Автоответчик

0.00
 
Кира Котвель
Автоответчик
Обложка произведения 'Автоответчик'

Ты приходишь домой, снимаешь обувь, снимаешь плащ, снимаешь дежурную улыбку и маску образцового сотрудника, развинчиваешь пружину напряжения и оседаешь в кресле, будто мешок с картошкой. Сверхурочная работа в выходные выпила из тебя все соки, ты не можешь заставить себя поесть или умыться, ты просто сидишь в темноте, отупев от бессилия. Ты не хочешь включать свет, не хочешь видеть промозглую от одиночества спальню, гору немытой посуды на кухне, плотный слой пыли и уже далеко не творческий беспорядок. Ты безумно устал от всего. Жизнь — дерьмо, и это дерьмо длится изо дня в день. Ты подумываешь прекратить ее, но мысли мучительны. Ты жмуришься от навалившейся тяжести, потираешь гудящий лоб, массируешь виски и шумно вздыхаешь. Что-то мельтешит. Темнота подрагивает от мигающей зеленой лампочки. Ну, что им еще от тебя нужно?! Перебираешь в памяти расхитителей свободного времени. На добрые вести ты не рассчитываешь, как не рассчитывают на то, что с неба свалится миллион, и противишься портить огрызок тихого вечера чужими проблемами. Но делать нечего, мигание раздражает. Ты встаешь, подходишь к столу и нажимаешь кнопку на старом стационарном телефоне. Длинный писк, затем шуршание записи.

— Добрый вечер, — звучит нежный девичий голос. — Это… Как же тебе объяснить? Ты, наверно, меня не замечаешь, но я вижу тебя каждый день. И я, признаться, я… Ты такой красивый. Я не могу оторвать от тебя взгляд. Я бы вечность на тебя смотрела. Возможно, я… нет, совершенно точно… я влюблена в тебя.

Щелчок, лампочка гаснет. Ты включаешь свет, лихорадочно ходишь по квартире. Усталость уступает волнению, о сне не может быть и речи. Ты моешь посуду, вытираешь пыль, собираешь вещи, чтобы занять себя, пока мозг упивается ее словами. Мысль о том, что тебя любят, заставляет тебя подтянуться, придает сил. Теперь тебе все по плечу, ты увлекаешься уборкой, забываешь о времени, и когда квартира вычищена до блеска, за окном уже теплится рассвет. Тело сдает позиции, и ты спишь еще пару часов до работы.

Утром понедельника ты бреешься и рассматриваешь себя в зеркало, любуясь удачными ракурсами. «Ты такой красивый, — не выходит из головы. — Я вижу тебя каждый день». В офисе ты держишься напоказ, прислушиваешься к голосам, ловишь взгляды — гадаешь, которая из твоих коллег могла бы тебе позвонить. Ты надеешься, что звонила новая секретарша директора, красавица с романтичным каре и глубоким вырезом, которая сидит напротив тебя. Ты робко улыбаешься ей, она улыбается в ответ.

Ты приходишь домой и спешишь к телефону. Заветная лампочка мигает, и ты в предвкушении нажимаешь на кнопку.

— С возвращением! Я так рада, что ты не злишься из-за моего звонка. Я видела, ты был взволнован. Такое удовольствие наблюдать за тобой. Я… я люблю тебя.

Снова бросила трубку, будто от смущения.

Ты вальяжно возвращаешься в коридор, снимаешь верхнюю одежду с грацией павлина, распушающего хвост, и проходишь на кухню, чтобы состряпать скудный ужин, воображая себя героем мелодрамы. Свет, камера, мотор. Остается запустить саундтрек из плеера, и ты на высоте. Улыбка не сходит с твоего лица. Ты весь в ожидании нового дня и новых ощущений.

Во вторник ты частенько переглядываешься с красавицей-секретаршей. Определенно, это она! Хочешь поговорить с ней, но, как назло, ты завален работой. Уже вечером, когда работники высыпаются из здания, ты ловишь удачу за хвост и догоняешь девушку.

— Может быть, поужинаем вместе? — набравшись смелости, спрашиваешь ты.

— Да, только завтра. Сегодня я занята, — отвечает она, и толпа уносит вас в разные стороны.

Ты шагаешь, будто в паре сантиметров над землей. Тебе кажется, все вокруг ликует от радости, даже хмурые лица в метро. Просто ты счастлив. Ты больше не одинок.

Ты приходишь домой и первым делом смотришь на телефон. Зеленый огонек подмигивает, и ты с нежностью думаешь о том, когда же она успела позвонить. Нажимаешь кнопку, телефон пищит и заливается рыданиями.

— Как ты мог! — девичий голос срывается. — Увлечься другой, когда у тебя есть я… Это подло! Ты предал мою любовь. За что ты так жесток со мной?..

Всхлипы обрываются. Еще один писк и новая запись.

— Я тебе этого никогда не прощу.

Тебе не по себе от холодной стали в голосе. Чувства скомканы. Ты обескуражен, расстроен, ты не хотел ее обижать, но, ошибся ты или нет, ты завязал отношения с красавицей-секретаршей. Последнее для тебя важнее, решаешь ты, отгоняя мысли о тайной поклоннице. В конце концов, ты не подписывался на ее любовь и не обязан отвечать ей взаимностью. Но ты все равно не можешь отделаться от неприятного осадка внутри. Настроение безнадежно испорчено. Ты стараешься отвлечься, подбираешь одежду на завтра, вспоминаешь удачные темы для разговора. Ты так давно не был на свидании, что волнуешься словно школьник.

Следующим вечером ты сидишь напротив красавицы-секретарши. Она кокетничает с тобой, и ты всецело очарован. Все твои проблемы разбежались, будто стадо антилоп ото льва. Ты улыбаешься, шутишь, хвалишься достижениями. Но один случайный взгляд в окно, и тебя пробирает озноб. На другой стороне улицы стоит девушка. Одета она неряшливо, лицо замотано шарфом, волосы падают на глаза и паклей рассыпаются по плечам. Ты не можешь ее рассмотреть, но уверен, она смотрит прямо на тебя.

Ты теряешь нить разговора, улыбка сползает с твоего лица.

— Что-то не так? — спрашивает твоя спутница.

— Вон там, видишь… — ты указываешь ей на улицу, но девушка уже исчезла. — А нет, показалось.

Ты натягиваешь улыбку, силишься поддерживать беседу. Тебе удается заверить спутницу, что все в порядке, но остаток свидания тебя не отпускает тревога.

Ты идешь домой, оглядываясь, а по возвращению замечаешь сигнал о новом сообщении. Ты не хочешь слушать запись, как не хочешь участвовать в ссоре. Берешься за разные домашние дела, но все валится из рук. Рано или поздно тебе придется это выслушать, и ты нажатием кнопки избавляешься от гнетущей неизвестности.

— Ненавижу, ненавижу, ненавижу ее! — сдавленный крик. — Еще раз увижу тебя с ней, я выплесну ей в лицо серной кислоты! Убью ее, уничтожу! Ты мой, только мой… Я люблю тебя.

Последние слова звучат как издевательство. Тебе жутко, тебя бьет дрожь. Ты нервно ходишь по комнате. Лучше бы она тебе никогда не звонила. Да, благодаря ее звонкам ты пригласил на свидание девушку, которая тебе нравилась, но из-за них же ты вынужден с ней расстаться. Ты вспоминаешь пугало, что стояло напротив кафе. Ты веришь ее угрозам, тебе страшно. Мало ли на что способна эта сумасшедшая. Откуда она вообще взялась? Нет, не на работе она тебя заприметила. Она следит за тобой. Ты подходишь к окну, чтобы выглянуть на улицу. Там пусто, редкие прохожие топчут тротуары. Ты вздыхаешь с облегчением, но замечаешь тень в окне соседнего дома. Ты всматриваешься и узнаешь в ней свою тайную поклонницу с биноклем в руках. Ты в ужасе задергиваешь занавески. Выключаешь свет, чтобы она не видела даже твоего силуэта, и залезаешь в постель. Но ты всю ночь не смыкаешь глаз.

Днем ты валишься с ног от усталости. Голова не соображает, страх притупляется, тебе все нипочем. Секретарша с сочувствием приносит тебе кофе, и ты украдкой целуешь ей руку. Вы улыбаетесь друг другу, и прошлая ночь кажется тебе всего лишь страшным сном. Вечером вы вместе выходите с работы.

— Может быть, ко мне? — спрашивает она и берет тебя за руку.

Ты на седьмом небе от счастья и хоть сейчас готов выпрыгнуть из штанов, но в толпе мелькает тень. Страх отзывается с новой силой. Ты оглядываешь людей, которые спешат домой, и то тут, то там мелькает знакомая фигура. Ты с тяжелым сердцем отпускаешь женскую ладонь и заставляешь себя сказать:

— Прости, ничего не выйдет…

Девушка удивлена и возмущена, ее оскорбляет твой отказ, но пугало уже стоит у нее за спиной.

— У меня есть другая, — ты говоришь громко, чтобы слышала эта маньячка, и торопишься уйти.

По дороге оглядываешься убедиться, что секретарша в безопасности, и видишь, как пугало преследует тебя. Ты срываешься, что есть мочи, в метро, запрыгиваешь в поезд, взбегаешь по эскалатору, несешься по улице, на последнем издыхании карабкаешься по лестнице и захлопываешь за собой дверь. Теперь и ты в безопасности. Ты сползаешь по двери и стонешь, как раненый зверь.

Предательски мигает зеленая лампочка. Тебе уже не страшно, нет, ты зол. Какого черта она привязалась?! Ты встаешь, сгребая последние силы, и бьешь по кнопке автоответчика. Писк, треск.

— Я была у тебя дома. Будь осторожен, любимый.

Твое сердце пропускает удар, чтобы забиться с удвоенной силой. Страх душит, затмевает разум. Твой дом, твой единственный оплот безопасности, оборачивается твоим врагом. Ты стараешься отдышаться, собраться с мыслями. Нужно все проверить. Тебе страшно лезть в темный ящик за фонариком, и ты освещаешь квартиру экраном мобильного телефона. Сначала ты исследуешь выключатели. На свой страх и риск тыкаешь проездным из кармана в клавишу. Зажигается свет. Ты озираешься по сторонам, исследуешь вещи и толком не понимаешь, на своих ли местах они стоят. Ты осторожно передвигаешься между мебелью. Прежде безобидные предметы теперь таят опасность, и ты боишься к чему-либо прикоснуться. Ты запрещаешь себе думать об ужине или ванне, ведь еда может быть отравлена, газовые конфорки неисправны, а кран набит кислотой. Но кофе настойчиво просится наружу. Тебе нужно отлить. Ты кое-как, с помощью пояса от плаща, отпираешь дверь в туалет, освещаешь комнатушку и видишь, что стульчак опущен. Ты не помнишь, опускал ли его, тебе страшно. Наспех сделав свое дело, ты тянешься к ручке слива, но воображение подкидывает тебе всевозможные угрозы, и ты пасуешь. Со стыдом выходишь из туалета и захлопываешь дверь ногой. Твой дом полон чудовищ, и ты бессилен против них. Нервы на пределе, нос щиплет от подступающих слез. Ты съеживаешься посреди комнаты. Вдруг понимаешь, что за тобой, наверняка, следят. Ты выключаешь свет и подходишь к окну. Смотришь сквозь щель в занавесках. Тогда ты не успел заметить, из которого окна она смотрит, и сейчас ищешь ее, но страх дорисовывает пугало в каждом окне. Ты опускаешься под подоконник, тебя трясет. Тебе хочется сбежать из дома, но ты боишься, что она перехватит тебя, боишься столкнуться с ней. Ты сидишь, притаившись, так долго, что руки и ноги немеют. Ты вслушиваешься в тишину, не тикает ли взрывное устройство, но слышишь только собственное сердцебиение. Ты измотан и слаб, между вспышками страха проваливаешься в зыбкую дрему, где из кладовки подсознания лезут уродливые монстры. Очнувшись, ты проверяешь мобильный телефон. Близится рассвет, и заряд батареи на исходе. До тебя, наконец, доходит, тебе не справиться самому. Ты набираешь номер лучшего друга. Мучительно длинные гудки.

— Чувак, ты на часы смотрел? — недовольный голос в трубке.

— Ты мне нужен. Помоги мне. Я больше не могу так…

— Да, конечно. Что случилось?

— Мне страшно. Приезжай, как только сможешь. Скорее.

— Хорошо-хорошо.

— И захвати что-нибудь поесть.

— Эй, ты разбудил меня, чтобы я привез тебе еды? Это не смешно…

— Послушай, я серьезен, мне угрожают, и…

Телефон гаснет, друг уже не слышит тебя. Ты пробуешь шевелиться, тело ломит, и ты не можешь встать, только ползаешь. Ты не представляешь, сколько времени проходит, прежде чем твой друг приезжает, для тебя оно тянется медленней вечности. Когда раздается звонок в дверь, ты с трудом поднимаешься, чтобы отпереть замок, и снова оседаешь. Он заходит и бросается тебя поднимать.

— Да что с тобой?! Выглядишь хуже мертвеца.

Он ведет тебя в комнату и опускает в кресло напротив журнального столика.

— Нет, здесь опасно, — силишься сопротивляться, но тело не слушается.

— Опасно? О чем ты?.. — друг достает из пакета шоколадный батончик, вскрывает упаковку и протягивает тебе. Ты подносишь шоколад ко рту, кусаешь и не чувствуешь вкуса.

— Она была здесь и сделала что-то. Может быть, отравила еду. Или заменила шампунь ядохимикатом. Или засунула иглы в мебель. Понятия не имею, что именно она выкинула.

— Кто она? Ты завел себе девушку? — подшучивает твой друг.

— Скорее она меня завела, — мрачно отвечаешь ты. — Эта сумасшедшая следит за мной, а потом названивает, пока я на работе, и оставляет сообщения на автоответчике…

Он меняется в лице.

— Чувак, но у тебя же нет автоответчика.

— Что?..

Друг подходит к столу и снимает трубку, которая безмятежно молчит.

— Да ты и телефон-то давно отключил. Чего никак не выкинешь эту старую рухлядь…

Он продолжает говорить, но ты уже не замечаешь его, впившись взглядом в девушку, которая стоит по ту сторону стола. Она стоит прямо здесь, перед тобой, в своем мешковатом балахоне, в шарфе, натянутом до ушей, с волосами-паклей. Ее фигуру подсвечивает мигающая лампочка. Друг машет перед тобой руками, обращается к тебе, но твои уши застилает шуршание аудиопленки. Из-за его рук ты различаешь, что она идет к тебе. Ты выпрыгиваешь из кресла, пятишься, но она уже близко. Она медленно разматывает шарф. Ты упираешься в окно. Она наступает. Между вами остается меньше ладони, и ты в ужасе открываешь окно. Ты должен сбежать, не видеть ее, во что бы то ни стало. Друг что-то кричит, но она отгородила его, она рядом и снимает шарф. Под шарфом твое собственное лицо.

— Жизнь — дерьмо, — говоришь ты сам себе на два голоса, и ее руки толкают тебя из окна.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль