похоже на пещеру. Иного сравнения она не могла подобрать. Холли прислушалась. Идут. Сюда. Дело — дрянь. И, похоже, Корс и Кейн не очень-то спешат ей на помощь. Отлично. Сейчас сюда войдет этот ублюдок — Крафт и воплотит в реальность свои садистские шалости. Блин. Ей придется постараться, выжить. Ну, хотя бы для того, чтобы заехать ему по яйцам или откусить добрый кусок плоти. Пусть только попробует.

Грохот. Словно что-то тяжелое отодвинули в сторону. Снова шаги. Тишина. Черт, Кейн, вытащи отсюда мою задницу!

Грохот откатывающейся стены, заставил Холли невольно вздрогнуть. И спрятаться негде. А он уже близко, вот-вот, сейчас войдет и начнет меня мучить, истязать… Наконец, стена полностью открылась, впустив в темноту полоску света. Факелы? Откуда, здесь, черт возьми, факелы? Мы что в средневековье живем? Холли подняла голову, открыла глаза и зажмурилась. — Крафт? — Прошептала она, проморгавшись, пытаясь сфокусировать взгляд. Темная фигура двинулась в ее сторону и остановилась в двух футах от нее. Черт. Это не фигура. Это мамонт в попоне. И он приближался к ней.

Попытка попятиться назад, вышла очень комичной, учитывая то, что веревки, полностью лишали ее свободы. Поэтому эта попытка походила на танец жирного и неуклюжего моржа, который не может перевернуться на живот.

— Шшш… — Прошелестел голос откуда-то сверху. Определенно, учитывая его рост и ее горизонтальное положение, среднее расстояние между ними было не меньше шести футов. — Никто не причинит тебе боли.

Боли? Ах, так это хорошо замаскированная угроза. Ублюдок, только тронь меня пальцем, и я покажу тебе, что такое боль. А у Крафта я вырву все лохмы на голове, чтобы в следующий раз был аккуратнее с моими волосами.

— Тогда, почему бы вам не отпустить меня? — А она серьезно решила, что смелая? Какой-то мужик удерживает ее не понятно, в каком месте, где из света только факелы. Голые стены и полы… похоже, из камня. Держат связанную, как вяленную селедку, еще и нежно угрожают. Отличненько.

— Этого я сделать не могу. — Ответила фигура.

Черт, а от этого мужика воняет, как от упыря. Ага. Значит, он один из них.

— Кто вы такой?

Фигура шелохнулась.

— Мое имя Адеос.

Мг. Главарь шайки злокачественных опухолей, собственной персоны.

— Как твое имя?

— А это имеет значение? Или вы желаете лично сделать гравировку на моем надгробье? — Мрачно пошутила Холли. Черт, какого хрена я делаю? Захлопни варежку. Захлопни варежку!

Протяжное шипение. Ооо… кажется, она его дразнит… не стоит совать пальцы в капкан — оттяпает по локоть.

— Предпочитаю, уважительно обращаться к дамам называя их по имени.

Холли открыла рот… удивление или… хм, конечно, нервный смешок здесь не уместен, но она хихикнула.

— Может, для начала уважительно снять с меня веревки?

Адеос величественно прошел по… ну, по полу это точно. А вот место, где она находилась, все еще было скрыто мраком. И та полоска приглушенного света, что падала с прохода, освещала лишь небольшой кусочек пространства. Ну, по крайней мере, Холли знала, что полы и стены из бурого камня. И да, здесь прохладно… ну, если не сказать холодно. Холли, видимо только сейчас поняла, что продрогла. Кожа покрылась мурашками.

— Так что насчет веревок, Адеос? — Она клацнула зубами.

— Пожалуй, я могу это устроить. — Протянул Адеос. — Крафт! — его хриплый голос завибрировал через камни, что Холли почувствовала его всем телом. О, черт. Только не этот урод. Полоску света загородила фигура Крафта. Он низко поклонился Адеосу.

— Да, господин?

Фи — фи. Рюшей и пышных юбок с бантами ему не хватает.

— Сделай так, чтобы нашей гостье было немного свободно.

Крафт улыбнулся. Он в шаг пересек расстояние, с легкостью подхватив Холли за горло, и одним резким и точным движением срезал веревки. О, да. Она свободна. Ее руки и ноги теперь сладко заныли. Черт, в свободе есть свои плюсы, даже несмотря на удушение. Но… как и все, свобода тоже бывает краткой. Крафт шагнул вперед, небрежно опустив Холли на пол, и на ее шее сомкнулось что-то холодное, как лед и широкое, как… она провела пальцами вдоль горла… ошейник? Какого черта?

— Включите свет. — Она ни черта не видела. Слышала лишь завывание ветра и легкие шаги.

— Твое имя, женщина? — потребовал Адеос.

— Включите свет.

— Имя. — Прошипел Крафт.

— Включите, чертов свет! — срываясь на крик, потребовала Холли. — Я хочу видеть лица тех, кто посмел посадить меня на этот гребаный ошейник, как бесхозную псину!

Послышался шелест, словно кто-то вздернул рукавом. Свечи синхронно вспыхнули, и желтый свет озарил то место, где она сейчас находилась. Это и комнатой нельзя было назвать, скорее, отсек в бесконечном туннеле. Холли ахнула — обнаженные, гладкие стены, с отверстиями, из которых, как глаза ночных хищников, горели свечи. А в центре, всего в десяти футах от угла, где сидела Холли, возвышался трон, больше походивший на кресло-бержер. Двое мужчин. Один из них, высокий — тот самый мамонт в попоне, стоял к ней спиной, положив свою руку на спинку кресла. Его голову покрывал капюшон. Второй… Крафт. Холли подавила приступ тошноты, но глаза не могла отвести. Неужели, это тот самый привлекательный мужчина, что притворился детективом, а после выкрал ее из дома Кейна? От былой привлекательности, у Крафта ничего не осталось. Черная, словно выжженное пятно на дереве, кожа. Худое, с впалыми щеками лицо, пустые глазницы. Срань Господня, этот ужас будет ей сниться до конца дней.

— Х-Холли… — Она перевела взгляд на Адеоса, когда тот развернулся. Твою же мать… эти зеленые огоньки… черт, как светофоры. А в остальном, он ничем не отличался от Крафта. Разве что, у Адеоса было что-то особенное во взгляде… — Меня зовут Холли Вуд. — Адеос ухмыльнулся. — Зачем вы меня похитили?

— Не слишком ли много вопросов, Холли Вуд? — Он надменно выпятил подбородок.

— Учитывая сложившуюся ситуацию, вопросы — это, меньшее что я могу потребовать от вас. Сложись все по-другому… я бы предпочла всадить в ваши гнилые брюха с десяток свинца.

Адеос рассмеялся.

— Забавно — забавно. — Он сел на трон. — Может, ты чего-нибудь желаешь? Пить или есть?

Она бы не отказалась от чего-нибудь покрепче, нежели вода. А вот есть… это уж вряд ли.

— У вас нет того, что мне нужно.

— Например?

— Например, ключ от ошейника. — Холли оттянула металлический хомут.

Адеос кивнул.

— Это верно. У меня нет ключа, он у Крафта. И он не намерен им делиться. Крафт такой собственник.

Крафт хищно ухмыльнулся.

— Крафт ты свободен.

Тот поклонился и ушел. Адеос пристально оглядывал девушку. Он скользнул взглядом по ее лицу. По эльфийскому носику, полным губам, тонкой колонне шеи, ложбинке между грудями. После, опустил глаза на ее ноги, которые она поджала под себя, и о, боги… он увидел то, что едва прикрывал халат. Холли одернула халат, проклиная короткую тряпку. Хотя, спасибо и за это. Спасибо, что Крафт похитил ее, прежде чем она оказалась бы под душем…

— Если бы я знала, что здесь так холодно, надела бы лыжный костюм.

— Я мог бы дать тебе, что-нибудь теплое. Но, тебе, насколько я понял, не нравиться наш запах.

Это еще слабо сказано — не нравится.

— Честно говоря, — Адеос наклонился вперед. — Я сам от него не в восторге.

Что-то не похоже. Если сравнить его лицо и запах, да это просто идеальная пара.

— Крафт? — снова позвал он. Черт, этот упырь, что под дверью всегда торчит? — У нас есть теплые одеяла?

Крафт бессвязно промычал.

— Господин, нам… не нужны теплые одеяла.

— Я это знаю. Так они есть?

— Нет, господин.

Адеос поджал губы, бросив взгляд на его плащ.

— Тогда, снимай плащ.

— Что? — он был шокирован.

— Снимай плащ. Наша гостья замерзла.

Эээ… Крафт снимал плащ с таким видом, словно сдирал живьем с себя кожу. И прежде чем он бросил плащ на пол, Крафт достал из кармана ключ на веревке и надел на шею.

— Теперь иди.

Дьявол, ну и физиономия у этого Крафта. Холли похолодела от его взгляда. Не приведи Господь повидать такую морду в темном переулке. Таким страшилищем, впору грабителей пугать.

Надевать плащ, она даже и не думала, хотя соблазн был. Но запах, напрочь отбивал все желание. Поэтому, Холли решила соорудить из плаща подстилку. Она потянулась за ним, вытянув руку. Пальцы едва доставали до плаща. Цепь была слишком коротка, так что когда она натянулась, Холли услышала, как заскрипели звенья и сдавил ошейник. Черт! Она отшатнулась, от Адеоса, что возвышался над ней, как многоэтажное здание. Холли не знала — будет ли он наблюдать за ее тщетными попытками, и мысленно надсмехаться, или… ого… Адеос опустился на одно колено. Второе вытянул в сторону, когда оно хрустнуло, он поморщился, тихо выругавшись. Адеос попросил Холли отодвинуться, пока он мастерил из плаща подобие спального мешка. Затем, опять же с тихими проклятиями встал, вернувшись на трон. Он дернул колено, и Холли содрогнулась от хруста.

— Так, ты знала Виктора?

Виктора. Хм, тот самый, что подложил мне свинью…

— Нет.

— Значит, дневник оказался у тебя случайно?

Холли передернула плечами.

— Да.

— Ты читала его?

Она надменно подняла подбородок.

— Я не читаю чужие дневники… и другим не советую.

Намек…тонкий-тонкий. Адеос ухмыльнулся.

— И все же… этот дневник мне нужен.

И почему она не удивлена. Раз Крафт ввалился в ее… тьфу, в квартиру Льюиса и требовал дневник, не сложно догадаться, для кого он так старался его заполучить. Только вот интересно, зачем Адеосу дневник? Там, кроме записей ничего особенного нет? Хм… ну, а раз она здесь… а дневник теперь у Кейна…

— Вы похитили меня, чтобы заполучить дневник Кейна. — Со знанием, произнесла она.

— Умная девочка. — Пророкотал Адеос.

— Зачем он вам?

— Он… он просто мне нужен. — Он провел пальцами по подбородку.

— Если бы дневник представлял ценность…

— … он и представляет ценность. — Оборвал Адеос. — Этому дневнику шестьсот лет. Первая запись датируется тысяча четыреста тринадцатым годом.

— И что вы собираетесь с ним делать? Выложить на eBay?[5] Продать с молотка? А после сделать пластическую операцию, и поставить стул по фэн-шую?

Адеос разразился смехом. Эта девушка забавляла его.

— Кейну наверняка нравятся твои шутки. — Заметил он.

— Кейн не любит шутки. Они для него как… ну, знаете… тыкать в одно и то же место — раздражает. — Она откинула прядь волос со лба. — Вы действительно так уверены, что Кейн отдаст вам дневник?

— Если ты ему не безразлична — а это так… он сделает это. — Адеос улыбнулся. — Если, конечно, ему ничего не помешает.

— Что это значит? — нахмурилась Холли.

— О, — он притворно удивился. — А я разве не сказал? Несколько моих прислужников пошли навестить Кейна и его друга.

Холод пробежал вдоль ее позвоночника. Она сжала пальцы в кулак, мысленно отгораживаясь от страшных раздумий. Кейн, Корс и упыри. Несколько. Сколько их таких, несколько? Он сумасшедший. Черт возьми, это скунс совсем из ума вышел!

— Что ты с ним сделал! Что, мать твою, ты гребаный урод, с ним сделал?! — Сокрушенно закричала Холли. — Это неправильно!

Адеос толкнул ее на пол, навалившись всем весом. Она даже не успела заметить его передвижения. Быстрый ублюдок. Он перехватил ее дерущиеся и царапающиеся руки, и завел над головой. Ноги были зажаты между его бедер, что тоже лишало ее сопротивления. Его зловоние обдало лицо Холли, что ей пришлось задержать дыхание, чтобы подавить приступ тошноты. Но глаза смотрели прямо в его яркие, как фосфор, зеленые огоньки.

— Неправильно? — зарычал Адеос. — По-твоему, то, что я заперт в этой гребаном месте, правильно? То, что я выгляжу, как гниющий паразит, тоже правильно?

Она сглотнула, сжав губы в тонкую линию. Адеос опустился к ее шеи, и втянул носом. Кишки заворчали, поднимаясь вверх. Холли боялась пошевелить языком. Одно легкое движение, и рвотные спазмы вырвутся наружу. Адеос выдохнул, поморщившись. Не стоило так пугать эту девушку. Она достаточно натерпелась. Он поднялся и, прихрамывая, прошел к трону, опустившись на место. Холли села, лихорадочно оправляя халат. Запах не оставлял ее. Казалось, он пропитал ее кожу и волосы насквозь. Да, здесь одним походом в душ не обойдется. Минимум — раз десять. А потом еще и в сауну. И снова душ, с двухлитровыми бутылями шампуня и стольким же количеством геля.

— Ты ведь не думала, что я возьму тебя силой? — выдохнув, спросил он. Холли подняла глаза, уставившись на тонкую дымчатую нить, что зависла в воздухе. С чего бы ему об этом спрашивать? Конечно, первая мысль была именно эта, но вонь… черт, это дерьмо напрочь вышибло ее мозг из костей. — Я… к сожалению… не в силах сделать этого.

— Вы уже это сделали. — Зло буркнула Холли. — Этот гнойник по имени Крафт, не особо-то проявил уважения по отношению ко мне. Из-за него, я потеряла клок волос. А еще он душил меня, угрожал, своими щупальцами.

Адеос согласно кивнул.

— Крафт… немного рассеян и вспыльчив.

Холли нервно рассмеялась.

— Почему на тебе так много запахов?

Так. Не стоит возвращаться к воспоминаниям о…

— … запах Кейна доминирует. Но твои губы пахнут демоном.

Нужно заканчивать этот разговор.

— Кейн не отдаст вам дневник. — Отрезала Холли.

— Ты, что же готова пожертвовать своей жизнью ради него? — По-настоящему удивился Адеос.

— Это того стоит.

Черт.

— Почему ты так уверена в этом?

— Потому что Кейн не такой тупоголовый, как вы. — Сплюнула она.

— Осторожнее, женщина! — Прошипел он. — Мое гостеприимство может лопнуть.

Плевать. Неужели, она готова пойти на смерть ради Кейна? Похоже, что да. А что ей остается? У нее никого нет, так что терять особо нечего. Конечно, она не хотела, чтобы Кейн и Корс пострадали. Ну, они вроде взрослые и довольно большие мальчики, должны справиться. Черт. Она отвернулась от Адеоса, устроившись на боку и подложив под голову руку. «Тарака? Тарака? Ты слышишь меня? Почему ты молчишь? Господи, помоги ему…».

Адеос наблюдал за Холли. Она была такой миниатюрной. Такой хрупкой. Тонкое тело, облаченное в шелковую ткань. Густые волосы, что разметались по полу, отливали в свете свечей, красным. Длинные и стройные ноги, которые она немного согнула.

Черт. Эта девушка либо смелая, либо глупая. И она определенно не боится его. Холли Вуд, так похожа на нее. Она тоже была смелой. Тоже пыталась защитить его. Даже, готова была пожертвовать своей жизнью… и она пожертвовала… пока не превратилась в чудовище… Боже, Адеос был таким засранцем. Он желал ее отпустить, прямо сейчас. Без раздумий… но цель… эта чертова цель, она была так рядом. Вот она, почти у его носа, лежит на полу. Он не мог отказаться от нее. Слишком он уж, хотел заполучить желаемое.

 

 


 

[1] Mea nascitur puella — Моя маленькая девочка (лат.) (Прим. автора)

[2] Postremo. — Прекрасно (лат). (Прим. автора)

[3] Hi filii bitches quid supplicium sine anesthesia. — Эти сукины дети узнают, что такое экзекуция без анестезии. (лат). (Прим. автора)

[4] Спэйс Нидл — символ Сиэтла «Space Needle» башня ("Космическая игла") (Прим. автора)

[5] eBay Inc. — Американская компания предоставляющая услуги в областях интернет-аукционах. (осн. поле действия), интернет-магазинов, мгновенных платежей. (Прим. автора)

  • ЗАДАНИЕ. / vel zet
  • Вновь размолвка / Закон тяготения / Сатин Георгий
  • Сказка о волшебных цветах / Кулешова Татьяна
  • Встречи по пятницам / Миры / Beloshevich Avraam
  • Две души / Птицелов
  • От лица Ягами Лайта / Если это можно назвать стихами... / Fujimiya Nami
  • Мне не надо / Лиара Ольга
  • Спящая / Пара фраз / Bauglir Morgoth
  • Лотерейный билет / Фриз Илья
  • _2 / Чужой мир / Сима Ли
  • Вандерфул лайф / Зеркало мира-2017 - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Sinatra

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль