Глава 9 - Кто и вас без греха, первый брось в неё камень

0.00
 
Глава 9 - Кто и вас без греха, первый брось в неё камень

— Догоняй! — шаловливая девочка лет десяти в пышном розовом платье, подобрав юбки, бросилась вглубь садового лабиринта, путая след и временами бесстрашно перелезая через зелёную изгородь.

— Эй, так нельзя! — высокий стройный мальчик чуть старше неё догнал девочку в самой середине лабиринта и, легонько дёрнув за руку, повалил на землю.

— А я всегда играю не по правилам! — барышня тряхнула головой и звонко расхохоталась, озорно сверкая карими с хищной зеленцой глазами. — По правилам — скучно!

Мальчик подал ей руку, оглядел со всех сторон её платье и раздосадованно покачал головой:

— Ох и влетит же тебе от Мадам!

— А ты мне на что? — хитро прищурилась девочка. — Да я и сама её не боюсь!

— Votre Exellence[1]! — донёсся откуда-то издали неприятный чуть гнусавящий голос. Не дождался ответа и позвал настойчивее, — Votre Exellence!

— Бежим! — озорница схватила мальчика за руку и потащила хитросплетёнными дорожками вглубь сада, где старая яблоня склоняла свои ветви, тяжёлые от спелых плодов, совсем низко к земле. Мальчик, подпрыгнув, ловко уцепился за одну из веток, подтянулся на руках и вскоре уже сидел на дереве, надёжно прикрытый от глаз гувернантки густой листвой. Посмотрел вниз и протянул девочке обе руки. Та раздражённо фыркнула, помощи не приняла и ловчее кошки забралась следом.

— Ну вот, — засмеялась она, переводя дух, — вот мы и спасены!..

 

Княгиня Нина Павловна Игнатьева, как бы очнувшись, тряхнула головой, и воспоминание улетучилось. Почти десять лет прошло. С тех пор успело столько всего произойти, так многое поменялось, но их дружба оставалась неизменной, пока… дай Бог памяти… лет пять спустя после того случая в саду её прекрасный рыцарь и лучший на свете брат не встретил однажды в церкви тоненькую девочку с беломраморным лицом, почти ликом юной Мадонны, с копной пшеничных волос и пронзительно голубыми глазами. Что это был за праздник? Кажется, Благовещенье… она стояла у боковой двери, открытой из-за многолюдства, и лучи первого весеннего, холодного ещё солнца играли с её волосами, наколкой[2] и небесной синевой глаз. Невинно детское лицо, поднятое в почти экстатическом благоговении, только добавляло сходства со статуэткой Девы Марии, принимающей от архангела самую важную в жизни всего человечества весть. Романчик всегда любил мрамор и фарфор, а Нинон предпочитала более живые и тёплые материалы. С тех пор, неслышно, незаметно, тонкой змейкой в отношения брата и сестры стал вползать разлад. Нина насмешничала, Роман злился… потом княжна проявила качества искусного дипломата и даже подружилась с этой фарфоровой куколкой, но почти сразу отметила её недалёкий ум и слишком скучную правильность, воспитанность. В ней, пожалуй, даже была красота, грация и нежность, но не было ума и огня. Но пока любимой маленькой девочкой Романа Щенятева оставалась она, сестрёнка, можно было не переживать. Тем более, что эта белокурая Мадонна была не первым увлечением юного князя.

Кто же знал, что всё так серьёзно обернётся!.. Кончина родителей, многочисленные дядья, передравшиеся за наследство, пока Романчик был несовершеннолетним, галантный и чересчур слащавый ухажёр, которого князь вовремя раскусил, что ему нужна не сама княжна, а её нешуточное приданое, — всё это убедило Нинон в том, что брат — единственный человек, на которого она могла опереться в жизни. И вот её вчерашний самый лучший друг не на шутку влюблён и готов нести все сокровища мира и своего сердца уже не ей, а глупой кукле из фарфора! И он предал свою милую маленькую Нинон, по-настоящему предал, почти играючи поставив её в ситуацию, когда ей не оставалось иного выбора, кроме как принять предложение увечного и скучного человека, который годится ей в отцы!

Княгиня Игнатьева длинными пальцами смахнула слёзы, но они всё равно бессовестно подступали к глазам, так что Её Сиятельство раздражённо замотала головой, пытаясь их отогнать. Она повела себя как послушная и любящая сестра, подвинулась, уступила место мраморной Галатее — ну, или фарфоровой, какая разница?! — и что получила от брата взамен? За что он презирает её, перечёркивает всё, что было? Сам-то небось не на старушке женился! Представив покойную Лену Безуглову почтенной дамой в летах, Нина усмехнулась сквозь слёзы… и что, ей так и просидеть всю жизнь в четырёх стенах с престарелым Вулканом, сдувающим с неё пылинки и тем только больше её раздражающим?! Нет-нет, она искренне уважает Петра Артемьевича за отличие в Северной войне, и вообще, он хороший человек, но до невозможности скучный! Не говоря уже об интимной стороне дела, не приносящей молодой княгине никаких чувств, кроме отвращения… Ей всего-то девятнадцать лет, жить и жить! И хочется и ласки, и тепла, а главное — страсти, стихии, бури, которой уж точно не дождёшься от пятидесятилетнего благовоспитанного святоши. В чём же здесь её вина? И разве виновата она, что красива и, как древнеримская Венера, требует жертв своей красоте?

В тот день Нина Павловна сказалась больной, закрылась в своей комнате и, к досаде своей, никак не могла справиться со слезами. Да что же это такое?! Она — красавица, умница, объект преклонения всех кавалеров, ей стоит только повести бровью, и любой из них будет у её ног, она чувствует власть над ними и может переставлять их по своей жизни, а может, и прочь из неё так же свободно, как фигуры на шахматной доске — и вдруг единственный человек, от которого она ни в жизнь не ждала подвоха, смотрит на неё как на презренную женщину, хлопает дверью и даже не говорит, куда собирается пропасть!

Что это за звук? Кажется, в дверь стучат? Княгиня закрыла глаза, дождалась, пока последняя слезинка промочит ресницы, притворившись блеском в глазах, глубоко вздохнула, не забыв при этом проверить в зеркало, достаточно ли красиво поднялась и опустилась от вздоха её грудь в почти неприличном выеме домашнего платья, и открыла дверь.

— Ваше Сиятельство, к Вам господин маркиз, — дородная Глашка с жирным, как блин, лицом, подобострастно осклабилась и даже, кажется, хихикнула в передник, догадываясь, зачем вице-адмиралу швейцарского флота понадобилось навестить барыню, — прикажете сказать, что больны?

Дура!!!

— Нет, проси.

Пусть закроется дверь за его широкоплечей фигурой. А дальше пусть её обнимут сильные мужские руки и пьянящий баритон нежно спросит по-французски, отчего она нынче плакала, и пусть она выдумает какой-нибудь благовидный повод — например, чересчур сентиментальную сцену в романе, а может, дурной сон — да мало ли, что ещё? И пусть он бесцеремонно и нежно большими пальцами смахнёт с её глаз последние слезинки, и пусть его поцелуи заберутся поглубже за выем её платья… а всё дальнейшее пусть скроют тяжёлые занавеси балдахина, и пусть будет море восторга и щемящего счастья, и пусть он будет адмиралом этого моря безо всяких приставок к титулу. И пусть отныне он носит великое звание единственного в мире человека, которого Нинон Игнатьева будет по-настоящему любить. И пусть никто никогда не узнает, как от галантной светской беседы на императрицыном балу они оба докатились до самого дна этой заманчивой пропасти.

  • Винчестер / Слава Енотов
  • Но сегодня я люблю... / LevelUp-2012 - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС / Артемий
  • Все, что мы сумели - Зауэр Ирина / Лонгмоб - Лоскутья миров - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Половина / В ста словах / StranniK9000
  • Дым / Рикардия
  • Правила лонгмоба / Лонгмоб "Мир детства" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Анакина Анна
  • Синяя рожа (Нгом Ишума) / Зеркала и отражения / Чепурной Сергей
  • Ваня / Mari-ka
  • Наблюдатель / Hazbrouk Valerey
  • Некто / Triquetra
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль