Глава 8. Морское чудище

0.00
 
Глава 8. Морское чудище

Две недели спустя.

Сагард, южная окраина деревни.

 

— Капитан Форк, капитан Форк! — закричал один из пацанов с другой стороны склона.

И Алекс, который перетаскивал вместе с Дени тяжелющий валун, только сейчас очухался, что зовут именно его — так чудно звучало выдуманное имя. Работа с землёй затянула, и Алекс на время отрешился от происходящего, точно вслушался в тихое молчание этих камней и склонов и сам проникся им полностью, даже мыслей никаких не было.

Вулканические камни… Сухие, жёсткие, местами чёрные как обсидиан, местами острые. А ведь странно подумать, что когда-то вся эта земля была глубоко под океанской толщей, и только огонь вулканов сотворил цветущий остров из своих недр. Здесь, в горах, почти не пахло океаном, но Алекс вдруг почувствовал и привычную соль во влажном воздухе, и дуновение прохлады, и на мгновение ощутил почву под ногами — морской волной.

Он выпрямился, пошатнулся, но всё-таки поймал равновесие.

— Вас староста ищет! — зашумел опять парнишка. Изен, что ли.

А Дени, заметив странное поведение Алекса, оставил работу и бросил исподлобья, сощурив подбитый где-то глаз:

— Капитан?

— Нормально всё.

Алекс отряхнул руки и оставил двоих матросов трудиться над укреплением на одном из склонов рядом с дорогой. Сегодня работали с самого рассвета — пока стихли ливни и стало сухо и ясно.

Разведотряд ивварцев был небольшим. Казалось, они не ждали столь яростного сопротивления, пришли, надеясь быстро занять деревню, да только им не повезло наткнуться на команду Алекса. Но даже пара десятков солдат смогли запросто пройти через деревню, убить четверых мужиков и поджечь несколько домов. И сейчас Алекс хотел всеми силами предотвратить повторение этой бойни. Наверняка кто-то из солдат успел скрыться — а значит, вполне стоит ждать мстящих, что придут следом.

Однако две недели после боя превратились в абсолютное затишье. Несколько раз Алекс отправлял своих на разведку — но те возвращались, докладывая, что вокруг никого. В крупные города ещё не совались — хотя, может, и стоило рискнуть…

— Пхэрра, — рядом выругался на ивварском Сагиш, из рук которого вырвался камень и полетел по горному склону. Боцман глянул следом и помянул проклятых морских духов.

Пара мрачноватых деревенских воззрилась на матроса угрюмо: не по душе им всё-таки были чужаки, которые не только свои порядки установили и заставили сооружать укрепления, но и ругались неясными словами. Один кучерявый даже забормотал про Покровителя.

Сагиш только раздражённо прикринул на того, что б занялся делом, чем вызвал только новый рассерженный взгляд.

— Дела у меня и другие есть — не то что ваши трекляты камни по слонам таскать точно муравьи! — сплюнул в сторону кучерявый.

— У меня ещё поле непахано и пара виноградников загнулась, покуда мы тута спины гнём, — ругнулся второй. — А ищ-що корми эти рты ненасытные, которые ток знай командуют.

— Чего сказал? — Сагиш угрожающе выпрямился. — Ты чё там бубнишь, мужик? Рты тебе лишние? А как ивварцы в дом постучат и женушке твоей юбку задерут — так заверещишь как твой осёл, а? Или, мож, сам в руки меч возьмешь — да только руки-то у тебя корявые под такое не заточены!

Пока Алекс дошёл до крестьян, они уже успели разораться так, что все работающие рядом потянулись к сваре. Кучерявый уже разошёлся и пихнул Сагиша в грудь так, что тут чуть не полетел со склона.

— А ну хватит! — рявкнул Алекс, пытаясь образумить хотя бы своих, но там уже нашла коса на камень. Матросы, взревев от несправедливости, сцепились с деревенскими, а те в свою очередь закатали рукава. Пока Алекс пытался разнять ближайших, потасовка захватила всех остальных.

— Вы здесь чужие и вас звать никто сюда не звал, слышь! И без того бы справились, не так уж нас мало.

— Демоны морские, — гнусаво кричал ещё один, уворачиваясь — вам тут жрать и спать дают, да ещё указы ваши демоновы исполняем, да только и слышим непотребство! Духов ваших морских от Тёмного.

— Этот, вон, вчерась Марику затронуть хотел, да я ему живо морду-то начистил, — хмыкнул один большеротый, ткнув на Дени с хорошим таким синяком под глазом.

Сагиш тем временем придушил кучерявого, швырнув на камни и даже не слыша крика Алекса. Но тут же же и Мейк подтянулся снизу, на ходу закатывая рукава. Алекс наконец с силой отпихнул Сагиша в сторону.

— А ну прекратить! Разошлись все, — рявкнул наконец Имейр, что не дождался и поднялся навстречу — быстро, ловко, привычно. И не скажешь, что мужику под пятьдесят. Одетый в рабочую рубаху с закатанными рукавами и заляпанные грязью шаровары, он грозно осмотрел свару.

Алекс отряхнулся и встретил его взгляд.

— Капитан. Сколько вам ещё осталось? Нам нужен перерыв, — с напором начал Имейр. — Наши запасы не бесконечны, к тому ж и кормить приходится поболе.

— Нам надо закончить, если вы не хотите новых жертв.

Имейр поставил ногу выше, опёрся на колено и проговорил:

— Не думаю я, что они ещё сунутся сюда вскоре. Получили — и будя. А нам работать надо, урожай пропадает, время не ждёт. И без того до дожжей не успели.

Довольные его поддержкой крестьяне, потирая сбитые кулаки и поправляя одежду, начали расходиться, да и без того было время прерваться. Ладно, что в этот раз обошлось без кровопролития. Но с этими сварами надо что-то делать, Алекс не думал, что всё может скатиться до мордобоя.

Алекс вскинул голову и осмотрел склоны. Подходы удалось укрепить почти по всем направлениям: с дороги, в ущельях по горам, где возможно пролезть, даже в лесу в низине выставили несколько караульных. Разве что ивварцы ломанутся тем же путём, что пришли они: по каменистому склону из самой бухты. Но там “Ясный” с остатками команды — которых, кстати, пора проведать — и Алекс надеялся, что они прикроют тыл.

А может, он и правда перегибает. Слишком спокойно и тихо стало, будто и не было никаких ивварцев.

— Ладно. Мы ещё не закончили, но справимся, — он сжал и разжал пальцы, разминая ноющие суставы. — А вот от еды я бы сейчас не отказался.

Имейр сбросил деловой тон и понимающе кивнул.

— Хильда как раз готовит, — кивнул он приглашающе. И покачал головой. — Надеюсь, это не повторится — не хватало нам еще междусобиц между своими же...

Спускаясь на дорогу, Алекс несколько раз проехался сапогами по мелким камням и ступил в рыхлую землю у виноградника. Джейна была права, и сезон дождей не заставил себя ждать. Поливало временами мощно, с короткими грозами, и молниями сверкало прямо у горных вершин — руку протяни и уже окажешься в тяжёлых тучах, что пеленой окутывали всё вокруг. Но дожди шли недолго, вода быстро уходила горными левадами вниз, и снова прояснялось.

— Согласен. Прослежу и за своими, расслабились парни — слишком тихо стало. Не с кем подраться.

— Как долго вы ещё останетесь с нами? — помолчав, спросил Имейр, ступая рядом и порой прикрикивая на снующих по дороге мальчишек.

Самые бойкие, уже отошедшие от первого шока войны и смертей, гоняли рядом с матросами, то помогая, то мешаясь и задавая кучу вопросов про флот и корабли, а ещё просили поглядеть блестящую сталь сабель.

Алекс вспомнил о подсказке, что они с Джейной нашли у Вария в доме. Что, если вправду послание было оставлено для них нарочно? Причём казалось, Варий знал наперёд, что именно они вдвоём с Джейной окажутся в его доме. Одному из них ни за что не найти ответ, а вдвоём они дополнили знания друг друга…

Только идти на охваченный войной архипелаг сейчас — безумная затея.

— Не могу сказать точно, — наконец отозвался Алекс. — Пока не получу новый приказ от командования.

— Но как вы получите его здесь, если мы окружены ивварцами?

— Значит, мы останемся в деревне, пока опасность не минует, — спокойно ответил Алекс.

Он и в самом деле не мог уйти на Итен, бросив этих людей без защиты. И до сих пор не понимал, как и почему король так легко отдал Шинтар? Ведь это как оставить врага у себя за спиной, дать ему укрепиться и набраться сил для удара под дых.

Алекс остановился у дома старосты, наблюдая, как кипит в деревне жизнь.

Уже давно отзвучали траурные песни по погибшим, жизнь с трудом, но входила в привычную колею. Иногда, правда, вечерами снова слышался женский плач и тревожные напевы тех, кто потерял мужей, жгли свечи, тихо обсуждали, как быть дальше, но время шло и непосильная ноша забот и работы смиряла боль.

Алекс потёр тыльной стороной ладони отросшую щетину. Недоверие к команде и к самому Алексу всё-таки вылилось в эту нелепую драку. И тут не только из-за веры и духов, войны и урожая, но некоторые из парней умудрились за это затишье приударить за свободными девицами. А те отнюдь не легкодоступные портовые девки, к которым привыкли моряки за время рейсов, и оборону держали крепко. Хотя чего уж, и на рослых матросов поглядывали с интересом — больно уж выделялись те среди местных, невысоких и коренастых. Даже Эрик, благо что сам едва очухался, уже затягивал по вечерам песни под чудную маленькую гитару и собирал вокруг себя румяных и чернобровых.

Имейр отвлёкся на Хильду, хлопочущую по хозяйству во дворе, а Алекс увидел у соседнего дома Джейну. Серый стоял рядом с ней и что-то говорил, а она напряжённо слушала, стискивая ручку плетёной корзины и отвернувшись в сторону. А потом, словно желая привлечь её внимание, Серый коснулся её руки. Поблёскивала на солнце массивная цепь Покровителя на его шее, доносился неразборчивый говор, и всё это Алексу не очень-то нравилось.

Этот Доран явно заподозрил их обоих или даже уже всё понял. Но отчего-то пока молчал. Война испугала? Может, решил, что пока Алекс полезен, его лучше не трогать. Но теперь всё стихло, и проповеди в храме продолжались как ни в чем не бывало. Матросы поначалу исправно ходили вместе со всей деревней на первые службы — Мейкдон и не спрашивал толком, попросту сгонял всех взашей. Но день ото дня команда всё больше отлынивала от молитв Покровителю, и это было серьёзным поводом для новых домыслов. Службы вёл престарелый Ариан вместе со своей набожной женой, которые жили в самом храме, временами Доран. И взгляды, что порой бросал на Алекса этот Серый, были полны задумчивости.

Пора прекратить эти слухи и раздор, как предводитель команды он докажет, что его людям можно доверять. Прежде было не время, но сейчас… почему нет?

— Имейр, — позвал Алекс старосту, который уже хотел уйти в дом.

Тот остановился возле калитки. Алекс опёрся рядом о крепкую жердь забора и сказал:

— Я хочу взять Вашу племянницу в жёны. Как положено, согласно вашим обычаям.

Имейр недоверчиво вскинул брови. Высокий, грузный, с густыми чёрными бровями, заросшей бородой и хмурым лицом сейчас он стал похож на грозовую тучу — столько свалилось на его плечи после возвращения Джейны. Алекс видел все морщины, лучами расходившиеся от глаз, усталость век и следы бессониц. От старосты пахло потом, сырой землёй и дымом очага — Алекс даже вспомнил отчего-то своего отца в тот день, когда видел его последний раз.

— Вы шутите, капитан?

— Разве с такими предложениями шутят?

Имейр крепко сжал ладонь на рукояти лопаты, торчащей в раскопанном саду. Он будто растерялся от вопроса и только подёрнул рукав на правом плече. Сказал наконец, взглянув на Алекса:

— Разговоров не оберётесь.

Алекс пожал плечами.

— Ну, к этому-то мне не привыкать. Их уже немало, этих разговоров и сплетен. Но я хочу, чтобы меня приняли всерьёз и хочу, чтобы нас не воспринимали только как чужаков, что непрошенно свалились на голову. И я прошу руки вашей племянницы, чтобы доказать: она мне дорога.

Имейр на миг потеплел и будто бы только сейчас по-настоящему поверил Алексу. Не тогда, когда они говорили об этом первый раз, а теперь — после того, как он доказал слова делом.

— Смотри, да только знай, бедовая она точно своя мать, — повернул он голову в сторону дороги, уходящей в Шинтар. — И кто знает, был бы сейчас мой брат жив и здесь, а не на дне морском, коли не та Иола, однажды вскружившая ему голову.

Алекс мысленно ответил: "Кто знает, был бы я сейчас жив и здесь, коли не Джейна..." И ему тоже стоило переживать за своего брата, что остался в далёком и теперь враждебном Ивваре, да только что толку? Судьба ведёт его своей извилистой дорогой, и одним богам известно, какие испытание уготовила дальше.

— Я готов на этот риск, — сказал он и протянул Имейру руку. Тот с заминкой ответил и даже положил вторую, сплошь мозолистую, ладонь сверху, согласно кивнул и отпустил.

 

В несколько широких шагов Алекс пересёк изрядно растоптанный солдатами цветник за забором, что террасами спускался со склона, и подошёл к Джейне с Дораном. Тот увидел Алекса, убрал пятернёй назад волосы и мягко улыбнулся, словно без слов знает, о чём Алекс хочет говорить. Будто знает и то, что у него на душе и какие сомнения порой раздирают на части. Только ни один Серый так и не смог его пронять — разве что Эван, да и тот не до конца...

— Простите, Служитель, но я заберу у вас Джейну ненадолго, — он слегка склонил голову и после отвёл Джейну в сторону. Она взглянула на него с благодарностью, но потом вдруг украдкой — на Дорана, будто то, о чём они говорили, могло касаться Алекса.

— Что он хочет от тебя? — спросил он.

Поначалу казалось, что Серый снова захочет забрать её в храм — он ведь и озвучил это в день нападения ивварцев и даже пытался тогда увести за собой в храм. Но больше она об этом не говорила, и Алекс думал, с этим покончено.

— Ничего, — вдруг смутилась Джейна и подняла на Алекса глаза. Что-то волновало её, и она спросила с тревогой: — Ты в порядке?

— Дай-ка подумать. Да вроде всё на местах, — он сосредоточенно осмотрел свои руки и ноги. Джейна прыснула, и он усмехнулся. — Ладно, бросай уже переживать. Не умру я без Вария, если ты об этом. По крайней мере, так скоро. Или то Доран тебе что-то заплетает?

— Нет… нет. Но сколько мы ещё пробудем здесь?

— Ты же понимаешь. Идти на Итен сейчас слишком опасно.

— Понимаю. Но… знаешь, у меня как предчувствие, что что-то должно случиться. Помимо того, что уже… — оглянулась она туда, где за деревьями захоронили погибших. — Будто гроза какая, что сюда идёт.

— Не думай об этом. И об остальном тоже… А вообще я поговорил с твоим дядей. И… — он проводил взглядом ушедшего Серого и снова посмотрел на неё. — Я хочу, чтобы ты согласилась выйти замуж за некого капитана энарийского флота Кейнара Форка. Завтра.

Джейна закусила губу и качнула головой. Солнце пробежало по её прядям, заставило лукаво сощуриться от ярких лучей.

— Я бы предпочла выйти за Алекса Дельгара.

Алекс рассмеялся.

— Бери, кого дают, — он протянул руку и коснулся браслета с металлической пластиной на её запястье. И потом второй руки — там, где больше не было цепи Покровителя, а осталась лишь тонкая незагорелая полоса. — Только не знаю, как у вас это принято.

— То есть мой черёд устраивать обряды, да?

— Будешь мстить за купание в море?

— Не буду… Есть у нас, конечно, традиция для смелых женихов — прыгать со скалы в водопад. И чем больше у невесты родственников, тем выше скала. — Она невесело усмехнулась. — Так что тебе ещё повезло, что я сирота. Ну, не считая дяди с тётушкой, — подхватила она корзину с фруктами, что успела поставить на землю.

— Хм-м. — Алекс забрал у неё ношу и пошёл рядом. — Кажется, я однажды уже прыгал со скалы. Вернее, падал. Впрочем, тут надо спросить Эрика...

 

Ближе к вечеру Алекс вместе с Мейкдоном ушёл в сторону мыса, с которого они поднялись и откуда можно было разглядеть далеко внизу мачты "Ясного" у прибрежных скал. Вокруг было спокойно: ни чужих кораблей, ни бурь… ни отголосков идущей где-то за горизонтом войны. Алекс замер на самом краю. Вид далёкого моря вновь наполнял силой, напитывал солёной влагой, свежестью, давал передохнуть и окрепнуть. Всё же без моря он не чувствовал себя… целым

— Даже не думал, что это когда-нибудь случится, — произнёс Мейкдон, оглаживая густые усы, и повёл плечами. — Глухая деревня, покой и тишина, ты женишься и даже не рвешься на новые подвиги. Ты будто изменился после всего, что произошло, — взглянул он внимательно на Алекса.

И даже сложно было понять, рад этому старший помощник или нет. В напряжённой позе старого друга чувствовалась то ли тревога, то ли ещё что...

— Вовсе нет. Просто решил попробовать, как это — жить настоящим. У кого-то ведь получается, — ответил Алекс, вдруг подумав про Эрика. — Я не знаю, Мейк, что будет дальше. Что будет завтра. Мне хочется и вернуть всех домой, и сражаться за своих — там. Да и просто жить. — Он помолчал и спросил: — Как остальные?

— Да вроде даже рады передышке и покою. А так по-разному. Верят в тебя и удачу, кто-то если и хочет домой, то и сам понимает — сейчас не добраться без боя. А вообще, всё-таки суеверия моряков вышли поживее, чем вера в Покровителя и Тёмного. Признаться, я и сам сейчас больше к морским духам и старым богам…

— Признаться, я отчего-то тоже, — рассмеялся Алекс. Хорошо было видеть море, видеть целого и невидимого друга и даже знать, что завтра будет действительно странный день. И от добродушия старпома стало теплее. Тот, должно быть, тоже скучал по оставленной в Аркетаре семье, жене и уже взрослой дочери. Однако, пока он жив, ещё ничего не потеряно и ничего не поздно.

— Ладно, не о том мы, — будто прочитал его мысли Мейк. Ухмыльнулся, положил руку на плечи, стиснул и шутливо зашатал в объятиях. Иногда рядом с ним Алекс чувствовал себя лет на восемь-десять моложе — таким, каким сражался с пиратами и ходил в первые рейсы на “Ясном”. — Думал, не дождусь этого никогда. Ты ведь женишься, парень!

— Сам ты парень, — отпихнул его Алекс.

Мейк вскинул руки.

— Всё-всё! Конечно… Капитан! А всё-таки она чудесная девчушка, — покачал головой друг. — Решительная и добрая. Смотри, не загуби такое счастье.

И это меткое напутствие отозвалось вдруг неприятным холодом. Холодом стихии, бесстрастной морской глубины, затаившейся где-то внутри. Алекс только сосредоточенно кивнул, ничего не отвечая.

А этим вечером о договорённости узнала уже вся деревня. Мейкдон, оказывается, успел растрепать всей команде о предстоящем событии, и по возвращении их ждали вдали от домов на укромной полянке. К ночи горы снова окутали облака — стало похоже, что они с Мейком не идут, а плывут в этом сумрачном тумане. Пятнами горели в окружении густых деревьев огни, лилось из тяжелых кувшинов вино, пахло чем-то жареным и вкусным: пряными травами, мясом. Матросы горланили, собравшись у столов с припасами, куда сгрудили свежий хлеб, сыр, вино и бренди из тростникового сахара, спелые яблоки с бананами. Манго, такие сладкие, что липли пальцы. И даже сытный медовый пирог, который отламывали прямо руками. Сагард сполна награждал их за яростный отпор врагу — теперь Алекс всерьёз понял беспокойство старосты — кто из моряков после долгих скитаний откажется от лишней порции сытной и горячей еды?

— Стой! К-кто идёт? — весело и чуть пьяно выкрикнул Сагиш, заставив всех на миг смолкнуть. — О, капитан! Пар-рни, капитан! А ну, давай. Давай, кому говорю! Нал-ливайте жениху! От нас трезвым на свою свадьбу не уходил ещ-щё никто!

Алекса с Мейком окружили всей командой, все тридцать с лишним матросов, что высадились на берег, кроме караульных, и уйти действительно при всем желании было трудно. Отовсюду неслись крики, похабные шутки и подзадоривания, кто-то панибратски хлопал по спине, Дени шутливо-почтительно уступил место в центре. Даже Эрик, бессильно опиравшийся о ствол, ухмылялся происходящему.

— Ладно, ладно! — сдался Алекс.

— За вас, к-капитан, — гаркнул со всей силы Сагиш, и веселье понеслось с новой силой, а подступающий мрак ночи разогнали взметнувшиеся огни костров, в которые подбросили веток. — За вашу последнюю ночь свободы!

 

Встать после бурной ночи было тем ещё испытанием. Алекс даже не помнил, кто дотащил его до дома старухи Тильды, где оказалось свободное место на полу. Благо, рядом остался Сагиш и утром именно он принялся исполнять роль мальчишки-стюарда, попутно что-то ворча о местных.

Растолкав Алекса, он первым делом озаботился завтраком — горячей лепёшкой, козьим молоком и сыром. Хорошо, что хоть в этом доме моряков приняли с терпимостью и спокойствием, но от одного вида еды Алекса замутило. И пока он приходил в себя, Сагиш построил остальных, чтобы привели в порядок сапоги. Кто-то притащил новую рубаху на сагардский манер с ярко-красной вышивкой по краю шнуровки, оттуда же, видимо, достали новый кожаный пояс с медными заклёпками.

— Капитан, я раздобыл ещё ту бадягу. Кэроб, да? Бодрит, зараза. Последние запасы.

— Спаситель, — просипел Алекс и принял горячую кружку ароматного, похожего на какао напитка. Когда-то саженцы этих деревьев привезли в Шинтар из Корсакийских, но теперь, видать, не до торговли.

Спустя полчаса выбрались на улицу. Слишком яркое солнце. Алекс не мог перестать щуриться, и казался сам себе смешным в нелепой рубахе с широкими рукавами. Зато пояс сел хорошо, плотно обхватив талию. Хотелось на него же закрепить ножны с кинжалом, но Алекс не стал. И перевязь с саблей отложил в сторону, придирчиво глянув на свой наряд.

Чего не сделаешь ради девушки, которая должна стать женой. Женой. Вот странно.

Он толком не мог повидаться с Джейной уже несколько дней — слишком много забот, и сейчас понял, что и впрямь ему не хватало её тепла рядом и искренней улыбки.

— Отлично выглядишь, — поприветствовал его Майк на полном серьёзе, войдя во двор. — Тебе идёт быть деревенским.

— Иди ты, — отмахнулся Алекс.

— Нет, правда. Только ещё не хватает маленькой шапочки, как у некоторых.

— Пойдём уже. Надеюсь, не возникнет новой свары да и проблем с Дораном…

Мейкдон понимающе цыкнул.

На удивление на улице стало торжественно-тихо. Бренчали на дорожках и в садах всё те же деревянные украшения с подвесками, издавали глухие гулкие стуки, соединясь в музыку ветра. Яркими полосами тянулись цветущие сады, полные буйства красок, дурманили запахами деревья с диковинным длинным мхом на ветвях. Редко и пронзительно кричали птицы. Остров вечной весны… И Алекс поймал себя на мысли, что Шинтар слишком далёк от всего мира, так, что остальное кажется давним полузабытым сном. Есть ли вообще где другие страны, открытые всем ветрам моря, колючие ветра со снегом, холодные вершины и поросшие соснами горы? Или то было суровое видение, а настоящая жизнь только здесь и сейчас...

Музыка ветра отгоняла не только злых духов, в которых ещё верили местные, но и мрачные мысли, оставался только мерный перестук, когда дерево соединялось с деревом. Где-то внизу тихонько заиграла флейта, словно кто из местных примерял силы для праздничной мелодии, и Алекс поднимался по пустынной извилистой тропе, уйдя в себя и остро чувствуя каждую грань этого странно-настоящего утра.

Добраться до дома старосты на одной из самых высоких террас ущелья было непросто, зато вид оттуда открывался не хуже, чем у его дома в Аркетаре… Он оставил Майка и остальных матросов, а сам вошёл внутрь.

Тишина и тихие говор и шорохи в дальней комнате.

Только сейчас Алекс обратил внимание на четыре деревянных столба-опоры по углам комнаты со следами резьбы — они были будто осколком старой веры. Видимо, здесь никто не скрывал её следы так тщательно, как в Энарии.

Былая вера, вера в Четырёх, свобода магов, орден дарханов-хранителей знаний… всё это если и унесло волной, скрыло на глубине, то не уничтожило бесследно. Не уничтожило и мысль о том, что такие как они — не ненормальные.

Алекс отчётливо постучал костяшками в распахнутую рядом с собой дверь. Наверное, надо было как-то торжественней заявиться: верхом или ещё как, но уж… как вышло. Послышались шаги, и вышел Имейр, а за ним потянулись двое их ближайших родственников — тётушка Васёна с мужем. Они придирчиво оглядели Алекса, но наконец недоверие сменилось дружелюбностью.

— Капитан, — помолчав, поприветствовал его Имейр с ноткой торжественности и тревоги в голосе. — Как чужеземца, мы не будем мучить вас нашими обычаями. — Алекс благодарно кивнул. — Но обряд обручения в храме вам пройти придётся.

Наконец родственники Джейны расступились, и Алекс прошёл в глубь дома, туда, где ждала невеста. Хильда, увидев его, тихонько шепнула Джейне на ухо, и та повернулась. Откуда-то на ней было красное платье с юбкой до колен, расшитое яркими полосами, а на коротких волосах, как-то по-хитрому заплетенных в несколько косичек и стянутых на висках заколками, пышный венок из живых цветов. Это было так мило и отчего-то неожиданно. Слишком привык видеть её отчаянной юнгой. От неё сейчас разве что босые ноги и загорелая кожа, подчёркнутая тёплым оттенком платья. А от голубых цветов в волосах голубые глаза казались цвета лазурного моря в ясный день.

Хильда, опустив голову, протиснулась к мужу и оставила их на минуту наедине.

— Праздновать — так всерьёз? — улыбнулась Джейна, с сочувствием оглядев его внешний вид, то ли имея ввиду свой наряд, то ли про последствия вчерашней "подготовки".

Он виновато сощурился, представляя, как сейчас смотрится после почти бессонной ночи.

— Да. Зато ты выглядишь… сказочно. — Он взял за её узкие ладони. Короткие рукава не скрывали браслет матери на запястье, но похоже, сейчас Джейна ничего не боялась.

— Было время выспаться.

Никаких серьёзных разговоров. Никаких напыщенных речей, пафоса, никаких ожиданий высоких слов. С ней было так просто и естественно, как дышать. И Алекс это ценил.

— Нас ждут, — оглянулся он назад.

— Погоди, — отпустив его руки, она дотянулась до стоящих сбоку коротких полусапожек, таких же украшенных вышитыми цветами. Обулась, а потом взглянула поверх плеча на дядю в соседней комнате и добавила: — И ещё я хотела тебе подарить кое-что...

Джейна потянулась к крохотному кармашку, вшитому в широкую юбку, и достала что-то маленькое и блестящее.

— По нашим обычаям, на свадьбу нужно надеть что-то синего цвета — на счастье. Я решила, что это сойдёт, — на её ладони лежала серьга с насыщенным синим камнем. — Пусть я, конечно, ещё не опытный моряк, но как "дева моря" могу предложить тебе дар, — она улыбнулась.

Алекс кивнул, и Джейна, привстав на цыпочки, прижалась к нему и осторожно вдела серьгу в левое ухо. И пока никто не видел, обхватила горячими руками шею, нежно коснулась губами мочки уха и скользнула дыханием по шее. И от её близости тепло разлилось по телу, и хотелось поцеловать всерьёз, но позади уже шумели гости.

— Теперь идём, — прошептала Джейна и потянула его за собой.

 

Тишина утра уже сменилась громкими голосами, слышались крики, перезвон, лай и кудахтанье, где-то детских смех и снова мелодия флейты и даже гулкий перестук барабанов. На сей раз музыка была задорно-весёлая. Джейна рассказывала, что праздновать на острове любили, дай только повод — чего стоили только карнавалы и по любому поводу: День весны, День яблок, Фестиваль первого дождя и даже День плачущих младенцев.

У храма уже собрались почти все жители. Матросов встретили с настороженным гомоном, однако свадьба — это для них обряд серьёзный. На ступенях рядом со старым Служителем Арианом и его женой стоял и Доран. Сейчас он вдруг напомнил вождя-воина какого-нибудь древнего племени: загорелый, с яркой цепью на груди, крепкий и мускулистый, он одним жестом призвал к тишине.

И пусть кто-то до сих пор с осуждением смотрел на Алекса — ему было плевать. И значение имело только то, что он сам верил в происходящее. Алекс сжал ладонь Джейны и решительно направился с ней внутрь храма.

Доран со странной улыбкой вошёл перед ними и затем посторонился, приглашая остальных. Наверху, где-то под самым куполом раздался гулкий звук гонга, завибрировал в ушах и разошёлся по сводам как круги по воде. Заговорил сначала старик Ариан:

— Под мудрым взором Покровителя, давшего нам надежду и щитом закрывшего от тёмных сил колдовства, — это прозвучало с особым напором, — соединяются судьбы...

А Доран меж тем смотрел на Алекса с пронзительной дотошностью, словно ждал, как же тот отзовётся на эти слова про колдовство.

Но Алекс хранил спокойствие подобно морю в штиль. Зеркальная гладкость и тишина. Вспомнилась тишина утра и тихий деревянный перестук, мягкий напев флейты и глубокое до беспредельности синее небо.

И дальше уже Доран продолжил запевать про свет истинной веры, озаривший когда-то двух святых Удиф и Бруниара, и про цепи, сковавшие их как мятежников, и про верность и преданность как пример жизненной честности и прочее, прочее, плавно подводя к священным узам брака. Надо сказать, его низкий и пробирающий голос звучал настойчиво, местами резко и с напором, и вовсе не усыплял монотонностью. Алекс даже краем глаза видел, что сгрудившиеся вокруг матросы и сами притихли, внимая Серому.

Но что-то проплыло в сознании Алекса, разбило твердость зеркальной глади, раскололо спокойствие стихии. Ломалось восприятие, как тонкая корка льда. Алекс ещё пытался держаться, сильнее стиснув ладонь Джейны в своей, но что-то разрушало его изнутри.

Как было перед первой грозой.

Пальцы невольно коснулись браслета с металлической пластинкой, словно он пытался зацепиться за реальность. А символы даори загорелись огнём, зашептали что-то, заглушая все другие звуки. Они звали его.

— Алекс, — донёсся далёкий голос Джейны.

Они должны обменяться цепочками. Он ещё помнил. Он даже держал одну в руках и принялся осторожно застёгивать на Джейне. Чуть качнулся, но сделал это. И она в свою очередь, слегка приподнявшись, обхватила украшением его шею.

Чуть дольше, чем положено, задержала руки, будто крепко обнимает его. Чувствует, что с ним. Защищает от Серого. Девочка любимая…

Она стояла перед ним, высокая, стройная. Родная. Синие глаза с чёрными ресницами в тон синим цветам. Красное платье как румянец. Такая красивая. Чуть приоткрытые губы что-то шептали. Говорили? Он сосредоточился на этом всей силой воли. И хотел смотреть, смотреть. А мир плыл вокруг, качался на гигантских плавных волнах. Алекс никогда не страдал от морской болезни, но сейчас от качки начало мутить. И в какой-то миг он даже захотел, чтобы Доран спустился к ним и прекратил это своей магией. Он. Или Эрик. Или кто другой…

Темнел мир. Дышал, как громадное морское чудище. Выдох. Вдох. И снова выдох, с шумом обдающий лицо ветром и брызгами. Волна, мрак, вечная глубина. И где-то далеко — гонг раскатом грома.

  • Морок  / Вербовая Ольга / Тонкая грань / Argentum Agata
  • На ходу вдыхая ветер городов / Попутчики / Губина Наталия
  • Слепой  / Зауэр Ирина / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • О любви глаза смолчать не смогут / Аносова Екатерина
  • Голосование / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • Спящее солнце / Раин Макс
  • Ожидание / Ade Sonja_Adessa
  • Афоризм 107. О жизни. / Фурсин Олег
  • Цена исцеления (Работа №2) / Конкурс Мистического рассказа «Логово забытых» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Коновалова Мария
  • Тёмно-синий вальс / Немножко улыбки-2 / Армант, Илинар
  • Должен жить / Написанное настроением / Александр Ichimaru

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль