Глава 57 Кто ж так строит? / Волчок / Garya Garya
 

Глава 57 Кто ж так строит?

0.00
 
Глава 57 Кто ж так строит?

Вход в тоннель нашелся раза с пятого. Влад долго гулял вдоль крутого подножья скалы туда-сюда, пока не попробовал рыть снег в местах, похожих на вход в нору. Наконец, плотный наст осыпался сахарной коркой, и волчок, тормозя всеми лапами, съехал в пещеру.

Отряхнулся от снега и глянул на выход, будто собрался вылезать.

Вход, оказывается, был довольно большим, но его частично засыпало землей вперемешку с палками и замело снегом под самый потолок. Падающий через нору свет уже шагах в десяти упирался в черноту. Оттуда веяло холодом. Могильным, — пришло на ум подходящее сравнение.

Самое время, решил Влад, проверить скарб, который ему собрал Хафён. Желудок давно клянчил хоть чего-нибудь.

Обратившись до средней формы, оборотень снял с себя шлейку и полез в карман.

Внутри обнаружилось мясо: две жареные тушки кролика.

Хотя, теперь уже одна, — облизнувшись, про себя поправил учет волчок.

Еще нашлась бутылка с водой. Пластиковая. Влад покачал головой. «Эх, Хафён-Хафён, не бережешь ты природу, Навь твою».

На этикетке написано «Живой родник». А выглядел как мертвый, напоминая старый чай с вареньем, который обновляли, не выливая прошлые остатки.

«А если отравлен?» — как бы между прочим, заметил внутренний параноик.

«Тогда и еда тоже. И что теперь — возвращать?» — философски икнул себе в ответ Влад, но открывать бутылку не стал.

Все равно откручивать крышку звериными руками неудобно, а обращаться в человека — холодно. Он потом попьет, когда встретит Снежка: он же принесет нормальной воды. А пока бутылка сгодится как противовес.

Перед тем, как вернуть бутылку на место, Влад обшарил карман еще раз и наткнулся на странную продолговатую штуку, оказавшуюся заткнутой пробиркой с чем-то мутным внутри.

Он поднял пробирку и покрутил в неуклюжих звериных пальцах, просматривая на свет. Внутри густой дымки было что-то длинное и изогнутое, похожее на космического червя или провода, как в бомбе

Стекляшка выскользнула из жестких подушечек и, прежде чем она коснулась пола, оборотень отскочил от нее, насколько позволяли стены.

Сосуд не взорвался, и из него не выскочил адский червь. Зато муть под стеклом исчезла, и внутри вспыхнуло люминисцентным светом жар-птичье перо.

Влад подобрал пробирку и, щурясь, рассмотрел поближе.

— Вау, — с сарказмом восхитился он. Низкий звериный голос добавил в тон немного презрения. — Гениально.

Здорово, конечно, что перо не сгорало, как тогда в Моховке, прямо в пальцах, но света от этой красивой игрушки было от силы сантиметров на десять. Сгодится разве что проверять дорогу в полной тьме. Благо стекло толстое. А если и разобьется — не велика потеря.

Влад легонько подбросил пробирку вперед. Она прокатилась-проскакала несколько шагов и выхватила из темноты жуткое рыло, которое в туже секунду убралось в темноту.

Влад с перепугу прикинулся статуей, вылепленной по тому рисунку оборотня, что Север таскал с собой. особенно точно удалось скопировать выражение морды.

— Эй? — спросил Влад, испугавшись своего голоса, звучащего под каменным сводом еще «прекраснее». — Кто там?! Выходи не бойся! Не трону, так и быть!

Не отвечают — значит, существо неразумное. А раз неразумное, то чешуйки побоится и иных проблем не доставит.

Влад решил не обращаться в волка, а идти так, прижимая к себе чешуйку как подушку безопасности.

Хорошо хоть дорога одна, не заблужусь, — думал он, пиная жар-лампу впереди себя. Эхо перекатывания стеклянного цилиндра доносилось с высокого потолка, спереди и сзади, как будто волчок был тут не один. Точнее, так и было, это выяснилось еще в начале тоннеля. Но существо больше не показывалось, а звук был такой, словно кто-то есть в пределах досягаемости. Обернись или протяни руку в плотный мрак — и наткнешься на местного обитателя. Беспрерывный шепот Змея только усиливал это ощущение, и Влад все время нервно оглядывался, принюхивался и прислушивался.

Ночное зрение, опираясь на скудный свет пера, все-таки давало более-менее ясную картину. Но вскоре сама картина испортилась: тоннель раздвоился.

Оборотень постоял, потупил, таращась то на один проход, то на другой, потянул носом воздух. Отовсюду одинаково пахло сыростью и тянуло холодом. И тут на земле он заметил две колеи от колес. Обрадовавшись, он пошел по ним и успешно миновал развилку за развилкой, пока полосы не исчезли.

Земля была изрыта крупными бороздами, словно тут работала бригада маленьких экскаваторов.

А впереди уже было целых три пути на выбор. Понять что-то по размеру проходов было сложно: тоннель все время менялся, то сужаясь, то расходясь вширь, то в высоту — его же рыли не для романтических прогулок. Но тварь, которая тут поселилась и роет свои ходы, видимо, умудряется соответствовать заданным стандартам. Какого же она размера в таком случае? Морду ее он толком не разглядел, но судя по размеру, она не больше овчарки. Как она до потолка достает? Или то был детеныш?

Прогоняя мысли о пустом, оборотень замотал головой. Полуоторванный лоскут уха от тряски болезненно зазудел, но Влад уже привык к этому. Поначалу он задавался вопросом, зарастет ли ухо, когда он вернется в человеческий облик. Но сейчас ему уже было все равно.

Прекратив страдать ерундой, он нырнул в средний ход. Логично же, что тоннель должен быть прямой, а не петляющий то влево, то вправо?

Чтобы дело шло быстрее, он нес жар-лампу в руке, выставив ее перед собой.

Вскоре стены заблестели россыпью капель, а воздух загустел, обретая ароматы давно не чищеной крысиной клетки. Незаметно потеплело. А потом стало душно, как летом в теплице. Даже сквозняк обдувал горячим воздухом.

Впереди, если верить волчьему зрению, был завал. Влад не остановился. Подумал, раз сквозняк есть, то можно понадеяться на хотя бы небольшой проход.

С каждым шагом усиливалось желание развернуться и бежать со всех ног, как в детстве, когда ночью крадешься в туалет, а потом пулей несешься через темную квартиру в свою комнату.

Шерсть встопорщилась и щекотала загривок. Уши не улавливали ничего, кроме голоса от чешуйки.

Еще один последний шаг, и в свет пера попал огромный белый камень с просвечивающими прожилками и ребрами.

Влад поднял лампу выше и увидел огромную голову с широкими кожистыми ушами, поставленными прямо за бусинками глаз. Широкий нос с отростками как у землеройки задрался, сплющив в немой угрозе и без того короткую морду. Две пары крысиных зубов размером с ладонь блеснули в ярком свете, когда пасть раскрылась до самых ушей, точно капкан. Зверь ростом с носорога выгнул спину, чуть не упираясь ею в потолок и издал низкое злобное урчание.

Лампа выпала из трясущихся от волнения лап оборотня и, прокатившись под существом остановилось за ним, представив на свет кучу таких же, но поменьше монстров, сплотившихся в одну шевелящуюся массу.

Большой зверь встал лапой на стекляшку, раздался хруст и наступил полный мрак.

Влад попятился, на ходу влезая в шлейку, превратился в волчка и бешеной лисой рванул обратно к развилке. Он примерно помнил дорогу и сумел избежать столкновений со стенами. Развилку узнал по звуку, резко развернулся прямо на бегу и шмыгнул в левый проход. Пробежав еще немного, затаился и слушал, нет ли погони. Но кровь стучала в ушах, как боевые барабаны, заглушая все остальные звуки.

Если подумать, был ли вообще смысл прислушиваться? Он не услышал, как к нему подобралась первая тварь, и как она убежала, и стаю тоже не услышал. Так что они запросто смогут подкрасться незаметно.

Но если подумать еще тщательней, то можно надевать шутовской колпак и идти смешить людей.

Он в обнимку со Змеевым даром сам приперся в чужое гнездо. Бедный крысиный родитель не знал, что еще сделать, кроме как попытаться запугать врага. А Владу много и не надо, чтобы пуститься в бега.

«Я так понял, в Нави предупреждения для лохов, да Врана?» — сказал он, но не было никого, кто мог услышать бы его мысли. — «Только попробуй потом сказать, что это был всего лишь летучемышиный буброзубный хомячок. Совсем безобидный».

Отдышавшись и успокоившись после побега, он вдруг понял, что все плохо. Один, без света, без малейшего понятия, куда идти — целых три причины свернуться калачиком и рыдать в ожидании помощи. Рано или поздно его хватятся и пойдут искать на том маршруте, которым его послали, и найдут поседевшего, девятнадцатилетнего оборотня, умершего от голода, жажды и инфаркта.

Нет. Он скорее тут сдохнет, чем кого-то дождется и тогда не сможет ни на кого поругаться. Уныние контрпродуктивно, да и пожалеть все равно некому. «В космосе никто не услышит твой крик».

Он решил идти вдоль одной стены, так сказать, куда глаза глядят. Так есть хоть какой-то шанс однажды наткнуться на выход.

На каждой развилке, он сворачивал вправо и даже если утыкался в тупик, продолжал держаться стены. Это занимало лишнее время и силы. Он уже не понимал, как долго бродит по тоннелю, даже не представлял что там снаружи — день, вечер или уже утро.

А в Яви сейчас все готовятся к Новому году, украшают квартиры, лепят на окна снежинки, выбирают подарки. Маме в этот раз покупать на один меньше. А Владу и вовсе никому ничего не подарит. Впервые за девятнадцать лет не поест оливье, не устроит с братом в тайне от мамы салют, не услышит новогоднее обращение президента. Правда его и так никто не слушал. Все начинали хомячить салаты, не дожидаясь курантов. А потом, когда мама засыпала на диване под каких-нибудь Чародеев, а Павлик уходил к себе играть по сети с друзьями, Влад заваливался с ноутбуком на кровать и бродил по интернету, слушая собственный новогодний плейлист.

В голове невольно зазвучала первая песня списка:

«Мне больно видеть белый свет,

мне лучше в полной темноте

Я очень много-много лет

мечтаю только о еде

Мне слишком тесно взаперти, и я мечтаю об одном

Скорее принять МОЙ ДАР!»

Голос из чешуйки стал громче, сбивая со строк и мотива, забивая все мысли своими уговорами.

«Прими дар и я помогу тебе выйти. Сможешь даже вернуться домой. Нужно только передать чешуйку кому-нибудь. Кому угодно. Тебя это уже не коснется. Ты будешь дома...»

«Когда ж ты заткнешься, голос во мгле. Все равно в этих катакомбах нет воды, даже маленького занюханного ручейка!» — возразил оборотень, не надеясь на ответ, скорее хотел отвести нервы.

— «Вода у тебя с собой», — вдруг ясно и прямо к нему обратился голос.

Волчок аж присел. Он-то думал, что вещание одностороннее.

А ведь теоретичски, как он понял, вода подойдет любая, главное чтобы касалась земли.

— «Верно!» — одобрительно прошептали в ответ.

На секунду Владу показалось. Что это нормальная идея. В конце концов, выбор стоит между смертью во тьме и одиночестве и жизнью в здравии, пусть и в посмертном кровном долгу Змея. И в вечном позоре. Его по-человечески попросили, доверили важную миссию. Если он на полпути передумает, то и в Чистый, и в Змееград ему дорога будет заказана. Ибо ни тем, ни другим он не сможет смотреть в глаза.

«К черту все!» — подумал он, обратился наполовину и достал из кармана бутылку и долго возился с крышкой.

Чешуйка будто запульсировала. Даже голос затих, чтобы не спугнуть будущего раба… то есть хозяина.

Наконец, крышка отвернулась и выскочила из неловких пальцев, ускакав в неизвестном направлении. Влад собрался с духом, поднял бутылку ко рту и выпил. Все до конца, чтобы не оставалось ни капли для дурного соблазна.

На вкус действительно как старый чай по известному бабулькинскому рецепту: заварить все полезные травы в доме в одной кружке и забыть на полгода в буфете. Но жажда к этому моменту была уже такой сильной, что отвращение появилось лишь к концу. Желудок приятно потяжелел. Горло больше не першило.

Голос замолчал. Потому что был зол или благодаря Хафеновой отраве? В любом случае тишина после непрерывного шепота показалось такой концентрированной, что казалось, слышно как воздух движется.

Воздух, кстати, действительно посвежел.

Чувствуя прилив сил, Влад упал на четыре лапы и бодро потрусил по тоннелю и бежал довольно долго. Потом перешел на шаг и уже хотел сесть отдохнуть, но заметил впереди что-то серое.

Он заставил себя пробежать до поворота, завернул и замер, не веря в свою удачу. Наконец-то он видел. Изголодавшийся по свету взгляд метнулся к самому яркому пятну наверху. Забраться туда можно было по груде веток и бревен, которые наверняка натащили те летучемышиные буброзубы.

Один такой как раз сидел в самом низу и выдал себя взбрыкнувшим задком, разворачиваясь к оборотню.

Влад попытался его обойти. Но зверь даже не подумал подвинуться и пропустить незнакомца. Напротив, оскалился и вздыбился на мощных когтистых лапах, мол, отстань от меня, собачка страшная.

Но Влад через слишком многое прошел, чтобы просто так сдаться, когда выход в нескольких шагах.

Он снова стал получеловеком, достал из сумки второго жареного кролика и протянул буброзубу. Тот потянулся носом к подачке, подался вперед и раскрыл пасть.

Влад швырнул угощение в тоннель и прилип спиной к стене, когда огромный грызун с жадностью бросился за кроликом.

Путь был свободен.

От радости и спешки лапы соскальзывали и промахивались мимо веток, часть баррикады даже обсыпалась. И вот, наконец, из норы показался черный нос, а затем и остальной оборотень.

Несколько секунд он просто стоял, наслаждаясь свободой и переводя дух. Здесь, снаружи было не так светло, как показалось из пещеры. Солнце уже садилось, позолотив редкие облака. Кругом раскинулось бело поле с мелкими елочками и скалами, торчавшими из земли. Из-под одной такой Влад и вылез как подснежник.

Никакой непригодной дороги не наблюдалось. Либо Врана ему конкретно наврала, либо он не там вышел. Получается, Снежок ждет его где-то там, а он где-то тут.

—… Ой, — неловко пробасил он.

Было бы стыдно, если бы не было так сложно. Обратно он не полезет и под дулом арбалета. Это даже не обдумывается. Возвращаться по верху и искать Снежка у него тоже не было времени и сил, да и в какую сторону идти непонятно. Как-нибудь сам до Змея дойдет — не маленький. Если что, найдет направление по пересмешникам. Вон, как раз на охоту летят.

Оборотень проследил за крылатым хищником взглядом и заметил вдалеке, за стеной леса и гор в небе размазанное пятно дыма

А ведь и морозный воздух был не совсем свежий, а слегка подкопченный.

«Надеюсь, вы там просто жарите шашлыки», — подумал он и побрел искать, а может и рыть, укрытие на ночь.

На сегодня хватило с него экскурсии. Устал как собака.

  • Не смотри... / Птицелов. Фрагорийские сны / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • В гробу / Блокнот Птицелова. Моя маленькая война / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Шутки Истории... / Фурсин Олег
  • Здесь апрель,как зима... / Еланцев Константин
  • Мизгирь. Волшебство и безумие Врубеля. / Фурсин Олег
  • Выводит жизнь записки на манжетах… / Тебелева Наталия
  • Последняя страница / Посторонний / Легкое дыхание
  • Горгона / ЧЕРНАЯ ЛУНА / Молчанова Светлана
  • Пятница 13 / Лонгмоб "История моего знакомства с..." / Аривенн
  • Подражание Цветаевой / Фотинья Светлана
  • Что такое БМВ? (Елена Ахметова) / Лонгмоб "Смех продлевает жизнь - 4" / товарищъ Суховъ

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль