Глава 10. Руны и числа

0.00
 
Глава 10. Руны и числа

Нежданно, негаданно появившийся Матвей пришелся очень кстати. Девочкам он нравился, и пока Игорь звонил Марку, а я разбирала бардак в детской спальне, Матвей приводил девочек в чувство.

Уж не знаю, как, ведь он был немым, но из гостиной доносился их смех, и мне оставалось лишь надеяться, что жесты его были приличными.

Стекло я поправила в первую очередь, чтобы смрад ладана и розмарина не проникал в дом с улицы. Телескоп, с которым весь вечер возился Игорь, и который я, видимо, зацепила, когда выпрыгивала в окно, валялся на полу, как символ разбившихся надежд на спокойную жизнь.

Я присела на корточки и взяла телескоп в руку. Под моим задумчивым взглядом он начал вращаться, как маятник, пуская блики по всей комнате.

— Марк сейчас будет, — сказал Игорь, тихо вошедший в комнату.

— Хорошо, — ответила я, поднимаясь. Телескоп взвился вверх и лег на подставку целым и невредимым, кроме одного маленького кусочка, который я незаметно спрятала в карман.

Я обернулась и посмотрела на Игоря. Лицо его выглядело спокойным, но разноцветные глаза были похожи на пробудившийся вулкан, готовый в любой момент разразиться огнем.

Я и сама была на грани: одно дело мы, другое дело — дети. Попадись мне тот вонючий извращенец, который так любил подглядывать, порвала бы ему глотку.

Игорь протянул мне руки, и я взялась за них, как за спасительные тросы. Сначала нужно было разобраться, что к чему, а уж потом рвать глотки.

Мы спустились вниз, как раз вовремя. Марк, хоть и брезгливо, но пожимал грязную руку Матвея, которой тот перед этим почесал не менее грязную шевелюру.

Я обняла Матвея, стараясь не думать про блох, возможно, обитавших на нем. Это была бы, пожалуй, наименьшая сейчас проблема. Игорь тоже не стал вредничать по поводу занесенной в дом грязи и, дружелюбно пожав ему руку, гостеприимно предложил выпить.

— Тоже не откажусь, — подал голос Марк, пребывавший в мрачном нетерпении.

— Кому-то пора спать, — раздавая стаканы, сказал Игорь девочкам, не отлеплявшимся от Матвея. — Если не хотите спать в своей комнате, ложитесь в нашей. У нас с мамой, — он скосил глаза на Марка, нетерпеливо переминавшегося с ноги на ногу, и уже осушившего свой стакан, — судя по всему, ночь будет длинной.

— Мы хотим остаться, — прописчала Вера. Аня согласно закивала. — Нас это тоже касается.

— Юная леди, — строго начал Игорь, — вас...

— Она его слышала, — перебила Вера, кивнув на Аню. — Правда, ведь?

— Кого ты слышала, милая? — нахмурившись, спросил Игорь у Ани. — Тот голос? — Он вопросительно посмотрел на меня, и я отрицательно покачала головой. Странно, что я ничего не слышала.

— Он звал маму, — тихо ответила Аня. — Как тогда в школе.

— Он что-нибудь еще сказал? — нахмурившись еще сильнее, спросил Игорь.

— Сказал, — кивнула она. — Он близко.

По лицам присутствующих прокатилась зловещая волна. Игорь посмотрел на меня, беззвучно спрашивая "что делать?".

Я оценивающе посмотрела на девочек. Они, конечно, были правы в том, что их это тоже касалось, но как мать, я должна была их оберегать, поэтому позволить им остаться я не могла.

— Какие мы сегодня грозные и воинственные, — сказала я, подходя к ним. Девочки заулыбались, думая, что я разрешаю им остаться, и радостно поспешили меня обнять. — Вот так, мои хорошие. — Глаза их закрылись, и маленькие тельца обмякли в моих объятиях. Какие же они у нас были худенькие.

Мы с Игорем по очереди поцеловали наших спящих принцесс, и они уплыли наверх в нашу спальню, где сейчас им было лучше всего.

— Будут свои дети, тогда и будешь решать, применять к ним магию или нет, — буркнула я в ответ на осуждающий взгляд Марка.

— Матвей, — обратился Игорь к грязному гиганту, со скучающим видом, сидевшему с пустым стаканом на диване, — не пойми меня не правильно, тебе здесь всегда рады, но что ты тут делаешь?

Матвей оживился и, подняв грязный указательный палец вверх в знак того, что он вспомнил, зачем же он действительно он явился, достал из кармана драных джинс бумагу и протянул мне.

Почерк Сережи я узнала сразу, и с до боли стучащим об грудную клетку сердцем, развернула ее. Пробежав глазами послание, я немного вздохнула с облегчением.

— С Сережей все в порядке, — успокоила я Игоря и Марка, укоризненно посмотрев на Матвея, только и пожавшего плечами. Видел же, как я испугалась, и не мог сразу подать знак, что с ним все хорошо.

В Сосновке произошло несколько странных смертей. Сережа писал, что некоторые из них были ведьмами и очень сильными, от того он и был взволнован их смертью, особенно когда выяснил, что причиной было обескровливание. Тратить время на звонки было не в его стиле, поэтому он сразу отправил к нам Матвея с посланием.

Из письма было понятно, что его обеспокоила не столько смерть, а ее причина, не особо свойственная ведьмам, но вот чего не было понятно, так это почему он сразу подумал обо мне, да еще и прислал тяжелую артиллерию.

— Что там? — напряженным голосом спросил Игорь, наблюдавший, как меняется мой эмоциональный фон, а меняться ему было от чего.

— Смерти от обескровливания, — ответил вместо меня Марк.

Мы втроем удивленно посмотрели на него.

— А ты откуда знаешь? — спросил Игорь, забирая у меня письмо крестного.

Марк взмахнул рукой, и перед нами появилась карта с десятками тремя красных точек.

— Такие же смерти произошли не только в Сосновке. Я покопал немного, и нашел еще много похожих случаев, — ответил он, указывая на карту.

— Так красные точки это они? — спросила я, разглядывая карту. Внутри начинало шевелиться дурное предчувствие.

— Да. Все жертвы были обескровлены, но не все были ведьмами.

— С чего ты так решил? — спросил Игорь.

— Да хотя бы с того, что те двое, что были убиты в подъезде ищейки, таковыми не были сто процентов. К тому же, не все жертвы вписываются в схему.

— Какую схему? — одновременно спросили мы с Игорем.

Марк подошел ближе к карте и тронул пальцем одну из красных точек. Она засветилась, и от нее поползла красная полоска. Мы с Игорем и Матвеем, вставшим с дивана, заворожено следили за тем, как она набирала точки, как бусы на нить, пока не замкнулась в той точке, с которой начала, образовав, таким образом, круг. Точки же, которые остались, находились внутри его.

Матвей вопросительно ткнул пальцем в карту. Мы с Игорем тоже непонимающе переглянулись. Марк, ожидавший немного другого эффекта, разочарованно закатил глаза.

— Товарищи, учите матчасть! — Точки, через которые проходил круг, снова засветились и поползли от круга к его центру. — Так понятнее?

— Это бинду, — сказала я. Марк удовлетворенно кивнул.

— Чего? — не понял Игорь. Матвей тоже растерянно развел руками.

— Бинду, — повторила я. — Точка в круге.

— Нина, мы видим, что это точка в круге. Что это значит?

— Это оккультный символ. Я изучала такие еще до тебя, — ответила я, хмуро потирая виски. — Конкретно этот символ означает исток человеческой индивидуальности и начало первой дуальности, а так же завершенность и совершенство.

— И еще символ появления любой силы, — добавил Марк.

— Оккультизм? — с сомнением произнес Игорь. — Слабовато как-то, не находишь?

— Сначала я тоже так подумал, — ответил Марк. — Бинду широко применялся в оккультной практике и масонстве, и любой псих мог взять его за основу, но из тридцати одной жертвы, двадцать две были ведьмами. Именно на них и построен круг. Точка же в круге — номер двадцать три.

Игорь фыркнул, с еще большим сомнением посмотрев на круг. Матвей же вопросительно посмотрел на меня.

— Число двадцать три тоже из оккультизма, — объяснила я. — Обозначает тайное общество. Считается обозначением числа антихриста.

— И на это я тоже подумал, что как-то все картинно выглядит, — сказал Марк, — но мне удалось раздобыть фотографии с мест убийств. Думаю, что никто из вас не будет отрицать, что это были именно убийства? — Мы втроем отрицательно покачали головами.

— А теперь смотрите. — Марк достал из кармана кожаной куртки несколько смятых распечаток. — Сам я тоже не сразу их заметил, но лучше поздно, чем никогда.

Матвей, долго сопевший над черно-белыми распечатками фотографий, сдался быстро. Мы же с Игорем, сразу заметив то, о чем говорил Марк, с тревогой переглянулись.

— Не слабо, да? — мрачно усмехнулся Марк, скрестив руки на груди.

На черно-белых распечатках естественно первым бросалось в глаза тело, но если было присмотреться, то на каждом теле или же рядом с ним имелись довольно-таки четко нарисованные руны.

— Это не славянские руны, — изучив фотографии, сказал Игорь.

— Нет, это руны скандинавского старшего футарка. И вот, что странно, — Марк коснулся пальцем круга на карте, и напротив каждой светящейся точки появились изображения рун, — первая руна в алфавите это Феху, но первое убийство ведьмы было отмечено руной Дагаз, а она в алфавите двадцать четвертая, то есть последняя. Второе убийство уже было отмечено Феху и далее уже по порядку.

— Но здесь только двадцать две руны, — заметила я, — по одной на каждую убитую ведьму. В алфавите всего двадцать четыре руны, значит, остались еще две. Еще два убийства? Что-то не сходиться. Двадцать четыре руны противоречат магическому числу двадцать три.

— Не обязательно, — возразил Игорь, подходя к карте. — Покажи-ка другие убийства. — Еще девять точек, только светящихся синим, появились на карте. В круг или в точку в его центре они не попадали, и на первый взгляд казались хаотично разбросанными. — Когда именно произошли все убийства?

— Я понял, что ты хочешь сделать, — с энтузиазмом ответил Марк, колдуя над своей картой.

— Ага, вижу, — задумчиво произнес Игорь, рассматривая обновленную карту. — Первое убийство датировано июлем, а последнее совсем свежее.

Они пустились в обсуждения хронологии, пытаясь усмотреть в ней какую-нибудь закономерность и сопоставить даты с днями, подходящими с магической точки зрения для различных манипуляций. Матвей, отставший еще на фотографиях, видимо решил забить, и тихо похрапывал на диване.

Я же задумалась над географией. Последнее убийство произошло у нас в области, как и большинство других, но вот начало они взяли в Мурманской области.

Мысленно сделав себе пометку о том, чтобы выяснить все, что можно про нее, я снова вернулась к несостыковкам рунического алфавита с бинду.

Если убийства носили ритуальный характер, то, исходя из круга с точкой в центре и оккультного числа двадцать три, можно было предположить, что для его завершения нужно было убить еще одну ведьму, которая была бы, как и предыдущие, отмечена руной, и тогда оставалась еще одна руна, явно лишняя.

Но, если было не зацикливаться на круге и числе двадцать три, а посмотреть на круг, как на что-то промежуточное, то тогда оставшаяся руна была как раз не лишней. И, если бы я наносила две оставшиеся руны на карту, то одна из них была бы конечной точкой в центре круга, а вторая, которая вроде как была лишней, была бы отправной точкой.

Я достала телефон и задала в поиске скандинавские руны, чтобы выяснить, какие же руны остались не использованными.

— Вот черт! — вырвалось у меня. Сердце с такой силой ударилось о грудную клетку, что я невольно схватилась за грудь. Этого просто не могло быть!

— Нина, что такое? — Игорь, ощутив взрывной прилив моих эмоций, взволновано взял меня за плечи.

— Ах, ты ж скотина! — хрипло произнесла я, в упор глядя на Марка. Он опустил глаза, и на щеках его напряженно заходили желваки. — Знал ведь, но молчал. Думал, я не замечу? — Игорь нахмурился и вопросительно посмотрел на Марка, а потом на меня. — Скажи ему!

Марк поднял глаза и, встретившись с хмурым взглядом Игоря, глухо ответил:

— На карте не хватает двух рун.

— Я знаю, — ответил Игорь, и тень еще большей тревоги скользнула по его лицу.

— Первая — это руна Ингуз.

— А вторая? — Марк с горечью посмотрел на меня, и вновь потупил взгляд.

— Одал, — хрипло ответила я, и в воздухе зеленым пламенем вспыхнул ромб с двумя удлиненными сторонами, похожий на человечка с ножками.

Руна эта была до боли знакома. Внутри ромба разве что не хватало гравировки цветка — символа Ордена Белой лилии.

  • Армаггеддон / Амди Александр
  • Земля без радости. Отрицательная сторона. (Связи с Низэтримом нет) / Вольфгерт Владислав
  • Глава 4. Кот ученый / По Следам Сказок / Писаренко Алена
  • Случай будничным утром в английской церкви на краю города / Человек-человек
  • Ждём  (svetulja2010) / Лонгмоб "Истории под новогодней ёлкой" / Капелька
  • Без названия / Помешательство / Магура Цукерман
  • Придорожный / В ста словах / StranniK9000
  • *Про друзей* / О том что нас разбудит на рассвете... / Soul Anna
  • Пленник свободы - Ротгар Вьяшьсу / "Жизнь - движение" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Эл Лекс
  • Письма на листьях чая / Жанна / Гарманова Мария
  • "Голиаф" / Межпланетники / Герина Анна

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль