Глава 5

0.00
 
Глава 5

Громкий не перестающий стук в дверь заставил подскочить Импи на месте. Она испуганно пробралась ближе и осторожно отворила ее.

Джаска опомнился только тогда, когда увидел в дверном проеме ее обеспокоенное лицо. Парень растерялся и на мгновение, просто застыл, молча взирая на эту конфетку.

— Что-то случилось? — она обеспокоенно смотрела ему в глаза, так как грудь его часто вздымалась и опускалась.

— Да, — наконец пришел он в себя.

— У меня депрессия, — нервно потерев лоб, он вошел в комнату и судорожно оглянулся по сторонам, — мне не стоит оставаться одному в такие моменты, — хочешь пойти сейчас ко мне?

— Джаска.… Уже поздно, — недоумевая, произнесла девушка, глядя на него огромными, как блюдца уже сине-зелеными глазами.

— Я умоляю, — прошептал он, опустившись перед ней на колени и склонив голову, он сверлил пристальным взглядом полированный пол ее гостиной.

— Почему нельзя остаться у меня? — испуганно спросила Импи.

— А у тебя есть что выпить?

— Давай взглянем, — уже мягче сказала она.

В ее мини-баре нашлось то самое бренди, которое они распивали вместе сегодня утром.

— Так мы станем с тобой заядлыми алкоголиками, — поспешила заметить она.

— Мда? Я не придаю этому значения. Всегда можно остановиться.

— Так, что у тебя случилось?

Она разлила им крепкий напиток по бокалам, и парень мгновенно осушил первую партию.

— Я не знаю, как тебе это сказать, да и стоит ли тебя тревожить из-за всяких пустяков. Просто будь рядом. — Он сидел на диване, умоляюще глядя в ее сторону, пока та вновь наполняла ему бокал.

Она поставила бутылку на журнальный стеклянный столик, расположенный перед диваном и с немым удивлением пыталась разгадать неожиданно открывшуюся ей «маленькую» тайну:

— Сдается мне, в детстве у тебя были проблемы с психикой?

Услышав это, Джаска не сдержался и глупо прыснул со смеху.

— Ты не против, если я сниму футболку? — вскинул он брови вверх и, растянул губы в лучезарной улыбке. Уже схватившись за края ткани, он приготовился совершить сказанное. Девушка махнула ресницами в знак согласия. И обнажая свои перекаченные мышцы, спаситель разделся.

— У тебя красивое тату, — застенчиво молвила она, пригубив бренди.

— Делали на заказ в моем районе. Я сам сообразил набросок.

— Если бы я сделала себе что-то подобное, отец или Вилджо, не важно, меня бы убили.

— Хорошего ты о них мнения. Не думаю…

— Не припоминаешь, сколько бокалов я выпила тогда с тобой в первый раз?

— Один или два, не больше. А что?

— Мне уже хорошо.… Расслабляет.

— Это нормально.

— Все равно я от тебя не отстану. Что стряслось?

— Я… болен.

— Ч-что? — нахмурившись, она придвинулась к нему, стремясь тут же успокоить, посочувствовать, пожалеть… невесть, что еще сделать. Но то, что он сказал в дальнейшем, повергло ее в шок.

— Я болен… тобой. Прошу, не перебивай, — поторопился он, увидев, как она переменилась тут же в лице…— Я сперва думал, что ты просто нравишься мне, как и любые другие девушки. Но со временем стал осознавать, что я испытываю к тебе нечто большее… Я понимаю, что несу сейчас для тебя полный бред и ты скажешь, любая такая простачка поведется на эти речи и можешь даже назвать меня самодовольным глупцом и нахалом, кем угодно… Боже! Что я несу. — он снова опустил голову, проведя ладонями по спавшей на лоб и глаза челке, откидывая ее назад.

Пристальный взгляд парня будто намертво впился в нее в ожидании ответа. Воцарилось долгое молчание.

— Так…я тебе нр-нравлюсь? — заикаясь, произнесла наконец она.

Он встретился с ней взглядом. В ее глазах отражалось недоумение, тревога, торжественное ликование и гордость одновременно.

— Ты мне не просто нравишься, — прошептали его губы вблизи лица девушки, в то время как он дикой пантерой с перекатывающимися по спине и рукам мышцами, плавно переместился к ней, оказываясь совсем рядом, — ты нужна мне как воздух, — закончил он.

Теперь ее взгляд был устремлен на его мягкий и красный, четко очерченный, чувственный рот. И сейчас он провел языком по своим мгновенно пересохшим губам.

— Я не могу, — жалобно прошептала она, — но вместе с тем ее рука нпослушно легла ему на грудь, стараясь остановить Джаска и также мысленно пытаясь противостоять искушению неминуемого поцелуя, который она «должна подарить ему»…

Еще мгновение. Его губы становились в миллиметрах от ее рта. Его глаза умоляюще смотрели на нее. Он наклонился еще ближе. Сначала просто проведя кончиком языка по ее раскрытому рту, а потом с неуверенностью скользнув им в глубины нежно-шелковистой пещерки, став исследовать ее всю в трогательном поцелуе. Будто напуганный зверек, Он стал медленно и нежно накрывать ее пухлый рот своим, все требовательнее желая впиться в ее губы, и вскоре, жадно терзая их и пробуя на вкус все яростнее, превратил поцелуй в яростно атакующий, почти с животной жадностью.

Руки Импи сомкнулись на его затылке, агрессивно вцепляясь в волосы. Тело наполнилось странной приятной истомой — такой, какую она испытывала в близости с Имели.… Но, почему-то она не хотела и не стремилась прекратить это.

— Все же, я тебе не равнодушен, — сладко прошептал Джаска, оторвавшись от поцелуя. Он перевел свой взгляд с губ на ее глаза — и встретил там отчаянное сожаление. — Пожалуйста, не надо, не думай о плохом, — стараясь быть увереннее, произнес он, обхватив ее лицо своими ладонями. — Доверься мне… Прошу. — Припадая страстным поцелуем к ее манящему рту и с трепетным желанием он теснее прижимая ее тело к своему. А она, все же, испуганно и робко отвечала на его демонстрируемую близость.

С тихим рычанием он припал к ее шее, целуя и облизывая языком.

— Я хочу тебя, — прошептали его губы.

— Джаска, — сдавленно простонала она. — Кажется, сюда кто-то идет.

Парень мгновенно сел, взглянув на нее ошеломленными глазами:

— Только этого сейчас и не хватало для полного счастья.

Их взгляды одновременно устремились на дверь. И как-будто по мановению волшебной палочки она отворилась. Вначале просунулась голова Аксели. Затем его кто-то грубо втолкнул внутрь. Этим кем-то оказался Бен:

— О, ты тут не одна! — удивился он, завидев парня рядом, и застенчиво становился у стены, скрестив руки на груди.

— Пап! Что вы тут делаете? — устало протянула она. — Сейчас уже поздно.

— Здрасьте, еще раз, — смешливо ответил смущенный их неожиданным появлением молодой человек.

15 "В это время ее отец взял в руки пульт от музыкального центра и убавил громкость их музыки. После чего, как ни в чем не бывало, повернулся к ним со своей неизменной широкой улыбочкой:

— Вот…зашли пожелать нашей куколке спокойной ночи, — скрестил он руки на груди.

— Эй-эй, Аксели! Хватит тебе вести себя с дочерью как с маленькой девочкой. — вот так Бен осаживал своего приятеля, когда тот "как всегда вовремя" начинал проявлять чрезмерные отцовские чувства.

— Да, я не люблю, когда он меня так зовет.

— А где Тоиво и Томми? — проигнорировал он шутника.

— Мы с ними попрощались полчаса назад, — невозмутимо сказала я. — И Джаска тоже собирался уходить, но тут вошли вы!"

— А. Вон, оно как. — невнятно пробурчал Аксели.

— Ладно, спокойной ночи, крошка, — опередил его Бен, наклонившись к девушке и чмокнув ее в щеку. — И где мои двадцать лет?! — притворрно вздохнул он.

— Эй! Полегче! — заметил папочка.

— Отстань! — смеясь, тот отмахнулся.

— Сладких снов, дорогая, — дошла очередь до него.

— Ну, я тогда пошел? — неуверенно произнес ей парень, поднимаясь вслед за мужчинами.

— Завтра утром увидимся, — кивнула Импи, через силу заставив себя улыбнуться.

Когда он закрыл за собой двери последним, она содрогнулась всем телом и устало опустилась на диван, смежив веки.

— Черт! — зло прошептали ее губы. Она поднялась и остервенело направилась в ванную комнату, чтобы принять душ.

Раздевшись и стянув с волос резинку, она раздвинула двери душевой кабины. После чего нажала на дисплее кнопку с изображением мелодии и переключила на рок волну, выбрав стиль потяжелее. Музыка сразу понравилась, и она добавила громкости. Исполнителем была группа «StormHate», а песня «Nile full of blood», где музыка чем-то напоминала восточные мотивы.

...

Войдя в свой номер, разочарованный парень горел желанием остыть под ледяным напором воды. Зло бросив ключи на стол, он прошел в ванную комнату, где стянул с себя джинсы, раздраженно кинув на пол. И стиснув зубы, раздвинул дверцы душевой кабины. Там он включил радиоприемник, где тут же, на высвеченном дисплее, определил любимую волну и направление. Хотелось агрессивной музыки, которая всегда помогала сбросить нервное напряжение. Жесткие восточные мотивы проигрывающей в этот момент группы ему пришлись по вкусу.

...

Мысль о происходящем Импи не давала покоя даже тогда, когда она, обернутая в полотенце, стояла у холодильника, наливая себе холодный апельсиновый сок, чтобы взбодриться, длинные волосы ее каскадом опускались до самых ягодиц. Радиоприемник она выключать не стала — группы попадались «кайфовые».

В один момент она даже не заметила того, что дверь ее номера вновь отворилась. И внутрь вошел полуобнаженный ее спаситель. Видя, что она ничего не услышала, он с громким стуком захлопнул ее. И, вздрогнув, она, наконец обернулась, обалдело уставившись на наглеца.

Как раз в этот момент воцарилась тишина и сразу же переключилась другая группа, которую она узнала: это была «Catamenia» с их новой песней «The day when the sun faded away» — и сердце ее учащенно забилось в такт ритму гитаристов, будто возрадовавшись услышанной композиций.

Он стоял перед ней такой красивый с черными от влажности волосами, беспорядочно растрепавшимися по лицу, глаза его выразительно поблескивали в полумраке. Казалось, губы его раскрыты, как-будто он уже предвкушал вкус их сладкого поцелуя.

Импи нервно сглотнула, не зная, что ей делать — броситься ему на шею или прогнать. Она долго стояла не двигаясь, и молчала, завороженная его взглядом, пока он не произнес:

— Я пришел за футболкой, — прохрипел он, — оставил на диване...

— Я собиралась уже ложиться, — она повернулась к нему спиной, поставив стакан с соком на буфетный стол.

— Хорошо… — парень еще стоял, будто чего-то ожидая, но она всеми силами заставляла себя не смотреть ему в глаза.

— Спокойной ночи, Импи, — с нотками сожаления в голосе произнес он.

— До завтра. Через четыре часа уже собирать вещи надо.

Неожиданно он хлопнул дверью так, что девушка вздрогнула.

— Со злости, — заключила она.

И наполнив стакан еще соком, она направилась в кровать, даже не выключив радио, чтобы не чувствовать себя одинокой. Засыпала она еще и не под такое. После того, как она надела на глаза черную повязку, ее сознание моментально погрузилось в сон.

Теперь путешественники должны были отправиться в Трансильванию в замок графа Дракулы.

…Средневековый замок знаменитого вампира стоит на самом краю пропасти. Бран, построенный на краю ущелья в Карпатских горах, заслуженно имеет репутацию самого страшного места в Румынии.

16 "— Через тесные проходы, темные комнаты и гулкие каменные лестницы вы пройдете в спальню, в которой на огромной кровати с балдахином вампир высасывал кровь из своих жертв. — вещал наш экспедитор, явно желающий заинтриговать историей реально существовавшего кровавого монстра Влада IV, больше известного как Влад Протыкатель. — Но даже, если историям о Дракуле вы верить не склонны, жуткая реальность вас вряд ли обрадует. Как-никак, в этом замке жил один из самых чудовищных людей Средневековья, А вы говорите "сказки"… — продолжал бормотать сухонький старичок, у которого в руках дрожала подставка со свечами не меньше, чем он сам. — Готический силуэт замка, взлетающий своими шпилями в небеса, внушал ужас не одно столетие благодаря деяниям князя. Славу кровавого монстра он снискал у потомков своим нездоровым пристрастием сажать всех на кол. Дорога, которая ведет к замку, до сих пор называется «Дорогой заостренных колов»...

В замке было холодно. Холодно — это еще мягко сказано.

— У меня для тебя сюрприз, — шепнул дядя Бен, шедший сзади меня, когда мы поднимались по крутой винтовой лестнице."

— Боже! Мы ехали восемь часов. Я устала, — прошептала девушка.

— Импи! Не вредничай. — Не отставал тот.

— Ладно, чего от тебя еще можно ожидать.

— А будешь огрызаться, язык отрежу и на гвоздь повешу, — на что Импи только фыркнула…

— Ну, где он, этот сюрприз?

— Терпение дорогая.

Она даже не сразу поняла, что уже через какое-то время они оказались на одном из этажей, так как вышли из тьмы и вошли во тьму. Только в центре площади возвышался графский трон, а перед ним был накрыт огромный стол, вокруг горело множество свечей. Все вместе они приблизились к этому столу. На нем стояло бутылок пятнадцать красного вина и какое-то разнообразие странных блюд одного цвета. И естественно все они были красными или бардовыми — как в старых фильмах про вампиров. Сервировано все это великолепие было на пять баллов.

— Ух, ты! — восхищенно присвистнул Тоиво.

— Все готово, сэр, — услышала Импи тихий шепот старикана, обратившегося к Бену.

17 "Сразу стало понятно, что это и был сюрприз. Но, постойте…

Неожиданно зажегся свет вначале коридора — и там появилась незнакомая мне группа. А потом я вдруг поняла, что узнала в одном из парней Рихарда, того самого приятеля Имели. И сразу вспомнилось нехорошее впечатление, сложившееся у меня о нем при нашей первой встрече. Вместе с остальными он стоял, словно зачарованный. С бас-гитарой, перекинутой через плечо на длинном ремне. Они будто ждали чего-то. Никто не шелохнулся. Раздался щелчок чьих-то пальцев и ребята заиграли. Это было так здорово! Очень горячо и страстно. А Рихард оказался неплохим блэк-вокалистом. Как оказалось впоследствии, это была его группа!"

— Обалдеть! — это было единственное тихо произнесенное слово ее отцом, стоявшим рядом.

Даже Джаска вместе с Тоиво и Томми несговорчиво стали кивать в такт их песни:

— Черт! Они круто играют.

— Да точно! Горячие парни.

18 "— Бен, это и есть твой сюрприз? — повернулась я к нему. Он растянул губы в довольной улыбке — едва не до ушей.

— Надо же было как-то скрасить наши серые дни. Вот и узнал, что они тоже направились в Румынию. У них здесь был концерт два дня назад.

Глаза Рихарда горели живым огнем. Теперь казалось, что он пел только для меня, потому что смотрел только на меня.

— Но это еще не все, — интригующе прошептал Бен, почти истерично хихикая."

Импи обернулась снова, чтобы сделать ему замечание по поводу непристойного поведения, но тут же уткнулась в чью-то грудь. Точно не его.

Она ошарашено подняла глаза на того человека. Им оказался Вэл, чему-то улыбавшийся — и он сразу распростер руки для объятий:

— Здравствуй, — таинственно шепнул любимый певец, когда девушка неожиданно для себя уткнулась ему носом в плечо.

— Этого не может быть! — посмотрев ему за спину и увидев его ребят тоже, маячивших позади, она поняла, что он с полным составом.

— Как мило, — усмехнулся он, взъерошив мне волосы на затылке. — Я еще подойду к тебе, — подмигнул и скрылся в темноте.

Все остальные тем временем, похоже, ничего не заметили.

Когда же закончилось неожиданное выступление, Рихард приблизился ко всем для приветствия. Как оказалось, с Джаска они старые друзья. Они по-братски обнялись и еще потом долго переговаривались.

20 "— Импи? — окликнул он меня по имени.

— Не ожидала от тебя такого! — я стояла одна, мне было холодно, потому обхватила себя руками.

— Мне нужно тебя на пару слов.

— Рихард? — Джаска игриво поднял одну бровь вверх.

— Мы уже знакомы, отстань, — махнул тот в его сторону."

Рихард подвел ее к огромному зарешетчатому окну, во всю стену и сурово взглянул на нее, становившись напротив.

— Я не буду мямлить, стараясь сказать тебе важную новость. В общем...

— Говори! — яростно оборвала она его, уже предчувствуя недоброе.

— Импи… Я видел твоего парня в постели с одной из фанаток. Застал их случайно.

— Ч-что? — от этого известия Импи мгновенно переменилась в лице, содрогнувшись всем телом еще сильнее.

— Боже, ты замерзла! — он снял свой плащ и укутал в него девушку. — Прости за такую новость. Но я сам видел это неделю назад. Здесь.

— Здесь? — неверяще прошептала она.

— Их уже нет.

— Но как?! Ведь два дня назад мы с ним виделись в Чехии.

— Скоро они вернутся домой… Еще раз прости, Импи. Просто хотел поставить тебя в известность.

— Замолчи, — сдавленно попросила она.

Горячие слезы обжигали ее лицо, она судорожно накрыла рот трясущейся ладонью. Глаза ее сделались такими огромными и влажными.

— Мне жаль.… Успокойся Импи. Он того не стоит! Я же предупреждал...

— Заткнись… прошу…

Рихард тяжело вздохнул, но продолжил:

— Просто будь сильнее, ладно?… Поверь, мне сейчас так неудобно.

— Ничего, — протянула она, вытирая слезы рукавом, — видишь, я уже не плачу.

— Вот и хорошо.… Расслабься. Вокруг много других парней, только нормальных.

В ответ она через силу кивнула. Парень сочувственно погладил ее по спине.

— Все будет отлично, вот увидишь, — многообещающе закончил он.

Через минуту они вернулись к остальным, и она старалась делать вид, будто ничего и не произошло. Хотя это было трудно. Рихард ободряюще обнял ее за плечи — и она заставила себя улыбнуться ему.

21 "Наша скромная компания из пятнадцати человек заняли места. Джаска стремительно сел справа от девушки, слева находились Томми и Тоиво, как и отводилось лучшим друзьям. Бен, Вэл, мой отец и Стив с Даном были напротив них. Две же группы рокеров по обе стороны столов: Рихард вместе со своими — с левого края, группа Вэл’а — с правого. Запланированная Беном трапеза как у Дракулы прошла весьма весело."

Импи было занятно кого-либо послушать просто для того чтобы отвлечься. И в какие-то моменты обожающий ее Джаска несколько раз ласково сжимал ее колено под столом. Тоиво, сидевший рядом время от времени наполнял ее бокал вином. Он был единственным из всех кому она рассказала об Имели. Теперь, не чувствуя себя одинокой, в этот вечер она полностью отбросила все плохие мысли, копошащиеся в голове. Тем более, что Бен приготовил для нее таких три неожиданных сюрприза.

В этот вечер она позволила себе выпить лишнего…

— Тебе налить еще? — шепнул ей Тоиво.

— Да, пожалуй, — также тихо ответила она.

Но в этот раз она молча смотрела только на Вэла. Ужинать за одним столом с настоящей звездой в стиле лав-метал — было самым лучшим событием за последний месяц.

— Где мы будем спать? — спросил один из его ребят.

«Наконец, поинтересовался хоть кто-то», — промелькнула мысль в голове девушки.

— Ты что, чувак! Тут же и будем спать, здесь есть комнаты, — прыснул Бен. И Вэл поддержал его, закатившись истеричным смехом, при этом смешно округлив глаза. Он сидел и курил какую-то травку, потому был в привычном своем состоянии — немного не в себе. И тут он поймал взгляд дочери Аксели и, увидев, что та смущенно отвернулась, растянул губы в лукавой улыбке.

Девушка увидела, что он шепчет на ухо Бену — отчего его лицо приняло вид, как у умственно отсталого:

— Скажи, что ты пошутил, — прошептала она по его губам ответ. Вэл отрицательно покачал головой.

22 "— Милая, ты впорядке? — спросил меня отец.

— Все просто супер, — кивнула я, улыбнувшись.

— Мы задержимся тут до завтрашнего вечера, — поставил он всех в известность.

— Ага. Мне уже надоело тут сидеть, — прогукала я.

— Хочешь развеяться? — Неожиданно спросил меня Вэл, прямо взглянув в глаза.

Я вопросительно посмотрела на папу, ожидая ответной реакции.

— Ну? Отпустишь ее побродить со мной по замку? — видя, что Аксели нерешителен, вступил парень в наши молчаливые препирания.

Я тут же ощутила, как напряглось тело Джаска.

— Да. Пойди, погуляй с дядей Вэл’ом, развейся.

— Не называй меня дядей! Боже, ты меня старишь, — фыркнул мой любимый кумир.

С этими словами он вышел из-за стола и подал мне руку, тогда как я еще, словно прикованная, сидела на своем стуле. Бен протянул ему подставку со свечами, стянув ее прямо со стола.

Мы свернули в другой коридор и прошли немного вперед. Все это время мы молчали, а я чувствовала, что вся дрожу. Вдруг Вэл опустил мою руку и прислонился спиной к стене, продолжая молчать, но не опуская своего взгляда с меня.

— Здесь мой номер, — раздался его голос, когда он взмахнул рукой, показывая мне на какую-то дверь. — А рядом еще дверь, — он сбрякал ключами, доставая их из кармана. — Она твоя. Все остальные тут тоже будут поблизости.

— Они, наверное, большие.

— Не побоишься находиться там одна?

— Думаю, что на этом сюрпризы закончились, и меня не будет никто пугать.

— Я никому не позволю сделать это с тобой, — подмигнул он, беря меня за руку. — К тебе или ко мне? — поводил он ключами перед моим лицом.

— Как скажешь, Вэл, — бросила я, ощущая себя несколько нелепо.

— Наверное, мне следует, — усмехнулся он, — пойти к тебе. Наши комнаты с тобой ничем не отличаются друг от друга.

— Я же сказала «как скажешь».

— Хорошо.

Через минуту мы оказались внутри. Вэл включил свет. Обычная, без особой роскоши, комната — какой она и должна быть в стиле средневековья. Особенно бросалась в глаза широкая двуспальная постель с балдахином.

— Нравится?

— То, что я ожидала, — произнесла я с интересом, став ощупывать обивку всей мебели.

— Импи, — Вэл вдруг развернул меня к себе, обхватив за плечи. В его глазах что-то было такое… манящее."

— Я хочу сделать тебе признание… — его ладони скользнули вниз, опустившись на талию девушки. Она затаила дыхание. — Ты мне нравишься, как женщина и я хочу, чтобы ты провела эту ночь со мной.

Словно завороженная, Импи смотрела сквозь него, пытаясь хоть что-то сообразить. И тут почувствовала, как губы скользнули по ее шее.

— Как тебе эта идея, малыш? — прошептал он, крепко стискивая упругие ягодицы. От наслаждения она закрыла глаза. — Тшш, ты сказала, все будет, как я скажу, — от горячего дыхания его рта жаром обдавало лицо. — Прошу тебя, только одну ночь, — сладко шептал он, время от времени трепетно, сжимая губами мочку ее уха…— Ну, поцелуй же меня, — он издал победный стон, когда Импи раскрыла свои губы, и его горячий язык проник в ее рот. Мысленно набравшись, смелости она опустила руку на его мгновенно отвердевшую плоть. — О, да-а-а, — блаженно произнес он, обвивая ее шею рукой и губами переместившись от разгоряченного рта девушки к ее белому, почти прозрачному плечику.

Неожиданно быстро он поднял ее на руки. Не переставая ласково терзать ее рот языком, он направился к постели, где также быстро и ловко оставил ее тело обнаженным.

— Скажи мне…скажи, как ты меня хочешь, — змеей прошипел он.

— Оче-е-ень, — подражая ему, произнесла она, в свою очередь, скользнув губами по его мертвенно-бледному лицу.

Обхватив ее талию коленями, сейчас он испытывал поистине глубокое наслаждение от прикосновения ее губ к своему животу: пока она снимала тугой ремень и расстегивала ширинку его голубых джинс, он поднял ее рассыпавшиеся по плечам и спине волосы.

— Малыш, у тебя такие прекрасные светлые локоны, — заметил он, — любая девушка отдала бы все, чтобы иметь такую гриву.

— Это у меня от мамы, — протянула она.

В ответ он широко улыбнулся, проведя ребром ладони по ее щеке. Нагнувшись к ней и приблизив свое лицо, он со всей нежностью, на которую был способен, страстно припал к ее губам, движением рук заставляя лечь на огромные пурпурные подушки. И в этот момент она почувствовала, как раскаленное упругое тело погрузилось внутрь нее, словно в расплавленное сливочное масло. Голова еще сильнее закружилась — сладострастные ощущения поглощали в себе последние остатки ее разума…

— Это время, проведенное сейчас с тобой, я буду помнить до конца дней своих, — почти поэтично и нарочито растянуто произнес он, лежа рядом с ней и будто бы не хотел никуда спешить.

— А я не буду произносить ничего подобного, — фыркнула Импи в ответ, — тебе итак все девушки говорят то же самое, и я не буду одной из них.

— Именно это мне в тебе и нравиться, недотрога, — поддразнил он, целуя ее в губы.

…Они вернулись спустя полчаса, мило беседуя. Его рука покоилась на ее талии. Когда они вышли из номера, сразу по ушам набатом била музыка — это компания попросила Рихарда и его ребят вновь выступить, только глаза Рихарда уже не блестели, как в первый раз…

— Что-то вы долго, — пробубнил Бен, оглянувшись в их сторону, когда они подошли к столу.

— Бен, отвали! — отшутился Вэл. — Я, конечно, понимаю, что ты ревнуешь, — добавил он, после чего присутствующие в тронном зале вновь зашлись истеричным смехом.

«… Я же говорила, что они придурки».

— Черт! Умеешь подколоть!

— А то! Не возражаешь, если я посажу твое прекрасное дитя рядом с собой Аксели, — обратился он уже к отцу девушки, продолжая нежно прижимать ее к себе. Импи же здравомысленно подумала не распускать руки при всех и лишь обхватила ими себя за плечи.

— Конечно же, нет.

— «Конечно же, нет» — это твое возражение или согласие? — отшутился он снова, вскинув брови.

— Не возражаю, Вэл, прижми уже свой зад, — рассмеялся тот, подвинувшись.

Они сели, и парень обхватил ее за плечи. Потом вдруг он потянулся к бутылке с вином, которое плеснул ей в свой бокал, а сам же принялся пить из горла, тут же закурив сигарету.

— Ты сегодня решил стать галантным? — съязвил Бен, пододвигая ему пепельницу.

— Да. Слушай, что пристал?! — кокетливо улыбнулся он, пуская струю дыма ему в лицо.

— Все впорядке, милая? — тем временем спросил у Импи Аксели.

— Да, папуль. Вэл мне рассказывал жуткие истории о Владе Дракуле, которые я не знала.

23 "В этот момент я устремила свой взгляд на друзей: Томми и Тоиво видимо ждали, пока я на них посмотрю — потому, как удивленно вскинули бровями. Джаска вообще сверлил меня глазами, хоть и пытался делать это незаметно. Я отвернулась от них и увидела, что теперь и Рихард бросает в мою сторону непонятные косые взгляды, все еще продолжая выдавать тяжелые басы и петь. То, что они сейчас играли, было последним на сегодня. Сразу же после этого они присоединились к нам…

Вскоре мне надоело сидеть рядом с отцом и близким другом Бена — меня это напрягало. Обалдело уставившись, как я пересаживаюсь, он, смеясь, отмахнулся:

— Ну и «тьфу» на тебя.

— Мои парни что-то заскучали, — бросила я в ответ, опускаясь между Тоиво и Томми, проигнорировав при этом Джаска, только один раз взглянув на его то ли сердитое, то ли задумчивое лицо.

— Как ты?

— Норм, — сухо произнесли в ответ, отчего мне стало обидно.

Спустя час…

— Импи. Кажется, ты засыпаешь, — вяло заметил Томми, потому как моя голова все ближе и ближе клонилась к его плечу.

— Да. Я дико хочу спать.

— Идите детишки «баиньки», — глядя на нас, шутливо произнес Бен.

— Импи, ключ, что я тебе дал, почти от всех спален, — лукаво подмигнув, напомнил мне Вэл.

Я молча кивнула, вставая из-за стола. Тоиво, следующий за мной, внезапно споткнулся и чуть не упал, успев схватить меня за руку.

— Мда, мы сегодня здорово выпили, — сказал он в оправдание, услышав смех Вэл’а.

Неожиданно Томми резко остановился на полушаге, да так, что я уткнулась носом в его грудь:

— Джаска, ты остаешься? — обратился он к нему.

Я увидела, что тот был очень занят разговором с Рихардом — они уповали моментами прежней жизни и оба весело смеялись.

— Нет, — откликнулся он.

— Супер, — усмехнулся Тоиво, растянув губы в улыбке и, конечно, не видя, как тот пристально взглянул на него со спины".

* * *

— Это твоя комната? взгляд Томми заинтересованно цеплялся за все, что попадалось на его пути.

— Да. Вэл сказал, они все одинаковы.

— И что же ты тут с ним делала? — поинтересовался Тоиво, лениво скосив взгляд.

— Ничего. Он мне просто показал ее, как она выглядит.

— Знаешь, странно, что это он тебе дал ключи. — Не отставал парень.

— Да. Я лично заметил, как он на тебя смотрел весь вечер, вдобавок еще стал выпендриваться. — Поддержал его белобрысый красавчик.

— Что привязались! — раздраженно бросила Импи, добравшись до постели, которая аккуратна была заправлена. «И, слава богу!» — подумала она.

Без лишних слов друзья тоже легли по разные баррикады от нее.

— Ладно тебе, мы же шутим, — поспешил успокоить ее Тоиво.

— Ага, успокоил, — огрызнулась она, устраиваясь удобнее и подтягивая подушку выше.

Парни же тесно прижались к ее телу, чтобы не свалиться, и обняли с обеих сторон, уткнувшись в плечи.

— Вот так-то лучше, — процитировала она.

— Да. Сто лет прошло, как такого не бывало, — мечтательно произнес Тоиво, вспоминая школьные годы, а, точнее, частные элитные вечеринки.

В ответ на это Томми прыснул со смеху.

… Спустя еще пару часов, к Импи в комнату вошли ее отец, Бен и Вэл. И то, что они увидели, поразило их до глубины души.

— Упс! — воскликнул Бен, бросив быстрый взгляд на постель.

— Скажи мне на милость, это нормальное явление? — присвистнув, поинтересовался любимый кумир дочери его приятеля.

— Э-э-э.… Ну-у-у-у… Они… Это…Но они же в одежде! — нашелся Аксели. — Знаешь, они со школьной скамьи дружат, не говоря уж об институте… — решил добавить он после недолго размышления.

— А-а-а. Понятно. Типа ничего личного, — усмехнулся певец, совершив руками в воздухе неопределенный жест.

— Значит, типа того. Пойдем отсюда, — с этими словами Бен принялся выталкивать стоявшего позади них и пораженного выходкой Импи рок-звезду, и Аксели последовал за ними.

***

25 "На следующий день мы прямиком направились на самолете в Рим, где нас ожидали невероятные сенсации в музее душ усопших. Находится музей в ризнице Дель Сакро Куоре. Все экспонаты в нем связаны с привидениями. Любимейшая тема братьев Тоиво и Томми из всего сверхъестественного.

Перед тем, как мы оказались там, Бен просил разрешения у местного священника. Конечно же, по большому счету это являлось чистой формальностью."

— Если в других музеях мира фотографировать экспонаты категорически запрещено, то в этом музее никто этому вам препятствовать не будет, — обратил на то внимание экскурсовод. — Только вот проявить снимки экспонатов пока не удалось никому, — добавил он, заметив, как Тоиво, наведя курсор на колпак с отпечатками закопченных пальцев, сделал пару щелчков.

— Очень жаль, — тяжело вздохнул приятель.

— Вот этот колпак с отпечатками закопченных пальцев наглядно демонстрирует, как умершей супруге удалось проучить своего не слишком благочестивого мужа. По легенде, Луиза ле Сенешель 7 мая 1873 года явилась под покровом ночи к своему мирно спавшему супругу, сдернула с него колпак и несколько раз ущипнула за нос.

— Вот это да-а-а! — восхищенно воскликнул Томми. — Слышишь, чувак. Нам обязательно нужно проявить это фото, пустое ли оно будет. — Смеясь, подтолкнул он локтем в бок друга.

26 "К сожалению то, что говорил умудренный опытом работы в этом странном месте мужчина, оказалось правдой. Мы все вместе направились в ближайшее фотоателье, чтобы проявить снимки, на которых ничего не было.

Так как впереди был еще весь день, следующим пунктом нашего развлечения по расписанию стали парижские катакомбы и музей казней. Хотелось бы успеть посетить их сразу. В данный момент пробил только второй час дня. И мы не думали даже оставаться в Италии, дабы посетить окрестности. Во Францию мы отправились на полюбившемся нам трейлере. Как раз к позднему вечеру мы будем уже там. Так даже лучше. Оставалось надеяться только на то, что наш великий Бенджамин постарается уладить все так, чтобы для нас сделали исключение. Это на крайний случай, если будет совсем уж поздно.

Внезапно мне захотелось побыть одной. Я вытащила из кармана своей большой дорожной сумки плеер и гарнитуру, после чего принялась ютиться на диване в задней части дома на колесах. Меня знобило, и я укрылась под велюровым пледом. Сейчас хотелось послушать что-нибудь романтичное вроде современного творчества таких групп как «Amoral» или «Catamenia». Хорошо еще, что во время поездки меня никто не стал тревожить. Только Джаска окинул меня изумленным взглядом, когда собирался открыть двери туалета. Хм, да уж…

В какой-то момент мне даже показалось, что я заснула. И вздрогнула я от того, что кто-то тронул меня за плечо. Я с трудом разлепила глаза, но уже по голосу услышала, что за наглец это был:

— Проснись, мы приехали, — прохрипел Бен. От него исходил жуткий запах перегара. И я тут же поморщилась.

— Боже! От тебя амбре такое несет, — охнула она.

— Извини, — пошатываясь, тридцатилетний парень стукнулся о раздвижной стол у диванчика, где я прикорнула. И с грустью, помотав головой, мне пришлось наблюдать, как полутрезвая орава сильной половины человечества пытается собраться с духом, чтобы преодолеть вонючее подземелье Франции.

Катакомбы проходят под всем Парижем, однако, лишь малая их часть открыта для экскурсий. Остальную — денно и нощно патрулирует подземная полиция, при чем не ради защиты катакомб (красть там, кроме костей нечего), а ради защиты любопытных туристов.

— В моей памяти сразу же воскресают романы Виктора Гюго с их подземельями и угнетающей атмосферой, — невнятно промычал мой отец.

— Вы такое читали? — неверяще фыркнул Томми, удивленно цокнув языком.

— Ходят легенды о призраках, монстрах и слепых сумасшедших, в течение нескольких поколений, не выходящих на белый свет. Глупости, не так ли? — на подхвате стал развивать мысль Томми.

— Значит, кто-то насмотрелся фильмов типа «Спуск», — пожал плечами Джаска.

— Да уж, точно! — поддержала его я, потому что действительно смотрела две части этого ужасного кино. — До сих пор как вспомнишь, начинаешь дрожать от страха.

Уже смеркалось, а мы еще не могли найти эти чертовы катакомбы, но тут увидели местную полицию и расспросили их как далеко нам еще добираться. Оказалось, они были поблизости, умело скрытые от всеобщего обозрения. Они как раз их и охраняли. Двое крепких седовласых мужчин решили следовать с нами и рассказать свои дурацкие байки про это чудовищное место.

Кости и черепа были уложены по обе стороны коридора, как товар на складе. Много товара. Воздух здесь был сух. И нес лишь тонкий намек на разложение. Были и надписи, в основном времен Великой французской революции. Так. Ничего особенного. Просто кости…

Мы поблагодарили полицейских за сопровождение. Некоторые из нас, как оказалось, здорово испугались. Только на выходе мы уже заметили, что стало совсем темно.

— Теперь нам в музей казней, — напомнил всем наш великий организатор Бен.

— Десятый час вечера, — лукаво подметил Джаска, взглянув на ручные часы.

— Ага, а нас пустят туда? — округлила я глаза.

— А как же, я договорился!

— Окей!

Это был музей, входящий в плеяду самых страшных музеев мира…

— Его основатель знаком с темой не понаслышке, сам служил палачом более десяти лет, — неожиданно решил с умничать Тоиво.

— А он еще жив? — мои глаза зажглись живым интересом.

— Возможно, он призраком бродит по окрестностям Парижа и вершит ночами правосудие, — замогильным голосом произнес Томми.

— В музее собраны инструменты казней всех времен и народов… И если на первый взгляд вам покажется самой страшной огромная гильотина, советую приглядеться… Гораздо ужаснее могут оказаться орудия поменьше, совсем незаметные и безобидные на первый взгляд… — уныло, как и все музееводы, вел свою речь очень старый, словно божий одуванчик, ночной сторож, которому Бен отвалил немало денег, чтобы тот нас впустил.

Сказать по правде, мы все были немного шокированы, взглянув на эти орудия казней с другой стороны…

По окончании экскурсии направились было обратно в трейлер, загодя договорившись между собой, что отправимся куда-нибудь перекусить.

***

— Я хочу ночевать здесь, — капризно надула губки Импи, услышав, что остальные надумали, видите ли, принять ванну и поспать в нормальной постели.

— Что с тобой, детка! — Искренне удивился Джаска, впервые назвав ее так при всех.

Девушка услышала едкий смешок Бена, подтолкнувшего локтем в бок своего лучшего друга Стива. Тот лишь, как и ее друзья, обалдело уставился на них. А они вдруг стали спорить вдвоем, где же им лучше провести время: Импи «болела» за романтичную обстановку в трейлере, дабы не портить накопившиеся за вечер впечатления; Джаска очень сильно желал расслабиться хотя бы в мотеле...

— Это когда-нибудь кончится? — шепнул Бен на ухо Аксели, но увидев отрицательное покачивание головой в ответ, тяжело вздохнул со словами: «О-о-о, великая спорщица!»

— Папкина кровь, — гордо произнес он.

— Стоп, ребята! — остановил их голубоглазый брюнет и Импи с интересом взглянула на него. — Дорогая! Хорошо. Никаких гостиниц. Мы едем до ближайшего придорожного мотеля вблизи аэропорта, — предложил он, при этом посмотрев на измученного парня, — нам же завтра лететь в Лондон, вы не забыли? Но…сделаем так, — видя, как девушка разочарованно вздыхает, решил предложить, — кто захочет, останется ночевать на широкой постели. А если ты хочешь остаться здесь, я с удовольствием проведу время с тобой! — наконец закончил он, обаятельно улыбнувшись ей.

— А что, тебе можно доверять, да? — с вызовом произнес ее отец, угрожающе надвинувшись на него.

— Ты мне не доверяешь?! — обидчиво воскликнул Бен, когда как та странно взглянула на обоих в ответ и покрутила пальцем у виска.

— О, великий ловелас! — шутливо фыркнул Дан.

— Твоя малышка будет в надежных руках, можешь поверить мне наслово, — повернулся Бен снова к нему.

Мужчины стояли друг напротив друга и спорили, как дети, не поделившие игрушку.

— Я же буду беспокоиться, как вы тут, — неуверенно протянул в ответ Аксели. — И меня некому будет смешить, ты ж такой придурок!.

— Может, тебе еще попку подтереть? — Бен изумленно взглянул на него круглыми глазами. — И вообще, сегодня Стива очередь смешить тебя, а Дан как-всегда пусть выдумывает невероятно пошлые истории на ночь, чтоб вы дружно вздернули писюны и смогли заснуть, — промычал он, отчего получил поочередную тройную затрещину.

— Тшшш! Тут же дети… — шикнул бородатый и пухлый Дан в ответ.

Парни, Тоиво и Томми, услышав это, в буквальном смысле взорвались от смеха и повалились на пол тесного прохода внутри трейлера в конвульсивном ржаче. Импи ожидало то же самое — и она упала поверх них, держась за живот.

— Меня тут осенило… — давясь, вытянула слова подруга.

— Что? — Томми уже было собрался вытирать слезы..

Остальные смотрели на них — как на дибилов, уперев в руки бока.

— Вы видимо все вспотели из-за страха, вот так и рветесь в душ! — взвизгнула она, снова залившись удушающим смехом.

И после этой фразы до сих пор валявшихся парней просто «порвало» от новой накатившей волны этого болезненного приступа. Тоиво даже взвизгнул по-поросячьи — отчего все остальные подхватили этот заразный неудержимый дикий ржач.

Даже водитель подключился… Бедный! Чуть не потерял управление — и они почти врезались в одну из дверей искомого «клоповника».

— Ты такая душка, Импи, — оклемавшись, выдавил из себя Бен и потеребил уставшие щеки.

Спустя полчаса Импи вернулась в трейлер вместе с Беном: он все же захотел принять душ, а оставаться одной было страшновато.

Девушка тут же прошмыгнула в дальний конец трейлера, где находился столик между двумя узкими диванчиками. И села на один из них. Между тем Бен захватил с собой бутылку выдержанного портвейна, предварительно заперев двери и зашторив все окна. После чего присоединился к ней, сев туда же и нагло потеснив ее бедра кокетливым движением таза.

— Ты чего? — удивилась она.

— Вдруг тебя бабай за попу схватит! — рассмеялся он, наливая ей и себе крепкий напиток. — Ты такую романтику хотела? — ласково, и от того необычно, произнес он, чтобы отвлечь ее от лишних раздумий.

— Ты прав, — вздохнула она.

— Не грусти, — он слегка приобнял ее, заметив в глазах печальный блеск.

— Насколько мой отец старше тебя? — вдруг поинтересовалась она, хотя приблизительно уже знала ответ.

— Какие-то странные вопросы ты задаешь, малыш, — округлил он и без того выразительные глаза. — А ты сама, как думаешь?

— На двенадцать, — без обиняков ответила та.

— Умеешь считать, да? — Хмыкнул он. — Не очень-то я люблю умных девушек.

— Потому что глупышки клюют на всякие твои глупости? — попыталась подколоть она его.

— Почему сразу глупости? — сконфуженно произнес он в ответ.

— Так и есть. Все мужчины ищут легкую наживу и умнеют лишь с годами. Когда твоему папе было столько же, сколько сейчас тебе, в то время мне стукнуло уже одиннадцать.

— И что ты хочешь этим сказать?… Ты не поумнел, из чего следует, что ты все еще не женат и у тебя нет детей?

— Давай, не будем переходить на личности, ладно? — скривился он, видно было, как не нравились ему эти темы для разговора.

Возникло неловкое молчание. Тело Импи бросило в жар, лицо пылало.

— Ладно… Душновато, ты не находишь? — заметила она, чтобы разрядить обстановку. И с этими словами стянула с себя теплую ветровку, оставшись в белой облегающей майке, напоминавшей мужскую борцовку. — Не возражаешь, если я еще джинсы сниму? — спросила она, вызывающе взглянув на него. Сам же Бен был облачен в легкие черные шорты и клетчатую безрукавку.

— Валяй, — с деланным безразличием взмахнул тот рукой, но не отвел от нее взгляда. Лишь еще пристальнее стал вглядываться в ее совершенное тело в полумраке.

Импи протеснилась между столиком и диваном, чтобы встать. Ее вьющиеся длинные волосы каскадом опустились до самых икр. Тяжело вздохнув, она собрала их в воображаемый хвост и наскоро заплела в слабенькую, но толстую косу, одновременно о чем-то задумавшись, пока это делала.

— Знаешь, ты очень шикарная девушка, — наблюдая за ней, искренне сказал он, высвобождая пуговицы своей безрукавки с петель.

В ответ, на что она только презрительно фыркнула. Продолжая стоять перед ним, она взяла в руки бутылку портвейна и отпила из горла.

— Что ты делаешь? — уголки его губ приподнялись в ехидной улыбке.

— Мы с Тоиво и Томми так всегда дурачились после учебы в каком-нибудь заброшенном здании, — пожала та плечами, совершив в воздухе неопределенные жесты.

— И немудрено.… Иди сюда, — он обхватил ее за бедра и движением рук заставил сесть рядом.

На такое своеволие Импи решила не обращать внимания — тем более, что к Бену она испытывала поистине теплые чувства. — Включим музыку? — Предложил он. Девушка кивнула. После чего Бен нашел по встроенному радио ее любимую рок-волну.

Так они пили из горла портвейн, прослушивая знакомые и даже любимые песни различных групп, обсуждая их творчество. Пока в один момент коричневой жидкости оставалось немного на дне бутылки, а рассуждения становились одни бредовее других…

Внезапно Бен дозвонился на эту рок-волну и попросил поставить в очередь несколько желаемых композиций. Совсем скоро прозвучало название одной безумной немецкой группы «Nachblut» и последовали их популярные песни. И это было последним точным попаданием Бена в яблочко. Импи обалдело взглянула на него, раскрыв рот в изумлении — мелодичная музыка и тяжелые сэмплы сводили на «нет» последние остатки разума. Чего и ожидал продуманный парень.

Одновременно они бросились друг к другу: их губы слились в томительном сладостном поцелуе, руки Бена властно зашарили по ее телу — плечам, спине, бедрам…

Он опрокинул ее на подушку, прижавшись к ней сверху и не переставая страстно терзать ее рот своим острым и ловким язычком. Импи скользнула пальцами рук в его густые волосы, пытаясь в свою очередь, как можно теснее притянуть его мускулистое татуированное тело к себе, в котором она сейчас так нуждалась. Он опустил голову к ее груди, стягивая белоснежный лиф зубами, и по очереди облизывая ее соски. Импи прогнулась в спине — и он сильнее втянул его в рот, сдавливая ореол губами. Она закрыла глаза от охватившего ее тело наслаждения, тело покалывало от напряженных нервов.

Их губы вновь соприкоснулись, и рука Бена легла на ее клитор — пальцы стали нежно теребить и без того, набухшую плоть девушки. Из ее губ вырвалось долгожданное сладкое постанывание, усладившее слух парня. Он судорожно стал стягивать с себя одежду, пытаясь не отрываться от ее разгоряченного и опухшего рта. Такими же судорожными движениями Импи помогла ему избавиться от остатков одежды. И, наконец, она ощутила, как его, весьма внушительных размеров, рычаг — вонзается внутрь ее тела. Она восторженно простонала…

— Тшш, — ласково прошептал он ей на ухо, сплетая пальцы своих рук с ее, ритмично двигаясь и сводя Импи с ума глубокими погружениями в такт песне.

— Импи, — прохрипел он, — выходи за меня.

Они лежали на подушке вместе, тесно прижавшись друг к другу, переплетая ноги. Он гладил ладонью ее бедра, любовно заглядывая в ее глаза.

— Что?! — чувства удивления и одновременного возмущения перемешались в этом восклицании.

— Я сейчас преобладаю в таком состоянии, что готов сделать тебе предложение, — спокойно пояснил он.

— Бен. Ты просто пьян, и я пьяна.

— А что тебя останавливает? — сконфузился тот.

— Эта спонтанность…

— Да уж, — вздохнул тот, — можешь не продолжать.

— К тому же у меня есть Имели, — с горечью она вспомнила, что ей рассказал Ричард, его приятель, и глаза ее стали влажными, подозрительно заблестев.

— Ты потрясающая девушка, повторяю, а он тебя не достоин.

— Ты, правда так думаешь?

— Это не только мое мнение.

— Ты вроде не возражал, когда мы стали встречаться.

— Давай не будем о грустном, детка, — Бен трепетно обнял ее, обхватив за плечи и по-отцовски чмокнул в висок.

— Мой отец болван и ты — болван. Что от тебя можно ожидать.

— Да, я придурок, — выдавил смешок тот. — А еще я классный скейтер!

— Да. Я видела, как ты ловко владеешь доской под своими ногами! Ну да, и организатор развлечений из тебя что надо, — рассмеялась она. — Вы с отцом до сих пор ведете себя, словно подростки.

— Тебе с ним очень повезло.

— Я знаю. Он смешной. Но иногда дело доходит до критического истеризма.

— Да ты что! — будто не зная, что она имела в виду, притворно удивился он.… — Блин, тут так тесно! Какой черт тебя дернул здесь оставаться. Если бы ты сделала мне намек или там…дала повод, я бы с радостью к тебе в номер ввалился.

— Я же говорю, ты — болван! — рассмеявшись вместе с ним, она зарядила ему по голове, так что тот свалился на пол, при этом больно стукнувшись.

— А я серьезно говорю, пойдем в номер, — простонал Бен, поднимаясь.

— Да убери ты этот чертов стол и выдвини еще одну постельную полку!

— Что, правда? — обалдело произнес парень. — И почему я сразу не догадался.

— У всех трейлеров стандартные «внутренности».

— Как ты сказала: «внутренности»? — рассмеялся он. После чего сделал, как она велела.… — Так-то лучше.

Импи накрыла его тело одеялом и придвинулась ближе, чтобы обнять. И оба провалились в объятия Морфея.

 

  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • Глава 4. / Вэб-сайт / Sokol Yasniy
  • Охотники / «LevelUp — 2016» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Лев Елена
  • В далёком селе, где в избытке макуха... / СТИХИ / Алоната
  • Зауэр И. - Помечтай / По закону коварного случая / Зауэр Ирина
  • Глава 2 / Ангел Пустоты / Геллер Ирина
  • Глава 1. Раб возможности / Закономерные случайности / IcyAurora
  • Киберпанкъ / Пепел Виктор
  • Под твоим окном / Аделина Мирт
  • Песнь льда и пламени / О волчицах, джедаях и снежных королевах / Бука
  • Ламбада желудков / Tom d`Cat

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль