Замуж за тритона или как стать русалкой

0.00
 
Сыресина Вероника
Замуж за тритона или как стать русалкой
Обложка произведения 'Замуж за тритона или как стать русалкой'
Глава 1

Стоя посреди пустой душной раздевалки я распаковала выданный белобрысой администраторшей пакет с униформой. Шурша целофаном разорвала тонкий край вако-пакета и недоуменно посмотрела на его содержимое.

 

Вот же стерва! Не могла дать что-нибудь поприличнее. Это просто мечта стриптизерши! — думала, перебирая многочисленные веревочки пришитве к лифу, тонкие бархатистые полоски перепутались и никак желали разъединяться. Эти два несчастные треугольника бирюзовой ткани, скрепленные между собой узлами и веревочками врядли способны хоть что-то прикрыть.

 

Кое-как распутав все затянутые узлы, я быстренько надела на себя это недоразумение, периодически оглядываясь на синюю дверь, ведущую в холл. Вдруг кто зайдет. Расправившись с неподатливой застежкой, я расправила бахрому и критично оглядела отражение в зеркальной стене напротив. М-да. Хорошо что я сделала микро-эпиляцию, иначе не избежать бы мне позора. Это так называемое бикини едва прикрывал стратегические места.

 

Небольшая грудь чуть не вываливалась из крошечных треугольных чашечек. Соски съежились от холода и отчётливо проступали сквозь тонкую ткань. Многочисленные веревочки спускались от плеч и оплетали верхнюю часть груди, далее сходились в районе солнечного сплетения, где были нанизаны на небольшое золотое кольцо и оттуда обвивая талию спускались к верхней части бедер. И если низ живота был более-менее прикрыт, то зад украшала лишь тонкая полоска стрингов впивающаяся промеж ягодиц и множество длинных веревочек спускающихся от талии почти до колена.

 

Недовольно хмыкнула своему отражению, и ещё раз покрутилась перед зеркалом, слишком голой я себя чувствовала в этом обилии веревок. А если… Метнувшись к шкафчику с грохотом распахнула хлипкую металлическую дверцу и достав безразмерную пляжную сумку украшенную этническими узорами, стала искать свернутое в плотный клубок парео. Достала телефон, блокнот, ключи. Да где ж оно? Теряя терпение вывалила все содержимое на полку, звякнули монетки, из порваного кармашка вывалилась ярко-оранжевая помада утерянная ещё прошлым летом. Жаль срок годности истек, придётся выбросить. С сожалением выбросила пластиковый флакончик в ведро у лавки.

 

Вот и пропажа, свернутый кусок бежевого шифона обнаружился замотанный в полосатое полотенце. Достав его, положила на лавку и стала быстро закидывать свой скарб обратно в сумку. Затем расправила парео и в два оборота обмотала вокруг груди и завязав объёмный узел, расправила складки. Бросила быстрый взгляд в зеркало, любуясь проделанной работой. Так то лучше! Ткань слегка просвечивала, обрисовывая грудь и бедра, но в целом это выглядело гораздо целомудреннее, чем раньше.

Всего через полчаса мне предстояло выйти к главному бассейну, там будут проводиться соревнования по водному брассу. Мне придётся прохаживаться между кожанными креслами с восседающими на них элитой Маррены и вовремя поднимать таблички с баллами, подносить напитки и закуски, если это необходимо. Ни за что в жизни не стала бы девочкой на побегушках!

Ох, уж эта Лиска со своими дурацкими экто-лыжами! Ведь предупреждали её, что ожидается сильная гроза с градом. Но эта упрямая кобылица не поверила мет-прогнозу и захватив с собой Джекса отправилась в предгорья Лунгмы.

 

В результате, возвращаясь с поката они попали в самый эпицентр бури и их лыжи просто изрешетило падающими с неба льдинками. Джекс сумел сориентироваться и слевитировать ближе к земле, пока его лыжи не превратились в бесполезные ошметки экто-плазмы.

 

А вот Лиска в погоне за красивым селфи забралась на самую высокую точку ущелья и ледяные спруты дождя обрушились на неё в высоте нескольких сотен метров. Она едва успела активировать амулет защиты, и не разбилась насмерть, лишь переломав о гранитные скалы ноги. Ну и заработав ещё кучу мелких неопасных для жизни повреждений.

 

Теперь рыжей экстремалке целую неделю придется сращивать кости в нормализаторе.

А я должна вместо нее носить это бирюзовое непотребство и дефилировать перед богачами. Эх. Одно радует, что к купальнику прилагалась блестящая полумаска, сделанная из серебристой нейро-ткани, она плотно крепилась к лицу закрывая большую его часть и снять её мог только тот кто надел.

Аккуратно приложив маску к переносице, разгладила складки. Умная ткань за долю секунды подстроилась под форму лица и плотно обхватывала скулы и закрывала лоб до линии роста волос. Расправив обрамляющие лицо пружинистые локоны, мазнула губы перламутровым блеском и обула серебристо-серые босоножки на высокой шпильке. Выпрямив спину прошлась по раздевалке взад-вперед. Конечно, это не излюбленные балетки, но колодка удобная и с размером угадали.

 

Теперь бы выдержать эти четыре часа. Вздохнув, покидала вещи в шкафчик и заперла дверь мнемо-ключом. Незадача. Ключ мне положить некуда, не в лиф же его прятать. Весело хмыкнула, представив как будет топорщиться бюстик. Это будет слишком… Нащупала тонкую веревочку с жетоном и поддела туда ключ, предварительно сняв с него брелочное кольцо с цепочкой. Забросила улики на верх шкафчика, подцеплю их обратно, когда вернусь.

Задорно цокая каблучками я вышла в залитый светом коридор. Солнце было в зените и его лучи проходя сквозь разноцветное украшенное витражами стекло образовывали причудливые тени на светло-голубых стенах. Вот тут раскинув во все стороны свои длинные с присосками щупальца застыл осьминог, а в нескольких метрах от него плавно покачиваясь на стеклянных волнах ощерил колючки морской ёж.

Любуясь отблесками цветного стекла на стенах, я добралась ко входу на трибуны. Тихонько приоткрыв лакированную дверь, я юркнула в помещение, вместо того, чтобы бежать отсюда со всех ног. Трибуны для элиты ещё пустовали, лишь несколько дородных мужчин с важным видом восседали в высоких кожаных креслах. Девушки-официантки весёлой стайкой столпились возле уставленного разнообразной снедью стола. Чего тут только не было! Мой желудок при виде еды громко буркнул, напоминая, что завтрак был давно и неплохо было бы перекусить.

 

Выпрямив спину и задрав подбородок кверху я горделивой походкой прошествовала к столу, и встав чуть поодаль от девушек, которые увидев меня захихикали и переглядываясь кивали на мой наряд. Ну что тут такого? На пляжах Марены тысячи таких, замотанных в парео ходят. Не всем же трусить своими выпуклостями. Тем более, когда администраторша отдавала мне форму, ничего не говорила о том, что парео одевать нельзя. А что не запрещено — разрешено, по умолчанию.

Я старательно расправила складки на груди и демонстративно отвернулась в сторону бассейна. Там вовсю шли приготовления к матчу. Зрители на эконом-трибунах давно заняли свои места, лишь несколько запоздавших болельщиков переругиваясь, двигались в толпе в сторону своих кресел. Игроки спокойно выслушивая последние наставления тренера сидели на скамейке.

Со стороны судейской ложи прозвучал первый сигнал к сбору. Усатый судья, обнимая маго-рупор двумя руками, монотонно зачитывал имена игроков. Услышав своё имя мускулистые парни, облачённые в узкие плавки ослепительно улыбаясь толпе, занимали отмеченные места на старте. Беснующиеся фанатки, запрыгивая на кресла и махая самодельными плакатами, истошным визгом приветствовали любимчиков. Временами сквозь какофонию девичьего визга прорывался протяжный надрывный стон вувузелы ( прим. Дудка болельщика).

Мельком мазнув взглядом по задним рядам я задохнулась от возмущения, когда перебинтованная с ног до головы Лисска весело помахала мне оранжевым флажком. Я скорчив в ответ страшную рожу ответила её обещающим страшные кары взглядом. Но она, лишь отмахнулась и оттопырив большой палец вверх, сжала кулак. Весело ей! Нахлебалась восстанавливающих зелий, а это легко было определить по глуповатой улыбке, не сходящей с её лица, и развлекается.

От желания немедленно подняться на трибуны и надрать одной бесшабашной лисе зад, меня отвлёк звук открывающейся двери и громкие голоса. Источая приторно-мускусный аромат дорогого парфюма и элитных сигар, на трибуну прошла компания из пятерых мужчин. Все как один высокие и широкоплечие, от них исходил такой давящий шлейф силы, что мне невольно захотелось вжать голову в плечи и забиться в самый дальний угол. Следом неловко переставляя копыта семенил Распорядитель. Его задорно торчащая козлиная бородка при каждом шаге покачивалась из стороны в сторону, мешая делать отметки в пухлом чёрном блокноте, и он периодически перебрасывал её через плечо, но уже через секунду фыркал, когда она возвращалась обратно. При виде меня лицо сатира резко побледнело, а потом стало стремительно краснеть, приобретая цвет перезревшего помидора. Я выдавила самую милую улыбку, на которую была способна и подняв полы парео словно юбку, сделала книксен. Он поперхнулся и, метнув быстрый взгляд, на рассаживающихся по местам мужчин, погрозил когтистым пальцем.

Негромко переговариваясь, мужчины обсуждали предстоящий матч и занимали кресла.

Распорядитель, поправив кричаще-красную бабочку на шее обошёл каждого и справившись о предпочтениях, направился в нашу сторону. Официантки глупо захихикали хлопая наращенными ресницами, а сатир представившись, водрузил свой пухлый блокнот на край стола, и внимательно изучив наряд каждой из нас проблеял, кивая головой в мою сторону:

— Лишнее снять!

Я упрямо вздёрнула подбородок, глядя прямо в раскосые янтарные глаза с расширенным от гнева прямоугольными зрачками.

— Не буду! — упрямо прошипела сатиру. И демонстративно затянула узел на груди потуже. Лицо распорядителя пошло пятнами и только близость влиятельных особ удерживала его от истерики. Выпученные глаза и гневно трясущийся подбородок со взъерошенной бородой явственно указывали мне, насколько я была близка к увольнению. Он шумно выдохнул и схватив меня за руку порывисто зашептал:

— Упрямая девчонка! Немедленно сними эту тряпку! Форму для официантов сшил сам Лир!

Его глаза восторженно закатились, а толстый палец, увенчанный коротким серым ногтем, взмыл вверх. На этой фразе мне по-видимому полагалось упасть в обморок от восхищения. Остальные официантки, тихо ахнув, зашушукались:

— Сам Лир! Нет, ты представляешь!

— Да они сдохнут от зависти когда узнают!

Этого только мне не хватало. Сатир поймав восхищённые взгляды, сияющих от невероятного привалившего счастья, девушек, стал в красках описывать, как нам повезло, что сам метр Лир сотворил одетый на нас шедевр. Ну как же конечно! А ткани на купальник он пожалел что ли? Сатир долго бы ещё распинался, но стороны ложи послышался тихий голос, просящий воды.

— Иди! Да побыстрее! — приказал он, так как я стояла ближе всех.

Недовольно вздохнув, я достала из небольшого переносного холодильника бутылочку тёмного стекла и неспешным шагом направилась к креслам. И кто тут просил пить? — подумала растерянно оглядывая сидящих мужчин.

— Воды? — произнесла обращаясь ко всем сразу. В ответ прозвучало дружное: "Да" и сразу три пары рук потянулись в мою сторону.

— Эй! Я первый попросил! — возмущённо окликнул жаждущих пепельный блондин с очаровательными ямочками на щеках. Улыбнувшись он поманил меня пальцем. Я на дрожащих ногах продефилировала мимо мужчин к нему и вручила ему запотевшую бутылочку. Блондин шепнул: "Спасибо!", и одним движением сорвал жестяную крышечку. Опустошив бутылку он вернул её мне и вернулся к разговору с сидящим рядом темноволосым мужчиной.

Я не спеша вернулась к столу, перед этим выбросив бутылку в мусорное ведро. Мои "коллеги", уже выполнили поручение предупредительного сатира и возле каждого гостя стола небольшая бутылка негазированной воды.

Демонстративно отойдя подальше от Распорядителя, чтоб меньше гонял со всякими глупыми просьбами, я оперлась плечом о холодную стену и лениво следила взглядом за разворачивающимися в бассейне событиями. Перекличка уже прошла и игроки, заняв места у старта ожидали сигнала, готовые в любую секунду сорваться с места и погрузиться в тёмную пучину воды. Эта негласная традиция добавлять перед соревнованиями в воду сок кавучи, возникла несколько лет назад, когда во время одного из соревнований игрок едва не умер от направленного чёрного заклятья. С тех пор антимагическая сетка по периметру и крепкая кавучья настойка, нейтрализующая любые заклятья обязательный атрибут состязаний.

Раздался сигнальный гудок и игроки ринулись в воду, поднимая тучи искристых брызг. Судья молнией пронёсся по кромке бассейна и замер посередине, готовый подбросить вверх силовой мяч. Команды заняли позиции возле воздушных ворот: семеро справа, семеро слева. Раздался короткий сигнал и силовой мяч взмыл в воздух, озаряя воду всполохами алого света.

Сразу несколько парней, делая мощные гребки, ринулись в его сторону. Сейчас главное не дать шару коснуться воды, иначе обе команды потеряют очко. Вскрик. Удар. И силовой мяч, переливаясь, влетает прямиком в ворота "Акул".

Даже я, человек весьма далёкий от спорта, была весьма впечатлена проведённой комбинацией. Даже больше игра захватила меня, и я с интересом взирала за рассекающими водную гладь мужчинами.

Недовольный соперник, выкрикнув в сторону забившего гол грязное ругательство, вернулся на свою позицию.

Его оппонент криво ухмыльнулся и показав пальцами неприличный жест, широкими гребками поплыл в сторону мяча.

"Тритоны" радостно приветствовали своего капитана. А это был именно он, на его шее, на длинном шнурке поблескивал магзначок. Мяч, пойманный одним из Тритонов, тускло поблескивал, когда тот приложив всё свои силы ударом отправил его на край бассейна. Толчок. Вскрик. Голкипер резко подпрыгивает, рывком выталкивая тело из воды, но мяч легко скользнув по кончиками пальцев упал в воду. Послышалось негромкое шипение, когда силовой сгусток растаял, оставляя после себя красноватые ошмётки плазмы.

Прозвучал сигнальный гудок. И судья недовольно формируя новый мяч, выкрикнул:

— Штрафное очко!

Трибуны недовольно загудели. В адрес промахнувшегося синего понеслась отборная брань.

Но досмотреть, чем закончилось это противостояние мне не удалось. Распорядитель подошёл ко мне, звонко цокая копытами по кафельному полу и что-то недовольно проблеял. Звук его шагов, отразившись от пола, гулко зазвенел под потолком, утопая в вязком плетении магической ограды. Я растерянно оглянулась на сатира, который, громко отчитывая меня за рассеянность, протягивал расписной поднос доверху заставленный миниатюрными тарелочками. Подхватив блюдо с закусками двумя руками медленно побрела к ближайшему столику. От умопомрачительного запаха первоклассной еды рот наполнился слюной и я жадно оглядело содержимое подноса. М-да. Мне года два придётся пахать, чтобы купить хоть крошечный кусочек нежно-зеленого мяса микши, или сочные ароматные квадратики варруши. От осознания, что на моих руках сейчас лежат несколько тысяч драхов, пальцы задолжали и я, прибавив шагу, засеменила к столу.

Расставив закуски на круглом стеклянном столике, медленной походкой обошла восседающих в креслах мужчин, меняя пепельницы и собирая со стола мелкий мусор. Обойдя все столики, внимательно оглядела отведенный мне и сочтя работу безукоризненно выполненной развернулась, чтобы спокойно вернуться на место. Мой зад обжег хлесткий шлепок и я, потеряв равновесие, перевернула поднос со всем его содержимым на пол. Резко развернувшись на высоких каблуках, отвесила нахалу звонкую пощечину. Моим обидчиком оказался жгучий брюнет с глубокими синими глазами. Буравя меня гневным взглядом, он приподнялся в кресле и больно ухватив за локоть, дернул на себя. Зашипев ругательство, я трепыхнулась, пытаясь избавиться от цепких пальцев, но не тут-то было. Приблизившись губами к моему лицу, он тихо прошептал:

— Ты за это поплатишься...

— Сам напросился! — выдала я в ответ. Сердце гулко стучало в ушах, интуиция вопила: беги отсюда. Но я не мигая продолжила смотреть в синюю бездну. Несколько секунд мы стояли гипнотизируя друг друга, пока я не почувствовала жгучую резь в глазах, и моргнув отвела взгляд.

— Трой! Оставь девчёнку в покое! — рядом прозвучал спокойный голос блондина.

Мужчина всё ещё больно сжимавший мой локоть резко разжал хватку, отталкивая от себя. В этот момент, моя нога неловко подвернулась и я вцепившись обеими руками в лацканы пиджака, стоящего рядом, брюнета полетела в воду, утаскивая его за собой. Силовая сетка прогнулась под нашим весом, на долю секунды затормаживая падение, затем коротко сверкнула и с треском прорвалась обжигая открытые участки кожи чистой магией.

Я вскрикнула и изо всех сил цепляясь пальцами за рукав толкнувшего меня мужчины, беспомощно барахталась в мутной воде. Коричневая горьковатая жижа периодически попадала в рот, вызывая оскомину. Разъяренный брюнет ругаясь пытался отцепить меня от намокшей ткани, но пальцы свело судорогой и они никак не разжимались.

— Пусти, дура! — раздался рык, возле самого уха, но я приведённая в ужас обилием окружающей воды и отсутствием дна под ногами, мало что соображала, подбираясь ближе к мужчине, чтобы вцепиться в него всеми конечностями. Ненавижу воду! Ненавижу!

После одного случая в далеком детстве, когда во время катания на водной горке пьяный мужчина сбил меня в воду и я едва не утонула, количество воды больше, чем по пояс вводило меня в состояние дикой паники, когда все мысли вылетали из головы и был только одно желание — выбраться на берег.

Вот и сейчас, напуганная падением, я судорожно цеплялась за уверенно держащегося на воде мужчину, как за спасательный круг. Он сдавленно шипел, но прекратил попытки избавиться от цепких рук.

Неожиданно за спиной послышался предупреждающий вскрик, и мою спину опалило огнём чистой силы, я охнув подалась корпусом вперёд и хлебнув воды ушла под воду.

Темная гладь стремительно сомкнулась над моей головой, погребая под своим весом. Я издала глухое бульканье, когда вместо воздуха в мои легкие хлынула обжигающе горькая жидкость и замахала руками, пуская воздушные пузыри. В этот момент, чьи-то руки подхватили меня, вытаскивая на поверхность. Судорожно кашляя, я выталкивала воду из легких, и пыталась сделать хоть крошечный вдох. Брюнет услужливо постучал меня по спине, отчего то место, где прикасалась его ладонь взорвалось колющей болью. Сдавленно застонав, глубоко вдыхала тяжелый влажный воздух, восстанавливая сбившееся дыхание.

Неожиданно, громкий вскрик за спиной мужчины привлек наше внимание. Игроки испуганно жались к кромке бассейна, многие уже выбрались из воды и пролазили сквозь ограждения. За нами там, где плавали обрывки заградительной сетки набирала силу бордовая воронка, всполохи магии грозно сверкали и извивались в толще воды, видимо магическая энергия силового мяча при встрече с биполярной энергией заграждения закоротила и сейчас рванет. Всего секунду потратив на то чтобы сомкнуть мои дрожащие руки на своей шее, мужчина широкими гребками поплыл к возаышающимся из воды ступеням, но не успел. Сила взрыва была таковой, что нас трижды перевернулось в воздухе, заставляя сдаться желудок в тугой комок и впечатало в стену, от удара вокруг нас осыпался кафель и брюнет глухо застонав сполз на пол. По потрескавшейся плитке стекали маленькие ручейки крови.

 

С трибун слышались крики, ругань — возле выходов образовалась давка, люди толкаясь старались протиснуться в узкий проход.

Я поднялась на локтях, вглядываясь в побледневшее лицо мужчины. Вроде дышал. Отолкнувшись хотела было встать, но мой шнурок с ключом зацепился за одежду мужчины, и я рванув его со всей дури, оторвала. Руку обожгло болью, когда в ладонь воткнулся крохотный осколок.

 

Я осторожно разжала грязный кулак. Прямо в центре ладони торчал двухсантиметровый осколок, из глубокого пореза тонкой струйкой сочилась алая кровь и капала на покрытый мутной водой и осколками плиточный пол.

Морщась от пульсирующей боли, я обхватила острый кончик двумя пальцами и осторожно вытащила. Кровь тут же хлынула из пореза, и мне ничего не оставалось как отыскав на своём парео более-менее чистый кусочек перевязать руку.

 

Брюнет, все ещё находился без сознания. Видимо хорошо его об стену приложило. Я мягко приложила пальцы к пульсирующей жилке на его шее. Пульс ровный, чёткий. Удостоверившись, что жизни мужчины ничего не угрожает, с чистой совестью поднялась на ноги и похромала в сторону выхода. Все зрители уже покинули трибуны и кроме нас двоих, в развороченном магией зале никого не было.

 

Куски плитки похрустывали под тонкой подошвой, пару раз я поскальзывалась на влажном полу, больно выворачивая ушибленную ногу. Шесть метров отделяющие меня от лакированной дубовой двери показались бесконечными.

Когда я вышла в пустой коридор, с наслаждение сняла эти пыточные колодки и аккуратно поставила у стены, вдруг кому пригодятся, хотя на сломанном каблуке в них далеко не уйдёшь. Дальше идти было легче. Кое-как добравшись до раздевалки я. толкнула тяжёлую дверь и вошла в пустое помещение.

Похоже до меня сюда никто не заходил. Я сняла промокший и превратившийся в сплошной бирюзовый колтун купальник и вытерлась одним из накрахмаленных белых полотенец, аккуратными стопочками лежащих на стеллаже у стены. Поминутно оглядываясь, ожидая, что брюнет погонится за мной, с него станется, наспех натянула на влажное тело одежду и с трудом засунула опухшую ногу в балетку.

Вообще, он сам виноват! Это ж надо быть таким мудаком! Вот и ногу из-за него подвернула. А как жахнуло, когда мы упали в воду. Небось этот красавчик, с ног до головы был обвешан охранными заклинаниями. Надеюсь, больше никто не пострадал.

 

Я покидала личные вещи в объёмистую сумку и прихрамывая, вышла на улицу через служебный выход. Каково же было моё удивление, когда из окна стоящего напротив двери зелёного экто-мобиля выглянула перепуганная Лисска. Её без того бледное худое личико, сейчас стало совсем серым, и рыжевато-коричневые веснушки, россыпью украшавшие её вздёрнутый нос и щёки, грязными пятнами выделялись на коже.

— Фу, мать! Ну ты нас напугала! Мы думали вас с тем красавчиком насмерть по стенке размазало. Ты видела как рвануло? "Акулят" словно мальков раскидало по всем трибунам. Ты как? В порядке? — тараторила Лисска, пока я усаживалась в экто-мобиль.

 

— Ничего жить буду! — буркнула, и сделав самое строгое лицо, на какое была способна спросила: — А тебя-то каким ветром на игру занесло? Родители в курсе?

 

Лисска на секунду опустила глаза и тут же вскинув хитрющую мордочку вверх, быстро замотала головой. Такая уж у неё особенность, в моменты сильного волнения лисья сущность берёт верх и миловидное лицо, превращается в не менее милую рыжеватую мордочку. Сколько раз этот фокус спасал её от родительского гнева — не счесть. Сложно сердиться, когда эта рыжая бестия смешно поводит блестящим чёрным носом или стыдливо щурит раскосые жёлтые глаза.

Тяжело выдохнув, я погрозила Лисске пальцем:

— Превращайся обратно! Это уже не смешно! — но она, скосив глаза к носу, демонстративно отвернулась. — Джекс, ну хоть ты ей скажи!

— А? Лисс, делай как она говорит! — отмахнулся что-то увлечённо меняющий в настройках автомобиля парень.

 

— Только Эмме ничего не говори! — тихо попросила вновь обретшая человеческое лицо подруга.

 

— А мне и не нужно! Она сама узнает, когда семейный доктор не обнаружит тебя в капсуле. Вот о чём ты думала?

 

— О тебе! Не, ну правда! Козлобородый жуткий бабник, а ещё он принимал меня на работу. И если наш обман обнаружили… нам обоим пришлось бы туго.

 

— Да, ладно! — возразила я, — С такими родителями, максимум что тебе грозило, это пара укоряющих взглядов и трепетное возвращение в лоно семьи.

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль