Глава 10. Теодор Стальной и сомнительное проявление

0.00
 
Глава 10. Теодор Стальной и сомнительное проявление

Теодор Стальной был сыт по горло карточными играми. Он три дня готовился к ним: Джим учил его раздавать колоду так, чтобы семь огненных карт выпадали ему, а восьмая — Теодору. Секрет заключался в том, чтобы разложить нужные карты в колоде каждой шестой по счету, а затем мешать таким образом, чтобы сохранить очередность, сместив лишь одну карту. Поначалу Теодор не понимал, что Джим требовал от него, он противился жульничеству, он раздражался из-за неудач, но всякий раз, когда он порывался отказаться, Джим с горящими глазами уговаривал Теодора помочь.

На третий день Теодор освоил этот хитрый трюк. Он повторил его десять раз подряд без запинки, и Джим остался доволен. Но все же, когда дело дошло до игры, и взгляды соперников, казалось, неотрывно следили за колодой в его руках, Теодор сбился. Он сдал Джиму всего шесть огненных карт. Одна, как положено, выпала ему, но восьмая досталась кому-то из соперников, и только по счастливой случайности Ян первым ходом передал Джиму огненную карту.

Джим победил, и Теодор вздохнул спокойно — исход игры больше не зависел от ловкости его пальцев. Но соседи вдруг вздумали играть в неведомую «междуусобку», опять усложняя ему жизнь. Теодор путался в правилах, а поторапливания и язвительные замечания Арнольда лишь сильней его тормозили. В итоге из-за него Джим трижды проиграл Победитовому. Теодор злился на себя, на игру, на игроков, но Джима, похоже, все устраивало. Как только ребята разошлись, Джим выложил на стол свою добычу и принялся пересчитывать.

— Двести златов! Да у меня отродясь столько не было, — воскликнул он, склонившись над россыпью златов и сребреников. — Из них я должен тебе… сорок пять златов за книги, — он отсчитал монеты, сложил стопкой и отодвинул, — … пятнадцать за стрижку и… — Джим замешкался. — Те деньги, что ты поставил на меня… Ты же играл в мою пользу, так что… вроде как… я должен вернуть их тебе, — Джим медленно вынимал монеты из своей доли, которая значительно сократилась.

— Я сделал ставку по правилам и добавил денег из личных побуждений, никто меня не заставлял. Все честно, ты можешь оставить выигрыш себе, — сказал Теодор. Он снял рубашку школьной формы и повесил ее в шкаф. Расстегнул ремень, стащил брюки.

— Мне не нужны подачки! — Джим обернулся к нему, но, застав Теодора без одежды, отвел глаза и сбавил тон. — Я не возьму твоих денег. Ты, в общем, забирай, — он наскреб третью стопку монет.

Теодор запахнул халат, подошел к столу Джима и взял свои сто сорок златов. Для него эти деньги ничего не значили, он мог бы, не задумываясь, оставить их Джиму, но тот не терпел благотворительности.

— Теперь не хватает, — прошептал Джим себе под нос и закусил нижнюю губу.

— На что не хватает? — спросил Теодор.

— Ни на что! — отмахнулся Джим и убрал деньги в карман.

Теодор подозревал, Джим что-то скрывает. Уж очень он торопился сыграть в карты, не дожидаясь, пока снимут гипс. Следующим утром Джим исчез после завтрака вплоть до начала занятий. На все вопросы он отвечал уклончиво, пичкая Теодора неумелой ложью. Стального раздражало недоверие напарника. Он понял, что, бросившись на Арнольда в столовой, напрасно назвал Джима своим другом. И вообще, воспоминания о том дне заставляли его сгорать от стыда — весь этот цирк с ножом, угрозы, громкие слова… Он вновь не справился со своим гневом.

В глубине души Теодор не хотел, чтобы срок наказания подходил к концу, не хотел тренироваться в качестве Щита, не хотел служить Щитом, он не мог смириться. Но зной-месяц сменил жара-месяц, и вечером первой лунницы смотритель объявил, что наказание завершено.

Утром солнцевиты Джим помчался снимать гипс и вернулся к завтраку.

— Смотри-смотри! — Джим подсел к Теодору за желтый столик и вертел под носом напарника левой кистью. Клеймо подпрыгивало, пальцы неуклюже шевелились, словно ножки краба, на запястье краснело пятно. Это восхитительное с точки зрения Джима зрелище заслонило Теодору обзор на точеную спинку Анны Бронзовой, изящный изгиб от шеи к плечу, приоткрытое ушко и водопад каштановых волос.

— Убери, я не слепой, — огрызнулся Теодор и отвел его руку в сторону.

— Что, без гипса я тебе не мил? — Джим улыбался, глядя на свою драгоценную руку, сжимал и разжимал пальцы, вращал запястье.

— Не переусердствуй, а то кость треснет, — припугнул Теодор, но улыбка так и не сошла с лица Джима.

Толстушка поставила перед Деревянным поднос с едой. Он взял ложку, сжал ее пальцами и зачерпнул медовые хлопья в молоке с таким видом, будто совершает чудо. Теодор улыбнулся на одну сторону. В каждом жесте напарника сквозило столько жизни, так пламенел его взгляд, что впору заразиться энтузиазмом, но Теодор ограничился снисхождением.

В полдень они вышли на Арену Состязаний. Курсанты построились кругом, а Теодора и Джима вывели в центр. Кузнецы встали позади них.

— Продолжайте отрабатывать рубящий диагональный удар, — велел кузнец Мечей.

— Восходящий блок, — бросил кузнец Щитов своим подопечным.

И арена озарилась вспышками контуров. Курсанты двигали руками, и следуя за ладонями, будто в узде, мечи наискось падали вниз, щиты взмывали вверх. Круговерть цветов, потоки воздуха, гул вибраций — близость оружий давила и завораживала. Теодор ежился от озноба в разгар жаркого дня.

— Так, займемся вами, — Рональд Хромовый подошел поближе и отер лысину. — Вы были на занятии по пробуждению, помните: очистить сознание и все такое. Как там ты говоришь, Брюс? «Наполнитесь светом благословения и молитесь»?

Брюс Железный одарил Рональда гневным взглядом и скрестил руки на груди. В его модную прическу закралась седина, а серо-голубые глаза окружала паутинка морщин. Теодор впервые видел так близко своего троюродного дядю.

— Доверьтесь богу-покровителю, — напутствовал Брюс, избегая взгляда Теодора.

— Давайте, ну же, — Рональд жестом зазывал их начать. — Вы тут не одни.

Джим вытянул руку вперед, пальцы подрагивали, глаза горели. Теодор встал слева от Джима, как положено Щиту. Он нехотя согнул руку и закрыл глаза, чтобы сосредоточиться, глубоко вздохнул. Но мысли не желали покидать голову, а посторонние звуки отвлекали. Все в Теодоре противилось проявлению. Он жмурился, сжимал кулак, впиваясь ногтями в ладонь. Ничего не выходило. Теодор не мог освободиться, скованный страхами и обидами. Он должен был проявлять меч, но вынужден воображать злосчастный щит. Стальной представил себе округлый треугольник с полумесяцем над кромкой, от него исходило бледное желтое свечение.

«Что ж, Лунь-богиня… — пересилив себя, обратился Теодор. — Ты назначила меня Щитом, так подскажи, что мне с ним делать?..»

Он ощутил покалывание в тыльной стороне ладони. Воздух вокруг его кулака вибрировал и расширялся. Теодор приоткрыл глаза и увидел подрагивающий контур щита размером чуть больше предплечья и отступающий на то же расстояние.

— Ого! Ничего себе! — воскликнул кто-то, многие курсанты замерли и устремили взгляды на них, точнее на Джима. Его контур превышал все ожидания. Гудящие красные линии рисовали короткий меч с овальной гардой и круглым навершием из языков пламени. Контур возвышался над головой Джима и был длиннее вытянутой руки, сродни контурам Арнольда Победитового и Винсента Уранового.

— Да я крут! — заявил Джим. — Эй, смотрите, я круче всех! — развеселился он и, рисуясь перед соперниками, взмахнул рукой.

Теодор инстинктивно подставил щит, защищаясь от картинного жеста Джима. Тот не учел масштабы контура и чуть не задел напарника. Контур гладиуса прошел сквозь контур тарча на расстоянии ладони от кулака Теодора. Кожу обдало жаром. Теодор отшатнулся, и его контур погас.

— Совсем сдурел?! — Теодор, было, бросился на Джима, но Рональд Хромовый крепко сжал его плечо.

— Деревянный, не помню, чтоб разрешал тебе махать мечом!

— Ой… — Джим вернул руку в исходное положение.

— Внимание всем! — заголосил Брюс Железный. — Напоминаю, в глазах богов напарники едины. Оружие Снаряжения не противостоит друг другу, и при неосторожном обращении вы можете покалечить напарника. Будьте внимательны!

Теодор потирал левой ладонью опаленную руку.

— Отпустите меня уже, мастер, — сказал он. — Я не стану устраивать драку. Мне нужно в лазарет.

Рональд разжал пальцы, и Теодор направился к Солнечным вратам. На самом деле его рука не болела, но он не хотел оставаться на арене. Он вышел в латунный коридор, затем прошел сквозь парадную арку и попал в сад. Тень деревьев освежала, благоухали цветы. Но природа не принесла покоя. Теодор нервно шагал вдоль круговой стены, угнетенный своими неудачами. С удвоенной тяжестью навалилось на него сознание того, что боги назначили его Щитом, что в напарники ему достался деревенщина, что друзья отвернулись, родители не приняли, и контур… его контур оказался унижающе мал. За что ему все это? Почему он обречен мучиться? Почему не может наслаждаться юностью, как все прочие? Почему он родился в семье строгих правил? Почему оказался таким никчемным, таким вторым на фоне брата? Да что там, даже безродный мальчишка сильнее его. О да, Стального безмерно уязвило то, что контур Джима вдвое превзошел его собственный… Да, он слаб! Да, он выродок в семье, в Академии! Да пропади оно все пропадом!

Теодор ударил кулаком в стену. Раздался грохот, звон стекла. Вокруг рассыпались осколки, и Теодор отошел, чтобы посмотреть наверх. Со второго этажа за ним наблюдали первогодки.

— Дети, отойдите, вы можете порезаться, — донесся из класса высокий женский голос, и курсанты скрылись.

— Стальной, опять ты?! — на шум примчался Рональд Хромовый. — Да что с тобой не так?! О, боги… Как такое возможно…

Теодор оглянулся и увидел на безволосом лице Рональда выражение ужаса. В сад подтянулись любопытные одноклассники, вперед выбежал Джим.

— Вот это да! Вот это мой напарник! — он радостно хлопал в ладоши.

Остальные перешептывались в недоумении. Теодор не понимал, что происходит. Он отступил еще на пару шагов и проследил за взглядами остальных. На стене отпечатался след щита Теодора вдвое выше его роста.

  • осенне-лисье... / За левым плечом - ветер / Йора Ксения
  • Ошибка второго сорта / Салфеточно - одуванчиковое / Маруся
  • Расскажи мне, кошка. / Enni
  • Глава 2. / Вэб-сайт / Sokol Yasniy
  • Поближе к звёздам / Самсонова Катерина
  • Глава 2 / Совы должны спать / Карманный Репликант
  • Валентинка № 17 / «Только для тебя...» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Касперович Ася
  • 10. / Эй, я здесь! / Пак Айлин
  • 4 / Песня осени / Лисовская Виктория
  • КЛИШЕ / Грин Аврора
  • Самолечение / Аркадьев Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль