Глава 4

0.00
 
Глава 4

Теплое солнце ярко светило высоко над головой в голубом небе, местами покрытом легкими перистыми облаками. Бесконечные поля сменились редким березовым лесом с густым подлеском из тонкоствольных осин. Вокруг Эмили и ее лошади то и дело проносились крупные мухи, но ни одна не села ни на животное, ни на девушку. Как объяснил Хаймэ до того, как они с Эмили успели поругаться, от гнуса их оберегали рунные амулеты, развешанные вдоль узды. Сейчас парень ехал далеко впереди, даже и не думая оборачиваться и проверять следуют ли за ним его спутники.

Эмили вздохнула, глядя на его прямую спину. Было бы из-за чего обижаться на нее. Она просто спросила у него, откуда он столько много знает о планах Мора. Хаймэ же в очередной раз ушел от ответа. А когда девушка сказала, что это выглядит слишком подозрительно, он вдруг вспылил и сказал, что проводит их до Доны, пограничного города Озерены, а потом оставит, раз уж им так опасливо находиться рядом с ним.

— Эмми, мы и без него сможем добраться, — Роки удивительным образом уловил ход ее мыслей.

— Возможно, но с ним нам будет проще.

— Я ему не доверяю, — буркнул Роки, недовольно поджимая хвост.

— Мне тоже не нравится, что он не говорит всей правды, но ведь и мы тоже не раскрываем всех наших секретов.

— У меня нет от тебя секретов! — возмущенно воскликнул амагу и пристально уставился на смутившуюся девушку. — А у тебя?

— Я даже не знаю. По крайней мере, до сих пор я ничего не скрывала от тебя.

— Вот видишь.

— Но его тоже можно понять. Мы ведь совсем чужие люди.

— Заметь, он сам предложил нам помощь.

— И я ему благодарна, — резко перебила его девушка. Роки недовольно прижал уши к голове. — Я не знаю этого мира. Но ведь и ты тоже…

— С чего решила?

— Ну, ты ведь еще щенок, — Эмили неуверенно высказала свою первоначальную догадку.

— Не совсем, — оскалился клыкастой пастью Роки. — Скоро мне исполнится год. К этому времени я вырасту в полноценного амагу и смогу жить самостоятельно.

— А разве ты сейчас не этим занимаешься? — усмехнулась девушка, заметив, как он приосанился.

— Вообще-то да. Но если бы я был дома, то сейчас бы жил в логове, под присмотром мамы. И только когда бы мне исполнился год, она допустила б меня к самостоятельной охоте.

— Подожди, — Эмили ошарашено опустила глаза. — Ты еще не вырос?

— Нет, — засмеялся Роки. — Амагу ростом с людей.

— Да ладно! — Эмили задохнулась, представив себе, как рядом с ней идет огромная туша, вооруженная смертельно опасными клыками и когтями. Роки гордо вскинул голову. — Не удивительно, почему люди вас боятся.

— Ну, — замялся он, поджимая хвост, — не совсем по этому.

Эмили вопросительно подняла бровь. Роки тяжело вздохнул и тряхнул головой.

— Я не знаю всей истории. Меня похитили раньше, чем закончилось мое обучение. Но Стражи прошлого рассказывали, что давным-давно, около пятисот лет назад, случилась страшная катастрофа, которая лишила нашу расу воспоминаний о том, что было раньше. Амагу оказались разбросаны по миру. Лишенные памяти, рассудка, стаи, они клыками и когтями пробивали себе дорогу на север. Туда, куда звала их кровь и вела Луна. Много лет спустя наша раса восстановилась, но люди, да и другие расы в мире, уже ненавидели амагу. Несколько поколений амагу отчаянно защищали границы своих территорий, пока остальной мир не понял, что лучше оставить нас в покое. Прошло много веков, но старая ненависть не забылась.

— Да уж, — Эмили сочувствующе посмотрела на Роки. Ему, наверное, невыносимо тяжело вдали от дома, особенно, когда все вокруг ненавидят его вид. Хотя ей он нравился. Добрый и отзывчивый, он мгновенно расположил к себе и стал ее другом. Крупный и пушистый, его так и хотелось гладить, но девушка все никак не могла решиться. Поэтому после их знакомства, она так ни разу и не прикоснулась к нему, боясь, что может оскорбить. Но руки чесались, и очень. Она едва заметно улыбнулась своим мыслям и искоса посмотрела на амагу, уверено бегущего рысью рядом с ее лошадью. Густая шерсть лоснилась в лучах солнца, длинные кисточки ушей развевались на ветру, мягкие лапы оставляли едва различимые в дорожной пыли следы.

Мимо них снова проехала группа всадников, но на этот раз они задержались чуть впереди. Трое мужчин о чем-то быстро переговорили, и один из них чуть отъехал вперед, а другой под прикрытием товарища достал арбалет?

Эмили похолодела. Роки оскалился, чуя опасность, и выпустил когти. И тут тяжелый болт воткнулся в землю в паре шагов от него. Лошадь, напуганная не меньше девушки, захрипела и сделала пару шагов назад. Эмили до боли в ладонях сжала поводья и бросила мимолетный взгляд на нападавших. Мужчина заправил уже следующий болт и снова вскидывал арбалет.

— Роки, в лес! — сквозь зубы шикнула Эмили, и амагу неестественно крупными зигзагообразными скачками скрылся в густом подлеске.

Стальной наконечник пронзил место, где только что был Роки, оставляя борозду в сухой земле. Раздалась досадливая брань, и мужчины споро подъехали к девушке, пытающейся успокоить нервно гарцующую на месте лошадь.

— Красавица, с тобой все в порядке? — жадно пожирая ее глазами, спросил бородатый мужчина. Его буроволосый друг подъехал ближе и взял ее лошадь под уздцы, подтягивая ее морду вперед, тем самым заставив сделать шаг и успокоиться.

— Все и было хорошо, — холодно ответила Эмили, лихорадочно соображая, что же теперь делать. Сердце бешено колотилось в груди, а выхода из ситуации она не видела. Но главное другое — Роки в безопасности. Она почему-то была уверена в этом, хоть ей самой и грозила опасность.

— Если бы мы вовремя не заметили эту тварь, она бы растерзала тебя, — противно засмеялся бородатый и направил своего коня на противоположную обочину, куда следом буроволосый потянул и лошадь Эмили. От вариантов развития событий становилось тошно.

— Солнце клонится к закату, а такая хрупкая девушка одна на тракте? — к ним подъехал третий, крепкий мужчина, напомнивший Эмили лесоруба. Его дружки дружно хмыкнули и спешились. Бородатый подошел к девушке, и она испуганно подтянула ногу.

— А она не одна, — раздался сзади жесткий голос, и ему вторил шорох вынимаемой стали из ножен.

Хаймэ! Он вернулся за ней. Не бросил! Сердце Эмили забилось уже не от страха, а от чего-то другого, более волнительного.

— Ехал бы ты отсюда, парень, — с угрозой в голосе предупредил «лесоруб».

— Предлагаю вам сделать то же самое, — Хаймэ был спокоен. В его глазах отражалась такая надменность, что казалось, будто он смотрит не на троих вооруженных мужчин, а на дворовых псов.

— Последний раз предупреждаю, парень, — «лесоруб» вынул из ножен короткий меч.

Но не успел он и глазом моргнуть, как парень пришпорил коня, и стремительно приблизился к нему, на ходу вычерчивая руну. Кончик его указательного пальца вспыхнул огнем, и парень буквально вдавил его в лоб не успевшего среагировать мужчины. На его лице вспыхнула, впитываясь в кожу огненно-красная руна, и «лесоруб» заорал нечеловеческим голосом и свалился с коня, катаясь по земле и зажимая ладонями выгорающие глаза.

Его дружки тут же подобрались, и буроволосый вскинул арбалет. Раздался щелчок, и тяжелый болт со свистом пролетел в паре сантиметров от лица Хаймэ. Парень, словно, не заметил его, сближаясь со стрелком и вонзая кинжал ему в грудь по самую рукоять. Мужчина захрипел, и обмяк в седле.

Оставшийся в живых бородач взмахнул коротким мечом и неожиданно развернул коня, попытавшись скрыться. Со стороны дороги ему наперерез бросилась черная молния, и белоснежные клыки впились в горло коня, с хрустом ломая трахею. Животное упало на землю и в судорогах забилось, подминая под собой орущего человека. Хаймэ сложил очередную руну, заставляя того замолчать навечно.

Эмили с ужасом взирала на бойню. Все произошло настолько быстро, что она даже не успела опомниться, чтобы вмешаться. А может оно и к лучшему… Кто знает, чем бы все закончилось, если бы она влезла со своими «Давайте жить дружно».

— Эмили, ты цела? — Хаймэ озабоченно заглянул в ее побледневшее лицо.

Девушка едва заметно кивнула, не сводя широко раскрытых глаз с трех трупов. В прошлый раз тела растерзанных тварей не воспринимались ею, как настоящие, в отличие от этих. Она, конечно, видела трупы в кино и играх. Но чтобы в живую… Да еще и в лужах горячей крови. Зрелище не просто вселяло ужас, оно еще и вызывало неконтролируемую тошноту, очень быстро подкатывающую к горлу.

— Роки! Какого черта ты ее бросил? — парень вдруг заорал на амагу, обнюхивающего задавленного бородача. Он вскинул оскаленную морду и прижал уши к голове, утробно рыча.

— Понятия не имею. Я услышал ее приказ и сработал инстинкт.

— Какой еще инстинкт? — накинулся на него Хаймэ. — Ты знаешь, что они бы с ней сделали?

— Они чуть не убили его! — вступилась за амагу девушка, частично приходя в себя.

— Это не оправдание.

Хаймэ грубо схватил поводья, буквально вырвав их из трясущихся рук Эмили, и приторочил к своему седлу. Пришпорив коня, он постепенно вывел его на галоп, поскорее покидая место схватки. Роки бежал следом, и девушка то и дело оглядывалась на него, боясь, что он отстанет, но амагу ни разу не сбросил заданного темпа и не выказывал признаков усталости.

На закате, Хаймэ въехал в лес и двигался до тех пор, пока тракт не скрылся из виду, а впереди не раздалось журчание ручья. Остановившись в нескольких метрах от воды, он спешился и принялся расседлывать своего коня. Не дождавшись от него помощи, Эмили попыталась слезть самостоятельно. Наклонившись к шее лошади, она схватилась за седло и осторожно перекинула ногу, а остальное доделала сила тяжести, и девушка с облегчением почувствовала твердую почву под ногами. Торжествующе обернувшись к парню, Эмили с удовольствием отметила, что Хаймэ внимательно следил за ней, но, заметив ее движение, тут же отвернулся.

— В серой сумке есть котелок. Сходи, набери воды, — не оборачиваясь, угрюмо приказал он.

Эмили не понравился его тон, но решив не спорить, она достала чугунную посуду литра на два и направилась к берегу. Присев у ручья, она опустила в него руки и блаженно зажмурила глаза. Прохладная вода успокаивала и дарила умиротворение. Вскинув ладони к лицу, девушка умылась и, набрав полный котелок, вернулась в лагерь.

— Я за хворостом, — Хаймэ окинул Эмили пронзительным взглядом с головы до ног, заставив ее невольно поежиться. — Одеяла в свертках — расстели. Хлеб, сыр и вареные яйца в плетеной сумке. Подготовь. Я быстро.

Он скрылся в лесу, освещенном обманчивыми закатными лучами, и Эмили раздраженно сжала кулаки. Почему он так с ней разговаривает? Она разве виновата, что те мужики к ней привязались?

Роки, лежащий в траве и отдыхающий после долгого бега, заинтересованно поднял голову и принюхался. Эмми снова злилась, причем на этот раз так сильно, что, казалось, она вот-вот вспыхнет. Амагу опустил уши и мысленно усмехнулся. Он уже привык, что каким-то образом улавливает ее настроения. Причем не всегда дело было в обонянии. Сам не понимая как, он знал о ее внутренних переживаниях, даже когда, Эмми пыталась их скрыть. Например, когда Хаймэ подходил слишком близко, или когда его не было рядом слишком долго, или когда она вспоминала что-то из прошлого, что причиняло ей нестерпимую боль.

— Эмми, — тихо рыкнул Роки, желая поддержать ее. — Я думаю, Хаймэ просто переволновался за тебя. А так он пытается убедить себя в обратном.

Девушка задумчиво посмотрела на амагу и вдруг горько усмехнулась. Ее губы искривились, выражая всю боль яркого воспоминания из ее прошлого, о котором он имел неосторожность напомнить. Но что он сказал не так?

Роки встал и подошел к ней. Эмили печально улыбнулась и собиралась, было, отвернуться, когда он сделал то, чего никак от себя не ожидал. Он уткнулся мокрым носом ей в ладонь и, слегка наклонив голову на бок, провел щекой по ее пальцам. Девушка удивленно вскинула брови и присела рядом с ним. Их взгляды встретились, и он почувствовал, как на ее сердце потеплело. Но тут на самом дне души всплыло воспоминание о сегодняшнем дне, и ее глаза наполнились слезами. Роки подался вперед, и девушка обхватила руками его шею, зарылась лицом в густую шерсть и расплакалась, вымещая всю боль и страх, накопившиеся за это время.

— Спасибо, Роки, — прошептала Эмили, когда неконтролируемая вспышка слабости прошла, и дорожки от слез на щеках высохли. Она была безмерно благодарна ему за поддержку. Внутренний голос, обычно забывающий о своих обязательствах, вдруг подсказал, что она всегда сможет доверять ему, что он никогда не предаст ее.

— Где-то в сумках жареное мясо, — смущенный Роки отстранился и принюхался к багажу, лежащему поодаль. Он снова почуял ее мысли, почувствовал, что она доверяет ему. Он знал, что никогда не сможет предать ее.

Эмили улыбнулась и встала, протирая покрасневшие глаза. Проинспектировав сумки, девушка обнаружила запеченную птицу, несколько булок хлеба и трехкилограммовый кругляш сыра. Не раздумывая, она отдала мясо амагу, который благодарно кивнул и, схватив его, унес на дальний край поляны.

Вскоре из леса показался Хаймэ с огромной охапкой хвороста. Быстро соорудив костер, он поставил котелок на огонь и, когда вода закипела, бросил туда полную горсть чего-то похожего на специи и травы. Достав несколько полос копченого мяса из другого мешочка, он добавил его к вареву и расслабился у костра, изредка медленно помешивая суп.

Девушка сидела рядом на коленях и зачарованно смотрела на огонь. Она и не помнила, когда в последний раз вот так наслаждалась прекрасной стихией. Конечно, в ее первую ночевку в лагере тоже был костер, но тогда ей было не до его красоты. Просто огонь. Просто тепло. Но сейчас все было иначе. Душа была опустошена недавними слезами, а уставшее тело, наконец, получило передышку.

Языки пламени плясали в диком танце, и свет от костра играл на лице и волосах девушки, отчего казалось, что она сама охвачена дикой стихией. Ее русые при свете дня кудри теперь были огненно-золотые, в изумрудных глазах дрожало отражение танцующего пламени. Хаймэ незаметно наблюдал за своей спутницей из-под опущенных ресниц. Он еще никогда не встречал столь прекрасной и в то же время странной девушки. Утонченная, она в то же время была дерзкая и ужасно неуклюжая в тех вещах, которые казались ему естественными. Наивная в отношении магии, она, тем не менее, была очень умна и замечала многие мелочи, на которые простые люди просто не обращали внимания. Ее редкая внешность привлекала мужчин, что в очередной раз подтвердилось сегодня на тракте. О чем она только думала, отправляя амагу в лес? И почему он послушался ее? Что-то было в ней такого, что привлекло этого опасного хищника. Его раса никогда не шла ни с кем на контакт, кроме аээри. Но Эмми точно не одна из них. Она даже к любой другой родственной расе не может принадлежать — слишком уж она человечна, что ли…

От котелка, наконец-то, повеяло невероятно вкусным ароматом, и Хаймэ вынырнул из своих размышлений, снимая его с огня. Он достал хлеб и покрошил в густое варево. Эмили приготовила три тарелки и две ложки. Парень усмехнулся, но, не возражая, поровну разлил ужин. Девушка забрала одну порцию и унесла к Роки, который отказался подходить к огню, развалившись под ветвями ракиты. Хаймэ проследил за ней взглядом и приступил к трапезе. Эмили вернулась и, нисколько его не стесняясь, забавно скрестила ноги перед собой. Он чуть не подавился, вызывающе поднимая бровь. Но она не заметила его красноречивого взгляда или, что вероятнее, проигнорировала, принюхиваясь к содержимому тарелки.

Запах был настолько изумительный, что Эмили прикрыла глаза от наслаждения. Поднеся ложку ко рту, она с восхищением замычала.

— Что это?

Суп на самом деле оказался жидким овощным рагу с тонкими полосками ароматного мяса. Удивительное сочетание сладкого и острого вкусов и копченостей явно понравилось девушке.

Хаймэ усмехнулся и наигранно поклонился.

— Это аээрийский суп в моем вольном исполнении.

— Это так здорово! Всю жизнь бы так питалась.

— Подожди, пока ты попадешь к ним в страну, — посмеялся Хаймэ. — Это так, самое простое и дешевое из того, что можно достать за пределами Эарэна.

Когда они закончили с трапезой, Хаймэ собрал грязную посуду и сам ушел к ручью. Эмили, сытая и уставшая, не успела положить голову на одеяло, как глаза сами закрылись, и она уснула. Сквозь сон, запахнувшись в плащ, она сжалась в клубок и повернулась спиной к огню. Роки встал и подошел к девушке, ложась рядом.

Хаймэ вернулся, когда они оба уже спали, поэтому он тоже лег на свое одеяло, но перед тем, как закрыть глаза, начертил в воздухе охранную руну. Если им будет угрожать опасность, он проснется раньше, чем злоумышленник успеет подойти достаточно близко.

С ракиты взлетел осторожный ворон.

Неясное чувство тревоги и отчаяния захлестнуло душу, и Эмили резко села, мгновенно сбрасывая остатки сна. Рядом поднял голову Роки и, навострив уши, принюхался к утренней сырости.

— Что случилось? — спросил Хаймэ, нарушая предрассветную тишину. Он широко зевнул и поднялся, разминая плечи. В отличие от них он был спокоен.

Эмили недоуменно пожала плечами и поежилась, закутываясь в плащ. Она ни за что не смогла бы объяснить, что заставило ее проснуться. Странное чувство беспокойства и отчаяния напомнило ей о Роки в день их встречи, но тут было и что-то еще.

Роки поднялся на все четыре лапы и внимательно посмотрел на девушку. Он почувствовал, что она ощутила зов, и это было очень странно — никто из людей не был способен на это. Но разбираться в этом не было времени. Он должен был бежать, пока не стало слишком поздно.

— Эмми, я должен идти, — он виновато опустил голову к самой земле и исподлобья посмотрел на нее.

— Куда? Мы с тобой, — заволновалась она.

— Нет, я должен идти один, — твердо ответил Роки и за пару скачков оказался у границы густого подлеска.

Сердце сжалось от обиды и страха, и Эмили почувствовала, как снова накатывают слезы. Роки обернулся и, прижав уши к голове, сверкнул янтарными глазами. Он, не сводя взгляда с девушки, одними губами сказал, что обязательно вернется, и скрылся среди молодых деревьев.

— Раз уж мы проснулись, то собираемся, — Хаймэ поправил застежки на плаще.

— Но Роки! Он же… ушел, — Эмили обернулась к парню и снова натолкнулась на напряженный колкий взгляд.

— Он нас догонит, — равнодушно пожал плечами Хаймэ и начал скатывать одеяло, на котором спал. — Амагу могут идти даже по недельному следу, так что не переживай. Тем более он знает, что с тракта мы не съедим, пока не приедем в Дону. Собирайся.

Девушка неуверенно кивнула и стала помогать со сборами, а потом кое-как самостоятельно влезла в седло и направила лошадь вслед за конем Хаймэ.

Над трактом висел туман, да такой густой, что не было видно ничего дальше пяти метров. Неясные стволы деревьев по обочинам сплетались в пугающие фигуры, играющие с воображением. Утренние птицы отказывались заводить свою привычную трель, поэтому вокруг царила звенящая тишина, нарушаемая только топотом копыт.

— Нужно, как можно быстрее, попасть в Дону, — Хаймэ теперь держался рядом с Эмили, буквально на расстоянии вытянутой руки. — Судя по туману, скоро зарядят дожди, а мне не хотелось бы застать их в дороге.

— Хаймэ, еще в деревне ты говорил, что скоро ударят морозы. У вас что, осень? — задала периодически мучающий ее вопрос Эмили.

— Да, — парень неожиданно тепло улыбнулся ей. — Здесь, в Озерене, через месяц-два выпадет снег. А поскольку мы едем на север, то для нас зима наступит куда быстрее. Амагу так вообще, живут в землях, где практически всегда дикий холод.

— Но по деревьям не скажешь, что скоро наступят холода, — задумчиво протянула Эмили.

— Через пару недель листья быстро пожелтеют, а за следующие две-три недели полностью опадут. Так что не переживай, природа знает свои обязанности.

Эмили фыркнула и замолчала. Хаймэ тоже не горел желанием продолжать светскую беседу, погрузившись в свои мысли. Они были в пути несколько часов, когда Эмили, наконец, решилась прояснить обстоятельства случившегося вчера.

— Хаймэ, а у вас тут все конфликты так решаются?

— Если ты о вчерашнем, то это был не конфликт, — холодно заявил парень. Его голос снова стал жестким, не терпящим возражений. — Они просто напали на тебя и твоего спутника.

— Но они-то думали, что Роки опасен…

— Да ладно, — язвительно усмехнулся парень. — Они догнали тебя из-за спины, а значит ехали позади какое-то время и видели, что он не собирается атаковать. Просто амагу стал бы хорошим трофеем, как и ты впрочем, — Хаймэ выразительно окинул ее взглядом, и Эмили, вспыхнув, отвернулась. — Возможно, в твоем мире дела обстоят иначе, но здесь ублюдков надо наказывать.

— Наказывать? Ты их убил!

— Да, — согласился Хаймэ, без капли сожаления в голосе. — Представь, если бы меня не было рядом, или на твоем месте оказалась бы другая беззащитная девочка. Как бы поступили они, когда наигрались бы? Отпустили бы? Да никогда! В человеческих землях изнасилование карается смертной казнью, поэтому оставлять в живых свидетелей или уж тем более жертву они не стали бы.

Эмили покачивалась в седле и осмысливала сказанное. Пусть она и была бесконечно благодарна Хаймэ за спасение, но его жестокость и хладнокровная самоуверенность повергали ее в шок. Она раз за разом проигрывала ситуацию в голове, думая, что можно было бы изменить, но каждый раз возвращалась к тому, что произошедшее было единственным выходом. И это ее пугало. Пугало, что она сама принимает убийство, как единственное решение в сложившихся обстоятельствах.

— Не бери в голову, — тихо произнес Хаймэ, касаясь ее ладони горячими пальцами. Эмили вздрогнула и подняла голову. Парень едва заметно улыбнулся одними уголками губ. — Скоро ты вернешься домой и сможешь забыть обо всем, так что не переживай понапрасну.

Эмили фыркнула и убрала руку, все еще ощущая его жар на своей коже. Легко сказать «не бери в голову». Тем более, что скоро он ее бросит, и она останется одна наедине с реалиями этого мира. Почему все ее бросают? Что с ней не так?

Хаймэ следил за лицом девушки и видел, как изменяется выражение ее глаз. Он видел, что она борется с переживаниями внутри себя, но ничем не мог ей помочь, поэтому сделал единственное, что пришло в голову.

— Как думаешь, галоп осилишь?

Эмили недоуменно посмотрела на него и пожала плечами. Парень улыбнулся и пришпорил своего коня. Лошадь девушки последовала за ним, и Эмили изо всех сил сжала в руках поводья.

 

***

 

Роки бежал по влажной траве вдоль берега ручья и то и дело принюхивался и прислушивался к застывшему в туманной дымке лесу. Тяжелый влажный воздух подавлял запахи, а отсутствие ветра только осложняло его поиски.

Ему было стыдно, что он оставил Эмили одну с Хаймэ. Но противиться зову он не мог. Его инстинкты вели его вперед, туда, где нуждался в помощи его собрат.

Перед самым рассветом тишину леса пронзила Песнь зова. Наполненная болью и страданием, она была последней молитвой Луне. Исполняющий ее умирал. Амагу видимо почуял его, Роки, поскольку никогда не стал бы так опрометчиво выдавать свое местоположение. Правда, слышать Песни могли только три расы, включая амагу. И Эмми. Видимо, поэтому она и вышла к нему тогда в городе. Ведь он тоже, отчаявшись в который раз после побега пел Богине, взирающей на него с черного небосвода.

Неожиданно запах усилился, и Роки остановился, прядая ушами и втягивая знакомый аромат. След вел к воде, и он, осторожно ступая, спустился к бурному потоку, срывающемуся вниз с небольшого уступа. Повинуясь инстинктам, Роки спрыгнул вниз и снова принюхался. За небольшим водопадом была пещера, и он едва слышно обошел стену воды и заглянул внутрь. В небольшом углублении у дальней стены лежал светло-серый амагу.

— Ну, здравствуй, щенок, — старик, что спас его от чародея, прошамкал покореженными челюстями и внимательно посмотрел на Роки.

— Вы спаслись, — Роки подошел к нему и обнюхал, пытаясь найти причины, по которым этот сильный амагу умирал.

— Не совсем. Чародей все же нашел меня. Но я рад, что он не добрался до тебя, — старик говорил едва слышно, с трудом выплевывая слова из гноящейся пасти. — Ты пришел на мой зов. Я не ошибся, когда почуял собрата. Как тебя зовут?

— Роксун, сын Метелики и Форрока.

— Форрока, значит? — вымученно улыбнулся амагу и тяжело перевернулся на бок.

Роки с ужасом увидел огромные опухшие лапы. Пальцы раздулись, а вместо когтей зияли гнойные дыры. Старик, заметив его взгляд, открыл пасть, обнажая воспаленные десны, в которых не было зубов. Роки попятился, и волна боли свела его желудок.

— Что с Вами случилось?

— Чародей. Ему нужна наша сила. Но ты все еще жив, а значит, его планы получили отсрочку.

— Зачем ему мы? Зачем я?

— Я не знаю, зачем ему наша сила, наши жизни, знаю только, что это связано с нашей историей, — прикрыл глаза старик и судорожно вздохнул. — Но ты… ты сын своего отца, раз сумел до сих пор выжить один.

— Я не один, — Роки отвел уши назад и поджал хвост.

Старик внимательно посмотрел на него и вдруг поднялся на дрогнувших ногах. Он тщательно его обнюхал и задумчиво сел за задние лапы.

— Ты кого-то нашел. Не отпускай ее. Сбереги.

— Почему?

— Потому что она придает тебе сил, — вздохнул старик. — И… она пахнет домом.

Роки смутился и уткнулся носом в свой бок, не понимая, почему сам не ощущает ее запаха на себе.

— Ты должен как можно быстрее попасть домой. Должен найти Стражей прошлого и рассказать им о чародее. Пусть они свяжутся с аээри. Ты на верном пути. Иди через Тернистые Холмы. Магия тенет блокирует любую другую, так чародей не сможет найти тебя, как меня.

Старик снова лег и закрыл глаза, едва дыша. Роки обеспокоенно тронул его носом.

— Я умираю, Роксун. Мне уже не помочь. Твоя жизнь сейчас важнее. Иди, — он недовольно дернул хвостом, не поднимая головы.

Роки неуверенно попятился, не решаясь снова оставить своего спасителя.

— Иди, — утробно рыкнул амагу, и Роки покорно вышел из пещеры, пождав хвост.

Но уйти прочь, он не смог. Роки сел у пещеры и опустил голову. Он сбежал тогда. Не помог старику. И сейчас тот умирает в пещере за его спиной. Возможно, будь они вместе, чародей не нашел бы его. Или Хаймэ защитил бы своей магией. Роки лег на землю и закрыл глаза, прислушиваясь к тяжелому дыханию, едва доносившемуся из-за шума воды.

Около полуночи старик скончался. Роки сел и поднял голову к далекой Луне. Ее холодный свет впервые не грел, не приносил умиротворения. Роки ненавидел ее сейчас за то, что она помогла ему, а не этому храброму воину. Отдавая дань уважения, он низко завыл. Постепенно его голос приобрел уверенность, и амагу закрыл глаза, выводя последнюю Песнь для умершего воина.

  • Главное - верить / Главное - Верить / Мира Лис
  • Рассказы-кнопки / Синякова Юлия
  • Обложка / 2014 / Королик Евгения
  • "Кошки-мышки." / Малышева Юлия
  • Депрессия в двух стихах / О глупостях, мыслях и фантазиях / Оскарова Надежда
  • Татуировщик снов / Ксавьер Паэт
  • Виртуальность / Жемчужные нити / Курмакаева Анна
  • Садик за окном / Сказки о любви / Lunaneko
  • Результаты конкурса / «LevelUp — 2016» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Лев Елена
  • У окна / Белоярская Ксения
  • " О, эти поиски" / Конфликт близнецов / Сима Ли

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль