Произведение: Маленький Фей. Книга первая, часть первая "Переполох в Долине фей" (главы 7-10)

0.00
 
Ремер Михаил
Произведение: Маленький Фей. Книга первая, часть первая "Переполох в Долине фей" (главы 7-10)
переполох в Долине фей
переполох в Долине фей

 

Глава седьмая. Карнавал

Итак, бал-карнавал в королевстве фей. Мечта каждого — не пропустить и как следует повеселиться с подругами во время этого воистину грандиозного события, проводимого раз в сто лет. Естественно, что королевский дворец не может принять в себя всех желающих, стекающихся со всех концов Долины. Именно поэтому внутрь приглашаются только наиболее уважаемые из обитательниц. Для остальных сразу же от парадного входа дворца были установлены в четыре бесконечных ряда столы с невообразимыми кушаньями. Чего стоило только дубовое вино или печенья из воздушной пыльцы, или, наконец, цветочное рагу в тарелках из листьев клевера.

Впрочем, не только лишь это говорило о том, что праздник вот-вот начнётся. Каждая фея за неделю, а то и больше старалась украсить свой домик как можно более затейливо. Причудливые узоры, трепещущие флажки, разноцветные фонарики со светляками внутри на каждом доме создавали то самое настроение, когда ни хочется думать ни о чём другом, кроме танцев и безудержного веселья.

Фей как раз достиг того возраста, когда дети получают своё первое приглашение на такие праздники. Само собой, Старшая Фрейлина наотрез отказалась принимать участие в карнавале, как только узнала, что юный наследник тоже приглашён:

— Или он, или я! — громогласно заявила она, как обычно гневно сотрясая всеми своими четырьмя подбородками. Решение, разумеется, было принято в пользу мальчика.

— Вы ещё горько пожалеете о том, — ещё долго верещала Фрейлина, — что отдали предпочтение этому мальчишке, которому не место в нашей Долине! Позор! Позор!

Впрочем, её отсутствие мало кого огорчило. Несмотря на то, что она была самой опытной фрейлиной и воспитательницей, она была ещё и самой ворчливой особой в Долине. К тому же с самого рождения Фея, и без того славившаяся своим несносным характером, она стала совершенно невыносимой.

Итак, карнавал.

Все гости разделились на три большие группы. Старшие феи старались держаться поближе к богато сервированным столам и с удовольствием обсуждали последние новости королевства.

Группа молодых фей развлекалась, танцуя в бальной комнате. Время от времени они затевали разные игры, среди которых была так любимая в королевстве «Пощипай-ка». Суть заключалась в том, чтобы ловко выдернуть в танцевальный зал кого-то из старших. Когда это удавалось, молодёжь окружала жертву и не выпускала, то и дело щипая её, до тех пор, пока та не соглашалась исполнить какой-либо танец на радость всем присутствующим. Все отлично знали, что пожилые феи — отменные танцовщицы, просто они не любят много танцевать.

Самые младшие резвились под потолком, играя в салочки и в другие шумные игры. Наш герой, как и все его сверстницы, веселился со своими подругами. Ловко увернувшись от водящей, он вдруг захотел немного отдохнуть.

— Продолжайте без меня, я скоро вернусь! — крикнул он, помахав рукой. Игры играми, но когда-то же надо делать и передышки. Что же, недостатка в местах, где можно спокойно перевести дух, заодно выпив чего-нибудь освежающего не было, и Фей направился к заставленному чудными яствами длинному столу.

В этот момент странный голос окликнул его:

— Иди ко мне, маленький мальчик!

— Простите, — обратился он к ближайшей фрейлине — вы меня звали?

— Я? — дама была очень удивлена, — Конечно, нет! — и возмущённо отвернулась.

— Вы не звали меня? — снова спросил Фей у другой гостьи.

— Нет, малыш, я тебя не звала, — эта собеседница оказалась намного приветливее, — но, — продолжала она, — может, тебе просто послышалось? Посмотри по сторонам. Столько гостей и ты мог запросто принять чей-то голос за зов.

— Да, да. Наверное, я просто ослышался! — весело отозвался мальчик и помахал фее рукой. — «И всё-таки кто-то меня звал. Уж, слишком явно я это слышал» — с этими мыслями он устроился поудобнее за одним из столов, предназначенных для маленьких фей. Лишь осушив бокал нектара клевера, он снова услышал тот же голос.

— Это не сон, мой юный друг. Я существую на самом деле.

Только сейчас наш герой понял, что голос звучит в его голове. Кроме того, он мужской, что, согласитесь, совсем, уж, странно.

— Кто ты? И почему я тебя не вижу? — осторожно спросил Фей.

— Если хочешь получить ответы на все эти вопросы, следуй за мной! — низким голосом прошептал незнакомец.

Совершенно необъяснимый случай. Первым делом мальчик решил рассказать всю эту историю взрослым, но, подумав, решил, что вряд ли кто-то поверит ему. А, не поверив, снова сделают его объектом насмешек и шуточек. Нет, так никуда не годится, и мальчик решил выяснить сам, что происходит. Тем более, что Долина фей вообще скупа на всякого рода приключения, а для мальчишек они, как всем известно, что воздух. Хотя для пущей важности он всё-таки решил задать несколько вопросов:

— И всё-таки, почему я должен доверять тебе? И почему ты так настойчиво пытаешься увлечь меня за собой. А я, вот, не хочу идти!

— Как знаешь. Пока!

Времени на раздумья не оставалось. Кроме того, на самом деле мальчик очень хотел узнать, что же всё-таки происходит и кто такой этот таинственный незнакомец. Итак, решено, Фей следует за голосом, но куда?

— А куда мне идти? Ведь я не знаю ни кто ты, ни откуда, ни почему ты никому не показываешься?

— Не задавай глупых вопросов! — голос начал сердиться, — Ты прекрасно знаешь куда идти. Так что мы напрасно теряем время. Вперёд!

Что оставалось делать? Фей полетел, бесшумно размахивая своими крылышками, ведомый странным голосом. Но, странное дело, сразу же возникло ощущение, что он знает этот маршрут наизусть. Хрустальный зал, вторая дверь направо и прямо до фонтанной. Пролететь всю комнату; напротив последней колонны маленькая дверь, ведущая на балкон. Балкон имеет несколько выходов. Воспользовавшись центральным, можно попасть в бальный зал, где, собственно, и происходило всё основное веселье, восточным — в столовую, сейчас уставленную столами, ломящимися от удивительных блюд, западным — в караульную.

Выйдя в бальный зал, он понял, что достиг своей цели. Осталось дойти до центральной лестницы и…

И тут кто-то схватил его за руку.

— Эй, ты куда запропастился? — это была Катерина.

«Может, рассказать ей про моё приключение? Вдвоём интереснее», — подумал мальчик. — Всё дело в том, что…

— Даже и не вздумай! — зашипел голос. — Только ты и я. Она не имеет права знать это! Избавься от неё немедленно!

«Пожалуй, он прав. В конце концов, про это буду знать только я, никто больше. Здорово!» — всё эти размышления заняли не более секунды.

— Видишь ли, Катерина, — понизив голос до шепота, снова заговорил мальчик, — я тайком от взрослых попробовал дубового вина. Теперь что-то шумит у меня в голове. Только не говори об этом никому, — опасливо оглядевшись, закончил Фей.

— Я так и знала! — недовольно фыркнула Катерина. — Тебе не следовало этого делать.

— Ты права. Но теперь я хочу выйти в сад и немного прийти в себя.

— Что же, наверное, ты прав. Иди, но не задерживайся. Мы ждём тебя! — последние слова она крикнула, ласточкой взлетев к огромной люстре, облепленной ярко освещающими зал светляками и сделав круг вокруг неё, снова крикнула — Мы ждём!

— Отличная идея, мой юный друг, — голос, молчавший всё это время, снова проснулся, — просто замечательная!

Ничто так не воодушевляет человека, как похвала. Что же говорить о маленьком мальчике! Теперь ему во что бы то ни стало надо достичь цели.

— Но, — голос возник снова — нам пора. Вперёд!

Пролетев ещё несколько метров, Фей, наконец, увидел, это. Прямо напротив лестницы на виду у гостей находилась маленькая железная дверь. Казалось бы: что странного в маленькой двери, уютно расположенной в бальном зале? Да, пожалуй, ничего, если бы не одно «но»: до этого дня здесь ничего и никогда не было! Странно. Почему же тогда никто не обращает на неё внимания? А девица из караула просто смотрит на неё, как обычно смотрят на носки своих лакированных туфель: без всякого интереса.

Почему-то тут же Фею вспомнилась старая сказка, которую Ыых так часто рассказывала ему перед сном. Сказка про маленького мальчика, родившемся в Долине фей. Любопытство привело его в пещеры через потайную дверь, где его уже поджидали тёмные силы. Вот так, благодаря случайности они смогли вырваться из заточения и захватить Долину. Впрочем, у сказки той был счастливый конец.

Встряхнув головой, Фей замер в нерешительности. Что же делать? Так хотелось понять, что же всё-таки происходит, но, в то же время было как-то не по себе.

— Привет, Кристина! Что ты здесь делаешь? — чтобы не стоять истуканом посреди веселья, поинтересовался мальчик у охранницы.

— Привет, Фей. Я здесь стою на страже, — при этих словах у Фея дрогнуло сердце. Он-то думал, что это действительно нечто удивительное. Оказалось, все уже знают. С трудом скрывая разочарование, Фей уже собрался улетать, но в этот момент услышал Кристинин голос. — Вообще в Долине масса совершенно глупых традиций. Вот, например эта. Каждый карнавал кто-то обязан стоять здесь и охранять. Но что? Стены, лестницу? И это, разумеется, вместо того, чтобы веселиться и развлекаться вместе со всеми.

— Ты права, Кристина, — немного подумав, согласился с девушкой Фей, — Наверняка это очередная из прихотей Фрейлины. Но, извини, что отвлекаю тебя, — с этими словами он направился к одному из столов. — Пока!

Отлетев немного в сторону, Фей поинтересовался у провожатого:

— И как я попаду туда?

— Не знаю, — равнодушно ответил тот — Я своё дело сделал: показал тебе дверь. Что будет дальше, меня заботит мало.

«Странно всё это», — подумал Фей и ещё раз посмотрел на караул. О, чудо! Именно в этот момент поболтать на посту с Кристиной пришла её напарница. Всего несколько секунд. Может быть это шанс!

— А что, если это ловушка? — Пронеслось в голове у мальчика, пока он стрелой летел к двери. — А вдруг она заперта? — Дверь с невероятной лёгкостью распахнулась, впуская мальчика внутрь. Потом так же легко закрылась, не издав ни единого звука.

— Ты сделал это, мой юный друг. Я горжусь тобой! — уже знакомый голос вновь возник из ниоткуда.

 

— Но почему ты сказал мне, что тебя мало интересует, попаду я сюда или нет? — даже не отдышавшись после стремительного броска, поинтересовался мальчик.

— Я решил, что так будет правильнее. Представь себе, мой юный друг, я объясняю, как попасть сюда, как обойти все препятствия, сам открываю дверь. Был бы ты сейчас здесь? Не уверен. Скорее всего, ты решил бы отложить это до следующего раза, а, быть может, и рассказать обо мне Дине, маме или, чего доброго, этой страшной одноглазой ведьме Ыых. Но я воспользовался твоим любопытством. Но, мы всё ещё продолжаем терять время, а это не входит в мои планы. Хочу правильно распорядиться своей добычей, пока она у меня в руках. Добыча — это я про тебя, — с усмешкой поправился голос.

— Ты так уверен в этом? — живо поинтересовался мальчик — А что скажешь, если я просто развернусь и воспользуюсь той же самой дверью и выйду отсюда?

— Давай. Только не забудь рассказать мне о том, как тебе это удалось. Будет очень интересно послушать. Правда-правда, — в голосе появилось что-то такое, от чего у Фея побежали мурашки по коже и он поспешил развернуться лицом к двери. Но там ничего не было: ни двери, ни входа, ни выхода. Только стена.

— Здесь же только что была дверь! Где она? — испуганно залепетал он.

— Разве? Мой мальчик, ты, наверное, плохо себя чувствуешь. Может, у тебя жар? — только в этот миг Фей понял, что голос теперь не только в его голове, а повсюду. Казалось, он лился со стен и с потолка. Он гремел, перекатывался, смеялся над своим пленником.

Мальчик бросился к стене. Странное дело, но материал, из которого она была сделана, был больше похож на прозрачный хрусталь, чем на камень или кирпич. Находясь за стеной можно было запросто наблюдать за тем, что происходит в бальном зале. Вот Кристина со своей напарницей стоят и что-то живо обсуждают. И это вместо того, чтобы охранять потайную дверь!

— Эй, Кристина, я здесь. Помоги мне выбраться из этого места! Кристина! Посмотри же на меня!

Есть. Сработало! Охранница смотрит прямо на мальчика. Но, что происходит? Она улыбается!

— Да как ты можешь, Кристина! У, вредина! — и тут Фей понял, что девушка его просто не видит! Точно также, как не видит странной железной двери. Выходит, что никто не может помочь!

— Может, — снова возник голос. — Но для этого тебе надо выполнять два простых правила: во всём подчиняться мне и не задавать глупых вопросов. Ты меня понял? — но этот вопрос остался без ответа. Фей расплакался. — Что же, я умею ждать — голос был явно доволен результатом.

Когда первый приступ отчаяния прошёл, Фей осмотрелся. Не то, чтобы ему очень хотелось побольше узнать о том, куда занёс его случай. Просто сидеть, прижавшись носом к стенке, было очень неудобно, да к тому же ещё и холодно. Да и место не лучшее: длинный тёмный коридор, уходящий невесть куда, и стены, как в самой настоящей темнице.

— Собственно, это и есть темница, — подумал про себя Фей. — Что же, поздравляю. Ты стал узником по причине собственной глупости.

— Я рад, что ты, наконец, понял это, малыш. Теперь я надеюсь, ты пойдёшь за мной более охотно. Прямо по коридору.

Что ещё оставалось делать? И Фей без особых раздумий встал и, сделав шаг, полетел вниз.

 

Полёт был коротким, не больше секунды, но мальчик был очень напуган. К тому же он здорово ударился коленкой о камень, и теперь лежал на холодном полу, боясь пошевелиться.

— Чего ты хочешь от меня!? — закричал он, — Ты заводишь меня в темницу и запираешь дверь. Ты заставляешь меня идти следом за собой и я чуть не разбиваюсь!

— Я не заставляю, — перебил голос. — Не хочешь — можешь оставаться здесь. Если начнёшь замерзать, двигайся по направлению к свету. Я жду.

И в самом деле, в конце коридора явственно виделся свет, но, почему-то мальчику не очень хотелось идти к нему. Кто знает, какой очередной сюрприз подготовил ему таинственный незнакомец?

Вдруг до слуха Фея донёсся слабый звук. Трудно сказать, откуда он шёл, но точно не оттуда, куда звал голос. Странно. Мальчик обернулся. Сзади полная темнота, которая, как казалось, не уступает по плотности самому твёрдому камню. Звук донёсся снова. Нет никаких сомнений, он доносится именно из тьмы. Но какое существо может скрываться за этой чёрной вуалью? Шаг вперёд. Тьма неохотно расступилась, пропуская незваного гостя. Ещё один. И вот, сомкнувшись, она полностью поглотила искателя приключений. Ещё один — и она заполнила все пустоты и складки одежды мальчика, наполнив их собой и принеся страх. Страх такой силы, что он не сразу понял, что голос пытается его остановить.

— Нет, не сюда! Стой!

— Ага. Если этот некто не хочет, чтобы я сюда шёл, то, наверняка, тому есть причина. А то, что не нравится тайному существу, наверняка окажется интересным для меня.

Странный звук донёсся до слуха Фея снова. Казалось, уже он один может остановить самых отважных и заставить их изменить свои планы. Но почему наш герой улыбается? Поглощённый тьмой, с разбитыми коленками, да ещё и в совершенно незнакомом тёмном и холодном месте? Просто мальчик узнал его. Сотни раз он слышал точно такой же наверху в Долине и теперь не сомневался, что он в безопасности. Шаг, ещё один, ещё. Тусклый, казалось свет, вдруг больно ударил по привыкшим к кромешной тьме глазам, заставив зажмуриться. Когда, наконец, Фей приподнял веки, то увидел прямо перед собой что-то совершенно необыкновенное: прямо на него, не мигая, в упор смотрели два огромных глаза. Это было странно уже просто потому, что их владельца не было видно.

— Ты кто? — осторожно спросил мальчик.

— Я страж!

— А почему тебя не видно?

— Я невидимый страж! — прорычал в ответ кто-то. — Я живу здесь вот уже много-много веков, охраняя от чужаков то, что мне доверено! — только сейчас мальчик увидел разбросанные по всей комнате кости, по-видимому, не самых удачливых из гостей этого страшного места.

— А если я просто заблудился? — глупый, конечно, вопрос, но ничего более умного на ум не приходило.

— Мне неважно, кто ты и по какой причине здесь оказался! Мне приказали расправляться с любым незваным гостем. Что я и сделаю с превеликим удовольствием! — страж уже не говорил, а угрожающе рычал. — Но сначала мы с тобой немного поиграем. Последний гость был у меня уже много-много лет тому назад, и, признаться, я уже порядком соскучился по таким, как ты. Итак, — глаза вплотную приблизились к мальчику, — начнём! — Раздался глубокий вдох, собеседник Фея, по всей видимости, приготовился к какой-то жуткой игре. Он торопливо обежал, как можно было судить по звукам, вокруг гостя, потом ещё раз и ещё. Остановившись, наконец, страж уставился на Фея. Вот его нос, размерами больше похожий на суповую тарелку, коснулся мальчика, вот в полной тишине послышались тихие звуки, отдалённо что-то напоминавшие.

— Что такое? Неужели это такая игра? — с удивлением подумал про себя Фей. Холодное нечто коснулось его щеки и начало опускаться ниже, пока не достигло нагрудного кармана. Звук повторился, но уже более громко.

— Ты голоден? — робко поинтересовался Фей и извлёк из кармана печенье, которое он хотел отдать Альфреду, но не успел.

Довольно фыркнув, невидимый страж не замедлил слизать угощение с крохотной ладошки Фея. Больше не оставалось и тени сомнений. Это был пёс огромных размеров.

Внимательно осматривая помещение, в которое он попал, Фей вдруг увидел перевёрнутую вверх дном золотую колесницу, закрытую всяким хламом. Чуть осмелев, он сделал шаг вперёд, как вдруг услышал уже знакомый голос.

— Альдебаран! — громом раскатился он по пещере. — Где он? Что ты с ним сделал?

— Он здесь, — голос охранника резко изменился и стал совершенно бездушным.

— Ты ослушался моего приказа, Альдебаран! — проговорил голос, но уже гораздо более дружелюбно. — Ведь я приказал расправляться с любым, кто посмеет проникнуть сюда!

— Я так и собирался поступить, — прорычал верный страж, — но для начала решил немного развлечься.

— С тобой мы ещё поговорим, — недовольно проворчал голос, — но сначала доставь мне этого мальчишку!

— Да, хозяин! — с этими словами страж схватил Фея за шиворот и понёс по уже знакомому коридору. Вот вдалеке, туда, куда звал мальчика голос, показался свет. Прорвавшись сквозь непроглядную тьму, он заполнил собой всё вокруг. Ещё два прыжка, и Фей зажмурился, а когда открыл глаза, увидел, что он вновь остался один в необычной комнате. Казалось, что стены её выполнены из каким-то образом застывшей воды, в котором он видел самого себя! Сверху, справа, слева, прямо перед ним. Казалось, что всё помещение заполнено близнецами! Как вы догадались, это было не что иное, как зеркало. Но, это нам с вами ясно, как день, а в Долине таких вещей попросту не было. Собственно этим и было вызвано удивление мальчика.

Для начала Фей осторожно попробовал прикоснуться пальцем к носу своего двойника и уткнулся в жёсткое нечто, совершенно не похожее на воду. Следующие несколько минут он пристально рассматривал стену, пытаясь всё-таки догадаться, в чём здесь подвох, но ничего не понял.

Прыжок. Отражение в точности повторило его. Два шага вперёд, один вправо и неожиданный разворот на месте. Отражённый Фей в точности повторил все действия. Набрав воздуха в грудь, мальчик сделал сальто-мортале назад и задорно посмотрел на отражение. Вот чудеса! Фей в зеокале насмешливо смотрел на Фея настоящего. — «Как такое может быть?», — Фей на секунду замер, придумывая объяснение тому, что происходит здесь.

— Просто я устал повторять все твои кривляния. К тому же, я просто не умею делать сальто-мортале.

— Но кто ты?

— Я — это ты.

— Как такое может быть?

— Может.

— Но кто тогда привёл меня сюда?

— Это был я. Мне нужно кое-что тебе показать.

— Что?

— Приложи свою ладонь к моей, — протягивая вперёд правую руку, сказал мальчик в зеркале. — Ну же, смелей, — видя колебания своего гостя, подбодрил тот. Фей неуверенно протянул руку к поверхности. Секунда — и он почувствовал странный холод ладони своего собеседника. Ещё одна — и зеркало осталось позади, пропустив мальчика вовнутрь.

— Полетели! — Крикнул Фею странный бледный незнакомец.

Полёт в темноте был недолгим. Да и собственно какой-то границы между тьмой и светом не было. Просто одно сменило другое. Удивлённому взору Фея предстала Долина во всём её великолепии. Вот домики фей, вот замок вот два водопада. Но постойте. Почему вода льётся только вниз в каждом из них: в западном и в восточном? И домики, они хоть и похожи на домики фей, но всё-таки другие. Даже замок, и тот выглядел совершенно не так, как привык мальчик.

— Что всё это означает? — с трудом перекрикивая ветер, спросил Фей своего провожатого, но тот ничего не ответил, а просто кивнул головой в сторону Центральной площади: «Смотри!»

Фей послушно посмотрел, куда указывал ему незнакомец. О, чудо! На площади собрались жители Долины, но там были не только девушки и женщины, но и мужчины! Вот вышла на балкон одна из Маргарит, ведомая под руку галантным юношей, кого-то очень напоминавшего. Вот, они что-то сказали, обращаясь к собравшимся. Вот, до слуха мальчика донеслось громкое троекратное «Ура!» и в воздух полетели шляпы, чепчики, фуражки и ещё какие-то причудливые головные уборы.

Картинка исчезла. Вместо неё появилась другая: в слезах Маргарита надевает шлем на голову юноши, и что-то шепчет ему на ухо. Развернувшись, тот, подняв правую руку вверх, обращается к своему войску, и воздух сотрясает очередное троекратное «Ура».

Завертевшись, картинка снова сменилась: страшный дракон, изрыгая огонь из трёх своих пастей, парит над бесчисленным войском. Ощетинившись копьями, как ёж иглами, и отчаянно сражаясь за каждый клок земли, огромная армия под командованием того самого юноши, отступая, с трудом отбивается от лавины ревущих на все лады оборванных варваров. Молодой принц, верхом коне ловко орудуя двумя мечами, рубит грязных существ налево и направо. Одновременно он что-то кричит командирам своего войска, и, то и дело всаживая шпоры в бока взмыленного скакуна, мгновенно перемещается в места, где оборона его войска ослабевает. Обессилевшие воины, воодушевлённые примером, с удесятеренной силой бросаются на неприятеля, клином врубаясь в плотные ряды варваров и отжимая их назад с только что завоёванных позиций. Принц же, ни на секунду не останавливаясь, уже яростно орудует своими клинками в другом месте сражения, вселяя уверенность и новые силы в своих воинов, яростно бросающихся в новые и новые атаки.

Но что такое отвага против не иссякающего потока необузданной силы! Полыхая огнём налево и направо, огромный дракон порождает всё новые и новые полчища оборванных существ, со страшным воем бросавшихся на славное войско.

Поначалу колонны ещё как-то держат строй, но вот уже дрогнула одна из них и люди, крича и в панике размахивая руками, бросаются врассыпную, открывая фланги соседних колонн. Вот ещё одна рассыпалась на несколько десятков яростно сопротивляющихся островков, через мгновение утонувших в ревущем чёрном потоке, и ещё одна. Вот летящий дракон, словно кот, играющий с мышкой, нагоняет одну группу воинов за другой, испепеляя их своим огненным дыханием.

Картинка сменилась: прислонившись спиной к камню, тяжело раненый Принц, тщательно целится из своего лука. Запев, тетива отправила вперёд стрелу, и ещё одну, и ещё… Огромный дракон, бешено крутя тремя головами, пышет огнём во все стороны. Ящер ослеп. В каждом из его глаз торчит по древку. Вот последняя стрела попадает ему прямо в основание крыла, заставляет тварь дёрнуться в конвульсии и камнем рухнуть на землю.

Картинка снова сменилась и вот, утонув в багровом свете уходящего дня, по выжженной драконом земле медленно передвигается длинная цепочка, издалека похожая на гусеницу. Приглядевшись, Фей понял, что это жалкие остатки некогда грозного войска. Они возвращаются назад. Кто как может: едва переставляя ноги, то и дело всем весом наваливаясь на древко копья и останавливаясь через каждые несколько шагов, чтобы перевести дыхание. Ссутулившись и едва переставляя одеревеневшие ноги, уставившись в землю перед собой и из последних сил волоча на себе носилки с ранеными товарищами. Израненные и оборванные победители бредут домой. Мертвецки бледный Принц, привязанный к седлу своего скакуна, понуро едет в самом хвосте унылой колонны. Издалека и не понять, жив он или нет. Низко склонив голову, он лишь вяло покачивается в такт шагов измученного не меньше хозяина коня. Остатки войска медленно приближаются к водопаду.

Всё бешено завертелось перед глазами мальчика и вот его взору представилась новая картина: победители понуро стоят перед закрытыми воротами замка. У них нет сил, даже на то чтобы позвать на помощь. Они просто замерли, словно в одно мгновение превратились в каменные изваяния, безо всякой надежды уставившись на захлопнутые ворота замка фей и бравых девиц, с копьями в руках окружающих горстку выживших в битве с драконом воинов.

На следующей картинке войско Принца, взятое в плен не неприятелем, а армией девушек, печально движется по направлению к пещерам. Вот она, подземная комната, где Фей увидел своего двойника. Зеркальные ворота медленно закрываются и огромный замок вешается на петли, не давая им снова открыться.

Вдруг всё разом исчезло. Непонятно как Фей оказался в огромном холодном зале. Прямо перед мальчиком высился исполинский чёрный трон, занимавший практически весь объём этого странного помещения и возвышающий его владельца на несколько метров выше головы собеседника. На самом верху, так, что для общения приходилось задирать голову, гордо восседал высокий бледный человек, тот самый, за кем Фей летел в полной темноте.

— А, мой юный друг, добро пожаловать! Я так долго ждал тебя, — мальчик вдруг узнал этот голос, тот самый, что его сюда.

— Кто вы и что значат все эти картинки, и кто тот мальчик, что привёл меня к вам?

В ответ незнакомец рассмеялся каким-то нехорошим смехом.

— Ну-ну, малыш. Тебе не кажется, что ты сразу задал слишком много вопросов? Хотя, ничего страшного в этом я не вижу. Всё-таки, ты ещё ребёнок, потому я прощаю тебе твоё любопытство и отвечу на некоторые из них. Ты спрашиваешь, кто я такой. Так вот я — тот самый юноша, которого жительницы Долины вероломно изгнали прочь. Великан тяжело поднялся со своего трона и только сейчас Фей увидел его лицо — лицо Принца. Лицо, на котором страдание и боль прочертили глубокие морщины и складки, лицо человека, вот уже много столетий не видевшего дневного света.

— Я — освободитель Долины, получивший в награду сырую пещеру и вечные страдания. Я и весь мой народ — старики, дети, раненные, больные, были смешаны с грязью и в одночасье стали никем. Я, — голос его дрогнул, — впрочем, достаточно. Я больше не могу говорить об этом. Мои оставшиеся в живых соратники расскажут о том, что произошло. Я же оставляю вас, — с этими словами он тяжело поднялся с трона и, сделав шаг в пустоту, мгновенно растворился в темноте.

— Как же тяжело мне видеть господина в таком расположении духа, — неожиданно раздался скрипучий голос у подножья огромного трона. Фей посмотрел вниз и увидел ещё два сиденья поскромнее. На них с важным видом восседали невысокое существо с ногами козла и туловищем человека, чью небольшую голову украшала забавно вздёрнутая бородка и бледный, высокого роста Воин, укутанный до самых пят плащом.

— Да, да. Воспоминания о доме всегда заставляют его страдать, — с этими словами Воин встал со своего места и начал вскарабкиваться на трон Принца. Забравшись, наконец, он с важным видом развалился на шёлковой материи и, взъерошив свои жёсткие кучерявые волосы, начал рассказ.

— Когда-то, очень давно, Долину населяли мужчины и женщины. Это было, много-много столетий назад. Как раз в то время над Долиной нависла страшная угроза нападение дракона. Это безобразное трёхголовое существо не знало ни жалости, ни пощады. Чтобы хоть как-то усмирить разбушевавшуюся тварь, было решено отправить войско и попытаться договориться с ним, — воодушевлёно глядя сквозь Фея, плёл Воин. — И это важно, заметь, ни о каком кровопролитии речи не шло.

— Всё, что планировалось сделать — это поговорить с чудищем, а армия это так, для устрашения, если дракон окажется существом несговорчивым, — важно проскрипел со своего кресла Козлодой.

— Дальше произошло вот что: армия была быстро сформирована мной, — продолжал Воин.

— Под моим неусыпным наблюдением, — снова вставил Козлодой противным голосом, бережно поглаживая свою бороду.

— И выдвинулось на рассвете в поход. Никто даже не подозревал, чем всё закончится! Дракон наотрез отказался вести переговоры и начался бой, длившийся четверо суток!

— Четыре дня и четыре ночи, — воодушевлённо подхватил бородатый, выпучив глаза и в упор уставившись на Фея.

— Наконец на четвёртый день мне таки удалось нанести смертельную рану чудищу вот этим самым мечом! — в пылу рассказа Воин вырвал меч из ножен и начал воинственно размахивать им над головой, разя невидимых врагов налево и направо.

— Но, — перебил рассказчика совсем растерявшийся Фей, — я же видел, что Принц поразил его стрелами и…

— Сначала мой товарищ ранил Дракона мечом, а уже потом наш повелитель, — Козлодой, не растерявшись, заговорщически понизив голос до шёпота, — добил его из лука, что технически гораздо более легко осуществимо. Но Принц очень не любит обсуждать эту тему, а мы даже не пытаемся осуждать его за это, — склонившись почти над самым ухом мальчика, просипел Козлодой.

— А кто тогда тот, кто привёл меня к вам?

— Это наследник престола, — снова проскрипел тот.

— Я бы сказал: истинный наследник! — прогремел Воин, но тут же, посмотрев на Фея, быстро поправился, — в том смысле, что он — твой младший брат и ни о каких притязаниях на трон не может быть и речи, — сам запутавшись в собственных объяснениях, попытался извернуться Воин.

— Но сколько тогда ему лет, и почему я ничего не знал про него? — снова задал вопрос Фей. На что Козлодой и Воин лишь растерянно переглянулись.

Непонятно, как бы выкрутились из этого щекотливого положения рассказчики, если бы не голос Принца.

— Мальчику пора наверх. Вы же не хотите, чтобы его опекуны обнаружили, что Фей побывал в пещерах?

— Нет, нет, ну что вы? Зачем? — дружно замотали головами Воин с Козлодоем.

— Тогда наверх! Немедленно! — и, прежде чем мальчик успел опомниться, он оказался в комнате, с которой и начал своё путешествие. Дверь, так внезапно исчезнувшая, теперь снова была на своём месте, словно ничего и не произошло. Всё так же, как и прежде скучающая Кристина смотрела в упор на неё, по-прежнему ничего не видя. Так же как и прежде гости танцевали под звуки волшебного оркестра.

— «Вот незадача, — про себя подумал мальчик, — и как же мне теперь вернуться?»

Вдруг к Кристине подлетела раскрасневшаяся от танцев Катерина и потащила её в толпу веселящихся. Было видно, как упирается охранница, как, впрочем, и то и то, что ей до смерти не хочется стоять здесь, охраняя голую стену.

Вот он, шанс! Не раздумывая Фей толкнул дверь и Фей живо перелетев к противоположной стене, спрятался за гардиной, желая лишь одного: остаться незамеченным! До его слуха донеслись возбуждённые голоса Катерины и Кристины:

— Ну какая же ты всё-таки скучная, Кристина. Смотри, все вокруг веселятся и танцуют, а ты, как истукан стоишь и ждешь неизвестно чего.

— Я не могу, Катерина, оставь меня в покое!

— Ну, как хочешь! Пойду поищу кого повеселее! — и показав ей язык, Катерина направилась к стенке, где, затаив дыхание, стоял Фей.

— Только не сюда, только не сюда, — ещё больше вжимаясь в стену, думал мальчик. Но нет, на сегодня его запас удачи был уже полностью исчерпан.

— Ну, что искатель приключений, пытаешься остаться незамеченным?

— Катерина, но откуда ты знаешь?

— Потом расскажу. Дай как я на тебя посмотрю. О, ужас!

— Что, что такое, — не на шутку испугался Фей.

— На кого ты похож? В таком виде тебе нельзя выходить из укрытия.

— Что же делать?

— Не знаю. Хотя, есть идея. Ты будешь моим боевым скакуном!

— Что?

— Сиди здесь и не высовывайся, пока я не скажу! — прошипела Катерина и тут же исчезла, но совершенно ненадолго.

— А теперь надевай это на себя, да побыстрее, — живо вернувшись, она протянула Фею длинное шёлковое покрывало.

— Что?

— Быстрее. Иначе дракон, которого я должна буду победить, устанет ждать! Если у тебя есть идея получше, я готова её выслушать, но только быстро, — добавила она. Что же, вариантов не было, и Фей покорно залез под накидку.

— Если ты будешь таким вялым конём, дракон нас победит! — прошипела ему на ухо Катерина, и Фей тут же получил весьма чувствительный удар пятками по рёбрам — Вперёд, мой скакун! Вперёд, навстречу приключениям!

Следующие двадцать минут Фей старался никогда не вспоминать. Ещё бы! Отчаянно гарцуя и изображая гнедого жеребца скакать по всем залам, возя на спине довольно хохочущую девочку! Страх и ужас. Наконец, страшный дракон (им вызвалась быть не кто иная как сама Дина), был повержен и жалко просил пощады.

— Ну, что же. Если ты, Злой Дракон, отныне и впредь клятвенно обещаешь не нарушать границ королевства…

— Обещаю! — жалко пропищал чудовище.

— Если ты, презренный, клянёшься не творить больше зла…

— Клянусь.

— Если ты, о, червь… — почти взвизгнула Катерина, потому, что Фей, уставший стоять в полусогнутом виде, больно ущипнул её за щиколотку.

— Обещаю сделать всё, что Вы мне прикажете, о, госпожа, лишь бы снова не навлечь на себя ваш гнев! — взмолился Дракон.

— Ступай с миром, — отпустила, наконец, истерзанное чудовище грозная наездница. — А ты, мой верный конь, вези меня домой, — и уже шёпотом добавила. — Идём в твою комнату, — теперь у тебя есть алиби: ты был моим скакуном, но во время боя порвал шорты и был вынужден удалиться к себе, чтобы переодеться и немного отдохнуть. Здорово я придумала?

— Да, уж, здорово, — недовольно проворчал Фей. — А откуда ты узнала про то, что я, — он замялся, ища подходящее слово

— Что ты спускался в пещеры? — за него сказала Катерина, — О, всё очень просто. Когда ты сказал, что что-то не так и, похоже, из-за вина, вид у тебя был… Так выглядят те, кому предстоит нечто захватывающее, нечто такое, что… В общем, тот, кому сейчас действительно плохо, так не выглядит. Поэтому я решила посмотреть, куда ты направишься. Что же, мои подозрения подтвердились, когда я увидела, как ты внезапно прошёл сквозь стену.

— Там была невидимая дверь, — вслух подумал Фей.

— Сначала я захотела рассказать о твоём исчезновении взрослым, но потом вспомнила сказку про невидимую дверь и чудищ, замурованных в подземельях. Как только я догадался, куда ты исчез, то поняла, что так достанется и тебе и Кристине. Поэтому и решила подождать.

— Как долго меня не было? — хрипло спросил Фей.

— Не более пяти минут.

— А почему ты решила отвлечь стражу именно в этот момент?

— Я почувствовала, что пора.

 

Глава восьмая. Домашний арест

Фей уже практически привёл себя в порядок, когда в его комнату без стука вошли Старшая Фрейлина, Маргарита с Ыых, Дина и не на шутку перепуганная Кристина.

— Итак, юный искатель приключений, — ликуя, начала Фрейлина, — не соизволите ли вы нам рассказать о том, где были этим вечером?

— Я, — от неожиданности Фей не сразу нашёл, что и сказать, — а почему вы задаёте этот вопрос?

— А почему ты увиливаешь от ответа? — Фрейлина явно что-то подозревала, но откуда?

— Я не увиливаю.

— Отвечай, и не вздумай лгать! Где ты был?

— Я был в большом зале.

— Потом?

— Потом я украдкой выпил дубового вина и почувствовал себя плохо.

— И?

— И вышел на балкон.

— Дальше! — нетерпеливо перебила старуха.

— Дальше я почувствовал себя гораздо лучше и вернулся в зал.

— Это не всё! — гневно сверкнув глазами, угрожающе прошипела Фрейлина.

— Это всё!

— Значит, я поймала тебя на лжи, мальчишка! Зачем ты подходил к Кристине? — и, толкнув стражницу в спину, добавила: — Он же подлетал к тебе и задавал вопросы на Запрещённую тему?

— Да, — чуть слышно прошептала насмерть перепуганная девушка.

— Почему ты не рассказал про это?

— Потому, что я не сделал ничего плохого. Я просто спросил, почему среди общего веселья она стоит и смотрит в стенку. Я думал, что что-то случилось.

— Ничего ты не думал! — повысила голос Фрейлина. — Ты же отлично знаешь, что спуск в пещеры запрещён законами Долины, а нарушители изгоняются прочь из нашего королевства! — и, нехорошо улыбнувшись, добавила. — Ты, ведь спускался в пещеры, не так ли?

— Никуда я не спускался… — чуть слышно прошептал Фей и, вдруг почувствовав острый приступ ненависти к этой надутой старухе, выкрикнул: — Прежде, чем обвинять меня, на себя посмотрите! Вы во всеуслышанье заявили, что ноги вашей не будет на этом карнавале, но всё-таки пришли!

— Да как… Да как ты смеешь, негодный?! — от такой дерзости Фрейлина просто поперхнулась воздухом. — Как ты посмел повысить на меня голос!

— Между прочим, здесь Фей совершенно прав, — убийственно спокойным тоном впервые за всё время разговора вставила реплику звездочёт.

— Да вы… Что? Такой позор для всёй Долины! Такого наглого нарушения традиций ещё не бывало!

— Одно из двух: — с нажимом произнесла Маргарита, — если у вас остались вопросы, задавайте. Если нет, вы при всех извиняетесь перед моим сыном и покидаете замок до конца карнавала.

— Ну, хорошо, — с ненавистью прошипела Фрейлина, — я задаю оставшиеся вопросы. Итак, — трясясь, словно в лихорадке, продолжила она, — почему же в самый разгар веселья ты вдруг решил удалиться?

— Позвольте я объясню, — вновь вставила звездочёт, — всё дело в том, что мы решили немного поиграть в дракона, коим, к слову сказать, была я. Фей был боевым конём, а Катерина воином. После продолжительной битвы ужасный дракон был побеждён, а конь, повредил свою сбрую, то есть порвал шорты, из-за чего и был вынужден ненадолго удалиться. Вот, собственно, и причина.

— Так вы заодно! — Фрейлина осмотрела союзников испепеляющим взглядом, — Так-так. Я добьюсь того, чтобы вас обоих прогнали прочь из Долины. Я научу вас уважать меня, я…

— Ничего у тебя не получится, старая жаба! — с наслаждением процедил Фей, в упор глядя на свою противницу. — А теперь оставьте мою комнату!

— Да как ты смеешь, маленький нахал! — все подбородки Фрейлины тряслись на массивном её лице, словно фруктовое желе.

— Немедленно, — холодно перебил он её.

— Сначала мы пойдём к Катерине и расспросим её!

— Никуда мы не пойдём! — остановила Фрейлину Маргарита. — Вы и так, как уже было замечено, были уличены во лжи, при этом не представив ни одного доказательства вины моего сына. Вы и так испортили мне всё праздничное настроение со своей комедией. Закончим же это. Фей, извинись за неуважительное обращение с Фрейлиной, а вы, — она холодно посмотрела на старуху, — немедленно извинитесь перед всеми присутствующими здесь за своё поведение!

— Никогда я не буду извиняться перед мальчишкой! — Фрейлина была просто вне себя от ярости.

— Перед этой жабой? Никогда. По крайней мере, не раньше, чем услышу извинения за оскорбления в мой адрес! — выкрикнул Фей.

— Да как…

— Сейчас мы все разойдёмся и сделаем вид, что ничего не случилось, — негромко, но жёстко произнесла Ыых. — Фей, за неуважительное отношение к Фрейлине, будет посажен под домашний арест.

— Как минимум на неделю! — метая молнии глазами, еле сдерживаясь, процедила Фрейлина.

— Фрейлина, — не слушая, продолжала старуха, — за ничем не подтверждённые обвинения в адрес наследника и нарушение покоя правительницы, будет сослана на кухню на срок ареста Фея! — при этих словах Фрейлина побагровела, словно ей вдруг перестало хватать воздуха.

— Никогда ещё фрейлины…

— Если же она откажется понести наказание, то будет освобождена от занимаемой должности навсегда, без права на пересмотр данного решения, — холодно добавила Маргарита.

Последних слов Фрейлина не услышала, поскольку, стрелой вылетела из комнаты Фея, напоследок от души хлопнув дверью. Следом за ней вышли Катерина и Маргарита и Дина.

— Ну и поделом! Как вы думаете, — обратился он к Ыых, — она ещё вернётся?

— Нас всех вскоре ждут серьёзные испытания, мой мальчик, — Ыых устало посмотрела на наследника. — Но в первую очередь это относится к тебе и Маргарите. Пожалуй, пора готовить королеву к предстоящему расставанию.

 

Неделя домашнего ареста — весьма суровое наказание для непоседливого двенадцатилетнего мальчишки. Что может быть более унылым, чем наблюдать за резвящимися на улице сверстниками, сидя в четырёх стенах! Понятно, что после этого причин любить старую Фрейлину у Фея осталось ещё меньше.

Впрочем, равно как и у той причин любить мальчика не осталось совершенно.

Несмотря на громогласные заявления о том, что она никогда и ни при каких условиях не будет работать на кухне, скрипя сердцем, старуха закатала повыше рукава и всю неделю драила полы и грязную посуду.

Собственно, пожалуй, и не стоило бы хоть как-то останавливаться на аресте, поскольку ничего особо интересного в это время не происходило, разве что…

Как-то лунной ночью Фея разбудил странный шёпот, шедший, как ему показалось, из вентиляционного отверстия:

— Итак, вы упустили такую замечательную возможность: изгнать прочь этого мальчишку из Долины раз и навсегда.

— Мы не виноваты! — проблеял знакомый до боли голос.

— События разворачивались настолько быстро, — в тон ему подтвердил второй, — что мы даже…

— Ничего не хочу слушать! — оборвал их первый, — И, если вы, два олуха, ничего не можете сделать, то придётся мне поучить вас.

— Мы всё можем! — заскулил козлиный голосок.

— Мы сейчас вместе сядем и обязательно что-нибудь придумаем!

Стараясь не производить шума, Фей просунул голову в вентиляционное отверстие.

— Ну почему чтобы я вам не доверил, ничего не бывает сделано так, как хочу! — нет никаких сомнений, это те самые существа, которых он видел в пещере. Они что-то задумали но что? Уже не задумываясь о последствиях, Фей ужом проскользнул в трубу и как на салазках съехал в ту самую пещеру в которой ещё совсем недавно был в качестве пленника.

— На то есть ряд объективных причин, игнорировать которые мы просто не в состоянии! — как обычно, то жестикулируя, то поглаживая бороду, невпопад кивая головой, блеял Козлодой. — И, совершенно очевидно, эта проблема перед нами будет вставать ещё не раз.

— Совершенно очевидно! — Бледный Воин, казалось, во всём был готов поддерживать своего напарника.

— Довольно словоблудия! — прошипел Принц. — Итак, имею честь представить вам нашу новую союзницу! Госпожа Старшая Фрейлина Долины. По целому ряду причин она не переносит нашего общего врага и готова оказать любую возможную помощь в достижении нашей цели!

И, действительно из тени вышла не кто иная, как наша старая знакомая. Но каким образом она здесь оказалась?

— Очень, очень польщены! — Козлодой вскочил с места и, комично приложив правую руку к сердцу, начал суетливо отвешивать поклоны.

— Положа руку на сердце, могу сказать, что ещё никогда стены нашего скромного жилища не имели чести видеть более прекрасной дамы! — Бледный Воин даже слегка раскраснелся, произнося витиеватый комплимент.

— Госпожа Фрейлина страстно желает избавиться от нарушителя всех традиций Долины.

— Было бы очень любезно с вашей стороны, — расплылся в слащавой улыбке Воин.

— Итак, начнём наш разговор. Для начала, полагаю, имеет смысл предложить нашей гостье присесть и чего-нибудь выпить.

— Зелёный чай, — не замедлила ответить та, — без мёда.

— Козлодой с Воином невесть откуда мигом подтащили огромное кресло и чашку чая.

— Итак, мы немного отвлеклись, — устраиваясь поудобнее в кресле, запела Фрейлина. — Мы имеем одну общую проблему. Точнее сказать проблемку: существо, которое изначально не имело права появляться в Долине. Существо, которое сразу же после своего рождения должно было покинуть эти благословенные места. Мальчишка, которое своими выходками ставит под угрозу сам смысл существования королевство фей…

Козлодой и Воин только молча кивали головами.

— Что же такого он совершил? — обратился к Фрейлине Принц.

— О, — дрожа от ярости и сжимая кулаки, прошипела она, — этот негодный мальчишка, он… Всё началось с его рождения. Испокон веков нашу прекрасную Долину населяли исключительно феи, и ещё никогда, вы слышите, никогда, существо не женского пола не смело переступить её границ! Тогда Фея спасло лишь то, что он сын королевы и заступничество этой жалкой зануды учёной Дины! — с ненавистью закончила Фрейлина. — А несколько дней назад мальчишка нанёс мне несколько подряд тяжких оскорблений, вынести которые я уже никак не могу. Наследник объявил мне войну! Еще недавно его присутствие было просто грубым нарушением вековых традиций нашего народа, но теперь это стало проклятьем всех фей.

— Смею вас уверить, что как только мы совместными усилиями избавимся от Фея и сможем, наконец, выбраться на в…, — начал было Воин, но был тут же прерван Принцем.

— Сначала мы избавимся от него, потом всё остальное.

— Что остальное? — Фрейлина всё-таки заподозрила что-то нехорошее.

— Видите ли, сударыня, — мягким голосом начал Принц. — Наш мир, хотя и невелик, но изумительно прекрасен! Правда с некоторых пор некоторые особо любопытные мальчишки начали заглядывать к нам в гости. И у нас есть подозрения, что он хочет, захватить наш милый сердцу дом. А, сделав это, он пожелает избавиться от коренных жителей. От нас. И это, согласитесь, неправильно.

— Совершенно с вами согласна, — надув губы, важно произнесла Фрейлина.

— Я подскажу вам как избавиться от Фея. Мы ликвидируем угрозу, нависшую над нашими домами.

— Но как это можно устроить? — все трое посмотрели на Принца.

— Вспомните, за какие ещё проступки наказывают в Долине. И не забудьте, что он всего лишь мальчишка. — расплылся в хищной улыбке Принц.

— Не будем же ждать, — поняла намёк Принца Фрейлина.

— Надо действовать! — совершенно ничего не поняв, на всякий случай завопили Козлодой с Воином.

— И немедленно! — небрежно кивнул головой Принц. — Проводите нашу досточтимую гостью! — слуги вскочили с мест и, наперебой рассыпаясь в витиеватых комплиментах, схватили Фрейлину под руки и потащили к выходу. Принц на время остался один.

— Столько времени я ждал. Пожалуй, я заслужил этого. Что же я сделаю в первую очередь, когда… — в комнату шумно вошли провожатые.

— Уже? — совершенно равнодушно поинтересовался Принц.

— Уже! — довольно закивали головами те.

— А почему мы так много внимания уделяем какому-то мальчишке? — с важным видом ковыряясь в носу, поинтересовался Воин.

— Он — угроза. Феи слишком разнежились, живя в мире и спокойствии, и не окажут сопротивления. Вы же сами видели эту расфуфыренную особу. Другое дело наш горячо любимый молодой человек.

— Но что может мальчишка? — Козлодой недоумённо потряс головой.

— Это — не просто мальчишка. Это наследник! Он единственный, кто может встать на нашем пути.

— В этой связи совершенно непонятно, для чего мы столько лет ждали его рождения, — проворчал Козлодой, — когда могли бы просто захватить власть уже много веков назад?

— Всё пророчества, древние пророчества. Глупые феи пересказывают их, как простые сказки, но, — Принц скривил губы в презрительной улыбке, — истинного смысла их уже давно не понимают. Рождение наследника и посещение им пещер, согласно Книге Истины, является последним условием нашего освобождения. Или вы забыли? — гневно прикрикнул Принц на своих слуг.

Фей так увлёкся, слушая наполовину непонятные слова и фразы, что совершенно не заметил, как, пытаясь подобраться чуть ближе, вышел на освещённое место.

— А вот и он! — радостно заорал Козлодой. — Держи мальчишку! Теперь все узнают, что он злостный нарушитель!

Бежать! Бежать прочь отсюда! Дверь, она наверняка на месте. Развернувшись, Фей со всех ног кинулся во тьму. И если поначалу он хоть как-то пытался ориентироваться, то после третьего поворота он уже не думал о том, куда его вынесут ноги. Лишь одна мысль завладела им: бежать. Бежать, как можно дальше и быстрее. Бежать, бежать, бежать!

Вот она, знакомая дверь уже виднеется вдалеке, но почему-то Фей уже не бежит, а несётся против течения водопада, держа в руке серебряные нити, в которые запряжены верховые жуки.

— Пускай она будет открытой! Пожалуйста! — на полной скорости врезавшись в дверь, мальчик пулей вылетел в Бальный зал и тут же замер. На него смотрели кто со страхом, кто с укоризной, кто с ненавистью, а кто и с любопытством Маргарита, звездочёт, Фрейлина, и несколько маленьких фей.

— Ну, я же говорила, что он был там! — торжествующе расхохоталась Фрейлина. — Он нарушил ещё одно из золотых правил Долины. Я же говорила!

Вскочив на ноги, Фей понял, что это ему лишь приснилось. Тяжело вздохнув, он подошёл к окну и уставился на выходящее из-за горной гряды солнце.

 

Глава девятая. Один неверный шаг…

— Тот, кто владеет детскими снами, тот владеем миром! — если бы в этот момент рядом

с Принцем, находился художник, то, несомненно, он получил бы отличный материал для новой картины. Пульсирующий свет, от нервно танцующего пламени свечи, то прорисовывал лицо говорящего до мелочей, то вдруг, угасая, выхватывал из полутьмы лишь горящие огнём глаза. Взъерошенные волосы, довольный оскал, да и сама поза: напряжённая, словно у готового к прыжку хищника. Казалось, вот-вот, и он бросится на своих подельников. — Час возмездия, наконец, настал! Столько веков я жил в унижении в этих тролльих норах и вот, наконец, я снова готов покорить мир! И на этот раз меня ничто не остановит. Я захвачу в плен этих жалких летающих девчонок и всех их мастериц! Отныне и во веки они будут разносить маленьким детишкам лишь серые покрывала с мрачными снами! С моими снами!

— А мальчишка? Разве он не опасен? — осторожно поинтересовался Воин.

— Опасен. Именно из-за этого он должен быть изгнан из Долины прочь! — Принц хищно оскалился и недобро посмотрел на своих подопечных.

— Но, повелитель, почему бы нам было не запереть его навсегда в пещере в день карнавала? — робко поинтересовался Козлодой, смешно наклонив бородатую голову. — Ведь, его отсутствие разом решило бы все наши проблемы.

— Представь себе, мой несмышленый товарищ, — тщательно проговаривая каждое слово, начал Принц, — что наследник исчез. Как ты думаешь, что предпримут феи? — не мигая, уставившись на почтительно притихшую парочку, прошипел он. — Они начнут искать его. Возможно, даже догадаются исследовать пещеры. И тогда схватки не миновать! А я ещё слишком слаб, да и Ыых еще сильна, хоть и древняя старуха, — он устало повалился на сиденье своего трона. — И потом, я рассчитывал, что вы справитесь со своей частью плана, — в упор посмотрев на соратников, холодно закончил Принц.

— Я хотел сказать: почему бы нам не повторить ваш трюк? — слащаво улыбаясь, тут же поправился Козлодой.

Принц тяжело вздохнул и, с сожалением глядя на слуг, наконец, вымолвил.

— Как ты собираетесь это сделать? Или ты думаешь, что мальчишка снова клюнет на ту же самую приманку? И готовы ждать ещё сто лет до следующего карнавала? — устало посмотрев куда-то мимо слуг, он негромко добавил. — Почему я должен выдумывать какие-то уловки, чтобы заманить наследника в капкан? — слуги молчали. Не услышав ничего в ответ, Принц неожиданно громко ответил на свой же вопрос. — Да всё потому, что вы не смогли задержать его на достаточное время, чтобы его, выходящего из тайной двери, увидели все! Неужели это так сложно?! — Принц говорил, словно туча, нависая над своими слугами. — Если бы не ваша неповоротливость и лень, Долина уже была в моих руках!

— Да, но та то имелись веские причины. Мы не могли действовать вопреки сложившимся обстоятельствам, — попытался выгородиться Воин.

— Хорошо. Что сделано, то сделано, — вдруг успокоился Принц. — Нам лучше подумать, как окончательно обезопасить себя от мальчишки. Ваши предложения? — с этими словами он сурово оглядел разом притихших Козлодоя с Воином. — Ну же, я жду, — выдержав паузу, и не получив ответа, Принц продолжил. — Вы соберетё армию для того, чтобы завоёвывать Долину. Я же позабочусь о наследнике. И никакие силы не смогут нам помешать. Слышите, никакие! Мы соберём армию! — скалой нависая над парочкой, грозно гремел Принц. — Мы завоюем весь мир!

— Мы завоюем весь мир! Весь мир будет нашим! — подхватили сообщники, оглашая воздух радостными воплями.

— Надеюсь, я могу возложить на вас выполнение этой ответственной задачи? — внимательно оглядев своих подчинённых, холодно заметил Принц.

— Мы справимся! — выкрикнул Воин, сделав страшное лицо.

— Мы полностью понимаем всю ответственность, возложенную на нас и, смею вас заверить, вы не пожалеете о том, что приняли такое решение, — положа руку на сердце и отвесив активный кивок головой, яро подтвердил Козлодой.

— Ну и с чего же вы собираетесь начать? — поудобнее устроившись в троне, сухо, как будто не слышав заверений своих подельников, поинтересовался Принц.

— Мы соберём грозную армию! — завопил Воин, для пущей убедительности сотрясая в воздухе мечом.

— Я спрашиваю, как вы собираетесь это сделать? Впрочем, меня это мало интересует. Всё, что я хочу. Нет, — тут же поправился он, — всё, что я требую — это… Это… — захлебнувшись в эмоциях, вскочивший было на ноги Принц, устало опустился на сиденье трона. — Вы всё слышали, — чуть слышно проговорил он. — И только попробуйте подвести меня и в этот раз.

 

— Этот водопад, как вы все уже давно знаете, служит для возвращения в Долину маленьким феям. — указав рукой в сторону бушующего и ревущего потока воды, отчеканила Старшая Фрейлина. Она почему-то вызвала бывший класс Фея с утренних работ на эту незапланированную экскурсию. — Каждый из вас уже не раз пользовался им и, до наступления Праздника Совершеннолетия ещё успеет пару раз спуститься по нему вниз. Но, — она пожала плечами, — не для того я вас сюда привела, чтобы рассказывать то, что вы и так прекрасно знаете. Мы здесь для того, чтобы хотя бы раз посмотреть на него снизу вверх, вот так, стоя у самого подножья. Посмотреть с почтением и страхом. Он существует с незапамятных времён и, если бы мог говорить, то рассказал много таких вещей, которые вы вряд ли когда-нибудь узнаете. Он выше любого из правителей. Смотрите, какой он могучий и грозный. Он как будто смеётся над теми, кто находится внизу: «Куда вам, маленькие летающие существа, тягаться со мной в ловкости и силе! Маленьким девчонкам место лишь у моих ног. Всё, что я вам позволил, это спуститься по себе вниз, да и то, не самостоятельно, а с помощью листьев волшебного дерева!», — торжествующе взглянув на Фея, громогласно закончила она. — Да, уважаемые мои ученицы и ученик, в истории нашего королевства ещё не было ни единого случая, когда маленькая фея решилась бы бросить вызов этому ревущему чудовищу и показать всем свою силу и отвагу. Но, быть может, — она сокрушённо пожала плечами. — когда-нибудь найдётся храбрая девочка, способная на такой отважный шаг. Хотя, зачем я это всё говорю? — вдруг спохватилась она. — Ведь, это запрещено законами Долины: подниматься против течения водопада. Я рассказала вам всё это совершенно напрасно! И думать забудьте о том, чтобы померяться силами с этим жутким монстром! Может, когда-нибудь, когда законы станут мягче, а сам водопад чуть утихомирится, это станет возможным. Сейчас же просто смиритесь с тем, что вам его никогда не победить. Прискорбно, но это так, — наигранно вздохнула наконец она. И, недобро посмотрев на притихших учениц, грузно уселась в карету, запряжённую огромными, гарцующими от нетерпения ездовыми жуками. Стегнув их серебряной плёткой, она высунулась из окошка и громко-громко прокричала. — Ещё никто и никогда не решался на это! Слышите? Никто и никогда! — донеслось откуда-то сверху сквозь жужжание летящих прочь жуков.

— Даже не думай об этом! — подошла к зачарованно глядящему то на огромный водопад, то на несущуюся прочь упряжку Фею Катерина. — Пожалуйста, не пытайся сделать этого! Забудь и никогда не вспоминай, ради всех нас.

 

 

Глава десятая. Изгнание

Вода маленького ручейка, переливаясь всеми цветами радуги и весело пробиваясь сквозь плотинки и преграды, возводимые феями, несла опавшие листья и лепестки цветов. Огромные бабочки заканчивали делать свои коконы и деловито порхали вокруг них, осматривая всё ли в порядке. Желтобрюхие пчёлы летали в поисках последней пыльцы, озабоченно жужжа о чём-то своём. Огромные жуки выбирались из своих норок на плоские валуны, чтобы, быть может, в последний раз в этом сезоне погреться на солнышке. Всё происходящее говорило лишь об одном: не за горами Месяц холодов.

Конечно, холода — это громко сказано. Долина никогда не видела даже инея, что уж, говорить о таких вещах как лёд и снег. Просто в этот месяц её накрывали невесть откуда бравшиеся тучи, и начинался дождь. Жизнь в чудесном королевстве останавливалась — всё засыпало. Даже феи, не покладая рук трудившиеся в течение всего года, ложились отдыхать, оставив лишь нескольких дежурных, следивших за состоянием замка и за тем, чтобы в редкие солнечные дни маленькие феи успевали доставлять сладкие ночные сны ребятишкам.

Так было из года в год, из века в век, из тысячелетия в тысячелетие. Правда, сказать, последние несколько лет были весьма и весьма странными, но феи старались не обращать на это внимание. Все, кроме звездочёта. Как обычно, деловито расхаживая по своей башне, она озадаченно ворчала себе под нос:

— Сто лет назад Месяц Холодов длился двадцать дней. Восемь лет назад Месяц Холодов длился двадцать два дня. Пять лет назад он затянулся на тридцать три дня. В том году он длился сорок дней. Что же будет в этом? Почему никому кроме меня это не интересно?

Она даже пыталась поделиться своими опасениями с Маргаритой, но Старшая Фрейлина грубо прервала её в самом начале:

— Лучше бы занялась чем-то более полезным для королевства, чем поднимать шум из-за каких-то там домыслов!

Хотя королева была женщиной мягкой и доброй и тут же сделала замечание своей главной помощнице, Дина так расстроилась, что дальше говорить уже не смогла.

— «Быть может, я действительно зря поднимаю шум. Может это и вправду лишь простое совпадение? — в полном расстройстве думала она. — А раз так, то нечего зря огорчать Маргариту и отвлекать от важных государственных дел», — и, извинившись перед правительницей за беспокойство, звездочёт ушла к себе в башню.

— И всё-таки это не совпадение! — про себя думала она. — Не к добру это всё. Ох, не к добру!

Итак, стоял обычный день, не предвещавший ничего необычного. Всё было как всегда и шло своим чередом. Пожалуй, за исключением странного шума, что раздавался со стороны Западного водопада.

Жжжжжж! Как будто несколько верховых жуков на полной скорости мчались куда-то по делам. Но вот загадка, эти жуки, как правило, летают неторопливо, можно даже сказать вальяжно, но никак не на бешеных скоростях. Это-то и насторожило обитателей Долины, находившихся поблизости. Всё больше и больше любопытных поднимали головы, вставая на цыпочках: «Что же это за шум?». Их любопытство усилилось, когда сквозь жужжание начали пробиваться детские крики. О, ужас! Кто-то попал в беду и ему нужно срочно помочь! Жуки взбесились и куда-то несут свою повозку с несчастной наездницей!

Каких только мыслей не приходило в голову у слышавших этот шум. И вот, наконец, изумлённым взорам зрителей предстала необычная картина: четыре насмерть перепуганных жука, запряжённые серебряными нитями, неслись вперед, бешено вращая глазами. Юный наездник, ловко направлял их в сторону водопада, весело смеясь и то и дело покрикивая на своих скакунов.

Несмотря на все уговоры, Фей не смог удержаться от такого соблазна. Представьте себе: бросить вызов самому Западному водопаду! Особенно после речей Старшей Фрейлины. Нет, это решительно невозможно!

Мгновение, и перепуганные жуки подлетели к подножью водопада. Ещё — одно, и вот уже упряжка несётся против течения, разбрасывая брызги по сторонам, благо, в это время суток по нему никто не спускался. Жужжание становилось всё более надрывным и было видно, что жуки выбиваются из сил и вот-вот посыплются вниз. Впрочем, за них никто не волновался: всё-таки у них были крылья и ничего плохого случиться с ними просто не могло, а вот что касается мальчика, который через три дня отметит своё совершеннолетие и уже практически не может летать…

Хотя до вершины оставалось совсем немного, всем уже стало понятно: жуки не смогут добраться туда. Что же будет? Что же будет? Вот, огромная точка у вершины водопада распалась на несколько маленьких, кубарем летящих вниз. Один, два, три, четыре, пять! О Боже, Фей тоже летит вниз! Он же разобьётся! Хотя нет, подождите, это не мальчик, это сорвавшийся камень. Но где тогда он сам? Все взоры устремились вверх, на едва видную точку у самой вершины, тщетно пытаясь разглядеть на таком расстоянии хоть что-то. Исключением была лишь звездочёт. Она уже знала о происходящем на водопаде и успела навести туда зеркало своего телескопа. Что же, её ожидало захватывающее зрелище: Фей, не известно как ухитрившийся зацепиться за один из немногочисленных уступов горной породы. Теперь он изо всех сил пытался вскарабкаться по почти отвесной скале на самую вершину. Недовольно ревя и разбрасывая тучи жалящих брызг ледяной воды, огромный водопад старался опрокинуть вниз маленького наглеца, посмевшего бросить ему вызов. И хотя до вершины оставалось всего пара метров, было совершенно непонятно хватит ли сил юному наследнику престола чтобы преодолеть это расстояние. Миллиметр за миллиметром, камешек за камешком, иногда буквально обнимая каменную породу и подолгу прилипая к отвесной скале, Фей покорял оставшееся расстояние. Намокшая одежда потяжелела и, то и дело надуваясь огромными пузырями на пронизывающем ветру, больно стегала по спине. Пёстрые крылья, слипшиеся от такого количества влаги и безжалостно терзаемые холодными воздушными потоками, превратились в подобие паруса, и без того усложняя подъём. Но вот последнее усилие — и Фей наверху! Впрочем, этого звездочёт уже не видела.

 

— Итак, приступим! — Фрейлина надменно посмотрела на мальчика и этот взгляд не предвещал ничего хорошего, — Подсудимый обвиняется в целом ряде грубейших нарушений порядков Долины. Нет! В совершении самых тяжких преступлений, которые только можно себе представить: спуск и осмотр пещер и подъём против течения Западного водопада. Уже этих двух проступков с лихвой хватит для того, чтобы изгнать злостного нарушителя из Долины. Я уже не говорю о таких мелочах, как систематические прогулы важнейших, — Фрейлина с довольным видом потёрла руки, — да-да, — обратилась она к писцу, — так и запишите: важнейших предметов в школе и постоянные злые розыгрыши старших, — голос старухи звенел от возбуждения и ярости. — Поэтому, в соответствии с законами нашей Долины, он должен быть изгнан, как опасный субъект для самого себя и общества в целом.

Зам ответил недовольным ропотом. Фея любили, несмотря на все его проказы и выходки. Всё-таки он был очень добрым жителем Долины и уже не раз его друзья или даже незнакомые феи обращались к нему за помощью или же за простым советом и не разу не получали отказа.

Следующим взял слово защитник, которой вызвалась быть Дина.

— Да, никто не спорит, что Фей время от времени совершал проступки, которые у нас в Долине караются весьма жёстко. Но давайте не будем забывать о том, что он всё-таки мальчик и поэтому…

— И именно поэтому он должен был быть изгнан из Долины сразу же после рождения! — перебила Фрейлина. — Сразу же! — грозно размахивая маленькими кулачками над головой, уже кричала она.

Дальше всё шло приблизительно так же: на любой аргумент, выдвигаемый защищающей стороной, Фрейлина находила, что ответить. Временами казалось, что она просто одержима своей идеей: изгнать мальчика прочь из Долины. Впрочем, другого от неё никто и не ожидал.

Наконец, слово взяла судья:

— Учитывая тяжесть, а также периодичность нарушений порядков Долины подсудимым, я объявляю приговор! — пауза в несколько секунд показалась всем присутствующим целой вечностью. Кто-то, уже предчувствуя близкое расставание, тихонько всхлипывал. А Фрейлина готовилась к торжеству и то и дело метала в сторону Дины победоносные взгляды.

— Приговор — изгнание из Долины! — Фрейлина торжествовала. — Но, учитывая смягчающие обстоятельства, а также личную просьбу начальника жучьей охраны, положительные характеристики, данные пострадавшими, ходатайство Ыых и приказ Маргариты Шестнадцатой позволяю: встречаться вне Долины с отдельными её жителями, коих выбирает сам обвиняемый. Принимать, а также передавать подарки в Долину и из неё, приходить к водопаду раз в год.

— Нет, это просто возмутительно! — прогремела Фрейлина, демонстративно покидая зал, как следует хлопнув напоследок дверью.

Что же, судьба мальчика решена, ему предстоит навсегда покинуть Долину. Навсегда.

Выбрав в качестве избранных маму, Катерину и звездочёта, мальчик начал собираться. Ему предстоял самый главный шаг: поиск новой семьи.

 

Зайдя к башню звездочёта, Фей увидел стоящий в центре огромный стеклянный шар холодного чёрного цвета.

— Я уже подобрала несколько вариантов… Но если ты решишь, что тебе они не нравятся, мы поищем что-нибудь более подходящее.

Чтобы скрыть смущение, Дина яростно зазвенела своими колбами, механически открывая и закрывая бесчисленные ящики своего комода.

— Но, если что-то будет не так, ты говори, не стесняйся, — растерянно продолжала она и, наконец, не в силах удержаться, вдруг расплакалась. Потом, вытерев слёзы, звездочёт через силу улыбнулась своему другу. — Хорошо? — Фей растерянно кивнул; а что ещё оставалось? Это ещё здорово, что ему предоставили выбора!

Бормоча что-то под нос, звездочёт подошла прямо к шару и затянула какой-то нудный мотив. По мере того, как пение становилось громче, едва-едва видимые блики всех цветов радуги начали зарождаться внутри холодного стеклянного сосуда. Сначала одно пятнышко выскочило на его поверхность, потом ещё и ещё. Вот они, кружась, словно в каком-то бешеном хороводе, начали сталкиваться, объединяясь в единое золотисто-пурпурное пятно, зарождающееся где-то глубоко внутри необычной сферы. По мере того, как громкость пения увеличивалась, источник света разрастался, поглощая всё новые и новые пятнышки, пульсируя, словно живое существо. То затухая, то усиливаясь в такт странному мотиву, он расширился практически до границ шара. В этот момент Дина, громко взвизгнув, как в каком-то колдовском танце резко раскинула руки и запрокинула голову назад, словно подставляясь прохладному морскому ветру. Почти погаснув, и уйдя куда-то назад в самую глубь сферы, странный свет, вдруг словно живой, рванул наружу. Мгновенно вырвавшись за пределы удерживавшей его грани, он поглощал всё на своём пути, ослепляя неимоверным сиянием присутствующих. Не в силах больше смотреть, Фей зажмурил глаза, инстинктивно закрыв лицо руками.

— Иди сюда, малыш, — слабым голосом, позвала звездочёт. Попытавшись приоткрыть глаза, Фей понял, что, ослеплённый чудовищной вспышкой, он ничего не видит. — Ну же, смелее! — снова позвала Дина.

Ориентируясь на её голос, Фей сделал несколько шагов вперёд. К своему удивлению он вдруг оказался в небольшой деревушке, со всех сторон окруженной живописными горами.

— Это — мой первый вариант. Мне он понравился потому, что очень похож на нашу Долину. Это семья Вили и Виктории. Они вместе живут вот уже тридцать лет, но так и не смогли завести детей, смотри! — осторожно заглянув сквозь щель в живой изгороди, Фей увидел удобно устроившегося в гамаке забавного старичка, выглядящего, словно добрый сказочный гном. Неторопливо покуривая длиннющую трубку и сосредоточенно пуская правильной формы колечками дыма, он отламывал небольшие кусочки от лежащей рядом головки сыра.

— Вили, ты обещал наколоть дров и сходить к Клаусу за сыром.

— Дрова наколоты и уже выложены в поленницу, а сыр в погребе. Я положил его на среднюю полку справа от входа, — не вставая со своего места, ответил тот. — Супруга Клауса передавала привет и приглашала сегодня вечером поужинать с ними на веранде.

— Что же ты им ответил, дорогой? — с этими словами на улицу вышла немолодая милая женщина невысокого роста с добрым лицом и длинными золотистыми волосами. Закрыв глаза, она с наслаждением вдохнула полной грудью благоухающий неимоверным количеством ароматов горный воздух.

— Я согласился. Тем более что мы не ужинали с ними уже целых три дня, а сегодня должен быть просто изумительный вечер, который было бы жаль провести дома.

— Как здесь красиво! — воскликнул Фей.

— Я так и знала, что тебе понравится! — обрадовалась Дина, — Смотри, я сейчас произнесу заклинание, и они забудут, что у них не было детей. Теперь ты станешь их сыном, Абарказалы….

— Стой! — вдруг прервал её мальчик. — Дина, стой. Давай посмотрим ещё… Я боюсь… Ну, я просто не готов вот так вот.

— Ну, — звездочёт смутилась от собственной спешки, — если ты действительно этого хочешь… Прости, я думала, что так будет лучше и поэтому хотела сделать всё как можно быстрее.

— Всё в порядке, Дина. Просто я хочу ещё хоть чуть-чуть побыть дома.

Следующие полдня они провели, посещая всё новые и новые места по всему миру, но Фея не устраивало то одно, то другое. Наконец, уставшая звездочёт предложила передышку.

— Я не знаю, что ещё тебе предложить. Правда.

— Я тоже не знаю, прости. Я так тебя утомил.

— Ну что ты, мой юный друг! — устало улыбнулась она. — Я пытаюсь представить себя на твоём месте и понимаю, что всё это пустяки по сравнению с тем, каково сейчас тебе. Может, чаю? — погасив сияние шара, который начал едва заметно пульсировать изнутри необычайным голубо-зелёным свечением, осторожно спросила она.

— Да, пожалуй. Было бы совсем неплохо.

— Тебе какой? Есть с малиной, черникой, лимоном? — роясь в тумбочке, поинтересовалась Дина. — Знаешь, я даже не подозревала, что у меня их такое огромное количество. Вот, даже есть липовый!

— На твой вкус, — уныло глядя на шар, совершенно безо всякого интереса отозвался Фей.

— Ну, тогда с крапивой, — потухшим голосом объявила Дина.

— Как скажешь, — вяло отозвался мальчик, уныло шмыгая носом. — И мёда, две ложки. Подожди, подожди, с чем? — Фей словно очнулся от глубокого сна. — Какая крапива?

— Рада, что тебя ещё хоть как-то можно возвратить к жизни. Ну конечно же с малиной!

— Ах, ты хитрюга! — вдруг расхохотавшись, Фей кинул в улыбающуюся подругу одну из мягких подушек, лежащих на диване.

— Лови! — рассмеялась в ответ Дина, запуская в Фея пойманную ей подушку. Битва закончилась так же внезапно, как и началась — дверь с грохотом распахнулась и на пороге появилась разъярённая Фрейлина. Оглядев комнату звездочёта и увидев резвящихся среди перьев и разодранных подушек друзей, она, дрожа от гнева, не своим голосом завопила:

— Смотри, Дина, как бы и тебе не оказаться за пределами Долины! Фей — преступник, а ты его помощница и сообщник во всех его преступных начинаниях! Так что вы оба заслуживаете сурового наказания! Согласно решению суда, — Фрейлина потрясла в воздухе свитком протокола заседания, — ты, — она гневно ткнула пальцем в звездочёта, — обязана была выбрать семью для этого негодника и выдворить его отсюда вон.

— Да, ваша честь, — с трудом скорчив серьёзную гримасу на лице, покорно ответила Дина. — Только судья ничего не говорила о времени, в которое я обязана это сделать. Иными словами, — видя замешательство на лице Фрейлины, довольно продолжила она, — королевский суд меня никак не ограничивал по срокам, в которые мальчик должен быть выдворен отсюда. Ваши вопросы, госпожа Старшая Фрейлина?

В ответ на такую дерзость та лишь побагровела и, ничего не сказав, резко развернулась на каблуках и, громыхнув дверью, покинула комнату Дины.

— Сплошное удовольствие дразнить эту старую зануду, — с наслаждением сделав глоток душистого чая, произнесла звездочёт.

— А ты не перебарщиваешь? — задумчиво смотря на своё отражение в красноватого цвета душистом напитке, ответил ей Фей. — Фрейлина — очень опасный враг, хотя и недалёкий. А самое страшное, очень и очень злопамятный. Так, что ты подумай, стоит ли тебе испытывать её терпение. Как видишь, меня она победила.

— Может, ты и прав. Но, с другой стороны, суд действительно никак не ограничивал меня по срокам. Поэтому, если хочешь, можешь вообще не покидать Долину. Если же у кого-то возникнут вопросы, просто скажем, что мы всё ещё выбираем.

— И остаток жизни провести у тебя в башне? — дуя на горячий напиток, поинтересовался юный наследник. — Хорошенькая же участь, ничего не скажешь. Нет, мы выполним волю суда и найдём для меня новую семью. Просто что-то там, глубоко внутри меня, подсказывает, что так надо и это не навсегда, — добавил он после непродолжительного молчания.

Допив чай, Фей и звездочёт вернулись к своему занятию: поиску семьи для мальчика. Но, странное дело, обратившись к шару, они вдруг поняли, что та деревушка, на которой они прервали поиск, куда-то бесследно исчезла. Вместо неё сфера показывала какое-то убогое селеньице, целиком состоящее из глиняных лачуг. Картина довершалась шумными оравами грязных детей, носящимися по улочкам и ловко увиливающих от проезжающих мимо наездников и повозок. Всё это выглядело так уныло, что не на шутку обеспокоенная звездочёт попыталась перейти на другое место, но Фей её остановил.

— Погоди-ка. Когда мы с тобой решили прерваться, я помню, что место было совсем другим.

— Да. Это была очень милая деревушка, которая и должна была появиться здесь снова. Странно! — сосредоточенно копошась в своих заметках и записях, ответила Дина.

— А, может, это знак? — неуверенно произнёс мальчик, не очень-то и желая, чтобы это оказалось именно так.

— Вряд ли, — Дина лишь неуверенно пожала плечами. — Скорее всего, я что-то перепутала, когда читала заклинания. Давай поскорее уйдем отсюда.

— Нет. Мы не будем, — вдруг ответил Фей.

— Почему?

Из-за дома вышел огромный оскаленный пёс и недовольно заворчал на шумную детвору, отчего та шумно разбежалась в стороны.

— Потому, что этот пёс похож на Альфреда.

— Раз ты так решил, — неторопливо начала звездочёт, всё ещё надеясь переубедить своего друга, — то, конечно, так тому и быть. Но, может, поищем ещё варианты?

— Дина, спасибо тебе за беспокойство. Я понимаю, что ты хочешь мне только добра, но я действительно хочу остаться здесь. Не спрашивай меня, пожалуйста, о причинах, я и сам их толком не знаю. Что-то как будто подсказывает, что я должен остаться именно здесь.

— Ну, — неуверенно начала Дина.

— Дина, это — приказ. Быть может, единственный в моей жизни. Я, как-никак, наследник престола. Пусть изгнанный, но всё-таки.

— Как прикажете, Ваше Высочество, — тяжело вздохнув, ответила Дина, — как прикажете.

 

Проводить Фея пришли только самые близкие: мама, Рината, Ыых и Катерина. Заплаканные и растерянные, они подолгу обнимали мальчика, растерянно оглядывая его с головы до пят, словно видели впервые. Всяческие советы, наставления и пожелания так и сыпались со всех сторон на юного наследника. Когда же, наконец, слова закончились, Ыых попросила удалиться всех, кроме Фея и Маргариты.

— Ты даже не представляешь, каких трудов мне стоило уговорить Маргариту не отменять весь этот цирк с судом и приговором, — едва лишь дубовая дверь закрылась, начала она. — Да-да, дружок, твоей маме, — она кивнула на едва сдерживающую слёзы королеву, — не составило бы никакого труда отменить старые законы, точно также, как она сделала в День твоего рождения. Помнишь, — обратилась она к правительнице, — твоё слово — закон. Ты выше обрядов и прочей чепухи. Ты любишь своё дитя и, стало быть, ему и быть наследником и королём? — Ыых довольно усмехнулась.

— Я до сих пор не знаю, правильно ли поступила, — с трудом сдерживая рыдания, прошептала Маргарита.

— Правильно, даже не сомневайся. Фею предстоит великое дело — освободить Долину от злых сил, — Ыых, тяжело кряхтя опустилась на диван, — а для этого ему нужно успеть многому научиться и немало сделать.

— О чём ты? — удивлённо посмотрела на старуху королева. — Ты мне ни о чём таком не говорила.

— Не говорила, а сейчас говорю, — спокойно ответила Ыых. — Силы зла крепнут. Они вот-вот вырвутся из-под земли наружу. Чтобы противостоять им — нужны сила и отвага, союзники и армия. За всем этим ты и отправишься в мир людей. И, поверь мне, времени у тебя совсем немного, так, что постарайся использовать его с толком.

— Ты опять говоришь загадками, — изумлённая Маргарита посмотрела на старуху.

— Что же, придёт время, и вы все поймёте сами, — кряхтя, Ыых поднялась с дивана. — Пока же, знайте оба: Фей должен покинуть Долину уже просто для того, чтобы спасти её, — с этими словами она распахнула дверь, приглашая ожидавших Ринату, Дину и Катерину зайти внутрь. — Делай же своё дело, звездочёт.

— Прощайте, друзья, прощай мама! Прощайте! — не желая растягивать прощание, Фей, зажмурив глаза, решительно шагнул в центр снова ожившего шара. Всё вокруг наполнилось низким гулом, и холодный ветер резко хлестнул по лицу, заставив тут же крепко зажмуриться. Чуть приоткрыв глаза, Фей увидел, что он с бешеной скоростью несётся по тёмному-тёмному туннелю, извивающемуся, словно какой-то странный лабиринт. Отчаянно обхватив голову руками, он тут же оказался на усыпанной мелким гравием дорожке рядом с одним из покосившихся домиков.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль