Глава 1

0.00
 
Рощина Анастасия
В свете Луны. Зов
Глава 1

Поздняя осень, наконец-то, явила себя во всей красе, укутав шумный город в пелену тумана. Ледяной моросящий дождь не прекращался с самого утра. Черные скелеты деревьев мрачно раскинули свои голые ветви в стороны, создавая причудливые и устрашающие тени в обманчивом свете тусклых фонарей. Мимо, разбрызгивая грязь, проезжали машины. Редкие прохожие угрюмо кутались в плащи и прятались за зонтами.

Невысокая девушка нервно переминалась с ноги на ногу у входа в небольшую кофейню. Часы показывали без двадцати восемь — почему-то именно сегодня время тянулось невыносимо медленно. Досадливо вздохнув, она сложила зонт и заскочила в кафе. Яркий аромат кофе и свежей выпечки защекотал ноздри, будоража воспоминания двухлетней давности. Именно здесь с ней познакомился парень, с которым она провела это тяжелое для себя время, и именно сюда он пригласил ее отметить годовщину. Не желая снова опаздывать, она добралась на целых двадцать минут раньше.

Положив зонт в корзинку на входе и сняв пальто, девушка посмотрелась в высокое зеркало. Мимолетным движением поправила длинные темно-русые с золотым отливом волосы, разгладила складки на бледно-бирюзовой блузке, задержала недовольный взгляд на полноватых бедрах, обтянутых темно-синими джинсами, и прошла к угловому столику у окна, заказав кофе у пробегавшего мимо официанта. Минуты ожидания тянулись бесконечно долго, и теперь она искренне сочувствовала парню, которому постоянно приходилось ее вот так ждать. Официант принес заказ, и девушка поднесла ароматный напиток к губам, отстраненно глядя в окно. Сквозь струи воды, стекающие по стеклу, была видна улица с машинами, медленно ползущими в плотном потоке, прохожими, зябко ёжащимися на автобусной остановке, и такси, остановившимся у входа в кафе.

Двери открылись, и наружу вышла высокая стройная темноволосая девушка в короткой кожаной куртке. К ней, огибая машину, тут же поспешил молодой человек, на ходу раскрывающий зонт. Он что-то сказал ей, нежно поцеловал и, передав ручку зонта, один зашел в кафе. Осмотрев зал, парень приветливо махнул рукой и направился к угловому столику.

— Эмили, привет. Ты сегодня рано — так на тебя не похоже, — он искренне улыбнулся девушке.

Ее рука дрогнула, и чашка звонко ударилась о блюдце. Эмили была не в силах поверить тому, что только что увидела. Ее мир, так старательно выстраиваемый все эти годы, рухнул всего за мгновение. К горлу подкатил комок слез. Неужели она была настолько слепа? Одногруппницы уже давно предупреждали ее, но в душе до последнего теплилась надежда, что ее парень, такой добрый, заботливый, ласковый, не может ей изменять.

— Что случилось? — участливо спросил он, касаясь ее запястья.

Эмили вздрогнула и резко отдернула руку, вскидывая на него глаза, защипавшие от слез.

— Кто она?

— Ты о чем? — его голос предательски дрогнул. — Постой, ты видела…

Эмили резко встала, опрокидывая чашку с остатками кофе, и, не обращая внимания на попытки парня оправдаться и остановить ее, выбежала на улицу.

Резкие порывы промозглого ветра хлестали ледяными каплями по лицу. Тонкая блузка намокла и неприятно липла к телу. В замшевых сапогах хлюпала вода. Теплое пальто осталось в кафе, но туда Эмили ни за что бы не вернулась. Соленые слезы, смешиваясь с каплями дождя, стекали по лицу. Потекшая тушь щипала глаза.

Почему он так поступил с ней? Почему она не заметила, когда все пошло наперекосяк? Или просто не захотела заметить — проигнорировала, чтобы защитить себя, чтобы снова не остаться одной. Вот только какой теперь в этом смысл? Она опять одна. Одна в огромном безжалостном городе, которому плевать на тех, кто не в силах постоять за себя, на тех, кто не умеет выживать…

Запыхавшись, Эмили остановилась. Серая многоэтажка типовой застройки, окруженная небольшим парком, сверкала в темноте яркими окнами. Девушка смахнула слезы — ноги привели ее к дому, вот только идти туда ей сейчас совсем не хотелось. Там все напоминало о предавшем ее парне — фотографии, мебель, которую они выбирали вместе, подарки. Там ее ждала жизнь, которой больше нет.

Эмили судорожно вздохнула и повернулась спиной к дому. От холода знобило, голова гудела от пролитых слез и роя удручающих мыслей. Что ж, если она завтра заболеет, будет вполне обоснованная причина, чтобы спрятаться ото всех и настрадаться вдоволь.

Эмили медленно брела в сторону набережной. Дождь усилился, и потоки воды сбегали по тротуарам в сливные люки. Мимо мелькали люди, бросающие недоуменные взгляды на одетую не по погоде девушку. Эмили же шла словно в тумане. Хотя так оно и было — она настолько погрузилась в свои мысли, что не замечала, как перекресток за перекрестком оставались позади. Но вскоре высотные здания расступились, и перед девушкой вырос парк. Осталось недалеко — где-то там, среди искусственных насаждений, притаилось небольшое озеро, на берегу которого можно будет расслабиться и не переживать, что кто-либо вторгнется в ее душу с благими намерениями. Кто-то звонил уже несколько раз — видимо, парень-предатель ищет ее. Как же хочется, чтобы все это оказалось сном или просто исчезло! Эх, если бы только можно было начать все заново…

Резкий визг шин и истошный гудок до смерти перепугали Эмили, и она вскинула голову, чтобы, вскрикнув, отскочить от пронесшейся мимо машины. Поток воды, взметнувшийся из-под колес, словно в замедленной съемке устремился к падающей на асфальт девушке. Эмили зажмурилась в ожидании удара и ледяного душа. Однако ее, напротив, бросило в жар, а тело будто зависло в воздухе. Она распахнула глаза: вокруг царила непроглядная тьма. Сердце испуганной птицей заметалось в груди, и Эмили попыталась дотянуться руками до лица, но ничего не вышло. Она закричала, но не услышала собственного голоса. В ушах появился низкий гул. Он постепенно нарастал, пока не стал совершенно невыносимым. Эмили изо всех сил зажмурилась, молясь, чтобы все это поскорее прекратилось.

Неожиданно, так же резко, как и началось, все закончилось. Гул стих, а жар схлынул, как будто его и не было. Эмили осторожно приоткрыла один глаз и судорожно выдохнула. Она сидела абсолютно сухая в густой траве на берегу ручья, по голубому небу в вышине проплывали редкие облака, а на деревьях красовались зеленые листья, даже и не думавшие желтеть. От шумного города с промозглой погодой не осталось и следа.

В глазах потемнело, и грудь сдавило от нехватки воздуха. Эмили сжала виски и глубоко вздохнула. Не может быть… Она, конечно, хотела, чтобы все исчезло, и у нее был шанс начать все заново, но не настолько же!

Все еще не до конца веря в происходящее, Эмили неуверенно поднялась и осмотрелась — привычных следов цивилизации заметно не было: кристально-прозрачная вода в ручье, ясное чистое небо, сочная листва и трава. Все еще лелея надежду, что все это имеет логичное объяснение, и она просто оказалась где-нибудь в провинции, Эмили решила пойти вниз по течению ручья, надеясь выйти к людям.

Спустя час деревья расступились, и она вышла на опушку. Перед ней раскинулось широкое поле, покрытое цветочным ковром. Одуванчики на длинных ножках мерно покачивали пушистыми головками. Венчики тысячелистника пестрели в густой траве, ярко выделяясь белоснежными цветами. Васильки густой порослью окружили замшелые камни на берегу. Ручей неуклонно убегал вперед, скрываясь в высоких травах. Вдали синели невероятно высокие горы, белоснежные вершины которых терялись в облаках. Сердце обреченно ухнуло вниз — такого в окрестностях ее города точно не было.

«Ну и куда я попала?»

Эмили сделала глубокий вдох и попыталась успокоиться. Сотни книг, прочитанные за недолгие двадцать с небольшим лет, снабжали ее и так бурное воображение красочными картинками из всевозможных сказочных историй. Фантазия рисовала рыцарей, драконов, магию и прочие чудеса, наряду с ужасами средневековой инквизиции и жестокостью перечисленных выше. А еще разум беспощадно подсказывал, что она абсолютно беспомощна, ведь даже верхом ездить так и не научилась, не говоря уже о владении оружием, или, тем более о чудесным образом открывшемся даре к магии.

Мотнув головой и пресекая очередную истерику, Эмили решила не отчаиваться раньше времени и посмотреть, что же уготовила ей судьба. Здраво рассудив, что люди или те, кто населяет этот мир, должны селиться рядом с пресной водой, девушка продолжила свой путь в неизвестность. Извилистый ручей вскоре резко оборвался, срываясь узким каскадным водопадом в долину, примыкающую к морю. В одной из бухт вдоль побережья раскинулся город-порт. Возблагодарив высшие силы за то, что голодная смерть ей не грозит, Эмили начала долгий и изнурительный спуск вниз.

На закате едва переставляющая ноги Эмили оказалась у высоких городских стен, выложенных из серого камня, местами заросшего мхом и вьющимися лианами, а вскоре перед уставшей девушкой появились и настежь распахнутые ворота. Двое стражников о чем-то горячо спорили у сторожки. Мужчины были одеты в кольчуги, спадающие до колен и схваченные широким ремнем с ножнами на поясе. Рядом с ними стояли прислоненные к стене копья.

— Средневековье, — обреченно выдохнула Эмили. Что ж, похоже, так любимые ею блага цивилизации в этом мире ей не светят, а вот ужасы инквизиции вполне.

Один из стражников обернулся на ее голос и, махнув рукой на товарища, подошел к девушке.

— Давненько в город с Мергеля никто не приезжал, — он бросил заинтересованный взгляд на ее одежду. — Заблудились, тэна? — Эмили неуверенно кивнула. — Бывает. Поторопитесь, скоро начнется сожжение.

— Сожжение? — Сердце девушки испуганно пропустило удар, тогда как воображение нарисовало жестокую казнь над какой-нибудь местной ведьмой.

— Ну да! — стражник шагнул в сторону, делая приглашающий жест рукой. — Все на главной площади давно. Идите прямо по этой улице — пройти мимо будет сложно.

— Спасибо, — Эмили вежливо кивнула и, пройдя сторожку, вошла в город.

Широкая мощенная плоским камнем дорога, начинающаяся у ворот, казалась бесконечной, и вскоре спускалась за холм, теряясь из виду. Дома по обочинам от нее были невысокие — всего в два или три этажа. Окруженные символическими заборами, они прятались в тени садов и парков. Первые этажи некоторых из них занимали разнообразные лавки, украшенные лентами и цветами. Эмили шла, невольно разглядывая витрины, и поражалась красоте и чистоте, царившей вокруг. За каждым пятым домом начиналась новая улица, не такая широкая как основная, но такая же чистая и опрятная.

Теперь девушка начала сомневаться, а совпадает ли ее представление о средневековье с реалиями данного мира.

Подойдя к краю холма, Эмили невольно залюбовалась необычайной красотой, представшей перед ней. Город, по форме напоминающий подкову, обхватывал бухту со всех сторон, словно обнимал серо-синие морские воды, усеянные точками кораблей и лодок. На выходе из бухты на утесах по обеим сторонам в лучах закатного солнца блестели два маяка. Город делился на три яруса. Пристенный — самый верхний — выглядел богатым и ухоженным. Средний ярус располагался на искусственно выровненной поверхности и, похоже, являлся жизненным центром города — отсюда виднелась просторная площадь, огромный рынок, занимавший не меньше трех кварталов, и множество красочных лавок и мастерских. Нижний ярус находился у самой воды, и рассмотреть что-либо, кроме широких крыш и причалов с массивными кораблями, было невозможно. Все ярусы, как пуповина, связывала широкая дорога, которая наверняка являлась одним из главных торговых трактов, выходивших из этого города.

Эмили неторопливо спускалась к площади. Идти по мостовой было непривычно, и каблук-шпилька то и дело застревал между плоскими камнями. Мысленно ругаясь, девушка прошла несколько заведений, из которых лилась веселая музыка, доносились крики и смех. И только когда мимо нее промчалась толпа орущих ребятишек, она обратила внимание, что улицы вокруг оживились. Чем ближе она подходила к огромному костру, сооруженному на постаменте центрального фонтана, тем больше людей веселилось вокруг нее. Уличные кафе и трактиры гудели, толпы танцевали прямо на улице. Эмили вертелась по сторонам, стараясь рассмотреть необычные вывески, наряды, людей. Вокруг царил всеобщий праздник, и казнь это не напоминало вовсе. Вдруг кто-то схватил девушку за руку, увлекая в танце. Не успела она испугаться, как кто-то повесил на шею разноцветную ленту, такую же, как и у большинства гуляющих. Раздался гулкий удар колокола, и толпа, окружающая ее, двинулась к центру площади.

У высокого костра лежал длинный шест, к которому была прикреплена огромная уродливая тряпичная кукла, напоминающая то ли зверя, то ли человека. Люди подходили к ней и привязывали ленточки, до того висевшие у них на шеях. Стараясь не выделяться, Эмили тоже сняла и привязала свою ленточку. Когда поток желающих нарядить куклу иссяк, двое сильных мужчин подняли шест и, взобравшись на постамент у костра, водрузили чучело в самый центр. Огонь недоверчиво лизнул одну из лент, а затем кукла вспыхнула в одной яркой вспышке разгорающегося костра. Толпа радостно закричала и отправилась праздновать дальше, разбредаясь по трактирам и пабам. Эмили недоуменно осмотрелась — она осталась одна у яростно полыхающего костра. Представительный пожилой мужчина, до этого стоящий на постаменте, поймал ее взгляд и, ободряюще улыбнувшись, подошел ближе.

— Рад приветствовать Вас в нашем городе. Я здешний Хранитель истории. Вы, верно, впервые в наших краях? — он церемониально поклонился.

— Да, Вы правы, — Эмили робко улыбнулась ему в ответ. — Я немного заблудилась. Мои друзья с Мергеля оставили меня одну, а в суматохе праздника, видимо, окончательно потеряли.

Мужчина задумчиво прищурился, оценивающе осматривая ее с ног до головы.

— Что ж, пока они не нашлись, не будете возражать, если я угощу Вас сидром? Это гордость наших земель, не отказывайтесь сразу.

Эмили неопределенно пожала плечами. Мужчина удовлетворенно кивнул и, не оставляя ей выбора, прошел за один из столиков уличного кафе. Стоило им сесть, как девушка-разносчица тут же принесла высокие бокалы из толстого стекла и небольшую бутылку шипучего напитка.

— Не могли бы Вы объяснить мне, в чем суть праздника? — поинтересовалась Эмили, когда Хранитель истории закончил расхваливать местные сорта яблок.

— Странно, что на Мергеле вы об этом не слышали. Это ведь один из самых важных мировых праздников, который отмечают вот уже двести лет.

— Извините, — виновато потупилась девушка, решив не заострять внимания на том, что и о Мергеле ей ничего не известно.

— Сегодня день Милосердной Луны. Это день, когда была одержана великая и одна из самых значительных побед нашего мира. Около 300 лет назад мир был другим. Тогда маги жили и практиковали свое мастерство среди обычных людей. Особенной популярностью пользовалась магия изменения и создания живых форм. Неудачные творения ссылались за Жемчужное море, в степи восточного предгорья. Там обитали драконы, поэтому численность тварей в целом оставалась постоянной — драконы охотились на них ради еды или использовали для обучения молодняка. Но однажды численность Диких Тварей достигла рекордных размеров за короткие сроки, и они вторглись в соседние земли, неся за собой смерть и разрушение. Лишь позже мы узнали, что Диких Тварей вели за собой маги-отступники, практикующие магию смерти. Чародеи — так они себя прозвали. Они возглавили армии магических тварей и уничтожили восточных драконов, после чего отправились на запад. Дикая орда нанесла большой ущерб не только Д'Арколу, но и Драконьему архипелагу.

Эмили слушала, затаив дыхание, и с ужасом осознавала, что этот мир совершенно отличается от того, в котором она родилась и к которому привыкла. С каждым словом укреплялись вполне очевидные сомнения относительно того, что она явно не готова к местным реалиям и все больше и больше хочет вернуться, и не важно, что не посмотрит чужой мир — зато наверняка останется цела. Тем временем Хранитель истории продолжал свой рассказ.

— Многие сильные государства того времени пали жертвами первой волны нападений. Тогда оставшиеся правители объединили свои войска для защиты мира и отбили наступление врага. В течение долгих десяти лет шла зачистка земель от оставшихся в живых тварей. Когда она была завершена, весь мир смог вздохнуть с облегчением. День, когда союзными войсками была выиграна переломная битва с Дикими Тварями, стал называться днем Милосердной Луны — в честь Богини, которой молились матери и жены со всего света. Этот праздник празднуется каждый год. Кукла, которую сожгли, символизирует Дикую Тварь, а ленточки — души павших воинов. И Вы ничего этого не знали? — спросил Хранитель истории, испытующе глядя на девушку. Она виновато покачала головой. Старик вздохнул, — В этом мире все знают о Великой войне, — он помолчал, размышляя о чем-то своем, и продолжил. — Откуда бы Вы ни были, не стоит об этом рассказывать — слишком много зла скрыто в тени, слишком много…

— Хорошо, — озадаченно кивнула девушка.

Мужчина вздохнул и покачал головой. Достав из кошелька пару белых монет, он подозвал официантку и, расплатившись за сидр, встал из-за стола.

— Пусть Диких Тварей больше нет, но наш мир продолжает быть очень опасным местом для путешественников. Особенно, если они не подготовлены. Берегите себя, тэна, — он коснулся плеча девушки на прощание и ушел вслед за стражами, которые охраняли костер во время церемонии сожжения, а во время их беседы безмолвными статуями стояли чуть в стороне.

Эмили сидела за столом, потягивая сладкий сидр из бокала, и смотрела им вслед. Только что она получила один из важнейших советов выживания в этом странном мире.

Пока совсем не стемнело, она решила побродить по рынку, окружавшему главную площадь. На широкой улице рядами стояли палатки, в которых торговцы предлагали все, начиная от яблок и ягод и заканчивая искусным оружием и ювелирными шедеврами. Этот рынок ничем не отличался бы от тех, к которым привыкла Эмили, если бы не сами торговцы, принадлежавшие к различным расам, о большинстве которых девушка никогда не слышала. Зазывалы сновали в толпе, наперебой выкрикивая названия товаров и расхваливая их уникальные качества. Многие из них предлагали бесплатно попробовать фрукты и овощи. Эмили так и не разобралась, что есть что, зато не осталась голодной.

После заката на улицах почти не осталось гуляк — часть разошлась по домам, а другая засела в трактирах. Вдоль дорог обманчивым бледно-желтым пламенем зажглись тусклые фонари, однако бродить одной по пустынным улицам Эмили совсем не хотелось, но и денег, чтобы позаботиться о ночлеге у нее тоже не было. А когда она пару раз чудом разминулась с пьяными компаниями, горланящими пошлые песенки, к простому нежеланию проводить ночь на улице примешался еще и страх за собственную сохранность.

Поддавшись неясному порыву немедленно вернуться на центральную площадь, Эмили свернула на одну из узких улочек. Дома здесь практически вплотную подступали к дороге, и света, льющегося из узких окон верхних этажей, не хватало даже чтобы осветить камни под ногами. Если бы не маячившие впереди яркие фонари центральной улицы, она бы ни за что не пошла этим путем.

Вдруг откуда-то сбоку раздался едва слышный волчий вой. Он пронзал каждую клеточку тела, навевая грусть, тоску и странное чувство безысходности. Чем дольше он продолжался, тем страшнее и тоскливее становилось на душе. Эмили застыла, обхватив себя руками. Вытесненная новыми впечатлениями боль от предательства вновь захлестнула ее, преумножая страх и отчаяние. Сердце защемило от горечи, комок подкатил к горлу, и глаза защипало от слез.

Вой прервался, сменившись тихим поскуливанием. Чувство бесконтрольного страха и безысходности исчезло так же неожиданно, как и появилось. В куче старого тряпья у стены какого-то сарая что-то шевельнулось, заставив Эмили вздрогнуть и невольно отступить назад. В тусклом свете фонаря блеснули зрачки глаз, и девушка, подавив вскрик, с трудом смогла различить черного волка. Сердце зашлось от ужаса. Показалось, что он сейчас кинется на нее, и не узнать, зачем ее забросило в этот мир.

Волк внимательно следил за реакцией девушки. Несомненно, он чуял ее страх, отчаяние, беспомощность, однако нападать не стал. Напротив, отвернулся, опуская большую голову на мощные лапы и прижимая неестественно длинные уши. Девушка стояла, как вкопанная, боясь пошевелиться и спровоцировать животное, которое снова начало тихо поскуливать. Словно бы чуждые, эмоции вновь всколыхнулись в душе, и она с трудом смогла подавить истеричный всхлип. Услышав ее резкий вздох, волк снова поднял голову и повел ушами. Эмили вдруг осознала, что перед ней щенок, хоть и невероятно крупный. Непропорционально большая голова, огромные глаза, длинные ноги, заканчивающимися широкими лапами. Повинуясь мимолетному порыву сердца, Эмили осторожно приблизилась, сама не веря в то, что делает.

— Маленький, не плач, — она медленно опустилась на корточки перед щенком и протянула раскрытую ладонь. — Что случилось? Кто тебя обидел?

Волчонок внимательно следил за ее движениями, но не проявлял агрессии. Его уши шевелились, улавливая звуки ее голоса, ноздри раздувались, втягивая запах. Эмили любила собак и знала, что чем крупнее животное, тем осторожнее надо с ним быть. Особенно с этим странным щенком, размеру пасти которого мог бы позавидовать любой дог. Неожиданно ее пальцев коснулось что-то мокрое. Испуганно отдернув руку от черного носа, Эмили потеряла равновесие и осела назад, больно ударившись копчиком о мостовую. Сердце испуганно замерло в груди, когда волчонок медленно выпрямился на длинных передних ногах и опустил голову к земле, предупреждающе оскаливая белозубую пасть.

— Я Роксун, детеныш амагу.

Эмили задохнулась от шока. Он разговаривает! И не просто разговаривает — осмысленно смотрит на нее, ждет ее реакции с какой-то обреченной полуулыбкой, полуоскалом.

— Ты… говоришь? — с трудом смогла выдавить она из себя.

— Фр, — щенок задрал голову и надменно посмотрел на девушку. — Все амагу могут говорить.

— Я думала, ты волк.

— Какой волк?! — обиженно возмутился щенок, оскаливая пасть и обнажая две пары чересчур длинных верхних клыков. — Волки только на Мергеле живут.

— А мы где?

— На Д’Арколе… Подожди, — амагу принюхался, буквально утыкаясь мокрым носом в живот девушки, сидящей на земле. Она напряглась, невольно задерживая дыхание, но он спокойно отстранился и широко оскалился, — Ха! Так ты не местная… Неудивительно, что я тебя не пугаю.

— Я бы так не сказала, — Эмили неуверенно улыбнулась.

Роксун забавно наморщил нос и мотнул головой:

— Остальные нас боятся намного сильнее, чем ты. Амагу — великие воины севера, — щенок выдержал драматичную паузу, но затем опять опустил морду к земле и заскулил, — Все, кроме меня.

— Не плачь, — жалобно протянула Эмили и провела рукой по пушистой и мягкой шерсти на его голове. Он прянул ушами и вздрогнул в ответ на прикосновение. — Лучше расскажи, что случилось?

От страха и дискомфорта не осталось и следа, и теперь девушке хотелось узнать об этом амагу побольше, возможно даже помочь ему. Он, как и она, оказался здесь один, брошенный и напуганный. Ему, как и ей, нужен был кто-то, кто поддержал бы его, разделив одиночество.

— Меня похитили, но я сбежал. Однако охотники в городе, я чую их, — щенок тяжело вздохнул, не поднимая головы. — Если меня поймают, то убьют.

— Тогда почему ты лежишь здесь? Почему не пытаешься спастись?

— Мне некуда бежать. Мой дом очень далеко, и один я туда не доберусь. У амагу слишком много врагов.

— Как бы я хотела помочь, — Эмили вздохнула: вряд ли кому-нибудь нужна обуза в ее лице.

— Тебе самой нужна помощь и защита, — горько усмехнулся щенок, только подтверждая ее мысли.

— С чего ты взял?

— Ты иномирка.

— Кто?

— Представитель чужого мира. — Эмили испуганно охнула, вспоминая предупреждение незнакомца. — Не бойся. Я не причиню тебе зла. Но если о тебе узнают чародеи, то домой ты уже не вернешься. Никогда.

— Ты знаешь, как меня вернуть?

— Конечно. Нужно просто найти подходящего мага.

— А где?

— Я знаю только аээрийских магов. Думаю, они смогли бы помочь.

— Как к ним попасть? — Эмили возликовала: наконец-то, нашелся путь домой.

— Они живут далеко на севере. Но попасть туда без денег будет совсем непросто.

— Я понимаю, но выбора-то у меня особого нет.

— Знаешь, мы могли бы помочь друг другу, — щенок заинтересованно навострил уши.

— Как?

— Земли амагу граничат со страной аээри. Мы могли бы пойти вместе. Так было бы безопасней. В городах я бы сошел за твоего пса, а в лесу добывал бы нам еду. Или даже дичь, которую ты бы продавала потом на рынках. Скопим денег, купим тебе лошадь и мигом домчим до севера!

— Я согласна, — не раздумывая, ответила Эмили, поднимаясь на ноги. — Предлагаю отправиться немедленно, раз на тебя охотятся и уже ищут в городе.

Щенок фыркнул, поднялся на ноги, бесшумно отряхнулся и вышел на освещенную фонарем мостовую. Девушка ахнула, восторженно рассматривая нового товарища. Он был чем-то средним между волком и рысью. В холке щенок был выше ее пояса. Мощное тело держалось на длинных кошачьих ногах. Крупные лапы были покрыты пушистым мягким мехом, прячущим пальцы и когти. Короткий хвост, длиной до пятки, нервно дергался из стороны в сторону. По-детски большая голова была опущена к земле. Янтарно-желтые глаза с бусинкой зрачка внимательно следили за девушкой. Широкие уши, заканчивающиеся длинными пушистыми кисточками, улавливали шорохи и звуки спящего города. На конце удлиненной морды, напоминающей волчью, черный нос беспрестанно втягивал прохладный ночной воздух, а из плотно сомкнутой пасти торчали кончики длинных верхних клыков. Все тело амагу покрывала густая черная шелковистая шерсть, особенно длинная на брюхе. По краям морды, начинаясь от ушей, росли длинные волосы, образуя своеобразные «бакенбарды». Сейчас, в свете фонаря, Эмили смогла различить узор на шерсти щенка: несколько полос рыжих пятен вдоль по бокам, россыпь пятен на щеках и рыжие кончики длинных бакенбард.

— Идем, — смущенный щенок недовольно рыкнул.

Девушка хмыкнула, пряча улыбку, и поспешила за бесшумно удаляющимся амагу.

— Как тебя зовут? — через пару кварталов обернулся он, нарушая тишину.

— Эмили, но можно просто Эмми.

— Зови меня Роки, — кивнул щенок и снова надолго замолчал.

На рассвете они покинули город через северные ворота, находящиеся в совсем другой стороне от того места, где появилась девушка. Удивленные столь необычным путникам, стражники долго смотрели им вслед и о чем-то тихо переругивались.

Проведя практически сутки на ногах, девушка очень устала, но старалась не показывать виду, чтобы не выглядеть совсем уж слабой по сравнению со щенком, который неизвестно когда ел и пил в последний раз. Местность вокруг них была однообразная: островки многовековых дубовых рощ с низкорослой на их фоне порослью молодых берез, зеленые луга и бескрайняя лента тракта, извивающегося между холмов.

Когда солнце было уже высоко и согревало своим теплом озябшую за ночь Эмили, путники вышли к перекрестку. Здесь прочно врос в землю высокий каменный столб, четыре стрелки на котором указывали на расходящиеся в разные стороны дороги. Девушка немало удивилась, обнаружив у себя способность не только свободно говорить на местном языке, но еще и читать. «Дигор» — гласила резная надпись над стрелкой, указывающей им за спину. Слева направо уходили дороги в Локор, Грир и Дону.

— Роки, куда нам?

— Не знаю. Нам на север, — он принюхался, поводя ушами. — Подожди меня здесь. Я скоро вернусь.

— Ты куда? — испуганно крикнула девушка вслед амагу, широкими скачками уносящемуся в ближайшую рощу, но он даже не обернулся. Обиженно насупившись, Эмили решила осмотреть указатель на случай, если там есть еще какая-либо информация. За этим занятием ее и застало чье-то вежливое покашливание.

— Могу я чем-нибудь помочь? — раздался приятный мужской голос за спиной.

Эмми вздрогнула и обернулась. За ней верхом на гнедом жеребце сидел молодой человек в широком длинном черном плаще, расстегнутом под грудью. Парень был красив. Длинные ноги, обхватывали лошадиные бока. Подтянутый торс, широкие плечи, крепкие руки выдавали недюжинную силу. Продолговатое лицо обрамляли ухоженные густые черные волосы. Приветливая улыбка играла на узких губах. Крупные, чуть раскосые аметистовые глаза светились теплом и приветливостью.

— Кхм, думаю да, — смутилась Эмили, с трудом отводя взгляд. — Не подскажете, в какой стороне север?

— Север? — удивленно вскинул широкие брови парень. — Это там, — с легкой усмешкой на губах, он указал в сторону, противоположную Дигору.

Эмили фыркнула: то, что север там, она узнала, когда встретила первый рассвет в этом мире. Но другого, более умного вопроса на ум почему-то не пришло.

— Вы одна? — вдруг спросил парень, спешиваясь.

Полуметровые ножны, на мгновение показавшись из-под плаща, стукнули его по ноге, и Эмили испуганно попятилась. Незнакомец заметил ее реакцию, но сделал вид, что решил просто поправить седельные сумки.

— Нет. Я путешествую с другом. Он ненадолго отлучился, — Эмили изо всех сил молила Роки вернуться поскорее.

— Что ж, если не против, я составлю Вам компанию, пока Ваш спутник не вернется, — парень вежливо склонил голову и улыбнулся. — Меня зовут Хаймэ, сын Т`Умура.

— Эмили, — откликнулась девушка, нервно оглядываясь на рощу, куда убежал Роки.

— Где ваш транспорт? — снова поинтересовался Хаймэ, исподлобья окидывая ее цепким взглядом.

— Мы путешествуем пешком.

— Пешком? Но ведь это очень тяжело! Позвольте мне предложить Вам помощь, — он радушно похлопал по седлу.

Эмили нервно улыбнулась и опасливо сделала шаг назад. Сердце бешено забилось в груди. Уж кем-кем, но наивной дурочкой она себя не считала. Как бы привлекателен и вежлив ни был парень, что-то в нем внушало суеверный ужас, заставляя лихорадочно искать выход из сложившейся ситуации. Его колкие проницательные глаза внимательно следили за ней, подмечая малейшие изменения в настроении и поведении. Легкая приветливая улыбка не сходила с губ, однако была в ней и примесь надменности и властности обладателя. Неожиданно его глаза сузились, а рука устремилась к поясу, где висели ножны. Эмили испуганно отпрянула назад и уткнулась во что-то мягкое и горячее. Сердце пропустило удар, и пока она гадала, что же там, боясь обернуться, из-за спины вышел утробно рычащий Роки, закрывая девушку своим телом. Его голова была опущена к земле, уши прижаты, пасть оскалена, длинные когти выпущены, хвост поднят высоко вверх, а из утробы вырывался рык.

Раздался шелест вынимаемого оружия, и по спине пробежал холодок.

— Нет! Это и есть мой спутник!

— Амагу? Вы не перестаете меня удивлять, Эмили, — парень засмеялся и, покачав головой, вернул клинок в ножны. Однако, оставшись безоружным, он не стал выглядеть менее опасным.

— Эмми, это кто? — пророкотал Роки.

— Хаймэ, сын Т`Умура, — представился парень, не давая ей возможности ответить. — Я предложил Эмили свою помощь.

— Нам не нужна Ваша помощь, — огрызнулся Роки, нервно дергая хвостом.

Парень надменно поднял бровь, окидывая парочку оценивающим взглядом.

— Девушка в странной одежде путешествует с молодым амагу. Ни транспорта, ни оружия, ни магических меток нет. Денег, судя по отсутствию сумок и кошеля на поясе, тоже. Это же касается еды, огнива, и прочих мелочей столь необходимых в любом походе. И вы уверяете, что вам не нужна помощь?

Эмили затравлено сжалась под его торжествующим взглядом. Роки поджал хвост, но угрожающей стойки не сменил, в любой момент готовый к нападению.

— Почему Вы так навязываете нам свою помощь? — Эмили дерзко вскинула голову, встречаясь с пронзительным взглядом аметистовых глаз парня. Всего на мгновение ей показалось, что они потемнели.

— Потому что за мной, также как и за вами гонятся охотники, — он пожал плечами, словно это было каким-то пустяком и совсем не угрожало их жизням.

— Откуда Вы знаете об охотниках?

— Я наткнулся на их следы несколькими днями ранее. Они вели в Дигор. Уверен, что вы как раз оттуда.

Девушка и амагу переглянулись — похоже, они попали в безвыходную ситуацию. С одной стороны попутчик, который был согласен взять с собой абсолютно неподготовленных путников на полное содержание, был идеальной находкой. Но с другой стороны интуиция подсказывала, что он скрывает что-то очень опасное, и однажды они пожалеют, что согласились сейчас.

— Что Вы хотите взамен? — сдаваясь, спросила девушка, в душе надеясь, чтобы парень оказался порядочным молодым человеком.

Хаймэ, раскусив ее переживания, пошло ухмыльнулся и покачал головой.

— Всего лишь поддержки, когда охотники меня нагонят. А амагу — это просто идеальная боевая единица.

Эмили в ожидании решения посмотрела на щенка. Роки рассказал, что некоторое время назад пытался самостоятельно избавиться от охотников, но сил для этого ему не хватило. Теперь же, когда появился шанс на успех, он не упустит такую возможность. Она не ошиблась — Роки задумчиво повел ушами и согласно кивнул.

— Замечательно, — довольно улыбнулся Хаймэ и протянул девушке руку, — Позвольте помочь Вам взобраться в седло.

Эмили смущенно приняла помощь, неуклюже вскарабкиваясь на высокого коня, который, столкнувшись с неопытной всадницей, недовольно фырчал и переступал с ноги на ногу, совсем не облегчая ей задачи.

— Первый раз вижу человека, который не умеет ездить верхом, — недовольно проворчал парень, отряхивая буквально затоптанный плащ.

Эмили виновато потупила взор и, боясь свалиться, до боли в пальцах вцепилась в луку седла. Хаймэ тяжело вздохнул, отобрал у нее повод и повел коня за собой, направляясь по восточному тракту.

Роки шел рядом с недовольно фыркающим на него животным по другую сторону от парня, не спуская с последнего напряженного взгляда. Хоть незнакомец и выглядел человеком, но острый нюх говорил, что он таковым не являлся. Однако эта странная смесь ароматов смолы, морской воды, и еще чего-то горьковатого была ему очень знакома. Вот только Роки никак не мог вспомнить, где уже сталкивался с этим запахом. До острого слуха долетел нарастающий топот копыт, отвлекая молодого амагу от напряженных попыток вспомнить. Он прислушался и обернулся назад, поводя носом и пытаясь учуять смрадный запах охотников в легком ветре. Однако судьба была благосклонна к нему, и прочь уносились обычные гонцы, спешащие по своим делам и совсем не заинтересованные в странной компании, неспешно бредущей на восток.

  • Дорога / СТИХИИ ТВОРЕНИЯ / Mari-ka
  • ночь на Ивана Купалу / посвящение / ромашка не забудь меня пчела
  • Афоризм 333. О логике. / Фурсин Олег
  • Щенки господина Мухаммеда Ли / Колесник Светлана
  • Мои дети / Росомахина Татьяна
  • "Озеро несбывшихся надежд " / Ивашина Мария Александровна
  • Глава 13 / Сияние Силы. Вера защитника. / Капенкина Настя
  • Аукцион / Oreil
  • Akrotiri - НОЧЬ / Истории, рассказанные на ночь - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чайка
  • После Словие / 13 сказок про любовь / Анна Михалевская
  • В ноябре. Жабкина Жанна / Четыре времени года — четыре поры жизни  - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль