История черного кота Ричарда

0.00
 
Лита Семицветова
История черного кота Ричарда
Обложка произведения 'История черного кота Ричарда'

 

 

О, как было высоко! Стенка картонной коробки казалась непреодолимой. Ричард глядел на нее снизу вверх с нетерпением и злостью. Вот уже полчаса как он старался перепрыгнуть препятствие, отделявшее его от внешнего мира. В то время, как двое братьев и сестра кувыркались внутри ящика, кусая друг друга за уши, он, во чтобы то ни стало, пытался выбраться наружу. Но коробка была высокой, стенки ее слишком скользкими, а лапки и коготки Ричарда еще слишком маленькими и непослушными.

После очередной неудачной попытки, он решил немного отдохнуть. Братья и сестра по-прежнему кувыркались и лохматили друг дружку. Всего их было четверо (вместе с ним, разумеется). Самым крупный — Мартин. Как и Ричард — весь черный, но на грудке у Мартина имелся белый треугольный галстучек. Какой красивый! Хоть Мартин был еще слишком мал, чтобы гордится им, этот галстук явно придавал ему солидности и благородства. Когда хозяйка брала котят, чтобы поиграть, то Мартин всегда оказывался в ее руках первым. Он спокойно и величаво позволял вытащить себя из коробки, не слишком громко, но очень мелодично мурлыкая и, не спеша, осматривал окрестности, ни чем особо не интересуясь.

Чего не скажешь про рыжевато-серого, бойкого и веселого Тоби, второго из братьев. Стелла, единственная сестра, и Тоби были внешне похожи как две капли воды. Оба какие-то тигрово-полосатые с ярко желтыми глазами. Но у Стеллы мордашка была премиленькая: круглая, с маленькими ушками. Ее так и хотелось потрепать за пухлую щечку, что, впрочем, и пытался сейчас сделать Тоби, в процессе той бесконечной и бесполезной (по мнению Ричарда) игры, которую они затеяли. Так вот Тоби, когда его вынимали из коробки, сразу же начинал бегать по комнате, словно заведенный. Он везде совал свой нос, постоянно что-то опрокидывая. Гонялся то за игрушкой, привязанной к веревке, то за собственным хвостом, пугался своего отражения в отполированном шкафу и пытался вступить с ним в схватку. Смешно выгибал при этом спину и распушивал свой куцый хвост. Последнее особенно веселило хозяйку и вызывало испуг у Стеллы. Мартин же при этом горделиво и снисходительно, как павлин, демонстрировал свой хвост, который, конечно, был вне конкуренции. Это бесило Тобиаса и он тут же, забыв о своем отражении, набрасывался на Мартина в попытке отгрызть его пресловутый хвост. Но Мартин, без особых усилий, укладывал его на спину и прижимал своими сильными лапами к полу. Понимая, что победа не на его стороне, Тоби уворачивался и бежал опять к шкафу, продолжая бой с тенью. Казалось, что ему все равно с кем сражаться. Ему всегда и везде было весело. Неуемная энергия била ключом и закручивала Тобиаса во все стороны.

Не смотря на внешнее сходство с Тоби, Стелла вела себя совершенно иначе. Капризна и обидчива (хотя в меру, Тобиасу всегда удавалось ее развеселить), она любила играть с хозяйкой и спать у нее на руках. Наверное, потому, что была она единственной кошкой, мать подпускала ее ближе всех к своему теплому молоку и чаще других вылизывала. Стелла при этом мурлыкала громче любого взрослого кота.

Но последнее время, котята сосали мамино молоко все реже и все реже мама навещала их днем, видимо готовя ко взрослой самостоятельной жизни.

А эта взрослая жизнь была там, за коробкой. Но не в комнате, как полагала Стелла, а дальше — за дверью квартиры. Именно туда стремился Ричард, когда его вместе с остальными вынимали из ящика. Оттуда проникали странные, незнакомые запахи, манящие и пугающие. Оттуда доносились всевозможные и невозможные звуки, которые Ричи ловил своими довольно большими ушками.

Надо сказать, что сам-то Ричард не был крупных размеров, но уши ему достались знатные, позволяющие уловить любой шорох. Однако главным его достоинством были глаза. Изумрудно-зеленого цвета, они светились как два огонька на черной мордашке, а когда Рич в очередном упрямом порыве прищуривал их, то излучали они решительность, бесстрашие и даже хладнокровие.

Вот и сейчас, отдохнув немного, он терпеливо продолжал свои попытки выпрыгнуть на волю. После многократных повторений и ударов когтями стенки коробки уже не были такими скользкими как вначале и можно было попытаться уцепиться за них и подтянуться на лапках. Ричи так и сделал. И вот уже черномазая ушастая головка показалась над коробкой, еще немного и… Ричард плюхнулся на пол, кувыркнувшись через голову. Наконец-то!

Заслышав шаги хозяйки, он юркнул под диван. Не хватало только, чтобы после стольких усилий тебя взяли за шкирку и засунули обратно. Но хозяйка не обратила внимания на то, что не все котята на месте, а до визита мамы было еще далеко, так что можно было наслаждаться свободой в полной мере.

 

 

Под диваном свободы было, конечно, предостаточно (и пыли тоже), гораздо больше чем в картонном ящике. Но Ричи вылез оттуда и направился к выходу. Идя мимо кухни, заглянул в приоткрытую дверь. Запахло жареной рыбой. Хозяйка суетилась у плиты, а рядом на стуле, словно статуэтка, сидела мама Ричарда, не отводя взгляда от сковородки. Ну, теперь можно было не опасаться, что мама неожиданно нагрянет с проверкой в их картонное убежище.

Ричи прошмыгнул в коридор. Там пахло не так вкусно, но зато очень разнообразно. А вот и ОНА — входная дверь! Рядом с ней Ричард увидел двух одинаковых зайцев. Он был знаком с ними — это были хозяйские тапочки. На всякий случай Рич хорошенько обнюхал зайцев. Они. Ричард немного отошел и посмотрел на тапочки. Ему больше понравился левый. Скользнув во внутрь, он уютно устроился и стал ждать, когда откроется входная дверь. В тапочке было тепло, знакомо пахло хозяйкой и Ричард не заметил, как уснул.

Его разбудил шум голосов и возня в коридоре. Он услышал, как что-то щелкнуло и дверь открылась. Хозяйка приветливо разговаривала со своим гостем в прихожей, а дверь держали полуоткрытой. Это как раз то, что нужно! Это шанс! Ричард аккуратно выбрался из своего логова и неслышно пробрался поближе к выходу. Он увидел две пары ног — одни принадлежали хозяйке, а другие пахли тоже чем-то знакомым. Рич на секунду задумался: где-то он уже чувствовал этот запах? Но секунда прошла, а уличные запахи, доносившиеся сюда, привлекали гораздо сильнее и он ринулся дальше.

Если бы Ричард был таким же спокойным и рассудительным, как Мартин и остановился хотя бы на две секунды, то обязательно вспомнил бы, что тот запах он ощущал, когда в коробку заглядывала соседка хозяйки. Женщина приходила посмотреть на новорожденных котят, брала их в руки, подносила к лицу и сладким голосом что-то говорила. Котята пищали от страха. Пищал и Ричард, но страх был вызван не высотой и не разлукой с мамой, а именно запахом. «Смотри, держи своего Макса подальше от моих котят», — говорила соседке хозяйка. «Какого еще Макса?» — подумал тогда Ричи.

И вот теперь понял — какого! Высунув голову за дверь, он увидел огромное и страшное чудовище с мокрой, клыкастой пастью. Ричард настолько испугался, что даже забыл выгнуть спину и принять боевую стойку. Он прижал уши, выпучил зеленые глазки и замер. Чудовище обнюхало его, оскалилось и рявкнуло громовым голосом. «Максик, что там такое, детка? Сейчас идем гулять», — послышался все тот же сладкий голос гостьи. Владелица четырехлетнего ротвейлера Макса показалась из-за двери, а Ричард ни жив ни мертв, что есть духу помчался в комнату.

Он не помнил как перескочил через стенку картонного ящика. Но, видимо, разогнался прилично, потому как с силой шлепнулся прямо на Стеллу, которая мирно спала возле мамы. Стелла взвизгнула. Мама открыла один глаз и отвесила Ричарду хороший шлепок лапой, после чего другой лапой придвинула его поближе к себе и позволила поесть.

Ричард был все еще не в себе. Он ел, захлебываясь, мысленно продолжая убегать от Макса. И в этот момент он больше всего на свете любил эту коробку, свою маму, молоко и не нужно ему было ни какой свободы и взрослой жизни!

 

 

Недели пролетали одна за другой. Котята сильно подросли и уже во всю ели мясо, рыбу, чавкая и отталкивая друг друга от мисок с едой. Во время обеда случались даже небольшие потасовки. Бывало сунет кто-нибудь по глупости мордаху в мамину миску, а она этого очень не любила и не спускала никому — сильнее обычного кусала за ухо, даже шипела. Или же схватит кто-нибудь кусок пожирнее (частенько это бывал Ричард, хотя ни Мартин, ни Тоби, ни даже Стелла не упускали такую возможность) и давай с ним бежать под диван. Тут хозяйка умело вытаскивала проказника и лишала обеда.

А сегодня Ричард и Тоби одновременно набросились на аппетитную куриную ножку и никак не могли ее поделить. Каждый тянул зубами в свою сторону, вцепившись мертвой хваткой. Они умудрялись отрывать куски мягкой курятины, проглатывать их, почти не жуя, и тут же хвататься за косточку снова. На ней уже практически не осталось мяса, да и котята вполне насытились, но по прежнему никто из них не хотел уступать. Борьба за выживание переросла в игру. Ричард и Тоби возились с остатками ножки, цеплялись за нее зубами и когтями, упираясь задними лапами в скользкий пол. Свободной лапой Ричард хотел отогнать Тобиаса, но тот перевернулся на спину и теперь держал косточку еще и задними лапами. Тогда Ричи сверху набросился на брата, и оба кубарем выкатились в коридор.

Веселая игра продолжалась. Котята были увлечены ею с головы до ног в полном смысле этого слова. Кувыркаться на ковровой дорожке коридора было куда приятнее, чем на холодных плитах кухонного пола. Из гостиной доносились голоса. Вероятно, хозяйка была там и ее пока не заботило, что с кормежкой происходит полное безобразие. Ричард и Тоби разомкнули челюсти и просто швыряли косточку по полу, устроив настоящий кошачий футбол. Удачный бросок Ричарда и «мяч» летит в «сетку ворот»! Ликующий игрок бежит за ним и — о, ужас! — мяч застрял в сетке.

Ужас состоял в том, что мячом, как мы уже знаем, была обглоданная куриная нога, а воротами — некий сетчатый металлический предмет, который, при ближайшем рассмотрении, оказался намордником, надетым на пасть ротвейлера Макса. Скучающий Макс лежал возле входной двери и ожидал свою хозяйку, засидевшуюся в гостях.

За свои четыре года жизни Макс повидал всякого и считал себя псом многоопытным. Он по праву был грозой всей округи. Своим внушительным видом и басистым лаем Макс распугивал всех неудачно зашедших на его территорию собак и зазевавшихся местных кошек. Такой несусветной наглости видеть ему пока не доводилось. Зарядить огрызком прямо ему в намордник! От удивления Макс даже не залаял. Массивной лапой он вытащил косточку и положил ее рядом с собой.

Из-за угла показалось дрожащее ухо Ричарда. То, что Макс не подал голос заинтересовало его. Он решил подойти поближе. Увидев своего обидчика, Макс насупил брови и наморщил лоб. Конечно, Ричард разозлил его. Однако воспитание и благородная немецкая кровь не позволяли Максу вступить в единоборство с таким мелким и, судя по всему, очень напуганным противником. Пес перевел взгляд на косточку. Несмотря на изрядную потрепанность, она выглядела все еще вполне аппетитно. Если бы не намордник! Макс в сердцах дернул лапой ненавистные ремешки.

По правде говоря, хозяева Макса очень доверяли своему псу, особенно после того, как с ним долгое время работал специальный инструктор. Намордник надевали скорее для спокойствия окружающих, нежели для их безопасности. Торопившись выгулять своего «детку-Максика», хозяйка не всегда тщательно проверяла застежки намордника.

Макс попробовал избавиться от него самостоятельно. Намордник покосился, но все еще был на месте. И тогда Ричард решил помочь Максу. Он понимал, что очень рискует, но сердце подсказывало, что сейчас можно. Помимо намордника, Макс был привязан поводком к дверной ручке и, в крайнем случае, можно было убежать или запрыгнуть на вешалку. Осмелевший Ричард подошел сбоку, вцепился когтистой лапой в ремешки и потянул. Макс, в свою очередь, тоже поднажал и намордник свалился в сторону.

Ричард тут же отскочил подальше. Но Макс с жадностью набросился на бывшую куриную ногу. Он смаковал неожиданное угощение, осторожно придерживая лапами. Ричард сидел в сторонке и наблюдал. Макс поднял брови и посмотрел на Ричарда с благодарностью.

Так у Ричи появился первый друг.

 

 

Пришло время расставаний. Каждый день к хозяйке приходили какие-то люди, рассматривали котят, о чем-то долго расспрашивали. Котята достаточно повзрослели, чтобы разлучать их с мамой. Как ни грустно Ричарду было думать об этом, но в одной квартире становилось тесновато.

Первым, конечно же, забрали Мартина. В один из дней пришел некий мистер. Он был весь какой-то гладкий, осанистый, с тонкими, слегка закрученными усиками. Одет был в черный костюм и белую рубашку с галстуком-бабочкой. «Пожалуй, я возьму вот этого», — сказал мистер. — «Да, да, с белой грудкой», — он интеллигентно ткнул тростью в сторону Мартина. «Будьте любезны», — мистер протянул хозяйке специальную корзинку для котов. Мартина усадили в нее и мистер удалился.

Затем настала очередь Тоби.

— Папа, папа! Я хочу этого смешного котика, — звонко кричала девчушка с соломенными волосами, взяв по мышки Тобиаса.

— И мне, и мне! Дай мне подержать! — перекрикивал ее такой же соломенный мальчишка.

Папа не возражал. И Тобиас тоже. Шумное семейство покинуло квартиру, обзаведясь еще одним веселым собратом.

Остались Ричард и Стелла. Кошечек не очень-то хотели брать из-за их бесконечной плодовитости. По какой причине до сих пор никто из визитеров не забрал Ричарда, для него оставалось загадкой.

Как-то под вечер в дверь позвонили, и зашла старушка, жившая по соседству.

— Я за котиком, — сказала она.

— Все-таки надумали, — ответила ей хозяйка, — Ну, прошу.

Хозяйка подвела старушку к Ричарду.

— Так он у вас ЧЕРНЫЙ! — отшатнулась гостья. — Нет, нет! Тогда я лучше возьму кошечку. Черные коты, знаете ли, приносят одни неприятности!

И Ричард остался один. Вот в чем оказывается дело! Черный! Неприятности?! Неужели из-за каких-то глупых предрассудков никто не захочет общаться с ним. Это было несправедливо!

Проходили дни, а хозяин для Ричарда так и не нашелся. Посетители заходили все реже. Надежды перебраться в новый дом почти не оставалось. Рич лежал на подоконнике и смотрел на вечернюю улицу. В освещенных окнах домов мелькали силуэты. Где-то там, в своих новых квартирах поселились Мартин, Тоби и Стелла.

Ричард положил голову на лапы и прикрыл глаза.

В гостиной весь вечер сидели хозяйка и некая молодая особа. Они пили чай и негромко беседовали. Ричард прислушался. Девушка говорила, что с недавних пор живет одна и вечерами ей бывает невыносимо грустно, когда рядом нет ни души. Хозяйка предлагала ей почаще заходить в гости, на чашечку чая, а потом сказала:

— А не хотите ли котика завести?

— Как-то не думала об этом, — ответила гостья.

— Поверьте, это скрасит ваше одиночество. У меня как раз остался один. Правда он… ну, смотрите сами, — хозяйка подошла к Ричи, взяла его на руки и поднесла к девушке:— Это Ричард.

Рич уставился на гостью: рыжие волосы, очки и ничего особенного. Девушка сняла очки, прищурилась, глядя на Ричарда. «Оказывается у людей тоже бывают зеленые глаза», — удивился он. Девушка склонила голову на бок, будто размышляя о чем-то, а затем взяла кота из рук хозяйки. «Я не верю в приметы», — сказала она. — «Ты как, Ричард, пойдешь ко мне жить?» Рич удивился снова. У него спрашивают согласия? До этого он слышал только, как новые владельцы говорили: «Он мне подходит, я беру его» и тому подобное. А тут к нему обращались на равных! Это были слова не хозяина, а друга. Второго друга, который появился у Ричарда.

 

 

Новое жилье оказалось просторным и даже пустоватым. Мягкой мебели, на которой так нравилось спать Ричи, почти не было, за исключением кровати, стоявшей в углу. Правда, имелся пушистый коврик у камина. Он и стал любимым местом отдыха Ричарда. Вообще, камин был главным украшение квартиры — старинный, сделанный из настоящего мрамора, он шумно гудел и окутывал теплом зимой, а жарким летом приятно было лежать, прислонившись к его прохладным плитам.

Ричард жил здесь уже целый год. Кира (так звали его новую хозяйку) ни в чем не ограничивала его свободу. Днем, когда ее не было дома, он обычно отсыпался. Вечером — встречал ее с работы. Заслышав стук каблучков на лестнице, он подбегал к двери, ласково терся об ноги, когда она входила. Кира брала его на руки, прижимала к себе и несла на кухню. Там кормила вкуснятиной и рассказывала как прошел у нее день. Иногда Кира, войдя, сбрасывала туфли и, не обращая никакого внимания на Ричарда, валилась на кровать и плакала, уткнувшись в подушку. Тогда Рич тихонько подходил к ней, мурлыкал, тыча носом в лицо. Кира сначала отворачивалась и отодвигала его. Но Ричи был настойчив, и она сдавалась: прижимала его к себе, гладила и успокаивалась.

Ричард любил свою хозяйку. Был с ней ласковым, покладистым, настоящим домашним котом. Совсем другим он был на улице, когда выпрыгнув через форточку, выходил на ночную прогулку.

Улица диктовала свои законы. Здесь не будешь милым и домашним. Право появляться ночью на улице нужно заслужить и отстоять. Вся территория была давно поделена среди матерых и опытных уличных котов. Они каждую ночь обходили свои владения, вступая друг с другом в жестокие схватки. Когда появлялся домашний кот, ему приходилось не сладко. Но Ричи был не робкого десятка. Силы и прыткости ему было не занимать. Он смело сражался с уличными бойцами. Каждый раз под утро приходил домой, хромая на какую-нибудь лапу. «Опять с кем-то подрался», — говорила Кира. — «Вот запру тебя дома, бандит!»

Но форточка всегда оставалась открытой и, зализывая раны, он на следующую ночь опять бросался в бой. Так постепенно ему удалось завоевать свое «место под луной». У него появилось даже свое личное дерево — прекрасный наблюдательный пункт, с которого был виден весь двор. Сидя на нем, Ричард обозревал, что творилось в округе. Видел он как гуляет Мартин, живший в соседнем доме. Мистер выгуливал Мартина два раза в день, строго по расписанию: полчаса утром и час вечером. По выходным хозяин ставил корзину с Мартином на заднее сиденье своего автомобиля и они направлялись за город.

Ричард не завидовал Мартину. Такая комфортная и размеренная жизнь не пришлась бы ему по душе. Уж лучше быть иногда избитым, чем игрушкой в руках хозяина. Но Мартин выглядел счастливым, так что каждому свое.

 

Однако последнее время происходили события довольно странные и непонятные. Ночами слышались жуткие кошачьи крики и куда-то стали исчезать уличные коты.

Как-то утром Ричард дольше обычного задержался на прогулке и Кира вышла позвать его.

— Ричи! Ричи! Ричард! — нетерпеливо звала Кира. Она торопилась на работу, а кот до сих пор не появился.

— Знаете, деточка, я не хочу вас пугать, — обратилась к ней пожилая соседка. — Но поговаривают, что в нашем дворе появился пес-убийца! Какой-то ненормальный хозяин выходит с ним по ночам и специально натравливает своего монстра на окрестных котов!

— Не может быть! — испугалась Кира. — Это же настоящее зверство!

Она дрогнувшим голосом позвала: «Ричард!» Черный силуэт спрыгнул с ветки и Кира вздохнула с облегчением:

— Где тебя носит, Рич! Нужно подержать тебя дома под замком, пока все не выяснится.

Кира выполнила свое обещание и закрыла форточку на защелку.

Вечером, привычно собираясь на прогулку, Ричард понял, что его заперли. Вот так новость! Рич задумался: "Что же делать? Вернуться в комнату и покорно лечь спать у ног хозяйки? Нет!"

Свобода была дороже, а опыт показывал, что непреодолимых препятствий не существует. Рич прыгнул, зацепился передними лапами за щеколду форточки и завис на ней. Защелка немного провернулась, но Ричард не удержался и упал. Он прыгнул снова. Щеколда съехала, и форточка открылась вместе с висящим на ней котом. Ричард высунулся из окна, огляделся, принюхался, оттолкнулся лапами и скрылся в темноте.

 

 

Заметить черного кота ночью на улице довольно сложно. Чтобы без труда это сделать, нужно быть другим котом или же собакой.

Кошка и собака — вечный конфликт. Бывают, конечно, исключения. Например, дружба Ричарда с Максом. Иногда кот и собака мирно живут в доме у одного хозяина и прекрасно себя при этом чувствуют.

Но только в редких случаях. Как правило, завидев кошку, собака без раздумий начинает преследовать ее до тех пор, пока той не удастся спрятаться в каком-нибудь подвале или вскарабкаться на дерево. Гибкость, ловкость, изворотливость и острые когти — это все, что может использовать кошка против силы, скорости, напора и агрессии собаки.

Встречались Ричарду несколько раз такие псы, которые вообще никак не выражали свое отношение к котам. Эти экземпляры вместе со своими хозяевами гордо проходили мимо. Они были очень хорошо воспитаны. Многое зависело и от породы собаки. Если ты маленький длинношерстый пекинез или болонка, то как бы громко ты не лаял и быстро не бегал, врятли тебя воспримут серьезно в кошачьем мире. Другое дело — бойцы-тяжеловесы, мощные лапы и челюсти которых не сулили ничего хорошего любому коту, даже самому смелому. Такие, слава богу, захаживали во двор к Ричарду не часто. А когда появлялись, то он предпочитал не слезать с дерева. Забирался повыше и наблюдал как те развлекались, таская в зубах огромные ветки. Они могли это делать часами безо всякой усталости. Такой неуемной энергии можно было позавидовать. Люди держали этих псов не ради забавы. С подобной собачкой не очень-то порезвишься. От них исходил запах опасности.

Сегодня ночью было тоже как-то неспокойно. На первый взгляд — все по-прежнему, но очень уж тихо. Ричард совершал свой обычный обход вокруг квартала. Маршрут известен: вот узкий лаз в заборе, дальше — старый дом с большим подвалом. Тут каждую ночь собиралось много уличных котов. Но сегодня никого не было. Проходя мимо контейнера с мусором, он заметил только одну старую кошку, доедавшую скудный ужин. «Куда все подевались?» — недоумевал Ричард. Не слышно было кошачьих стычек и призывного мяуканья в поисках кошки.

Сбоку мелькнула тень, и Ричарда едва не сбил с ног молодой кот, мчавшийся без оглядки. Кот скрылся в подъезде. Рич даже не успел его как следует рассмотреть. Видно что-то сильно напугало этого торопыгу.

Ричард запрыгнул на свое любимое дерево и устроился на ветке. Двор был как на ладони. Из дома напротив вышел со своим хозяином ротвейлер Макс — без намордника, но на жестком поводке. Хозяин держал в руках маленький мячик — любимую игрушку Макса. Они свернули за угол и Рич услышал радостный лай Макса, видимо отпущенного с поводка. «Что-то поздновато они сегодня гуляют», — подумал Ричард.

Какое-то время он сидел неподвижно, вслушиваясь в темноту, ловил каждый шорох. Вдруг, послышался перепуганный кошачий крик и собачий лай. Ричард насторожился. Может Макс оставил свой мячик и решил поразмяться, гоняя кошек? Нет, это был лай чужой собаки. Рич пригляделся. Со стороны соседнего двора стремительно неслась кошка. За ней с хрипом и лаем бежал пес. Он был той самой породы, которую двадцатой дорогой обходил Ричард. Намордника не было, поводка тоже. Не было поблизости и хозяина собаки. До ближайшего подъезда несчастной кошке далеко, до дерева, на котором сидел Рич — еще дальше. Собака почти догнала ее и, что собиралась сделать потом, было известно только ей одной. На пути у кошки маленькое деревце и она прыгает с разбегу на него. Но молодые ветки через чур тонкие, чтобы на них удержаться. Беглянке каким-то чудом удается крепко зацепиться за ветку. Подбежавший пес хватается зубами за ствол дерева и яростно трясет его во все стороны. Дерево вот-вот переломится пополам. Кошка обречена! В попытке спастись, она карабкается выше, но ветки наверху еще более хрупкие...

Ричард рассмотрел ее: сама — светлая, ушки, мордочка, кончики лап и хвост — темные. Полные ужаса голубые глаза. Домашняя дурочка. И зачем только хозяева выпускают таких на улицу?! Для них здесь слишком много опасностей.

С высоты своего места Ричард заметил Макса, возвращающегося с прогулки. Вот кто поможет! Быстрее, Макс! Но Макс не торопился. Он нес в зубах мячик, бросал под ноги хозяину и продолжал играть. Он был занят игрой и находился еще слишком далеко, чтобы видеть происходящее. Ричард спрыгнул с дерева навстречу Максу. Он знал, что увидев его, ротвейлер обязательно подбежит, затевая шуточную погоню. Надо было отвлечь внимание Макса от мяча, тогда он сразу заметит чужого пса на своей территории.

Однако вначале, Ричард привлек внимание «железных челюстей».

Чужая собака, увидев новый движущийся объект, моментально переключилась на него. К такому повороту событий Ричард не был готов. Сорвавшись с места, пес в несколько прыжков нагнал кота и схватил его за заднюю лапу. Преодолевая боль, Ричард рванулся, пытаясь высвободиться. Ему удалось только развернуться и ударить противника когтями по носу. Пес даже не взвизгнул от боли, а только яростно рыкнул, брызгая слюной из стиснутого рта. Ричард попытался достать лапой глаз противника и ему это удалось. Удар был точен, левый глаз закрылся, но только на одно мгновенье. Собака продолжала сжимать лапу и, казалось, вот-вот ее перекусит! Вдруг, сзади раздался спасительный басистый лай. Стальной капкан челюстей на секунду разжался и Ричард бросился прочь.

Макс подоспел как раз вовремя. Еще секунда и у Ричарда не было бы ни шанса. Тут, откуда не возьмись, появился и хозяин чужака. Он пристегнул на цепной поводок своего питомца и выслушал все, что возмущенно высказал по этому поводу хозяин Макса. «Попробуй только еще раз здесь появиться!» — донеслись до Ричарда слова владельца Макса, брошенные вслед нарушителю ночного спокойствия.

В это время Рич был уже на своем окне. Раненная лапа сильно болела и оставаться на ночной улице больше не хотелось. Он нырнул в форточку и поплелся на каминный коврик.

 

 

На следующее утро Кира, проснувшись направилась в кухню. Она поставила чайник на плиту и посмотрела в окно. День обещал быть солнечным. «Что же это Ричард не бежит завтракать?» — подумала Кира.

Приятно повеяло прохладой. Взгляд Киры остановился на открытой форточке. «Я ведь закрыла ее вчера вечером», — ясно вспомнила она. На белой раме окна и на подоконнике виднелись какие-то пятна. «Что это? Кровь?! Откуда?.. Ричард!»

У Киры похолодело внутри. Следы вели в комнату. Как она сразу их не заметила?

На коврике у камина лежал Ричард. Задняя лапа была сильно повреждена. Рич сделал попытку подняться, но, видимо, рана причиняла боль, и он устало опустился на бок.

«Что с тобой, Ричард?!» — Кира осмотрела лапу. Перелома как-будто нет, но рана глубока и нога сильно распухла. Девушка обработала ее и перевязала. Ричард не сопротивлялся. Он был слишком слаб для этого. «Нужно сделать тебе укол, Рич. Я в аптеку, мигом!» — Кира быстро оделась и выбежала из квартиры.

Однако, открыв дверь, она чуть было не споткнулась о кошку, сидевшую у самого порога. Красивая сиамка отпрянула в сторону, но не убежала. Кошка смотрела на Киру, испуганно распахнув голубые глаза. «Ты откуда взялась?» — удивилась девушка, — «Наверное, перепутала квартиры». У Киры не было времени рассуждать о кошке. Нужно бежать в аптеку за лекарством и оказывать помощь пострадавшему другу.

Вскоре она вернулась. «Потерпи Рич, это тебе поможет», — уговаривала Кира, делая своему питомцу нужный укол. — «Вот и все. Теперь отдыхай до вечера. Как бы не пришлось везти тебя к доктору». Кира умчалась на работу, оставив Ричарда выздоравливать и пообещав ему прийти пораньше.

Рич проспал до вечера. Лапа болела уже не так сильно, но о прогулках по ночам можно было пока забыть. Он поднялся и, прихрамывая, поковылял в кухню. В миске была оставлена для него еда. Ричард с аппетитом поел и поплелся обратно к коврику. Улегся на другой бок и опять задремал. В голове проносились какие-то яркие обрывки снов: огромные собачьи рты грызли тонкое дерево, на котором сидела перепуганная кошка. Затем у кошки вырастали крылья и она перелетала с ветки на ветку, пока не усаживалась рядом с Ричардом на его дерево… Рич подрагивал всеми лапами, спасаясь от погони, а потом сладко потягивался, сворачивался клубком и закрывал лапами нос, как-будто смущаясь.

Возвратившись с работы, Кира обнаружила, что голубоглазая кошка никуда не ушла и сидит на том же месте. Она умоляющим взглядом смотрела на девушку. «Ты потерялась?» — недоуменно спросила Кира. Кошка подошла и стала тереться об ноги. «Сейчас что-нибудь вынесу тебе поесть», — сказала Кира, — «Подожди немножко». Кира открыла дверь, и сиамка тут же направилась за ней следом. «Хочешь ко мне в гости? Но у меня живет кот и, боюсь, твой визит придется ему не по нраву», — девушка загородила кошке дорогу. Но сиамка упорно пыталась проникнуть в квартиру.

«С кем это там хозяйка?» — услышал Ричард голос Киры. Он поднялся и похромал в коридор. Узрев своего спасителя, кошка бросилась ему навстречу. Рич опешил от неожиданности: «Эта что здесь делает?!» Сиамка подошла к Ричарду, наклонила голову и стала тереться щекой об его передние лапы. Сколько грации было в ее движеньях, сколько теплоты и нежности в ее взгляде! Сердце Ричарда было покорено!

Кира с умилением смотрела на сладкую парочку. «Надо же! Ну, оставайся, красавица, а там видно будет», — сказала она.

 

Через несколько дней, когда Ричард совсем окреп, Кира увидела во дворе объявление: «Пропала сиамская кошка. Нашедшего просим сообщить по такому-то телефону».

Девушка пришла домой и позвонила по указанному номеру:

— Слушаю! — в трубке раздался приятный мужской голос.

— Добрый вечер, — ответила Кира, — Я прочитала объявление сегодня. Ваша кошка у меня.

— Спасибо большое, что позвонили!

— С ней все в порядке, не волнуйтесь!.. Только… — Кира замолчала.

— Что-то случилось?

— Да, случилось… У меня кот, Ричард. Он был ранен и… понимаете, за эти несколько дней они с вашей кошкой стали неразлучны. Думаю, будут тосковать, если их сейчас разъединить. Может вы согласились бы оставить мне ее ненадолго, пока Рич поправиться?

— Я не против, — сказал молодой человек после недолгой паузы, — Но это кошка моей мамы. Она уехала и поручила мне присматривать за ней. А я абсолютно не знаю, что с ними делать. Вот она и удрала. Давайте я приду к вам, и мы все обсудим.

— Конечно, приходите!

Через пол часа в дверь позвонили и Кира открыла. На пороге стоял темноволосый молодой человек. Он поглядел на девушку и произнес: «Ничего удивительного! Я, на месте моей кошки, никогда бы не ушел от вас!»

 

 

 

Эпилог

 

Был теплый летний вечер. Кира и Артур пили на кухне чай. На коврике у камина лежал Ричард. Рядом с ним, свернувшись калачиком, спала сиамка Лора. В углу комнаты стоял картонный ящик. И один нетерпеливый котенок, не дожидаясь своих сестер и братьев, отчаянно пытался перепрыгнуть высокую стенку коробки.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль