Глава 3

0.00
 
Глава 3

5 "С того дня моя жизнь полностью изменилась…

Я проснулась очень поздно и увидела перед собой побитого Имели. Он сидел напротив меня на стуле и тихо ждал моего пробуждения. Радостная улыбка озаряла его лицо. А я в свою очередь была сильно напугана. Что могло произойти, пока я пребывала в сладком дреме?

— Доброе утро, малышка.

— Доброе. Что с твоим лицом?

— Навещал сегодня ту сплетницу, о которой ты мне вчера говорила.

— Зачем!

— Подожди, дай договорить.… Это действительно она распространила эти мерзкие слухи. А это, — он указал на разбитую бровь и ссадину на скуле, — это сделал со мной ее старший брат вместе со своими дружками, некстати оказавшиеся поблизости. Он защищал ее честь.

— Какой ужас!

Мы часами проводили время вместе: втроем, когда с моим братом, весело шутили над чем-то, когда вдвоем, что к сожалению происходило очень редко…

И совсем скоро я стала дипломированным специалистом в области дизайнерского искусства, наконец-то освободившись от учебных уз своего университета. Тогда ребята дали грандиозный концерт в мою честь и Вилджо представил меня своей «любимой и обожаемой им» сестренкой на сцене перед поклонниками. Я была на седьмом небе от счастья.

Но, через какое-то время, в один момент вблизи сцены я вдруг почувствовала сильный удар по голове и потеряла сознание…

Когда я очнулась, то поняла, что была прикована цепями по рукам и ногам к каменной стене. Откуда-то сверху капала вода. Вокруг пахло сыростью и было холодно. Голова болела… Я услышала шаги…

— Сука! — наотмашь меня ударили по лицу. Перед глазами замелькали блики. Я пыталась рассмотреть перед собой этого человека, но не могла. Впереди меня все размыто — будто сквозь полиэтиленовую пленку. — Ты мне за все заплатишь, тварь! — и с этими словами меня вновь ударили, только по другой стороне. Судя по визгливому голосу это была девушка. Или женщина.

— Что вам нужно от меня, — попыталась произнести я, но вышло это как то вяло и испуганно.

— Замолчи, отродье! — снова воскликнула та. Кажется это была брюнетка высокого роста. — Не смей со мной говорить, — прошипела она. Как бы хотелось сейчас взглянуть в ее глаза."

***

— Черт возьми, что с ней могло случиться! — Имели взволнованно ходил из стороны в сторону, мельтеша перед глазами не менее напуганного Вилджо.

— Я не знаю! Не знаю!

— Уже за полдень и она до сих пор не появилась, — кусая собственный кулак, произнес тот. Глаза его беспомощно бегали по комнате в поисках ответа.

— Я еще раз повторяю, что отвернулся только на миг, а ее уже не стало на прежнем месте. Я лихорадочно искал ее глазами в толпе, но ее нигде не было, — пытался оправдаться Тоиво.

— Нам следовало сразу же прекратить концерт. Черт!!! …Черт! Черт! Черт!

В прихожей они услышали, как вернулся Аксели. Отец еще утром организовал поиски пропавшей дочери, раздав фотографии с ней своим друзьям и сам носил с собой, расспрашивая ее знакомых, и тех кто был в клубе в ту ночь. Но все было тщетно. Вилджо и Алерис видели его мрачное лицо.… Он ее не нашел.

— Похоже, что ее украли прямо с концерта.

— Но кто мог это сделать… к тому же она бы закричала.

— Ее могли "тюкнуть" по голове или просто, угрожая сзади ей ножом, вывести из зала.

В голове любящего парня это прозвучало, как приговор. Из близкого окружения ее тоже никто не видел. Ребята обзвонили всех уже по три раза. Следом за Аксели вошел его старый друг Бен, он был таким же мрачным. Но, судя по блеску в глазах, надежда все же была.

— Мы прошерстили территорию клуба изнутри и снаружи, — произнес он и с этими словами вытащил из кармана джинс серебрянный кулон, — мы нашли вот это. Бен продемонстрировал его на вытянутой руке.

...

— Скажи мне, дорогуша. Кем приходится тебе Ранджимар? — «Ох, снова это дурацкое прозвище». — Могу пояснить тебе популярнее, Аксели Снеллманн!

— Это мой отец, — дрожжащими губами произнесла она, сплевывая кровь. — Я его дочь… Импи Снеллманн… Второй ребенок в семье.

— Что? — испуганно прошептала женщина.

— Эй! — окликнул кого-то посторонний голос, принадлежавший явно мужчине. — Какого черты ты тут творишь?! — В подземных катакомбах прозвучали гулким эхом его шаги.

— Вышла ошибочка, Джаска. Я взяла не тууу! — простонала явно заставленная врасплох женщина и вздрогнула, Импи поняла это по ее дрожащему голосу.

— Ты сошла с ума, Джозефиина! Как долго она тут пробыла в таком состоянии?

Импи не ошиблась. Судя по голосу это был молодой парень в возрасте от двадцати лет. И не дожидаясь ответа от странной психопатки, похоже он стал освобождать ее руки и ноги от ненавистных оков.

— Всего сутки.

— Сутки?! — взъярился тот. — Я увожу бедняжку отсюда. — он поднял измученную девушку на руки. — А когда вернусь, обязательно найду тебя и положу в психушку! Ясно!? — прорычал голос.

— Д-д-да, братик.

— Лучше бы ты вообще не рождалась на свет! — он сплюнул ей под ноги, после чего куда-то направился. Не осознавая что делает, Импи обхватила его шею руками и прижалась к груди спасителя. Через какое-то время ее глаза пронзила боль от слепящего света солнца. — Потерпи, детка, — расслышала она его слова.

Парень по имени Джаска уложил девушку на постель в одной из комнат своего дома и вышел за тем, чтобы вернуться туда с аптечкой, чистой тряпкой и тазиком теплой воды. Он присел на край кровати и принялся сначала смывать с нее грязевые и кровавые разводы. А потом стал обрабатывать раны — следы от тяжелых цепей, которыми ее приковала его обезумевшая старшая сестра. В последнее время она клялась, что найдет любовницу какого-то Ранджимара и отомстит ей за то, что тот посмел бросить ее не так давно. Вышла ошибочка. Эта молодая любовница была всего-навсего его дочерью: он это услышал уже тогда, застав ее на месте преступления. Нет, она окончательно обезумела!

Сквозь полуопущенные веки девушка разглядела темноволосого парня примерно своего возраста с точенными красивыми чертами лица, еще у него были мускулистые загорелые руки. Когда он стал прижигать ее кровавые раны йодом, она вскрикнула.

— Тшш, потерпи. Все будет хорошо, девочка., — с этими словами он стал дуть на ее ранки, смешно свернув губы в трубочку.

— Мне надо домой, — простонала она еле слышно.

— В первую очередь тебе нужно поесть. Сейчас я тебе сделаю горячую похлебку с гренками. И только потом расскажешь мне, где ты живешь. Согласна?

Буквально с ложечки он напоил ее живительным куринным бульоном.

— Мне очень жаль, что все так получилось, — говорил он пока она ела с его руки и рассказал ей, почему она здесь оказалась.

— Прошу, мне на самом деле нужно домой.

— Как я могу отдать тебя в таком состоянии. Ты и шагу не сможешь сделать без моей помощи, твое тело онемело. Но сейчас тебе станет легче.

— Джаска, пожалуйста, — по ее щекам скатились слезы. — За меня волнуются мой отец и брат.

— Бедненькая, — вздохнул он. — Хорошо. Ты только скажи мне свой адрес, я увезу тебя отсюда от греха подальше.

— Спасибо.

...

— Все равно кто-то должен остаться дома, — спорил с сыном Аксели.

— Черт возьми, как я могу дожидаться ее спокойно здесь!

— Пойми, наших поисков достаточно! Оставайся здесь и будь на страже! А мы с Имели прошерстим еще пару сомнительных районов!

На этом разговор был окончен.

Встревоженный Вилджо просто не находил себе места: не мог сидеть, не мог просто стоять и смотреть в каждое окно в надежде увидеть, как она счастливая возвращается домой. Они не спали всю ночь, ничего не ели и не пили. Его одолевала усталость…

Но тут кто-то неожиданно с нетерпеливо застучал по двери в прихожей, куда и кинулся с бешенной скоростью брат. На пороге стоял незнакомый парень с ее дорогой сестрой на руках. Вилджо безмолвно дал ему пройти и помог уложить ее на диван в гостинной.

— Кто ты… я тебя не знаю!

— Джаска, — взволнованно произнес он. — Ваша сестра ранена.

Немедленно тот набрал номер Имели и когда ему ответили на той стороне, он коротко сказал: «она нашлась».

— Где ты ее нашел?! — гневно стал расспрашивать он незнакомца.

— Услышал крики из подземных катакомб в своем районе.

От этого глаза брата изумленно расширились.

— Где, прости?

—… Она была связана тяжелыми цепями.… Не подумай на меня, — дрожжащим голосом пролепетал тот, — я уже оказал ей первую помощь и напоил горячим бульоном.… Только потом она сказала мне свой адрес. И вот мы здесь. — на самом деле Джаска немного слукавил.

— Что творилось в этих чертовых катакомбах! — нетерпеливо вскрикнул Вилджо.

— Тебе лучше не знать, она вляпалась в плохую историю, — остерегающе попросил его спаситель. — Ей сейчас нужен уход. Прости, мне пора ехать, я оставлю тебе свой номер сотового. Позвони, если понадоблюсь…

— Я у тебя в долгу, — только и успел сказать Вилджо, волнующе провожая его взглядом, потому что тот уже скрылся за дверью.

Пока он ждал остальных, решил осмотреть раны своей дорогой сестры. Сейчас лежала без сознания.

— Боже мой, — прошептали его губы, когда он задрал полы ее длинной грязно серой юбки, которая когда-то была белоснежной. Там, где оставляли след эти тяжелые цепи на руках и ногах, виднелись глубокие кровавые ссадины и порезы. Под глазом у девушки зиял здоровенный фиолетовый синяк, да и все ее тело покрывали многочисленые синяки…будто ее избивали, причем с садистской изощренностью.

— Где она! — в гостиную влетел ошеломленный Имели вместе с ее отцом и со всеми остальными.

— Тшш! — яростно прошипел Вилджо. — Только без криков!

Но не слушая его, тот мгновенно оказался рядом со своей принцессой, упав перед ней на колени и судорожно стал осматривать ее тело:

— Кто? Кто…посмел это сделать?!

***

Последующие два дня посменно за ней присматривали ее отец, брат и любимый парень. Девушка приходила в сознание лишь за тем, когда возникала потребность опорожниться, поесть или попить. По наказанию Джаска, которому Вилджо вторично звонил, специально для нее отец каждый раз варил курицу, а потом сливал куринный бульон в большую кружку. Бедняжка заметно прохудилась, щеки впали.

Ее брат вызванивал на дом так называемого спасителя тем же вечером, чтобы расставить все точки над «и»… Тогда поневоле парню пришлось рассказать им о своей сестре. После чего Аксели долго мерил шагами гостиную, пытаясь придумать, как изничтожить ту бестию. Ему не стало легче от того, что по словам брата темноволосой криминалистки — теперь она сидит в психушке. В знак моральной компенсациии физических увечий девушки парень предлагал им свои честно заработанные деньги, но Аксели едва тогда не прогнал его. В сотый раз извинившись за произошедшее, Джаска скоропостижно покинул их дом и потом вообще исчез. Его искали Вилджо и друзья его отца, чтобы удостовериться в словах парня, будто Джозефиина в самом деле теперь лежит в психиатрической лечебнице для особо опасных преступников. Но, вскоре, ее нашел сам Аксели.

И, как оказалось, он не солгал. Наблюдая по другую сторону стекла, он тысячный раз проклинал себя за то, что когда-то связался с ней на свою голову. Но тогда она была другой. Со смеющимися глазами привлекательная женщина, она тепло общалась даже с его компанией, пытаясь понравиться каждому. Но, однажды, в надежде, что ей понравится кто-то еще, он не стал ей больше звонить. И не звонила она…

Потом он вспомнил, как в очередной концерт своих ребят заметил ее колкий взгляд. Тогда Тоиво повсюду сопровождал его дочь, шагая с ней под руку. И вот теперь, все стало на свои места! Он понял. Все понял…

***

Импи лежала в своей комнате. Рядом сидел заснувший Имели. Бен осторожно постучался в чуть приоткрытую дверь и вошел с цветами в одной руке и шоколадкой в другой.

— Привет, — прошептал он, стараясь не разбудить ее воздыхателя.

Он прошел к ее постели и присел на край. Импи подтянула ноги к подбородку и улыбнулась Бену. Он был таким же чудаком, как и ее отец.

— Привет, — прошептала она.

— Как ты сегодня себя чувствуешь?

— Уже хорошо, — опять тихо сказала она, снова улыбнувшись.

— Это самая прекрасная новость за сегодня. Ладно. Я потом еще зайду, — произнес он, видя, что парень стал пробуждаться. Он чмокнул ее в висок, оставляя горячий след и, собираясь выходить из ее комнаты, вдруг остановился и обернулся. — Послушай, я сегодня иду на коцерт группы «ILITH», тебе принести что-нибудь от твоего любимого кумира Вэл’а! Он будет очень рад, я знаю, — рассмеялся Бен, заметив веселые искорки в ее глазах.

Когда она повернулась, чтобы взглянуть на Имели, он уже пристально смотрел на нее, вероятно услышав весь разговор.

— Что? — удивленно выдавила она из себя, всерьез не понимая его намеков.

— Хотелось бы знать наверняка, что он может тебе такого подарить, — обиженно фыркнул он.

— Главное ведь, что он хоть что-то может подарить, а что именно уже и не важно. …Ты что ревнуешь? — Догадалась она, смешно прищурившись.

— Вовсе нет!

— Нет, ты ревнуешь!

— Ладно, твоя взяла. Лишь бы тебе от этого стало легче, — он потянулся к ней и накрыл ее губы своими в трепетном поцелуе.

Дверь опять внезапно отворилась и внутрь комнаты просунули голову Вилджо и Аксели.

— Они что… целуются? — в изумлении прошептал второй.

— Папа! — возмущенно откликнулся первый, прикрыв рот рукой. — У них любовь, — шепнул он в его ухо.

Имели и Импи одновременно устремили свой взгляд в их сторону.

— Вообще-то, вас прекрасно было слышно, — сказал парень, покраснев до корней волос.

Отец поспешно ретировался, а брат вошел в комнату.

— Ну, малышка. Исполняю сегодня любое твое желание, — усмехнулся он, подсаживаясь к ней.

— Хочу пойти вечером в бар. Со всеми.

— Ты уверена?

— Как никогда! — рассмеялась она, легонько толкнув его в плечо.

***

Из всех нелепых и несуразных баров во всей округе ее отец выбрал именно тот, что гордо носит название «Мутный глаз». Но, что поделать. Там ее ждал какой-то сюрприз.… И что он опять задумал?

Она вошла внутрь за руку с Имели, глаза резала только кромешная темнота. Полная тишина. Как вдруг…резко кто-то зажигает огонь, полыхнувшей дорожкой пробежавшийся по краям барной стойки, языки пламени вздымились ввысь и "прокатились» дальше двумя столпами огня. В потолке зажглась огромная подвесная люстра, задекорированная под семнадцатый век — на ней горело свыше двухсот черных свечей; и весь этот шик в ней заканчивали оборудованные, дьявольски оскалившиеся, пиратские черепа.

— С выздоровлением! — выкрикнул из за барной стойки Бен, странным образом откуда-то взявшийся.

«Я чуть было не упала в обморок! А потом он к кому-то обратился: «ну, можешь вставать» — таким издевательским тоном. Боже! Что произошло дальше… Да это же был сам Вэл — любимый певец ее далекого детства…»

— Привет, маленькая проказница, — шаловливо произнес он. Глаза его наполнились озорными смешинками. — Мы тут для тебя праздник решили устроить. Иди, я тебя обниму.

Услышав это, Алерис настороженно зыркнул в его сторону, тем не менее расстянув губы в улыбке, а Вэл тем временем ловко перемахнул через «горящую» барную стойку и, приблизившись к ней, прижал к себе, погрузив в крепкие объятия.

— Я хочу подарить тебе свой кулон в виде эмблемы нашей группы, — сказал он, снимая его с себя, как неизменный атрибут годами проработанного имиджа. Импи повернулась к нему спиной и Вэл застегнул серебрянный кулон в форме пламенного сердца на фоне шестиконечной звезды.

— Хорошо выглядишь, — оценил тот, глядя на девушку.

— Спасибо, — ее глаза повлажнели и она в последний раз обняла доброго Вэла, которому нужно было покинуть их веселую компанию.

— А почему тут так безлюдно? — удивилась я, обращаясь к папе.

— Сейчас все будет, — заверил он ее и дал невидимый знак откуда-то взявшимся у входа стражникам в одежде викингов. Они то и раскрыли двери.

— Я уже боюсь, что будет дальше, — сухо прокомментировал Вилджо, встречаясь взглядом со своим другом, и они отчего-то рассмеялись.

6 «На так называемую вечеринку приглашены были все мои близкие друзья и просто знакомые люди — например, такие как: группа «Бесово логово» — весь состав, мои двое приятелей Тоиво и Томми, папины друзья и, так, кое-какие девочки, чтобы остальным моим мальчикам было нескучно. Эти девушки были поверенными Бена. И одна из них привела с собой какого-то парня! Он был высоким с светло-русыми волосами и крепкого телосложения. И на лицо вроде как симпатичный. Он мимолетно взглянул на меня, как на виновницу торжества оценивающим взглядом. И, чему-то одобрительно кивнув, обнял свою пассию за талию и они присоединились к папиной компании.

Я же исподтишка оценивала его — боясь, что он это увидит. Имели стоило лишь ненадолго, по его словам, оставить меня у барной стойки, как тот подошел ко мне с целью познакомиться. Я скромно сидела на высоком стуле и с удовольствием потягивала из трубочки какой-то невероятно вкусный коктейль и с удивлением обнаружила его рядом: он опустился на соседний стул передо мной, отрегулировав его чуть ниже и сделал заказ на ром с коллой у бармена, чья личность мне казалась неординарной.

— Импи? — Поинтересовался он, заглядывая мне в глаза. Я молча кивнула, не оставляя своего занятия. — Я Рихард, — продолжил он, — близкие зовут меня Хилдефонс. — Тут он осекся, прийдя в смятение. От услышанного я, не выдержав, рассмеялась.

— Да, оно мне тоже не нравится, — растянул тот губы в кривой усмешке и, наконец, я удостоила его своим взглядом.

— Наверное, ты постоянно за что-то борешься?

— Ну да. За свое место под солнцем, — усмехнулся он в ответ. Но, сделав серьезный вид, шепотом добавил. — А за любовь с первого взгляда готов бороться во что бы то ни стало. Ты такая красивая.

Импи почувствовала как лицо ее заливается красной краской.

— У меня есть парень, — с этими словами она смущенно отвела взгляд.

Тогда тот, сложив руки на груди, взглянул на нее каким-то странным проницательным взглядом, как будто желая удостовериться в искренности ее отношений с Алерисом.

— Я знаю. — наконец сухо сказал он. — Я знаком с Имели. Хороший парень, — кивнул он, говоря. — Но ты не боишься, что когда-нибудь его звездная болезнь погубит тебя?

— К чему ты это ведешь? — нахмурилась я, мне не нравился оборот этого разговора. — И вообще, он знает меня с пеленок, — горячо выпалила я.

— Давно ты с ним?

— Это допрос?

— Просто интересуюсь, — мягко сказал Рихард, вероятнее видя, что я начинала злиться.

— Чуть больше месяца, — буркнула я.

— О, это поистине рекорд для него.

— Что? Снова пытаешься чернить меня в глазах прекрасного пола? — раздался позади парня голос Имели.

Я не заметила, как мой любимый подошел. Рихард плавно развернулся к нему на стуле.

— Кого я вижу! — с ноткой явного притворства радостно воскликнул он.

— Привет, богатырь! — отвечал Имели тем же, протянув к нему распростертые объятия.

— Здравствуй, глазастый! — подскочил Рихард, после чего оба обменялись дружескими объятиями при моем удивлении, хлопая друг друга по плечу, и жестами рук произвели ритуал приветствия.

— Как ты? — как ни в чем не бывало поинтересовался мой ненаглядный у него, вставая рядом и почему-то нервно, я бы сказала, даже судорожно, стал поглаживать мое обнаженное правое плечико.

— Все также, — пожал тот плечами, наблюдая за этими телодвижениями. И подумала о том, что для него это было как-то непривычно — видеть таким Имели со стороны. — Слышал, тебя настиг большой успех.

— Ну да, есть немного. Ты вероятно уже познакомился с Импи.

— Да, — тот тепло взглянул на меня, а я отвела взгляд и сделала вид, что смотрю как бармен ловко жонглирует алкоголем, поражая воображение всех присутствующих."

Имели заметил то, как его любимая девушка повела себя — и это придало ему большей уверенности. Значит он ее не интересует. Боже, я ее благоволю. За все то время, что они были вместе, он еще ни разу не оказался в ее постели. Может ли это означать серьезность их отношений…

— Алерис. Эй, Алерис! — Рихард пощелкал перед его лицом пальцами. — Ты где-то в облаках витаешь! На тебя это и вправду непохоже.

— Извини, замечтался, — произнес он и притянул к себе любимую девушку за плечи.

Теперь Рихард наблюдал за тем, как влюбленная парочка балуется поцелуями друг друга, не стесняясь при этом его присутствия.

— Я тебя люблю, — прошептал он в ее губы.

Чувствуя, что снова краснеет, Импи смущенно уткнулась лицом в его широкую грудь. Он понимающе пригладил ее волосы и словно довольный мартовский кот взглянул на заитересованного представлением приятеля. Его левая бровь в издевательском жесте медленно поползла вверх.

— Ты скучаешь в нашем обществе? — догадался Алерис.

— Да. Мне откровенно скучно смотреть на то, как вы тут страсти устраиваете, — насмешливо произнес он.

— Ты вроде пришел не один.

— Ну да. Эта девушка, Инкери, меня абсолютно не устраивает.

«Вот какой напыщенный петух!» — весело подумала светловолосая барби.

— Я вас оставлю, — сказала она, делая скучный вид.

— Куда это ты собралась?

— Алерис. Девушки не любят контроль, — дал ему совет Рихард.

7 "И не удосуживаясь что-либо объяснять, я направилась на поиски отца или Вилджо. Нужно было как-то отвлечься. Неприятный разговор с этим странным приятелем любимого человека донимал ее. Он ей почему-то не понравился. Вел себя очень самоуверенно.

Наконец-то я увидела любимого папулю. Он стоял в окружении своих друзей и каких-то женщин. И прямиком направилась к нему.

— Привет, детка. Я тебе понадобился? — Он притянул дочь и ласково поцеловал ее в висок.

— Ко мне привязался какой-то тип по имени Рихард и потом он оказался знаком с Имели. Я ушла от них, потому что мне докучили их разговоры.

Друзья отца от услышанного почему-то дружно залились истерическим смехом.

— Рихард?! — всполошилась одна из разукрашенных девиц, стоящих рядом с ними. И в тот час же побежала стремглав к нему. Последнее, что я заметила — вздох и уставшую улыбку на губах приятеля своего парня, когда она обвила руками шею и прильнула к его спине полной грудью."

***

В комнату наверху влюбленные ворвались, страстно целуясь и грубо откинув дверь к стене. Пламя желания пожаром бушевало в крови Алериса.

— О, малышка, — то ли рассмеялся, то ли простонал он, откидывая голову, чтобы взглянуть в ее блестящие глаза.

Импи прерывисто вздохнула и, стиснув его шею, прижалась к нему всем телом, которое сейчас одолевала мелкая дрожь.

Стиснув руки, он положил ее на спину и наклонился, целуя и опьяняя своими ласками все больше. Странное чувство лишало Импи рассудка, кружило голову, наполняя истомой.

— Я хочу тебя, — прошептал он в ее полураскрытые губы.

Алерис, не в силах совладать с собой, приник к ее губам в пламенном поцелуе, сжимая груди, теребя соски. Тихий стон вырвался из груди девушки, когда его рот стал прокладывать на ее коже огненную дорожку.

Он не мог представить, что на свете существует подобная страсть, не мог поверить собственному безумному голоду…

— Пожалуйста, — то ли молила она, то ли всхлипывала, Но Алерис итак все понимал.

— Я буду нежен, малышка, — прошептал он.

Словно отрезвев, Импи в безумном страхе ощутила, как он раздвигает ее ноги, как поднимает бедра, готовясь войти в нее, и едва успела проглотить крик ужаса, когда он вошел в ее шелковисто-влажную плоть. Ужасная боль охватила ее сознание.

— Тшш, — успокаивая ее и гладя по голове, произнес он, между тем, как ее тело инстинктивно сжалось.

Но через некоторые мгновения, забыв обо всем, Импи почувствовала ощущение жара и мощного упругого проникновения от необычной наполненности…

***

8 "Утром меня разбудил нежный шепот любимого мужчины, лежавшего рядом. Вчера мы решили, что неплохо бы было провести ночь вдвоем…

И вот результат — я абсолютно голая, без одежды и…ничего не соображаю! Видимо я вчера переборщила с выпивкой.

— Голова болит? — глядя смеющимися глазами и растягивая губы в улыбке, спросил он.

Я молча кивнула.

— Милая, ты так прекрасна, — он ласково провел ладонью по моей щеке.

Раздался звук отворяемой двери и внезапно в комнату пробрался Вилджо. Видимо, он хотел пробраться неслышно, но испуганно остановился на пороге. Он всегда входил ко мне без стука — и потому не мог знать, что Имели решил погостить у нас с утра. И у него было теперь такое выражение лица, будто увидел по крайней мере муху, нагло севшую ему на бутерброд.

— Вилджо! — воскликнули мы в один голос.

— Тебя стучаться не учили? — уже спокойнее произнес Имели.

— Простите. …Я не знал, что вы тут…

— Что «тут»?! — передразнивающе повторила я его же интонацией. — Вилджо, мне уже двадцать два! И ты разве не мог себе представить, что у меня имеется свое личное пространство? — не унималась я. После чего он закрыл за собой дверь.

Слава богу Имели до того машинально прикрыл мое тело простыней.

— Дорогая. — остановил меня голос отца, когда я проходила мимо гостиной, где с удивлением обнаружила верную ему компанию, мирно расположившуюся на диванах. — Дочка, — позвал он.

— Да, пап, — я приблизилась к любимому отцу, он словно маленькую меня усадил перед всеми к себе на колени.

— У меня для тебя предложение, — произнес он. — Я хотел, чтобы ты поехала со мной в небольшой отпуск.

— Мы там будем вдвоем? — едва ли заинтригованная, поинтересовалась я.

— Ну, не совсем.… Со мной и моими парнями.

— В чем проблема, детка? — обеспокоенно спросил дядя Бен, заметив в ее взгляде отблеск грусти.

— Так, куда мы поедем? — настойчиво и с явным нетерпением потребовала девушка.

— В Румынию.

— Вот как?

— Мы решили, что будет лучше, если ты поедешь с нами, а не останешься здесь без должного присмотра. — вдруг сказал Стив, самый отчаянный придурок из друзей отца.

— А как же Вилджо и группа?

— Они отправятся в гастрольный тур по Европе. Возможно и то, что где-то мы с ними пересечемся.

— Вообще, мы сначала планировали отправиться по тому же маршруту, посмотреть на самые жуткие места в мире, посетить концлагеря со времен войны, музей пыток и…

— Хватит! — перебил Бена отец. — Моя девочка итак многое пережила.

— Папа, а я очень хочу, — оживилась я от услышанного и с немой мольбой взглянула ему в глаза, — очень, очень, очень. — Ведь я буду с вами! Мне будет совсем не страшно."

Аксели знал, что уж очень она была увлечена в свое время историей ВОВ, да и не только...

— Я знал, что ты изберешь второй вариант! — победно выкрикнул дядя Бен, ударив рукой об руку.

— Ну, конечно! — фыркнула она. — Мне еще в детстве наскучили преувеличенные легенды о Владиславе Цепельше.

Услышав это, Стив хмыкнул, пораженный познаниями этой девушки.

— Спорим, что я заставлю тебя испугаться, — вдруг сказал он.

— Вот и посмотрим, — удовлетворенно кивнула она. — Итак, когда отправляемся?

— Можешь собирать чемодан, — не отставал тот.

— Мы пока поедем за билетами, — поднимаясь, сказали остальные.

— Постойте, — бросил вдогонку Аксели и те удивленно взглянули на него. — Детка ты можешь кого-то из друзей взять с собой. Все равно там с нами стариками тебе будет не совсем весело.

Услышав это, дядя Бен недовольно ухмыльнулся. Все было понятно, как ясный день, опять он за свое...

— Отлично! Я беру с собой Томми и Тоиво. Идет?

— Можешь уже звонить им, — легкомысленно распорядился Дан, рыжий и бородатый дядька, скрывавший свою молодость под густой порослью.

— Нет. — Остановил встрепенувшуюся девушку Аксели. — Солнышко, постой.

— Да, пап, — та удивленно взглянула на него.

— Быть может, будет лучше, если мы позовем с собой твоего спасителя. Как ты на это смотришь.

— Для него это будет наверняка неожиданным предложением, — опять-таки смутилась она, вперив в него пристальный взгляд огненных синих глаз.

Зажегшийся огонек в ее глазах заметил и Имели внезапно вошедший в гостинную вместе с Вилджо. До тех пор она думала, что брата вообще нет дома, а оказалось вон оно как. Только ее возлюбленный был мрачнее тучи.

— Я не согласен, — вдруг резко сказал лучший вокалист города Йоэнсуу. И с этими словами он неодобрительно взглянул на ее папашу, встречая ответный недоумевающий взгляд его и Импи.

9 «Естественно этот разговор затянулся надолго. Только не было этому оправдания… «Он может быть опасен» — тогда сказал он. Но, тем не менее, я позвонила Джаска и тот согласился с величайшей радостью.

Стояла глубокая ночь. Почему-то все решили лететь именно в это время. Сейчас доходил третий час. Мы распрощались со всей группой будучи уже в аэропорту. Как ни странно, но они решили поехать и проводить нас. Помимо папы и его друзей со мной стояли мои верные спутники Томми и Тоиво, и этот парень Джаска. Конечно, Имели ревновал, видя меня в окружении троих «телохранителей» — так молодые ребята себя в шутку окрестили… Так или иначе он обменялся рукопожатиями с первыми двумя.

— Если я узнаю что-либо, что случится с Импи по твоей вине, я тебя сравняю с землей, — выплевывая каждое слово в лицо Джаска и тыча пальцем в грудь, произнес он.

— Алерис, оставь свое ребячество при себе, — достойно и, вместе с тем, также грубо ответил ему мой спаситель."

Не обращая более на него внимание, возлюбленный показательно, с преувеличенной страстью, прижал к себе и, придвинув лицо, обхватил губы своими, тем самым затянув время в достаточно длительном поцелуе, едва ли не сведшим ее с ума. Доведенная почти до обморока пламенным поцелуем и посторонними взглядами умиляющихся зевак, она потрясенно смотрела на чувственную линию его губ. Алерис провел губами от рта к уху, щекоча языком чувствительные впадинки. Потом снова скользнул губами по щеке, возобновляя поцелуй. Прощание продлилось еще на лишние минуты.

— Алерис! — окликнул его Вилджо, с нескрываемым любопытством лицезрея это. — Им пора.

Нехотя, он все же оторвался от ее губ вместе с тем втретив в ее взгляде немое недоумевание.

— Пока, малышка.

— Я не прощаюсь, мы еще встретимся. И скоро. — приняв самый серьезный вид, почему то произнесла она.

  • Валентинка № 22 / «Только для тебя...» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Касперович Ася
  • Ангелам тоже нужны развлечения / «Огни Самайна» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Марина Комарова
  • Ведьма* / Чужие голоса / Курмакаева Анна
  • Не открывая сути / Argentum Agata
  • Земная обитель / Оглянись! / Фэнтези Лара
  • Забухал / Гамин Игорь
  • 4 / Верба и сера / Йора Ксения
  • Чистые страницы / Аюпов Виктор
  • Без ответа / Печаль твоя светла / Пышкин Евгений
  • «Баллада обо мне», Зауэр Ирина / "Сон-не-сон" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • Смертельная верность / Varrra

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль