— 1 — / Страницы тёмных снов (Возраст 18+) / Воронова Влада
 

— 1 —

0.00
 
— 1 —

Предупреждение: персонажи, клубы, большинство сайтов, магазинов и тому подобного, а также город Джонсон-сити вымышлены автором, любые совпадения с реальностью случайны.

 

 

То, что их первый долговременный и доходный контракт как официально признанной рок-группы оказался под угрозой срыва, Карен Денвер, Майк Роуден, Рик Веллер и Элина Холлен поняли в ту минуту, когда Лайза Торн начала восторженно пересказывать содержание популярных фильмов, где затрагивалась тематика БДСМ.

И парни, и девушки мало что знали об этой разновидности альтернативного секса, но логика подсказывала, что вряд ли реальный БДСМ похож на те выходки истериков, тупиц, абьюзеров, насильников и психопатов, которые чем-то очаровали Лайзу. Будь всамделишные БДСМ-щики подобны киношным, они давным-давно самоистребились бы по закону Дарвина.

Однако Лайза ничего не желала слышать и даже начала искать себе Хозяина на сайте знакомств для приверженцев БДСМ.

— Карьера «Винд-Оф-Дримз» умерла, не родившись, — подытожила Элина, хорошенькая пухленькая блондинка двадцати семи лет.

— А ведь так хорошо всё начиналось, — вздохнул Рик, тридцатилетний высокий жилистый брюнет с примесью индейской крови.

 

 

+ + +

 

Жаркое летнее солнце Алабамы медленно катилось за горизонт, заливало землю золотистыми лучами. С террасы кафе, расположенного на крыше пятиэтажного супермаркета, самого высокого здания в Джонсон-сити, открывался приятный вид на небольшой и уютный, будто игрушечный городок.

— Так красиво, — сказала миловидная рыжеволосая и зеленоглазая девушка двадцати восьми лет своему соседу по столику в кафе, чернокожему парню среднего роста, спортивного вида и того же возраста. — И так безнадёжно.

Тот посмотрел на неё с удивлением.

— Ты чего это вдруг, Карен?

— Майк, нам скоро тридцать, а перспектив никаких. Мы так и будем сидеть в этой дыре на грошовых зарплатах. А ведь за пределами Джонсон-сити есть огромный мир! Я не хочу состариться, так его и не увидев.

Майк досадливо дёрнул плечом:

— Какой смысл говорить об этом? У нас нет и не будет денег, чтобы выбраться из этой дыры. А если и выберемся… Кому мы нужны без диплома хорошего колледжа?

Карен кивнула.

— У тебя на шее висела младшая сестра, у меня болела бабушка, мы не могли уехать в большой город с хорошим университетом и взять кредит на обучение. Впрочем, после муниципальной школы хороший университет нам всё равно не светил. Но бабушка четыре года мертва, твоя сестра столько же лет живёт отдельно, а мы всё сидим в этой помойке!

— Повторяю вопрос, — ядовито сказал Майк, — что мы будем делать за пределами Джонсон-сити? Я опять стану работать диспетчером на автозаправке, а ты — продавщицей в цветочном магазине? Какой смысл ради этого куда-то ехать?

— Хватит с нас автозаправки и магазина, — отрезала Карен. — Мы сделаем рок-группу и покорим весь мир.

— Рехнулась?! — чуть не захлебнулся кофе Майк. — Забыла, сколько нам лет?

— Алекс Капранос выпустил дебютный альбом в тридцать два. И Сантиголд стала «Прорывом года» в этом же возрасте. Чем мы хуже их?

Майк заколебался. Карен усилила нажим:

— Мы со старшей школы были в музыкальном клубе. А после школы — в районном. Ты хорошо пишешь музыку, я — стихи. Иногда бывает наоборот. Мы уже выступали с нашими произведениями, и они имели успех. А нам всегда нравилось сочинять и петь! Так почему не сделать музыку профессией?

— Не знаю. Как-то всё слишком внезапно.

— А прозрение всегда приходит внезапно, — ответила Карен. — Просто понимаешь вдруг, что тебя всё достало, и ты хочешь перемен. Ты мой лучший друг, Майк, мы с детского сада вместе. Поэтому я и говорю — пойдём со мной. Мы сделаем себе настоящую жизнь!

Майк вздохнул. Сил сопротивляться напору Карен у него не было никогда. К тому же Майк действительно хорошо пел и, что важнее, очень любил петь. Голос был не настолько силён, чтобы попасть на оперную или классическую джазовую сцену, но для фолк-рока или инди его возможностей хватало с избытком. Как и вокальных талантов Карен.

— Нууу… — потянул Майк задумчиво, —… белая леди и чёрный джентльмен — образ, затёртый до жути, однако если подать это как старую добрую классику, то прокатит. Но есть проблема: ты птичка вольная, куда захочется, туда и летишь, а у меня Рик, — показал обручальное кольцо Майк. — Он работу ради неизвестности не бросит.

— Нам и не нужно пока что ничего бросать. Мы начнём с того, что станем звёздами Ютуба. А к тому времени, когда это произойдёт, Рик сам будет мечтать о гастролях.

— И в качестве кого он будет гастролировать? — скептично произнёс Майк.

— Мало ли… Оператор нашего официального видео. Продюсер. Он ведь толковый организатор. И ему до тошноты надоело быть менеджером в фирме по устройству корпоративов и детских праздников.

Майк застыл с раскрытым ртом, тщетно пытаясь найти возражения. Рику фирма действительно осточертела, и в первую очередь тем, что там не хотели слышать никаких новых и выгодных идей. А другой работы в их городишке не было.

«Ну ведь знал, — простонал Майк мысленно, — знал прекрасно, что с Карен спорить бесполезно, она так или иначе добьётся своего».

Но Рик действительно талантлив, а бесперспективная фирма убивает его талант.

— А почему бы нет? — сказал Майк вслух.

… Однако Рик начал работу с того, что смастерил две кабины звукозаписи из коробок от холодильников, оклеив их для звукоизоляции кусками старых одеял, которые всё никак не хватало времени отнести в церковь, чтобы их отдали бомжам.

Поп-фильтры Карен сделала из бабушкиных пялец и своих старых колготок. Микрофоны, порядком попользованные, но вполне приличные, купили на Ебее и на сайте-барахолке для музыкантов. Там же взяли вторую миди-клавиатуру.

— Зачем? — сопротивлялась Карен. — Я и мышкой в нотный стан могу тыкать. Моцарт и Бетховен вообще пером на бумаге всё писали, и ничего.

— У Моцарта и Бетховена всегда была высококлассная группа инструменталистов под боком, — отрезал Майк. — А нам надо впахивать за них за всех. Клавиатура сильно экономит время. Есть разница — наигрывать на пианино и попутно записывать сыгранное по одной ноте или ты играешь, а инструмент сам всё пишет?

— Ладно, берём, — согласилась Карен. — Но экономить на звуковой карте не дам! Не впишемся в бюджет, купим на твою зарплату, а ты займёшься лечебным голоданием.

— И видеокарта нужна хорошая, — проговорил Майк. — Оперативка опять же. На остальном можно сэкономить. Мы больше любительщиной не занимаемся, поэтому основа должна быть качественная. И софт надо докупить. Звуковые коллекции можно и с бесплатных сайтов накачать. Если хорошо поискать, там можно найти всё.

— К счастью, цифровая камера у нас есть, — порадовалась Карен. — А ещё три мобильника. Съёмку можно вести с разных точек одновременно.

… Со съёмкой у Рика не получалось катастрофически, но зато он находил для Майка и Карен вечеринки, на которых платили за выступление. Появились деньги на достаточно мощный компьютер и легальный софт музыкальных редакторов. Тогда же придумалось и название дуэта — «Винд-Оф-Дримз», Ветер Фантазий, Ветер Мечты.

А ещё они познакомились с Элиной Холлан, вторым помощником звукооператора на городской радиостанции. Карьерных перспектив у Элины было ноль, потому что старики на пенсию уходить не собирались, а новых проектов радиостанция начинать не хотела категорически. Так что место звукаря при хоть сколько-нибудь популярной рок-фолк-инди-группе, иначе говоря, техника по звуку, на самом же деле отвечающего на концерте за всё и вся, связанное со сценическим действом как таковым, было спасением. Ради него можно и бесплатно поработать, за надежду на процент от продажи будущих дисков.

Первое, что сделала Элина — решила проблему с роликами.

— Забейте болт на картинку и займитесь тем, что действительно важно — музыкой и текстами. На Ютубе все выкладывают ролики, где в бесплатном видеоредакторе слеплен коллаж из квадратиков с поющими головами и играющими руками. И ничего, зрителей устраивает. Всё равно ролик с понравившейся композицией так или иначе скачают, зальют в телефон, аппарат засунут в карман, а музыку будут слушать через наушники. Поэтому операторское искусство никому и на ржавый фиг не нужно. Всё, что от Рика требуется — это снять ваши морды так, чтобы их узнать было можно. Не уродливее, чем на правах и в паспорте, иными словами.

— Снять человека хуже, чем на права, невозможно, — сказал на это Марк.

— Ещё как возможно, — заверила Элина.

— Ну тогда наш Рик молодец, — ответила Карен. — Он снимает в точности как на права.

— И этого хватит, — подытожила Элина, и не ошиблась.

Карен писала тексты, Марк — музыку, Рик искал вечеринки для выступлений и монтировал ролики, Элина делала запись и сведение звука, а группа набирала популярность как в городе, так и на Ютубе.

Это и побудило Рика найти того, точнее ту, кто будет снимать клипы поприличнее. Девушка любила фотографировать, и картинки получались достаточно высокого уровня. Да и видеоредакторами владела хорошо.

— Как зовут? — с энтузиазмом спросил Майк, которому очень хотелось красиво появиться на экране.

— Лайза Торн, — ответил Рик.

— Это случайно не та высокая синеглазая брюнетка, которая работает в кафетерии на углу Седьмой и Восточной? — насторожилась Карен.

— Да, — кивнул Рик, — а что?

— Гони её в шею! — яростно сверкнула глазами Карен. — Всё, что способна сделать Лайза, это похерить любую толковую работу.

— С чего ты взяла? — не поверил Рик. — Мне она показалась очень здравомыслящей, а фото и ролики у неё отличные.

— И нам нужен будет постоянный осветитель, — добавила Элина. — Где бы ни был концерт, а свет, точно так же как и звук, местным доверять нельзя. Всё это должны делать только свои специалисты. К тому же если у нас будет свой оператор для съёмок вечеринок, это повысит нашу востребованность и принесёт больше денег.

— Лайза — не оператор и тем более не специалист! — отрезала Карен.

— Научится, — упорствовала Элина. — Главное — понимать сам принцип работы со светом и композицией, а практика наработается через полгода максимум. Но мы раньше этого срока на приличную сцену всё равно не попадём. Так что у леди будет время научиться всему, что нужно.

— Всё, что будет — это истерики, сопли, комплексы и манипуляции Лайзы! — рыкнула Карен. — Потому что её самое главное и основное занятие — это находить парней, которым нужны отношения исключительно категории «регулярный секс без обязательств сроком от недели и до трёх месяцев», планировать с ними супружество, придумывать себе великую любовь, а после обвинять очередного бойфренда в частности и всех мужчин вообще в обмане, подлости и жестокости, заливаться слезами и заставлять окружающих бросать все дела и жалеть её. При этом попытка напомнить Лайзе, что она сама во всём виновата, делает тебя её врагом.

— Да откуда ты это знаешь? — поддержал недоверие согрупников Майк.

— Я два года провела бок о бок с Лайзой. После школы мы обе работали официантками в одном и том же кафе в одну и ту же смену. Поэтому и её заполошных восторгов, и слезливых истерик я накушалась по горло. Всё бы ничего, но как в период очередной «великой любви», так и «глобального крушения надежд» она официальную-то работу делать не хочет, а вы ждёте от неё волонтёрской.

— Нууу, — протянула Элина, — сравнила. Глупая юница и зрелая женщина.

— Если человек умён, то действует по уму с самого начала, а если дурак, то будет им от юности и до глубокой старости, и даже в могиле! — отрезала Карен. — Короче, я против Лайзы Торн. Оператор и осветитель нам пока не нужен, а когда понадобится, найдём того, кто хотя бы иногда включает мозг и понимает слово «ответственность».

— А я думаю, — ответил Майк, — что надо попробовать.

— Я тоже, — сказала Элина.

Так Лайза появилась в группе.

А спустя две недели Рик, Майк и Элина сполна познали, что такое истерики девицы, которая переживает крушение своих фантазий. Равно как что такое и опоздания важного члена команды, несделанная работа, едва не сорванные выступления на вечеринках, которые приходилось спасать, проявляя чудеса изобретательности.

— Я не понимаю! — злилась Элина, расхаживая перед Лайзой по гаражу Майка и Рика. — Ведь с самого начала было понятно, что он ищет только секса. И если ты не хочешь просто трахаться, то зачем с ним связалась?

— Я думала, что моя любовь не оставит его равнодушным, — подвывала Лайза.

— Да не нужна ему любовь, вообще не нужна! Ни твоя, ни чья бы то ни было. Это же очевидно. Обычный приятельский секс: встретились, получили удовольствие и разбежались до следующего свидания. Если ты этого не хотела, то почему вообще начинала?

— Я надеялась, что у нас получится нечто большее… — рыдала Лайза.

— Тьфу ты! — потеряла терпение Элина. — Не можешь трахаться — сиди монашкой!

— Я могу! — возмутилась Лайза. — Но для меня секс невозможен без любви.

— Ну так и люби, кто тебе запрещает? Но голову при этом используй не только для минета! Дай себе с самого начала чёткую установку, какая именно это любовь — на одноразовые потрахушки, на совместный уикэнд, на встречи по вторникам и пятницам с семнадцати часов и до двадцати одного сроком на три месяца или как-то ещё. Тогда любовной эйфорией наешься, и неприятных последствий не получишь.

— Это не любовь! — возопила оскорблённая до глубины души Лайза. — Это попытка оправдать разврат!

— Ну конечно, — ядовито процедила Элина, — любовь бывает только пожизненной и непрерывной, как диабет и тюремный срок.

— Человек без сердца не может понять, что такое любовь.

— Да пошла ты…! — взбеленилась Элина. — Хочешь поганить свою жизнь — на здоровье. Но из-за твоей дурости мы едва не потеряли выступление, потому что ты сопли размазывала вместо того, чтобы готовить вечеринку. У нас и своей работы хватает, мы твою делать не можем!

— Эли, успокойся, — примиряюще сказал Майк. — У Лайзы действительно горе, а ты с ней так цинична.

— Я всего лишь делаю то, чем человек отличается от животного — думаю.

— Эли! — возмутился Рик. — Это очень грубо и жестоко.

— А похерить работу — это мягко и гуманно, — зло процедила Элина. — Лучше вообще без оператора и осветителя, чем с таким!

— Нет, — сказал Майк, — зачем так категорично? Ведь Лайза не нарочно. И она не будет больше срывать выступления. Так ведь, Лайза?

Терять подработку Лайза не хотела, а потому горячо заверила, что больше не подведёт.

Элина скептично хмыкнула, а Карен промолчала, как молчала и во время всего разговора. Она прекрасно знала, что история вскоре повторится. Но поскольку группа предпочитает наступить на грабли, пусть наступает.

В следующий раз Лайза сорвала премьеру клипа из-за любви счастливой, а через месяц похерила выступление на корпоративе из-за её крушения. Теперь вытирать ей сопли не хотел даже сентиментальный Майк.

— Её надо заменять, — сказал он, — но кем? Никто больше не будет работать за процент от грошовых концертов и лайков на Ютубе.

— Попробуем распределить её работу между собой, — сказал Рик.

— Никто из нас не сможет снимать так, как она, — буркнула Элина. — А как ни крути, красивая картинка добавляет популярности песням. Возможности у нас, конечно, маленькие, но Лайза даёт хоть что-то получше коллажа из поющих голов и играющих рук.

— Надо ехать в Бирмингем, — решила Карен. — Там и заработки больше, и нового оператора-осветителя есть шанс найти.

— Куда ехать?! — охнул Майк. — А почему не в Нью-Орлеан или сразу в Вегас?

— Потому что с заработками Джонсон-сити мы Нью-Орлеан, и тем более Вегас не потянем. А Бирменгем, хоть и намного меньше Нью-Орлеана, но всё же самый крупный город Алабамы. Это стартовая площадка. И теперь можем её себе позволить. Особенно если продать дома здесь. В Джонсон-сити мы всё равно не вернёмся. Как минимум, останемся в Бирмингеме.

— Я только за, — сказал Рик. — Дома у меня нет, но надо найти субарендатора гаража. И я знаю риелтора, который сможет продать развалюху Майка.

— Мою развалюху выкупит сестра, — сказал Майк. — Она хочет жить в доме родителей. А вот как быть с домом Карен? Он в неудачном районе. И ещё старше моего.

— Я решу эту проблему, — сказала Элина. — У меня кузен хочет открыть свою пекарню. Но чтобы при ней был хоть какой-то приличный ночлег. Карен, если ты согласна продать дом в рассрочку, то Джей его возьмёт.

— Конечно согласна!

— Вот и хорошо. Лайзу с собой берём?

— А куда без неё? — вздохнул Рик. — К тому же надо успеть вывезти эту дуру, пока она к новому кобелю не прилипла.

— Тогда едем.

И они приехали в Бирменгем. И даже удачно сняли квартиру с общей гостиной-кухней и двумя комнатами — для парней и для девушек. А ещё нашли подработку и недорогую студию, где, кроме услуг аудио— и видеозаписи как таковой, была почасовая аренда полноценных репиционных комнат.

Рик успешно находил вечеринки и корпоративы. Ролики «Винг-Оф-Дримз» набирали всё больше популярности и, наконец, группу нанял крупный и весьма приличный ночной клуб на постоянную работу.

Это был прорыв. Наконец-то настоящие выступления, живой инструментал, качественная сцена, световые эффекты которой позволяли превращать каждую песню в уникальное шоу.

И всё грозило пойти прахом, потому что Лайза в любую секунду могла из-за очередного любовного угара не подготовить сцену, а своего осветителя, который подменит внезапно исчезнувшего члена «Винд-Оф-Дримс», у клуба не было.

 

 

+ + +

 

— Быть может, успеем найти замену? — робко сказал Майк, голодными глазами глядя на сцену. — Доля оператора-осветителя теперь не те жалкие гроши, которые были в Джонсон-сити. Или чёрт с ними вообще, с эффектами. Справимся без них.

— Без них мы вылетим на улицу, — буркнула Карен, — потому что на раскрутку песен надо время, а клуб нас взял только из-за оригинальности светового решения в клипе Лайзы. Сами песни они и не слушали. Когда мы утвердимся именно как музыканты, то сами сможем выбирать клубы, и сами будем определять, какие эффекты использовать, а какие выкинуть. Но пока мы зависим от Лайзы. И замену ей найти с нашими, всё ещё грошовыми, гонорарами будет не легко.

— Значит так, — решил Рик. — Карен, ты единственная ни разу не поссорилась с Лайзой, а потому она тебя более-менее слушает. Вот и проследи, чтобы эта курица не влезла в очередной бесперспективный романчик.

— Охренел? — возмутилась Карен. — Мне её что, к батарее привязать?

— Нет. Всего лишь обсуждай с ней всех её кавалеров и отваживай эту дуру от тех, кого она обычно выбирает. Понимаю, что это противно, но с Элиной она говорить не будет, со мной и Майком тем более. Кари, всего три месяца, максимум четыре! За это время мы или нового светаря найдём, или наш контракт с «Золотой Короной» перекупит клуб получше и на наших условиях. Карен, ты же сама не хочешь всё потерять!

— Не хочу. Но если на мне висит самая мерзкая часть работы, вы все мне должны.

— Я согласна, — быстро сказала Элина.

— И я, — ответил Майк.

— Мы должны, — признал Рик.

— Хорошо, — кивнула Карен. — Тогда возвращаемся домой, и я в сеть, надо выяснить, что там за сайт знакомств и в какие игры вознамерилась поиграть наша головная боль. А вы в прачечную и поесть приготовьте.

— Да без проблем, — разулыбался Рик.

 

 

* * *

 

Сайт Карен не понравился. Фотография на главной странице с двумя опутанными верёвками и подвешенными к потолку обнажёнными девушками наводила на мысль о бездарном ужастике, а самодовольно улыбающийся мужик в кожаных штанах и жилетке на манер варвара-супергероя из дешёвого комикса, был похож на принарядившегося поросёнка.

«Фу, ну и реклама! — поморщилась Карен. — Неужели им это нравится?» Заходить на сайт сразу же расхотелось. Но надо. Карен перешла на страницу регистрации пользователей.

Анкета поставила Карен в тупик. Понятной в ней была только одна графа — ник. Карен, недолго думая, написала «Сердце_Музыки». Дальше начались какое-то позиционирование, какие-то практики… Карен погуглила словарь. Стало немного понятнее. Поразмыслив, Карен выбрала позиционирование свитча — БДСМ-щика, который попеременно бывает то принимающим воздействия, подчинённым или, как здесь говорили, Нижним, то становится причиняющим воздействия, управляющим или Верхним.

«Это даст больше возможностей для манёвров».

В списке предпочитаемых практик, иначе говоря, воздействий, Карен ткнула в три наудачу, а список табу — так здесь назвались практики, которые человек категорически не хотел принимать или причинять, прочитала внимательнее, постоянно обращалась к словарю, и в итоге отметила половину списка.

Оставшаяся половина тоже не привлекала, но и тошноты не вызывала.

Дальше Карен выбрала в списке сексуальных ориентаций «Гетеро», в списке половой самоидентификации «Женщина», а в списке целей знакомства «Общение и дружба». В окошках «О себе» и «Дополнительно» просто набрала бессмысленные ряды букв и пробелов, только чтобы был набор байтов, который можно скормить программе-регистратору. И она благополучно всё проглотила, поздравила Карен с регистрацией на сайте.

Дальше опять начались непонятности. Сообщества, посвящённые обсуждению неведомо чего, без словаря не разобрать. Форумы, темы которых звучали абракадаброй. Лента новых записей в дневниках, большинство которых, похоже, сочинялись в психушке.

«Ой, и трудно же будет разобраться!»

И в это мгновение Карен позабыла обо всём на свете, потому что увидела стихотворение, которое могло стать идеальной песней для сольного выхода Майка.

Карен перевела дыхание, сходила выпить воды, подышала свежим воздухом на балконе, чтобы схлынули эмоции, и восстановилась способность к критической оценке. Только после этого Карен вернулась к ноутбуку и перечитала стих:

 

Я просто тихо жду,

В моём большом саду,

Когда твои шаги,

Что так нежны, легки,

Разрушат эту тишь,

И ты мне разрешишь

Увидеть дивный свет,

Его прекрасней нет.

Твоих сиянье глаз,

Так нужно мне сейчас.

Его теплом согрет,

Я счастлив много лет.

И даже Вечный Жнец

Не огласит конец

Для счастья моего

И света твоего.

За гранью бытия

Любить продолжу я

Твою улыбку, смех,

Глаза прекрасней всех,

Что были под луной,

Живу тобой одной.

Ты явь и сладкий сон,

Ты вечности канон.

[Стихи автора]

 

«Это то, что надо!» — решила Карен. Она торопливо скопировала стих и отправила на почту Майка. А после схватилась за телефон, быстро настрочила напарнику СМС:

 

Проверь почту, там стих для твоего соло. Никому ни слова! Прочти только сам и скажи, покупаем или нет. Музыку я уже пишу.

 

Карен успела известись от нетерпения, когда спустя две минуты пискнул телефон.

 

Берём!!! Ищи автора! И это должно быть в стиле испанской серенады или русского романса! Ты превосходно пишешь такую музыку! Кари, я тебя обожаю!!!

 

Карен гордо задрала нос. «Я умею замечать успешные тексты!»

Она взяла бумажный блокнот, стала набрасывать черновик письма к автору. Задача была не из лёгких, все авторы-любители народ капризный и подозрительный.

Но Карен уговаривать умела.

 

 

* * *

 

Алекс Гордон, умеренно симпатичный, темноволосый, кареглазый, спортивный и загорелый биржевой маклер тридцати двух лет, смотрел котировки, когда в трее замигал конвертик, возвещая о новом письме в электронной почте. Сообщение на этот раз пришло на ящик, предназначенный для БДСМ-общения. Сайт знакомств уведомлял, что ему написали в личку.

Алекс заставил себя не надеяться. Девяносто процентов таких обращений были рекламой секс-шопов. Ещё девять — веерной рассылкой от искателей знакомств, которые пишут всем подряд, не читая анкету, в надежде, что хоть одно послание сработает, и перепадёт секс. «Шлюху снять было бы намного быстрее и проще, — подумал Алекс. — Или закадрить любительницу одноразовых связей в БДСМ-баре. Но для первого нужны деньги, для второго — обаяние. Девочки, что Верхние, что Нижние, да и мальчики, впрочем, тоже, любят только тех, кто умеет их смешить или изысканно комплиментить. А ни денег, ни умения флиртовать у авторов этих посланий нет».

Шансов, что послание окажется от Госпожи, иными словами, Верхней дамы, желающей познакомиться с Нижним мужчиной, был ровно один процент. Но ради него и делалась регистрация.

Алекс прошёл по ссылке, открыл послание. Его авторша поставила перед ником Алекса слово «мистер», намекая на деловой характер знакомства. Затем назвала своё паспортное имя — Карен Денвер — и призналась, что на сайт пришла только затем, чтобы собрать информацию о мире БДСМ.

Судя по анкете, в которой вместо рассказа о себе был бессмысленный набор букв, знакомиться абонентка действительно ни с кем не собиралась.

«Маркетолог, журналистка? В любом случае она неглупа, если знакомство с предметом работы начала с крупнейшего сайта БДСМ-знакомств, а не со статеек в жёлтой прессе и порно-порталов».

Дальнейшее содержание письма заставило охнуть от изумления. Миз Денвер хотела купить его стихотворение, чтобы сделать песню. «А я-то думал, что меня уже ничего не может удивить».

Алекс прошёл по ссылке, которую дала Денвер, на сайт группы. «Интересный дуэт. И голоса хорошие, с классической школой. Артистизм на уровне, эмоциональное вложение, пластика».

Как и требовал этикет деловой переписки, Девер оставила номер мобильного телефона.

Алекс немного подумал, посмотрел на биржевые сводки, где не происходило ровным счётом ничего интересного, и набрал номер Денвер — девица его заинтересовала.

— Миз Денвер? — уточнил он, услышав бархатистое грудное «Да».

— С кем имею честь?

— Я Рыцарь_Розы, вы хотели купить моё стихотворение.

— О, вы оперативны, — судя по голосу, Денвер улыбнулась. — Давайте обсудим это за чашкой кофе? Я угощаю.

«Похоже, меня приняли за капризную звездюльку. Или нищего студента», — улыбнулся Алекс.

— Будет лучше провести партнёрскую встречу, — сказал он вслух. — Завтра в час пополудни, в кафе «Магнолия» бизнес-центра «Эверест» вас устроит?

— Да, конечно, — ответила Денвер. — Как я вас узнаю?

— Займите столик, я сам к вам подойду. И моё имя Алекс Гордон.

— Договорились, — сказала Денвер. — Приятно познакомиться, мистер Гордон.

— Взаимно. До встречи.

— До встречи, — ответила Денвер и отключилась.

Алекс по-детски хихикнул. Его первый в жизни поэтический опус, результат хандры и пустых мечтаний, выплеснутых на бумагу, который обсмеяли в дневниках сайта знакомств, оказывается, понравился профессиональным музыкантам.

«Продам, — решил Алекс. — Просто из принципа, хоть за доллар. И потребую автором указывать Рыцаря_Розы».

 

 

* * *

 

Ради встречи с автором Карен сменила джинсы и водолазку на деловой костюм, в котором было довольно зябко. Хотя зима в Алабаме — понятие условное, всё же середина февраля вполне может обеспечить простуду. Карен бегом ринулась с автостоянки в тепло бизнес-центра.

По словам девушки с рецепшена, кафе было на двенадцатом этаже. О таком могли знать только завсегдатаи. «Значит, Алекс Гордон работает в этом здании или пришёл сюда на деловую встречу, а я иду к ней довеском».

Кафе оказалось просторным и многолюдным. На отсутствие клиентов тут не жаловались. Карен решила, что ей повезло найти свободный столик.

— Добрый день, миз Денвер, — подошёл к ней мужчина. — Я Алекс Гордон.

Карен встала, обменялась с мужчиной рукопожатием.

— Здравствуйте, мистер Гордон. Рада вас видеть.

Они сели за стол.

— Кофе, салат? — спросила Карен. — Предложение угостить в силе.

— Я уже обедал, спасибо. Но если вы голодны, закажите что-нибудь.

— Нет, я тоже обедала. Поэтому сразу к делу.

Карен заказала минералки, чтобы официант не мешал разговору, предлагая еду и напитки, и дала Гордону лист с контрактом.

— Если вам надо подумать, то два дня у вас на это есть. А дальше нам надо дать клубу на подпись программу выступлений.

— Нет, я продам вам песню сейчас. Но только если вы честно скажете, что искали на сайте.

— Ох, — вздохнула Карен, — это не моя тайна. Если вкратце, то есть одна девушка, не родственница и не подруга, но и не совсем посторонняя. Она катастрофически не умеет выбирать себе бойфрендов, а потому постоянно попадает в неприятности. Теперь она говорит, что ищет Хозяина. И я хочу знать, куда эта дурёха опять влипла, и когда мне вызывать полицию, чтобы её спасти.

— Боюсь, — проговорил Гордон, — вашей знакомой действительно может понадобиться полиция. Беда в том, что вокруг Темы — так мы называем БДСМ — крутится очень много психопатов любого пола и ориентации. И если не соблюдать правила безопасности, то можно оказаться на сессии, в смысле, на свидании не с Тематиком, а с маньяком.

— А сами Тематики безопасны? — усомнилась Карен. — Фото на сайте не внушили мне оптимизма.

— Миз Денвер, Тема основана на том, что Верх никогда, ни при каких обстоятельствах не причинит вреда Низу. Видите ли, среди многочисленных вариаций альтернативной сексуальности есть и такая, когда человек любит чувствовать подчинённость, униженность, боль. И получает от этого сексуальное удовлетворение. Половой акт для немалого числа Тематиков не нужен вообще. Соответственно, такой человек ищет того, кто применит к нему воздействия, которые принесут желанные ощущения. Но есть один нюанс. Нижние любят не какие попало болевые воздействия, унижения или приказы, а только строго определённый набор из бесконечного количества их вариаций, причём ещё и строго определённой интенсивности, не больше и не меньше. Поэтому и существуют анкеты, из которых ищущие могут узнать предпочтения и табу друг друга, а после в скайпе подробно обсудить детали. Причём разговор идёт на равных, по общепринятым правилам вежливости. И только если всё совпало, состоится свидание, сессия, где Верх и Низ займутся тем, о чём договорились, будут Хозяином и Рабом.

Карен нахмурилась.

— Делать кого-то рабом — преступление с тех пор, как восемнадцатого декабря тысяча восемьсот шестьдесят пятого года приняли Тринадцатую поправку.

Гордон улыбнулся.

— Обращать в настоящее рабство — преступление, и за такое надо судить. Но играть в рабство можно столько, сколько угодно, потому что у Раба есть возможность прекратить эту игру в любую секунду, если ему что-то не понравилось. Именно поэтому Тематики всё так подробно обсуждают до её начала. Согласитесь, крайне нежелательно прерываться, когда мозг купается в эндорфинах. И разумеется, такие игры только для совершеннолетних.

— Но почему именно Рабы и Хозяева? Как-то это...

— Миз Денвер, а в какой ещё форме отношений господство и подчинение могут быть реализованы максимально глубоко и полно?

— Да, — кивнула Карен, — логично.

— Но в рабство играть не обязательно. Вариантов много. Кто-то хочет быть пёсиком Верха, другие — куклой, третьи ещё кем-то, а я, например, предпочитаю вассально-сюзеренские отношения. Быть рыцарем Прекрасной Дамы, а не рабом.

Карен улыбнулась и процитировала отрывок из «Ричарда Второго»:

 

— Государь,

Я сам теперь к твоим ногам бросаюсь,

Ты господин над жизнию моей,

Но наносить позор мне — ты не властен.

Жизнь отдавать тебе — велит мне долг,

Но имени без пятен и упрёка,

Которое меня переживёт,

Я не отдам тебе на поруганье.

[пер. Д.Михайловского]

 

Гордон смотрел на Карен с удивлением и восхищением.

— Вы читаете на староанглийском? Это потрясающе!

— Ну… Мне больше нравится подлинный Шекспир, чем адаптированный.

Гордон кивнул.

— Да, тогда в его словах появляется магия. И вы очень точно описали цитатой мой вариант Темы.

— Ваш? Я так понимаю, — проговорила Карен, — у каждого он свой, и никто не имеет права осуждать чужой вариант или навязывать свой? Можно только пригласить к себе в игру, но соглашаться или отказаться, решает собеседник?

— Именно так. Обязательными для всех являются только три правила. Первое — добровольное информированное согласие на воздействия и ритуалы общения. Если где-то обозначена запретная зона, то переходить эту черту нельзя даже гипотетически. Не заставлять, не принуждать, не уговаривать. Нет значит нет. И ни в коем случае нельзя наносить то воздействие, на которое заранее не дано согласия. Второе — все воздействия ни в коем случае не должны причинять вреда физическому и психическому здоровью. Даже если Раб просит Хозяина покрыть его тело шрамами, то Хозяин обязан прежде получить навыки первой медпомощи, сделать дезинфекцию и держать наготове аптечку и телефон, чтобы, если что, вызвать скорую. Ну и третье — делать только те воздействия, которые умеешь наносить правильно, и быть при этом трезвым, выспавшимся, психически здоровым. Называется это «Принцип добровольности, безопасности, разумности».

— Вот как… — задумалась Карен. — Тогда моей знакомой надо постоянно держать мозг включённым, а она этого не любит.

— Тогда ей надо оставаться в Ванили. В мире традиционного секса, — пояснил Гордон. — В БДСМ для идиотов нет места.

— Не думаю, что её остановит риск. Она говорит, что только с Хозяином могут быть постоянные прочные отношения, взаимная верность и вечная любовь.

Гордон расхохотался.

— Простите, но… Редко услышишь нелепицу столь грандиозного масштаба. В БДСМ любви, моногамии и постоянства не больше, чем в Ванили. Есть множество тех, кто предпочитает одноразовые встречи. И ещё больше тех, кому нужны только регулярные сессии как таковые. Тематикам найти любовь, взаимную верность и постоянство так же сложно, как и обычным людям. Или даже труднее, потому что численно нас меньше, чем людей с традиционной сексуальностью. Поэтому у Рабыни может быть один Хозяин по вторникам для связывания и порки, второй — по пятницам для игр с огнём и льдом, третий — по воскресеньям для удовольствия от прислуживания без каких-либо физических контактов, как прямых, так и опосредованных. У каждого Хозяина, в свою очередь, ещё по нескольку Рабынь. Все о такой полигамии знают, но мирятся с ней, потому что выбора нет. Найти партнёра, чей вариант предпочтений и запретов совпадает с твоим, нелегко, потому что они очень и очень многообразны. Ещё труднее найти того, кто захочет быть только с тобой и забыть о других. Впрочем, в Ванили это столь же трудно, иначе не было бы такого количества разводов из-за супружеских измен. Так что или принимай полигамию, или отказывайся и продолжай поиск того единственного, кто тебе нужен. Со временем обязательно найдёшь, таких пар достаточно много. Ещё можно согласиться на сессионку, снять сексуальный голод, а после разорвать отношения и возобновить поиск. Хотя в таких случаях правила хорошего тона требуют обозначить срок отношений.

Гордон грустно улыбнулся:

— Как видите, всё не так радужно. Зато предельно честно. С потенциальным партнёром можно откровенно и открыто обсудить абсолютно всё. Если кто-то этого не делает, а оценивает отношения на основе своих фантазий, сам виноват.

— Как и в обычных отношениях, — ответила Карен. — Если хочешь, чтобы они были гармоничными и приносили удовольствие, надо всё обсуждать, а мозг всегда держать включённым. Жаль, люди редко так делают.

— Увы.

Карен вздохнула.

— Не представляю, как всё это втолковать моей знакомой.

— Здесь остаётся лишь надеяться, что единожды натворив глупостей, она набьёт не слишком много шишек, и после этого поумнеет.

Карен кивнула.

— Теперь я хотя бы знаю, что ответить, когда она будет рассказывать о тех, с кем знакомится.

— Если какой-то Верх обращается к ней без общепринятого приветствия и, не спросив согласия на знакомство, начинает чего-то требовать или расписывать свои фантазии, или выдаёт ещё какой-то неадекват, пусть сразу же его банит. Это не Тематик, а насильник, как минимум моральный.

— Я учту, спасибо, — сказала Карен. Она улыбнулась смущённо: — Простите меня. Я пригласила вас для бизнеса, а вместо этого нагружаю своими проблемами.

— Я же сам спросил. — Гордон улыбнулся: — А как насчёт вас? Ничего на сайте не приглянулось?

— Нет. Все эти верёвки, латексные комбинезоны и кожаные трусы вызывают отвращение.

— Темой можно заниматься и в деловом костюме, и в джинсах. Это решает только ваш личный вкус. Поизучайте мир БДСМ подробнее, и найдёте свою Тему.

— Ннннееет, — протянула Карен. — Не знаю. Не моё. Поэтому давайте займёмся договором. Сумма в нём указана окончательная, больше мы дать просто не можем. Ведь мы только начинаем карьеру.

— Я подарю вам это стихотворение, миз Денвер.

— Спасибо, конечно, мистер Гордон, за столь щедрое предложение, но мы лучше его купим.

— Миз Денвер, я ничего от вас не требую. Это действительно подарок. Я получил огромное удовольствие от беседы с вами. Впервые встречаю в реале девушку, которая наизусть цитирует неадаптированного Шекспира, да ещё малоизвестную широкой публике пьесу. Это стоит того, чтобы посвятить вам сонет. Но увы — стихотворение, которое вы видели на сайте, единственный и чисто случайный акт сочинительства.

— Вы себя недооцениваете, — возразила Карен.

— Миз Денвер, в мире много авторов, которые в случайном и единичном озарении создавали одно произведение, а после не творили ничего и никогда.

— Бывает и такое, — согласилась Карен.

Гордон ответил:

— Если вы не хотите принять стихотворение в подарок, я обменяю его на ваш первый официальный диск с автографами. Действительно первый. Тот, который первым сойдёт с конвейера или где там их делают.

— Хорошо, — кивнула Карен. — Это справедливо. Я перепишу договор и принесу вам завтра.

— А как насчёт того, чтобы переписала моя секретарша? Мой офис двумя этажами выше.

— Годится.

— Тогда приглашаю вас в мой кабинет, — улыбнулся Гордон.

Карен оставила на столе деньги за свою минералку, Гордон за свою и повёл девушку в офис.

Пока секретарша переписывала договор, он предложил Карен пачку популярных журналов.

— А я, с вашего позволения, посмотрю биржевые новости. Ситуацию надо всегда держать под контролем.

— Да, конечно. Работа прежде всего.

Спустя несколько минут из принтера Гордона выскочили два экземпляра договора.

— Ознакомьтесь, — сказал он Карен.

Она подошла взять бумаги, мельком глянула на экран компьютера.

— Нравятся картины Эдмуна Лейтона или легенда о Гвиневере и Ланселоте? Хотя нигде нет подтверждений того, что в «Акколаде» Лейтон написал именно их, эту картину чаще всего используют для иллюстраций легенды.

Гордон судорожно сглотнул.

— Вы не перестаёте удивлять. — Он перевёл дыхание. — Мне нравится сама идея, когда дама посвящает мужчину в рыцари. Ну и общий настрой картины. Я всё же гетеро-Низ.

— Да, — кивнула Карен. — К Фемдому это подходит лучше, чем «Листья акации» или «Дейзи» Луиса Ройо. Последняя вообще глупая, хотя её часто используют.

Гордон посмотрел на Карен как-то странно, ей показалось, что в глазах мужчины промелькнула отчаянная надежда. Но он тут же опустил взгляд и сказал:

— Прочтите договор, миз Денвер. Если нет уточнений, подпишем.

— Да, конечно.

Карен быстро пробежала взглядом текст и поставила подписи, отдала листки Гордону. Тот подписал и отдал один Карен.

— Когда состоится ваше ближайшее выступление?

— Послезавтра. Клуб «Золотая Корона».

— Я приду, если вы не против, миз Денвер.

— Буду рада. А сейчас извините, должна спешить. Да и у вас много работы.

Они обменялись рукопожатием, и Карен торопливо пошла к машине, на ходу достала телефон.

— Стихи наши, — сказала она Майку. — И всего-то за самый первый экземпляр официального диска.

— Оооууу!!! — восторженно завопил Майк. — Быстрее дописывай музыку.

— Как приеду, сразу допишу, — пообещала Карен.

 

 

* * *

 

Выступление в клубе трудно назвать полноценным концертом, но это всё же работа с публикой и на публике. Здесь формируется та группа слушателей, которая создаёт популярность артистов, рекомендуя их своим друзьям.

Выступать на корпоративе ещё хуже, но там платят гораздо больше, чем в клубах, а вдохновение, вопреки расхожей поговорке, охотнее приходит к тем, кто вкусно и сытно ест, мягко спит и носит качественную одежду.

К тому же шанс встретить на корпоративе мецената или хорошего продюсера на порядок выше, чем в клубе.

Поэтому в выступление Карен и Майк вкладывались полностью, Элина и Лайза не отставали, а Рик едва не натёр на языке мозоль, уговаривая устроителей обеспечить именно те концертные условия, какие были нужны.

И «Винд-Оф-Дримз» стал гвоздём праздника. Хотя холдинг, празднуя юбилей, нанимал их для развлечения только молодых сотрудников, группа смогла покорить и старшее поколение.

В комнате отдыха Рик подсчитывал чаевые, чтобы внести их в официальный бюджет группы, а заодно и положить долю каждого на его счёт — утаивать наличку и нарываться на проблемы с налоговой было бы глупо. Карен и Майк маленькими глоточками пили травяной чай, который медленно и осторожно расслаблял голосовые связки после интенсивной нагрузки, способствовал их выносливости и подвижности. Рецепты таких чаёв в изобилии выкладывались на форумах оперных и джазовых певцов, для которых забота о сохранении голоса была первостепенной. Элина дремала на кушетке, а Лайза с кем-то переписывалась по смартфону.

В дверь комнаты отдыха постучали.

— Войдите, — сказала Лайза.

Официант, обслуживающий фуршет, принёс бутылку шампанского, букет цветов, явно надёрганный из тех, которые украшали банкетный зал, и ворох записок.

Карен хихикнула.

— Вот и слава пришла. Скоро начнут плюшевые игрушки дарить. Вопрос — куда будем девать этот хлам?

— Поставим на них наши автографы и продадим с благотворительного аукциона, — сказал Рик. — Разумеется, поблагодарив дарителей за участие.

— Единственный выход, — согласилась Карен.

— А я люблю плюшевые игрушки, — загрустила Лайза. — Но мне их никто никогда не дарил.

— Можешь забирать себе все, которые подарят мне, — сказал Майк. — Рику хлопот меньше.

— Я и купить их всегда могла, — огрызнулась Лайза. — Но это не то.

— А как же, — ядовито проговорила Элина. — Либо ты собираешь коллекцию из плюшевых игрушек сама, никого не дожидаясь и ничьего мнения не спрашивая, либо они тебе не нужны.

— Да чтобы ты понимала в подарках! — склочно прошипела Лайза и выбежала из комнаты.

Рик потёр виски и сказал:

— Как она меня утомила. Карен, что там у неё на любовном поприще?

— Не знаю. Лайза пока неохотно со мной это обсуждает, но, судя по тематике данной истерики, никого пока не нашла.

— Плевать и на эту истерику, — лениво сказала Элина, — и на все другие. Главное, чтобы работала.

— Главное — найти ей замену, — отрезала Карен. — Рик, ты нового светаря когда приведёшь?

— Когда вы смените «Золотую Корону» на клуб получше. С нашими доходами нормального светаря не нанять.

— Любителя найди, — гнула своё Карен. — Толкового новичка в операторском деле или в фотографии, которому нужна хоть какая-то работа, которая даст возможность превратить хобби в профессию.

— Те, которые работают со светом на уровне Лайзы или лучше, хотят сольную карьеру, а не членство в команде. Лайза с нами связалась только для того, чтобы из Джонсон-сити выбраться. Нанять же реального профессионала мы пока не можем.

— Но ты всё равно ищи любителя.

— Ищу, — вздохнул Рик.

В дверь постучали и крикнули:

— На сцену.

— Зажжём их всех! — повеселела Карен. Сцена была и оставалась лучшим лекарством от неприятностей.

 

 

* * *

 

На корпоратив Алекс пришёл только потому, что там пела Карен. Приглашение он, в числе других акционеров среднего уровня, получил, однако холдинг по-настоящему интересен ему не был, а потому тем для разговора с его управленцами не имелось.

Алекс смотрел на Карен, на её губы, шею, грудь, ноги. В этой женщине было очарование, свойственное только Доминантным женщинам. Сабмиссивная часть Алекса едва не захлёбывалась слюной от вожделения, мешая светским разговорам. Мазохизма в нём было гораздо меньше, поэтому от этой части души он получал пинки с требованиями немедля заманить столь перспективную, а главное — одинокую самку в укромное место, гораздо реже. Но их всё равно хватало.

«Чёртовы гормоны! Все мужики одинаковы. Саб ты, маз, мазанутый саб или сабанутый маз, Доминант или Ванильщик, а спермотоксикоз норовит отключить мозги в самый не подходящий момент. И так до глубокой старости. Впрочем, говорят и в старости покоя не будет».

Соблазнить Карен было не так сложно, девушка она, конечно, требовательная, но отнюдь не скромница и не ледышка. Алекс уже понял, что она любит и понимает живопись, хорошую литературу. Поскольку Алекс любил то же самое, тем для разговоров будет много. А женщины, как известно, любят ушами.

«Но захочет ли она признать скрытую часть себя? Если до сих пор отрицала, то какие причины побудят её переменить мнение?»

А без приправы из БДСМ Алексу не нужна была ни одна женщина в мире. В таких отношениях не было удовольствия, а значит и смысла.

«С другой стороны, она одна. Значит, ни с кем не складывалось. Если очень медленно и осторожно открывать перед ней Тему, то любопытство и пробудившееся влечение заставят её войти в этот мир».

Алекс вздохнул. Женщин, которые искренне наслаждались доминацией, а не притворялись, разыгрывая из себя Верхнюю за деньги, было мало. И ещё меньше среди них было одиноких. Все они либо с постоянным партнёром, нередко с несколькими, либо вообще предпочитали одноразовые или кратковременные отношения.

А Карен свободна и, скорее всего, моногамна и постоянна. С ней может сбыться мечта о жене-Хозяйке.

«Небольшая поправка, — ядовито сказали сабмиссивность с мазохичностью. — Таких желающих целая очередь. И если ты будешь и дальше копаться и колебаться, мы останемся на бобах. Иди и очаруй её. Лучше потратить время на Ванильку, чем упустить Госпожу».

Алекс опять вздохнул и пошёл к Карен, которая как раз закончила выступление.

 

 

* * *

 

Карен, сидя на кровати Лайзы, через её плечо читала анкеты Доминантов, обитающих в Бирмингеме.

— Этого в утиль, — сказала она Лайзе.

— Но почему? — возмутилась та.

— Потому что это заурядный кобель, разве что трахается с вывертами и считает всех женщин идиотками.

— Он ищет лайвстайла, — возразила Лайза. — Это пожизненные отношения. Смотри, как красиво он пишет: «Я многое могу, многое знаю и многим владею. Я сделаю реальностью твои сны. Всё, что будоражило твою кровь, и в чём ты боялась признаться даже себе, произойдёт с тобой. Со мной ты войдёшь в сказку и останешься там навсегда. Ты познаешь счастье принадлежать, сладкую боль и беззаботность полной покорности. Я открою тебе то, что подвластно лишь Господину Фантазий».

— И где у этого сказочника слова «брак», «семья», «дети»? — ехидно поинтересовалась Карен.

— Какие ещё дети? — не поняла Лайза.

— Ты чайлдфри? Тогда мужа надо выбирать вдвойне тщательно, чтобы, когда тебе будет пятьдесят, он не убежал к двадцатилетней барышне из третьих стран, которая за гринкарту согласится родить ему ребёнка. И уж конечно не вестись на словоблудие о сказках и фантазиях, потому что только идиот не понимает, что в реальном мире им нет места, и только желающий использовать идиотов будет говорить такой вздор другим.

— Карен, это невыносимо! Ты как будто корову на рынке покупаешь. А я хочу любви и настоящих отношений.

— Каких именно настоящих отношений? Они бывают разные. И какой именно любви?

— Любовь всегда только одна! — возмутилась Лайза. — И отношения тоже!

— Ты любишь шоколадный коктейль. Вступаешь в отношения с электриком, когда требуешь починить проводку.

— Бизнес — не отношения! И не понимать разницу между любовью к коктейлю и любовью к человеку может только законченная тупица!

— Ах, так разница между любовями всё же есть, — довольно проговорила Карен. — Осталось понять, что отношениями являются любые взаимодействия между людьми. Так каких взаимодействий ты хочешь со своим потенциальным Хозяином? На какой срок? На каких условиях?

— Хватит! — вскочила Лайза. — Я не буду превращать чувства в сделку.

— Любые отношения — это всегда сделка. Честная или нет, вопрос отдельный, но то, что отношения — это всегда и везде именно сделка, реальный факт. Мать хочет получить удовольствие, удовлетворяя инстинкт размножения, и потому заботится о ребёнке, любит его и обнимает. А ребёнку доставляет удовольствие чувствовать защиту и поддержку, и потому он слушается мать, любит её и обнимает. Друзья хотят получить удовольствие от общения с теми, кто разделяет их вкусы и интересы, а потому любят проводить друг с другом время. И чтобы этому ничего не мешало, помогают друг другу решать проблемы. И так до бесконечности. Так что давай определяйся, какую конкретно любовь ты хочешь, и в каких конкретно отношениях тебе комфортнее всего её реализовать.

Лайза пренебрежительно передёрнула плечами и опять села на кровать, взяла ноутбук.

Следующую анкету Карен тоже забраковала:

— Жлоб, лентяй и закомплексованный гадёныш, который повышает самооценку, оскорбляя и унижая других.

— Почему? — не поверила Лайза. — Он такой внушительный.

Карен прочитала вслух:

— «Я не размениваюсь на сессии и не дрочу на модный Тематический антураж или девайсы. Я ношу с собой полицейские наручники, а в моих джинсах есть ремень. И мне ничего больше не надо, чтобы сделать тебя вечной Рабыней, заставить преклониться и потерять себя. Можешь быть уверена, что в моей власти и под моим управлением ты будешь счастлива всегда». Иначе говоря, он или настолько жаден, или настолько беден, что не может купить себе даже минимальный набор БДСМ-игрушек и декораций.

— А если они все ему не нравятся? — возразила Лайза. — Что, такого не может быть?

— Может. Но тогда бы он написал иначе: «Из всего многообразия БДСМ-девайсов и декораций я предпочитаю только полицейские наручники и ремень в моих джинсах». И всё! Оскорблять тех, кто сложный антураж и разнообразие девайсов любит, нормальному человеку нет необходимости. «Не размениваюсь на сессии» переводится как «Я и на один раз никому не нужен, поэтому ищу дуру, которая не заметит моей сексуальной никчёмности». «Сделать, заставить, потерять» — это обещание абъюза, нормальному Доминанту нет интереса получать подчинение от робота. «Будешь счастлива» — непомерное самомнение, нормальный человек не станет давать столь глобальные обещания, да ещё и всем прохожим сразу.

Лайза со вздохом перешла к следующей анкете и принялась упоённо читать описание того, что именующий себя Доминантом собирался делать с Рабыней.

Карен брезгливо фыркнула:

— Это маструбатор-эксбиционист. Нормальный человек эротическую пописульку в анкету совать не будет.

— Но написано-то хорошо!

— Даже идеалу эротической прозы в анкете на сайте знакомств не место, — отрезала Карен. — Есть сайты для литературного творчества, в них есть раздел «Эротика», вот там его сочинения будут в самый раз.

Лайза сердито глянула на Карен и открыла новую анкету.

— И этого в утиль, — сказала Карен. — Религиозный фанатик, потому что никто другой не станет писать в анкете «Христианин». Что не мешает ему компенсировать комплекс неполноценности неумеренным хвастовством, иначе он не восторгался бы тем, что невероятно крут только лишь потому, что где-то когда-то сказал в телеэфире «Я могу надавать женщине по заднице». О, да тут ещё и сексуальные комплексы из-за отрицания бисексуальности или гомосексуальности, потому что гетеросексуал никогда не будет писать «Я Натурал, беру только женщин».

Лайза перешла к следующей анкете, бросила беглый взгляд и хотела её закрыть, но Карен остановила.

— А вот это уже интересно.

— Это?! — возмутилась Лайза. — Да он вообще никакой!

— Он хочет брак с элементами БДСМ. Не лайвстайл, который существует только в порнороманах, потому что невозможна сессия двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю, а самый обычный брак, разве что с патриархатом и нетрадиционным сексом. Вот это уже вполне достижимо. У него есть дом и постоянная работа. И он назвал свои хобби, любимые блюда, предпочитаемые жанры фильмов и книг. С этим человеком можно знакомиться, потому что он говорит о реальной жизни и делает это адекватно, не хвастаясь и никого не оскорбляя. Так что пиши ему. Если, конечно, ты действительно получишь удовольствие, подчиняясь мужу. И тем более, если тебе действительно нравится заниматься сексом в наручниках и даже получать порку.

— Я хочу попробовать, — сказала Лайза. — Мысли о том, что я так сильно принадлежу мужчине, что он даже может причинить мне боль, и что полностью за меня отвечает, заставляют моё сердце трепетать, а киску становиться влажной.

— Притормози, пока не заехала в тупик! — твёрдо сказала Карен. — Везде и всегда ответственность за тебя принадлежит только тебе самой. И БДСМ — не исключение, потому что только ты решаешь, какие воздействия запретить, а какие разрешить, кого назвать Хозяином, а кого послать, какой приказ выполнить, а на какой сказать стоп-слово, которое отменяет твоё рабство и переводит ваши отношения в равноправные до тех пор, пока ты опять не разрешишь партнёру играть роль твоего Хозяина.

— Но...

— Никаких «но»! — оборвала Карен. — Или так, или ты перепутала реальность с порнофильмом. К тому же не забывай, что боль в фантазиях и на самом деле — не одно и то же. Ты для начала сама себя увесисто так шлёпни пару раз ремнём по голому заду, и сразу поймёшь, нужна ли тебе порка от кого-то другого. Замотай руки поясом от халата, посиди и подумай, а действительно ли ты хочешь, чтобы кто-то тебя в таком виде трахнул. Встань на колени и скажи вслух, громко и внятно «Я ваша ничтожная сучка, Хозяин, приказывайте мне». Если всё это не вызовет отторжения, то сходи в БДСМ-бар, закадри Хозяина на одну ночь и проведи ним сессию. Разумеется, по всем правилам безопасного секса и только с теми практиками, которые интересны тебе. И сессиониться надо не где-нибудь, а в хорошем отеле свиданий, где есть видеокамеры в холле, и на шум в номер тут же прибежит охрана. В таких условиях, даже если ты подхватишь маньяка, тебе ничего не грозит, потому что он побоится сделать тебе плохое. Да и не пойдёт маньяк в такой отель, что тоже плюс — не надо отваживать, сам сбежит. И только после того, как ты попробуешь реальный БДСМ, и только если он тебе по-настоящему понравится, можно будет назвать себя Нижней и искать постоянного Верхнего партнёра.

Лайза надула губки. Столь прагматичный подход к её романтичным фантазиям Лайзе не нравился.

Она закрыла браузер и выключила ноутбук.

— Кто и рассуждал бы о любви и об отношениях, но только не ты. Ни один парень тебя дольше двух месяцев не выдерживает. Когда у тебя вообще последний раз был секс?

Карен встала с кровати Лайзы и ушла на свою.

— С парнями у меня не ладится, не спорю. Но я ни разу не доводила себя до того, чтобы из-за мужика захлёбываться в слезах и соплях! Если что-то не складывалось, мне хватало ума и смелости сразу признать это и расстаться до того, как станет больно.

— Да с тобой ни у кого и не сложится, кому ты с компьютером вместо сердца нужна?!

Лайза вышла из спальни девушек, громко хлопнув дверью.

Карен пожала плечами, взяла миди-клавиатуру, наушники, ноутбук и занялась сочинением мелодии к своим новым стихам.

  • Старый ведун / Искатель истины / Швыдкий Валерий Викторович
  • УГАДАЙКА / «Огни Самайна» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Марина Комарова
  • Домовой / Миниатюрное / Бука
  • Последнее средство / Дёмин Александр
  • Жаль, что надолго расстаемся... / Друг другу посланы судьбою / Сухова Екатерина
  • Вперёд / Минами Харука
  • № 7 Федералова Инна / Сессия #3. Семинар "Такая разная аннотация" / Клуб романистов
  • Незабудки - Ефим Мороз / Теремок-2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Мгновение / Салфеточное безобразие / Табакерка
  • Друзья / Алина / Лонгмоб "Бестиарий. Избранное" / Cris Tina
  • Мне снилось - я падаю... / Чепурной Сергей / Тонкая грань / Argentum Agata

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль