Глава 12 - Взросление

0.00
 
Глава 12 - Взросление

— Что это ты приуныл, братец? — весело спросил Арсений, наклонившись над сидящим на стуле братом сзади, чтобы тот увидел его лицо вверх ногами. — Уж не захворал ли?

— Нет, — отозвался Матяша нехотя.

— Точно ли? — продолжал играть старший брат. — А то пошлём за лекарем?

— Я здоров! — отрезал Матвей и встал, чтобы уйти. Бог весть почему, в последние дня три присутствие старшего брата ужасно его раздражало. Он и сам удивлялся. И ещё Кира… его добрая, солнечная троюродная сестра, с которой было так хорошо играть в маленькие радости и в четыре руки хозяйствовать, в этот приезд отчего-то всё время ему мешала. Была какая-то мысль, которую Матвею Безуглову отчаянно хотелось додумать, разгадать, а в присутствии Киры не получалось. И эта идиотская история с побегом куда-то под снегом… не бегали бы — не повредила бы Кира ногу!

Ну, легка на помине! Еле двигает тяжеленную кадь c мукой: маменька приказала стряпать расстегаи. Куда ж ты, дурочка, с больной-то ногой?! Ну, вот так, вдвоём-то всё легче будет. А этот твой хахаль и не поможет никогда, вон, прячется где-то! Матвей до боли закусил губу, осознав, что ядовитым словом «хахаль» обозвал родного брата. Господи, что ж это деется-то? Сколько младший Безуглов себя помнил, он всегда восхищался старшим братом и хотел хоть капельку быть на него похожим, а тут на тебе! Да и какая ему, Матвею, разница, с кем крутит амуры его троюродная сестра. Ведь не злит же его ни капельки князь Щенятев, и не сердится братец на Леночку, что та только о нём и вздыхает до сих пор, несмотря на то, что через несколько дней его свадьба с Пашей. Но вот здесь-то и начиналась тайна, которую Матяше так хотелось постичь наедине, потому что, не понимая её до конца, он сердцем чувствовал, что эта тайна необъятна, и робел к ней подступиться, осознать её.

Эта загадка началась ещё с масленичного лабиринта, со случайно подсмотренного Матвеем поцелуя — и именно от этого делалась ещё загадочнее. В увиденном было что-то не так. По правде сказать, не так там было всё — и измена Арсения невесте, и то, что Кира — сестра; но то-то и оно, что всё это казалось мелким по сравнению с… а вот с чем, Матяша и не мог ясно понять. И чувствовал, и понимал — а боялся. Как будто он хотел что-то у кого-то своровать и колебался между греховностью воровства и непреодолимостью этого желания.

— Что это с Матяшей нашим? — продолжал спрашивать Арсений у Леночки, у маменьки, у Киры. Брат услышал и неожиданно даже сам для себя раздражённо воскликнул:

— Да ничего со мной, уймись наконец! — и выскочил на улицу, раздражённо хлопнув дверью. Мария Ермолаевна многозначительно посмотрела вслед.

— Оставь его на время, — в конце концов посоветовала Арсению мама. — Неужто не понимаешь?

Леночка воззрилась на мать вопросительно: а она понимает, что ли?

— Как подменили нашего Матяшу! — пожала плечиками.

Исчезновения Киры никто не заметил.

 

Весна была в разгаре. Душистые клейкие почки раскрывались молоденькими листиками, то тут то там мелькали бледные и хрупкие, словно чахоточные, цветочки, а птицы звонче, чем когда бы то ни было, щебетали свои псалмы. Кира Караваева совершенно не знала, куда ей идти, а потому ковыляла наугад. Ей просто очень нужно было уйти, убежать сейчас подальше из гостеприимного дома Безугловых. Догнать Матяшу? Нет, ни в коем случае — раз ему так хочется побыть одному, она не станет ему мешать. Поехать домой? Пожалуй, тоже не надо: маменька ждёт её только в понедельник, она не готова принять её раньше.

Умаявшись, добралась до угла очередной линии. О, а кажется, здесь живёт какая-то Леночкина товарка — стало быть, у неё и можно позадержаться, пока не придумает, что ей делать дальше. Наглость, конечно, но ей непременно нужно сейчас остаться одной и поразмыслить в тишине о том, почему тётушка Мария Ермолаевна так притихла, как будто и вправду что-то поняла в поведении Матвея, и о том, что она, Кира, понимает, и что будто бы оттого и бежит из дому сломя голову.

По счастью, за домом этой Лениной подруги, ни имени, ни фамилии которой Кира так и не вспомнила, вдалеке замаячила улетающая ввысь колокольня Андреевского собора. Вот куда она сейчас пойдёт! Вот с Кем поговорит обо всём!

 

К шестому часу вечера во встревоженный дом пришла записка от Матяши, что он остался у гимназического друга Витьки и задержится там, пожалуй, милостью Витькиных родителей, до самого воскресенья, до свадьбы князя Щенятева, на которую зачем-то был приглашён. О причинах просил не спрашивать, мол, вернётся — сам всё расскажет. На полученный в ответном письме вопрос, не видал ли он Киры, пришёл ответ, что не видал и очень раздосадован, что она куда-то запропастилась, и что он просит больше ему не писать и до воскресенья, по возможности, вовсе забыть о том, что живёт на свете Матвей Григорьевич Безуглов, а ежели ему что будет нужно, он им сам отпишет. Пожав плечами, Мария Ермолаевна отрядила несколько человек дворни на поиски Киры Караваевой, а сама, затеплив в красном углу лампадку, опустилась на колени и стала отчаянно просить за младшего сына. Она-то всё понимала.

 

Из окна многолюдного собора было видно вечереющее апрельское небо с тихими звёздочками, и Кире воображалось, что это добрые очи святых, изображённых здесь на иконах, и, несмотря на то, что колени болели от многочасовой молитвы, девушка с новой силой обращалась к серьёзной и чуточку грустной Богородице, мудро смотревшей ей прямо в душу. Рыжеволосая богомолица никак не могла понять, что с ней творится. Конечно, она знала, что её хватятся, подрядятся искать и рано или поздно найдут — не так уж далеко она ушла от дома. Вспомнилось, как она однажды уже потерялась так, давно, на Крещение, по пути из церкви, когда задержалась, чтобы отдать юродивой Ксении свой тёплый платок. И как нашлась, вспомнила — и почему-то ужасно ей не хотелось, чтобы в этот раз её нашёл Арсений. Она и сама не понимала, отчего, а только чувствовала, что никогда больше не сможет спокойно смотреть ему в глаза, и что мысли о нём отзываются в её душе только болью, а не светом с примесью боли, как раньше. В воскресенье Паша Бельцова станет княгиней Щенятевой — но почему-то Кире чувствовалось, что это только отдалит Арсения, а никак не приблизит, что не может между ними быть ничего, кроме отношений брата и сестры. Так и было, и есть, и должно быть, и пусть и будет во веки веков: родных братьев-сестёр у неё не осталось — дай Господь, к осени один прибавится, и дай ещё, чтобы остался он долгожителем, не в пример остальным восьми — и за это Бог не обделил троюродными. Так пусть будет: брат Арсений, сестра Леночка, брат Матяша.

На последнем имени почему-то как кошки скребанули на душе.

— Господи, помилуй! — перекрестилась Кира. — Помилуй раба Твоего Матфея, огради его от всякого зла… и избави от этой напасти, от чего бы ни была она.

И вдруг — то ли ответом на свою молитву, а то ли ищущим объяснений разумом, Кира Караваева вдруг поняла, почувствовала до глубины, от чего была эта напасть — и тут пришло ещё одно, куда более странное: не горестно стало, а светло. Так светло, что и словами не сказать. Так светло, как и на Пасху не всегда бывает. Кира перекрестилась, благодарно пала ниц перед доброй, не строгой, но по-матерински серьёзной Богородицей, и весело, умиротворённо побрела обратно к Безугловым так быстро, как позволяла не на шутку разболевшаяся от долгого стояния на коленях нога. По пути она встретила отряженных на её поиски — и совершенно всё равно ей вдруг стало, есть среди них Арсений или нет, она даже не обратила на это внимания. Только тихо сказала:

— Простите, что доставила вам хлопоты. Идёмте все вместе обратно.

Дома Кира виновато опустилась на колени перед хозяевами:

— Дядюшка Григорий, тётушка Марья, простите меня, Христа ради, за побег. Я сама вернулась, они, — она кивнула на посланцев, — нашли меня уже на обратной дороге. Благодарствую за труды.

Мария Ермолаевна молча подняла Киру с колен, поцеловала троекратно и немедленно отправила отужинать да спать ложиться. И, нарушая просьбу младшего сына, послала Таньку с запиской, что барышня Караваева нашлась и с ней всё хорошо. Хозяйка почему-то знала, что Матяша простит её за такое непослушание.

  • Невеста императора / Медведникова Влада
  • Холодно / Отпустить / Анна
  • История начинающего журналиста / Шаронова Наталья
  • Осторожней, поэты, певцы, лицедеи! / Васильков Михаил
  • Мелодия №49 - Горькая / В кругу позабытых мелодий / Лешуков Александр
  • Судейский отзыв Сергея Чепурного. Остальная проза. / КОНКУРС "Из пыльных архивов" / Аривенн
  • Праздничная ночь / Евлампия
  • Микаэла - Папина дочка / «Сегодня я не прячу слез» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Аривенн
  • Переживу / Одержимость / Фиал
  • Адепт / Лики любви & "Love is all..." / Армант, Илинар
  • Подземка / Cris Tina

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль