Глава 6

0.00
 
Глава 6

Адеос остался один в зале. Он послал всех этих тварей к черту, чтобы остаться в одиночестве. Он хотел подумать. Но размышления сводились к нулю. В мыслях была полная безнадежность. Адеос обвел глазами зал. От свечей, зал казался тоскливым. А шипение, переходящее в свист, делало это место еще более отвратительным. Полная апатия схватила его за горло. Не способный вкусить жизни, Адеос был не способен понять ее. Он мог только убивать, и то если этого по-настоящему желал. А желал он меньшего. Он хотел разозлиться, но и на это не хватало желания. Адеос сошел с трона, и медленно прихрамывая на левую ногу, мерил шагами зал. Скрежет, словно заржавевший механизм, эхом расходившийся по залу, нервировал Адеоса. Его нога, превратилась в тонкую и хрупкую кость, от которой не было проку. Было проще всего избавиться от нее, нежели волочить за собой. Адеос прикоснулся пальцами к стене. Камни впитали в себя холод и влагу. Чертово место! Как же он ненавидел прятаться здесь, словно преступник. Кто те существа, которые окружают его? Они, так преданны ему, отчего Адеосу стало тошно. Бесчувственные монстры, готовые следовать любому его слову, лишь бы быть полезными. Адеос вовсе не считал их таковыми. Они ничто, и никогда не будут значимыми для него. В кого же он превратился? Разве, о такой жизни он мечтал? Ах, чертово проклятье! — Адеос уткнулся лбом в стену, впитывая кожей холод камней.

— Господин! — В зал влетел Крафт, бросившись перед ним на колени и опустив голову.

— Чего тебе? — Лениво спросил Адеос, развернувшись к Крафту лицом.

— Трое из наших братьев погибли от рук Кейна.

Адеос скривился. Братья. О каких братья идет речь? Какого черта, Крафт вздумал это сборище бездушных ублюдков, называть братьями? Его тяготила эта мысль. Он долго молчал, уставившись сквозь Крафта. Его зеленые огоньки медленно ворочались в глазницах, словно дремали.

— Как же это произошло? — равнодушно спросил он, не желая слышать ответ.

— Мы хотели схватить девчонку в ее доме. Но, тут явился Кейн.

Адеос вздохнул.

— Что же. Этого стоило ожидать от него. Кейн — сильный противник, если ты еще этого не понял.

Крафт поднял на него глаза.

— Я знаю это, господин. Но, должен же быть способ его убить.

Адеос медленно обошел Крафта, задев его полами одежды, и сел на трон.

— Способ всегда есть. Вы хотели убить ее? — вдруг спросил он. Крафт развернулся к нему, не вставая с колен.

— Да. Она многое видела.

— Почему бы ее просто не похитить. И если Кейну она так дорога, он пожертвует дневником.

— Да, господин. — Крафт поднялся, не поднимая головы, и пятясь, покинул зал. Адеос вздохнул. Если бы он только захотел, дневник был бы у него. Но, он еще не готов встречаться с Кейном. Он не в силах посмотреть ему в глаза, так как испытывает страх и чувство вины. Поэтому ему приходиться коротать свое время в этом склепе под футами земли.

Когда, в последний раз я выходил на свет? Я совсем забыл, как выглядит мир по ту сторону. Мне так хочется увидеть яркие краски природы. Увидеть солнце. Жаль, что мои глаза не смогут передать всю эту красоту. Глаза Адеоса были слепы при свете. Он отлично видел в темноте. Но, главное, что его расстраивало — если бы он видел свет, он не смог бы различить очертания. Огоньки. Казавшиеся, с виду, ярко зелеными, были в глубине, белыми, светящимися сгустками, что искажали картину. Все, что он видел, было в белых, неказистых оттенках. К тому же, огоньки постоянно двигались, и от этого Адеос лицезрел все, словно через потревоженную воду. Тридцать лет затворничества. Ах, я превратился в подобие чуждого мне существа, к которым раньше относился с отвращением. Моя прежняя жизнь, давно забыта, хотя та жизнь была лучшей. По крайней мере, меня ценили. Ценили, за мою работу, за то, каким я был. Жаль, что это было так давно. До того, как я умер, и стал тем, кем являюсь сейчас. Кейн, не вынесет, если увидит меня. Хотя, это было бы прекрасно. Возможно, Кейн освободить меня от этого проклятия.

Адеос снова вздохнул, выпустив струйку холодного воздуха. Извиваясь, она зависла, словно тонкая нить.

К чертям собачьим! К чертям все, к чему я так стремился! Адеос резко выпустил коготь и одним четким движением разрезал нить. Она, дрожа, растворилась в воздухе.

Он так хотел прикрыть веки, чтобы хоть на минуту не видеть этих глухих и мрачных стен. Этих свечей, что дрожали, отбрасывая зловещие блики на стены. Он не хотел видеть себя. Но, к сожалению, Адеос этого не мог сделать. Каждый раз, прикасаясь пальцами к огонькам, он испытывал ужас, словно его поместили в котел с кислотой. Вся его голова, начиная от затылка и заканчивая подбородком, ощущала острую боль. Огоньки, в это время шипели, стремительно крутясь в его глазницах. Зал шео кругом, голова кружилась, и его дико тошнило. Адеос оставил эти попытки. Ни к чему испытывать эту боль. Хоть, он ее и заслуживал.

— Крафт! — позвал Адеос. Крафт появился в зале, словно все это время стоял за стеной.

— Да, господин? — он опустился перед ним, склонив голову.

— Я хочу выйти на свет. — Адеос поднялся.

— На свет? — Крафт поднял на него лицо, ужаснувшись. — Вам не стоит выходить на свет? Ваши глаза… — он осекся.

— Мои глаза? — прошипел он. — Какое тебе дело до моих глаз? — Адеос надменно поднял подбородок. — Скажи мне, Крафт, что с твоими глазами? Видишь ли ты меня?

Крафт сглотнул, поежившись.

— Я чувствую вас, господин.

Адеос оскалился в улыбке.

— Отлично. Веди меня на свет. — Твердо произнес он. — Это не обсуждается.

— Как пожелаете, господин. — Крафт поднялся с колен и двинулся вперед. За ним, скрипя ногой, следовал Адеос. Они миновали длинный коридор, с подвешенными факелами. Затем, еще один и еще. Дорога для Адеоса показалась бесконечной и унылой. Но, желание выйти на свет было сильнее. Он был готов к тому, что ничего не увидит. По крайней мере, Адеос вдохнет запахи.

Крафт протянул ему руку, помогая выбраться на улицу. Адеос поморщился, ощутив резкий толчок. Это был яркий солнечный свет, который трогал его глаза, шершавой рукой, словно те были обожжены.

— Господин, как вы? — спросил Крафт, наблюдая за Адеосом.

— Я в порядке. — Адеос медленно оглядывался по сторонам. Лесные массивы, были для него одним белым расплывчатым пятном. Воздух, здесь был влажным и холодным. Он вдохнул. Ничего. Никаких запахов. Шагнул вперед, едва не задев плечом дерево, что стояло перед ним, и остановился. Словно, перед ним возникла, высокая и плотная стена. Адеос вытянул руки перед собой, двигая пальцами. — Передо мной, что-то есть, Крафт? — спросил он, уткнувшись пальцами во что-то твердое.

— Нет, господин. — Крафт был удивлен, что он его об этом спросил. Адеос щупал пальцами воздух, при этом впиваясь в него, словно там действительно что-то было.

— Но, я же чувствую! — Рассердился Адеос.

— Там ничего нет, кроме пустоты, господин. — В голосе Крафта, было сожаление.

— Черт бы побрал, это место! — Сокрушенно прорычал он, ударив кулаком в воздух. Металлический звук, отозвался на его удар. — Какого черта?!

— Прошу, господин. Вы должны вернуться обратно.

Адеос быстро зашагал, ощупывая пальцами воздух. Он ходил по кругу, и ничего кроме твердости не чувствовал. Это место. Это словно капкан. Невидимая тюрьма, которая держит меня здесь. Я думал, что это моя воля не покидать склеп. Оказывается, это место не отпускает меня. Адеос упал на колени, запнувшись за корягу, что торчала в земле. Крафт метнулся к Адеосу, подхватив его под руки.

— Господин! Прошу! Идемте обратно!

Адеос зарычал, обнажив клыки. Он вцепился в плечи Крафта, желая вонзить свои когти ему в плоть. Разочарование, отчаяние, безнадежность. Как же больно! Адеос ослабил хватку и опустил голову.

 

 

Боковым зрением, Кейн смотрел на девушку. Она была первой, за двадцать девять лет, с кем он говорил так откровенно. В основном, его собеседником был он сам и его мысли. А сейчас, рассказав ей все, он чувствовал облегчение. Кейн удивлялся тому, насколько сильно она его жалеет. Не смотря на то, что он опасен, она все равно испытывала к нему симпатию. Даже больше — она хотела его. Ее желание было настолько сильным, что он временами, забывал свое обещание. Кейн хотел поддаться искушению. Но, каждый раз пугался того, что не сможет оправдать ее надежды. Я не должен допустить этого. Иначе, она станет для меня слишком дорогой. Слишком нужной. Я не могу ей рисковать.

Холли лежала на траве, подложив руки под голову. Она была расслаблена и счастлива. Да, это хорошее сочетание, особенно когда рядом такой красивый мужчина, как Кейн.

— Кейн, знаешь, чего бы мне сейчас хотелось? — Она повернула к нему голову, прищурившись от солнца.

По телу Кейна пробежала дрожь. Она же не попросит меня об этом…?

— Чего-нибудь сладкого. — Холли улыбнулась, повернувшись на бок. Она сложила ладонь козырьком, прикрыв глаза от солнца. Кейн сглотнул. Если мне не изменяет память, то в жаргоне ночных фей — желание отведать сладкого, это желание заняться сексом. — Например, пирожного. — Кейн деликатно кашлянул, бросив на нее взгляд. Кажется, когда женщины говорят о пирожных, они имеют в виду, свою… — Шоколадное. С орехами. — Холли мечтательно закатила глаза, оборвав размышления Кейна. — А тебе бы чего хотелось?

Кейн напрягся. Всего чего он хотел, было в ней. В ее улыбке, походке и голосе.

— Ты же не думаешь о внутренней среде организма, образованной жидкой соединительной тканью. Что состоит из плазмы и форменных элементов: клеток лейкоцитов и постклеточных структур — эритроцитов и тромбоцитов. Которые циркулирует по системе сосудов под действием силы ритмически сокращающегося сердца и, не сообщаясь непосредственно с другими тканями тела ввиду наличия гистогематических барьеров? — У Кейна отвисла челюсть. Он несколько минут смотрел на Холли не мигающим взглядом. Холли засмеялась. — Я о крови?

Он свел брови. У Кейна было ощущение, что он вернулся в лабораторию Виктора. Этими незнакомыми, для него терминами, он объяснялся, когда смотрел в микроскоп.

— Ты часто пьешь кровь?

— Только при необходимости. — Процедил он, нервно проведя ладонью по волосам. Кейн поймал ее вопросительный взгляд. — Объясняясь твоим языком — когда нужно ускорить регенерацию тканей. — Холли легла на живот, опираясь на локти. — Я никогда и никого не кусал. — Кейн хотел опередить ее вопрос, который явно читался в глазах.

— Как же ты восстанавливался? — удивилась она, согнув ноги, и скрестив их на щиколотках.

— Виктор приносил мне кровь. Я думаю, он брал ее из больницы.

Холли закусила губу, проведя пальцами по траве.

— У тебя, — она сглотнула. — Когда-нибудь было желание попробовать моей крови?

Кейн посмотрел на нее, поджав губы.

— Это не лучшая тема для разговора. — Холодно произнес он.

— И все же…

— … я не собираюсь обсуждать это с тобой! — Прорычал Кейн и вскочил на ноги. Он смерил ее суровым взглядом и быстро ретировался с поляны.

Ну, вот. Дернуло же меня спрашивать об этом! Какого черта я завела эту тему? Холли поднялась, отряхивая бриджи. Скажи, спасибо, что я не заговорила о том, чтобы ты хотел со мной сделать? Или ты тоже отказался бы обсуждать эту тему со мной? Она не спеша двинулась к дому. Там, где Холли оставила свои босоножки, их не было. Странно. Я вроде их здесь оставляла. Может, Кейн отнес их в дом?

Кейн был на кухне, и стоял у окна, сложив руки на груди. Босоножки Холли стояли у дивана. Она улыбнулась и подошла к столу, чтобы убрать остатки еды в пакет. Холли подхватила вилку, поглаживая большим пальцем зубчики, невольно залюбовавшись его совершенным профилем.

Такой суровый, и такой красивый. Наверно, я бы вышла за него замуж. Вот, Льюис будет в бешенстве! А Славка вообще с ума сойдет, когда узнает. Правда, не уверена, что Кейн будет согласен. Черт, что за мысли у меня в голове? Я же никогда не думала о свадьбе, как о чем-то важном? Возможно, с Льюисом я относилась к этому легкомысленно. А Кейн. Она вздохнула. Кейн идеальный мужчина. Ну, и что, что я его мало знаю. У нас будет вся жизнь впереди. Холли вскрикнула, опустив глаза и моргнув несколько раз. Она так сильно предалась своим мыслям, что не заметила, как сломала зубец, воткнув его себе в палец. Холли вытащила зубчик, отбросила в сторону и медленно подняла глаза. Кейн уже смотрел на нее исподлобья, сжимая пальцы в кулак. Она услышала, как он глубоко втянул носом, и его глаза вспыхнули.

Холли вздрогнула, попятившись назад. Хватило, какой-то мизерной капли крови, чтобы Кейн взбесился.

Он прорычал, и резко бросившись к двери, выскочил на улицу.

— Черт! — выругалась Холли. Теперь, он подумает, что я это сделала специально. Она быстро поднялась на второй этаж, в комнату и выглянула в окно. В пяти милях от дома простирался густой лес. Деревья были настолько высокими, что из-за них не было видно гор. Но, Холли заметила, как некоторые деревья вздрагивают, и валяться. Кто-то или что-то нещадно рубит лес под корень.

Широкими прыжками, Кейн пересекал сразу несколько футов расстояния, мощными ударами, отшвыривая деревья, что попадались на пути. Он был в ярости. Да, кто она такая! Что она может обо мне знать! Кровь! Кровь! Пульсация в висках, выводила его из себя еще больше. Кейн зарычал, вцепившись в массивный ствол дерева. Он стремительно карабкался вверх, не чувствуя боли, не чувствуя, как щепки впиваются в его ладони. Он был слишком зол, чтобы обращать на это внимание. Кейн добрался до вершины дерева, со свистом выталкивая воздух из своей груди. Черт бы побрал, эту девчонку! Она вынуждает меня! Вынуждает меня быть монстром!

— Виктор! — Во все горло проревел Кейн, вытянувшись в струнку. Он оттолкнулся от макушки дерева, и полетел вниз, ловко перепрыгивая с ветки на ветку. — Виктор!

Холли вздрогнула, когда услышала рев. Определенно, это было животное. И очень крупное. И оно приближалось к дому. Она слышал треск деревьев и рычание. О, Господи, Кейн. Холли ринулась к двери, заперев ее. После, залезла под кровать, сунув израненный палец в рот. У нее была слабая надежда, что Кейн не почувствует ее запаха крови. Холли сжалась, когда услышала, его тяжелые, царапающие шаги. Его хриплое дыхание. Господи, помоги мне! Господи, помоги мне! Кейн ударил в дверь, и та с грохотом рухнула на пол, подняв клубок пыли. Холли всхлипнула, увидев его стопы с черными когтями. Кейн выдохнул, и резко откинул кровать в стену. Она развернулась на спину, спешно пятясь назад. Ей хватило нескольких мгновений, чтобы оглядеть Кейна и вжаться в стену. Его лицо и грудь, были льдисто-белым. Темно-рубиновые глаза полыхали. Клыки были длиннее, чем обычно, они доходили до подбородка. Когти загибались, и были не меньше четырех дюймов. И, кажется, он стал выше и крупнее. Широкая грудь, глубоко вздымалась. Ярко-очерченные мышцы напряженно перекатывались под кожей. Кейн выглядел, как чудовище из фильма ужасов. Только, к сожалению, это чудовище стояло перед ней, и буровило ее свирепым взглядом. Несмотря на всю его агрессию, Кейн был возбужден. Его эрекция четко выпирала под штанами.

— Кейн, пожалуйста… — прошептала она. Кейн оскалился, широко открыв челюсть. Для дантистов, рот Кейна был бы подарком судьбы. Она коротко вдохнула.

— Ты сделала это нарочно. — Его голос изменился, и теперь рычал.

— Нет, Кейн. Я случайно. Я не хотела, чтобы так получилось. — Холли хотела было заплакать, но страх был сильнее.

Кейн сделал шаг к ней.

— Я хочу, чтобы ты запомнила меня таким. Хочу, чтобы ты не только боялась меня, но и ненавидела.

Я бы поспорила на этот счет. Но в данной ситуации, мне лучше держать язык за зубами. Хотя, какая разница? Что я умру от рук упырей, или от рук Кейна?

— Я не хочу этого. — Тихо проговорила она и подпрыгнула, так как Кейн резко упал перед ней на колени, и со всей силы ударил кулаками в пол, проломив его. Он поднял на нее глаза, испепеляя пристальным взглядом. Его ноздри раздувались, как парашюты. Губы напряженно дрожали.

— Глупая женщина. — Пророкотал Кейн, мучительно выдохнув. Он высвободил руки и закрыл лицо ладонями. Холли, с трудом уняв дрожь в пальцах, робко протянула к нему руку, силясь прикоснуться к Кейну. И когда ее пальцы дотронулись до его рук, она ощутила холод. Как будто, Холли обхватила лед, и он болезненно обволакивал ее кожу. Кейн прорычал, но уже беззлобно. Он устал. Устал быть таким. — Глупая женщина. — Он медленно опустил руки, прикрыв глаза.

— Да, я глупая женщина, Кейн. Но, я не хочу ненавидеть тебя. Бояться, возможно, буду. Но никак не ненавидеть. — Холли перевела свою руку на его щеку. Под пальцами, она ощутила щетину. Она так мило щекотала ее пальцы. Несмотря на когти, Кейн мягко перехватил ее запястье и приложил к губам.

— Обещай, что больше не сделаешь этого.

— А ты обещай, не пугать меня так.

— Обещаю. — И он заурчал, как довольный кот, обтираясь об ее запястье. — Я никому не позволю тебя обидеть.

Холли закусила губу. Его нежность такая же сильная, как и ярость. Ей захотелось, обнять Кейна, прижать к себе, чтобы успокоить. Он был сильнее ее, но сейчас, Холли чувствовала его слабость.

Кейн поднялся, потянув Холли за руку.

— Тебе лучше спать в другой комнате.

И это все? Все, что должно было случиться? Чувствую себя старухой у разбитого корыта. — Подумала она, глядя Кейну в спину. — Разве, это не было моментом для поцелуя и дальнейшего продолжения? Разве, сейчас мы не должны были сделать что-нибудь сумасшедшее? Страсть? Вожделение? Я же видела, как его животная похоть рвалась наружу! Так почему же он ничего не сделал? Холли вздохнула, выйдя из комнаты. Возможно, он боится. Ведь, у него никогда не было женщины. Получается, я буду первой, кто откроет ему дверь в удовольствие?

 

 

Адеос сжал подлокотники, когда услышал рык. Он был настолько громким, что Адеос почувствовал вибрацию, исходящую от стен. Слишком близко. Слишком опасно. Он ощерился, словно почуял чужака. Но, этот рык. Огромного и яростного зверя, ему хорошо был знаком. Кейн.

— Крафт! — прорычал он.

Крафт возник перед Адеосом, как всегда упав на колени.

— Да, господин?

— Ты слышал рев?

— Нет, господин.

— Лжешь! — Адеос резко вскочил, и содрогнулся. Чертова нога, со скрипом, сместилась на два дюйма. Он оскалился, процедив сквозь зубы. — Ты слышал, Крафт. Потому, как я слышал его тоже. Стены, могут это подтвердить.

— Я, правда, ничего не слышал! — Простонал Крафт.

— Скажи, ты ведь выходишь за пределы леса? — Адеос наклонился к ноге, и с хрустом вправил кость на место.

— Да, господин.

— Почему же я не могу? Как это возможно?

— Я не знаю, господин.

Адеос шумно выдохнул. В воздухе зависла нить. Он долго ее рассматривал, прежде чем посмотреть на Крафта.

— Поверьте мне, господин! Я не знаю! Я не знаю, почему! — Крафт подполз к ногам Адеоса, и уткнулся лбом. — Я не знаю!

Среди всех этих недалеких тварей, Крафт отличался тем, что был умен и умел хорошо лгать. Адеос это знал. Крафт, имел возможность оставить Адеоса здесь навечно, и в этом была его сила.

— Ты решил пойти против меня? Против своего господина?

Крафт поднял голову, дрожа всем телом. В его пустых глазницах, Адеос не мог распознать эмоций. Но, он чувствовал его страх. И это был страх загнанного зверя.

— Господин, как же я могу? Я никогда… — он заикался. — Я предан вам, господин.

Адеос скривился. Ему были противны слова Крафта. Была противна его преданность, которая превратиться в предательство. Он выпустил коготь, и приткнул к горлу Крафта.

— Тогда, узнай способ, как мне выбраться из леса. Прочь! — резко выкрикнул Адеос.

Крафт ползком, удалился из зала. Кейн здесь. Значит, время его мести приближается ко мне. — Адеос глубоко втянул носом. — Было приятно ощутить твою ярость, Кейн. Скоро мы увидимся, и ты поймешь, насколько сильно я этого желаю.

 

 

Холли не хотелось спать, тем более в кромешной темноте. Деревья, решительно затмили собой лунный свет, не давая проходить ему в окно.

Стоило закрыть глаза, как она видела перекошенное от злобы, лицо Кейна. Хоть, страх уже отпустил ее голову, но тело по-прежнему реагировало на шорохи. Оно тут же напрягалось, словно его схватил паралич. Интересно, что делает Кейн, когда не спит? Я знаю, когда двое взрослых людей не спят по ночам, они… кхм. Опять я о том же… Холли встала с кровати, наощупь пробираясь к двери. Повернула ручку и вышла. Здесь было намного светлее. Свет, что шел из кухни, тускло, но различимо освещал гостиную.

Она спустилась по лестнице, остановившись на пороге кухни. На столе лежал дневник Кейна и стакан воды.

— Кейн? — тихо позвала она.

— Я здесь. — Кейн возник у нее за спиной. Холли подпрыгнула, чертыхнувшись.

— Ты напугал меня.

— Не спиться?

— На новом месте, как-то не очень.

— У своей подруги ты спала. — Равнодушно заметил он.

— Тогда, я устала. — Солгала Холли. Тогда, ты был рядом со мной. И тогда, я еще не видела твоей сущности. — Здесь, есть кофе?

— Вероятно. — Кейн пожал плечами, сев за стол. Холли тщательно просмотрела содержимое ящиков, натолкнувшись на жестяную банку с кофе и турку.

— Вот, черт. Срок годности вышел. — Холли хмыкнула. — Хотя, хуже мне уже не будет. — Она наполнила турку водой и, засыпав кофе, поставила на плиту, несколько минут пытаясь ее зажечь. То ли она уже не работала, то ли газа было не достаточно. Кейн подошел к плите и повернул вентиль на трубе с газом. После, достал из ящика зажигалку и поднес к плите. Вспыхнуло голубое пламя, что Холли вскрикнула. Кажется, я тупею от этой природы. Совсем свою внимательность растеряла. Ну, да, Кейн. Я же глупая женщина. — А ты что делаешь?

— Изучаю дневник.

— Можно, я сяду? — Когда Кейн кивнул, Холли разместилась рядом, что их плечи почти касались друг друга. — Что-нибудь нашел? — Она подалась вперед, скользя взглядом по красивому почерку.

— Виктор сказал, что ответ кроется в дневнике. Но, я не нашел ничего конкретного. Правда, кое-какие совпадения здесь есть.

— Например? — Холли обратилась в слух, подперев рукой подбородок.

— Охотник. Доминус Бар. Он очень похож на меня. У него зеленые глаза, и он обладает силой, которая едва может сравниться с силой вампира. Здесь, сказано, что Доминус владел сущностью беовульфа.

— Беовульф? Это что?

— Беовульф? — Кейн пролистал дневник, и ткнул пальцем в запись. Беовульф — «пчелиный волк», т. е. «медведь», герой северного и англосаксонского эпоса, одолевший двух ужасных чудовищ. Юный воин из народа гаутов, Беовульф отправился за море, в Данию, чтобы избавить короля данов Хродгара от постигшей его напасти: много лет в королевский замок Хеорот пробирается по ночам свирепое чудище Грендель и пожирает дружинников. В ночном единоборстве Беовульф сжал Гренделя с такой силой, что тот, вырываясь, лишился руки и уполз в свое логово, где истек кровью и испустил дух. Мать Гренделя, еще более мерзкая тварь, пыталась отомстить за убийство сына, и Беовульф, преследуя чудовище, опустился в ее хрустальную подводную пещеру. Через час схватки Беовульф потерял свой верный меч. Как в свое время король Артур, он нашел другой волшебный клинок и разделался с ужасной матерью Гренделя. В королевстве Хродгара восстановился мир и покой, а Беовульф, щедро награжденный королем Хродгаром, вернулся на родину, в Южную Швецию, и стал королем гаутов. В конце его долгого и мудрого правления в королевстве объявился дракон. Выступив против него с двенадцатью товарищами, Беовульф вскоре оказался в одиночестве — соратники в страхе покинули поле боя, но герой сразил дракона, хотя это стоило ему жизни. — Закончил он. — Но, это только миф. Думаю, Доминус обладал его силой, и мог обращаться в медведя. Правда, последнее обращение, он сдержал.

— Почему?

— Кажется, не хотел навредить одной вампирше по имени Монэт Вамп. У них была, в некотором роде, близкая связь.

Холли минорно промычала.

— Так, значит у тебя кроме вампирской сущности, есть еще и сущность беовульфа. — Произнесла она.

— Кажется, так. Когда мои глаза меняют цвет, и становятся красными, а тело ледяным, я перенимаю вампирскую сторону.

— А когда глаза зеленые, и тело горячее, то ты, получается, беовульф?

— Да. — Он поджал губы и буднично сказал. — Кофе.

Холли нахмурилась, а потом вскочила с места. Густая пена ползла наружу, выталкивая кофе на плиту. Она хотела ухватиться за ручку, но Кейн перехватил ее руку. Нисколько не смутившись от боли, он достал чашку и, накрыв ее ситом, наполнил кофе. Холли сглотнула, поражаясь его болевому порогу. Он поставил чашку на стол, вернув свое внимание к дневнику.

— Ну, — Холли села рядом, — теперь, ты знаешь, что в тебе есть две сущности. И как это можно назвать? Вамвуль? Обрвам?

Кейн улыбнулся, обнажив зубы, бросив на нее взгляд. Она невольно залюбовалась его улыбкой. За эти дни, я впервые увидела его улыбку. Она такая обольстительная. А эти клыки, что выделяются на общем фоне, кажутся мне такими… сексуальными. Холли закусила губу.

— Оставь это для ученых. — Он откинулся на спинку стула. — Я говорил тебе, кому принадлежал этот дом?

— Нет. — Холли не сводила глаз с его профиля.

— Эмме. Той самой, которая впоследствии оказалась дочерью Хэммиель, и помогла ей восстать. Она жила здесь с тетей и дядей. Но те, бесследно исчезли. Думаю, это было часть плана Хэммиель. — Он потер переносицу. — Доминус нашел ее здесь, в Сиэтле.

— Здесь? В этом доме? — удивилась она, придвинув к себе чашку. — И как же она помогла ей восстать?

— Чтобы Хэммиель восстала, Доминус должен был обесчестить Эмми. Им управляла месть. Изначально. Он хотел убить Хэммиель. Но Драгон, его дядя переубедил, что можно иначе использовать демоницу. Кровь Эмми, была неким блокатором для Хэммиель. Она держала ее в узде.

— Вроде гипноза?

— Да. Но, судя по записям, у них не сразу получилось приструнить Хэммиель. Почти все погибли, кроме Доминуса и вампира Роберта. Если бы не Фокс — племянник Драгона, который подменил кровь, на другую, все вышло бы иначе. Уже перед смертью, Фокс отдал Роберту нужный лоскуток с кровью, и Хэммиель подчинилась.

— Похоже на сказку. — Произнесла Холли, отхлебнув кофе.

— Да, выглядит именно так. — Снова улыбнулся Кейн.

— Им удалось ею управлять?

— Когда они плыли под водой к Эдему. Лоскут намок, и чары развеялись над Хэммиель. Началась борьба, и Роберт поразил демоницу.

— А Эмми?

— Она не выжила.

Холли поджала губы, сделав глоток.

— Как просроченный кофе? — Он повернулся к ней вполоборота.

— Ничего. Бывало и хуже. — Холли смутилась. — Ну, и какого чувствовать в себе две сущности? Еще не дерутся между собой?

— Не дерутся, но подавляют друг друга. — Ухмыльнулся Кейн, скользнув взглядом по ее сорочке. — Хотя, когда я в ярости, эти сущности становятся одним целым и…

— … ты превращаешься в ядерную смесь. — Согласила она.

— Тот замок, в Лондоне. Он принадлежал Доминусу Бару. Как и его меч, который теперь у меня.

— А откуда Виктор узнал про замок Бара?

Кейн пожал плечами.

— Он не говорил. Просто привез в замок, отдал меч и сказал, что теперь это все принадлежит мне. — Он пристально посмотрел на нее. — Тебе не холодно? — Холли вопросительно уставилась на него. Кейн мягко провел пальцами вдоль руки, отчего ее кожа покрылась мурашками. После, убрал руку, сложив их на груди. — Мне понравился твой наряд. — Буднично проговорил Кейн.

— Ты о чем? — Холли сглотнула.

— Тот, что был на тебе, в нашу первую встречу. Он у тебя с собой?

Холли поняла, что жутко краснеет. Щеки так и пылают, а соски предательски напряглись. Она снова сглотнула, пытаясь унять дрожь в теле. Черт, что ты делаешь со мной, Кейн? Пытаешься соблазнить? Как ни кстати! Тот откровенный наряд, я оставила дома. Она выдохнула. Если бы я знала, то в сумку положила только его.

— Нет. Он дома.

Кейн вздохнул. Он, кажется, был разочарован.

— А что? Хотел примерить? — Она нервно рассмеялась. Кейн ухмыльнулся, а потом серьезно произнес.

— Я хотел посмотреть его на тебе.

Холли закусила губу, сжав кулаки. Если я сейчас же не прижмусь к нему, то сойду с ума. Или он проверяет меня?

— Ты шутишь? — она постаралась придать голосу равнодушие. Кейн отодвинулся, и вытянул ноги, упираясь носками ботинок в ножку стола. Он, как показалось, Холли, словно приглашал ее присесть на него сверху. Кейн даже руки убрал за спинку стула, сцепив пальцы в замок. — Знаешь, я пойду спать. — Холли поднялась, одернув сорочку, будто после этого, она станет длиннее.

— Спокойной ночи. — Кивнул он, смотря перед собой. Холли пересекла кухню, как остановилась, и повернулась к нему.

— Могу я задать тебе личный вопрос?

— Да.

— Ты когда-нибудь думал о женщинах? — Кейн нахмурился. — Если эту тему ты тоже не хочешь обсуждать, я пойму. — Поспешно проговорила она, пока Кейн не начал злиться.

— У меня не было на это время. — Она выдохнула. — Пока не встретил тебя.

О, боже. Это можно сравнить с признанием в любви. Наш суровый герой, проявил нежность по отношению ко мне. Как мило. И после этого, я видимо, должна понестись со всех ног и прыгнуть на него. Ммм. Я бы хотела этого, и он наверняка, был бы не против. Наверняка. Ну, судя, по его серьезному лицу, лучше это не начинать. Не хочу, чтобы его сущности запугали меня до коликов.

  • Доченьке. Джилджерэл / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • Всё-таки мама права (издано на бумаге) / САЛФЕТОЧНАЯ МЕЛКОТНЯ / Анакина Анна
  • Вконец охрипшая кукушка... / Газукин Сергей Владимирович
  • ВЕРОЯТНОСТЬ ПОЛУЧЕНИЯ ОРГАЗМА В ЭПИЦЕНТРЕ ЯДЕРНОГО ВЗРЫВА, МОЩНОСТЬЮ В СОРОК МЕГАТОНН / Махавкин. Анатолий Анатольевич.
  • *** ПРАВИЛА  *** / КОНКУРС АВТОРСКОГО РИСУНКА - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / ВНИМАНИЕ! КОНКУРС!
  • Мелодия №29 Победная / В кругу позабытых мелодий / Лешуков Александр
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Прощальное / "Вызов" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • № 1      Федералова Инна / Сессия #3. Семинар "Структура" / Клуб романистов
  • Июньский лес / Места родные / Сатин Георгий
  • Талисман от Ящера / LevelUp-2012 - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС / Артемий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль