Глава 16

0.00
 
Глава 16

Самыми восхитительными и таинственными местами Сиэтла, считались леса. Густые дерби, как дикие леса Джунглей, простирались на сотни милей, потрясая своей зеленой завесой. Бурые утесы, окутанные моховым шелком, могучие деревья, с развесистыми пышными лапами и изогнутые, бесконечные реки. Здесь создавалось ощущение варварства, что порождало порывы первозданности. И именно эти ощущения хотел испытать Адеос, когда всматривался сквозь невидимую стену барьера. То, что окружало его здесь — было серым, вымершим участком. Бездушным, неосязаемым и мучительным. То, что за гранью, совершенство красок и запахов. Он поднял лицо к небу, наблюдая за тем, как лес постепенно охватывают сумерки. Луна, рассеивая свои серебряные лапки, мало по малу превращает лес в заснеженную сказку. На небе сгущались глубокие синие разводы, с черными мазками. Совершенство.

— Что вы намерены делать, когда она предстанет здесь? — спросил Крафт, стоя позади Адеоса.

— Удостою ее необходимым гостеприимством. — Ухмыльнулся он. Крафт знал о дневнике, о женщине. Но не знал, какие чувства он испытывал к ней. Он заперт в этой гребаной клетке, и не намерен торчать до конца своих дней. Адеос повернулся к Крафту. Черт, он так завидовал ему. Но не только потому, что тот мог пересекать незримую стену, а тому, каким становился Крафт. На этой мертвой стороне, Крафт походил на ходячий труп, с землистой кожей, впалыми щеками и пустыми глазами. Но стоило перейти эту грань, как его облик преображался. Его лицо насыщалось красками, даже гребаный румянец выступал на его щеках. Но глаза по-прежнему оставались холодными. Адеос частенько задумывался — сможет ли он стать прежним, когда освободиться от этой тюрьмы? Сможет ли он стать таким же привлекательным мужчиной, на которого заглядываются женщины? Даже будучи упырем, тело Адеоса было мощным, поджарым, как чистокровный жеребец. Только его нога, что приводила его в бешенство, искажала фигуру. Он вздохнул. В воздухе зависла дымчатая нить. Чертова нить, была напоминанием о связи с ней. И это его омрачало.

— Чем ты занимаешься, когда уходишь отсюда? — вдруг спросил Адеос.

— Преисполняю вашу цель, господин.

— Да? — притворно удивился он. Целей не так много. Всего одна — жирная и такая навязчивая цель. — Ну, а между этим? Что ты делаешь между работой?

Крафт передернул плечами.

— У меня нет иных дел, кроме того, чтобы преисполнять ваши указы.

Адеос хмыкнул.

— Выйди за барьер.

Крафт повиновался, встав напротив Адеоса. Чертов ублюдок, действительно красавец. И он определенно нравиться женщинам, которые желают от него не только поцелуев.

— Ты видел свое отражение, Крафт?

— Да, господин.

— И что ты об этом думаешь?

Крафт опустил голову. Адеос убрал руки за спину, сцепив пальцы в замок.

— Ты видишь, какой я и какой ты.

— Это не имеет значения. Моя внешность, совершенно не меняет сути. Я по-прежнему ваш преданный слуга.

— Ты встречаешься с женщинами? — неожиданно осведомился Адеос.

Крафт поднял голову. Адеос почувствовал, что он испытал страх. Внезапный, словно порыв горячего ветра, ударивший в лицо.

— У… у меня нет желания, встречаться с низшими существами. — Его голос дрогнул.

Адеос рассмеялся.

— Эти низшие существа приносят мужчинам удовлетворение.

Крафт смущенно отвел глаза.

— Так ты был с женщиной? Отвечай. — Потребовал он.

— Да. — Тихо произнес Крафт. Адеос кивнул.

— Ты испытал удовольствие?

— Да.

Да он чертов извращенец, раз желает слышать о похождениях Крафта. С другой стороны… ему было интересно… появиться ли у него желание, как прежний облик, когда наступит освобождение. Потому что, сколько бы он не вспоминал о женщине. Сколько бы ни волновали его эти мысли, возбуждение застревало, как заноза, лишь в мыслях. Он не ощущал эрекции. Он хотел проверить…

— А она?

— Она была… — Крафт нервно провел рукой по щеке. — Шокирована.

Адеос был удивлен его ответом.

— Где ты с ней познакомился?

Крафт выдохнул.

— В баре. Она подсела ко мне.

— Проститутка?

— Я… я не знаю…

— Если женщина берет деньги за секс, это проститутка.

— Она не взяла денег.

Адеос кивнул. Хм, Крафт, Крафт. Похоже, ты у нас оказался настолько половым гигантом, что шлюха отказалась от гонорара. Что же… это интригует.

— Она сказала свое имя?

— Кажется, Рейчел.

Одно из сотен шлюхских имен. Сегодня она Рейчел. Завтра Мэри. Послезавтра Кэтрин. А через неделю Люсия Де Мондравуф.

— И что произошло потом?

— Господин… — отшатнулся Крафт.

— Я хочу знать… подробности.

— Но, зачем вам…

— … а что мне остается делать здесь, как не рыться в грязном белье свое подопечного?

— Она… она позвала меня в подсобку. Заперла дверь. Потом подошла ко мне, сказав, что я очень привлекательный, и она хочет меня попробовать...

Адеос размеренно шагал из стороны в сторону, внимательно вслушиваясь в рассказ Крафта.

— … расстегнула молнию на штанах, опустилась на колени… — Крафт осекся. Его лицо было красным, как помидор. — Она сказала, что никогда не видела такого большого…и…

— … дальше. — Потребовал он, на мгновение, встретившись с глазами Крафта.

— … взяла… его в… рот. — Он шумно выдохнул. Адеос остановился, словно заметив что-то интересное перед собой. После продолжил хождение.

— Тебе понравилось?

— Да. — Охрипшим голосом, произнес Крафт.

— Как она это делала?

Крафт замялся, кусая губы.

— Она… обхватила его губами, глубоко втягивая в себя… причмокивая и облизывая языком…

— Она довела тебя быстро до разрядки?

— Да.

Дьявол, и на что, по-вашему, похож этот допрос? На интимный опросник по первоклассному минету и необузданному сексу? Адеос передернул плечами. Черт, он хотел пережить это на своей шкуре, со своей женщиной!

— Дальше.

— … ну, когда она закончила, мой… вообщем, он был еще готов…

— … и ты взял ее. — Произнес Адеос. — Грубо и бесцеремонно. Много раз, пока она не начала умолять тебя остановиться.

Крафт кивнул. Адеос, наконец, остановился, напротив массивного ствола дерева, вглядываясь в шероховатости и рисунок коры.

— А теперь расстегни ширинку и покажи мне его.

Крафт в ужасе уставился на своего господина. Это было как удар по лицу, или как ушат ледяной воды за шиворот. Какого хрена он требует от него этого? Адеос не мог же обезуметь, чтобы… испытывать влечение к мужчинам…

— Господин…

— … это приказ. — Адеос шагнул в сторону Крафта. Крафт сглотнул. Черт, он должен исполнить приказ, и успокоить дрожащие пальцы, которые пытаются уцепиться за бегунок молнии. Когда из штанов выпрыгнула вздыбившаяся плоть, Адеос шумно выдохнул. Он заметил, как на широкой головке проступили несколько прозрачных капелек. Похоже, рассказ Крафта подействовал на него самого. Он был необыкновенно возбужден. Потрясающая картинка предстала перед глазами Адеоса. Действительно, его ствол был огромен. И как же Рейчел удалось приютить у себя такое толстое совершенство? — Посмотри на него.

Крафт опустил глаза.

— А теперь, подойди ко мне.

О, Дьявол. Он же не собирается прикасаться к нему…черт, он готов выполнить любой его приказ — убивать, истязать. Но только не это…он не может даже представить эту картину.

— Подойди ко мне. — Повторил Адеос. Крафт сделал два шага навстречу ему, не зная, чего ожидать. — Посмотри. — Он кивнул на его плоть. Она скукожилась, как иссушенный червяк. — А теперь запомни, что ты ощущал там и что ощущаешь сейчас, и пойми, чего хочу я. — С этими словами, Адеос развернулся и скрылся в туннеле. Если бы Крафт мог моргать, он бы непременно это сделал. Он снова походил на тленного упыря, с прокаженным телом.

Адеос хотел свободы. Хотел испытывать удовольствие от женщин. Хотел получать разрядку. Но пока он здесь — табу, словно поганое клеймо, сдерживающее черт знает сколько времени, будет держать его на коротком поводке. На поводке. Ее он тоже однажды пытался удержать на поводке… но не получилось… она ушла… и теперь, остается ждать, когда в его руках окажется дневник, а после она…

Черт, он вовсе не испытывал удовольствия от того, что заставил Крафта обнажить свое достоинство. Но в тоже время его это восхитило. В его сердце вспыхнула надежда, он сможет обрести свое тело в полной его мере и сможет полностью функционировать.

— Господин? — шепот Крафта разбежался по каменным стенам. Он посмотрел на него, мысленно усмехнувшись.

— Знаешь, Крафт. Теперь, когда ты выглядишь тем, кем являешься… меня это успокаивает. — Да, но я по-прежнему ощущаю одиночество, глядя на него. Это очередное доказательство того, что реальность еще продолжается. Он по-прежнему в этом чертовом месте.

— Скоро полночь, господин. Есть ли у вас какие-нибудь поручения, прежде чем мы навестим Кейна?

Адеос ухмыльнулся. Особые поручения? Например, достать свою гребаную штуковину из штанов и поиметь Кейна? Ха-ха! Фу, до чего же он омерзителен.

— Девчонка должна быть целой. Что касается Кейна… можешь приложить его пару раз. Вряд ли у него будет желание покорно принять приглашение на огонек. Остальных можете убить. — Он махнул рукой.

— Да, господин. — Крафт поклонился. Выпрямился, задержав на нем взгляд.

— Что? Ждешь комплимента своим примочкам?

Крафт ушел. Скоро. Совсем скоро она будет со мной. Боже, что будет с ней, когда она увидит его в таком виде? Отвращение. Адеос будет не удивлен, если она рассмеется ему в лицо… и, наверное, это будет правильно.

Он остался один. Снова одиночество. Пустота. Хм, ни телека, ни музыки. Ничего из того, что помогло бы скоротать оставшиеся полтора часа до полуночи. Забавно, но он переживал, когда здесь покажется Кейн. Какая у него будет реакция? Он ни разу не видел его, но слышал многое. Но самое главное, он слышал, как выглядит Кейн. И это пугало. Столько совпадений… Адеос чувствовал, что Кейн не проста враг… он нечто большее для него… нечто важное…

Адеос поднялся, стянул с себя свободную мантию и уставился на свое тело. Тело прокаженного, кожа рыхлая, как вскопанная земля, с бороздками, цвета, колеблющегося от грязно-коричневого до темно-серого. Дьявол, возможно, ему нужен просто душ. Иногда, Адеос надеялся, что стоит встать под струю горячей воды, взять жесткую мочалку, вылив целый флакон геля, как эта засохшая корка грязи, смоется и под ней окажется гладкая, смуглая кожа. Черт, его тело мощное, как тело атлета, даже под этой дерьмовой оболочкой. А вот нога. Она походит на костыль. Широкое бедро, а от колена и до щиколотки, не толще запястья девушки. Гребаная нога. Что касается его достоинство… хм, Адеос скривился. По форме, как сморщенный баклажан последней стадии.

Адеос закрыл глаза, припоминая совершенную плоть Крафта. Длинный, толстый, с широкой, розовой головкой ствол, и карамельного цвета, крайнюю плоть. Надежда. Надежда. Он сможет иметь то, что имеет Крафт. Он вернется к исходному.

Адеос надел мантию, сев на место. Колено скрипнуло, отозвавшись тупой болью, отчего его передернуло.

Ждать. Остается ждать, когда все закончиться.

 

 

— Какого хрена ты тут делаешь? — спросил Корс, встав у Эрла за спиной. Мужчина улыбнулся, обнажив клыки. Он, явно, ожидал вопроса, но не ответил, продолжая смотреть на Холли, что вцепилась в Кейна, будто он был спасательным столбом. Черт, эти мужчины, походили на трех массивных скал, по сравнению с Холли и Славой, что напоминали хрупкие карликовые березки.

— Оху…— выругалась Слава, уставившись в широкую спину мужчины. Корс завел девушку себе за спину.

— Девочки… почему бы вам не сходить припудрить носики?

— Что это за громила, я хочу от него сына… — протянула Слава, и когда Корс подтолкнул ее к Кейну, Холли схватила ее за руку и потащила за собой, быстро ретировавшись с места.

Никто из мужчин не вздохнул с облегчением. Наоборот, они с напряжением следили за Эрлом, встав в боевую стойку, готовые атаковать или блокировать его нападение.

Эрл проводил взглядом девушек и ухмыльнулся. После перевел взгляд на Кейна, оценивая его с ног до головы.

— Я задал тебе вопрос. — Прогремел Корс, медленно, спиной шагнув к Кейну. Черт, этот говнюк выглядел потрясающе, не смотря на бледное лицо. Припоминая его хреновый видок последний раз, Корс думал, что Эрл уже одной ногой в могиле. Но сейчас… в нем бурлила жизнь… и это было очень странно.

Эрл расстегнул пуговицы на пиджаке, и плавно опустившись на диванчик, закинул ногу на ногу.

— Усмири свою шавку. — Наконец, произнес он, не отводя взгляда от Кейна. Эти чертовы очки, раздражали Кейна. Он с удовольствием бы заехал ему в морду, чтобы стереть эту гребаную физиономию, в придачу с гламурными очками. — А то он меня нервирует.

Кейн угрожающе зарычал. Корс положил свою тяжелую ладонь ему на плечо.

— Спокойно.

— Хм… интересненько… — Эрл вдохнул запах. — А ты у нас… оказывается кровососущее существо… но воняешь псиной… хм. — Он изогнул бровь. — Интересно, с кем трахнулась твоя мать, чтобы получился ты?

Кейн обнажил клыки, сделав шаг вперед. Корс перехватил его, вцепившись в плечо.

— Кейн, он этого не стоит. Он всегда был мудаком, который не умел держать язык за зубами.

— Кейн. Милая кличка для псины. — Хохотнул Эрл.

— Захлопни рот! — Рявкнул Корс. Он повернулся к Кейну, пытаясь поймать его глаза. Но тот упорно испепелял Эрла тяжелым взглядом. — Кейн. Лучше посмотри, как там девчонки. Хорошо. Я все улажу.

— Если этот мудила еще раз откроет свой рот, я вырву его глотку. — Прорычал Кейн.

— Извини, красавчик. У меня уже назначено свидание. — Небрежно ответил Эрл.

Кейн смерил его угрюмым взглядом и резко развернувшись, ушел. Корс выдохнул, после повернулся и сел напротив Эрла.

— Какого хрена ты творишь, Эрл. — Процедил он.

— Невинные шалости еще никого не убивали. — Эрл пожал плечами.

— Я думал, ты умер. — Тихо проговорил Корс.

— Думал или надеялся на это?

Эрл оглядел стол. Два широких стакана для виски, и два высоких бокала для пива. Один из них был на половину полон. Ко второму даже не притронулись. Высокий бокал, в форме тюльпана с коктейлем цвета аквамарина.

— Что с тобой произошло?

— Неверная постановка твоего вопроса. Вернее было бы спросить, не то, что со мной произошло. А то, что я приобрел. — Он достал сигару, в пестрящей упаковке «La Flor del Cano»[1]и карманную гильотинку.[2] Откусил кончик, зажал сигару между зубов. После достал спички и подкурил. В воздухе завис глубокий и густой запах табака. Черт, гребаный мажор. Интеллигенция в трусах застряла, а в итоге видят все. — Как видишь, я приобрел многое. А вот ты, Кустос, что ты приобрел?

— Это имя в прошлом.

— Да-да. — Улыбнулся Эрл. — Как и все мы.

— Сними очки. — Потребовал Корс.

Улыбка сменилась холодной ухмылкой.

— Мы с тобой не том дерьмовом баре, в который ты так любил таскаться. Так что веди себя, как подобает, и не заставляй меня нервничать. — Прошипел он.

— Я хочу видеть твои глаза. Сними свои гребаные очки! — Корс сжал кулаки.

— И что ты хочешь увидеть в них? Печаль? Или радость воссоединения старых друзей? — ядовито заметил Эрл. — Хрен тебе.

— Да, пошел ты! Я хочу знать, что с тобой случилось, и кто это сделал! — рявкнул Корс.

— Тебе всегда было плевать на других. Откуда такая тяга к сочувствию? — Эрл глубоко затянулся, выпустив клубок дыма.

Этот ублюдок испытывает мое терпение. И да поможет мне Бог, еще одно его слово, и слова Кейна воплотятся в жизнь!

— Я слышал о ваших похождениях.

— Я больше не с ней.

Эрл притворно удивился, стряхнув пепел на зеркальный пол.

— И что же тебя больше всего расстраивает? То, что она предпочла этого пса, тебе?

— Следи за языком. — Процедил Корс.

— О, — протянул Эрл. — Кажется, ты обрел любовничка. Что же… а знаешь, где я нашел своего горячо любимого кузена и твоего друга? На пустоши. Среди мусора и обломков, после снесения дома.

Корс напрягся, с силой впиваясь удлинившимися когтями в ладони. Он поднялся, обнажив клыки.

— Его вшивую могилку, среди городского дерьма.

Корс сделал шаг вперед, как Эрл материализовался перед ним, плотно прижавшись телом.

— Теперь, я уже не такой слабый, каким был тогда. — Холодно произнес он.

Корс был чертовски, на взводе. Ему было необходимо выбить из этого ублюдка дерьмо, иначе… черт, иначе он сорвется на ком-нибудь другом. Этот говнюк посмел надсмехаться над Вогом. Над его лучшим и самым близким другом… бл… над своим кузеном! Сукин сын! Ему нужно ударить его… ударить его…

— Я убью тебя. — Так же холодно ответил он.

Эрл резко перевел взгляд за плечо Корса, заметив Кейна и девушек.

— А может, тебе стоит почесать своего спаниеля за ушком и пойти баеньки?

— А может тебе пойти на хер! — Огрызнулся Корс.

Эрл заржал, бросив сигару на пол, и раздавив ее ботинком.

— С удовольствием… — и он исчез.

Корс огляделся по сторонам. Кроме обдолбанной толпы и полуголых девиц, он не заметил Эрла. Этот ублюдок дематериализовался, оставив после себя лишь тонкий запах сигар и чувство ярости.

— Где он? — спросил Кейн, накидывая куртку.

— Свалил.

— Пора бы и нам сваливать.

— Кейн, что происходит? — спросила Холли, когда они покинули клуб. Пока они быстро направлялись к машине Славы, мужчины внимательно осматривались по сторонам, пристально изучая каждый звук или шорох.

— Небольшие проблемы.

— Черт. — Выдохнула она.

Корс сел за руль, так как Слава была не в состоянии вести машину. Кейн рядом с водителем, девушки на заднем сидении.

— Ключи! — рявкнул Корс.

— Подожди. — Слава, как показалось всем, слишком медленно исследовала свою необъятную сумку. — Черт, да где же они.

За спиной раздался легкий толчок. Что-то опустилось на багажник. Холли обернулась и вскрикнула. Эрл. От его хищной усмешки, у нее пробежал холодок по спине.

— Щеночки, фас. — Весело отозвался Эрл и, схватил Славу за шею, выхватил из машины, так что она вылетела из туфель. Холли выкинула руку вперед, чтобы ухватиться за нее, но в руке ощущался лишь воздух.

— Господи, Слава. — Выдохнула она.

— Твою мать! — зарычал Корс, выскакивая из машины. Он побежал со всех ног, преследуя Эрла по запаху.

— Дерьмо! — Кейн выпрыгнул из машины. Он порывался последовать за Корсом, но девушку нельзя было оставлять. Это могла быть ловушка. Черт.

— Кейн, пожалуйста, там Слава. — Холли трясло от страха. Ее подругу могут убить. Хуже того, ее могут превратить в чудовище. — Помоги ей. — Она посмотрела на него, влажными от слез, глазами. Казалось, они двигаются, как воды, райского побережья.

— Я не могу тебя оставить. Это опасно.

Холли вышла из машины и подошла к Кейну, обхватив себя за плечи.

— Со мной ничего не случиться. Во мне ведьма. Я думаю… она… не даст меня в обиду. Прошу, пожалуйста.

— Черт… нет. — Он тряхнул головой.

— А как же Корс? Он там один. Он не справиться. Однажды, Корс чуть не умер.

Кейн потер лицо с такой силой, что оно раскраснелось.

— Черт, — он обхватил ее лицо руками. — Я понимаю… но…

— … тогда возьми меня с собой.

— Что? Нет! — Его рубиновые глаза вспыхнули. Она сошла с ума, раз просит об этом. Как я могу подвергать ее опасности. — Мы останемся здесь и подождем.

— Дьявол! — сокрушенно выкрикнула Холли, оттолкнув Кейна. — Ты бесчувственный кусок дерьма! Там Корс! Там Слава! Им нужна твоя помощь! Наша помощь! — Ее глаза замерцали, так, словно луна коснулась глади воды.

Кейн свел брови.

— Я не могу тобой рисковать.

— Там моя подруга. И я сделаю все, чтобы она осталась жива. Даже пожертвую ради нее собой.

Брови Кейна поползли вверх. Черт, отважная девочка, жаль, что глупая. Она совершенно не понимает, что вампиры опасные противники. Но, блин. Кейн тоже не плюшевый мишка.

— Держись за мной. — Сухо произнес он, и, схватив Холли в охапку, материализовался.

Далеко бежать Корсу не пришлось. Эрл ждал его на дороге, у заброшенных домов. Место глухое и мрачное — подстать настроению Корса. Длинные пальцы Эрла, мягко сжимали горло Славы, удерживая над землей. Но даже от его легкого прикосновения, она задыхалась, пытаясь сопротивляться.

Корс широко расставил ноги, вытянув руки перед собой. Все его тело было напряжено, как одна мышца скованная судорогой.

— Отпусти ее, Эрл. — Он говорил медленно, стараясь подавить ярость, что сжигала его изнутри. — Слышишь?

— А, что? Есть проблема? Это всего лишь человек. Живой… ну, пока что живой, кусок мяса. — Эрл шумно втянул носом воздух и оскалился. — Твой бультерьер и его сучка на подходе. — Протянул он.

— Ты ведь не такой, Эрл. Совсем не такой.

— Только не надо строить из себя мозготраха. Я эти дерьмовые штучки терпеть ненавижу. — Он хохотнул. После прищурился, переведя взгляд на Кейна и Холли, что возникли за спиной Корса.

— Ты до сих пор трахаешь ее? — спросил он, пристально изучая Холли.

— Я же сказал, что мы не вместе.

— Раз вы не вместе, какого хрена она тут делает? Или тебе доставляет удовольствие глазеть на женщину, что как две капли воды похожа на ведьму?

Холли вздрогнула, бросив взгляд на сосредоточенный профиль Корса.

— Отпусти ее. — Процедил Корс.

— Конечно. Я отпущу ее. — Протянул он, с жесткой ухмылкой. — Если ты ответишь на мой вопрос, Кустос.

— Мое имя Корс.

— Ну, да… — Эрл склонил голову на бок. — А может… предатель? Или… убийца?

— Задавай свой хренов вопрос! — рявкнул Корс, теряя выдержку.

Рука Эрла, что сдавливала шею Славы, переместилась на ее подбородок и сдавила его. Кейн и Корс напряглись, готовые ринутся в атаку. Он ухмыльнулся, ощущая страх, что исходил от женщины, в его руках, отчаяние от Холли и ярость от мужчин. Как же сладки эти ароматы. Неплохой коктейль.

— Признайся мне… только честно… — он опустил губы к уху Славы и прикусил мочку клыками. Острая вспышка боли, заставила ее сдавленно вскрикнуть. — Что ты испытывал… когда…убивал своего лучшего друга?

Корс глухо зарычал, обнажив клыки.

— Ответь мне, Корс. — Мрачно произнес Эрл. — Что ты испытывал, когда убивал моего кузена?

— … боль…

Эрл притворно выдохнул.

— Что же… тогда… это уже не будет сюрпризом. — Бесстрастным тоном отозвался он, и одним молниеносным движением свернул Славе шею. Обмякшее тело девушки рухнуло на землю.

Корс зарычал, ринувшись на Эрла, но ухватил лишь пустоту. Кейн, прижимая к себе Холли, что впала в дезориентацию, лихорадочно озирался по сторонам. Перед ее глазами стояла картинка, как вампир хладнокровно сворачивает ее подруге шею, ухмыляясь. Ошарашенная, она тупо смотрела на безжизненный труп Славы, а в ушах отзывался хруст ее ломающихся позвонков. Внезапно, словно удар по голове, она пришла в чувство и оттолкнула Кейна с такой силой, что тот покачнулся. Она рванула к Славе, уволившись на колени.

— Нет! Стой! — Кейн побежал за ней. Черт, этот упырь может быть где угодно. Он может схватить ее. Может, причинить ей боль. — Надо уходить!

— Я должна спасти ее! — закричала Холли.

— Не…

— … проваливай! — Она резко подняла на него глаза. Холодное мерцание, отразилось в ее глазах. Ведьма. — Ты нужен Корсу.

— Чтоб тебя…

Корс затормозил, принюхиваясь и прислушиваясь к звукам.

Слева, ряд неоновых клубов, с гремящими децибелами музыки. Бесконечные потоки бессвязного трепа жителей Сиэтла, и рев автомобилей. Справа хаос, визг сирен полицейских машин, беспорядочный топот ботинок, выстрелы, лязг наручников, плотно стягивающиеся на запястьях. Он глубоко втянул носом, отсеивая лишние запахи, концентрируясь на запахе Эрла. Он повсюду, словно пронесшийся ураган или ловко запутанные следы.

— Ты гребаный трус! — зарычал он. — Кишка тонка, чтобы драться?!

Эрл возник у Корса за спиной, сжав шею в удушающем захвате.

— Снова хочешь испытать боль? — прошипел Эрл, с силой нажимая на горло. Корс напрягся, вцепившись в его руку. — Он был моим братом и твоим другом. А ты так просто позволил себе убить его?

— Я освободил его от проклятия. — Прорычал Корс.

— Тогда я сделаю тоже самое и с тобой.

Эрл, похоже, вздумал и Корсу свернуть шею, но тот резко отвернул его руку от себя, развернув и выламывая сустав. Эрл вывернулся из хватки, влепив мощный кулак в лицо Корса. Корс отлетел на добрых пять футов. Мотнув головой, как животное, он резко поднялся.

— А ты все такой же гребаный червяк. Хочешь узнать, что я делаю с червяками? Давлю их ботинками. И звук их смерти, приносит мне удовлетворение. — Корс раскрыл объятия, не отводя взгляда от Эрла. — А с кровососущими червяками у меня особые предпочтения.

Эрл оскалился.

Скорость, с которой двигались мужчины, была сродни вылетевшей пули из девятимиллиметрового оружия, а столкновение — бронепоезду. С оглушительным ударом, их тела хлопнулись друг об друга, и завертелись в кровавом танце. Брызги крови, разлетались в стороны. Острые, как бритва клыки, вонзались в плоть, вырывая куски. Когти, мелькающие в воздухе, как вспышки взрывающихся звезд, беспорядочно двигались, нанося глубокие раны до костей. Звериный рык оглушил пустынную улицу, словно острие ножа, когда Эрл вонзил клыки Корсу в бок. На мгновение Корс потерял рассудок, и его инстинкты, которые дремали, вырвались наружу. Он ухватил Эрла за косу, намотав ее на кулак, и отбросил в сторону, как улей. Вскочил на ноги, ускорившись. Ярость. Ему нужно еще больше ярости, чтобы прикончить этого ублюдка. Он должен ответить за свои слова. Должен ощутить боль. Боль…БОЛЬ! Грудь Корса глубоко вздымалась, выпуская хриплое дыхание, когда он остановился напротив Эрла. Сколько бы он не выбивал из этого говнюка дерьма, на его поганой роже были очки, и это его еще больше бесило.

— Сними свои дерьмовые очки, ублюдок. — Прорычал Корс.

— Какого хрена тебе надо от моих очков? — Оскалился Эрл. — Ты еще за те не расплатился.

Снова рык, разрывающий барабанные перепонки. Корс ничего не слышал, кроме грохочущего сердца, что билось в его груди. Он с хрустом сжал кулаки, ощущая непривычную силу в своем теле. Корс выгнулся в дугу, раскинув руки в стороны. Его и без того мощное тело, увеличивалось прямо на глазах. Одежда трещала по швами. Мускулы бугрились, вены вздувались так, словно по ним пускали воздух. Клыки удлинились, настолько, что его рот едва закрывался. Глаза потемнели.

С ним что-то происходит. Что за дерьмо? Эрл напряженно пригнулся.

— Какого хрена ты делаешь?

Холодный блеск отразился в черноте глаз.

— Твой кузен желает попрощаться с тобой. — Корс занес руку, с бурыми когтями.

— Стой! — властно потребовал женский голос. Корс обернулся.

Тарака быстро приближалась к ним. Ее каштановые волосы, развевались шлейфом, не смотря на безветренную погоду. Глаза, как два ярких маяка, горели.

— Вампир. — С отвращением произнесла она, встав спиной к Корсу. Она ощущала жар, что исходил от тела Корса. Слышала его тяжелое, хриплое дыхание. Ощущала его силу и… боль, смешанную с яростью. Внутренний демон желал выплеснуть эмоции… он едва справлялся с собой. — Эрл — вампир. Как мило. — Тарака уперла руки на бедра, оглядывая Эрла снизу вверх. — И как же так вышло, что ты превратился в кровососущее существо? Мне казалось, я отправила тебя в путешествие с костлявой старушкой.

Эрл скривился, выпрямившись.

— Я не желаю говорить с тобой, дрянь.

— Ммм… грубовато для такого привлекательного вампира, как ты. Хотя… ты всегда был любителем посквернословить. Так… как ты стал вампиром, Эрл?

— Ты же ведьма, поколдуй и узнаешь. — Ухмыльнулся он. — А где ваша преданная собачонка?

Тарака наотмашь ударила Эрла по лицу.

— Следи за языком, пиявка. Корс с трудом сдерживается, чтобы не вырвать тебе глотку. — В доказательство, Корс зарычал. — Тише. Тише, мой демон. Он никуда не денется от нас. — Она обернулась к Корсу, одарив его обольстительной улыбкой. — Ты ведь понимаешь, что это дело только между нами. Кейн малость застрял во времени, когда ты немного преобразился. — Тарака положила ладонь ему на грудь и повела вверх к шее. Ее пальцы скользнули по подбородку, к губам. Прошлись вдоль клыков. Корс блаженно заурчал. — Ты все еще хочешь меня, демон. — Прошептала она, тесно прижавшись к его широкой и твердой, как камень груди, ощущая внушительную эрекцию, что упиралась ей в живот. Корс шумно фыркнул. — Я тоже этого хочу…

— … я не собираюсь смотреть на то, как вы трахаетесь. — Встрял Эрл. — Так что, adieu.[3] — Он распался на молекулы, чтобы переместиться, как они вновь образовали его силуэт. Что за херня? Эрл снова попытался, и снова осечка. Какая-то дрянь не дает ему материализоваться. Он огляделся по сторонам — в поле зрения только здоровенный, как мамонт Корс и ведьма, тискающая его за бока, как любимую зверюшку. Эрл выкинул руки в стороны, ощупывая воздух. Барьер? Твою же мать! Его загнали в ловушку, как кролика. Он чертов вампир — не может атаковать, не может исчезнуть. Дерьмо.

— Не смотря на то, что ты полукровка, ты обрел облик демона. Ты так прекрасен. Жаль, что у тебя нет рогов. А то… — Тарака встала на цыпочки и прошептала Корсу на ухо. — Я бы облизала их. — Корс одобрительно зарычал.

— Кончайте свои нежности, а то меня стошнит. Выпусти меня ведьма! — потребовал он. — Или давайте продолжать битву.

— Кто обратил тебя, вампир? — спросила Тарака, поглаживая Корса за ухом.

— Черт, — выдохнул Эрл. — Откуда мне знать. Я был в клубе, познакомился там с парнями от Гуччи. Выпили. Один из них, Аматор,[4] предложил зависнуть в его особняке. Ну, я и подумал, почему бы нет. От первоклассного пойла еще никто не отказывался.

— Аматор? — Она рассмеялась. — Ну, я особо не удивлена, что это сделал он. Только странно, что он не выпил тебя досуха.

— Аматор сказал, что я привлекателен. И во мне есть огромный потенциал. — С гордостью, произнес он.

— Хвала небесам! — Тарака посмотрела на Эрла через плечо. — Вампиры такие льстецы. Хочешь сказать — это было случайностью?

— Да. Так что убери свой гребаный барьер и выпусти меня.

Тарака повернулась к нему, прищурив глаза.

— Конечно. Я отпущу тебя. Если ты честно ответишь на мой вопрос.

Эрл оскалился.

— Это можно расценить, как согласие? — Она вздернула подбородок. — Что ты испытал, когда услышал ответ Корса?

Эрл нахмурился так, что его брови исчезли под очками. Он никогда не забудет его слов. Я сделал это! Я убил Вога! Вог просил меня сделать это. Он рыдал и умолял, чтобы я прикончил его. Эрл сглотнул. Слова, как лезвие ножа врезались в голову, доходя до рукоятки. Если бы он чувствовал, как трещит его сердце, то оно непременно заныло, содрогнулось от боли. Ничего. Пустота. Он ничего не чувствует сейчас. Но тогда, его грудь разрывало от невыносимого осознания — Вог мертв. Корс убил его. Сомнение. Он хотел, заставить себя сомневаться. Хотел, чтобы слова оказались ложью. Ведь это только слова.

Эрл снял очки, и поднял глаза на Корса. Его зрачки были яркого, невероятно синего цвета. Всего на мгновение, Корс увидел, среди холодного взгляда, прощание. Он вздрогнул. Еще один взгляд, который он никогда не забудет. Прекрасные фиалковые глаза Вога, в которых зависло отчаяние. И Эрла — прощание. Он прощается с ним, потому что знает, что умрет. Дерьмо.

— … боль… — прошептал Эрл.

Тарака отошла от Корса и повернулась, чтобы уйти.

— Я не смогла исцелить Славу. — Бросила она, и эти слова были спусковым курком. Она слышала, как за спиной раздался хрип, треск костей и разрываемой плоти. Демон исполнил свое предназначение. Корс появился перед ней. Кровь, сбегающая из уголков рта, капающая с клыков. Его руки и футболка также были в крови. Он что-то держал в кулаке, и отнюдь не бархатную коробочку с кольцом. — Ты, ведь, не испытал должного облегчения? — спросила она и потянулась к его груди. Корс резко перехватил ее за запястье, развернул к себе спиной, плотно прижимая к своей груди. Его тяжелое дыхание, походило на рык, доносящееся до ее ушей. Массивные плечи поднимались и опускались.

— Я… сделал… это… ради тебя… — Его голос был низкий и глубокий. Рокочущий. — … Холли…

Тарака безразлично смотрела на картинку, возникшую ее глазам. Вырванные конечности, распотрошенное брюхо, с вывернутыми наизнанку кишками. И все это валялось на земле, всего в нескольких футах от них.

А потом появилась его рука. Та самая, что была сжата в кулак. Он раскрыл пальцы. На ладони, было нечто похожее на смольный и жирный кусок плоти. Сердце. Сердце Эрла. Черное сосредоточие зла.

Затем Корс сжал сердце с силой. Густая смольная жижа брызнула в стороны, и струйки потекли по его рукам.

— Ты поступил правильно, Корс. Ты освободил своего друга от проклятия.

Она развернулась к нему, склонив голову набок. Он снова сделал это. Убил. Лишил жизни своего друга, только потому, что Эрл просил… мысленно… он прощался с ним… прощался с Вогом, внутри Корса. Гребаная судьба. Он так любил их. Любил Вога. Любил этого ублюдка — Эрла, за его несносный характер и треп. Любил Линча. Черт. Надежда, что Линч в порядке, может сохранить его надтреснутый рассудок.

Корс шумно выдохнул.

— Поцелуй… меня… Тарака…

Тарака была удивлена. Он просит поцеловать его? Уже дважды. Забавно, что может творить с людьми боль.

Она встала на цыпочки, обхватила его лицо ладонями и коснулась губами. Корс простонал. Его рука легла девушки на затылок, вторая на талию, плотнее прижимая к себе.

— … я хочу… тебя…

 


 

[1] La Flor del Cano — Название бренда «Цветок Кано» Производятся с 1884 года. Сигары пользуются популярностью среди знатоков за приятный, не крепкий вкус и отменное качество. (Прим. автора)

[2] Гильотинка — аксессуар для обрезания сигар. (Прим. автора)

[3] Adieu — Прощай (фр.) (Прим. автора)

[4] Аматор — Amator (лат.) — Любовник. (Прим. автора)

  • Угадайка / Необычная профессия - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • *** / Стихи / Капустина Юлия
  • 1. 27. Rainer Rilke, ТЫ так велик / ЧАСОСЛОВ, Р.М. Рильке / Валентин Надеждин
  • Как Медвежонок зиму ждал / Мостовая Юлия
  • "С неба звёзд не беру — для чего и зачем?.." / Искра вечности / Воронова Влада
  • Мама играет / Мазикина Лилит
  • 7 / Одиночество / Коробкин Максим
  • Ангелочек и рождественская звезда / Пером и кистью / Валевский Анатолий
  • Попаданка. Кратенько / Кароль Елена
  • Крылья. / Сборник стихов. / Ivin Marcuss
  • Damey Haruspex Sam / Музыкальный флэшмоб - ЗАВЕРШЁННЫЙ ФЛЕШМОБ. / Daniel Loks

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль