3

0.00
 
3

3

 

Траекторию зачистки неприятелем местности просчитать оказалось нетрудно. Встретившись в центре, пати и магичка вынужденно разошлись, чтобы не делить между собой мобов. За моей скалой как раз топталась пара их свежих стаек, а разбираясь с ними, девушка надолго выпадет из поля зрения своего обожателя.

Я бережно уронил свои камешки на землю так, чтобы мой силуэт не угадывался. В хаотично разбросанных, совершенно обычных камнях, угадать затаившегося элементаля, почти невозможно. Если только наша красотка не обладает особенным зрением, позволяющим видеть их «энергию». А может ли кто-нибудь разглядеть в ней меня? Там, где я сам себя найти не могу?

Я въезжаю в тела, словно в гостиницу, но себя так и не увидел. И даже не услышал, потому что, мысли тоже не являются «мной». Они возникают, некоторое время воспринимаются, а потом исчезают бесследно, а значит это нечто внешнее. А вот как найти «внутреннее», я так и не понял. Кто не понял, что это, где лежит? Волевой импульс, память, привычки, мотивы, любые особенности — все так текуче и непостоянно. Но если все так ежесекундно меняется, то чем мое «я» принципиально отличается от другого столь же ветряного «комплекта»? Где его неизменный «стержень»? Есть ли вообще в этом мире хоть что-то постоянное?

А вот про привычки… Настораживало еще и впечатление, которое на меня произвела эта пылкая особь. С чего бесчувственному каменному чурбану испытывать к ней такое влечение? Я бы еще понял, если бы возжелал какой-нибудь сексапильный осколок горного хрусталя. Обусловленность телом понятна и естественна, но почему меня так взволновала мягкая и теплая девушка?

Значит, где-то в «мыслящей ясности пустоты» таится привычка испытывать к подобным объектам особые чувства. Сексуальное влечение двух существ инстинктивно и означает, что они, по крайней мере, очень похожи, а скорее всего, принадлежат и к одному виду. Так неужели я человек или когда-то был им? Но что является определяющим признаком «человечности», чтобы отличить его от той же разумной «крольчатины»? Если бы я узнал такой атрибут, то поискал бы его у себя и вопрос бы решился. А если такого качества нет?

Я раздраженно мотнул «головой», не в силах справиться с этим анализом и едва не выдал себя. Камень на земле нервно зашевелился, а из-за угла как раз показалась моя цель и тут же настороженно застыла, упершись в меня подозрительным взглядом. Место казалось достаточно ровным, и я решил изобразить случайный камнепад, чтобы замаскировать то неловкое движение и катнул пару камешков, чуть пошевелив «гусеницами».

Ничего не двигается само по себе на плоской площадке, если только не упало сверху. Видимо, жертва подумала также, и посмотрела чуть выше. К счастью, там оказалось небольшое плато, где толкались мои родственники по горной породе. Если бы я умел дышать, то непременно бы облегченно выдохнул.

Магичка успокоилась и занялась тем, что умела лучше всего — уничтожением мобов. В отсутствии зрителей, внешний лоск и артистизм пропали, сменившись скупостью движений, рационализмом и точностью. Но даже сейчас, ее пластика завораживала.

Красивое, безжалостное и уверенное в себе существо. Я ошибся, оценивая ее издали. Когда на нее никто не смотрел, уже не было нужды поддерживать маску улыбчивой, доброжелательной и озорной девочки. Теперь она выглядела намного старше и уж точно не напоминала подростка. От этой женщины несло властью и железной волей, и она хорошо знала себе цену. Точеный профиль, изящные дуги черных бровей, а в голубых глазах бушевал океан. Бездонный, мощный, яростный.

В ней чувствовалась угроза и сверхъестественная, совершенно демоническая сила. Казалось, она с трудом контролировала кипящую энергию, льющуюся из тонких, длинных пальчиков, то морозными струями, то волной огня. В ее балете было всего два повторяющихся па, всего два спелла*, но они смотрелись выверенными и естественными, словно эта ведьмочка делала их так же легко, как дышала.

*(Спелл — магическое действие или заклинание).

Скрип снежных кристаллов сменялся треском огня и грохотом разрываемой на куски горной породы. В этой какофонии услышать тихий стук камней, нависшей сзади громадины, почти невозможно. Я поднял тяжелые булыжники над увлеченной боем красавицей, не решаясь раздавить столь совершенное существо.

В золоте волос, забранных в два детских хвостика, играли отблески пламени пожиравшего моих собратьев. Родинка на тонкой шейке, хрупкие ключицы, крохотные красные стеклышки в трогательных маленьких ушках. И такое сокровище сейчас расплющится под тяжестью камня?

Отчетливо представил хруст костей и безжизненное тело, которое только что так украшало собой этот мир… Покинет ли она его навсегда или люди ресаются точно так же, как мы?

Это же враг! Безжалостный и хладнокровный! Прямо сейчас она выжигает таких, как я, да еще и по несколько штук одновременно. Надо бить, пока она меня не заметила!

Я решительно поднял свои камни повыше. Вот сейчас!

Нет, не могу! Слабак!

Я просто не способен сейчас это сделать, что-то внутри яростно протестовало. И конечно не потому, что мне вдруг стало жалко врага. Нет, он жесток, умен и заслуживает уважения, но никак не жалости. Чертова ведьма слишком красива!

И в этот момент, девушка все же что-то почувствовала и обернулась. Я стоял к ней почти вплотную. В ее глазах мелькнуло лишь удивление, но не страх. А ведь ей, похоже, есть что терять...

И вдруг она закричала. Пронзительно, страшно, по-звериному. Трудно поверить, что человеческое горло оказалось способно на столь леденящий вопль.

Но это был не крик ужаса и отчаяния загнанной жертвы, а боевой спелл. Я почувствовал, что парализован. Связующая камни энергия на несколько секунд просто исчезла. Мое тело стало тяжело оседать вниз, распадаясь на части. Этого бы ей вполне хватило, чтобы отскочить, обездвижить, влепить снежный заряд, а потом спокойно и методично расстрелять меня фаерболами издали.

Не знаю, стал бы я за ней гоняться и дальше. Скорее всего, нет. Ведьма представлялась мне гораздо более ценной, чем все ходячие безмозглые камни в долине. Разрушить такую красоту казалось святотатством.

Но все сложилось иначе. Дикий вопль лишил меня контроля над телом, а тяжелые валуны уже давно занесены над ее головой в ожидании удара. Она не просчитала эффект и не успела отпрыгнуть. Камни сами опустились на нее, сминая и дробя в кровавую кашу кости и плоть. Через пару секунд ко мне вернулась способность двигаться, нот ничего исправить уже не мог. Изуродованное женское тело лежало сломанной безвольной куклой на забрызганных мозгами камнях.

Я все-таки убил ее! Ум онемел, не в силах поверить страшной картинке — как недавнее совершенство могло выглядеть столь безобразно? Куски раздавленной черепной коробки, слипшиеся в бледно-желтой слизи волосы, алая кровь толчками льется из раны. Содранная кожа свисала лохмотьями, обнажая красное мясо лицевых мышц и осколки зубов. Глазное яблоко выпало и повисло, держась на тоненьком жгутике. Какая мерзость! Как можно было купиться на это? Что в куске растерзанной плоти могло так привлекать меня раньше?

Я сам загипнотизировал себя и с удовольствием обманулся. Ее красота лишь оценка моего ума и существовала лишь в нем, никогда не покидая его границ. Если бы я видел это стройное тело внутри, то едва ли бы оно мне так понравилось. Вся эта гадкая слизь, куски мяса и жира, кал и моча — скрывались за тонким фасадом кожи чудесного сливочного цвета, давая этому чудовищу столь невероятные преимущества.

Идеальное тело выполняло ту же роль, что и ее спеллы — эффективное, беспощадное оружие. Я чуть не дал убить себя и едва не попался, уже готовясь безропотно выдавить очередную порцию лута под этими чарами. Идиот, наивный глупец!

Чертыхаясь и злясь на себя, я опять раскидал свои камешки вокруг обезображенного трупа. Ведьма кричала громко, а тройка ее коллег ходила где-то совсем рядом. Они не могли не услышать, надо готовиться. Гости будут совсем скоро, но вот чем занималась русоволосая девушка, пока ее ребята пилили камни мечами? Ее роль в бою для меня оставалась загадкой, поэтому начать лучше с нее, но торопиться не буду. Едва ли они ждут засады от тупых медлительных каменюк…

Слышен топот и частое дыхание. Бежать в тяжелых доспехах непросто, поэтому первым из-за угла вывернул тот худощавый парнишка с кинжалами. Нашел глазами тело, стремительно подлетел к нему и попятился, по-женски закрыв рот ладонью. За ним подбежали и его спутники.

— Жива? — задыхаясь, спросил обладатель доспехов. Он выглядел старше, хотя лицо из-под шлема толком не видно.

— Нет, — еле выдавил первый. — Меня чуть не вырвало. Кто с ней мог это сделать?

— Не трясись! Слишком рисовалась, звезда… Видел, какие для тебя фигуры выписывала? — русоволосая явно недолюбливала конкурентку.

— Да, синхронизация* у нее всегда почти на пределе. Бесстрашная. Ничего не боялась. Еще бы чуть-чуть и с концами… — сказал второй, внимательно осматривая мои камни.

Брезгливо отряхнул от мозгов руку, поднял голову вверх. Там на плато, все так же продолжали толкаться элементали.

*(Степень синхронизация определяет количество сигналов, которыми обмениваются «фитнес-костюм» и сервер. Ее высокий уровень обеспечивает лучшее взаимодействие с виртуальным телом, увеличивая точность, реакцию, степень свободы движений и ощущение боли. Предельное значение вызывает шок и гибель физического тела в реальном мире).

— Похоже, упала сверху. Зачем Сельфина туда вообще полезла? Да и не могла она к ним забраться. До левитации ей еще очень долго, — старший снова подозрительно посмотрел на меня.

— Не плачь малыш, через пару часов прибежит и расскажет. Куда так надрываться… — язвительно добавила русоволосая. А ведь еще недавно она выглядела в бою такой умиротворенной…

— Нет, не прибежит. Нулевой делевел* же. Только если завтра, да и то, если в городе попадется. К ней через ее фан-клуб не пробиться, — голос младшего нервно дрожал.

*(Делевел — штраф за смерть в виде потери уровня, навыков и опыта. Нулевой делевел — сброс всех навыков до стартового уровня в случае смерти игрока на предпоследнем уровне синхронизации).

— А ты у них абонемент купи, что с нами время терять… — ревнивый сарказм намекал, что эта стерва неравнодушна к парню, и никак не могла простить его внимания к прекрасной магичке.

— Кстати, вы слышали о Черном Кроле, вдруг его лап дело? — почти прошептал он, пугливо оглядываясь.

Это про меня что ли? Так я же был белый! Да и когда только успели все обсудить? Спутник Лапули ведь не хотел болтать, чтобы «узнать время респа»?

— Ага, и под пиратским флагом… — пробурчала русоволосая. — Что за бред? Его никто кроме Лапули не видел. Она просто набивает себе популярность, чтобы напомнить о себе. А то вдруг все забыли, кем был ее брат… — и девушка бухнулась мне прямо на «грудь».

Не скажу, что служить ей скамейкой доставило мне удовольствие. Ее крепкий широкий зад заслонил почти всю картинку. Похоже, она ненавидела всех женщин без исключения. «Руки» чесались хлопнуть «ладошками», чтобы раздавить ее, как надоевшую муху.

— Нет-нет. Мафанечка, я сам видел у нее эти перчатки. Под них даже пришлось запрашивать перепрошивку «костюма»*. Ультимативная вещица, ее уровень растет вместе с владельцем. Да и кролик выглядел совершенно обычным, разве что агрился, — старший укоризненно посмотрел на ворчливую девушку.

*(Фитнес-костюм в магнитном поле полностью имитирует реалистичность движений игрока, создавая нагрузки, согласно его текущей экипировке. Новые предметы разблокируют соответствующие им функции на «тренажере»).

— Так вот, говорят, что Черный Кроль может обернуться любым мобом в игре. Мне вчера в таверне рассказывали, что он недавно вырезал рейд «Нью-Лайфа» на аутдоре*. Им просто стыдно признаться, — продолжал заливать младшенький.

*(Аутдор — редкий моб (рейд-босс), убийство которого требует слаженных действий полного рейда профессиональных игроков).

Я едва ли понял, о чем они говорят. Похоже, теперь на меня валят все, что угодно. Придется соответствовать новой славе и оправдать такой аванс и доверие. Но главное, что Сельфина осталась жива. Странно, но она по-прежнему мне нравилась…

— Да что-то не верится, — мечник покачал головой. — Там настоящие профи, тем более на аутдоре обычно включают трансляцию на полмира. Тут бы такой визг поднялся… Впрочем, заболтались. Пошли, а то норму так и не выполним.

— Да с нашей рогой* немудрено, — Мафанечка, бросила подчеркнуто пренебрежительный взгляд на парнишку с кинжалами. Просто бог дпс-а*. До вечера царапать камешки будем. Да, Зерлинг?

*(Рога, разбойник — класс легковооруженного бойца ближнего боя. Дпс — величина ущерба (дамаг) от удара или спелла по мобу в секунду).

— Я предупреждал, что тут много не выдам. Это неудобный для меня моб. Резисты* к колющему, — парень огрызнулся, но покраснел. — Тут бы пара одноручных булав все решила.

*(Резисты — сопротивляемость, частичный иммунитет к некоторым видам оружия или магии).

Мечник устало вздохнул и молча отправился к ближайшей группе элементалей. Зергель виновато поплелся за ним, а Мафанечка так и осталась удобно сидеть на моем корпусе. Молиться за них, она видимо, могла и отсюда. Хорошо, что села не на «голову» и я хоть немного видел из-за нее. Мне было интересно посмотреть на их бой поближе.

Старший что-то громко прорычал, привлекая внимание сразу двух групп. Возможно, это получилось случайно, или он решил наверстать потерянное время. В любом случае, сейчас ему приходилось непросто. Большая часть ударов блокировалась щитом, но несколько удачных тумаков моих родственничков все же попали. Кровь тоненьким ручейком побежала из шлема, а тело под доспехами должно быть синим. Их сталь не спасала от тупого оружия и отлично передавала телу энергию ударов. Поразительно, как он мог вообще их выдерживать.

Мафанечка торопливо слезла с меня, чтобы подойти чуть ближе к ним, и из молитвенно сложенных ладошек снова стал исходить теплый свет. Она закрыла глаза и что-то шептала, теперь уже выглядя уверенной и сосредоточенной. Ее поза буквально излучала покой и смирение, словно обещая комфорт и безопасность боевым товарищам до тех пор, пока она жива.

Зергель, чуть выждав, растворился в воздухе, проявившись за спинами мобов. Похоже, сарказм девушки оказал на него благотворное действие, и он махал своими кривыми кинжальчиками с удвоенной яростью.

Мечник почувствовал себя намного лучше. Похоже, этот золотистый свет от Мафанечки исцелял его раны прямо в бою. Доверчивые элементали полностью сосредоточились на мечнике, не замечая манипуляций девушки. А вот я решил начать именно с нее.

Уже отработанным движением я почти бесшумно поднялся за спиной злобной стервы. Зная, что настоящее убийство в игре невозможно, уже не колеблясь, легонько стукнул камешком ей в затылок. Что-то слабо хрустнуло в ее шейке, голова клюнула вниз, а руки упали на колени. Тело безвольно обмякло, но так и осталось сидеть.

Удачно, прямо как живая. Я удовлетворенно снова рассыпался, представляя, как она сейчас злится в «сумраке». Хотя, может быть у людей респ выглядит как-то иначе.

Увлеченные схваткой, ее спутники ничего не потери «бойца». Да и откуда опасность могла взяться? Мобы предсказуемы и людям бояться тут попросту нечего, а судя по отсутствию информации от Сельфины, связаться с «мертвыми» они не могли.

Но вот ухудшение самочувствия, мечник заметил очень быстро. Две «пачки» элементалей — не шутки. А я никак не мог решить, стоит ли мне прятаться дальше, выжидая удобный момент или помочь своим братишкам, пока те еще почти целы.

— Хил*! Мафа, хил, чтоб тебя! Где хил! Спишь что ли? — он нервно оглянулся, а увидев неподвижное тело, стал медленно отступать к нему, болезненно морщась от града ударов.

*(Хил — лечение).

Я довольно усмехнулся про себя. Три элементаля уже валялись бесформенными кучками, но раны представляли серьезную проблему для мечника и долго он так не продержится. Но хила не было. Теперь, видимо и не будет, если только Зерлинг не обнаружит в себе талант к исцелению. Парнишка выглядел озадаченным, не понимая, что ему делать. Добивать мобов или бежать к Мафанечке?

— Посмотри, что с ней! Бинты! — крик быстро привел его в чувство, и Зергель рванулся к ней, на ходу доставая из сумки аптечку.

Боюсь, не поможет. А вот тебя встретим, как следует!

Я чуть подобрался и, рассчитав дистанцию, в рывке бросил собирающееся на ходу тело навстречу врагу. Но камешки лишь беспомощно рассекли воздух. Проворный парнишка просто нырнул под них и исчез.

Проклятье! Слишком медленно! И уже через секунду, я почувствовал укол сзади. И еще один. Парень разошелся там не на шутку. Неприятно, но не смертельно.

Развернулся, чтобы встретить его тяжелым, акцентированным ударом, но Зергель ловко уклонился и опять пропал. Камень по дуге просвистел в пустоте, по инерции едва не оторвав мне всю «руку».

Какой живчик! Пилить так меня ему придется долго, но все же, Мафа его недооценивала.

Старший отступал к нам, подходя все ближе. На нем еще висела пара элементалей, и помочь напарнику он пока был не в силах. Если я не сумею разобраться с ловким парнишкой, то мои дела будут совсем плохи. Вдвоем они доковыряют меня очень быстро.

Зергель, тем временем, проявился на безопасной дистанции и обходил меня, пытаясь объединиться с мечником. Мальчишка слишком тщедушен и не будет рисковать попасть под прямой удар.

— Нюкаем*! Фокус моих*! Потом рарник! — отчаянный крик старшего подтвердил мои опасения.

*(Нюк, фокус — команда на атаку и добивание одной цели).

Мне этого ловкача не догнать, поэтому я ринулся к старшему, чтобы постараться добить, пока тот еще занят мобами. Слишком самонадеянно и безрассудно. Отступив на шаг вбок, мгновенно развернувшись, он сильно ударил мечом по моей выставленной вперед каменной «лапке». Крайний булыжник отлетел, покатившись, а я остался с короткой култышкой.

Теперь его от меня заслоняли два моих «братца», а ухмыляющийся Зергель кружил за спиной, выбирая удобную позицию для атаки.

Черт! Мне, похоже, хана. Я не знал, что делать. Старший все время умело маневрировал, держа тупо толкавшихся мобов между нами. Он выигрывает время, а я не могу его даже достать!

И вдруг на меня снизошло «откровение» — нет никакой нужды бегать за проворным ублюдком.

Придерживая тело Мафанечки обломком, здоровой рукой я оторвал ее голову, чтобы использовать вместо отсеченного камня. Слишком легкая и неудобная, но все же она прочно заняла свое место.

Зрелище получилось еще то… С обрубка шеи капала кровь, а ее голова, казалось оживала в движении. Усиливая эффект, я пошевелил отвратительным «кулачком» перед лицом потрясенного Зергеля.

Парень застыл, парализованный ужасом. Похоже, мой трюк его психика переварить не смогла, и я использовал свой шанс по максимуму. Пока он беспомощно стоял на месте, я раскрутил новую руку и, отпустив связь, метнул голову Мафанечки в цель.

Страшный снаряд попал ему в грудь. Скорее от страха, а не удара, у него подкосились ноги. Бедняга не мог даже шевелиться, когда разорвав дистанцию, я обрушил на него сверху тяжелый валун.

Покончить с мечником было нетрудно, тем более, что отступая, он невольно сагрил еще свежую троечку элементалей.

Четыре мертвых человеческих тела. Камни липкие от теплой крови. Победа? Я хотел именно этого?

  • Андреевка / Миры / Beloshevich Avraam
  • История четвертая / Две дороги, два пути / Плотникова Эльвира
  • Капитан / Сергей Понимаш
  • Коробейник / Фэнтези Лара
  • Ангел-хранитель / Четвертая треть / Рыжая
  • Россия, моя  Россия! / Хасанов Васил Калмакатович
  • Пугало и овечка. / White_Shaman
  • «Осень»,  NeAmina / "Сон-не-сон" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • Мимо меня / С. Хорт
  • Истины для автора. Зауэр Ирина / Четыре времени года — четыре поры жизни  - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • Лучший друг / Андреева Рыська

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль