Глава 4

0.00
 
Глава 4

Из туннеля, поросшим серым мхом, и чуть припорошенный пожухлыми листьями, веяло холодом и смертью. У самого входа, мерцала грязная вода, с торчащими, как иглы, сорняками. В полукруге, от туннеля, лес был неподвижен. Он словно окаменел от ужаса, прикусив язык и сжавшись в размерах. Зло, что притаилось в туннеле, не давало вздохнуть лесу. Оно выползало, как густая тягучая жидкость и шипела, — если хочешь жить, не двигайся.

Туннель резко уходил под землю, разветвляясь на три коридора. Бесконечные лабиринты из камня. В эхе раздавалось монотонное капанье воды и стремительное движение, от которого лужи подпрыгивали вверх.

Чем дальше уходил туннель, тем холоднее становился воздух. Впереди показалась широкая стена. Личность прижала камень, и стена отъехала в сторону, открыв глазам два коридора, которые едва освещались факелами. Фигура свернула налево, миновав путь, остановилась, и снова нажала на камень. Личности, пришлось преодолеть несколько стен, прежде чем он попал в зал.

Зал имел форму рассеченного шара, на стены которого, падали блики от свечей. Они извивались, от сквозняков, что проскальзывали сквозь щели.

По периметру стояли фигуры. Они были неподвижны, в темных одеждах. Их каменные лица, были землистого оттенка. Глаза пустые. Только у одного из них, что сидел на троне в центре, с высокой спинкой, в глазницах горели зеленые огоньки. Его одежда была ярко-красного цвета, с золотой вышивкой. На длинных пальцах мерцали перстни.

Фигура склонилась на одно колено, и опустила голову.

— Крафт, ты принес мне дневник? — хрипло спросила фигура, надменно подняв острый подбородок.

— Нет, господин. Мне не удалось его забрать. — Ответил Крафт, не поднимая лица.

— Ты же знаешь, что я не пожелаю услышать подобный ответ, и во второй раз? — Нахмурился он.

— Да, господин, Адеос.

— Это скабрезное, тошнотворное, преющее слово — нет! — Взорвался Адеос, ударив кулаком по подлокотнику.

— Да, господин. Дневник был почти у меня в руках. Но, Кейн вмешался. — На последнем слове, голос Крафта дрогнул. Фигуры, что стояли все это время неподвижно, шелохнулись, возмущенно выдохнув.

— Кейн?! — Адеос вскочил с места, оскалившись. — Он здесь?! Какого дьявола он тут ошивается?!

— Ему нужен был дневник. Я сражался с ним. Но, он оказался сильнее меня. — Адеос прорычал. — Если бы Кейн не вмешался, я бы убил девчонку и забрал дневник.

— Что за девчонка? — удивился Адеос.

— Смертная, господин. Дневник был у нее, пока не появился Кейн. Да, и, похоже — он желает ее защищать.

Адеос блаженно улыбнулся.

— Что же. Похоже, мы нашли слабое место Кейна.

Крафт улыбнулся и кивнул.

 

 

Солнце вползло в комнату, широкими полосками. В окно дул свежий ветер, неся с собой свежесть листвы. Холли проснулась, сладко потянувшись в кровати. Она блаженно выдохнула, взглянув на раскрывшийся ее глазам, пейзаж. Села на кровати, спешно натянув одеяло до подбородка. Кейн с нескрываемым интересом разглядывал ее, прищурив свои изумрудные глаза. Холли сползла с кровати, прижав к груди одеяло, и пятясь, нырнула в ванную. Взгляд, как у хищника. У меня в голове не укладывается то, что он всю ночь не спал. Наверняка, пялился на мои выпуклости. Холли аккуратно распутала повязку, поморщившись оттого, что ткань прилипла к ране. Она резко сорвала бинт и вскрикнула.

— Ты в порядке? — Кейн влетел в ванную. Он уставился на руку, откуда тонкой струйкой текла кровь. Глаза Кейна потемнели, став рубиновыми. Он ощерился. Холли прикрыла ладонью рану, вжавшись в душевую кабинку.

— Кейн, — напряглась она, заметив, как вытянулись его клыки. — Нельзя. — Предупредительным тоном, протянула Холли.

Кейн исподлобья посмотрел на нее, сжав пальцы в кулаки.

Утро было таким добрым, что нельзя сказать о Кейне. Он смотрит на меня, как на живой кусок мяса или пакет с кровью. Господи! Он вампир! Холли резко развернулась, отодвинув кабинку, и влетела внутрь, задвинув дверь. Она услышала сдавленное рычание Кейна. Слышала, как он громко цокал по кафелю, приближаясь к душевой. Холли вздрогнула, когда его широкая ладонь с когтями легла на матовую поверхность. Когти заскрипели, скользя вниз, к ручке.

— Ты не сделаешь этого, вампир! — закричала Холли, с силой удерживая ручку двери. Она понимала, что это не сработает. Кейн намного сильнее ее. И эта хлипкая дверь, для него равна бумаге. Одно резкое движение, и кабинке конец. А вместе с дверью, конец и Холли. Стоило спасать ее от другого хищника, чтобы стать его жертвой? Пальцы захватили ручку и потянули на себя. Холли вскрикнула.

— Я не обижу тебя. — Пророкотал Кейн. — Я хочу взглянуть на твою рану.

— Чтобы впиться в нее зубами? Я знаю кто ты! Ты вампир!

— Я намного хуже вампира. Открой. — Другая его рука легла на дверь.

— Ни за что!

Кейн снова зарычал. Она даже не поняла, что произошло. В какие-то мгновения, дверь с грохотом отлетела в сторону, швырнув Холли в стену. Она попятилась, завидев его голые ступни с черными коготками.

Он в шаг оказался рядом с Холли, подняв ее за локоть. Холли отвернулась, зажмурившись. Она совершенно не хотела видеть то, как Кейн вопьется и без того, в ноющую рану, клыками. Ее замутило, и ее ноги подкосились.

Кейн втянул ее запах, после включил кран, подставив руку под воду. Она открыла глаза, медленно повернув лицо к нему.

— Не стоило тебе срывать бинт. — Он вздохнул, посмотрев на Холли, что озадаченно хлопала глазами. Глаза Кейна, снова приобрели зеленый цвет, и, кажется, клыки втянулись. — Выглядит намного лучше.

— Так ты не вампир? — выдавила она. Кейн ухмыльнулся, выключив воду. Он подхватил ее под руки, вынеся из кабинки, и поставил на ноги. — Когда ты сказал, что намного хуже вампира, что ты имел в виду?

— Я не знаю. — Кейн порылся в ящике над умывальником. Он нашел аптечку, достал бинты и антисептик. — Я бы и сам хотел это узнать.

— Чем ты утоляешь голод?

Кейн бросил на нее хмурый взгляд.

— Ты действительно хочешь знать? — Он обработал рану и перебинтовал, закрепив повязку лейкопластырем. Холли пожала плечами. — Тогда не спрашивай.

Холли ждала, что Кейн извиниться за то, что напугал ее и все такое. Но, Кейн молча вышел из ванной. Ну, ладно. Если это способ понравиться мне — его дело. После недавнего инцидента, ей расхотелось принимать душ, поэтому она просто умыла лицо и почистила зубы. Открыв сумку, она закусила губу, раздумывая, чем бы поразить Льюиса в последний раз, перед тем, как бросит его? Она вытащила вещи, разложив их на кровати. Взгляд остановился на короткой бежевой юбке-гофре и белом топе, со свободными рукавами. На ноги, она надела босоножки на шпильке в тон юбке. Разглядывая себя в зеркале, Холли задалась вопросом — кого же она все-таки хочет поразить? Экс-бойфренда, что предпочел ее, вещам. Или мужчину, в ком играют опасную игру, инстинкты?

Она вышла из спальни, прихватив сумочку, и двинулась в комнату Славы. Та еще спала, сопя в подушку. Холли села с краю, и тронула Славу за плечо.

— Слава? Слава проснись!

Слава разлепила веки, сонно оглядев Холли.

— Ты чего?

— Мне нужно съездить к Льюису.

— А как же твой здоровяк? — она зевнула.

— С ним… сложнее…

— Ладно. — Слава отвернулась от Холли, натянув одеяло.

Она вышла из комнаты, тихо прикрыв дверь. Странно, куда это подевался Кейн? Неужели, ушел завтракать? Ее передернуло. Даже думать об этом не хочу.

Холли вызвала такси и вышла на улицу. Солнце распаляло воздух. Она выдохнула, откинув волосы с плеч, под которыми стало жарко. На небе ни единого облачка, не смотря на то, что Сиэтл считается самым дождливым городом. Холли уже забыла, когда дождь лил в последний раз. Она шагнула к воротам, услышав сигнал такси.

Холли шла, оглядываясь по сторонам. Она надеялась, увидеть Кейна, сидящим у дерева, или развалившимся на траве. Почему-то именно это ему больше всего подходило. Зверь, который большую часть жизни прожил в неволе, поступил бы именно так, отдаваясь запахам природы. Она только что сравнила Кейна со зверем, и ее это ничуть не удивило. Кейн и был зверем. Только вот она терялась в догадках, к какому виду Кейн относился? Толкнув ворота, Холли подошла к машине, открыла дверь и села на заднее сидение. Она поморщилась от спертого запаха, не смотря, на то, что окна в машине были опущены.

— Магазин «Boom Bara Boom». — Холли выглянула из окна, посмотрев по сторонам. Ну, да. Ты же сама сказала ему — ты получил то, что хотел. Какого же черта тебе еще надо?

Холли равнодушно следила за мелькающим пейзажем, что от скорости превращался в сплошное зелено-рыжее пятно. Водитель включил радио, откуда с вызовом вырвалась музыка. Он в такт постукивал пальцами по рулю, и даже пытался подпевать. Холли хмыкнула, встретившись взглядом с водителем, в зеркале, и тот смутился.

И с чего бы Кейну спасать меня? Ну, уж точно не от большой любви ко мне. Иначе, он бы не стал в первую нашу встречу размахивать у меня перед лицом мечом, и сжимать своими коготками шею. Хотя, его холодные пальцы, как никогда, сейчас бы пригодились. Она потерла шею, выдохнув. Я много видела фильмов про вампиров, но не видела, чтобы они передвигались на солнце. Да, определенно, у Кейна есть что-то общее с кровососами. Клыки, скорость, сила и жажда крови. Но в нем есть что-то еще. Правда, не могу понять, что? Машина круто остановилась, отчего Холли резко подалась вперед. Она чертыхнулась.

— Простите. Тормоза шалят. — Улыбнулся водитель. Она расплатилась с ним, напоследок сверкнув своей аппетитной задницей, когда вылезла из машины, и замерла перед стеклянной, вращающейся дверью. Холли видела за прилавком миниатюрную продавщицу, с черными, как смоль, волосами, и еще нескольких покупателей, в дорогих шмотках. Слава, наверняка бы, оценила их одежду по первому классу, но обязательно сморщилась. Одежда слишком скучная и однотипная. Льюиса, Холли не увидела. Возможно, он был на втором этаже, в своем кабинете. Или в комнате, обустроенной для отдыха, которая прилегала к кабинету. Холли вошла в салон, направившись к продавщице.

— О, мисс Вуд! — Приторно улыбнулась она. — Здравствуйте. Как ваши дела? Как подготовка к свадьбе?

— Привет, Зои. — Осекла ее Холли. Ее передернуло. Ну, Льюис! Ну, ублюдок! Уже пустил паутину! — Льюис у себя?

— Да, у себя в кабинете.

Она быстро поднялась по лестнице, и без стука, вошла в кабинет, обведя глазами комнату. Ничего не изменилось. Те же выкрашенные в молочный цвет, стены. Кафельные полы серого оттенка, вдоль которых тянуться книжные полки venge, занимая свободное пространство. Широкий письменный стол, с кипами бумаг, и прочие мелочи, что мерцают в свете яркой лампы, не смотря на то, что в комнате много солнечного света. Холли следила за тем, как Льюис изучал под лупой камень, удерживая его пинцетом. После он поднял на нее глаза, выронив драгоценность.

— Холли? — он успел схватить камень, пока тот не ускакал от него. — Что ты здесь делаешь?

— Я что-то пропустила? Или к тебе можно только по спецпропускам? — Ухмыльнулась она, выставив ногу вперед.

— Просто, то, что случилось вчера…

— … я как раз по этому поводу. — Перебила Холли, скрестив руки на груди. Льюис отложил пинцет и поднялся с места. — Хочу сказать тебе две вещи. Во-первых: не суйся домой, как минимум месяца два, пока все не утрясется. Просто там грязно, и плохо пахнет. Поживи у своих любимых сестричек. — Льюис обошел стол, заискивающе посмотрев на нее. — А во-вторых. Я тебя бросаю.

Льюис вскинул брови.

— Что? Ты бросаешь меня?

— Да.

Он быстро подошел к ней.

— У тебя появился другой?

— Считаешь, что эта причина для разрыва отношений?

— Тогда, почему?

— Знаешь, Льюис. То, что было между нами, это всего лишь вспышка страсти. К сожалению, она быстро погасла.

— Что? Нет. — Прошептал он. — Мы же любим друг друга. — В его тоне слышалось отчаяние и надежда. Холли ухмыльнулась. — Нет? — Льюис схватил ее за плечи, и свел брови. — Ты сейчас же изменишь свое решение. — Процедил он, больно сдавив ее рану. Холли разозлилась, и с силой ударила Льюису в пах. Тот чертыхнулся, согнувшись пополам.

— Не смей мне приказывать. — Холли выскочила из кабинета, быстро сбежав по лестнице. — Он твой. — На ходу бросила она продавщице, которая открыла рот, чтобы что-то сказать.

Холли несколько минут стояла на улице, переводя дыхание.

— А теперь, надо напиться. — Она набрала номер Славы, мысленно проклиная ее за крепкий сон. С пятого гудка, в трубке отозвался сонный голос подруги. — Кончай дрыхнуть! Собирайся, будем праздновать! — крикнула она в трубку.

— Ты, что рассталась с Льюисом? — хохотнула в трубку Слава. — Куда идем?

Холли огляделась по сторонам. Самый ближний бар находился в миле от нее.

— Бар «Combo», через полчаса.

— Окей.

Холли отсоединилась и, перебежав дорогу, двинулась к бару.

Она заказала двойной виски со льдом и села за свободный столик. Бар пустовал, что говорило о начале дня. Большая часть любителей выпить, отсыпались в теплых постелях, переваривая похмелье. За стойкой бара сидело трое мужчин, в мятых и неопрятных одеждах. Они медленно тянули пиво, равнодушно следя за игрой по телевизору, что нависал над стойкой. Бармен скрупулезно натирал стаканы, хмуро поглядывая на двери выхода. Холли сделала два жадных глотка. Виски упало вниз, и быстро растеклось по желудку. Стало тепло, но пустота после разрыва с Льюисом, все еще напоминала о нем. Не то, чтобы она жалела о своем решении или скучала. Просто, для нее это был такой же серьезный шаг, как и быть его женой.

В помещение влетел мужчина. Он быстро подошел к барной стойке и заказал пива, нетерпеливо постукивая ботинками, пока бармен размеренно наполнял бокал янтарной жидкостью. Он был напряжен, это было видно по его приземистой осанке и мышцам, что перекатывались вдоль его рук и спине. Холли не сказала бы, что он похож на заядлого алкоголика. Но, вид у него был такой, словно он не пил несколько лет. Жажда сводила его с ума, а запах льющейся жидкости, заставили его пальцы сжаться в кулак.

Мужчина залпом осушил бокал и потребовал еще. Холли с удивлением наблюдала за тем, как он за какие-то пять минут влил в себя, всего ничего, два литра хмельного напитка. У него там что, бездонная глотка? Она отхлебнула виски, продолжая следить за ним. Мужчина расправил плечи, вытянувшись в струнку. Хрустнул шеей и выдохнул. Он снова заказал пива, но уже вяло осматриваясь по сторонам. Поблагодарил бармена и, развернувшись, наткнулся на Холли. Судя по его внезапно побледневшему лицу, Холли поняла, что мужчина испытал шок. Возможно, далось количество пива… хотя… Вообщем сначала мужчина долго хлопал глазами. После приподнял подбородок, втягивая носом. А уже затем направился к ней.

— Я могу присесть? — Мужчина опустился на стул и поставил бокал перед собой. Он озадаченно оглядывал ее. — Хорошая погода?

Хороший способ познакомиться со мной, обсуждая погоду.

— Меня зовут… Корс.

Странное имечко.

— Я из Техаса. — Мужчина расслабленно опустил плечи.

Тогда понятно, откуда у него такая тяга наполнить свой желудок горячительным.

Корс улыбнулся, сложив руки на столе, сцепив пальцы в замок.

— Извини, конечно, за прямой вопрос.

Ну, где же Слава. Для нее полчаса, могут спокойно превратиться в половину дня, пока она оторвет свою задницу от зеркала! Холли вздохнула.

— Может, ты глухонемая? Может, я зря с тобой говорю?

— Зря. — Произнесла она. Корс широко улыбнулся.

— Значит, ты все-таки говоришь. — Утвердительно сказал он. — С парнем рассталась?

Холли удивленно вскинула брови.

— Иначе, зачем такой красивой девушке, как ты, пить в одиночестве, — Корс вытянул шею, посмотрев в ее стакан, — виски. Заглушаешь боль?

— Праздную.

Теперь Корс удивился.

— Расставание?

— Точный удар по яйцам.

Корс хохотнул. В двери впорхнула Слава. Она брезгливо оглядела бар. После изогнула брови, поймав взгляд бармена, который на мгновение перестал натирать стакан. Бармен улыбнулся ей, плотоядно оглядывая ее точеную фигурку, в розовом обтягивающем платье. Она хмыкнула и двинулась к столику Холли. Корс спешно поднялся, словно почуял ее приближение, выхватив стул из-за столика рядом, и поставил перед Славой. Она опустилась на место, закинув ногу на ногу.

— Ну, сестренка, лучше места не могла найти? — протянула она, все еще ощущая на спине липкий взгляд бармена.

— Вы сестры? — удивился Корс. — Вы совсем не похожи.

— У нас мамы разные. — Вяло махнула рукой Слава. — Зато один папа, и тот кобелем оказался.

Корс рассмеялся.

— Меня зовут Слава. — Она протянула ему руку. Корс нежно взял ее за руку и поцеловал тыльную сторону ладони. — А как тебя зовут, здоровяк?

— Корс.

— Корс. — Повторила Слава, бросив взгляд на Холли. — Откуда ты?

— Из Техаса.

— Приехал на заработки? — прямо спросила она. Холли покраснела. Совсем не уважительно спрашивать людей о таких вещах. Что, поделать — Слава имела качество, говорить прямолинейно и открыто.

— Нет. Я здесь по личным делам. — Корс нисколько не смутился. — Что будете пить? Виски?

Холли кивнула, и Слава поддержала ее. Когда Корс удалился к барной стойке, она лукаво улыбнулась, сверкнув глазами.

— И где ты только таких находишь?

— Они сами меня находят.

Слава наклонилась в бок, оглядев ее одежду.

— Будь я мужиком, я бы тоже к тебе клеилась. А где Кейн? Что-то я его не заметила в доме?

— Беспонятия. — Она пожала плечами. — Исчез. Исчез и не оставил обратного адреса! Сукин сын!

— Ну, и как воспринял разрыв Льюис? — Слава обратилась вслух.

— Думаю, после того, как я врезала ему по яйцам, его голос стал выше на две октавы.

Подруга расхохоталась. Корс вернулся к столу, расставив бокалы с виски.

— Девчонки, а вы как свободны или у вас есть парни? — спросил он. Слава выпятила грудь.

— Ко мне даже и не думай клеится, я занята. — Протянула она, хихикнув. — А наша, мисс-скромность, недавно рассталась с парнем. — А после вкрадчиво произнесла. — Так что Холли сейчас свободна.

— Значит, тебя зовут Холли. — Блаженно протянул Корс. Слава удивилась.

— Ты, что не представилась ему? — Она картинно нахмурилась. — Мою подругу зовут Холли Вуд.

У Корса отвисла челюсть.

— Холли Вуд? — выдавил он. — Как Голливуд?

— Да. — Слава толкнула Холли в плечо. — Ее родители были еще те хиппи. Видимо, выкурив косячок, подправили фамилию в паспорте. А имя пришло на ум с похмелья.

— Перестань. — Процедила Холли, смущенно опустив глаза.

— Ну, что выпьем? — Слава подняла стакан. — Даешь, пинок по яйцам Льюису! — провозгласила она тост, и стаканы звонко бацнулись.

На исходе нескольких часов, троица уже успела распить три бутылки виски. Холли едва волочила языком, словно его прищемили. Слава, в свою очередь преуспела подругу — она хоть и с трудом, но по слогам, выговаривала неимоверно, как показалось Холли, по длине слова. А Корс, к удивлению Холли, был трезв. И это не смотря на то, что аперитивом перед виски было два с половиной литров пива.

Бар быстро обжился клиентами, заиграв для Холли в новом свете. Если днем, телевизор тихо транслировал бейсбол, то сейчас звук и вовсе был выключен. Гремящая музыка переплеталась с громкими разговорами, руганью, звоном стаканов, отрыжкой и прочими малоприятными звуками. Воздух становился спертым и удушающим. Холли подавила тошноту и поднялась, слабо балансируя на шпильках.

— Мне нужно в туалет. — Выдавила она. Корс в шаг подскочил к ней, подхватив Холли под руки, и повел к уборной, что располагалась за барной стойкой. Холли взглянула на дверь. Никаких опознавательных знаков, вроде «W» или набора геометрических фигур, что обычно выдавало за силуэт женщины. — Мне нужно в женский.

— Какая разница. — Хмыкнул Корс и толкнул дверь. Он проводил ее до кабинки. — Тебе помочь?

— Я не маленькая. Ходить на горшок умею сама. — Холли заперла дверь на щеколду. Она спустила трусики и задрала юбку. После, уперев руки на стульчак, опустилась. Мало ли какая тут зараза водиться. Не хотелось бы мне подцепить здесь какую-нибудь дрянь.

— Ты в порядке? — спросил Корс.

— Да. — Она натянула трусики и, оправив юбку, отодвинула щеколду, выпав из кабинки. Корс с ухмылкой наблюдал за тем, как она старательно пытается попасть по носику, откуда порциями выплевывается жидкое мыло. Он взял ее руки и нажал на носик. Холли тщательно вымыла руки. Сушилка не работала, поэтому она помахала руками.

— Ты впервые так напилась?

— А ты впервые в женском туалете? — вопросом на вопрос, ответила она. Корс взял ее за руку и притянул к себе. Его губы прилипли к ее губам, и она ощутила, насколько нежен его поцелуй. Это определенно проверка — отвечу ли я ему на поцелуй. Корс подхватил Холли под руки и усадил на край раковины. Теперь, его поцелуй был знойным. Его язык дразнил ее горло, а горячее дыхание обжигало. Руки Корса ласкали бедра Холли, и она, почувствовав его эрекцию, возбудилась. Волна желания прокатилась по ее телу. Но здравый рассудок, подобно стене, заставил остановиться.

— Тебе понравилось? — Прошептал Корс, отстранившись от нее. Она смущенно опустила глаза. Расстояния ей вполне хватило, чтобы прижать колено к груди, и ударить Корса в грудь ногой. Тот отшатнулся, но не упал.

— Я не настолько пьяна, чтобы с тобой трахаться! — Холли спрыгнула на ноги, и, оправив юбку, вышла из уборной. Корс улыбнулся, потирая ушибленную грудь. Еще немного, и шпилька вошла бы в грудь, как нож в масло. Но этого было бы недостаточно, чтобы убить меня. Но, улыбка сползла с его лица… дьявол, как же она похожа на нее…

Холли толкнула Славу в плечо.

— Просыпайся, мы уходим.

Слава недовольно заворчала, не в силах поднять голову. Она только-только сладко прилегла на руки, и заснула.

— Давай. — Холли подхватила подругу подмышку, закинув ее руку себе на шею и пошатываясь, поплелась на улицу. Шпильки так и норовили подогнуться под весом. Холли чертыхнулась, все еще удерживая Славу на себе, и пальцами стащила босоножки. Следом вышел Корс.

— Девчонки, я бы подвез вас. Но у меня байк, и одно свободное место.

Холли окинула взглядом его двухколесный велосипед, с мотором и ухмыльнулась.

— Мы на такси. Такси! — выкрикнула она, размахивая босоножками. Когда машина остановилась, Холли с трудом впихнула Славу на заднее сидение. Обежав машину, она села рядом. Корс поднял руку, коротко махнув Холли. Она и глазом не повела. Позже, оказавшись в дома, Холли толкнула Славу на кровать и рухнула рядом, забывшись сном.

 

Она открыла глаза, уставившись в приторно белый потолок. Боковое зрение улавливало, такие же стены, отчего глазам Холли стало больно. Она поморщилась, повернув голову к прикроватному столику. Стрелка часов перевалила за два. Это же сколько надо было выпить, чтобы так спать? Последний раз я так спала, когда была младенцем. Она медленно села на кровати, свесив ноги на пол. Под пятками что-то шаркнуло, и Холли наклонилась, чтобы разглядеть подошву. Похоже, я влипла в какое-то дерьмо. А босоножки, видимо, целы и невредимы. Холли поднялась, опираясь на столик. Резкий толчок в затылок, и голова стала тяжелой, что ее тянуло вниз. Она вышла из комнаты, почувствовав головокружение. Сейчас Холли чувствовала себя медузой на пекле. Хотелось сползти, а не спускаться. Лестница казалась ей бесконечной и Холли мысленно выругалась — отчего Слава не выпросила у своего ухажера лифт?

С трудом преодолев ступеньки, она вошла в кухню. От жажды, у нее саднило горло. Теперь, она понимала, что испытывают вампиры, когда смотрят на вену, что подпрыгивает под кожей. Она открыла холодильник, схватила обеими руками кувшин с апельсиновым соком и осторожно поставила на стол. Потянулась к шкафчику, за стаканом. Дверца холодильника захлопнулась, за которой стоял Кейн.

— А, это ты. — Равнодушно протянула она, наливая сок. Холли залпом осушила стакан. Холодный сок обжег ее горло, и она, проурчав, налила еще.

— Развлекалась вчера? — Кейн сложил руки на груди.

— Ты, по-видимому, тоже. — Заметив его блаженную улыбку, ответила она. — Ну, и где ты шлялся?

Кейн вскинул брови.

— У меня были неотложные дела.

Мг, как же. Неотложные дела. Небось, тискал баб за мягкие места!

— А я рассталась с Льюисом. Врезала ему по яйцам.

Холли посмотрела на Кейна. Ноль эмоций.

— А потом я пошла в бар, наклюкалась со Славой и еще каким-то парнем.

Даже бровью не повел.

— Кстати, этот парень целовал меня. — Холли начинала злиться, что Кейн никак не реагирует на ее слова. — А потом начал лапать.

Какое хладнокровие.

— Но, я ему врезала.

— Видимо, я вчера многое пропустил. — Театрально расстроился Кейн.

— Если бы ты не шлялся, то многое увидел бы. — Обиженно прошипела она, задев стакан. Апельсиновый сок, быстро растекался по гладкой поверхности, обретая искаженные формы. — Черт.

Кейн ухмыльнулся.

Беготня, от стола до раковины. Споласкивание тряпки, и старания собрать рыжую лужицу, подкосили Холли. Она ощутила тупые удары в голове. Словно в висках образовались две тяжелые металлические пластины, которые притягивались друг к другу, сжимая ее череп в тиски.

— Я сам. — Он забрал у Холли тряпку. — А ты посиди, пока.

— Один, вчера тоже мне приказал, и получил по яйцам. — Холли все же села на высокий стул. Кажется, эта фраза, скоро станет для меня коронной, вроде девиза.

Кейн ловко собрал остатки сока и, сполоснув тряпку, повесил на бортик раковины.

— Кажется, тебе нравиться бить мужчин ниже пояса. — Буднично заметил он.

— Только тех, кто мне приказывает.

— Я это учту. — Ухмыльнулся Кейн и подошел к ней. — Как рука?

— Если бы ее не сжимали и не толкали, была бы в норме.

— Кто же тебя так?

— Льюис и Слава. Ну, Слава не в счет. Она же не знала, — Холли прикусила язык. — Хотя, Льюис тоже.

— Давай посмотрим.

Холли резко отпрянула от него.

— Чтобы ты снова выпустил свои клыки?

— Ничего я не буду выпускать. — Вздохнул он. Кейн задрал рукав. Размотал бинт, оставив кусочек ткани, который плотно прилип к ране. Он смочил тряпку в воде, и промокнул бинт, медленно отслаивая его от раны. — Заживает. Пускай подышит. — Кейн выбросил бинт в мусорное ведро. — Не смей чесать.

Холли хотела было разозлиться на него. Он, что издевается, я только что сказала, как ненавижу, когда мне приказывают! Но, под его взглядом изумрудных глаз, расслабилась. Вроде и обижаться не стоит. Вроде и не приказ, а достойное замечание для моих ноготков.

— Так, где ты шл… — она осеклась. — Был?

— У меня были неотложные дела. — Повторил он. Кейн улыбнулся глазами, отчего от уголков, паутинкой показались морщинки.

— Что? — насторожилась Холли, под его пристальным, и в тоже время насмешливым взглядом.

— Да, так. — Он пожал плечами, отойдя от нее.

Она выдохнула. Господи, Боже! Он смеется над моим внешним видом! От усталости и боли в голове, не осталось и следа. Холли понеслась к себе в спальню, уткнувшись в зеркало. Ее волосы были растрепаны, и магнитились. Цвет лица оставлял желать лучшего. Оливковое и распухшее, словно его напичкали ботексом. Тушь и подводка размазались, и теперь лежали темными кругами под глазами. Чтоб тебя, Кейн! Холли быстро разделась, бросив одежду на пол, и вошла в ванную. Пол флакона шампуня, пол флакона геля для душа, и сорок минут обжигающей воды для кожи, отчего дышать стало тяжело, когда пар заполнил кабинку. После, еще несколько минут контрастного душа, чтобы освежить голову, и привести в порядок мысли.

Холли завернулась в теплый халат. Не смотря на то, что она достаточно прогрела свое тело, ее знобило. Похмелье требовало выхода! Она расчесала волосы, придирчиво обнюхав кончики, и легла на кровать.

Почему-то сейчас она хотела оказаться с Кейном наедине. Прижаться к его широкой груди, и вдохнуть его запах. Этот странный и возбуждающий ее нос, запах. Он наверняка опять ушел, хотя должен быть со мной. С каких пор я стала собственницей? И вообще, что ты хотела? Держать его на поводке, как собачонку? Тфу, ты, черт! Опять я его за животное принимаю. Хотя, Кейн и есть животное. И соблазн, держать его рядом на привязи, так чертовски приятен. Определенно, с Льюисом, Холли не испытывала подобных чувств. Кейн, откровенно нравился ей, во всех смыслах. Не смотря на его клыки и когти, она была уверена — этот мужчина свернет горы ради нее. Он будет нежен. Холли, разрешит ему приказывать. И если он этого не сделает, то сама заставит его.

Она блаженно потянулась. Волны желания расползлись по ее телу, как густой сироп. Холли повернула голову, услышав скрип двери. Кейн вошел в комнату. Ее сердце стремительно забилось. Она смутилась, словно ее застали за грязным делом.

— Тебе нельзя возвращаться домой. — Проговорил он.

— Почему? — Холли приподнялась на локтях, невольно уставившись в его грудь.

— Там не безопасно. — Кейн стоял у дома, остро ощутив ее запах. Он должен был удостовериться, что Холли не угрожает опасность. Нюх не подвел его. А затем, ее запах померк, вытесняясь запахом гнили. Упыри — пронеслось у него в голове, и он живо вскарабкавшись по фасаду дома, нырнул в окно. Один из них прятался в кухне. Второй, за шкафом. Третий за диваном. Глупо для него, но смертельно, особенно для такой хрупкой, как Холли, которая наверняка не заметила бы их бесшумного движения. Представив то, как их когти впиваются в ее тело, Кейна передернуло. Он разозлился, ощутив ледяной холод под кожей. Глаза налились кровью, став глубоко-рубиновыми. Борьба длилась недолго. Всего несколько ловких и мощных ударов, и упыри, истекая густой жижей, лежат на полу. Кейн избавился от тел, бросив их в контейнер для мусора. Через пару часов, их тела превратиться в месиво. Он вернулся, осматривая каждый уголок дома. Холли была не привередлива в отношении мебели и прочей утвари. Довольно просто и чисто было здесь. Пахло свежестью и ее запахом. Словно, она и не оставляла этот дом надолго. В гостиной, буквой «Г» располагался диван, и маленькое кресло. Вдоль стены два книжных шкафа, на полках которых лежали книги, диски и видеокассеты. Чуть поодаль, телевизор и видеомагнитофон. Рядом, стол и ноутбук. Видимо, он был не отъявленной частью ее работы. Кейн осмотрел кухню. После, поднялся в спальню. Он покосился на широкую кровать, с хлопковым постельным бельем, в яркий цветок. Рядом платяной шкаф, с зеркалом. От него вела дверь в ванную комнату. Кейн подошел к комоду, что стоял напротив кровати. Он выдвинул ящик. Внутри, лежало несколько комплектов белья и носовые платки. Кейн взял шелковый лоскуток. Женщины, без сомнения называли их трусиками. Но Кейну показалось, что это похоже на две тонкие полоски, которые скрепили нитками. Он поднес трусики к носу, глубоко вдыхая запах. Тонкий, чувственный аромат ее тела, дразнил его нос. Он тихо прорычал, ощутив боль в паху. Кейн убрал трусики в ящик, и тряхнул головой, чтобы сбросить наваждение. Он не должен думать об этом. По крайней мере, не сейчас.

— Почему там не безопасно? — спросила Холли, оторвав Кейна от мыслей. Он нахмурился.

— Потому что, там были гости, которых ты вряд ли ждала на обед.

Холли вскочила на ноги.

— Были? — ужаснулась она. — Такие же, как и Крафт?

Он кивнул.

— Я решил проверить твой дом. И наткнулся на них.

Проверить мой дом? Холли недоверчиво посмотрела на него. Откуда он узнал, где я живу? Уж, не по запаху ли? Надеюсь, он не нюхал мои трусики.

— Как ты узнал адрес?

— Просто. — Кейн пожал плечами. Ну, точно по нюху.

— Раз мне нельзя возвращаться домой. А завтра прилетает бойфренд Славы. То куда мне идти? В гостиницу? — Холли сморщилась. — С меня хватает и работы. Эти гостиницы меня угнетают. — После недолгого молчания, она ухмыльнулась. — Может, я останусь у тебя?

— У меня? — Он напрягся. — Тебе не понравиться.

— Почему? — Только не говори, что ты живешь в пещере, или в сарае. Хуже, конечно, если ты живешь в лесу. Спишь на травке и умываешься из лужи.

— Мой дом далеко.

— Где? — Далеко за городом? В лесу? Ну, точно в лесу. Да, я бы согласилась, если бы была уверена, что Кейн не живет в лесу. Конечно, природе романтики не занимать, но спать под открытым небом, меня не очень-то прельщает.

— В Лондоне.

Холли ахнула. Так значит, он имеет недвижимость в Лондоне. Ну, и дурочка же я! Подождите… если у него в Лондоне дом. То где же он живет здесь? Ну, точно в лесу.

— А здесь? — ее так подбивало заговорить о лесе.

— Далеко за городом, у леса, есть домик. Но тебе там не понравиться.

Холли облегченно выдохнула.

— Крыша у этого дома есть?

— Есть.

— Отлично. Тогда поехали. — Она побросала в сумку вещи, оставив бриджи и футболку. Скинула халат, опосля подумав, на кой черт она это сделала, если Кейн еще в комнате? Наверняка, сейчас стоит, и пялиться на ее задницу.

Кейн, действительно стоял, как пораженный и рассматривал ее сливочные ягодицы. В паху снова заныло, и он сжал челюсти. Холли оделась, скрутив волосы в жгут, и выскочила из спальни, со словами — что ей надо оставить записку Славе. Она быстро нацарапала на бумаге вроде того, что ей нужно было уехать с Кейном. С ней все хорошо и она позвонит вечером, если будет в состоянии. Холли добавила лукавый смайлик и, подложив записку под сотовый, вышла из спальни. Кейн ждал ее на улице. Она не переставала удивляться тому, как быстро он передвигается. Может, эта поездка обойдется их волшебным перемещением, вместо душного салона автомобиля? И все же ей пришлось вызвать такси, пока она надевала злополучные босоножки. Они ей нравились, но ковылять на шпилях, по не знакомой ей дороге, пугало Холли. Возможно, там, где живет Кейн, дорога и вовсе размыта, или усыпана камнями, вперемешку с грязью.

Она посмотрела на его сосредоточенный профиль, что был устремлен на дом, напротив. Его челюсть временами напрягалась, а глаза прищуривались. Когда он глубоко вдыхал воздух, его ноздри раздувались. Он с шумом выдыхал воздух, и Холли казалось, что она улавливает его запах.

Они сели в машину, разместившись на заднем сиденье. Кейн назвал адрес, и Холли с ужасом поняла, что она впервые слышит о таком месте, и то, что это чертовски далеко от ее офиса, где она работает.

За окном маячил городской пейзаж, который постепенно сменился зеленым. Холли задремала, и когда машина подскочила, она рухнула ему на плечо. Кейн напрягся, стараясь не двигаться. Но, соблазн, не вдохнуть запах ее чуть влажных волос, был намного сильнее его. Кейн слегка повернул голову, и втянул носом. Запах цветов, как стремительно сорвавшийся вниз, камушек, впился в его нос, скользя внутри горла и опускаясь в живот. А потом резко поднялся вверх и ударил в голову, наполняя ее свинцом. Холли положила ладонь ему на грудь. Кейн еще больше напрягся, стиснув зубы.

— Ты такой напряженный. — Сонно промямлила она. — Не бойся. Я не кусаюсь.

Кейна позабавила ее фраза. Уж ее зубки, вряд ли могли, не то, чтобы прокусить, они не смогут даже поцарапать его. Он помнил, как Холли впилась в его шею своими ноготками. Но это ничто, по сравнению с его — длинными, острыми, как бритва когтями, которые не просто оставляют царапины, они глубоко вонзаются в кожу, выдирая плоть.

Машина снова подпрыгнула, и рука Холли скользнув вдоль груди, упала ему на пах. Кейн тихо зарычал, мысленно ругая водителя и его проклятую машину. Ты не должна желать меня. Я не должен!

Когда машина остановилась, Кейн тронул Холли за плечо. Она потерла глаза, подавшись вперед, в окно. Какой же здесь был чистый и душистый запах. Впереди простирался густой лес, а за кронами, наверняка были видны остроконечные горы. Кейн вышел из машины, расплатившись с водителем. Он нахмурился, посмотрев на дом. В этом доме все и началось. По дневнику, здесь охотник Доминус Бар, нашел дочь Хэммиель. Отсюда он увез ее, пока не подвел к смерти. Кейн не хотел, чтобы это снова случилось. По описанию, Холли совершенно не была похожа на Хэммиель. И все же, ему было не по себе от этой мысли. Холли вышла из машины, и уставилась на дом. Двухэтажное строение из дерева. Каменная лестница, всего в три ступеньки. Окна, посеревшие от пыли и дождя.

— Ты уверена, что хочешь остаться здесь? — спросил он.

— А ты предлагаешь мне вернуться домой, где кучка упырей готовит для меня блинчики? — мрачно пошутила Холли, и направилась к дому. Ее шпильки утопали в рыхлой земле, и она недовольно бурчала себе под нос ругательства. Кейн ухмылялся, но все еще был напряжен. Когда они вошли в дом, Холли обвела взглядом гостиную, что плавно переходила в кухню. Мебель, что осталась от прежних хозяев, покрылась густым слоем пыли. В углах вились паутины, не меньше фута в высоту. В комнате стоял затхлый запах. Запах того, что здесь слишком давно никто не жил.

Наверх вела дощатая лестница, где располагалось две спальни. Кейн проводил ее в комнату, положив сумку на стул. Холли была удивлена тем, как обставлена комната. Комната подростка, которому перевалило за двадцать. Здесь были и учебники, и вполне серьезные книги, которые с трудом удавалось понять Холли.

— Ты знал прежних хозяев?

— Знаю только то, что этот дом пустовал около десяти лет назад. — Он выдохнул. — Ладно, располагайся. — Кейн вышел, закрыв за собой дверь. Напряжение никак не отпускало его. Почти четверть своей жизни, он пробыл в одиночестве. А теперь, ему придется быть в доме, бок о бок с Холли. Делить с ней гостиную, кухню. Он так надеялся, что ему не придется делить с ней кровать. Но, внутренний голос противоречил этой надежде. Кейн желал этого с самой первой встречи. Как только ощутил ее запах, ощутил ее кожу, и вдохнул запах ее крови.

Он услышал, шум воды, и поежился. Обладать ее телом, было для него, равносильно тому, если бы он перестал дышать. Да, и ее дерзкое поведение. То, как она обнажилась перед ним, совершенно не укладывалось в его голове. Кейн понимал, и ощущал, что она хочет его не меньше. Но, он пообещал себе, что не позволит этому случиться, даже если Холли будет умолять его об этом.

  • Доченьке. Джилджерэл / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • Всё-таки мама права (издано на бумаге) / САЛФЕТОЧНАЯ МЕЛКОТНЯ / Анакина Анна
  • Вконец охрипшая кукушка... / Газукин Сергей Владимирович
  • ВЕРОЯТНОСТЬ ПОЛУЧЕНИЯ ОРГАЗМА В ЭПИЦЕНТРЕ ЯДЕРНОГО ВЗРЫВА, МОЩНОСТЬЮ В СОРОК МЕГАТОНН / Махавкин. Анатолий Анатольевич.
  • *** ПРАВИЛА  *** / КОНКУРС АВТОРСКОГО РИСУНКА - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / ВНИМАНИЕ! КОНКУРС!
  • Мелодия №29 Победная / В кругу позабытых мелодий / Лешуков Александр
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Прощальное / "Вызов" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • № 1      Федералова Инна / Сессия #3. Семинар "Структура" / Клуб романистов
  • Июньский лес / Места родные / Сатин Георгий
  • Талисман от Ящера / LevelUp-2012 - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС / Артемий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль