Глава 3

0.00
 
Глава 3

Просыпаюсь от тесноты. Как-будто, что-то давит в меня. Открываю глаза и застываю. К моей груди, крепко прижимается Самара, а моя рука обвивает ее. Пробегаюсь взглядом, в очередной раз чертыхаясь, потому что на ней ничего нет из одежды, кроме трусиков. Тонкая полоска, очерчивает ее бедра.

Проклятье.

Вообще-то, я оставил ее в спальне, в своей кровати, а сам лег на диван. Не помню, чтобы приглашал ее под бочок.

Самара шевелится и с пыхтением, а заодно и втискивая меня еще сильнее в спинку дивана, ложится на спину.

Гребаный ад. Мне дышать нечем. Меня, как в коробку сунули. Хорошо, что я не клаустрофобик… а тут еще бесплатная показуха сисек.

Я прочищаю горло, скользя взглядом по ее небольшой груди с коричневыми сосками. По плоскому животу, с торчащими ребрами и тазобедренными косточками, к полупрозрачному треугольнику ткани.

Это неправильно.

Мало того, что она навязалась на мою голову, так еще и нажралась, как свинья, вынудив меня нянчится с ней.

Где справедливость?

— Ты уже не спишь? — сонно бормочет она.

Я быстро закрываю глаза. Сердце, неожиданно начинает скакать, как сумасшедшее. Ну, да. Меня, почти что, поймали с поличным за разглядыванием обнаженки.

— Я знаю, что ты не спишь. Дэррил?

— М? — я не открываю глаз.

— Ты не возбужден.

Я сдерживаю смешок.

— А должен?

— Я в одних трусиках.

— И?

— Ты должен был возбудится.

— Я никому ничего не должен. И вообще, какого дьявола ты тут спишь? Тебе мало места в кровати? — я открыл глаза, встречаясь с кошачьим взглядом Самары.

— Почему ты не возбудился, Дэррил? — вторит она поднимая бровь. Ее ладонь ложиться себе на грудь, и медленно опускается вниз, вдоль живота, к трусикам.

На доли секунды, я как завороженный следую взглядом за ее рукой, но тут же стряхиваю наваждение, и ничего кроме раздражения, не чувствую.

Спихиваю ее с дивана, не особо заморачиваясь, если она ушибется.

— Одевайся и уходи. — Я сажусь.

— Ты импотент? — не унимается Самара. Ее груди чуть покачиваются, когда она переводит вес на колени. — Может, ты голубой?

Может, не может? Почему, да, почему? Задолбала.

— Я встречалась с одним импотентом и могла его завести. Даже старички и те возбуждались. — Она встает на ноги.

— Да, ладно? — усмехаюсь я.

Я ни тот и ни другой. И вряд ли у тебя что-то получится.

— Да.

— Уходи, — я поднимаюсь с дивана, но Самара резко толкает меня обратно, забираясь мне на колени. Ее левая рука вцепляется мне в волосы, губы прижимаются к моим. Она снова вынуждает меня, а может бросает вызов… и я отвечаю на него, ни черта не понимая — почему. Я целую ее в ответ, так же яростно, как и она меня. Наши зубы стукаются, языки заплетаются. Я чувствую перегар, но плюю, на мгновение забываясь в ритме наших безудержно движущихся губ. Ее другая рука спускается по моей груди, вниз, но я перехватываю ее до того, как она достигнет паха и резко отвожу в сторону, второй рукой, отстраняя ее. — Похоже, тебе мало было, когда тебя затрахали. — Хриплю я. Мои губы еще влажные от поцелуя. Самара тяжело дышит. Ее соски торчат, глаза блестят желанием. — Одевайся и уходи. — Я сталкиваю ее с колен и встаю.

Ее взгляд опускается к моему паху и округляется.

Да, детка, ты проиграла.

— Значит, ты неисправимый импотент, да?

Я потираю лицо.

— Хватит об этом.

— А если…

— … выметайся! — рявкаю я.

— Ладно. Я просто хотела удостоверится.

— Удостоверилась?

Самара быстро одевается, но на пороге у двери, останавливается, поворачиваясь ко мне. Пару секунд она смотрит на меня, после задирает юбку и стаскивает трусики.

— В знак извинений. — Она отдает мне их и выходит из квартиры.

Я стою, как пораженный, держа гребаную тряпочку… я чувствую, что она влажная и теплая. Ну, да. Самое то, когда у тебя есть на что потратить фантазию. Ага.

Возвращаюсь в гостиную и плюхаюсь на диван.

Что за черт?

Запихиваю трусики Сары под подушку и долго потом смотрю на нее, гадая — зачем она отдала их мне? Неужто, и вправду думает, что я импотент? Надеется, что они послужат не худшим антидотом против нестоячки? Девочка, у меня даже на полшестого не встанет.

В следующие несколько часов, я провалялся на диване за телевизором.

Смотрел свои любимые передачи — «Форд Бойярд» и «Купономания». Я как-то фанател от Ф.Б. даже послал заявку на участие, но мне не ответили. А что говорить о купонах! Так, я конкретно на них подсел. Скупал журналы и газеты, где они были, аккуратно сортировал, но после понял, что мне это не нужно. У меня и подвала-то нет, чтобы держать там весь съестной хлам.

Звонил Маркус. Мой друг. Ему можно было присудить звание «Лучший друг», но уже в прошлом, потому что сейчас он заимел себе медаль «подсиралы». Не упустит момента поржать над тем, что я сделал и тем, как я справляюсь без этого. Мы договорились встретится у меня вечером.

Следом за ним, звонила мама. Она сказала, что в эту субботу у отца день рождение и я обязан там присутствовать при полном параде, что означает — костюм, радости полные штаны, оптимизм и никакого проблемного дерьма.

Если честно, я не хочу идти, но видимо придется. Придется выдерживать отца с его бесконечными вопросами, когда я найду себе бабу и зачну ей ребенка. Вот в этом и основная проблема, почему я не хочу идти — мои родители не в курсе, что я оскопил себя. Для отца это будет шок, для матери инсульт. Она, как и он, мечтают о внуках или внучках.

Если и найдется та, которая согласится на ребенка, то я не буду способен ее оплодотворить даже искусственно. В любом случае, сперма будет не моя, а какого-нибудь левого дрочилы. А значит, и ребенок, фактически не мой. Но, самое интересное, что это будет не просто обоюдное согласие со стороны будущей матери и моих родителей на зачатие, а заверенное нотариусом траханье в нашей супружеской постели. Ха-ха.

Короче, мне пришлось согласится, только я одного боялся, что мать увидит контейнер с мочой. Придется солгать, сказав, что у меня проблемы с почками и это временно. Надеюсь, мать не велит мне снять штаны и показать своего шустрика.

Я еще в шестнадцать ушел от родителей. В шестнадцать, устроился на работу и в шестнадцать снял комнату в общаге. Там и началась моя беспробудная «студенческая» жизнь. Пьянки, гулянки, девки. Неразборчивый секс, травка… я через все это прошел и уже к восемнадцати осознал, что пора завязывать. Я разорвал все сомнительные связи. Из них, остался только Маркус.

Вообщем… я не имею понятия, как выдержу день рождение отца.

Они у меня католики, впрочем, и я так же, как и Иисус, распят на кресте, с одним отличием — я не верю в него. Как можно верить в того, кого уже не существует? Да, в его словах есть какая-то истина… «Господь ведает, что творит, а человек слепо следует по пятам». Вот и мы, овцы, идем за своим волком, чтобы познать все блага и горести всевышнего.

Я это к тому, что для родителей, мой поступок провинность, а для Бога… хм, разве я не очистил душу и тело от скабрезности?

  • Про шляпу / Фомальгаут Мария
  • Ничей / В ста словах / StranniK9000
  • Свободный шут, или Разговор под вечер. Автор - Елена Абрамова / Дикое арт-пати / Зауэр Ирина
  • Символ / Пара фраз / point source
  • Перелёт фрегата «Нормандия» к Цитадели. Недолгая стоянка / Светлана Стрельцова. Рядом с Шепардом / Бочарник Дмитрий
  • Забытое имя / Сторож зверю моему (Бисер) / Зима Ольга
  • Все только для Вас! - svetulja2010 / Миры фэнтези / Армант, Илинар
  • Писака / Цикл "Страннику" / Потапыч Михайло Михайлович
  • Тема 22: "Скоро" / Флэшмоб "В ста словах": продолжение / point source
  • Невозможные неформалы-хомяки / Хомячки неформалы / Швыдкий Валерий Викторович
  • *** / Стихи / Капустина Юлия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль