Глава 13

0.00
 
Глава 13

Дорога. Дорога. Чертова дорога. Бесконечная, утомительная дорога. Плевать. Я не хочу останавливаться. Нестись. Нестись на полной скорости, чтобы городской пейзаж смывался в одно пятно. Гребаное зрение! Даже если я смотрю вперед, мои глаза улавливают все мелочи. Трещинки на фасадах домов, мелкие затяжки на занавесках. Жучков, что копошатся на стволах деревьев, или пожухлые листья, которые с треском отрываются и падают на землю. Я чувствую это прежде, чем это случиться. Скорость. Нужно больше скорости.

Корс ушел влево, ловко лавируя между машинами на полной скорости.

Даже гребаный светофор и тот, против меня! Оставался какой-то фут, и на тебе, загорелся зеленый! Дерьмо! Что со мной? Внезапная ярость? Ненависть, что передалась ко мне воздушно-капельным, или слюно-кровавым путем? О, боже. Надо напиться. Забыться. Нет. Не поможет. Не поможет. Я убил Вога! — мысленно закричал он, словно очнувшись от дурмана. Паника налетела на него, со всех сторон. Огни, что струились из окон домов, как осуждающие лица, провожающие его по пути. — Я убил собственного друга! Своими руками, лишил его глаз! Срань Господня. Как же мне теперь жить с этим? Теперь, каждый раз как на моем пути будет попадаться демон, я буду видеть Вога. Каждый раз, как мой клинок будет опускаться на глазные яблоки, я буду видеть глаза Вога. Эти прекрасные, фиалковые глаза, в которых застыла боль и отчаяние. Твою же мать, убейте меня!

Корс остановился, но мотор не заглушал. Он несколько минут смотрел перед собой. Какого дьявола он сюда приехал? Ворошить прошлое? Будет только больнее. Он повернул голову к ряду байков. На неоновую вывеску «Metal Snake». Смерть Вога — это мой персональный ад. Его мертвое тело будет для меня пыткой. Он заглушил мотор и поставил байк на подножку. Вошел в бар, заняв столик, за которым они обычно сидели. Смахнул со стола посуду, что осталась после предыдущих клиентов.

Этот дерьмовый бар, стал только дерьмовей. Кинг, хозяин бара, тот, что постоянно торчит за барной стойкой, не особо-то стремился хоть как-то улучшить свое заведение. Надтреснутые столы, что каждые двенадцать часов, переживали мировые войны, были склеены горячей смолой, а хлипкие стулья, которые тоже претерпели немало голов, скрипели под весом.

— Привет, красавчик. Что будешь пить?

Отлично. Ну, хоть что-то… Кинг заимел официанток, облаченных в кожаные штаны и короткие топы. Лица девушек в боевой раскраске, явно привлекали клиентов.

— Бутылку виски и стакан.

— Окей.

Корс схватил девушку за запястье и поднял глаза. Она была бы более привлекательна, без лишнего грима на лице. Похоже, ей было не впервой ощущать хватки, потому как ее реакцией была улыбка. Девушка тряхнула рыжими локонами.

— Хороший виски. — Он достал из кармана милые сердцу купюры. Глаза официантки вспыхнули.

— Окей.

Корс пытался отвлечься от дрянных мыслей, оглядывая грубую толпу. На их туалетный юмор, стараясь сдержать дрожь в теле. Но не в руках. Он забыл, когда руки в последний раз тряслись. Два мощных и смертоносных орудия, которые он теперь презирал.

Корс выдохнул, когда официантка принесла выпивку.

— Хорошего вечера.

Корс снова посмотрел на нее, и натянуто улыбнулся.

— И тебе, милая.

Его настроение было паршивым. Нет. Агрессивно-паршивым, как эта музыка, гремящая из колонок, позади него. Все чего он хотел, это напиться. Заполнить пустоту в груди, которую разрывало, как гребаный шарик. А потом выбить из какого-нибудь вонючего байкера дерьмо. А возможно, позволить, чтобы ему надрали задницу. Отличный план. Здесь найдется много желающих, погладить его по головке. Корс налил виски и залпом выпил. Терпкая жидкость скользнула в горло и растеклась по желудку. Поставив стакан, он посмотрел прямо. Когда-то здесь, напротив него сидел его друг. Всегда на одном месте, между Эрлом и Линчем, которого именовали Астрономом. Всегда в одной задумчивой позе. Он курил и смотрел на Корса. Эмм… с какой-то преданной любовью. Не то, чтобы они были скрытыми любовниками. Просто, Вог считал Корса своим братом, нежели Эрла. И он любил его. По братски.

Он снова наполнил стакан и выпил. Еще и еще, пока в бутылке не осталось меньше половины. Ему так хотелось, чтобы от алкоголя у него затуманилось зрение, и притупилось сознание. Хотя бы на мгновение, Корс желал ощутить легкость и полное равнодушие.

Влил в себя чертову уйму пойла, надеясь, что это успокоит. Но количество алкоголя меня трезвило, как нашатырь, и становилось только хуже. — Прогремели слова Вога в его голове.

— Ты прав, дружище. Это дерьмо, действительно отрезвляет. — Проговорил он себе под нос, прикрыв глаза. А что потом? Когда виски кончиться, что будет потом? Нет. Он не вернется к Тараке. Он не хочет видеть ее. Шило-мыльный период иссяк, со смертью его друга. Все. Конец.

Корс оскалился в улыбке. Похоже, вечеринка только начинается.

— Какого хрена тебе надо, ублюдок? — прошипел он, положив ладонь на руку мужчины, что обхватил бутылку. Корс открыл глаза. Эрл. Как обычно в своей манере. Тонированные очки, и девчачья косичка. Бледный, как поганка. Альбинос хренов. Что это? Корс принюхался. Холодный и сырой запах. Так пахнет смерть. Да и рука у него ледяная, как у кровососа. Рядом Астроном. Взгляд вороватый, лицо тоже не ахти. И нервно подпрыгивающая нога под столом. — Сними очки. — Корс хотел убедиться, что Эрл не стал злом.

Астроном опешил, словно Корс попросил Эрла снять живьем с себя кожу. Эрл потянулся к очкам, и медленно стянул их, положив на стол. Он нахмурился, пытаясь сфокусировать стеклянные глаза.

— А теперь убери свою гребаную руку. — Процедил Эрл. Он отпил с бутылки, протянув Линчу. Тот отказался. — Как поживаешь… Кустос. Кажется, так нам стоит называть вас, ваше высочество?

Корс поджал губы.

— А мы, мать твою, цветем и пахнем. — Эрл невесело ухмыльнулся. — Как там твоя ведьма? Еще не сожгли на костре?

— Тебе плевать на нее. — Произнес он.

Эрл сделал еще глоток. Черт, Корсу хотелось выпить. Но этот говнюк вряд ли нальет ему.

— Что с тобой происходит?

— Со мной все отлично, Кустос. — Опять это ядовитый тон.

— Линч…

— … он не ответит тебе, — осек Эрл. — Он давно ни с кем не говорит. — Он подался вперед. — Как думаешь, тебе бы понравилось, если бы Линч отрезал себе язык? — Холод пробежал по спине Корса, смешиваясь с яростью. Эрл выпрямился. — Какого хрена ты тут забыл, Кустос? Ностальгия по друзьям или совесть замучила?

Корс ударил кулаком по столу, размозжив очки. Он поднялся с места.

— Не трахай мне мозги. — Прошипел он, обнажив клыки. Выскочив из бара, Корс остановился перед мотоциклом. Разговор еще не окончен. Он чувствовал это спиной, когда на улице, появился Эрл и Линч.

— Мы еще не закончили. — Прорычал Эрл.

— Закончили. — Он опустил голову.

— Черта с два! Повернись, когда с тобой разговаривают!

Корс резко развернулся, в мгновение, оказавшись вплотную с Эрлом. Черт. Он казался таким хрупким. Куда подевалась его привлекательность и плотность тела?

— Послушай меня, Эрл. — Процедил он. — Если ты захлопнешь свою пасть, то я исчезну. Навсегда. — Корс вернулся к байку.

— Не трахать тебе мозги, говоришь?! — выкрикнул Эрл. — А как насчет того, что это ты трахаешь мозг? Ты поимел его подружку, поимел Вога. Ты поимел нас! Гребаный ублюдок!

Эрл дрожал всем своим тощим телом. Бескровное лицо покрылось потом и желтыми пятнами. Стеклянные глаза, горели в ярости. Тонкие пальцы сжимались в кулак. Он выбьет из него все дерьмо. Однозначно. Эрл был в каких-то двух футах от Корса, и Линч настороженно следил за другом. Он был готов пресечь его попытку напасть на Корса, даже если тот и заслуживал ее.

— Посмотри на меня! Что стало со мной! Ты думаешь, твоя сучка исцелила меня?! Хрена с два! Эта тварь пришила ко мне смерть! Эта гребаная старуха, вытягивает из меня жизнь! И после этого, ты говоришь, чтобы я не трахал тебе мозги!

Как же он презирал себя. Презирал то, что делал, и то во, что он превратился. Презирал свои руки, что погрязли, в крови. На его пальцах до сих пор была кровь Вога, он явно ощущал ее. Корс судорожно сглотнул. Маленькая девочка, давно бы спряталась в углу и заплакала. Но ему нужно смириться с этим и терпеть. Глотать боль, большими порциями. Он дотронулся до груди, так словно там болело. Черт, его сердце трещит по швам. Как бы ему хотелось ощутить физическую боль, нежели ту, что он испытывает сейчас. До него донесся крик Эрла.

— … ты хотя бы понимаешь, во что он превратился?!

Я видел его собственными глазами.

— Он не вынесет этого! Это убьет его!

Я уже это сделал.

— Что? — осекся Эрл. Черт, он что сказал это вслух. Что же, отступать поздно. — Повтори.

— Я уже это сделал.

— Громче! — Потребовал Эрл, напрягая челюсть.

— Я сделал это! Я убил Вога!

Черт, это был плохой план. Словно дикое животное спустили с поводка. Тело Эрла рванулось к Корсу. Линч бросился к другу, в перехвате за талию, используя руки как пояс. Эрл зарычал, ударив Линча локтем в грудь. Одним точным броском, он кинулся на Корса, повалив того, вместе с мотоциклом на землю.

— Ублюдок!

Похоже, сегодня у Корса удачный день для лотереи «Кулаком в морду». Ярость его друга, вспышки боли, кровь, сочащаяся с носа и губы, должна его привести в чувство. Но он разочаровался. Как показалось Корсу, Эрл бил его слишком слабо. Возможно, потому что он был, слаб… или умирал. Его удары походили на порезы — легкие, едва ощутимые. А ему хотелось, чтобы его лицо превратилось в кашу. Чтобы лицо и тело изнывало от боли, и регенерация стала хотя бы сейчас для него бесполезной.

— Почему!? — рычал Эрл, встряхивая Корса за грудки. — Почему!?

Корс отвернул лицо, сплюнув кровь.

— Потому что он меня попросил. — Произнес он.

— Что? — его глаза дико вращались.

— Вог просил меня сделать это. Он рыдал и умолял, чтобы я прикончил его.

Эрл задрожал. Он отшатнулся, плюхнувшись на задницу. Пятился, отталкиваясь ногами, пока не уперся в Линча.

Корс сел, после встал на колени, а затем уже на ноги. Он вправил, в сотый раз сломанный, нос.

— Вог был моим другом. — Он взглянул на Эрла. В его стеклянных глазах застыл ужас. — И я освободил его.

— Убийца. — Холодно произнес Линч, опустив голову. Это было худшим, что Корс хотел услышать от него.

 

 

Пока Корс несся на мотоцикле, он спрашивал себя — хотел ли он услышать правду о себе? Убийца. Да. Он убийца. Но не, потому что истреблял зло. Потому что убил близкого друга — своего брата, и признался в этом своим друзьям. Сотни ржавых ножей ударили в грудь. Боль сквозила в его теле, хотя регенерация уже излечи его. Напоминание того, что случилось полчаса назад, была лишь покрывшаяся коркой, кровь. И это все, что осталось от него. Он прибавил скорость, разрезая воздух. Не смотреть на дорогу. Не дышать. Не чувствовать. Ударить резко по тормозам и… остановить время. А лучше вернуться назад, в прошлое, до того как Тарака вошла в гараж. Жаль, что от судьбы не уйти. Излюбленное выражение Тараки — что судьба, та еще сука, и она играет не по правилам. Ну, почему? Ну, почему он?

Корс вошел в квартиру и бросил ключи. Он вернулся в квартиру, которую когда-то снимал. Благо у него были ключи, и хозяйка была не против.

По пути в ванную, он разделся и вошел в кабинку. Открыл кран, обрушив на себя холодный душ. Не хватит воды, чтобы смыть с него клеймо убийцы, даже если он вывернется на изнанку. Леденящий воздух заполнил кабинку. Корс опустился на колени и уткнулся лбом в матовую стену.

Если бы у него была воля… он давно бы исчез из этого города. Но от воспоминаний не убежать, как бы ты не старался. Уверенность в том, что каждую ночь, он будет видеть кошмары — напоминание о том, каким чудовищем он стал, будет преследовать его всю вечность.

Просидев под душем более двух часов, он вышел из ванной, повязав на бедра полотенце. Кожа покрылась мурашками, но горела. Корс подошел к окну. Он открыл его, впуская свежий воздух, в душную комнату. Сокрушенно вздохнул, от тяжких воспоминаний и беззвучно заныл. За окном шел дождь. Тяжелые капли падали, оставляя на асфальте некрасивые пятна. Лужи пузырились и дрожали, от твердых ударов. Корс приложил горячие ладони к прохладному стеклу, и уперся лбом, пытаясь остудить свои воспоминания. Дождь монотонно шипел. Ветер был влажным, он мягко трепал его волосы. Он подставил лицо к ветру. Капли, что летели вместе с ветром, падали ему на лоб, щеки, щекотали его кожу. Он поморщился, и стряхнул тыльной стороной ладони навязчивую влагу. Голова остыла, мысли нажали на тормоза, но ненадолго.

— Кустос? — раздался голос Тараки за спиной. Корс снова поморщился.

— Какого хрена ты тут делаешь? — Ах, да. Он совсем забыл. Это же связь. Гребаный навигатор! Хозяйка нашла своего питомца по поводку.

— Ты не вернулся домой.

— Я не вернусь. — Быстро проговорил он, и ему было плевать, если Тарака вздумает запустить в его грудь коготки из-за долбаной метки Хранителя. Все равно, если она затянет ошейник, а острые шипы вопьются в его кожу. Он все равно ничего не почувствует.

— Что? — удивилась Тарака. Он услышал, как ее плащ глухо упал на пол. После ее тихие шаги. — Ты поступил правильно. — Произнесла она.

Корс обернулся вполоборота. Ну, конечно. Еще ее одна дрянная способность, лазить в чужие головы.

— Что ты сказала?

— Иначе, быть не могло. То, что ты сделал — было честно.

Корс повернулся к ней всем телом, приблизившись. Его брови сошлись на переносице.

— Честно? По-твоему, то, что я сделал, было честно?

— Такова судьба…

Корс грязно выругался.

— Не заводи эту дерьмовую пластинку про судьбу! — прорычал он. — По-твоему, то, что я убил дорогого мне человека, моего лучшего друга, это честно?! Да ты сука после этого!

Тарака влепила ему пощечину. Из груди Корса послышалось рычание. Он ухмыльнулся.

— Что же ты не используешь свой излюбленный метод наказания? — Спросил он, потирая татуировку. — Или это дерьмо износилось, как пилотка старушки? — Снова пощечина. — Сделай это еще раз, ведьма. — Процедил Корс, испепеляя Тараку взглядом.

— Мне действительно жаль, что так случилось с Вогом.

— Тебе лучше ударить меня еще раз. Потому что твой поганый рот не смеет произносить его имя.

Тарака упрямо подняла подбородок вверх.

— Я не ощущаю вины, Кустос.

— Меня зовут Корс. — Процедил он. — Корс.

— Имя твоего прошлого давно похоронено с твоим другом.

Корс оскалился, угрожающе обнажив клыки. Он схватил ее за шею и толкнул к стене.

— Ну, же. Используй эту гребаную связь, чтобы сделать мне больно.

— С тебя достаточно боли.

— Не смей жалеть меня, ведьма! — рявкнул он. — Скажи мне, почему?! Почему ты сделала это с нами?!

Глаза Тараки сверкнули металлическим блеском.

— Вог родился для того, чтобы стать демоном, и умереть от руки друга. — Она хищно улыбнулась. Ослабив хватку, Корс попятился назад. — Ты родился, для того, чтобы стать моим Хранителем. Эрл родился в ночь, рождения Локи. Он появился на свет, чтобы вести распутную жизнь, а после связать ее со смертью. А Линч… он обретет покой в мыслях.

Корс обхватил голову, глубоко задышав. Черт, действительно судьба еще та сука.

— Почему ты ничего не сказала Вогу? Почему не сказала мне, прежде чем исцелила Эрла?

— Стоит ли выбрасывать козыри, прежде чем начнется игра? — Заметила она, шагнув к нему.

Корс отступил назад. Она убийца. Она истинное зло, которое нужно уничтожить. Она не заслуживает жизни. Тарака улыбнулась.

— И не смотря на это, ты все еще любишь меня. — Ответила она его мыслям. Корс вздрогнул. Люблю? Он никогда не любил ее. Даже близко таких мыслей в его голове не было. Даже, когда он обладал ее телом, и Тарака выбивала у него признания в любви, Корс оставался, не преклонен. Тогда о какой любви, она, черт возьми, ведет речь?! — И ты по-прежнему хочешь меня. — Тарака томно обвела языком верхнюю губу.

Корс сглотнул. Он опустил руки. Его взгляд стал стеклянным. Что же. Если она этого хочет… то получит сполна. Корс схватил Тараку за плечи и материализовался на кровати, подмяв под себя.

Она засмеялась, его спешным попыткам освободить ее тело от одежды. Когда одежда валялась на полу, а Тарака обнаженная и готовая принять его в себя, Корс стащил полотенце, скрутив его в жгут.

— Хочешь услышать мое признание? — Процедил он и с силой надавил жгутом на горло. Она дернулась, выгнувшись ему на встречу. Его мощная плоть упиралась в лоно, скользя по срамным губам. — Хочешь?

— Да. — Прохрипела она, и резко ухватив его за ягодицы, толкнула в себя. Естество, яростно врезалось в узкую плоть, отозвавшись дрожью во всем теле. — Признайся мне. — Жгут, был отличным способом лишить Тараку воздуха. Собачий кайф[1] был одним из тех способов, которые заводили ее, заостряя сексуальные ощущения. Она содрогалась всем телом, закатывая глаза и коротко вдыхая через нос. Обычно, она прибегала к нему сама, потому как Корс отказывался от такой милой шалости. Но сегодня, она заслужила это. И он с яростью душил ее, заставляя легкие выталкивать воздух, а тело кончать. Спазмы, работающие, как тиски, что обхватывали его естество, подводили Корса к кульминации. Он выругался и залил ее лоно семенем. Тарака была бессознания. Жаль, что эта сука не умерла. Корс убрал полотенце и приподнялся на вытянутых руках. Он вглядывался в ее бескровное лицо, с ярким румянцем. Отлично. Теперь, он чувствует себя грязным. Чем он лучше нее? Тем, что ведет себя, как животное? Такое животное нужно держать на цепи.

Он выдохнул, и в тот же миг, оказался на спине. На его шею накинули полотенце и, растянув кончики в стороны, придавили к подушке. Корс захрипел. Тарака была такой же сильной, как и он. Теперь, она вела игру, объезжая его покорный ствол, который до сих пор был возбужден. Она привыкла быть всегда и во всем первой. Первой в битве, первой в сексе. Тарака знала, что Корс не сможет излиться. Ему потребуется некоторое время, чтобы перевести дух. И эта жестокость возбуждала ее, особенно когда, ему оставалось всего чуть-чуть до пика. Он испытывал боль, пока его плоть недовольно вздрагивал, агонизируя. Черт, да эта штука, вела себя как обиженная собачка, которая хотела, чтобы ее пожалели. Тарака насыщалась, получая несколько оргазмов, когда Корс скрипел зубами, мысленно умоляя ее о снисхождении. Он никогда не попросит довести его до конца. И сейчас, она опять делала это с ним. Это была малая плата, за его нежелание признаться в любви. Дудки. Этого она тоже не услышит. Корс напрягся всем телом. Удушье было невыносимо. И лишние попытки справиться с этим, подводили его к обрыву. Сейчас. Уже близко. Еще немного… Твоооооюююю маааать… Тарака перестала двигаться, рухнув ему на грудь. Она отбросила полотенце, не поднимаясь.

— Да, пошла ты. — Он столкнул ее и вскочил с кровати. Этот пленник, что болтался между ног, болел от отсутствия удовлетворенности. Корс сжал его, передернув плечами.

— Обожаю, когда ты такой грубый. — Хрипло протянула Тарака.

— Между нами все кончено. — Грубо сказал Корс, натягивая штаны.

— О, — она села на кровати, поджав под себя ноги.

— Я серьезно, ведьма. С меня хватит твоего рабства.

— Ах, мой милый Хранитель обиделся, что его котенку не досталась миска молока? — Хохотнула Тарака, тряхнув копной волос. Она встала на четвереньки. — Хочешь, я доставлю ему удовольствие?

— Я хочу, чтобы ты убрала свою задницу из этой комнаты. А лучше всего, из моей жизни.

— Ладно. — Тарака слезла с кровати. — Признайся, нам было хорошо вместе.

Ему надо срочно выпить!

Она неспешно одевалась, не сводя с Корса глаз, словно ждала, что он изменит свое решение, упадет перед ней на колени, и попросит прощения. Ха-ха! Когда Тарака надела плащ, она еще некоторое время стояла в комнате.

— Уверен? — спросила она.

— Ты должна была знать, что это случиться.

— Да. Но, я не думала, что это случиться так скоро. — Тарака достала из кармана бархатный мешочек и бросила Корсу.

— Что это?

— Ключ на свободу. — Хмыкнула она.

— Как это использовать?

— Присыпь содержимым метку…но… когда все начнется, ты передумаешь.

Корс нахмурился, провожая ее взглядом. Когда Тарака ушла, он выдохнул. Он будет свободен, и уж точно не передумает.

Что же, пора порвать путы, связывающие его и ведьму. Он лег на кровать, устроившись на подушках. Развязав ремешок на мешочке, Корс вдохнул порошок. Несколько несопоставимых ароматов ворвались в его нос. Он никак не мог определить их происхождение. Видимо, это ведьмовское дерьмо. Ладно. Отступать пора, да и не время дрейфить. Корс высыпал весь порошок на метку, считая — чем больше, тем эффективней будет работать. Прошло пятнадцать минут. Затем полчаса. Час. Два. Да, что за черт? Эта дрянь, похоже, не работает. Корс приподнялся, стараясь не рассыпать, но порошок, словно магнитом, удерживался плотной коркой на коже. Он прикоснулся к порошку, желая стряхнуть, но одернул руку. Подушечки пальцев покраснели, покрывшись волдырями. Твою же мать. Корс сел, по затылку пробежался холодок. После поднялся. Резкое головокружение, подкосило его ноги, и он ухватился за прикроватный столик. Опираясь руками на стену, Корс двигался в ванную. Ему не помешает холодный душ. Шаг. Еще один, и, похоже, последний шаг. Так. А вот это уже странно. Его ноги одеревенели, и Корс повалился, с глухим ударом примяв под собой пол. Оооотлиииичнооо… такого полета в крутую бездну, Корсу еще не удавалось переживать. Это было по круче Американских горок. Так сказать, это походило на смерть во время жизни. Когда мозг еще что-то чувствует, а тело отказывается принимать его команды. Действительно ли он передумает, как сказала Тарака? Хм, а у него есть выбор? Тем более, начало уже положено. Черт, и почему я не могу двигаться? Полное онемение тела. Только мозг, бьется в агонии через черепную коробку. Кричит, бешено посылая приказы — двигайся! Работай! Ага. Я не могу не то, что двигаться. Я не могу вдохнуть, не могу моргать. Я ни черта не могу! Хотя, нет. Могу кричать, и то, только мысленно. Аааа! Помогло? Отнюдь. Его тело непроизвольно вытянулось в струнку. Резкая и давящая боль, охватила его от седьмого позвонка и до кончиков пальцев ног. Как будто в тело вцепилась свора собак с огромными челюстями, вгрызаясь в плоть, пытаясь добраться до костей. Судорога. Дьявол! Где-то я уже это видел. Кажется, был такой фильм, о парне, что лежал на операционном столе, и по злой участи его мозг еще жил, крики бились в его голове, умоляя поверить в то, что он еще жив, пока его разделывали, как тушку. Класс. Тарака решила отомстить мне. Ну, я ей устрою… черт, не об этом я сейчас должен думать. Я должен пытаться выбраться из этого дрянного положения. Ну, же, давай мозг. Заставь мое тело сдвинуться с места, а то оно уже затекло лежать в одной позе. Ах, да. У меня же паралич… Корс ощутил волну жалящей боли, кишки связались в морской узел, а легкие сжались до размера семечка, он мысленно закричал. Он ощущал, как кровь, некогда горячая, быстро остывала. Свернувшиеся комочки, медленно двигались по венам, посылая мозгу, очередную порцию боли. По щеке скатилась холодная слеза, прыгнув в ухо. Дело дрянь. Мои глаза. С этой слезой, им теперь приходиться не сладко. Они зудят, горят. Еще немного, и глазные яблоки вытесняться из орбит.

И сколько же мне терпеть это дерьмо? Пока я окончательно не… тело еще сильнее вытянулось. Послышался хруст костей, и треск разрывающихся сухожилий. Твоооюююю же маааать!

Остекленевшие глаза Корса упирались в потолок. Он успел рассмотреть его до мелочей, прежде чем взгляд помутнился, и стал бледным. Нюх притупился. Язык плотно припал к небу, сморщившись, как печеное яблоко. Звуки, что доносились за дверью, казались глухими, как в бочке. Черт, он не слышал собственного сердца.

Сколько же прошло времени? На потолок упали две полоски света. Уже утро. Он почти семь часов без движения. Хорошенькую картинку, однако, увидит хозяйка, когда войдет сюда. Бывало такое, что миссис Пьюс, делала обход квартир, которые сдавала, заодно предлагая чистые полотенца и постельное белье. Гостиничный рай, за пятьдесят баксов в сутки.

Корс явно ощутил, как его тело содрогнулось, и резко выгнулось, отозвавшись зловещим треском позвонков. Ну, хоть какое-то движение. Из груди, вырвался густой поток энергии. Мимо промелькнуло яркое пятно.

Раздался оглушающий крик боли. Перепонки съежились, толкаясь подальше от пугающего звука. Черт. Что это за звук? Кто это кричит? Это же… это я кричу. Хриплый, пронзительный крик, вырывающийся из его горла, сотрясал комнату. Нужно перестать кричать. Иначе, распугаю соседей и хозяйку. Успокойся. Дыши.

Корс шевельнул пальцами. Выдохнул, когда медленно двинул рукой. Понемногу, он поменял положение, свернувшись калачиком и так сильно дрожа, что зуб на зуб не попадал. Неужели это закончилось? Пытка в семь часов, отпустила меня на волю. Вручила мне ключ от свободы. Пролежав еще с час, Корс, упираясь ладонями в пол, сел, стараясь не обращать внимания на тошноту, головокружение и вялость. Зрение, слух и обоняние вернулось к нему, но в десять раз слабее. Он опустил глаза вниз. Там, где когда-то была его метка, теперь зияла дыра, почти в два дюйма глубиной. Отличный способ увидеть свои мышцы в разрезе. Ухватившись за кровать, Корс поднялся на ноги. Они еще дрожали от слабости. Но, по крайней мере, он мог двигаться. Плюхнувшись на кровать, Корс глубоко дышал, через рот. Легкие жадно насыщались воздухом, расширяясь и принимая исходный размер. Органы расслаблялись, кровь прибавила скорости, разбегаясь по венам, нежно омывая раздраженное сердце, становясь густой и горячей.

Хорошо. Теперь, ему нужно встать и рассмотреть себя. Хоть он и не ощущал связи с ведьмой, но вероятность, что ведьма его обманула, и это просто уловка в стиле хардкора, не давала полной гарантии. Корс оттолкнулся от кровати и, шаркая ногами, прошел в ванную, встав перед зеркалом.

Он провел пальцами по мертвенно-бледному лицу, с пролегшей тенью под глазами. Спустился вниз по впалым щекам, бескровным, потрескавшимся губам и подбородку, который заострился. Приподнял верхнюю губу. Ряд белых ровных зубов, и никаких клыков. Это радует, но видок не ахти. Но его тело по-прежнему было мощным, с развитыми мускулами, которые еще четче проглядывали под кожей, цвета ореха. Странно. До того, как он стал Хранителем ведьмы, он был меньше. Похоже, освобождение прошло не совсем по плану. Он не знал, может ли его тело регенерироваться, учитывая дыру в груди, ему наверняка придется воспользоваться аптечкой. Обработав рану, наложив повязку и скрепив пластырем, Корс вышел в гостиную. Он вдохнул. Ничего. Притупленные запахи. Черт, он уже скучал по своим супер-пупер способностям. Шагнул на кухню. Пустой холодильник, пустой желудок, недовольно рычащий, и требующий пищу. Корс так устал за эти полгода. Но его не волновало истощение организма. Его волновало, сможет ли он жить дальше с воспоминаниями? Корс закрыл глаза. Ничего. Пустота. Словно его мозг перезагрузили. Значит, у него есть шанс обрести покой…

 

 


 

[1] «Собачий кайф» — сексуальная асфиксия, с целью игр с удушьем. Название взято за сходство дыхания во время гипервентиляции, с частым дыханием собаки. (Прим. автора)

  • Новый ангел  №100 / Ограниченная эволюция / Моргенштерн Иоганн Павлович
  • 2. 17. Rainer Rilke, где же в садах / СОНЕТЫ К ОРФЕЮ, Р.М.Рильке / Валентин Надеждин
  • Глава девятая. / Салфеточный договор / Сима Ли
  • Ветер в лицо / СТИХИИ ТВОРЕНИЯ / Mari-ka
  • Ангел / Сны и чертежи / Юханан Магрибский
  • № 11 Зима Ольга / Сессия #4. Семинар октября "РЕЗОНАТОР, или НА ОДНОЙ ВОЛНЕ" / Клуб романистов
  • История седьмая. Подарок для короля / Загадки для короля Мая / Зауэр Ирина
  • Судьба / Смертин Сергей
  • Причина счастья / Из архивов / StranniK9000
  • Закон жизни / Мир Фэнтези / Фэнтези Лара
  • История / Стихи / Панина Татьяна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль