5

0.00
 
5

5

 

***

Осень в этом году слишком холодная. Меня никогда не покидало ощущение, что никто давно не знает, какой она действительно должна быть. Как солнце подсвечивает невысокие сопки, чем пахнет степь, насколько влажен туман в заросшем кустами овраге. Тощие суслики — могут ли они так отважно высовывать из нор наглые морды, когда мимо проходит тяжеловооруженный рейд из сорока человек?

К счастью, у меня есть надежда, что когда-нибудь поеду к сестре, и она мне все покажет. Но настоящую степь все равно не увижу. Элизиум — большой тропический остров под прозрачным куполом. Все, что осталось. Хотя вернее сказать — все, что нам оставили.

«Нам», потому что идиоты, так засравшие планету, давно сдохли! Я бы выкопал их всех из могил, чтобы плюнуть в пустые червивые глазницы каждого! Теперь потомки ютятся словно крысы в крохотных подземных комнатках, а вся жизнь сосредоточена в виртуальных мирах! Детство, учеба, работа, отдых и даже смерть!

Удушливая вспышка ярости. Нет, я вижу, смотрю прямо туда, откуда поднимается гнев, внимательно рассматриваю это ощущение, словно взвешивая. Нет, не трогать, не гасить, просто смотреть…

Уфф, отпустило. Надо спокойнее, мне рейд вести. А спонсоры не любят психов. Кстати, о спонсорах…

— Рейд, сто-о-ой! — я гаркнул так, что суслики все же попрятались, шустро разбежавшись по норкам.

Впрочем, один толстяк, видимо выбрал чужую и застрял в ней, смешно дрыгая задними лапками. Скользнула улыбка, снова возник образ сестренки. Лапуля… Черт, отставить! Надо собраться.

— Тварь должна быть за сопкой. Всем оправиться, подтянуть снаряжение! Ластморд, отправь кого-то в стелсе*, пусть посмотрит что там.

*(Стелс временная невидимость, классовое умение рог (разбойник, подвижный, легковооруженный воин) и высокоуровневых магов).

— Сельфина! Пожалуйста, осторожнее! Снова загнешься, рейд в третий раз шмот тебе собирать не будет! Больше секси, меньше агро! Зрители это любят, а дамага нам хватит. И следи за своими «художницами», моя горящая задница плохо смотрится в кадре!

Рейд взорвался от хохота, но фокусы наших магов мне не показались смешными. Их прошлая импровизация стала хитом, побив рекорды просмотров, и принесла нам хорошие деньги. Но повторяться нельзя. Еще один такой трюк в том же духе только отнимет аудиторию. Мы же не клоуны. Есть штатные сценаристы, вот пусть они и думают.

— Внимание! Через пять минут включу трансляцию. У нас больше миллиона заявок на этого аутдора*. Следуем плану, без глупостей!

*(Аутдор — редкий рейд-босс, случайно появляющийся в пределах своей локации вне подземелий).

Я слез с Буцефала, чуть потрепал его дружелюбную лошадиную морду и сел в позу «лотоса», чтобы выйти в «реал». К сожалению, никаких кнопок, логов, средств связи и прочей обычного для виртуальных игр интерфейса в «Сансаре» никогда не было. Выходить из игры для того, чтобы нажать пару кнопок, конечно неудобно. Но в поле зрения не должно болтаться ничего лишнего. Тут все серьезно, только «хардкор», никаких костылей и приторной «няшности». Для «казуалов» есть миры поспокойнее, а нам платят за настоящую боль.

Мир мягко погас, а передо мной возник блок управления в бассейне родного «фитнес-костюма». Комфортный полумрак, в голографических стенах на мелкий белоснежный песок накатываются изумрудные волны в белых барашках. Настоящее море, не нарисованное. Подарок с Элизиума. Пока еще хватает денег оплачивать учебу сестры, но если прогресса в рейдах не будет, их просто перестанут смотреть. А замок Мары выглядит таким неприступным…

Я тяжело вздохнул, вбивая в декодер персональный код для трансляции. Мы не можем топтаться на месте так долго. На одних аутдорах далеко не уедешь, а «Артификалы» по слухам уже начали подбираться ко второй волне треша*. Придется рисковать и поднимать синхронизацию.

*(Треш — мобы, заполняющие рейдовые подземелья перед «рейд-боссами»).

Да, мы потеряем несколько людей на делевеле. Два месяца им придется качаться заново, еще примерно столько же мы будем восстанавливать именной шмот. И это если повезет с лутом и таких «жертв» не больше десятка. Больше игроков за разумное время нам просто не одеть. Но что еще остается? Ждать пока конкуренты обгонят и заберут весь бюджет на рекламу?

Конкурс на место в рейде огромный, но хорошую замену найти очень сложно. Ребята пашут на пределе, резерв остался только в уровне синхронизации. Но это очень рискованная ставка, хоть и не последний же уровень ставим. Вдруг ляжем все? А ведь были времена…

Повышение точности, быстроты реакции, скорости и свободы движений сможет прибавить почти треть дамага. А вот мне придется тяжко…

Я задумчиво посмотрел на свои руки. Одно из самых сильных и быстрых тел в мире, всю жизнь в игре. Вены, почти с мизинец толщиной. Тяжелые, распухшие бугры мышц. Обтянутый тонкой пленкой «костюма», я парю в сверхтекучем прозрачном растворе, не чувствуя ни малейшего сопротивления среды.

Совершенная технология заставляет тратить в игре столько же сил, как если бы ее объекты существовали в реальности. При любом контакте в игре жидкость бассейна мгновенно изменяет свойства, застывая с необходимой упругостью в нужных местах. Так имитируется взаимодействие с любыми объектами виртуального мира. Погладить пушистого кролика или с размаху врезаться в металлический столб — фитнес-костюм абсолютно точно передаст нагрузку и ощущение во всех точках контакта.

Поэтому мускулистый моб бьет очень сильно и болезненно. Но их такими нарисовали, а вот возможности игрока соответствуют способностям и качествам его настоящего тела. Искусственный интеллект не обманешь. Поднятие лута разблокирует недоступную ранее функцию и вот броня легче и прочнее прежней, а новый меч тяжелый и острый. Но слабак его все равно не поднимет. С набором опыта изменяются только доступные спеллы, а вот боевые навыки и характеристики тела новичкам приходится качать по-настоящему в бассейне фитнес-костюма. Тут многое уже и от природных данных зависит. Мне, наверное, повезло с моими. Танком в игре могут быть только очень крепкие люди…

Поэтому там мы показываем только то, что можем в «реале». Пока еще можем, постаревшие гладиаторы никому не нужны. Плохо, если они ничего не скопили. Да и топовые маги, почти всегда молодые девчонки. С возрастом уже таких вензелей не накрутишь. А если нет точности, то нет и силы у спелла.

А вот варлокам тут повезло, до самой старости могут бегать. Но там ведь какие мозги нужны… Все на математике. Если плохо просчитал, то вместо шадоуболта лишь сизый дымок выйдет. А если еще и криво «тапнулся»*, то собственный пет добьет при первой возможности. Сложные там у них отношения. Демон, тварь дурная и подленькая, любит причинять боль себе и хозяину.

*(Тап — спелл обмена количества жизненных сил варлока на ману).

За болевые ощущения отвечает связь с нервной системой — крошечный, вживленный в меня датчик. Он может убить, если умру в игре со сдвинутой «синхрой» на максимум. Я так потерял немало друзей в свое время…

На табло стали стремительно отщелкивать цифры. Ого! Сегодня аншлаг, зрителей заметно прибавилось. Значит, спонсоры будут довольны, вся индустрия инвентаря для виртуала на нас держится. Грамотно людей разогревают. Сначала простенькие силовые джойстики в игрушках попроще, а потом и на настоящий боевой костюм для «Сансары» деньги найдутся.

Закончив возиться с настройками трансляции, я наконец-то ткнул в большую красную клавишу. Ну, что же… Время для шоу. Поехали!

***

Серые мазки тумана, тихий неразборчивый шепот. Знакомый, бесцветный мир. Беспорядочная горка крупных камней, разорванные останки ящера на мели.

Значит, игра… Шок, изумление и растерянность все сразу.

Да, неужели? Как давно?

Впрочем, я уже знал. Всплывший образ Лапули в моем видении выглядел намного младше лучницы, только что отправившей самоуверенного элементаля в «сумрак». Но где меня держали все это время? В кролике? Ад для хардкорных игроков так выглядит? Отмаливать грехи юности в шкурках миллионов погубленных мобов?

Вдруг словно повеяло холодом, что и прервало мой внутренний диалог. Впрочем, я ничего не терял он состоял из одних вопросов. Ощущалось чье-то присутствие, словно нечто невидимое вплотную меня разглядывало, и оно не показалось мне добрым.

А вот ушло. Теперь его нет, по крайней мере, не чувствовалось. Но вот что мне делать теперь? Как рейд-лидер топовой гильдии превратился в виртуального зайца? Съел что-то? Кого-то? Жив, мертв, сон, глюк, проклятие чтосо мной? Или по сети блуждает лишь слепок того человека и копия части памяти, цифровой полтергейст?

В любом случае, я точно свихнусь, если продолжу себя переспрашивать. Того и гляди, еще и отвечать начну другим голосом или «чувствовать». А санитаров тут нет, вязать меня некому. Но вот сестренка может что-то знать. Как она сюда попала? Наверное, платить за обучение без меня не смогла, и ее просто выкинули из Элизиума… Попробовать рассказать ей все?

Воображение нарисовало картинку, как моб прыгает Лапуле на ручки и брызгает слюной, пытаясь выговорить что-то разумное. Или сопя, рисует на влажном песке ребусы, объясняющие, что он ее брат…

Но не втяну ли сестру в свою мутную историю? Вдруг ей навредит тот, кто меня разглядывал в «сумраке»? Нет, нельзя рисковать. Это мой квест, моя тайна, разберусь сам. Хватит с нее и драчливого кролика с жалобным взглядом. Поберегу психику сестры.

Стоп! Мафанечка ведь про брата что-то говорила, причем в прошедшем времени, словно он мертв. Но ведь я жив! Или нет? Именно так выглядит смерть? Чтобы разобраться в картине, одного воспоминания мало. Это был только первый пазл. Мне словно показали небольшую часть из середины длинного сериала с видом от первого лица. Возможно, новые серии проявятся с набором уровней, точно так же, как игроки получают свои спеллы…

Но было ли это вообще воспоминанием? Я по-прежнему не помнил ничего кроме просмотренного отрывка. Слишком мало для устойчивого отождествления с его главным героем. А если бы я вдруг увидел фильм про ворон, то значит, надо считать себя одной из них и начинать каркать?

Я усмехнулся про себя. Странное дело — все держится только на содержании памяти. На ее преемственности, воображаемой линии, протянутой из отрывка прошлого в фантазию будущего. От простой информации зависит то, что мы считаем «собой», но ведь, она так неустойчива! К тому же может быть легко имплантирована, замещена новой. Никто даже не почувствует разницы…

В любом случае, мне нельзя далеко отходить от Лапули. Пока других данных нет, буду по умолчанию считать себя ее братом. У девчонки все должно было сложиться иначе. Со мной что-то произошло, и причины этого могут спрятаны где-то в реальном мире. Нельзя, чтобы сестра меня узнала. Целее будет. Она и так вынуждена бегать за чокнутыми кроликами и отбиваться от злобных ящериц на хардкоре. Надо найти ее, я обязан ей помочь.

К счастью, долго искать не пришлось. Перепаханный берег выглядел так, словно с двумя ящерами тут сражалась целая пати. Куски первого, вперемешку с моими камнями валялись повсюду, а у трупа второго и сидела Лапуля, оплакивая истерзанное тело волчицы.

Охотники обычно привязываются к своим петам и сестренка попалась в ту же эмоциональную ловушку. Преданная собачка отдала за хозяина свою жизнь и теперь Лапуля рыдала над этой трогательной, но совершенно нереальной картинкой. Ум нарисовал себе образ лучшего друга и теперь радостно его оплакивал. Образ, просто мысль!

Впрочем, так всегда. Люди живут в клетке собственных представлений, таская всюду с собой тюрьму тела. Но мне легче, я хоть могу иногда менять камеру… Чуть раньше в моем уме присутствовала уверенность, что я моб. Ложный вывод и вот на мне четыре трупа. Следующая фантазия может закончиться новыми жертвами, но я никогда не узнаю, что собой представляю на самом деле. Всегда будет грозить возможность новой ошибки…

Наконец, девушка успокоилась, высморкалась и перестала гладить шерсть мертвой волчицы. Выдернула две стрелы из спины ненавистного ящера и, злобно пнув его труп на прощание, решительно направилась к лесу.

Я поспешил за ней. Видимость из «сумрака» всего несколько метров и терять ее из вида нельзя. Надо срочно найти новое тело, причем такое, чтобы я мог находиться всегда рядом с сестрой. Какую-нибудь мелкую птичку, шмеля или бабочку…

Я задумчиво подплыл к какой-то пернатой мелочи, беззаботно чирикающей на длинной, узловатой лиане. Желанного сияния не было. Ни синего, ни красного — никакого. Пичуга маловата. Но если бы даже туда влез, какой от этого толк? Чем я тогда мог помочь? Петь воодушевляющие песенки сестренке в бою вместо барда? Она настырную птичку бы подстрелила и съела, музыкального слуха у меня никакого…

Лапуля вдруг остановилась и замерла, что-то заметив. Ничего не видно, для меня вокруг клубился только надоевший серый туман. Расковыряла в земле камешек, ловко размахнулась и кинула. Ждет кого-то, качается на носочках, ноги чуть пружинят как у боксера. Оружие не достает, смотрит внимательно, напряженно. Новая парочка ящеров?

Девушка начала двигаться еще до того как я увидел «живой снаряд». Перенос веса на левую ногу, быстрый шажок правой назад по дуге. Разворот тела за доли секунды до того, как что-то невысокое, толстенькое и обтекаемое пробивает стену тумана и несется в ту точку, где только что стояла Лапуля. Тварь пролетает вплотную к ней, чиркнув так близко, что казалось, прихватит с собой одежду и полоску самой сестренки.

Я не успел даже понять, кто это был — зверюга снова исчезла, видимо разворачиваясь где-то в кустах для новой атаки. Процесс повторился несколько раз, напоминая древнюю забаву тореадора с быком, где роль последнего досталась кабанчику. Мощный торс, острые бивни, короткие, но очень проворные ножки.

Девушка однообразно, но хладнокровно вращалась циркулем вокруг левой ноги, а свинья напористо и жизнерадостно продолжала попытки проткнуть пустое пространство и, наконец, вымоталась. Обессиленное животное, тяжело дыша, подошло почти вплотную, видимо собираясь упасть сестре на ноги, чтобы она больше не вертелась. Проще забодать ее в ближнем бою.

Лапуля, искусственно улыбаясь, начала делать комичные пассы руками, пытаясь успокоить животное. Поросенок недоверчиво мерил ее мрачным взглядом, подозрительно фыркая. Должно быть, понадобился новый пет вместо волчицы. Приручает, сейчас попробует покормить. Слабое голубое сияние. Да это же то, что мне нужно!

Я торопливо бросился к свинке, растворяясь в ослепительной синей вспышке. Мир распахнулся, и уже в следующий миг напротив меня стояла сестренка с большим батоном в руке. Протягивая его, она что-то ласково шептала, подмигивала и корчила смешные, умилительные рожицы. Похоже, всерьез думала, что кабанам нравится именно это…

Я понятия не имел, как ведут себя настоящие свиньи. Хотя многие девушки, наверняка утверждали обратное. Тот рейд-лидер, скорее всего, был очень популярен у женской части гильдии…

Постараюсь, чтобы мое поведение смотрелось естественным. Чуть поднять «брови» вверх, глупое выражение глаз, доверчиво тяну влажный пятачок к протянутой руке.

— Ну, давай! Ням-ням. Ешь, глупенький, смотри, как вкусно, — Лапуля демонстративно откусила от булки, чересчур наиграно изобразив неземное блаженство.

Тьфу, ненавижу сюсюкание. Ведет себя, как дурочка. Просто несет «няшностью». Да кто так с серьезными кабанами общается? Еще бы розовый бантик с попоной на меня нацепила! Лучше бы пива дала, от мучного сало рыхлеет…

— Вкусненько-вкусненько! На, бери милый, — продолжала сладостно ворковать сестренка, снова протягивая надкусанный батон.

Некоторое время я боролся с желанием стереть это тупое выражение с ее личика, и больно цапнуть за руку. Ну, просто выбешивает нежностью, что она как с теленочком… Я же суровая, брутальная тварь из темного леса! Ко мне с уважением надо, особый подход нужен! Только Нью-Лайф! Только хардкор!

Я угрожающе хрюкнул и воинственно поскреб копытами землю. Сестра примолкла и насторожилась, медленно потянувшись за луком.

Черт! Откуда у меня всплыла боевая речевка? Что-то кармическое. Тупо пристрелит же…

Я торопливо сменил гнев на милость и, дружелюбно крутя хвостиком, стал давиться черствым батоном. Лапуля внимательно на меня посмотрела, но руку от лука убрала.

Уфф… Вот когда еще можно так над сестрой поглумиться? Но чуть не переиграл… Что там мне положено теперь делать?

Дурашливо подпрыгивая, я сделал пару кругов вокруг хозяйки, всячески изображая радость от обретения столь высокого покровительства. Готов служить, рвать и топтать!

Похоже, не поверили. Что-то делал неправильно. Сестра щелкнула пальцами, подавая какую-то команду. Понятия не имею, что она от меня хочет.

Я демонстративно повернулся назад, будто в поиске объекта, к которому она обращается. Глаза сестренки смешно округлились. Ну, надо же… У нее от пережитого атрофировалось чувство юмора. Я сел на задние лапки и понимающе развел копытцами.

Не знаю, что было бы дальше, если бы из кустов в этот момент не вывалился Макс со своим демоненком…

Парень тряс потрепанными птичьими тушками, и открыл было рот, торопясь поведать эпическую сагу о славной охоте, но Лапуля резко оборвала его.

— Посмотри на меня!

— Что? Ранение? — Макс испуганно оглядел девушку.

— Я нормальная? — давила на него сестренка. Интересно, что было бы, если он сказал «нет»?

— В смысле? — осторожно переспросил парень, ожидая подвоха.

— В прямом смысле! Глаза не красные? Речь не сбивчива? — Лапуля настойчиво подводила его к какому-то выводу.

— Да у тебя всегда… — он видимо хотел продолжить мысль, но вовремя остановился. — Все, как обычно. А что? — вкрадчиво добавил Макс.

Забывшись, я внимательно следил за их диалогом, переводя взгляд с одного на другого.

— Хорошо, смотри, — она кивнула в мою сторону.

Тут до меня дошло, что все это время, я сидел в совершенно неестественной для кабанчика позе, но успел вскочить на четыре ноги раньше, чем Макс обратил на меня внимание.

— Поздравляю, у тебя новый пет. А с Бимкой что? Или хрюшка лучше? — он не понимал, почему обычный свин занимательнее саги о поимке злополучных жар-птиц.

— Ты посмотри, что он делает, — девушка устало вздохнула, сомневаясь в своем здравомыслии. — Он же на задних лапах сидел и на нас пялился. Я его даже отозвать не могу.

Макс смерил сестренку нарочито сострадательным взглядом. Выглядело издевательски. Я, как ни в чем не бывало, старательно ковырял рыльцем в пыли, катая по кругу крупные желуди.

— Лапуль, опять начинаешь? Ты не горячая? — участливо спросил парень. — Опять зайчики кровавые в глазах пляшут?

— Дурак! Да, этот такой же! Глаза те же самые!

Я поперхнулся, выплюнув желудь. «Те же», в смысле, кроличьи? Мне, похоже, хамят! Хотелось переспросить, но ведь опять только хрюкну! А вот с «отзывом» нехорошо получается. У меня так не выйдет. Ну, спишите на баг, бывает…

— Ваше величество преследует сам Черный Кроль, и вы посвятили его в свои петы? — Макс сильно рисковал, поддразнивая сестру. — А может и в птичках сидел? — Он потряс связкой жар-птиц.

— Хорошо. Смотри на ботиночки! — Лапуля топнула стройной ножкой.

Мы оба перевели взгляд на ее обувь. Черные, высокая шнуровка, тупые носы. Они видят что-то незаметное для меня? Что в них такого?

Но Макс нашел там незаметную бирку и изумленно присвистнул. Сел, пощупал, поднял взгляд на девушку, недоуменно покачал головой.

— «Каменное Сердце. И это тоже пройдет…», — прочитал он. — Но откуда? И снова сетовый бонус к ловушкам. Тот же рарник?

— Тот же рарник… — противным голосом передразнила Лапуля. — Бестолочь! А я о чем говорю?

— А где ты его нашла? Как он выглядел? И при чем тут этот кабан?

— Не я нашла. Он сам пришел! Элементаль, убийца Сельфины, — сестренка показала взглядом на скалы, откуда до сих пор доносился шум непрерывного боя. — Предупредил, когда на меня неслись два «рекса», а потом еще и убил одного из них! — уже в отчаянии прокричала девушка, понимая, что несет совершенно неправдоподобную чушь.

— Тише-тише. Я верю, спокойнее. Именно элементаль? Из соседней локации? — Макс искренне пытался разобраться. — Зачем ему спасать тебя? И почему все эти чудеса происходят, как только ты остаешься одна?

Я скрестил на макушке уши, прислушиваясь, а когда дошел смысл последней реплики, возмущенно фыркнул. Да что он понимает в мобах? Ящерам с одной легче справиться! Не надо держать нас за идиотов!

«Нас» — внезапно до меня дошло, что я опять думаю с позиции моба. Ум, как только получил новое тело, привычно отождествился с ним, а люди снова стали восприниматься чужими.

Мне подумалось, что вокруг всего лишь этикетки, которые мы привычно цепляем на все, что видим: «мы», «они», «мое», чужое». Когда я только проснулся в кролике, никаких «чужих» еще не было, впрочем, как и «меня». Дом, семья, род, страна, религия, планета — все это мгновенно становится «нашим», как только мы вырыли и заняли свой «окоп», отделив его от всего остального. Естественно, что в нем сидят товарищи по оружию, а от всех остальных надо отстреливаться. Кругом враги, не зря же рыли… Они ведь не с нами сидят, а в соседней траншее, прямо напротив. Мало ли, а вдруг пальнут, уж лучше мы первые…

— Я не знаю, почему. Я достала боты из него. Бимка погибла. Нашла этого кабана — приручила, но он какой-то неправильный, такой эмм… — Лапуля замычала, пытаясь выразить неясное ощущение.

— Это нервное, — успокаивающе заверил ее Макс. — Так кажется. У меня тоже бывает со своими демонами…

— Что у тебя бывает с демонами, мне безразлично, — раздраженно перебила его Лапуля. — Ты слышал, какие басни стали ходить после того, как меня в таверне высмеяли с этим зайцем?

— С Черным Кролем? Так это же архетип, им детей пугают. А кто тебя за язык тянул? Я же говорил не болтать, и что? — ядовито сказал Макс, явно обидевшись на последнюю реплику.

— А то, — тут сестренка покосилась в мою сторону и почему-то начала говорить шепотом. — А то, что все эти странности могут быть как-то связаны. Вдруг это опять он?

Варлок изучающе алчно посмотрел на меня. Казалось, что он даже облизнулся. Взгляд холодный, цепкий, внимательный. Я почувствовал себя неуютно, словно стою перед ним голым, хотя ведь все так и было…

Мелькнувшее в уме сравнение меня заинтересовало. Похоже, что-то глубоко внутри привыкло к одежде. Еще один намек на мою латентную человечность, что очень обрадовало, но вот направление разговора нравилось все меньше.

Не хотят ли они меня пустить на сало и ценный лут? Надо бы перебраться поближе к густым зарослям. В воздухе отчетливо запахло жареным поросенком.

— А давай убьем, да проверим! Он же около тебя всегда трется, — радостно предложил Макс, будучи сторонником быстрых и простых решений.

— Я уже думала, — задумчиво прошептала Лапуля. — Но он меня спас!

— С ума сошла? Это же просто моб, пусть и рарный. Искусственный интеллект чуть посложнее. Он не думает, а реагирует. Учится, но не мыслит. Ходячий алгоритм, машина. Если это правда, то ты только представь перспективы! Тебя и так куда угодно возьмут, а мне самому пробиваться!

— Я понимаю, но пока не могу. Мне до сих пор тот кролик снится. Мобы так не смотрят! — убежденно сказала сестра, зачем-то вежливо улыбнувшись мне.

Хороший ход мысли. Мне нравится. Возможно, она допускает, что пет ее хорошо понимает. Впрочем, в этом уверен любой человек, у которого был свой питомец. Но вот так подозревать разум в виртуальной свинье, может только очень доверчивый оптимист.

Похоже, я плохо знал свою сестру. Жил в бесконечных рейдах, а она на Элизиуме. А теперь, скорее всего, переехала ко мне домой, раз в игру залезла. Лучше бы продала фитнес-костюм, топовая же модель, наверное, сумасшедших денег стоит. Глядишь, и учебу закончить хватило бы…

Зато сейчас есть возможность быть к ней ближе и хоть что-то исправить, только вот от долговязого маньяка придется избавиться. Вон стоит, лоботряс — страшненький, ядовитый, худой, слюни текут — видимо, мысленно примеряет на себя полный сет с моей тушки. Ничему хорошему мою красавицу этот мрачный тип не научит. С такими задохликами всегда на охоте что-то случается. С делевелом. Не пара он ей, вряд ли сестренка ждать его будет, я другого найду…

Макс замолчал, видимо перебирая про себя варианты. Варлоки даже не класс, это диагноз. Или проклятие, как посмотреть. Длительный дискурс с чертями приучает к строгости мышления, только Лапуля не демон, ее поверхностным анализом не возьмешь. Женские эмоции не просчитать, там логика не работает, столько всего накручено… Совершенно непонятно, что в привычные уравнения ставить.

— Ладно, пока не говори «нет». Просто отложим эту тему на время, — примирительно сказал Макс, что-то придумав. — До вечера. Идет?

— Хорошо, — кивнула Лапуля, вставая. — Пошли. В любом случае, это только еще одна вещь. Или ты думаешь, он вечно около меня спавниться будет? Слышишь, какой геноцид народ на скалах устроил?

— Там видно будет, — зловеще ухмыльнулся варлок. — Птиц сдадим и в пещеру. У нас там новая цепочка квестов, до вечера должны управиться.

Ну, что же, значит, у меня есть время для организации несчастного случая. Я довольно хрюкнул и весело потрусил к хозяйке. Справиться с этим болваном, должно быть нетрудно.

Периферийным зрением поймал на себе взгляд его демоненка. Он смотрел на меня оценивающе и разумно! Жесткая щетина встала дыбом, волна крупных мурашек. Я резко затормозил, повернул к нему голову — может, показалось?

Удар в бок. Макс спотыкается об меня, нелепо машет длинными руками в попытке удержать равновесие. Но куда там, центр тяжести высоко, такая башня…

Долговязик летит в колючий куст. Шипение, ругательства, но мне сейчас не до него. Стою, как вкопанный, уставившись на чертенка. Снова пустой, бессмысленный взгляд. Моб, как моб. Но я только что видел в подленьких черных глазках искру разума! Неужели, померещилось?

Тряся башкой, озабоченно подбегаю к Лапуле. Неужели я такой не один? Фоном идет шумное выяснение отношений между разъяренным варлоком и вставшей на защиту сестренкой. Не обращаю внимания, важнее понять, почему демоненок прячется…

Пока люди шли сдавать свой квест, я верной собачонкой бежал в ногу с сестрой, стараясь показать лучшие свинские качества. Буду давить на эмоции и заставлю крепче привязаться ко мне, а то этот извращенец все облизывает меня мечтательным взглядом. Должно быть, я выгляжу для него как антикварная свинка-копилка, набитая золотом.

Да можно бы смириться с болью, чтобы подарить сестре лут, ресаясь в зверях рядом. Но это грозило раскрыть мое инкогнито, а значит, поставило бы ее под удар. Близость ко мне могли как-то использовать, а вовлекать сестру в таинственную возню с неизвестными правилами и стеснительно-загадочными бесами, не хотелось.

К тому же, пришлось бы делиться еще и с этим проходимцем, который бы не успокоился, даже засыпав свои два метра легендарным шмотом. Паразит бы мигом организовал продажу лута в пугающих воображение масштабах. Обидно страдать, чтобы сделать состояние этому упырю…

В голову лезла все более мрачная чушь. Джунгли успели здорово утомить меня. Высокая влажность, липкая испарина, нечем дышать, тело противно прело. По шкуре ползали разнокалиберные паразиты, копытцами их никак не счесать. Приходилось все время забегать вперед, чтобы успеть поваляться в ласковой нежной пыли и хорошенько потереться об ствол дерева.

Ко всему прочему, задумавшись, я невольно сожрал несколько перебродивших плодов. На вкус терпимо, но часть из них оказались гнилыми и червивыми. Теперь в брюхе ныло и жутко пучило. Кроликом и элементалем быть гораздо проще. Похоже, разработчики в свое время что-то напутали, засунув кабана в тропики.

  • Приговор / Mansur
  • ВО ЧТО Я ВЕРУЮ: ПРАВОСЛАВНАЯ ПОЭЗИЯ / Сергей МЫРДИН
  • Простое счастье / Андреева Рыська
  • Дуэльное / На грани / Чудовище
  • Рыдающий в душЕ / Tori David
  • Счетчик / Сима Ли
  • Усталость. Argentum Agata / Четыре времени года — четыре поры жизни  - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • Kartusha- Драконова гора / Много драконов хороших и разных… - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Зауэр Ирина
  • Русская классика / Мысли вслух-2013 / Сатин Георгий
  • Заветное желание / Салфетки / Меллори Елена
  • Дожди / Ингварр

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль