Ветер пятый. Лучший шкипер Архипелага

0.00
 
Ветер пятый. Лучший шкипер Архипелага
Ветер пятый. Лучший шкипер Архипелага

Торговая республика Бадахос, порт Лангрео. Май, год 500 от сошествия Единого.

Таверна «Синий кит» даже по ночам — людное место. Как-никак лучшее припортовое заведение Лангрео, некоронованной торговой столицы всего Бадахоса. Увешанные чучелами рыб и морских чудовищ стены видели немало сделок и планов экспедиций. Выпить пива за потемневшими от времени неподъёмными дубовыми столами заходили и матросы, и капитаны, и многие арматоры[1]. Но сегодня вечером в зале было яблоку негде упасть. Ведь в «Синий кит» заглянул дядюшка Бласко. Наверняка старого боцмана обязательно уговорят рассказать про его путешествие на «Гавьёте» к зачарованному острову.

Весь экипаж каракки до последнего юнги тогда вернулся разбогатевшим. Впрочем, этим-то на Бадахосе никого не удивишь. Чуднее было то, что дядюшка Бласко помолодел, разгладились самые глубокие морщины, пропали боли в пояснице. В шестьдесят старому боцману теперь давали не больше сорока пяти. Но и про это говорили бы недолго, мало ли необычного случается за морями… Вот только слишком уж странным вернулся экипаж шхуны.

Матросы все как один не пропили и не прогуляли деньги. Кто-то поступил в Навигацкую школу, другие с умом вложили добытое в то или иное прибыльное предприятие. Корабельный плотник вообще через полгода стал совладельцем небольшой верфи. Сам же дядюшка Бласко отказался от нескольких приглашений и остался на берегу. А ведь каждый, кого хоть раз коснулась пена и соль морей, тайны далёких стран и чужих берегов, скорее сгниёт от цинги в очередном плавании, чем будет доживать век сухопутной крысой. Старый пират на расспросы только гладил свои роскошные, уже наполовину седые усы, набивал трубку крепким табаком из Матарама и с усмешкой отвечал:

— У нас тогда был великий шкипер. И ходить в море под началом кого-то другого — это уже не для нас. Молодые правильно в Навигацкую пошли, им теперь только командовать. А я стар уже, так что лучше побуду на берегу.

Но поболтать, как «Гавьёта» натянула нос морским демонам, Бласко не отказывался. Да и рассказчиком был отменным. Поэтому в каждый его приход в таверну собиралась послушать огромная толпа.

— И вот смотрю я — волна идёт прямо в борт. Как приказано, кричу, чтобы парус подобрали сильнее. А сам внутри похолодел уже. Думаю, или ударит и борт в щепу, или в туман швырнёт, — с жаром рассказывал боцман. — Прямо перед шхуной две белые стены торчат. Колдовские: ветер ревёт, а туман хоть бы один язык выбросил. Из молока демоны морды тянут. Вот чем хочешь клянусь, алые глаза, зелёную морду и изогнутые клыки в пасти у одного сам видел. Шкипер наш в последнюю секунду так руль вывернул, что волна в корму и точнёхонько в проход. С обеих сторон до тумана не больше ладони оставалось.

— Да не может быть, — кто-то всё же усомнился. — Ну не может никто так, если ещё и шторм был.

— Это мы не можем, — наставительно ответил Бласко. — А тогда за штурвалом у нас стоял сын Четвёрки богов. Только он и мог провести «Гавьёту» к зачарованному острову. Я потому и не хожу больше в море. Другого капитана мне не надо.

Дядюшка Бласко умолк, раскуривая погасшую за время рассказа трубку. Затихли и остальные, ожидая продолжения. И тут на весь зал раздался голос. Оказывается, зашёл ещё один посетитель, но, увлёкшись рассказом, его никто не заметил.

— А если я позову — со мной пойдёшь?

Старый боцман выронил трубку, вскочил и вне себя от радости закричал:

— Хоть к морским демонам в пасть! Я кину клич, все наши пойдут. Веди, капитан!

— Ну, к демонам нам ещё рано. Я хочу лишь дойти до Киарната и унести сокровища Ясных Владык.

— Веди, капитан! Я с тобой!

Таверна замерла, переваривая слова чужака. Он предлагал невозможное — ведь легендарная сокровищница находилась в глубине владений орков… Но экипаж «Гавьёты» уже один раз вернулся из такого же невозможного похода разбогатевшим и с удачей в мешке.

— А меня возьмёте? — разорвал тишину новый голос.

Ислуин внимательно посмотрел на ещё одного вставшего из-за стола посетителя. Высокий смуглый мужчина лет сорока. Несмотря на тонкие аристократичные черты лица его легко можно было бы принять за матроса — пунпуан простого небелёного полотна, руки все в мозолях и привыкли к работе… Если в ухе не болталась серьга с очень дорогим рубином. Магистр посмотрел на боцмана, спрашивая взглядом его мнение.

Бласко ответил:

— Это капитан Пейро. Один из лучших на Архипелаге. Начал юнгой, а сейчас водит уже три корабля. Человек надёжный.

— Добро, — согласился магистр. — Тогда вы двое и будете моими помощниками. Соберём флот — и чтобы даже через сто лет про нас помнили, завидовали и слагали легенды.

Таверна взорвалась в ответ восторженным рёвом.

Когда Ислуин вернулся в гостиницу, в номере его уже ждал принц Рэган: на Архипелаг они прибыли вдвоём. Сегодня принц должен был договориться насчёт аренды причалов, и, видимо, управился быстро. Сейчас уже сидел в гостиной их номера и потягивал вино. Магистр расположился в соседнем кресле по другую сторону столика. Дёрнул шнурок звонка, вызывая прислугу. Девушка в клетчатом платье и переднике возникла почти мгновенно.

— Кофе. Полный кофейник.

Служанка немедленно принесла заказ, попутно так и стреляя глазками, стараясь как бы невзначай продемонстрировать хорошенькие ножки. Постояльцы апартаментов люкс всегда люди денежные, а тут вдобавок оба красавчики. Ислуин к намёкам остался глух, махнул рукой — ступай прочь, не нужна. Вышколена прислуга была хорошо, но сожаление в глазах девушка до конца скрыть не смогла. Рэган на это усмехнулся, подождал, пока дверь номера захлопнется, активируя контур защиты от подслушивания, а магистр допьёт первую чашку. И поинтересовался.

— Судя по вашему довольному виду, кер Ислуин, у вас тоже всё прошло отлично?

Магистр налил себе ещё одну чашку, пригубил и ответил:

— Даже лучше. Прямо на месте нашёлся капитан, который пользуется уважением в Лангрео и заинтересовался нашей идеей. Так что самое большее через месяц у нас будут флот и армия.

И залпом допил кофе. Принц потянулся за вином, потом передумал. Взял кофейник, за неимением второй чашки плеснул себе в бокал, отпил глоток и уточнил.

— Я всё-таки не понимаю, зачем такой сложный способ. Не проще ли было просто приехать и нанять солдат? Заодно сохранили бы всё в тайне. А так про поход уже к вечеру будут перешёптываться даже помойные кошки по всему Архипелагу.

Ислуин на это рассмеялся.

— Вы не правы, Ваше высочество. Не стоит недооценивать разведку орков, они всё равно узнали бы о высадке. Плюс учтите — золото нужно только живым. Поэтому наёмник, если припечёт, думать будет в первую очередь о своей шкуре, а не об оплате. Сейчас же, — магистр потянулся, — призом станет в первую очередь не золото, а слава. Поверьте, ради возможности остаться в легендах наше войско сметёт на пути любого, кто посмеет его остановить. Да и выйдет всё намного дешевле.

Магистр умолк, а потом негромко загадочно добавил.

— Особенно если часть расходов возьмёт на себя Торговый совет Бадахоса.

Рэган недоверчиво посмотрел на своего спутника, потом фыркнул. Он уже привык, что Ислуин способен совершить вроде бы невозможное. Но чтобы дожи Торгового Совета, зимой чуть не развязавшие войну с Империей, сейчас надумали ей помогать — это уже из категории безумного вымысла.

Утром город гудел от самых разнообразных слухов. Поход на Киарнат обсуждали на улицах, в тавернах, в домах и на верфях. Даже за столиками в ресторане при гостинице других тем не было. Ислуин и Рэган только улыбались.

Когда они вернулись в номер, Рэган уважительно сказал:

— Вы были правы, кер Ислуин. Если уж даже купцы рассуждают, что готовы бросить контракты, лишь бы войти в состав флотилии…

Ислуин с видом фокусника достал из кармана конверт с золотым тиснёным узором из якорей и монет.

— Это ещё не всё, — улыбнулся магистр и достал письмо на мраморной гербовой бумаге. — Перед завтраком мне занесли приглашение на обед с дожем Лангрео.

Рэган замер с настолько потрясённым видом — чуть рот не открыл, что Ислуин не выдержал и рассмеялся.

— Да не умею я видеть будущее. Просто неплохое знание истории плюс знакомство с текущей политической обстановкой на Архипелаге. Бадахос живёт морем, поэтому, если хочешь чего-то добиться, особенно не имея влиятельных родственников — уходи в плавание. Возвращаются самые удачливые, сильные, умные. Именно такие стоят у истоков всех семей дожей Торгового совета. Дальше олигархия понемногу начинает зарастать жирком, терять хватку, — магистр щёлкнул пальцами. — Примерно раз в три-четыре поколения Республику сотрясает очередной переворот, когда молодых волков становится слишком много, и они требуют своей доли власти. Ситуация уже довольно напряжённая, а стравить пар через оккупацию Явана не получилось, — Ислуин хищно усмехнулся. — Дожи не упустят возможности сплавить самых активных в поход через море, — он улыбнулся невольному каламбуру. — Многие погибнут, остальным хватит денег и славы, которую они привезут обратно. На десяток лет всё успокоится. Ну, а нам главное — не упустить сейчас свой интерес.

Рэган уважительно склонил голову, восхищаясь политическими талантами магистра.

Три недели спустя Ислуин стоял, облокотившись на планшир, и смотрел на зыбкую хмарь горизонта, за которой скрылся берег. Пахло свежестью открытого моря и йодом, в прозрачно-голубом небе перекрикивались чайки. Горло ни с того, ни с сего сдавила тоска. Шхуна капитана Пейро, которую магистр выбрал флагманом флотилии, слишком уж напоминала «Чайку». Стоило прикрыть глаза — и будто не прошло стольких лет, а за кормой Остров любви, где Ислуина только-только проводила Сова.

На носовую площадку поднялся капитан: он закончил наблюдения за небом:

— Мы достигли указанных координат. Какие дальше указания, мой адмирал?

Воспоминания мгновенно были спрятаны вглубь души. Командующий эскадрой в триста судов не имеет права даже на тень слабости.

— Передайте сигнал: «Лечь в дрейф, ждать подхода союзников».

— Слушаюсь, мой адмирал.

Капитан с любопытством взглянул на Ислуина. Про то, что к ним добавятся ещё суда, не догадывался даже он — ближайший помощник. А ведь за недели подготовки Пейро убедился, что адмирал и в море не новичок, и командует не первый раз. С самого начала подобрал толковых заместителей, которым отдал ту часть работы, с которой в силу местной специфики не мог справиться сам. Вот только и про высадку, и про то, что судов окажется больше, значит нужно дополнительное снабжение — умолчал.

Вскоре на мачте заплескались сигнальные флаги, эскадра замедлила ход. Два часа спустя один из кораблей охранения доложил: «Вижу флот в тридцать четыре вымпела. Морские волки, флаг семьи Виртанен». Тут же последовал ответный приказ: «Союзники. Пропустить».

Тем же вечером Ислуин собрал в своей каюте совещание из командиров корабельных групп. Как только вошёл Пейро, сопровождавший последнего из капитанов, Ислуин представил стоявшего рядом с ним молодого северянина.

— Это ярл Ойви Виртанен. Его экипажи обеспечат высадку и охрану флотилии на время сухопутной части похода.

Капитаны оценивающе посмотрели на нового товарища, многие закивали. Ну что же, теперь понятно всё, включая секретность. Корабли морских волков были приспособлены для высадки десанта прямо на берег. Даже в самых неудобных местах. Да и сами северяне славились как опытные грабители побережий: тягаться в прибрежных водах с ними не мог никто. Вот только вражеская разведка про это даже не догадывается. Подтверждая мысль, Ислуин расстелил на столе карту и расставил горсть фишек. Каждая имела нарисованный значок и соответствовала одной из корабельных групп.

— Для высадки с тяжёлых судов пригодны всего две бухты, — из общей кучи отделились пара фишек и встали рядом с портами. — Капитан Хакобо, капитан Одон. Ваша задача изобразить, что мы готовимся к десанту именно там. Постарайтесь осторожнее, но шумно. Пострелять из катапульт, магам побольше внешне эффектных боевых чар. Постоянная разведка с бригов. Если кого-нибудь заодно утопите — протестовать не буду. Но чтобы без потерь. Тем временем мы… — палец уткнулся в новую точку. — Ярл Ойви, помните бухту, в которой вы подобрали меня после разведки побережья?

Ярл кивнул, взгляды остальных опять скрестились на нём. Теперь становилось понятно, почему северян возглавляет именно Ойви Виртанен. С адмиралом знаком давно, явно человек надёжный, раз участвовал в предварительных разведках побережья… И такой же везучий, как и адмирал: из тех гиблых мест возвращались далеко не все, даже если просто проплывали мимо.

— Для тяжёлых судов она не очень удобна, потому если с прошлого раза охрану и восстановили, — Ойви хмыкнул, — вряд ли надумали бухту сильно укреплять. Для ваших же судов малая глубина — не помеха. Высаживаемся и бьём в спину вот сюда, — палец чиркнул по северной гавани. Капитан Хакобо, как только мы начнём штурмовать с суши, вы поддержите нас с моря. И главное — перекроете побережье, никто не должен уйти. Ну а южный порт мы потом просто сожжём, чтобы, — магистр на мгновение хищно оскалился, — на обратной дороге никто не мешался под ногами.

Расчёт оказался точен. Сотни морских волков в считанные минуты смяли небольшой отряд, охранявший бухту. А дальше стремительный бросок на север — и вскоре побережье гавани заполыхало, море украсилось кострами из кораблей. Орки, хоть и не любившие море, судя по всему начали готовиться к войне с Бадахосом. Как только нанесут поражение Империи на суше. Потому отстроили верфи, спустили на воду уже с десяток галер и несколько судов побольше, на которых собирались тренировать экипажи. А на стапелях были заложены десятки новых кораблей… Ислуин, глядя с борта флагмана на сплошное море огня, в которое превратились верфи и водная гладь бухты, злорадно подумал, что теперь все планы пойдут прахом. Особенно когда через несколько дней обратится в пепел и южная гавань.

— Адмирал, — раздался голос подошедшего капитана Пейро. — С берега доложили: зачистка окончена.

— Хорошо. Начинайте высадку и обустройство укреплений.

Никто не сомневался, что десант экспедиционного корпуса заметят. Поэтому из порта отряды вместе с обозом спокойно двинулись по дороге, которую орки прорубили прямо через сосновый лес. Вот только сделано всё было грубо, без учёта местных природных особенностей. Дожди подмывали корни сосен, лес вдоль тракта стоял омертвелый, трава сошла, поэтому насыпь оплыла, и качество дорожного полотна оставляло желать лучшего. Уже через полтора десятка километров на первом же перекрёстке люди свернули на одну из старых эльфийских дорог. К тому же орки их с чего-то избегали.

Причина выяснилась в первую же ночь, когда часовым пришлось отражать нападение странных мутантов — напоминавших голых людей, но выше пояса покрытых шерстью и с волчьей головой. Впрочем, для большой и организованной армии подобные существа угрозы не представляли, и люди продолжили двигаться по эльфийскому тракту. То справа, то слева постоянно попадались остатки городов. Нетронутых, поэтому наверняка полных сокровищ… На них не обращали внимание. Успех задуманного — в скорости. Найти и встретить орков в удобном месте, разгромить с минимальными потерями. А дальше — стремительный бросок на Киарнат.

Армия встала лагерем за полтора километра до прохода к эльфам. Сразу после того, как обустройство было закончено, Ислуин и Рэган отправились к порталу. Часовые проводили командира удивлёнными взглядами, но без вопросов. Изящный и почти без потерь разгром орков на побережье придавил даже тень сомнений. Адмирал доказал, что просто так ничего не делает. Значит, если ему надо куда-то пройтись без сопровождения — так оно и должно быть.

Поляна встретила мягким бархатом ночи и шуршанием высоченных сосен и лиственниц. Пахло горячей корой и сухой травой, дождей не выпадало с первого дня высадки. Еле заметно мерцал квадрат портала. Ислуин негромко рассмеялся:

— А ведь ровно год прошёл, а, Ваше Высочество? Не боитесь?

Рэган фыркнул:

— Вот ещё. Предупредите часовых, постараюсь вернуться не позже вечера.

И шагнул в портал.

Вернулся Его высочество на закате. Его сразу же проводили адмиральскую палатку. Завидев довольное лицо Высокого принца, Ислуин хлопнул по брезентовому столику и показал на один из мешков, которые использовались для сидения.

— Судя по вашему виду, новости вы принесли хорошие.

— Не просто хорошие, кер Ислуин, а прямо таки замечательные. Для начала: наследников трона Ясных Владык осталось всего двое. Я и вы.

Ислуин удивлённо поднял бровь и Рэган пояснил:

— Как только мы ушли через барьер и стали недосягаемы, Серен буквально взбесилась. Ударилась в загул. Девушек в свою постель таскала толпами, причем большинство были похожи на вашу дочь. Однополые утехи мешала с садизмом, кое-кого замучила до полусмерти. Результат ждать себя не заставил, — принц пожал плечами. — В итоге путь до sarff она прошла не за пять-семь лет, а всего за год. Дальше попыталась устроить переворот, превратила брата в куклу, слегка проредила родственников. Благодаря моей службе безопасности правда быстро выплыла наружу. Толпа, и так разгневанная тем, что их дочерей таскают на потребу Серен, взяла дворец штурмом. Остальной клан принца Гиллакэвена, опасаясь, что и их порвут на куски, публично отказался от каких-либо притязаний на трон. И вот ещё.

Рэган достал и разложил на столе несколько листов.

— Ускорение времени сейчас один к четырём. И за этот год мои разведчики тщательно сняли карту не только местности вокруг порталов, но и между ними.

Ислуин просиял.

— Это даже лучше, чем мы надеялись. Вы предупредили насчёт коридора для армии?

— Да.

— Тогда немедленно собираем капитанов.

Совещание началось уже ночью, но никто даже в мыслях не возражал. Прознатчики и маги донесли про армию орков, которая двинулась наперерез. Не меньше десяти тысяч. Как только обстоятельный доклад начальника разведки был закончен, Ислуин расстелил на брезентовом столе карту. Остальные негромко загудели в восхищении. Все представляли, сколько риска адмиралу наверняка стоила такая карта во время подготовки экспедиции… Зато сейчас капитаны знали даже про отдельные овраги на своём пути и на дороге врага. Магистр высыпал несколько фишек.

— Противник сейчас примерно вот здесь, — одна фишка легла на самом краю листов. — Дней пять, а может даже семь у нас есть. Оркам придётся переправляться через реку, она хоть и не широкая, но глубокая и с очень быстрым течением. Даже если за последний год там навели хорошие мосты, переправить такое количество пехоты быстро не получится.

На карту легла ещё пара фишек.

— Для нас единственное место, которое даёт шанс на успех — вот эти холмы, перед ними равнина. Закопаться редутами и частоколом по гребню. Даже в лоб, но орки всё равно будут атаковать, так как уверены — мы авангард вторжения.

Остальные с усмешками закивали. Всё действительно так и кричало, что история про сокровища — лишь отвлекающий слух. А на самом деле дожи решили вмешаться на стороне Империи, и вскоре последует ещё один крупный десант. Зачистка побережья, порт серьёзно укрепили, там остались северяне. А второй отряд двинулся вперёд, готовя дорогу, оставляя за собой срубы будто бы с припасами. Плюс бадахосцы тащили выполненные из дерева и крашеных тряпок каркасы разнообразных метательных машин — со стороны как настоящие. Если они начнут готовить линию обороны по холмам и оборудовать позиции для катапульт и тяжёлых стреломётов, выйдет полная иллюзия плацдарма для вторжения. Их постараются разбить до того, как они закончат монтаж метательных машин.

— Это не всё, — продолжил Ислуин. — Мы пришли за сокровищами, поэтому пусть слава храбрых военных победителей останется как и раньше — легионам. Сегодня мой помощник закончил проверку магической тропы в тыл к оркам. Я смогу провести по ней остальных.

Остальные тут же замерли, боясь пропустить хоть слово. На карту тем временем легла ещё одна фишка.

— Тропа начинается в километре отсюда и выходит вот сюда. Со стороны её не видно, даже если орки там всё наводнят магами и патрулями… Вот только дорога по ней займёт неделю. Капитан Пейро, вы с половиной людей займёте позицию на холмах. Продержитесь самое большее восемь дней от завтрашней даты. Я со второй половиной ударю в тыл, прижму орков к вашим укреплениям — и мы сотрём их в порошок.

— Сделаем, адмирал, — ответил за всех Пейро.

Солдаты Пейро добрались до холмов стремительным марш-броском, и тут же начали рыть траншеи, валить лес и ставить частокол и засеки. Без устали звенели топоры и визжали пилы. Время от времени то с одного конца, то с другого слышался подбадривающий крик:

— Копай, ребята, копай. Матерь наша — земля, в неё же и вернёмся, а не поторопимся — так до срока.

Утром восьмого дня Пейро в подзорную трубу осматривал из-за частокола разворачивающиеся для наступления колонны орков.

— Они многому научились от Империи, — прокомментировал он. — Сначала корабли, теперь вот строй. А наши дожи до сих пор считают их толпой, способной давить только массой.

— Вы так сейчас говорите… — ответил один из стоявших рядом капитанов. — Повторить бы в парламенте.

Пейро кивнул.

— Когда наше дело закончится успехом, я вложу свою прибыль в место в торговом парламенте. И первая моя речь будет о том, что с Империей на данный момент лучше не ссорится, а помогать. Иначе через десяток лет мы столкнёмся с десантом орков на Архипелаг.

Официальное мнение большинства дожей Торгового совета капитан знал, поэтому торопливо сменил тему.

— Любопытно, чем они начнут сражение?

— Думаю, и дальше будут копировать легионы. Я потому и приказал укрываться за плетёными из веток щитами.

Ливнем стрел орки обрушились на левый фланг укреплений, а следом полезла пехота. Люди ответили из-за частокола ответным градом, потом сошлись врукопашную. Пейро невозмутимо смотрел в подзорную трубу. Дважды защитники отбрасывали орков. На третий раз командующий послал вестового:

— Передай, пусть отходят на вторую линию укреплений. Оставят только стрелков, которые потом успеют убежать.

— Но… попробовал возразить помощник, глядя вслед умчавшемуся вестовому.

— Не удержат, не удержат, — только махнул рукой Пейро. — Потому как только займут первую линию, спустим плотину. Посмотрим, как они попробуют по болоту в тыл обойти.

Мужество защитников было сокрушено натиском и числом. Левое крыло армии было смято… Но тут хлынула вода из копившейся несколько дней запруды на небольшой речке. Тыл и позиции левого фланга мгновенно превратились в жидкую грязь, к тому же полную волчьих ям. Орки ещё пытались наступать, но увязли, и командующий тунгот приказал отойти. Решил попробовать повторить успех на правом фланге. Орки снова обрушили ливень стрел, затем колоннами чёрных муравьёв поползла пехота.

И тут в тылу орков раздался клич:

— Бей! Побеждай!

Это из походных колонн разворачивалась в атакующие порядки и сразу наступала вторая половина армии людей. В густой пыли и криках рассыпался тусклый пересверк мечей и сабель. Хрипели и давили друг друга звенящие амуницией полки. Радугой над головами рассыпались первые отражённые шаманами заклятья. Потом стремительная атака смела тылы и ставку тунгота, где стояли шаманы, на орков полился огненный дождь. А из-за частокола, давя чёрные колонны, полетели огромные брёвна — их таили даже в разгар тяжёлого оборонительного сражения, чтобы использовать в нужный момент…

Когда битва была закончена, люди собрали своих раненых и погибших — выяснилось, что из врагов не ушёл ни один, и потери орков составили больше чем пятьдесят к одному. Над полем тут же полетело:

— Слава! Адмиралу и победителю — слава!

До самого Киарната больше столкновений не было, орки даже отозвали мелкие заставы на пути армии людей. Но сама бывшая столица встретила готовая к осаде. За годы владычества новые хозяева город изрядно укрепили, надстроили созданные ещё эльфами стены. К тому же если в остальных местах к природе покорённых земель орки относились по потребительски, то здесь за полосами специальных растений и деревьев старательно ухаживали. Ведь они образовывали первую линию обороны, своеобразные живые стены: попробуй сквозь них пройти — и придётся рубить крепкую как сталь древесину, а сверху на тебя посыплются ядовитые иглы и едкий сок.

Армия людей сразу же организовала лагерь и демонстративно принялась готовиться к долгой осаде. Копать траншеи, строить башни, мастерить лестницы и якобы готовить к установке катапульты — макеты Ислуин приказал тащить с собой и после сражения. Работали весело, с охотой. После предыдущего успеха все для себя уяснили, что людей командир бережёт и на лобовой штурм не погонит. Но раз приказал демонстративно готовиться лезть на стены — так и надо.

На третий день магистр пригласил к себе капитанов. Погода была хорошая, собрались не в палатке, а под открытым небом. Ислуин расстелил на свежесколоченном деревянном столе очередную карту.

— Это примерная планировка Киарната. В этот раз за абсолютную точность не ручаюсь, что-то за десять лет после моего визита сюда, — он усмехнулся, — могли и перестроить. Но вряд ли сильно.

Капитаны встретили слова своего адмирала потрясённым молчанием. Уже разведка побережья и большей части пути до столицы Великого Леса была в их представлении отчаянной храбростью пополам с безумием. А то, что командир ещё и пробрался в город, вообще не укладывалось в голове.

Ислуин тем временем с усмешкой продолжил.

— Штурм начинаем завтра утром. Продемонстрируем оркам, что экономить на безопасности себе дороже. Город, судя по всему, взяли целым и без боя, поэтому везде, где только можно использовали потом старые укрепления.

Капитаны закивали: вполне логично. К тому же в условиях войны, когда каждый медяк на счету. Магистр хищно оскалился.

— Вот только они забыли привычку эльфов вкладывать в свою защиту ключи доступа. Для избранных… Но в прошлый визит я их добыл.

На стол легла упрощённая карта, исчерченная стрелками.

— Атака пойдёт тремя колоннами. Сквозь полосы леса — защитные деревья просто рухнут, освобождая проход. То же самое будет с внешним кольцом стен. Осадные башни в этих точках мы не строили.

Капитаны кивками согласились: да, в этих местах нападения не ждут, там, скорее всего, только дежурные. Магистр продолжил.

— С внутренним кольцом будет сложнее. Уязвимое место я нашёл только одно, зато там можно обрушить сразу две башни и стену между ними. А вот акрополь в бывшем дворце придётся просто блокировать. Стены там новые… Да и не нужен нам дворец. Замаскированный вход в сокровищницу находится в городе, потому-то его, думаю, и не нашли. Будет время — отыщем вход во дворец и добьём гарнизон, нет — пусть живут.

Штурм начали ранним утром, пока не рассеялся туман — с помощью Ислуина маги молочную пелену даже усилили. Подозрения это не вызвало, ведь утренняя дымка была самая настоящая. Кутаясь в бледно-белый покров рассветной влаги, вся армия собралась тремя отрядами. Сильных шаманов в городе не нашлось, а те, кто был, сосредоточились на противодействии исключительно боевым чарам. Потому люди получили ещё одно преимущество — их амулеты связи работали свободно, обеспечивая координацию. Ислуин отдал приказ:

— Начали.

И первым сжал в руках свой талисман. Через несколько секунд то же самое сделали остальные командиры. Мгновение спустя огромный, не меньше двух сотен метров в ширину кусок леса рухнул, превращаясь в удобную дорогу: стволы легли плотно и неподвижно. А за просекой уже клубилась пыль — это рассыпалась стена.

— Бей, побеждай!

Солдаты ринулись вперёд, сотня за сотней стремительным бегом преодолевали кусок до города и скрывались внутри. Первая линия обороны была обречена: бадахосские пираты были на голову опытнее и тренированнее орков в уличных боях. К тому же люди получили приказ в дома и дворы не заходить, беречь себя. Тех, кто пытается закрепиться во дворах, закидывать огнём или алхимией, выкуривать и добивать. Всё равно на полноценное потрошение города, с проверкой добычи на предмет вложенных сюрпризов и проклятий, в этот раз не было времени. И сохранность имущества в домах никого не волновала.

Ислуин вошёл в Киарнат, когда резня внутри первого кольца уже почти закончилась. Прикинул по солнцу, что они вполне укладываются в расчёты: сейчас половина первого, атаковать же вторую линию магистр планировал не позже часа дня. И неторопливо в сопровождении телохранителей двинулся к месту, которое показывал вчера на плане. Внешние кварталы затихли, лишь изредка издали ещё доносился звон стали и крики. Зато везде попадались трупы орков, в воздухе сладковато-железистыми ароматом висел запах крови. А вот свои убитые встретились лишь дважды: судя по всему, нападение оказалось внезапным.

Второе кольцо стен было не менее высоким, к тому же теперь направление атаки скрыть было нельзя. Ведь окончив зачистку, люди стекались в одно и то же место. К тому же командиры противника явно учли возможность повторного обрушения стен, судя по звукам и результатам сканирования, на улицах сразу за стеной строили баррикады. Магистр на это лишь злорадно улыбнулся, вместе с Рэганом встал перед линией своих солдат. Оба потянулись сначала к магической защите противника. Эльфы эпохи упадка любили строить заклятия на крови, привязывая всё к своей расе. Вдобавок чары почувствовали среди атакующих аж сразу двоих из рода Ясных Владык.

Невидимая обычному взгляду дымка защиты затрепетали от первого же касания, без труда позволила себя разорвать и мгновенно истаяла. Следом сработала закладка, оставленная магистром ещё в прошлый визит — огромный кусок стены зашатался и рухнул назад, похоронив под обломками и защитников, и недостроенные баррикады. Солдаты восторженно взревели. И смолкли, так как поняли — ещё не всё. А Ислуин достал из кармана деревянную птичку, артефакт «Дождь времени», который вернул магистру Раттрей. Теперь, когда магическая защита города пропала, помешать уже не могло ничто. Повинуясь приказу, деревянная птичка замахала крыльями, скрылась в проломе… Тут же вокруг неё все процессы старения потекли в тысячи раз быстрее. Рухнувший камень и кирпич стен и домов раскрошился от времени и рассыпался пылью. Оружие развеялось бурой пылью ржавчины, трупы и попавшие под удар воины мгновенно состарились и разложились на молекулы. На сотню метров вглубь пролома раскинулось абсолютно плоское и пустое пространство.

— Побеждай! — крикнул магистр.

— Бей! Побеждай! — рёвом отозвались солдаты и ринулись в атаку.

Через три часа к магистру добрался вестовой, почтительно и с восторгом доложил:

— Мой адмирал, город взят. В том числе и акрополь, они не успели закрыть ворота.

Ислуин кивнул:

— Ну что же. Теперь пора вскрывать сокровищницу.

И неторопливо двинулся через пролом к холму, на котором расположился дворец, а теперь акрополь крепости.

Этот участок города орки полностью перестроили. Если дома у Ислуина вокруг дворца был парк и дома, здесь всё ради обороны снесли. Оставили вокруг холма незастроенную полосу шириной в сто метров. Магистр приказал ждать на краю, сам же пересёк пустое пространство и подошёл к подножию холма. Пару секунд пришлось постоять, чтобы сосредоточиться — очень уж мешали сотни взглядов, которые прямо иссверлили спину. Но вот удалось поймать нужное состояние покоя, и магистр шагнул вперёд.

Площадь огласил дружный вздох изумления. Со стороны казалось, что магистр прошёл сквозь землю и скрылся в холме. Кто-то начал говорить про иллюзию, несколько магов тут же решительно опровергли — они проверили ещё во время боя, земля самая настоящая. Магистр, который благодаря особенностям места слышал всё, только усмехался. Земля и в самом деле была настоящая, можно даже копать… Вот только между молекулами всегда есть пространство, куда можно втиснуть другую молекулу. Сумеешь это сделать не нарушая целостности обоих объектов — проходи через камень как сквозь воду… Вот только требовало это чудовищной энергии, поэтому работало только возле одного из материальных символов стихий. Энгюс угадал правильно — под холмом прятался Корень Ясных владык, воплощение Земли.

Движение через горы напоминало погружение в глубину. То же сопротивление среды, нарастающий полумрак и невозможность вздохнуть. Поэтому когда впереди показалось крыльцо с портиком и колоннами, Ислуин мысленно издал вопль радости и удвоил усилия. В несколько шагов поднялся по ступенькам, вошёл внутрь сокровищницы, наконец смог набрать в лёгкие воздуха. И тут же больно обо что-то споткнулся в кромешной темноте.

— Шэт бы вас побрал, скопидомы! — от души выругался магистр.

Ещё в прошлый визит Ислуин подумал, что воины Света, судя по всему, стащили в сокровищницу ценности со всей страны. Даже холл, всегда пустой, был забит доспехами и оружием. Причём как боевыми из лучшего булата и чешуйчатой стали, так и парадными с драгоценными камнями и инкрустациями. Судя по ушибу, сейчас магистр треснулся о кавалерийскую кирасу.

Самым неприятным было, что, пока в руках не окажется ключ к общей защите, магией пользоваться нельзя. Иначе параноидальные чары не позволят войти никому, кроме носителей крови Ясных Владык. Вдвоём же Ислуин и Рэган всё выносить будут с полгода. Не говоря уж о том, что для коронации понадобятся минимум два помощника. Поэтому, время от времени натыкаясь на очередную железку, с руганью пришлось осторожно двигаться вдоль стены, нащупывая выключатель. Когда под потолком рассеянным жёлтым светом, наконец, вспыхнули лампы, магистра украшали ещё несколько синяков.

Свет мгновенно сделал огромный в темноте холл маленьким и тесным: столько в нём было свалено добра. Взгляд Ислуина был прикован к небольшому постаменту возле прохода в следующий зал. Там лежал простой серебряный обруч с огромным изумрудом. Венец Ясных Владык.

Стоило взять его в руки, как в уши тут же полился вкрадчивый медоточивый голос:

— Я твой, я столько ждал именно тебя. Мой хозяин, надень меня, и вся сила Великого Леса будет твоя…

Магистр в ответ усмехнулся. Как и любое изделие великих магов-основателей, венец обладал собственным подобием разума. Ещё одна защита от чужаков и слишком торопливых и самонадеянных претендентов. Водрузить на макушку венец без полного ритуала коронации значит вскоре умереть мучительной смертью. Да и во время ритуала будущий Владыка обязан доказать венцу, что сильнее. Поэтому сейчас Ислуин только надел обруч на левое запястье. Венец мгновенно потёк, принимая форму браслета с изумрудом. И тут же, повинуясь приказу магистра, часть горы, скрывавшая вход, осыпалась песком.

Когда Ислуин показался на крыльце, его встретил рёв тысяч глоток:

— Адмиралу слава!

Магистр поднял руку, призывая к тишине.

— Сейчас я смог распечатать только первый зал, где хранится оружие. Как только он опустеет, я смогу вскрыть следующий зал, где лежит золото.

Солдаты снова заорали:

— Слава! Адмиралу слава!

Три дня спустя Бласко докладывал магистру:

— Залы с оружием и серебром вынесли полностью. Сегодня к ночи обещают закончить с золотом и украшениями. Дальше приступаем сначала к Зелёному залу, начинаем с наиболее ценных артефактов и снадобий.

Ислуин кивнул, в душе восхищаясь неудержимому энтузиазму и неутомимой работоспособности своих солдат. Из-за особенностей хранилища в каждую из комнат могли зайти не больше десяти человек. Люди выстроились цепочкой, работали как бешеные и постоянно менялись. Все понимали, что скоро орки узнают про разгром под Киарнатом и бросят на город серьёзные силы. Всё, что не успеют вынести, придётся оставить. Впрочем, магистра интересовала отнюдь не добыча. Поэтому, пользуясь, что в штабной палатке они только вдвоём, Ислуин дождался окончания доклада и спросил:

— Бласко, у меня к вам будет ещё одно дело. Но для этого нам понадобится ещё второй надежный и неболтливый человек. Кого вы порекомендуете?

Старый пират усмехнулся, провёл рукой по своим роскошным усам.

— Я ещё на зачарованном острове понял, что вас, шкипер, интересует не золото, а добыча покрупнее… Смотря для какого дела.

Магистр кивнул и, словно говорил про мелкую монету, сообщил:

— Я хочу короновать нового Ясного Владыку Великого Леса. Я сам буду возлагающим венец, но мне понадобятся два свидетеля-«опоры».

Бласко удивлённо кхекнул и задумался.

— Да, шкипер, на мелочи вы не размениваетесь. Тогда… Я знаю только одного такого. Это капитан Пейро.

Магистр кивнул, он пришёл к тому же выводу.

— Чтобы не возникло лишних подозрений и слухов, если я приглашу его к себе для приватного разговора. Передайте капитану Пейро мою просьбу. И если он согласится, в полночь ждите меня на краю площади перед сокровищницей.

Ровно к двенадцати часам Ислуин и Рэган подошли к площади. Люди продолжали работать, даже при свете факелов — магические светильники рядом с сокровищницей не работали. Оба бадахосца уже ждали. Увидев адмирала и его помощника тут же подошли. Магистр молча кивнул, бросил в воздух пригоршню светящейся пыли, которая тут же окружила всех четверых чёрным повисшим без опоры обручем.

— Это Круг теней. Пока мы внутри, нас не заметят. Постарайтесь за него не выходить.

И двинулся вперёд, остальные за ним, аккуратно переступая из одной тени в другую. Около входа пришлось ненадолго подождать. Сами ворота были достаточно широкими, чтобы пройти мимо, не задевая ни уходящую внутрь цепочку людей, ни тех, кто на крыльце брал очередное сокровище и нёс через площадь, где всё тут же упаковывали на одну из телег обоза. Но именно когда Ислуин с товарищами подошли, из сокровищницы выскочила очередная измотанная смена, а другая команда побежала внутрь.

В залах сокровищницы царила та же сосредоточенная деловая суета, люди цепочкой передавали предметы наружу. В ярком свете залов чёрный обруч отливал тёмным бархатом, но по-прежнему скрывал присутствие посторонних. Незамеченные, они прошли пустые комнаты из под золота и драгоценностей, затем пришлось осторожно пробираться через ещё полные сокровищ Фиолетовый, Синий и Голубой залы. Комната с выкрашенными в зелёный цвет стенами была тупиковой. Но стоило Ислуину подойти к дальней стене и коснуться изумрудом в браслете, как перед ним мгновенно появился проход дальше. Бласко и Пейро удивлённо переглянулись: они лично обследовали зал и ничего не видели. Да и работающие люди по-прежнему ничего не замечали.

Дальше пошли Жёлтый и Красный залы. При виде хранившихся здесь артефактов Бласко и Пейро опять переглянулись, но промолчали. Если командир по каким-то причинам не хочет эти залы открывать — его право. Добыча в остальной сокровищнице и так превзошла самые смелые мечты. Так что на взгляд бадахосцев за помощь адмирал со своими людьми расплатился честь по чести.

Красный зал опять заканчивался тупиком. Точнее замурованной дверью: крыльцо, колонны, а между колоннами глухая стена. Стоило подойти и коснуться изумрудом сначала одной колонны, а потом другой, как обе замерцали зелёным светом, и стена исчезла.

С другой стороны прохода была огромная пещера, освещённая сплошь жёлтыми, красноватыми и коричневыми тонами. Края полусферы терялись в дымке, но даже навскидку размером она была не меньше двух-трёх километров. Все кроме Ислуина обменялись удивлёнными взглядами: дворцовый холм, под которым располагалась сокровищница, был куда меньше и ниже. Пещера была заполнена лесом. Дыбы, берёзы, липы, грабы, кедры, ели, разнообразные тропические растения. Под ними такое же разнообразие трав и кустарников. В центре пещеры гордо поднимался над соседями огромный ясень. Вот только их неведомый творец словно имел две краски — коричневую и белую, потому все растения были раскрашены только в эти цвета и их оттенки. Пейро попытался оторвать листок от ближайшего куста и не смог: такой он был твёрдый и прочный. Но при этом все растения были живыми, а не имитациями.

Ислуин прокомментировал:

— Не получится, всё здесь соткано из камня. Это место называется Корень Ясных Владык. Нам туда, — он показал на ясень.

От подножия дерево казалось ещё больше и величественней. Но времен любоваться здешними чудесами не было. Магистр превратил браслет обратно в венец и дал указания.

— Рэган, обопритесь спиной на дерево. Пейро, Бласко, встаньте по бокам от него. На мои вопросы отвечать: «Да», хотя вы и не поймёте смысла.

Как только все заняли свои места, Ислуин заговорил. Древний язык давно был мёртвым наречием, даже сам магистр, хоть и точно знал от своих наставников смысл каждой фразы, перевести значение того или иного слова не мог. Но это и не требовалось. Дважды Ислуин спрашивал Рэгана, готов ли он взять на себя ответственность за судьбы Великого Леса. Потом спросил людей, согласны ли они быть опорой, мечом и щитом Ясных Владык. Как только Бласко и Пейро согласились, голову принца украсил обруч. Изумруд ярко вспыхнул зелёным светом.

Всё четверо тут же почувствовали, как на них навалилась воля венца — и столкнулась с железной волей Рэгана. Принц сражался холодно, умело, расчётливо опираясь на волю и силу своих помощников. Венец сдался быстро, изумруд погас.

Ислуин преклонил колено и громко торжественно произнёс:

— Да здравствует Ясный Владыка Рэган!

Вслед за ним то же самое сделали люди:

— Да здравствует Ясный Владыка Рэган!

Затем все встали, и магистр уже обычным голосом подвёл итог.

— Вот на этом и всё. Просто и быстро.

Пейро в ответ усмехнулся и покрутил в воздухе рукой.

— Зато остальное не просто. Я так понимаю, эльфы возвращаются, и не только на побережье.

Рэган и Ислуин кивнули. Глаза капитана Пейро засверкали.

— Ух, что будет с нашим Торговым советом. Дожи уже мечтают, что Империя разгромит орков, но обессилит, и Великий Лес отойдёт к ним. Но с Высокорождёнными никто ссориться не рискнёт. А вот торговля…

Рэган в ответ тоже усмехнулся уголком рта.

— Вы, мастер Пейро, теперь один из моих советников. Я конечно не предлагаю вам менять подданство… Всего лишь на первое время стать нашим эксклюзивным торговым представителем на Архипелаге.

— Обсудите на обратной дороге, — остановил их магистр. Про себя же мысленно посочувствовал дожам Торгового совета. Судя по загоревшемуся взгляду Пейро и с поддержкой самого Ясного Владыки амбиции капитана одним местом в парламенте теперь не ограничатся. — Сейчас пора. Ломайте барьер.

— Вы уверены?

— Да, — подтвердил Ислуин. — Именно сейчас, сразу после коронации, вы сможете это сделать. Не дожидаясь, пока он рухнет сам. До зимы ещё несколько месяцев, успеете подготовиться. Зато мы полностью исключим из цепи снабжения орков Центральный удел. Тогда, если зимой Доннаха всё-таки сумеет снять осаду с Бархеда, следующей весной можно попробовать загнать армию вторжения в котёл на имперских границах и вообще закончить войну.

— Хорошо, — кивнул Рэган.

И тут же все почувствовали, как Ясный Владыка потянулся невидимыми пальцами силы к мутной полупрозрачной плёнке, укрывавшей земли Западного удела. На ощупь она казалась тканью, также проминалась в месте, где её коснёшься. Наконец поддалась. Рэган сдернул покров, смял в шар и бросил на восточную границу Центрального удела. От удара комок раскололся на сотни осколков. Ислуин почувствовал, как радостно затрепетал в ответ Остров Драконов, воплощение стихии Жизни. Там, где падал кусочек Барьера, время для Великого Леса ускорялось, изнасилованная природа брала своё. Города и пустоши на месте лесов, вырубленных под постройки и заводы, мгновенно покрывались пущами столетними деревьев: мощные стволы ломали и крушили стены и камень дорог, реки смывали запруды, расплодившиеся звери врывались на улицы и нападали на орков…

Как только Киарнат покинул последний человек, город накрыл прозрачный купол полога, который в ближайшую сотню лет сможет снять только лично Ясный Владыка. Любого другого сожжёт молния, ведь купол Рэган запитал от подземной пещеры. Ислуин злорадно посмеивался, представляя, сколько шаманов погибнет, прежде чем орки сообразят, что преграда им не по зубам. Рэган молчал, мыслями он уже был дома, готовил страну к первой за несколько столетий зимовке.

В Лангрео магистр возвращался без Рэгана: Ясный Владыка уговорил ярла Ойви и его людей задержаться на пару недель, пока береговые укрепления не займут отряды эльфов. Экипажи кораблей флотилии были веселы, на своего адмирала смотрели с обожанием. Магистр в ответ шутил, принимал здравицы, на вопросы о будущих планах загадочно отмалчивался. Сам же с беспокойством думал, чем нынешняя история закончится для него лично. Ведь он за последние несколько лет коснулся сразу нескольких воплощений стихий: Воды, Огня, Земли и Жизни. И каждое место оставило на нём свой отпечаток. Даром такое ни для кого не пройдёт.

 

 

  • Вещий сон / Ангел во сне / Швыдкий Валерий Викторович
  • Глава 7 / 14 минут / Дикий меланхолик
  • Путь - Фифика Радость / Верю, что все женщины прекрасны... / Хоба Чебураховна
  • Я тронул её за колено... (Власов Сергей) / Лонгмоб "Смех продлевает жизнь-2" / товарищъ Суховъ
  • Тёмно-синий вальс / Немножко улыбки-2 / Армант, Илинар
  • Картинки на выбор / По закону коварного случая / Арт-Студио "Пати"
  • 1000 Мотыльков / Сергей Понимаш
  • Наблюдатель / В ста словах / StranniK9000
  • Афоризм 276. Последствие. / Фурсин Олег
  • Счастливого Рождества, дорогая! / Зима Ольга
  • Возвращаясь в Царское Село / N. N. NoName

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль