Глава 4

0.00
 
Глава 4

Длинная портретная галерея опоясывала дворец. Императоры и императрицы, начиная с основателя Пеневии и заканчивая Иданом 1, казалось, с недоумением разглядывали шагающую по мягкой дорожке новоиспечённую принцессу. Наверняка, они недовольны зимидаркой, которая должна пополнить их ряды.

Не волнуйтесь, её портрета здесь не будет. Она постарается.

Света отвернулась от полотен и посмотрела на стража-хранителя, с невозмутимым лицом шагавшего рядом. Лис за эти дни редко оставлял её одну. И ей было приятно знать, что он рядом. Хотя забыть о том, что он обо всём докладывает Вышевиту, не получалось.

— Лис, расскажи, как ты попал в стражи?

Парень небрежно пожал плечами и спокойным тоном произнёс:

— Семь лет назад, когда ваш корабль отошёл от берегов Пеневии, учитель предложил послужить родине, обещал обезопасить мою семью, и я согласился. Несколько лет учёбы, затем три года работы в других странах…

— Шпионом был.

— Разведчиком, — твёрдо поправил Лис. — Учитель вызвал в империю. И вот я уже год страж-хранитель. Сначала охранял принца, сейчас вас, ваше высочество, — в голосе появились едва заметные недовольные нотки.

— Но тебе это не нравится, — уверенно подытожила Света, снова рассматривая портреты.

— Да, ваше высочество. Будь моя воля, остался бы разведчиком. А честь охранять вас предоставил кому-нибудь другому.

— Почему?

Страж промолчал. Света про себя вздохнула: ещё один вопрос без ответа. Остановилась перед портретом Идана с семьёй, стараясь скрыть мелькнувшее в душе недовольство. Всё равно допытываться бесполезно. Лис ведь в первый же день признался, что в его обязанности входит также шпионство за ней. Может, поэтому и не желал её охранять?

На полотне император Идан с гордой улыбкой приобнимал за плечи сидящую рядом жену. На руках красивой женщины с золотистыми свободно вьющимися волосами, с глазами, сверкающими нежностью и счастьем, находился младенец. Художник, желая показать сходство матери и ребёнка, с особой тщательностью прорисовал личико младенца с такими же зелёными глазами, как у императрицы.

Света, отвернувшись от портрета, посмотрела на стража:

— Лис, расскажи о своем учителе. Что он за человек?

Парень несколько секунд вглядывался в её лицо — пытался понять, зачем ей это. С пониманием улыбнулся и тихо произнёс:

— Вышевит один из самых лучших воинов, которых я знаю. Он умён, проницателен, предан империи. Семь лет назад помог моей семье, нашёл для нас дом в безопасном районе, не дал моим старым дружкам навредить моим родным…

Света больше прислушивалась к теплоте голоса Рыжа, к его восхищённым интонациям, чем к словам. И всё сильнее убеждалась, что страж предан своему учителю до мозга костей.

— Он заменил тебе отца, — уверенно проронила она, когда страж на секунду замолк.

Лис удивленно на неё посмотрел, кажется, он об этом не думал. Задумчиво нахмурился и вдруг кивнул:

— Да!

****

Света остановилась на пороге своей гостиной, дожидаясь, когда на неё обратят внимание. Четыре фрейлины, сидящие на диванчике у окна, заметив появление своей принцессы, тут же, бросив пяльцы, разразились восхищенными ахами и вздохами.

— Ваше высочество, вы прекрасны! — жеманно прижав к груди руки, выдохнула Криста, княжна Волынская. В её голубых красивых глазах мелькнула зависть. — Ваше платье бесподобно!

— Это ведь скифский шёлк? Да? Только он может быть таким лёгким, воздушным, нежным, — с не меньшим восхищением вторила её сестра-близнец. Семнадцатилетних сестрёнок-блондинок не мог различить даже их отец.

— А можно прикоснуться? — промямлила Элен, теребя ленточку-поясок своего белого платья. Дождавшись кивка царевны, быстро подбежала к Свете и неуверенно, чуть касаясь, провела по пояску платья. — Он такой нежный, словно лепесток розы. А цвет-то переливается, как сквозь росу на цветке. Ваше высочество, это платье вам очень подходит. Вы в нём такая красивая.

— Спасибо, Элен, — улыбнулась Света. Кругленькое лицо молоденькой фрейлины осветилось улыбкой, серые глаза засверкали. На миг эта неуверенная, немного полноватая девушка, превратилась в красавицу, которая могла бы затмить всех своих троих наперсниц.

Кристу, Алисию, Элен и Анну император представил царевне на следующий же день после свадьбы. Все четыре не замужем. Сестры-близняшки ничего особенного из себя не представляли: типичные представительницы высшей аристократии Пеневии — кроме нарядов, женихов, балов и сплетен ничем не интересовались.

Миледи Элен — младшая дочь графа Старского из Горимского княжества, неуверенная в себе девушка, фрейлиной стала случайно. Её отец оказал какую-то услугу императору, и в благодарность его величество выполнил просьбу графа. Видимо, граф надеялся, что если его пятнадцатилетняя дочь будет среди высшей аристократии, то её заметит какой-нибудь из княжеских сынков и, кто знает, может, дочка когда-нибудь станет княгиней. А вот саму Элен это не интересовало. Она была готова всё отдать, только чтобы рисовать, рисовать, рисовать.

Вот и сейчас, осененная какой-то идеей, девушка подбежала к столу, схватила листок бумаги и чернила с пером со стола Светы, даже не спросив разрешения, и, устроившись на подоконнике, поставив рядом чернильницу, изредка посматривая на царевну предвкушающим взглядом, начала рисовать. Света про себя лишь усмехнулась. Она понимала свою фрейлину. Сама, занимаясь любимым делом, обо всём забывала, в том числе о приличиях и манерах.

Единственная, кто ничего не сказала о её наряде — это гордая, с высокомерным взглядом брюнетка, Анна, княжна Радосткая. Умная, красивая, знающая себе цену шпионка. Только кого: князя Гарко, принца или кого другого, ещё было неизвестно. Но то, что шпионка — это точно. Хотя, по словам Рыжа, не из-за идеи — из-за денег. Маленькое княжество Радосткое похвастаться своим богатством не могло.

Света с ожиданием не сводила взгляда с лица брюнетки, внимательно разглядывающей нежно-розоватое платье. Вдруг брови княжны в удивление полезли на лоб. Наконец-то догадалась.

Не дожидаясь, пока фрейлина выскажет вслух своё открытие, Света вошла в комнату, оставив без внимания возмущенный возглас Элен, и с добродушной улыбкой произнесла:

— Криста, Алисия, вы ошиблись. Не скифский это шёлк.

— Что?

— Как?

— А вот так. Наш, пеневийский, из Радосткого княжества.

Княжны разочаровано махнули руками. Света, усаживаясь в кресло у столика, как бы небрежно добавила:

— Властину шёлк тоже понравился.

— Правда? — хором воскликнули близняшки и тут же, нетерпеливо ёрзая на диване, переглянулись между собой.

Какие же они предсказуемые и как же легко ими манипулировать. Всё, что касалось принца, для них было священно.

— Девушки, извините, я б хотела побыть одна. Не могли бы вы…

Не успела закончить, как княжны вскочили, быстренько присели в реверансе, хором воскликнули:

— Да, конечно, ваше величество, — и первыми выпорхнули из гостиной.

Света уверена, завтра же на них будет наряд из радосткого шёлка. И не только. Эти сплетницы разнесут новость о шёлке, который понравился принцу, по всему дворцу.

Элен, нехотя спрыгнув с подоконника, вежливо попрощавшись, также направилась к выходу, взгляд отрешённо был направлен вперёд. Вероятно, графская дочка обдумывала свою новую картину. Если в мужья этой девушки достанется любящий заботливый парень, то из неё может получиться известная художница. О чём она? В Пеневии никто не позволит женщине стать знаменитой. У неё здесь одно предназначение: дом, дети, муж. Всё! Как же Свету раздражало такое отношение! Но наскоком вековые традиции не изменишь, особенно если они всех устраивают. Постараться дать возможность что-нибудь изменить тем, кто хочет?

Света начала разбирать накопившиеся книги на столике. Всё никак не могла попросить служанку отнести их в библиотеку, а у самой времени не хватало. И краем взгляда наблюдала за Анной.

Фрейлина поднялась с дивана, шагнула к выходу и вдруг остановилась. Обернувшись, всё же нерешительно спросила:

— Простите, Ваше высочество, но откуда вы узнали?

Вот теперь можно и уделить внимание фрейлине.

Света, серьёзно посмотрев на Анну, пожала плечами.

— Попав в чужой дом, здравомыслящий человек старается всё узнать об окружающих его людях. Я, по крайне мере, из таких. Одного не понимаю. Почему в вашем великолепном шёлке ещё не ходит весь двор?

— Есть скифский, проверенный, известный…

— И дорогой! Миледи, скажите, с чего это мы должны пополнять казну соседей? — И с добавлением властных ноток. — Миледи Анна, я надеюсь, вы лично позаботитесь, чтобы про ваше княжество не забыли!

— Но как же… Ваше высочество, я? Но я не могу, мой отец…

— Не знает, как оплатить налоги, не знает, где взять золото, чтобы приобрести зерно для своих людей. Как я помню, именно в Радосте этим летом оползнем смыло большую часть полей? А помощи ни от кого не дождешься. Да и гордый твой отец… Зима! Иметь возможность производить такие шелка, шелка на вес золота, и кое-как сводить концы с концами?! Только в Пеневии такое и могло случиться!

— Ваше высочество, подождите! — Света про себя довольно кивнула, услышав серьезные нотки в голосе фрейлины. Если она задумалась, значит что-нибудь да получится. — Мы просто не сможем обеспечить всех шелком.

— Я знаю. Садись, поговорим.

Через полчаса княжна Анна покидала гостиную с ошеломлённым видом, зажимая в одной руке договор с принцессой Пеневии о совместном открытии фабрики по производству радосткого шёлка, а в другой — мешочек с золотом — средства для открытия.

Света с улыбкой проводила взглядом княжну. Так легко и просто помогла одному из князей, получив на свою сторону союзника, обеспечила казну империи ещё одним источником дохода, а так же добивала хлопот шпионке. Князь, Света надеется, поймёт, как использовать дочь, входившую в высшую аристократию страны, да и сама девушка умна, догадается. На ней хорошо будут смотреться наряды из радосткого шёлка.

Выбрав книгу, решила немного в спокойствие почитать. Редко выдавались минуты, когда она оставалась одна, и не было каких-нибудь срочных дел. Снежок где-то бегал. Молодой любопытный пёс за эти месяцы проверил весь дворец, умудрился со всеми познакомиться и нажить врагов среди имперских кухонных котов, которые до появления столь прожорливого пса были единственные, кого подкармливали сердобольные повара. Даже Лис, который всегда был рядом, куда-то исчез. Видимо, отправился к учителю. Снова!

Света скинула туфельки, поджала под себя ноги, раскрыла книгу и собралась погрузиться в придуманный мир, но через секунду поняла, что не понимает смысла написанного. Мысли перенеслись на стража.

Она до сих пор не могла поверить, что вольный воришка превратился в серьёзного, решительного стража. Худощавый парнишка — в сильного, мужественного воина. И он ей нравился. Нравилась его редкая улыбка, от которой в холодных серых глазах мелькали тёплые искорки, а ей становилось легко и приятно, до дрожи в коленях. Нравилось ощущение защиты и покоя, возникающие, когда он появлялся рядом. Нравилось… да всё ей нравилось! Единственное, что беспокоило, это безграничное доверие к учителю. Вышевиту она не доверяла. Он из тех, кто ради безопасности империи не побрезгует использовать любые методы и способы и пожертвует всем и всеми.

За дверью раздались голоса, затем приближающиеся шаги служанки и лёгкий стук, отвлекая от мыслей.

Вздохнув, Света с сожалением отложила книгу, в которой ни строчки не прочитала. После приглашения, дверь приоткрылась и вошла Дарина. Остановившись за несколько шагов до Светы, она с поклоном произнесла:

— Ваше высочество, леди Энджел Айсрим просит принять её.

— Хорошо, Дарина. Пригласи.

Что понадобилось от неё девушке из свиты принца? Неужто Властин снова придумал, как испортить ей настроение? От него всего можно ждать!

Открылась дверь, и на пороге возникла красивая двадцатипятилетняя девушка с роскошными огненно-рыжими волосами водопадом скользящими по спине. Заламывая руки, леди с самого порога с отчаянием воскликнула:

— Ваше высочество, пожалуйста, помогите. Мой брат… брат, — и неожиданно, закрыв лицо руками, разрыдалась.

Света, удивившись, быстро подошла к леди, обняла её за плечи и, приговаривая:

— Объясните всё спокойно, — довела всхлипывающую девушку к диванчику у окна. Налив воды из стоявшего на столике графина, заставила ту выпить.

Когда Энджел немного успокоилась, Света, наконец, смогла узнать, что довело всегда весёлую, остроумную леди до истерики и почему девушка пришла именно к ней.

Брат леди, барон Сант Айсрим, четыре дня назад на дуэли убил своего противника. И ничего бы ему не грозило, так как на дуэлях в империи часто аристократы решали свои споры, если бы не дружки его противника, которые были секундантами и барона, и рыцаря. Трое рыцарей утверждали, что не было никакой дуэли, что Сант хладнокровно напал на их друга и не успел тот опомниться, как оказался пронзён мечом. Так как других свидетелей не было, то барон Айсрим был схвачен и заперт в темнице до суда.

Барон смог послать весточку старшей сестре. Энджел сразу же навестила брата и обо всём узнала. Почему рыцари так поступили, кому дорогу перешёл Сант, леди не знает. Двадцатилетний парень лишь два месяца назад прибыл в столицу из Перевалского княжества, где находилось их баронство. Леди обратилась за помощью к принцу, который давно добивался её благосклонности, но тот от неё отмахнулся, мол, пусть разбирается сама, а ему нет дела до какого-то преступника, не сумевшего даже нормально организовать убийство.

— Зачем это рыцарям? — задумчиво произнесла Света, приобнимая леди за ещё вздрагивающие плечи. Появилось знакомое предвкушение, возникавшее при появлении тайн.

— Не знаю, — всхлипнула Энджел. — Но Сант не мог… Никак не мог. Они врут!

— Леди Энджел, с дознавателем вы говорили?

Девушка с непониманием посмотрела на царевну.

— Зачем?

Света про себя поморщилась. Конечно незачем, если уж замолвит словечко кто-нибудь из высшей аристократии. Этого она не понимала. Пусть, как Лис говорил, она боготворит свою страну, но в Зимидаре закону подвластны все. Конечно, она это признает, бывает, что иногда учитывают происхождение, но это не введено в законы, как здесь. Чем выше стоит обвиняемый или его покровитель, тем меньше шансов, что его привлекут к ответственности. А слово императора — закон. В итоге и получается, чем больше и более высокопоставленных свидетелей наберет обвиняемый, тем больше шансов у него выйти на свободу. Видимо, когда создавались законы, надеялись на благородство высших сословий империи, которые не встанут на сторону неправых и поддержат невиновных. А в результате, кому кого выгодно, тех и поддерживают.

— Хорошо, я попробую разобраться, и если ваш брат невиновен…

— Я знаю, он невиновен!

— Помогу! — закончила Света, недовольно взглянув на перебившую её леди.

Взмахом руки остановила девушку, судя по заблестевшим глазам и облегчению на красивом лице, собирающуюся вскочить и разразиться благодарностями. Энджел, сжав руки, прикусила губу. Испугалась, что принцесса передумает. Не дождётся, интересно ведь!

Света, поднявшись с дивана, вызвала служанку:

— Дарина, принеси два плаща. Побыстрее, пожалуйста, — посмотрев на удивлённо глядевшую на неё леди, пояснила: — Сначала нам нужно кое-куда заглянуть.

— Куда?

— Вот именно, ваше высочество, куда это вы собрались?

Стало тепло на душе, Света обернулась на голос с помимо воли появившейся радостной улыбкой. И замерла, глядя в затягивающий омут серых глаз на непроницаемом лице. По телу пробежала приятная дрожь. Как бы Света хотела хоть на миг проникнуть за это спокойствие и уверенность, понять, что на самом деле думает и чувствует Лис. Как же он относится к ней. Но её страж, исправно выполняя обязанности защитника, изредка помогая советами, держался в стороне. Вроде он всегда рядом, она знает, что ни один враг к ней не приблизится, что страж, если понадобится, ценой своей жизни защитит её, но истинное, не связанное с работой, отношение к ней Свете неизвестно.

Вопросительно приподнятые брови Рыжа помогли скинуть наваждение и вернуться в реальный мир.

— Лис, ты вовремя. Знакомься — леди Энджел Айсрим, — показала на девушку, которая при появлении стража быстро смахнула слёзы. И сейчас на диване сидела спокойная леди, с благосклонным вниманием разглядывающая стража. В её зелёных глазах сверкнул интерес, отчего-то вызвав у Светы неприязнь.

Лис молча склонился в лёгком поклоне, приветствуя леди, о которой, Света уверена, знал намного больше, чем она сама. По крайне мере об окружающих принца людях страж старался собрать всю возможную информацию, судя по его скупым высказываниям.

— Леди, это мой страж и защитник Лис.

Конечно, не стоило бы аристократку представлять стражу. Но нужно дать понять леди, что не следует к нему относиться, как к простому слуге.

Понимание на лице аристократки подтвердило, что она всё учла.

— Лис, я весьма много о тебе наслышана. Его высочество, — с иронией усмехнулась Энджел, заставив Свету с облегчением про себя вздохнуть. Кажется, леди пришла в себя и снова превращается в немного взбалмошную, эксцентричную девушку, — любит о тебе говорить.

— Уверен, он весьма высокого обо мне мнении, — улыбнулся Лис.

— О да! Таком высоком, что выше только Боги. Особенно его высочество ценит, когда ты своевременно появляешься рядом с её высочеством.

— Интересно, может, мне стоило бы обидеться вместо мужа, — задумчиво глядя в потолок, перебила Света понимающе переглянувшуюся парочку.

Краем взгляда заметила мелькнувший испуг на лице леди, тут же сменившийся пониманием. Видимо, аристократка не сразу осознала, что принцесса пошутила.

— Ой, ваше высочество, я…

Что хотела сказать Энджел, осталось неизвестно. Пришла служанка с плащами, и Света взмахом руки прервала леди.

— Нам пора, — объяснила она, накидывая чёрный плащ, а серый протянула ничего непонимающей Энджел.

— Ваше высочество, вы так и не сказали, куда именно собрались, — напомнил Лис, подозрительно нахмурившись.

Света обвела решительным взглядом стража и леди Айсрим и непререкаемым тоном сообщила:

— В темницу! — если уж что-то узнавать, то только из первых рук.

Лис и Энджел спорить не стали. Хотя страж и не удержался от недовольной гримасы, а аристократка от недоумения.

Света было шагнула к двери и остановилась. Что она собирается делать? По дворцу бродит множество аристократов и их обязательно заинтересует, куда это решила наведаться принцесса в сопровождении одного лишь своего стража и леди Энджел. Особенно это не оставят без внимания шпионы, которые тут же донесут своим хозяевам.

Оглянулась на Лиса, который даже не сдвинулся с места, оставаясь стоять на середине комнаты. Судя по насмешливому ожиданию в его серых глазах, он знал, что она засомневается.

Недовольно передёрнула плечами, снова посмотрела на дверь и улыбнулась.

— Лис, — умоляюще посмотрела на стража и глазами показала на леди.

Парень нахмурился и отрицающее сложил на груди руки. Света, склонив голову набок, умоляюще улыбнулась. Страж, поморщившись, нехотя кивнул и с улыбкой обернулся к леди с недоумением следившей за их молчаливой беседой.

— Леди, позвольте вас проводить. Отвлечём внимание от нашей принцессы.

И, предложив руку леди, вместе с ней вышел из комнаты, на пороге бросив через плечо на Свету предупреждающий взгляд. Дверь за ними закрылась, из коридора донёсся их оживлённый разговор.

Света, вызвав Дарину и предупредив, что она никого не принимает, решительно направилась к тайному ходу. Пусть леди Энджел Айсрим думает, что они очищают ей путь, на самом деле Света и не думала пересекать дворец. Как хорошо, что мало кому известно о тайных ходах, ведущих к переходам под дворцом. Без них бы было совсем плохо.

Когда Света вышла из подземелья, страж и леди её уже ждали у дознавательского отделения, расположенного рядом с дворцом. Именно в его подземелье находилась тюрьма. Стражники сначала не хотели пропускать даже знакомую леди, уже бывавшую здесь, мол, не позволено. Интересно, будь Энджел одна без сопровождения парня, в котором любой почувствует воина, и стоявшей за ними маленькой фигурки, до неузнаваемости закутанной в чёрный плащ, её бы впустили? Только вручённый Лисом весомый мешочек, в котором позвякивали золотые монеты (видимо, страж именно за ними ходил, попросив его подождать), убедил тюремщиков пропустить их. Света с неудовольствием взяла это себе на заметку. С одной стороны хорошо, что ей не пришлось раскрывать себя, с другой — представилось, что бы было, если бы вместо них заявился кто-нибудь с недобрыми намерениями.

В этот раз узниками были заполнены почти все камеры. Барон Сант Айсрим сидел в крайней от двери. Двадцатилетний парень, внешне очень похожий на старшую сестру: такие же огненные волосы и зелёные глаза. Трехдневное пребывание за решёткой почти не сказалось на нём, он старался не запускать себя: причесан, умыт. А вот на лице с легкой щетиной непонимание, как и за что он здесь оказался.

Барон удивился повторному визиту сестры и сейчас встревожено её расспрашивал, с любопытством косясь на Лиса и Свету.

Она со стороны разглядывала барона. Открытое лицо, прямой взгляд, тревога за сестру — сразу же располагали к нему. Как-то она не могла представить его в роли хладнокровного убийцы. Да и на злостного дуэлянта и задиру не походил.

Она сделала шаг к камере, заставив брата с сестрой замолчать. И негромко спросила, не обращая внимания на заключенных, приникших к решёткам в соседних камерах:

— Барон, расскажите, пожалуйста, в подробностях, что именно случилось.

Сант, не спрашивая, с кем говорит, лишь вопросительно взглянув на сестру и дождавшись от неё подтверждающего кивка, поведал историю своих неприятностей.

Барон приехал в столицу, оставив своё поместье на управляющего, желая навестить сестру и убедиться, что с нею всё в порядке. Да и, чего скрывать, узнать у Энджел, когда та собирается выходить замуж и самому подыскать себе невесту. Всё же после смерти родителей они единственные остались в роду, и стоило подумать о наследниках. С Энджел было всё в порядке, она отлично влилась в высшее общество, ей нравилась вся это великосветская суета при императорском дворе. А вот с остальным Стиву не повезло. Сестра совершенно не думала о замужестве, не желая расставаться со свободой, к которой привыкла за семь лет. Да и Сант за эти месяцы не встретил девушки, которую бы хотел назвать своей женой.

В тот день барон возвращался с бала князя Драганского, устроенного в честь помолвки старшей княжны. Так как поместье князя находилось недалеко, Сант решил пройтись до дома пешком. Неожиданно раздался женский крик о помощи. Парень, побежав на шум, стал свидетелем, как к хорошо одетой девушке приставали четверо парней. Когда он попросил оставить красавицу в покое, один из парней вдруг заявил, что Сант его оскорбил, заподозрив Зима знает в чём. И это оскорбление можно было смыть только кровью. Барон, решив, что парень просто пьян, попросил друзей его усмирить. Но те, поддержав своего дружка, обозвали Санта трусом и ещё несколькими оскорбительными словами, которые он бы не хотел произносить при дамах. После этого дуэли избежать было невозможно. Тянуть не стали, решив здесь и сейчас всё закончить.

Сант Айсрим желал просто проучить сэра Эндри, именно так перед дуэлью назвался парень, оказавшийся, как и его друзья, рыцарем. Но, к сожалению, противник хотел именно смерти барона, и один из ударов стал смертельным для сэра Эндри. Сант решил, что всё закончилось, и собрался удалиться, оставив парней оплакивать друга. Но не тут-то было! Рыцари вдруг закричали: «Убийца!», и схватили парня. Они рассказали подбежавшей страже, что вчетвером шли по улице, когда неожиданно выскочил этот сумасшедший, размахивающий мечом, и напал на сэра Эндри. Не успели они оглянуться, как их друг упал замертво. Стража, не слушая возражения барона, тут же увела его в темницу.

— Как всё просто-то, — тихо, чтобы услышала только Света, произнёс Лис. — Девушка — приманка для благородного олуха, который со своим аристократизмом вляпался по самое некуда.

Она едва заметно кивнула. И правда, ловушка не давала возможности парню остаться в живых. Или на дуэли от меча этого сэра Эндри, или же на виселице за убийство. Вот только мотив-то какой?

— Барон, вы кого-нибудь из рыцарей раньше встречали? Общались?

— Нет. Первый раз видел.

— Вы уверены, что они были рыцарями?

— Они так сказали.

Барон прав. Никто в империи не смел лгать о титулах, если раскроется обман, мошенника ждала немедленная казнь. Да и незачем рыцарем врать, ведь подтверждение личности от суверена перед судом всё равно не избежать.

— Барон, у вас есть враги?

Интересно, а почему тогда его просто не убили? Наняли бы кого, или даже сами рыцари могли, устроили бы разбойное нападение или несчастный случай. Может, кому-то не нужно серьезного разбирательства, которое началось бы из-за преждевременной смерти аристократа? А «дуэль» с тремя свидетелями никто так тщательно расследовать не станет.

— Я думал об этом, миледи. Нет, не знаю никого, кто бы желал моей смерти. Вроде бы и врагов нет.

— Сант прав, ва…миледи, — поддержала брата Энджел, чуть не проговорившись. — Он и мухи не обидит.

— Понятно. Барон, кто из дознавателей занимается вашим делом?

— Ян Родмир — дознаватель первый ступени.

— Ну что ж поговорим с ним, — Света собралась покинуть темницу, но барон её остановил:

— Миледи.

— Да?

— У меня есть надежда?

Света улыбнулась, припомнив завет Зимы.

— Барон, запомните. Надежда есть всегда, какой бы безнадёжной не казалась ситуация. А у вас всё не так уж плохо.

Полюбовавшись на посветлевшее лицо барона, направилась вместе с Лисом к выходу, оставив брата и сестру попрощаться наедине. В невиновности парня Света была уверена, в своём умении разбираться в людях она не сомневалась.

 

Кабинет дознавателя находился на третьем этаже. В ответ на стук Лиса из-за двери донесся приятный баритон, разрешающий войти.

Большую часть маленького кабинета занимал заваленный бумагами стол, за которым сидел дознаватель. Ян Родмир был молод, невысок, худощав, русые волосы торчали во все стороны, словно парень только что взъерошил их ладонью. На руке, державшей перо, синело пятно от чернил. На вид мальчишка мальчишкой, больше восемнадцати Света ему бы не дала, если бы не проницательный взгляд, которым парень окинул своих посетителей. Взгляд сразу же прибавил ему несколько лет. И всё же парень не производил впечатления опытного. Умного, может быть, но никак не опытного.

— Чем могу быть полезен? — вежливо поинтересовался дознаватель, на секунду задержав взгляд на Свете, стоявшей позади леди и стража.

— Вы Ян Родмир дознаватель первой ступени? — заговорила, как и договаривались, Энджел Айсрим. Света не хотела сразу же привлекать к себе внимание.

— Да, леди.

— Я Энджел Айсрим, сестра барона Айсрим. Я хотела, если можно, узнать что грозит моему брату? Можно ли как-нибудь ему помочь?

В карих глазах дознавателя мелькнуло сочувствие, сразу же расположив Свету к нему. Хорошо, что он ещё не научился равнодушно относиться к своим подопечным. Можно надеяться, что парень поможет докопаться до истины.

— Извините, леди, но я не могу говорить об этом. Не положено.

— А если я…

Света, заметив, как дознаватель нахмурился, коснулась плеча девушки, останавливая. Не стоит даже намекать о взятке. Не возьмёт, а вот обидеться может.

Она встретилась с подозрительным взглядом дознавателя и вздохнула. Скрываться уже не имело смысла, парень сразу же догадался, кто в их компании главный.

Вышла вперёд и, скидывая капюшон, спросила:

— Ян Родмир, а я могу это услышать?

Парень обескуражено, видимо, увидеть принцессу Пеневии в своем маленьком кабинете он не предполагал, быстро выскочил из-за стола и склонился в поклоне.

— Ваше высочество, — когда поднял голову, на лице мелькнули одновременно радость и недовольство. Парень прямо спросил: — Ваше высочество, вы хотите защитить барона?

— Я хочу знать правду!

Парень с облегчением улыбнулся.

— Я расскажу вам всё, что узнал за эти дни. Но, извините, могу только вам, — и выразительным взглядом окинул Энджел и Лиса.

Света, взглянув на леди, кивком показала на дверь, Энджел согласно кивнула.

— Да, конечно, Ваше высочество.

Затем Света с просьбой посмотрела на своего стража. С ним могли быть сложности, больно уж он серьезно относился к её защите.

Лис поморщился, одарив дознавателя недовольным взглядом, вместе с леди зашагал к выходу.

Усаживаясь в кресло, предложенное Яном, Света прислушалась к разговору за дверью.

— Страж, как ты думаешь, мы сможем доказать невиновность Санта? — с тревогой спросила Энджел. Кажется, она не больно верила в способности Светы.

— Если он ни при чем, то, несомненно, будет на свободе.

— Ты так веришь в нашу принцессу?

— Я знаю царевну Зимидара!

От этих простых, уверенных слов стало удивительно легко на душе.

— Ваше высочество, — окликнул Ян, — я думаю…

Света взмахом руки его остановила.

— Ян, давай сделаем так. Ты сначала расскажешь все известные тебе факты, а потом сравним наши впечатления. Хорошо?

— Вы разговаривали с бароном?

— Да, — призналась Света и с пониманием улыбнулась, когда дознаватель с неудовольствием поморщился. — Значит, это ты запретил пускать кого-либо к барону?

Ян кивнул:

— Только не больно это помогло.

— Ян, пока с этим ничего не поделаешь. Рассказывай!

— Если основываться только на известных фактах, то положение у барона не ахти! Во-первых, убийство было? Было. Во-вторых, свидетели есть? Есть! В-третьих, девушку, о которой говорил барон, не нашли? Не нашли. Стража прочесала все ближайшие дома, никто даже похожую не видел. И, в-четвёртых, свидетели и обвиняемый до этого случая не знали друг друга? Не знали, подтверждают и рыцари, и барон. Других свидетелей не нашли. Единственное, за что можно зацепиться — это то, что они из одного княжества, Перевалского. Князь подтвердил, что эти рыцари его. Пусть только недавно, в столице, посвятил их.

— Канцлер? — уточнила Света, нахмурившись. С князем у неё за эти месяцы сложились не то, что плохие отношения. Она просто старалась его избегать. Больно уж канцлер неприязненно относился ко всему, что связано с Зимидаром. Поэтому в этом деле ей придётся учесть свою личную неприязнь к нему

— Да. Так как и барон, и жертва, и свидетели из одного княжества, то разбирательство будет производиться князем. Мне лишь необходимо собрать все сведения, факты, доказательства и улики.

— Какие отношения у барона с князем?

— Барон хорошего мнения о своём сюзерене…

— А о ком он плохого?

— Ну да, Сант Айсрим весьма добродушен и благороден. Мне пришлось расспросить его подробно. В конце концов, выяснил, что за несколько месяцев до приезда барона в столицу, он встречался с князем. Канцлер предложил купить за весьма хорошую цену земли Айсримов. Барон отказался.

— Ты думаешь, всё устроил князь? Зачем ему это? Ведь если узнают… — и сама себя перебила: — А кто узнает?

— Именно, ваше высочество. В этом деле всё зависит от князя. Передал бы я ему, что узнал. А узнал я немного, и все факты против барона. Князь бы легко вынес обвинение и был бы во всём прав. Закон на его стороне. Вот только ваше вмешательство он предусмотреть не мог.

— Кто-нибудь может подтвердить, что князь пытался купить земли у барона?

— Лишь дворецкий барона.

Света разочаровано вздохнула:

— Неужто всё так просто? Я-то надеялась на запутанную тайну, что придётся поломать голову, что… — обиженно махнула рукой. Конечно, это эгоистично, всё же на кону жизнь человека, но она не могла избавиться от чувства, будто её обманули.

— Ваше высочество, в основном все преступления и злодейства объясняются просто, в их основе лежит одно из трёх: деньги, власть или любовь, а сложными их делают люди.

Света вздохнула и предложила:

— Ян, давай я попробую составить картину, как её себе представляю. Если заметишь нелогичность, укажи, пожалуйста. Вот князю срочно понадобились земли. Для чего, пока непонятно. Может, просто увеличь свои личные владения? Вообще-то нет. Тогда бы он попробовал приобрести не у своего вассала, а у соседа. Ладно, оставим пока, но стоит выяснить! У своих вассалов забрать земли просто так не имеет права, лишь выкупить. Но видимо, продавать никто не желает, да и графства, наверняка, занимают его родственники, как у них заведено, и тогда князь обращает внимание на баронство. Нужно узнать, как и когда Айсримы получили свои владения.

— Император Кристофер Отважный почти пятьсот лет назад, заручившись согласием тогдашнего князя Перевалского, передал свободное поместье новоиспеченному барону.

Света кивнула, показывая, что слышала, и продолжила:

— Барон Айсрим продавать отказался. Но у парня наследников нет, и случись что с ним, земля сразу же вернётся во владения князя. И почему в империи женщина не может наследовать?! К князю приходит идея об убийстве, но при несчастном случае или разбойничьем нападении на аристократа ведётся тщательное расследование. А оно могло вывести на него.

Самый лучший способ — это если бы барон умер своей смертью, от болезни, например, но парень молод. Да и долго ждать не стоит, вдруг женится и появится наследник. Ещё один способ безопасно избавиться — это дуэль.

Его рыцари или сам князь нанимают девушку, устраивают ловушку для барона. Но барон побеждает противника. Почему рыцари сразу же не убили Айсрима? Чего им стоило представить его смерть результатом дуэли?

— Стражники вовремя появились, — ответил дознаватель.

— Ясно… Пришлось рыцарям придумать что-нибудь другое. Интересно, кто решил подставить парня: сам князь предусмотрел такую возможность, или рыцари? Весьма ловко, нужно сказать. Ведь парня будет судить сам князь, раз все связаны с его княжеством. А после суда князь тихо избавится от… Ян, срочно нужно найти девушку! Если не поздно. Лишь она может подтвердить слова барона, и князь об этом прекрасно знает. Без неё у нас ни одного доказательства. Мне нужно лишь её полное описание. Я знаю, кто поможет в поисках.

— Да, конечно, — кивнул парень и добавил: — Ваше величество, нужно допросить князя. Со мной говорить не станет и будет прав. Не дорос я ещё до высшей аристократии, а вот вы…

— Хочешь меня использовать?

На лице парня мелькнул испуг. Кажется, решил, что зашёл слишком далеко. Всё же перед ним сидит не кто-нибудь, а принцесса.

— Я… я… — глубоко вздохнул, заставляя себя успокоиться, и, глядя в стол, тихо закончил: — Простите, Ваше высочество, я просто хочу спасти невинного человека.

— Да поняла уже. Вот найдём девушку, и я встречусь с князем.

— Спасибо! — подняв голову, довольно на всё лицо улыбнулся дознаватель, отчего снова напомнил мальчишку.

— Ян, а какое по счету у тебя это дело?

Парень смутился. Взъерошив волосы ладонью, признался:

— Третье и первое на должности первой ступени. До сих пор удивлён, что именно меня рекомендовал старший дознаватель для повышения.

Ничего удивительного. Парень умён, не тушуется при виде аристократов и готов отстаивать своё мнение. Если не наткнётся на какого-нибудь самодура-начальника, и не прибьют раньше времени за вмешательство, куда не надо, далеко пойдёт. Может и до высшей аристократии доберется.

— И как тебе на новом месте?

Дознаватель поморщился:

— Там было проще!

— Конечно. Между аристократами-то маневрировать не приходилось! — усмехнулась Света.

В дверь постучали, и заглянул Рыж. Оглядев улыбающихся царевну и дознавателя, отчего-то нахмурился и напомнил:

— Ваше высочество, а не надо ли вам на встречу с наследным принцем?

Фу ты! Она совершенно забыла. Нет никакого желания говорить с муженьком, снова выслушивать претензии, оскорбления, но ведь придётся.

****

— Ваше высочество, пришёл князь Перевалский.

— Пусть заходит.

Света отложила письмо брата на стол и довольно потерла ладони. Два дня прошли результативно. Пусть они и узнали не совсем то, что хотели.

Смогли найти девушку и чуть ли не в самый последний момент. Опоздай они на час, и разговаривать пришлось бы с трупом. Обратиться за помощью к Рыжу было правильным решением, он не потерял свои связи в трущобах. Анна Лайя, как и говорил барон, оказалась красивой и воспитанной девушкой, но попавшей в затруднительную ситуацию. Дочь разорившегося торговца, который, не выдержав потерю дела всей своей жизни, запил и, в конце концов, был найден в канаве с проломленной головой. Кредиторы забрали имущество, ничего не оставив Анне. Девушка обратилась за помощью к подруге, которая приютила её на несколько дней. И где? В «Пчёлке»! Нашла же к кому обратиться.

К счастью, пробыла девушка там недолго, в тот же день наткнулся на неё сын князя Перевалского, и именно он предложил выбраться из ямы, в которую она попала, всего лишь за маленький спектакль: проучить парня, обидевшего его сестру, которой у него сроду не было. Князь, получается, вначале был совсем ни при чём.

Рыцари, которых поймали, когда они собирались отправить Анну к Матушке Зиме, сразу же, как выразился Лис «запели», сдавая княжича и его отца. Князю, когда младший любимый сын попросил помощи, пришлось придумать, как его защитить. Если даже для этого пришлось бы отправить на виселицу невиновного парня.

К сожалению, даже сейчас не хватало доказательств, чтобы привлечь к ответственности князя, а вот доставить неприятности его сыну можно было. Но это никак не помогло бы барону, которому придётся ещё долго жить в княжестве.

От князя смогли скрыть показания рыцарей и то, что нашли девушку, а также, Ян уверен, канцлер не знает о вмешательстве принцессы.

— Ваше высочество, вы желали меня видеть? — холодно спросил канцлер, остановившись на пороге её гостиной. Пронзительный взгляд был непроницаем.

Снежок, лежавший под столом, выскочил и угрожающе заворчал на князя.

— Снежок, успокойся! — окликнула она пса. Дождавшись, когда он снова устроится у её ног, взмахом руки предложила канцлеру сесть в кресло.

И только когда князь устроился, вежливо поинтересовалась:

— Ваша светлость, как ваши сыновья? Слышала, старший пошёл по вашим стопам, занялся политикой?

— Да, ваше высочество.

И никакой реакции.

— А второй выбрал военную стезю?

— Да.

— А третий чем решил заняться? Я что-то ничего не слышала. Вроде пока составляет компанию моему мужу, но о будущем, надеюсь, думает?

А вот и первая беспокойная нотка. Света, вглядываясь в лицо князя, заметила, как дернулось веко.

— Молодежь, ваше высочество, не любит думать о будущем. Живут настоящим.

— Вы правы, ваша светлость. Особенно эти придворные бездельники. Видно, им нужно просто богатое поместье, которое смогло бы их содержать. Только где столько земель взять, особенно для младших сыновей, не так ли? — зеленые глаза канцлера тревожно блеснули. Да-да, она догадалась, зачем ему нужна земля. Проблема эти младшие дети. Некуда их пристроить. Вот они и валяют дурака в императорском дворце, желая получать содержание. И пока канцлер не успел что-нибудь сказать, продолжила: — Ах да, я ведь вот что хотела у вас спросить. Завтра, как я слышала, суд над бароном Айсрим. Я бы хотела знать, в чём там подоплека? Неужели парень убил того рыцаря совершенно беспричинно?

Князь недовольно нахмурился. Видимо не думал, что принцессу заинтересует какое-то судебное разбирательство, особенно если его старались держать в секрете.

— К сожалению, ваше высочество, барон — убийца. Все факты свидетельствуют об этом. Извините, а откуда вы узнали о нём?

— Да сестру его встретила. Бедняжка так переживает. Даже девушку нашла, которая якобы может помочь. Вроде, Анной…

— Хватит, ваше высочество! — от ледяного тона в кабинете словно похолодало. — Что вы знаете?

Света так же отбросила свою притворную вежливость и холодно спросила:

— Князь, а вы как думаете?

Канцлер некоторое время не сводил с неё холодного взгляда, видимо, пытаясь понять. Наконец спокойным тоном произнёс:

— У вас нет доказательств. Показания подкупленной вами девчонки ничего не стоят!

— А рыцарей? Как вы думаете, если пригрозить им виселицей, они будут молчать? Особенно если пойманы, когда покушались на Анну?

«Идиот!» — едва слышно буркнул князь себе под нос, видимо, имея в виду сына, так его подставившего.

Князь, устремив взгляд куда-то за спину царевны, задумчиво нахмурился. Пытается найти способ, как вытащить сына. Едва заметно холодно усмехнулся и посмотрел на Свету:

— Слова каких-то рыцарей без роду и племени против княжеских? Не смешите, ваше высочество!

— А вмешательство принцессы?

— Зимидарки? — чуть ли не выплюнул князь.

Света об этом прекрасно знала, многим из князей не нравилось её зимидарское происхождение. Для пеневийцев северное царство, словно красная тряпка для быка. Ничего, у неё есть ещё один довод.

— Может быть, может быть. Вот только многие ли из ваших вассалов после этого случая будут вам доверять? Особенно если кто-нибудь им намекнет, что и с ними может произойти то же, что и с бароном, что они могут не просто распрощаться со своими владениями, но и с жизнью заодно, что князь готов сразу же отречься от своих рыцарей. Что там говорится об обязанности князя? Единственной обязанности? Князь обязан защитить своих вассалов, которые в свою очередь защищают своего князя и верно служат ему.

— Ваше высочество, что вы предлагаете? — чуть ли не прошипел князь, уяснивший, что может потерять всё, чего добился. Да и доверие императора многого стоило, а его величество, о чём наверняка князь подумал, благоволил к Свете.

— Наказание для вашего сына. Думаю, несколько лет где-нибудь на границе вашего княжества в сельской местности добавит ему ума.

Князь кивнул, в глазах мелькнуло облегчение.

— Снятие всех обвинений с барона, — продолжила она.

— Дуэль?

— Пусть будет дуэль! Также вы оставляете в покое барона Санта Айсрима, его сестру и Анну Лайя. Ну и компенсацию, конечно, им за всё пережитое. Особенно для Анны выполните всё, что обещал ваш сын.

— Что-то ещё? — с неприязнью буркнул князь.

— Не попадаться мне на глаза, вы ведь, к сожалению, не сможете? Значит всё!

Князь молча встал и направился к выходу.

— Ах да, ваша светлость, — окликнула она. Мужчина обернулся, — кто подсказал вашему сыну эту идею?

— Не знаю! Но узнаю! — Окинув Свету тяжёлым взглядом, добавил: — Я недооценивал вас, ваше высочество. Этого больше не повторится!

— Ещё один враг? — вышел из тени Лис, когда за князем захлопнулась дверь.

— На одного больше, на одного меньше.

— Думаешь, твой барон может не опасаться мести?

— Лис, князь из тех, кто признает поражение. Он знает, что у нас есть показания рыцарей и Анны. Что мы можем использовать всё это против его сына.

— Но ссылка за попытку убийства? — поморщился Рыж. — Больно уж гуманно.

— А чего ты хотел? Барону ещё долгие годы жить в княжестве. А смерти сына князь бы не простил.

Барон Сант Айсрим был выпущен на свободу. Он решил, что двор не для него, ему лучше в своем имении. Вместе с ним уехала Анна Лайя, через месяц ставшая баронессой Айсрим. Леди Энджел осталась в столице пугать своими яркими нарядами и не менее яркими высказываниями двор.

  • Зеркала второго круга / Зауэр Ирина
  • УКРОТИТЕЛЬ ОГНЯ / СТАРЫЙ АРХИВ / Ол Рунк
  • Ника Паллантовна - Все, что ты хочешь / Собрать мозаику / Зауэр Ирина
  • Афоризм 503. Молчание П. / Фурсин Олег
  • Помощник / Мантикора Мария
  • № 13 / Gabriel
  • Дым / Фрагорийские сны / Птицелов Фрагорийский
  • План / Супруг: инструкция к применению / Касперович Ася
  • Джефра, спутник Гвендора / Нарисованные лица / Алиэнна
  • Мысли осколками... / Стихи разных лет / Аривенн
  • Вавилон / Реконструкция зримого / Argentum Agata

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль