Глава 13. Сын Чести.

0.00
 
Глава 13. Сын Чести.

 

Горнилодоны — самые страшные обитатели морских глубин. Стремительные, непредсказуемые и неуязвимые — природа словно нарочно создала этих монстров, чтобы они служили символом для лучшего полка армии Изры. И я запятнаю свою честь, если не отмечу, что у этого полка есть самый подходящий командир из всех, над кем я когда-либо начальствовал.

 

Гверн Конкрут, «Военная энциклопедия»,

1099 год от создания Триединой Церкви.

 

 

1

Над небольшим и неказистым, наполненным вонючими кабаками и борделями портовым городом Форгунд робко зачинался новый день. Ещё было довольно свежо и сыро, на мощёных камнем дорогах остались следы ночного дождя, а далёко на юго-западе только начинали алеть белые шапки Кербер. Тем не менее, на небе не было ни облачка и полдень обещал быть жарким.

В одном из кабаков, носившем название «Мокрая крыса», хлопнула входная дверь, на мгновение обнажив гул пьяных голосов внутри. На кривых ступеньках зазвучали тяжёлые шаги. Молодой мужчина спускался вниз, гремя доспехами. Тёмно-серый металл, однако, был начищен до блеска, равно как и взгляд человека был чистым, а походка — твёрдой и размеренной. К его спине был приторочен круглый металлический щит, на плечах, прикрытых массивными наплечниками, висел большой походный мешок. Чёрные ножны с мечом предупреждающе бряцали о латные поножи. Шлема на голове не было, его солдат положил ранее в мешок, открыв квадратное лицо с короткими светлыми волосами. Кобара вряд ли бы кто назвал красавцем, хотя в родном взводе некоторые девушки и бросали на него томные взгляды. У него был нос картошкой, широкий выдающийся подбородок и чересчур широкие скулы.

Впрочем, никто из редких свидетелей утренней прогулки Кобара Дюрса, не осмелился бы и близко к нему подойти. Из-под щита и мешка солдата выбивался длинный и широкий плащ синего цвета, крепившийся к наплечникам. На нём серебряными нитями было выткано изображение морского существа с вытянутым туловищем, длинной зубастой пастью и четырьмя плавниками. Горнилодон.

Кобар прогрохотал по главной улице Форгунда, вдоль которой высились ряды хирых двухэтажных зданий, тесно жмущихся друг к другу, подобно гроздьям опят. Стены некоторых из них были темны от влаги, кое-где поплыл фундамент, поскольку почва в бассейне Лиары была зыбкой. Современная архитектура — быстро, неаккуратно, ненадёжно. Строители прошлого сами бы вручили факелы с огнём и тараны в руки Моисею, лишь бы не видеть городов, подобно Форгунду построенных за последние несколько веков.

Впрочем, Кобар не имел ни малейшего желания размышлять о стилях архитектуры прошлого и настоящего. Он хотел, наконец, вернуться домой. Обнять подругу, выстирать испачканный во время последнего марша плащ — главную ценность солдата из полка Горнилодонов, поесть домашней стряпни и лечь спать, чувствуя тепло женского тела.

Он свернул в узкий переулок. У стен валялись груды мусора и фекалий, в нос забивался запах мочи. Кобар смачно сплюнул в сторону, пытаясь избавиться от смрада. Лабиринт жилого квартала мог свести с ума любого путешественника. Но для Кобара он был родным домом, местом, где его родила, а затем бросила мать. Это был его обеденный стол, где он искал любую еду. Это было местом его работы, где он работал сначала курьером и вором, затем вышибалой в борделе, а потом телохранителем местного босса по имени Ждукер. И именно здесь его отыскал Абель Лейф.

Нет, Кобар не испытывал иллюзий. Генерал Лейф не искал его специально. Они встретились случайно, когда командир посещал бордель Авалии. Но когда встретились — Абель что-то увидел в нём, молодом вышибале. После он задал ему несколько вопросов. И, похоже, остался доволен ответами. А далее — трёхлетний курс обучения, упорные тренировки, бесконечные марш-броски, тяжёлые тесты. Первые задания.

Полк Горнилодонов не был обычной войсковой единицей. Он не стоял в числе прочих в шеренгах армии, не действовал как единое целое с другими полками. Он не был «одним из». Каждый член полка имел свою узкую специализацию, был настоящей индивидуальностью, но был обучен работать в команде с товарищами. Соответственно, и задачи перед полком стояли более узкопрофильные. Особенные. Для которых нужны диверсанты и разведчики, умело балансирующие на грани между наглостью и осторожностью. Убийцы, ликвидирующие цель тихо и без улик. Алхимики и лекари, обеспечивающие состав полка полезными эликсирами, антидотами и аптечками. Рефраманты, чью роль в подготовке и проведении спецопераций невозможно переоценить. Наконец, силовики, такие, как Кобар. Те, кто может выломать дверь одним ударом, кто может разобраться с двумя-тремя волками в одиночку, вынести нескольких товарищей из самого пекла и бесстрашно принять огонь врага на щит.

Разумеется, во время обучения им прививали и здравый смысл, и дисциплину. Горячие головы отсеивались во время тестов. Эх, славные были времена. Тогда создавалась хотя бы иллюзия военных действий. А сейчас сплошные марш-броски из города в город, даже без мелких заварушек, не говоря уже о настоящей войне.

Кобар остановился перед двухэтажным домом, который выглядел почище собратьев. С некоторым удивлением он толкнул дверь, которая даже не скрипнула. В коридоре стояло несколько мужчин. С большими животами, крепкими руками. С сонными рожами. Все как один обернулись на бряцанье. Кобар двинулся к ним, намереваясь пройти к лестнице, которая вела на этаж с его квартирой. Он был уверен, что не шагай перед амбалами широкоплечий статный мужчина во внушительных доспехах и мечом на поясе, они бы остановили его и нагло велели убираться куда подальше. Но они не сделали этого, расступившись в стороны.

На душе стало очень паршиво. Инстинкт подсказывал, что увиденное в его квартире обернётся чем-нибудь нехорошим. Он неспеша прогромыхал по лестнице и вышел в длинный коридор со множеством дверей. Здесь было довольно темно, единственное окно в конце коридора покрывал слой пыли. Кобар легко вспомнил дверь в свою квартиру и распахнул её (дверь оказалась незапертой), войдя внутрь.

— Рита, я дома! — громко сказал он, стараясь звучать радостно.

Его слух различил сладострастные стоны и скрип пружин в комнате за закрытой дверью. Затем раздался тонкий женский вскрик. Кобар мрачно кивнул своему инстинкту и протянул окованную металлом руку ко второй двери. Та распахнулась, хотя он не успел коснуться ручки, и в проёме предстала толстая фигура мужчины с длинными обвисшими усами и маленькими глазками. Ждукер.

— Какого чёрта делают внизу эти жирные дебилы?! Тебя сюда не звали! – рявкнул толстяк, брызжа слюной. Капля из его рта попала на металлическую горловину доспеха. Кобар дёрнул щекой и хмуро посмотрел прямо в глаза Боссу Форгунда.

— Это моя квартира, Ждук, и в ней я волен делать всё, что пожелаю.

Он шагнул вперёд и со всей силы ткнул его в живот кулаком в латной перчатке. Ждукер согнулся пополам с кашлем. Из его рта на пол брызнул лёгких дождь из крови.

— Теперь вали отсюда, грязная ты крыса.

Ждукер заспешил к выходу, всё ещё согнувшись и держась за живот. Кобар вошёл в спальню. Девушка закуталась в грязное одеяло до носа и испуганно глядела на него.

— Спасибо за радушный приём, Рита, — произнёс он. — Помоги мне.

Девушка как ужаленная вскочила с кровати, сбросив с себя одеяло, и поспешила к нему. Кобар невольно залюбовался манящей красотой её тела. Только теперь на этом теле ему виделась печать нечистоты.

Рита сняла с его плеч мешок и щит. С трудом отволокла их в угол спальни, и покорно замерла перед Кобаром, скрестив ладони на женском лоне. Тот присел на кровать, которая со страшным скрежетом прогнулась под весом тела и доспехов.

— Где твой ключ от квартиры?

— На полке, — нервно сказала Рита. Кобар посмотрел на её крупные сочные груди, облизнул сухие губы.

— Оденься. Возьми вещи Ждукера, и иди к нему.

Воцарилось короткое молчание.

— Но, Коб, я же тебя лю….

— Вот давай не будем говорить всего этого дерьма, — громко сказал Кобар, и, улёгшись на кровать, посмотрел в противоположную от Риты сторону. — А то сейчас начнутся обвинения в чёрствости и нытьё о том, что тебе приходилось крутиться, чтобы выжить, пока меня не было. Я не собираюсь устраивать драматические разборки. Просто собирайся и уходи. Ключ не трогай.

Рита, похоже, сообразила, что спорить с ним бесполезно. Кобар лежал, прикрыв глаза, пока входная дверь не захлопнулась.

Боги, он ждал, что приятного от возвращения домой будет мало. Пожалуй, не стоило ожидать от Риты верности. В конце концов, в Форгунде его не было полгода. Он и сам не смог бы терпеть такое долгое воздержание, что уж тут говорить о юной сиротке. Но по-другому сейчас он поступить не мог.

«Что же теперь делать? Вернуться во временные казармы полка? Доложиться генералу?»

Кобар перекатился на бок, поднялся на ноги. Прошёлся по двум комнатам квартиры. Да, тут определённо стало чище и светлее. Похоже, Рита использовала свою близость с Ждукером по полной. Даже новая бежевая занавеска на окне. Стоило сказать Рите забрать и её. Скептически осмотрев скудное убранство квартиры, Кобар вздохнул. Он вернётся в расположение родного полка. Решено.

 

 

2

Казармы полка Горнилодонов занимали целый жилой комплекс на стороне города, противоположной речному порту. Здесь было гораздо чище и практически не воняло. По мере приближения к зданию, отведённому под временный штаб, ему всё чаще попадались знакомые люди. Они небрежно кивали друг другу, не сбавляя шага — всё равно видеться приходилось по десятку раз на дню. Кобар свернул к казарме, отведённой под второй взвод первой роты. На входе в двухэтажное здание с длинными крыльями он поздоровался с несколькими знакомыми по роте и вошёл внутрь. На вахте стоял Гарпунчик, разведчик из третьего отделения.

— Не выдержал? — понимающе спросил он у Кобара, прищёлкивая пальцами.

— Да. Моя комната ещё свободна?

— Сейчас гляну в журнале, — молодой парень начал водить пальцем по заполненному вязью букв листу в толстой книге. — Ага, твоя наполовину свободна.

— Наполовину? Кто там ещё?

— Ежиха, — ухмыльнулся Гарпунчик. — Наслаждайся.

Вздохнув, Кобар пошёл по длинному коридору, свернул направо, прошёл ещё несколько десятков шагов, пока не очутился перед закрытой дверью. Открыв её, он вошёл внутрь и очутился в скудно обставленном помещении, почти точной копии его квартиры в жилом квартале. Конечно, генерал не был настолько всемогущим, чтобы обеспечивать своих людей первоклассными комнатами, но никто из них не страдал от сырости и насекомых. Помещения были чистыми, на окнах не было пыли, а в постелях — клопов. Обслуга ежедневно чистила туалеты, а в одной из казарм находилась столовая, где трижды в день подавалась простая, но вкусная еда.

— Только занавесок не хватает, — пробормотал Кобар, скептически оглядывая помещение, и толкнул боковую дверь. Здесь комнатка была поменьше, но на ней уже лежал отпечаток женского присутствия. Здесь мужчина почувствовал себя уютнее. Пахло чем-то пряным. На узкой койке, заложив руки за голову, прямо в одежде и грязных сапогах, лежала женщина. Рядом с ней стоял табурет, на нём стакан с дымящимся чаем.

— Привет, — произнёс Кобар, водя взглядом по обстановке комнаты.

— Это моя койка. Занимай место в той комнате.

Кобар подошёл и взял в металлическую ладонь стакан с чаем.

— Эй, — женщина свела брови и рассержено посмотрела на него. — Поставь на место, малыш, а то пальчики обожжёшь.

Несмотря на весьма зрелый возраст, Ежиха был привлекательной женщиной. Тёмные брови, длинные густые волосы, чуть загнутый нос делали её похожей на орлицу. У неё была стройная подтянутая фигура, крепкие и мускулистые руки. Ежиха была убийцей, профессиональной и хладнокровной, когда это касалось её ремесла.

Кобар поднёс стакан ко рту и с улыбкой подмигнул женщине.

— За тебя.

И сделал большой глоток. Горячий чай заставил его поморщиться. Оставив половину терпкого содержимого, он поставил стакан обратно.

— С ночи ничего не пил. Дома ни воды, ни еды.

Ежиха пожала плечами и взяла стакан.

— А девушка?

— Изменяла.

— Со свиньёй?

— Можно сказать и так.

— И что ты с ней сделал?

— Отлупил и прогнал.

Ежиха подняла бровь.

— Девушку?

— Свинью.

— Похоже, это свойство перебралось с него на тебя.

— Его можно отмыть, если будет хорошая ванная, полная горячей воды и мыла.

Женщина посмотрела на Кобара поверх стакана.

— Есть такая ванная. Свободна сегодня в шесть.

— Где?

— На втором этаже, комната пятьдесят шесть.

— Я буду, — улыбнулся Кобар и шагнул в первую комнату. — А ты мило обставилась. Совсем как женщина.

— Пошёл ты, — донеслось вслед.

Кобар прислонил мешок к койке и принялся неторопливо развязывать ремешки, связывающие части доспехов и поддоспешник. Это заняло у него немало времени. Ежиха тем временем крутилась с бока на бок, пытаясь уснуть. Это было слышно по шороху и скрипу пружин.

— Я только что вспомнила, — сказала она. — Сержант передал, что тебя хочет видеть генерал.

Кобар замер, удивлённо глядя на стенку, словно пытаясь увидеть сквозь неё лицо женщины.

— Генерал? — от волнения у него сел голос.

— Да, тот самый, что прибыл сюда вместе с нашей ротой. Кажется, его имя — Абель, — в голосе Ежихи слышалась ирония.

— А что он хотел?

— Без понятия. Та свинья случаем не была наместником города?

Кобар стащил с ног поножи и сабатоны. Что теперь делать? В каком виде идти? Он посмотрел на себя.

— Ёжа, у тебя есть зеркало?

 

 

3

Временный штаб генерала Лейфа располагался в центральном здании казармы. Кобар шёл к нему, то и дело осматривая себя с головы до ног и приглаживая волосы. Сменную одежду он ещё не получил, а потому ему пришлось выбить пыль со старой стёганки.

Большая часть казарм пустовала — в Форгунде расположилась только одна рота из четырёх. Сержант Лиск, командир первой роты, как раз беседовал на вахте с одним сурового вида рефрамантом. Таких во всём полку было четверо, не считая самого Лейфа.

Рефрамант умолк, увидев Кобара. В отличие от большинства магов, он опирался на резной посох, оканчивающийся остроконечным полупрозрачным кристаллом розового цвета. Лиск сам оглядел Кобара с ног до головы, велел сделать оборот, проверив отсутствие оружия.

— Хорошо, парень. Лейф ждёт тебя в своём кабинете. Иди прямо по коридору, пока не упрёшься в дверь.

— Сэр, а вы знаете, по какому поводу?

— Не волнуйся. Просто задание.

Кобар кивнул и пошёл, куда было приказано. Слова сержанта не уменьшили его волнения. Просто задание! Для него это было первое задание, которое он получит персонально от генерала. Как тут не бояться и не задаваться вопросом — почему именно Кобар? Во втором отделении помимо него было ещё девять человек. Четверо из них старше и опытнее его. Взять ту же Ежиху. Почему он?

Сам того не заметив, он оказался перед нужной дверью.

— Не слишком ли много дверей на сегодня? — пробормотал он, глядя на ручку. Вдохнул, выдохнул, никогда в жизни не чувствуя себя настолько не в своей тарелке. Первая встреча с генералом была гораздо проще — тогда Кобар ещё не знал, с насколько великим человеком беседовал. Ну, всё. Он вошёл внутрь.

Кабинет генерала был довольно просторным, особенно в сравнении с жилыми помещениями в казармах. Видимо, под него отвели целый зал. В центре кабинета стоял громадный стол. На его краю в свёрнутом виде лежал длинный и толстый свиток. Наверняка карта теургиата. Другой свиток, размером поменьше, был разглажен.

— Интересно, что там в этих картах? — раздался громкий уверенный голос из-за второго стола, на сей раз письменного.

Кобар повернул голову и увидел генерала, облокотившегося спиной о спинку кресла. Лейф ничуть не изменился с тех пор, как он видел его в последний раз. Те же неправдоподобно многочисленные для тридцатилетнего мужчины морщины вокруг глаз, тот же шрам на щеке, словно там когда-то содрали кожу, те же русые волосы, спускавшиеся почти до плеч. И манеры двигаться, замирать на месте и говорить всё также распространяют вокруг ауру спокойствия. В руках Лейф держал распечатанное письмо, а взгляд пытливых глаз бороздил лицо Кобара.

— Да, сэр, — отсалютовал ему тот. — Рядовой Кобар Дюрс из второго взвода первой роты прибыл по вашему приказанию.

— Вольно, рядовой, — генерал встал на ноги, оказавшись ниже Кобара на голову, и подошёл к столу с картами. — Итак, ты получаешь первое задание из моих рук. Соответственно, на время его выполнения ты становишься командиром своего отделения.

— Понял.

— Хорошо. Знаешь, что в этом конверте?

Кобар на мгновение замялся. Начальники не любили ответов «не знаю».

— Письмо.

Из-за плотно сжатых тонких губ Лейфа вырвался сдавленный смешок.

— За дедукцию хвалю. Здесь письмо от Кархария Велантиса. Он поручил нам встретить Цеппеуша Мендрагуса, претендента на руку Шаки Отраз, и обеспечить его безопасность на всём пути до столицы.

Он подошёл к развёрнутой карте, коротким жестом поманил к себе Кобара.

— Наш ветровидец утверждает, что судно с Цеппеушем прибудет самое позднее послезавтра утром. Первая рота встретит его и сопроводит до Элеура.

— Понял.

— Хорошо. А теперь о твоём задании.

Кобар открыл рот и тут же закрыл. Лейф на это никак не отреагировал. Он провёл пальцем дюйм на север от Форгунда и остановил его на точке с надписью Форбергунд.

— Умеешь читать?

— Да, сэр. Здесь написано «Форбергунд».

-Прекрасно. Это замок ренеда Зульдена. Ренед человек откровенно жадный, наглый и тупой. Когда-то его отцу принадлежали Форгунд и право брать пошлину за проход по реке. Потом покойный Пророк отнял у него всё это в пользу теургиата, оставив лишь фамильный замок. Теперь Зульден может захотеть вернуть своё имущество. А теперь скажи, какое задание я могу тебе дать.

— Я должен предупредить выступление войск Зульдена, если ему вздумается сделать это в ближайшее время. Или даже задержать их, пока рота не отведёт Цеппеуша на почтительное расстояние от города.

Лейф похлопал Кобара по плечу. Генерал хлопал его по плечу!

— Ты всё верно понял. Хорошо, если Зульден не будет совершать глупых поступков, но если он всё-таки совершит — я хочу об этом знать.

Помедлив, Кобар всё-таки задал очевидный вопрос.

— А как же ветровидец, сэр? Если я не ошибаюсь, то он может легко проследить передвижения солдат ренеда.

— Не ошибаешься, но упускаешь одну деталь — ресурсы. Кристаллы сциллитума небезграничные, а на один поиск судна с Цеппеушем у ветровидца ушло шесть штук. Это целое состояние, а мы не настолько богаты, чтобы заменять этим обычную разведку. Особенно теперь, после урезания бюджета армии.

— Понял.

Кобар не удержался и опять посмотрел на свёрнутый свиток. Лейф проследил направление его взгляда.

— А, это. Об этом мы поговорим в другой раз.

Дальше они обсуждали организационные вопросы, и Кобар к тому времени окончательно освоился в обществе Лейфа. Вот только ответа на вопрос, почему именно он, молодой солдат так и не получил. Он уже собрался уходить, когда генерал коснулся пальцами лба.

— Подожди… Кобар. Я долго размышлял над тем, стоит ли вручать это тебе, — с этими словами он извлёк из ящика письменного стола резную шкатулку из ярко-коричневого дерева, открыл её и достал оттуда небольшой многогранный кристалл, размером с куриное яйцо. — Если вы попадёте в засаду или окажется, что у противника подавляющее число солдат, сожми этот камень в ладони и мысленно произнеси…

Он наклонился к уху Кобара и прошептал слово.

Кобар затвердил его в голове и кивнул.

— Этот камень поможет тебе остановить врага. Но крепко запомни — используй его лишь в случае крайней необходимости, если в противном случае может погибнуть весь твой отряд.

— Я понял, генерал.

— Вот и отлично, — Лейф откинул волосы со лба. — Выступайте, как условились, через час. Этого хватит, чтобы взять у интенданта всё необходимое и собрать отделение. Ступай, Кобар, и да хранят тебя боги.

С этими словами генерал отвернулся и пошёл к окну, из которого лился незамутнённый солнечный свет.

 

  • Вернись, солнце / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Отзыв Кирилла Берендеева / «ОКЕАН НЕОБЫЧАЙНОГО – 2016» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Берман Евгений
  • Мы помним / Оглянись! / Фэнтези Лара
  • Цветок магнолии / Пером и кистью / Валевский Анатолий
  • Долгий ящик / Фриз Илья
  • Милый Августин... / Фрагорийские сны / Птицелов Фрагорийский
  • Почти из снов / Королевна
  • И сами не знаете, что с чего, почему так. / Тошнота / Хрипков Николай Иванович
  • Взаимность / Блокнот Птицелова. Сад камней / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Поверь в себя / Проняев Валерий Сергеевич
  • Загадка Шахразады / Фурсин Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль