Глава 52. Подозреваемые.

0.00
 
Глава 52. Подозреваемые.

 

План может быть многомерным ровно до той поры, пока составляющие цепочки разных уровней не начнут мешать друг другу.

 

Моисей-Джаркат, год неизвестен.

 

 

1

-Нет, Кархарий! – крикнул Карранс. – Это ложь! Нас пытаются подставить!

В памяти всплыл недавний Совет. Перед мысленным взором Протоурга промелькнули лица каждого из джустикариев. Это был кто-то из них, наверняка! Но кто и главное – зачем? Зачем компрометировать самих себя? Зачем сталкивать между собой две бесконечно древние и устойчивые силы?

Взгляд Теурга прожигал сквозь золотую ткань праздничной сутаны. Каррансу хотелось закрыть глаза и провалиться сквозь землю. Он схватил одной рукой изумрудный ключ, словно надеялся, что это поможет избежать беды.

-Карранс, — сказал Кархарий. – Если ты здесь не при чём, если для тебя что-то значит моя жизнь, тогда помоги одолеть её.

На мгновение Карранса охватило изумление. Да, девоны безусловно обладали страшной силой, но и его вечный недруг не уступал им в могуществе.

-Я чувствую всех живых существ под моим щитом. Девона умертвила этих магов в один миг. Карранс, она может одолеть меня!

-Понял. Тогда я…

-Ты знаешь, что делать, — сказал Пророк и перевёл взгляд на девушку, окончательно сосредоточившись на ней.

На трибунах, на всех секторах, на всей арене воцарилась абсолютная тишина. Топот множества ног, крики и вопли, гром в небесах – всё исчезло. Пространство между Кархарием и Одержимой одновременно рассекло множество кривых линий. Материя не выдержала напора двух сил и начала трескаться, подобно зеркалу, на которое сильно надавили.

Кархарий сделал шаг вперёд, и в тот же миг над его головой вспыхнул нимб. Карранс прикрыл лицо рукой, прячась от ослепительной белизны божественного ореола, и начал сползать вниз по трибунам, чтобы незаметно обойти девону со стороны. Клирики куда-то разбежались, оставив то тут, то там тела убитых магами братьев. О них он будет скорбеть позже, а сейчас у него есть дело. То, в чём так хорошо поднаторели экзоркуторы за последнюю тысячу лет.

Девона развела руки, и позади неё появились десятки разломов, из которых к Кархарию устремились длинные извивающиеся щупы из воды.

-Бегите! – рявкнул мужчина двум женщинам и те, словно очнувшись от этого крика, вскочили на ноги и устремились к тоннелю, ведущему наружу.

Водные щупы таранами ударили в фигуру Теурга. Мгновение ничего не происходила, а потом Кархарий вспыхнул ослепительным облаком. Через несколько секунд оно исчезло, словно костёр на ветру, и на какой-то миг Карранс увидел непроглядную тьму, окружившую тело мага. Это не было ночным небом или космической сферой. Это было ничто, антисущность, не имевшее ничего общего с жизнью и самой материей, из которой состояла вселенная. Девона попыталась вытолкнуть Кархария туда, где отсутствовало самое Время, и Теург удержался на самом краю пропасти.

Карранс проглотил комок, вставший в горле, и двинулся дальше, вдоль рядов сидений. Небо уже успокоилось, и Ювалия Дастейн спускалась на землю, коронованная молниями. В руках она держала тело сына, и мужчина удивился тому, что в хрупкой на вид женщине нашлись силы держать на руках закованного в металл юношу.

Взгляды Протоурга и Теурга встретились. На какой-то миг ему показалось, что женщина присоединится к Кархарию, чтобы одолеть девону.

Встряхнув растрёпанными волосами, Ювалия Дастейн полетела в сторону выхода из арены и скрылась в нём вместе с телом сына. Карранс сжал в кулаке изумрудный ключ. Значит, они остались одни. Что же, ему не привыкать.

Воздух сбоку ярко вспыхнул синим огнём, и зрительские сиденья сорвались с креплений на полу, разлетевшись в стороны. Мужчина едва успел пригнуться, чтобы одно из них не угодило ему в голову.

Водная стихия окружила Кархария, заточив в полупрозрачный купол, за которым мутным пятном угадывалась фигура мага. Теург сопротивлялся, и купол из воды расширялся, расталкиваемый невидимым магическим щитом. Девона стояла там же, где и появилась. Нимб над её челом горел алой короной, от которой отделялись и уходили вверх кровавые искры. Одежда девушки совсем высохла, чёрные волосы трепетали, будто змеиный выводок.

Она была красива, эта Одержимая, и невольно Протоург задался вопросом – а что толкнуло её на это деяние? Неужели только золотые монеты, которые явно посулил некто очень влиятельный?

«Ложь», — внезапно осознал он. – «Чтобы ей не сказали, это была ложь. «Рефрамантам пора положить конец». Так она сказала. Понимает ли она, что сама является рефрамантом? А если понимает, тогда что собирается делать с собой? Неужели существует артефакт, способный уничтожать магические способности?»

Его размышления прервала череда вспышек. Разломы позади девоны начали исчезать, раны в пространстве затягивались. Водяные тараны исчезли, а вместе с ним исчез и… Кархарий.

Карранс оцепенел, скованный ужасом.

«Нет. Только не Кархарий. Он не мог, не мог проиграть. Не мог погибнуть».

Но звуки мало-помалу возвращались, и это означало конец битвы. Протоург неожиданно понял, что стоит в нескольких шагах от девоны. Если бы он не был так напуган, то набросился бы на неё с кинжалом, спрятанным за поясом. Инстинкты взывали отомстить за гибель того, к кому он неосознанно привязался за все годы вражды.

«Он не мог погибнуть».

Нимб над головой девушки выгорел, последними языками огня поднявшись к тучам. Она обернулась и посмотрела на Карранса, который стоял у неё за спиной. Красивое, точёное лицо подарило ему нежную, слегка растерянную улыбку. Взгляд упал на изумрудный ключ в его руке. Улыбка исчезла.

-Не думай, что ты чем-то лучше них, — дрожащим голосом произнесла она и указала на него пальцем, вокруг которого начал мутнеть воздух. – В сущности, вы куда хуже.

Карранс отчаянно бросился вперёд, осознавая, что упустил свой шанс. Девона собиралась убить его, и ничто не могло опередить её заклинание.

Каменные плиты, на которых стояла девушка, разъехались в стороны, и девона, звонко вскрикнув, упала наземь. Заклинание сорвалось с её пальца и тонким лучом рассекло посветлевшие тучи. Из-за них донёсся отзвук громового удара, эхом раскатившийся по небесным сферам.

Карранс увидел юношу в белоснежных одеждах, который стоял на колене ярусом выше, указующим жестом направив рефрактор в сторону Одержимой. Изумрудное пламя медленно угасало в гранях фокусатора. Неожиданный спаситель встал с колена и неторопливо подошёл к девушке, едва заметно прихрамывая. Та слабо застонала, видимо, ударившись головой о край ступеньки.

Карранс хотел рассмотреть юношу как следует, но тот опустился рядом и встретил его взгляд неожиданно жёстко, напомнив кого-то другого.

-Вы умеет проводить обряд экзоркуции, — он не спрашивал, а утверждал. Ну конечно, зачем ещё Каррансу было подбираться к девоне, если только не для этого обряда. Звериная мысль использовать кинжал покинула мужчину. Проведя ладонью по мокрому от пота лицу, он кивнул и снял с шеи амулет.

 

2

Протоург закатал рукав платья девушки. Взяв её за ладонь, он прикоснулся изумрудным ключом к сгибу руки и зажмурился. Губы его шевелились, беззвучно произнося какие-то слова.

Гирем не был уверен, что хочет наблюдать за тем, как изгоняют демонов. Он несколько мгновений сидел на корточках, раздумывая, а потом поднялся и пошёл осматривать тела двух магов, которые лежали неподалёку.

Их рефракторы находились рядом, серый и тёмно-синий. Юноша взял в руки сначала один, потом другой. Нередко рефраманты оставляли на своём оружии гравировку герба, фамилии или имени. Эти, однако, были безымянными. Вполне логично, учитывая намерения нападавших.

Гирем открутил донышко серого жезла, и оттуда высыпалась серебристая пыль. Этот разрядился полностью. В тёмно-синем рефракторе кристалл оказался более-менее целым.

Солнце выглянуло из-за туч. Юноша поднял сциллитум повыше, чтобы рассмотреть его на свету. Полупрозрачная толща кристалла была иссечена трещинами. Тоже ничего необычного. В процессе преломления он подвергся такой нагрузке, что начал трескаться, однако до этапа стирания в пыль не добрался.

-Кто ты, сынок? – раздался сзади голос Протоурга.

Гирем положил жезлы на грудь их хозяевам и обернулся.

-Гирем Кейр, ваше святейшество. Вы предлагали мне сотрудничество ради мира в теургиате, — юноша не смог скрыть горечи, произнося последние слова.

Протоург Карранс повесил на шею изумрудный ключ. Девушка у его ног со стоном заворочалась на ступеньках. Гирем посмотрел на неё и неожиданно вспомнил Элли. Какой была история этой девушки? Кем она была до тех пора, пока её телом не завладел демон?

-Жалеешь её?

Юноша смерил мужчину взглядом, думая, стоит ли с ним откровенничать. Он знал о Протоурге лишь из некоторых рассказов Алана и книг, но всегда сомневался во всём, что слышал и о чём прочёл.

-Одна из лучших женщин, что я знал, была девоной. Возможно, эта девушка когда-то была лучше нас всех.

В лице Карранса что-то изменилось. Он посмотрел в сторону и поморщился.

-Скорее всего, это произошло в детстве. Во многих случаях вина ложится на родителей, которые вовремя не попросили нашей помощи. Тогда её ещё можно было спасти. С возрастом же её разум и тело пропитались демоническим ядом.

-Обряд экзоркуции не поможет?

-Обряд лечит болезнь, но не последствия. С младенцами это срабатывает только потому, что она не успевает в них укорениться.

Гирем ничего не ответил. Какая разница, являлась эта девушка девоной или нет. Она пыталась уничтожить власть Изры. Это карается смертью.

-Ты ещё готов сотрудничать с нами?

Гирем прислушался к себе и не нашёл ясного ответа. Угроза войны была ещё более явной, чем раньше, но отец теперь не представлялся её центральным элементом. В этом мире куда больше людей, которым она выгодна. Сегодняшний случай прямое тому доказательство.

-Я не знаю, ваше святейшество. Вы слышали, что сказала девушка?

Лицо Протоурга окаменело, он посмотрел в сторону, что-то обдумывая.

-Я не привык клясться, Гирем Кейр, но думаю, сейчас подходящее время. Клянусь Богом, я не замышляю устроить переворот в теургиате. Изра не продержится и месяца без поддержки рефрамантов.

Гирем неуверенно кивнул. В словах Протоурга имелся смысл, но крылось в них и что-то ещё. Он не мог понять что, но мысль о втором смысле не отпускала его.

-Я дам тебе время на размышления, сынок, — услышал он голос Карранса.

-Не нужно, ваше святейшество. У меня был месяц, чтобы подумать. Если это поможет предотвратить войну, я готов ответить на всех ваши вопросы.

Карранс посмотрел на него строго, и было в этом что-то приятное. Протоург не выглядел снисходительно. Наоборот, суровой оценкой он лишь делал ему честь. Гирем почувствовал лёгкое волнение.

-Я хочу знать, что на самом деле замышляет твой отец. О чём он думает, какие планы имеет и чего хочет. Но главное – что им движет.

-Кое-что я знаю, о чём-то просто догадываюсь. Однако, ваше святейшество, хочу сразу вас предупредить – не нужно демонизировать моего отца. Он не сверхъестественное зло, не еретик и не безумец. Он… — юноша хотел продолжить, как вдруг все звуки вновь исчезли.

Пространство рядом с ними прочертил кривой разлом, и Кархарий Велантис тяжело ступил на землю, будто святой, сошедший с церковных витражей. Гирем почувствовал, как покрывается гусиной кожей. Перед ним и Протоургом явился бог во плоти.

Нимб над головой Теурга распался на лоскуты пламени и растаял на сыром ветру. Глаза мужчины утратили внутреннее свечение и приняли нормальный вид. Кархарий вздохнул и поправил полы истрепавшегося плаща. Лишь затем он обратил внимание на них двоих.

Прошли секунды неловкого молчания, после чего мужчина, откашлявшись, заметил:

-Спасибо за то, что спасли мне жизнь, дивайн Гирем. Минутой позже я бы уже не сумел вернуться… с той стороны, — Теург отвесил элегантный и несколько показушный поклон. – О, вы просто заставили ноги девоны разъехаться в стороны. Неплохо. Дивайн сыграл роль и в спасении твоих святых ягодиц, Карранс?

Гирем покраснел и с удивлением заметил, что Протоург выглядит не менее смущённо. Мужчина довольно долго поправлял сутану, прежде чем начал говорить.

-Вместе мы пришли к выводу, что верхушка Церкви не имеют никакого отношения к тому, что произошло сегодня. Надеюсь, ты разделяешь наше мнение.

-Мой дорогой, жажда власти не числится среди твоих многочисленных пороков. Однако ты очень разумно упомянул лишь верхушку Церкви. Я не удивлюсь, если в дело замешаны клирики рангом ниже твоего. Кто-то всё же сумел промыть мозги твоему «лучшему солдату».

Протоург нахмурился.

-Поясни.

-Арюол едва не убил мою племянницу. Слава богам, Джензен и Джаркат вовремя подоспели ей на помощь. Вернувшись в наш мир, я на минуту заскочил к ним, убедиться в том, что Шака цела.

Гирем ничем не выдал своего удивления. Выходит, отец и Джаркат были правы. Шака Отраз действительно была в опасности.

«Ну, кто-то же должен был приглядеть за Велантисами».

-С Рензамом всё в порядке? – спросил он у Кархария.

-Последними его видели люди Лейфа. Должно быть, он спешит сюда, вот только перебраться через озеро сейчас затруднительно. Девона перенаправила часть воды прямо в подземелья Арены. Никто не пострадал, но все очевидцы произошедшего сейчас штурмуют порт большой земли, чтобы скорее вернуться в город.

Воцарилось молчание. Все трое посмотрел на девушку, которая без сознания лежала на каменном полу.

-Ох, сколько работёнки нам подкинули эти несчастные, — наконец, произнёс Кархарий. – Особенно тебе, мой дорогой недруг.

-Думаешь, джустикариат попробует меня сместить?

-Удар был нанесён не столько по тебе, сколько по всей Церкви. Повезло, что никто не называл имён, по крайней мере, пока. Как только девчонку и Арюола начнут допрашивать, всё может пойти не так.

Гирем, всё это время молчавший, вздрогнул. Кархарий пытливо посмотрел на него, но юноша уже успел совладать с собой и, покачав головой, отошёл в сторону, делая вид, будто осматривает тела. Он понял, что за мысль не отпускала его всё это время.

«Без поддержки рефрамантов Изра действительно не продержится и месяца, однако многое ли изменится, если будет дискредитирована и уничтожена Церковь? Девона сказала, что пришла пора положить конец нам, магам, и все почему-то сразу представили рефрамантов в качестве жертвы. Однако девона говорила и другие слова. Что, если это Дивинат хочет уничтожить клириков и взять Изру под свой полный контроль?»

Гирем почувствовал, что вспотел от волнения. Посмотрев через плечо на двух мужчин, которые вполголоса о чём-то переговаривались, он размышлял о том, стоит ли говорить им о своих догадках. Больше всего юноша жаждал подружиться с обоими и заручиться их поддержкой. Враги подарили ему этот шанс, позволив спасти Протоурга и, по всей вероятности, Пророка, ведь не стал бы Кархарий исчезать с поля боя по своей воле, оставляя Карранса наедине с девоной?

«Эти двое – самые могущественные люди в теургиате. Они в любом случае будут вынуждены использовать меня, если я предоставлю им этот шанс. Чем меньше я буду раскрывать рот, тем безопаснее».

Гирем повернулся к двум мужчинам.

-Что будет дальше? – спросил он.

Кархарий пригладил волосы, принимая свой обычный вид лощёного чиновника.

-Скоро сюда прибудут гвардейцы и лекари. Возможно, в безумной давке кто-то уцелел. А потом будет очень много долгих и напряжённых разбирательств. Сообщество рефрамантов потребуют объяснений и расследование. Даже не знаю, за что браться, — он перевёл взгляд на Карранса. – Зато обещание, данное дивайну Гирему, я выполнил. Он страстно хотел с тобой познакомиться.

-Я не знал об этом, — Протоург слабо улыбнулся. – В любом случае, сынок, мы ещё поговорим. Не сразу, конечно, турнир подкинул нам много работы. Будет даже лучше, если ты сам зайдёшь в церковную канцелярию на следующей неделе, чтобы напомнить о себе.

Гирем отрывисто кивнул, по лицам обоих мужчин понимая, что больше ему здесь нечего делать. К тому же надо было вернуться в Уютный Закуток, узнать, всё ли в порядке с товарищами.

Махнув Протоургу и Пророку на прощание, он пошёл вниз по ступенькам. Рефрактор всё ещё лежал в его ладони, послужив сегодня на славу. Одним всполохом изумрудного света были спасены жизни и Кархария и Карранса. Только сейчас до Гирема начало доходить значение произошедшего.

«Я оттянул начало войны. Боги, если бы я сомневался на минуту дольше, то сейчас правители Изры были бы мертвы».

Юноша остановился и запрокинул голову. Потребовалось несколько глубоких вздохов, чтобы успокоиться. Затем его взгляд упал на труп ребёнка, лежащий неподалёку от тоннеля. Стиснув зубы, Гирем отвернулся и пошёл мимо трупа к выходу. Он старался смотреть только вперёд, но ощущение того, что образы мёртвых поднялись над песком арены и последовали за ним длинным серым плащом, не покидало его ещё очень долго.

 

 

3

Карранс и Кархарий молча наблюдали за тем, как высокий юноша спускался вниз по ступенькам, аккуратно огибая лежавшие тут и там тела погибших. Протоург невольно вспомнил молодого Рензама Кейра. У него был тот же жёсткий взгляд и горечь в голосе в день победы при Треаттисе.

«А ведь этот парень даже не приходится ему кровным сыном».

-Ты слышал, что говорила девона? – нарушил молчание Кархарий. – Рефрамантам пора исчезнуть. У кого есть мотивы желать нашего уничтожения?

-У того, кому вы причинили больше всего вреда. Простых людей.

-Слишком мелко. Народ нам не страшен, пока не найдётся тот, кто объединит их в кулак возмездия. Искать нужно выше.

-Не думаю, что нам с тобой ведомы пределы человеческого терпения, — Карранс склонил голову, разглядывая лицо девушки. – У меня есть ощущение, что народ сыт по горло нашей политикой.

-Я думаю, тебя больше должно заботить тот факт, что в ближайшие часы Дивинат будет считать Церковь организацией с, мягко говоря, спорными целями.

-Это случится, если мы позволим произошедшему здесь выйти наружу. Девону слышали лишь твоя семья, я, да юный Кейр.

Кархарий наклонился и стащил с плеч девушки плащ с вышитым золотыми нитями гербом Триединой Церкви. Подумав несколько мгновений, он бережно сложил его и спрятал за пазуху.

Карранс прищурился и протянул руку.

-Я думаю, этой вещи место в хранилище Церкви.

-Это важная улика.

-Которая не должна попасть в плохие руки. Не хочу, чтобы кто-нибудь использовал её в качестве рычага давления на Церковь.

-Не волнуйся, я соображаю достаточно хорошо, чтобы не использовать её против тебя. Мне не нужна гражданская война в теургиате. Мне нужен мир, пусть и ценой лжи, — Пророк пригладил волосы. – В конце концов, это философия Изритского Теургиата.

В Каррансе шевельнулось сочувствие. Он осторожно коснулся плеча старого недруга.

-Если тебя гложет вина, то девона сказала, что Церковь ещё хуже Дивината.

Кархарий с лёгким удивлением посмотрел на ладонь Протоурга на своём плече и хмыкнул.

-Значит, целью могла быть вся верхушка Изры. Это многое меняет. В поле исследования включается и внешний враг. Ты знаешь, о ком я говорю.

-О Моисее? Сомнительно, чтобы после стольких лет он начал действовать в подобном ключе. Я скорее поверю в то, что нас пытается разобщить некто внутри теургиата. Например, тот же простой народ.

Кархарий вздохнул.

-Я всё ещё придерживаюсь популярной теории, что у Марзена были не все дома в день, когда он выбрал тебя новым Протоургом.

-Можешь считать, что я преувеличиваю значимость простолюдинов, но я лишь отдаю нам должное, — Карранс пожал плечами. — Рефрамантия ради жизни, маги – ради человечества, не наоборот.

-Как тебя ещё не зарезали в собственной постели? Я-то думал, что Протоург будет защищать нас от разложения ересью, а он оказался самый ярым её сторонником!

Из тоннеля показалась голова стальной шеренги солдат. Гулко топая сапогами по камню, они начали подниматься по ступенькам, распределяясь по трибунам.

-Пока нашему разговору не стали свидетелями сотни ушей, нужно обсудить последнее, — Карранс поправил рукава сутаны. — Что делать с молодым Кейром?

-Я им займусь, — сказал Кархарий, пожалуй, чересчур быстро. Протоург задрал бровь. – Хочу собрать полную коллекцию Кейров. А ты займись тем, чтобы репутация Церкви осталась незапятнанной. Обсудим детали и дальнейшие ходы позже. Мне предстоит давать внеочередной пир для всех дивайнов, чтобы хоть как-то сгладить их впечатления от турнира.

Карранс пожал плечами и начал спускаться по лестнице. Произошедшее заставило его глубоко задуматься. Возможно, Кархарий прав — попытка подставить Церковь и Дивинат вполне соответствовала целям Моисея. Существовала, однако, и другая вероятность. Вероятность того, что их пытаются заставить поверить в причастность царя Алсалона.

«Это будет отличным поводом развязать войну, которую так жаждет Рензам Кейр».

Карранс выдохнул и коснулся изумрудного ключа, висевшего на шее.

«Нужно присмотреть за молодым Кейром. Возможно, он станет ключом к спасению».

 

 

4

Бавалор проснулся, когда за окнами сгустился вечер. В распахнутые ставни пробирался сырой воздух, мелкий дождь барабанил по карнизам. Юноша повернул голову и посмотрел на огонёк магической лампы, стоявшей на тумбочке рядом с широкой кроватью. В таком виде он так и лежал, со стороны казавшийся мертвецом.

Бавалор смотрел на огонь свечи, а в голове вертелась одна и та же мысль.

Истад Инкритад погиб там, в воздухе над Ареной Брусса. Его сразила не рука врага. Он не разбился, не справившись со Словом Парения. Нет, его убила матушка. Конечно, она ошиблась, приняв его за врага, но Истад был человеком Чести. В минуту беды он оказался настоящим товарищем. Товарищем, который поверил в него. Товарищем, которого он предал.

Бавалор зажмурился и, не в силах сдержать слёз, зарыдал. Никогда в жизни ему не было так больно.

 

 

5

Матушка и слуги обхаживали Шаку весь остаток дня. Охая и ахая над рассказами выживших очевидцев, Айссил то и дело стискивала девушку в своих объятиях. Спору нет, это было приятно, по крайней мере, поначалу. Отбившись от её настойчивой опеки, Шака направилась в свою комнату. Раскаяние настигло её практически сразу.

«Боги, я чёрствая дочь».

За окнами тихо стучали дождевые капли. Бледно-алый свет луны едва пробивался сквозь густые тучи. Шака легла на диван, чувствуя, как стонут ноги. В голове шумело от череды пережитых событий. Перед мысленным взором пронёсся хоровод воспоминаний. Жар проспекта, пыль, забивавшаяся в нос, камешки, впивавшиеся в стопы. Вздыбившаяся дорога, жуткий полёт служанки, разбившейся о стену дома. Арюол, его слёзы. Это произошло из-за допроса, который провели Джензен и тот величественный мужчина.

Девушка поморщилась, пытаясь вспомнить детали. Кажется, всё было в порядке. Они задали ему некоторые вопросы, и тот ответил на них. Некто хочет поссорить Церковь и Дивинат. Скорее всего, Моисей. А кто же ещё? Дивайны и купцы слишком мелки для того, чтобы замыслить переворот в стране, и слишком трусливы, чтобы устроить резню на проспекте, который носит имя отца Шаки.

Подумав об этом, девушка отчетливо поняла, что хочет узнать рассказ Одержимой. Возможно, она знает того, кто всё затеял, или хотя бы его сообщников. Странным образом желания Шаки поделились на две части – до и после сегодняшнего покушения. Вчерашнюю Шаку волновало лишь то, достаточно ли хорошо она заметна Джензену и как же не ошибиться в выборе мужа. Сейчас ей казалось, что вчера было частью жизни другого человека. Внезапно на ум пришли слова, сказанные бедным горбуном.

-Я хочу сохранить Изру для моих детей, — отчётливо произнесла она. – И мне наплевать на то, нравлюсь я Джензену и кому бы то ни было ещё или нет.

Чувствуя себя невероятно решительной и одушевлённой, Шака перевернулась на бок и потянулась к лампе, чтобы выключить её. Взгляд девушки упал на тумбочку. Открыв её и запустив руку в тайный отсек, она достала оттуда клочок пергамента, который спрятала, вернувшись домой.

Поднеся пергамент к лампе, она снова пробежалась взглядом по строке, торопливо выведенной ею в храме.

«Джензен контролирует людей».

Прочтя написанное, она сжала пергамент в кулаке и снова спрятала в тумбочку. Детали понемногу складывались в общую картину. Теперь Шака была уверена в том, что её память искусно изменили. А это значит, что в храме произошло что-то страшно неправильное.

«Джензен, что ты наделал?».

 

 

  • Волшебство / Курмакаева Анна
  • Истина где-то там... / САЛФЕТОЧНАЯ МЕЛКОТНЯ / Анакина Анна
  • Со Считалкой. Двери / Одной дорогой / Зауэр Ирина
  • Доска Судьбы / В гостях у сказки / Kartusha
  • 2. / Октава / Лешуков Александр
  • День тает ... / Мысли вслух-2014 / Сатин Георгий
  • Небесный велосипед / Фрагорийские сны / Птицелов Фрагорийский
  • Сказка, продолжение / По мотивам жизни - 2 / Губина Наталия
  • Мёртвая чайка / Ксения С.Сергеева
  • Про шляпу / Фомальгаут Мария
  • Бессонной ночи быль / Места родные / Сатин Георгий

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль