43 глава

0.00
 
43 глава

Полный его рапорт занял двадцать минут. Он долго и нудно рассказывал Игээру о каком-то бесполезном светском мероприятии, запланированном еще месяц назад. И чего они надеются добиться этим? Одно ясно, Игээр, после этой вечеринки, распространит свое влияние еще на десяток людей, и теперешние хозяева этого города станут его марионеткам. Но, как ему только терпения хватает на столь неспешные свершения?

— Я думаю, — Симон приступил к завершающей все выше сказанное фразе, — самое позднее к осени город будет у ваших ног. Это будет единодушное решение. Все до единого назовут вас своим господином.

— Что ж, не плохо, не плохо, — хмыкнул Игээр, пожевав губу, — впрочем, я на это и рассчитывал.

Некоторое время Игээр прибывал в задумчивости, а затем, встрепенувшись, обратился к Кинару.

— Брат, подойди, я чувствую, что ты хочешь что-то сказать.

— Да, — ответил Кинару, неспешно отвернувшись от окна, — она очнулась.

Услышав такое заявление, Кира хакнула и, перемахнув через спинку, развалилась в кресле, ожидая продолжения. Интрига, что может быть интереснее? Наконец-то на лице бесстрастного Кинару появились какие-то эмоции. Лия и Лилак одинаково поджали губы в ответ на несдержанное поведение Киры, забросившей одну ногу на подлокотник, и принялись поправлять многочисленные складки на пышных подолах платьев малахитово-зеленого цвета.

— Так, давай-ка поподробнее, — распорядилась Кира, опередив Игээра.

Кинару вопросительно глянул на брата, тот сдержанно кивнул.

— Она проснулась чуть больше двух часов назад, но я тогда чувствовал её совсем слабо и потому сомневался. Я решил, что возможно ей что-то снится, что-то яркое, и потому ее сознание активизировалось, но потом фокус стал смещаться, причем очень быстро. Она ушла оттуда, она все больше удаляется от города.

Кинару замолчал, уставившись себе под ноги. Он нерешительно переминался с ноги на ногу. Такого раньше за ним не наблюдалось.

— Еще что-то? — спросил Игээр.

— Да, — чуть помедлив, ответил Кинару, — она пыталась найти меня, как раньше. Я не позволил ей.

— Уходит, значит, — пробормотал Игээр себе под нос, не глядя на брата, все еще не поднявшего головы. — Чувствовал слабо. Что это может значить? Или у нее совсем не осталось сил, или чувствовать нечего. Одно из двух…

— Что будем делать, шеф? — спросила Кира, не вытерпев несвязного бормотания Игээра и всеобщего бездействия.

— Пока ничего, только наблюдать, — ответил Игээр, а затем, выдержав паузу, он глянул на Кинару, поднявшего, наконец, голову, и, отпив из пузатого бокала несколько глотков, продолжил. — Действуй по обстоятельствам. Мне важно, чтобы она мне не мешала, а так, пусть делает что хочет. Она беззащитна и не опасна теперь.

— Я тогда пойду?

— Иди.

Кинару, не взглянув более ни на кого, пересек гостиную, загроможденную монументальными диванами и креслами поверх белоснежного. Лифт подошел почти сразу.

— Я так полагаю, завтра все в силе, — спросил Симон, когда цифры над дверью лифта, сменившись, принялись отсчитывали этажи.

— Естественно, — подтвердил Игээр, — что у нас запланировано на день?

— На день? — переспросил Симон, заикаясь. — Я, как бы, вечерней программой занимался…

В итоге, когда завершился сбивчивый монолог Симона, слушателей стало вдвое меньше. Лия и Лилак, пробормотав извинения, удалились из гостиной, сославшись на то, что им нужно репетировать. Из словоизлияний Симона выяснилось, что совершенно неизвестно, что же все-таки у Игээра запланировано на дневное время. Симон знал только программу презентации и следующей за ней вечеринки, а блокнот, в который он все записывал, остался в машине. Лия и Лилак всегда были заняты только своей музыкой и редко выходили из студии, а о Кира обычно весь день пропадала на улице, нисколько не интересуясь, чем занимаются другие и, не без основания полагая, что никто не знает, чем занимается она. Она лучше чем кто бы то ни было умела защищать свои сознание и мысли, ведь большая часть силы Ниирит досталась ей, к тому же, её собственные силы с самого её рождения были невероятно высоки.

— М-м-м, шеф! — воскликнул Симон, которому в голову пришла дельная мысль. — А может вам секретаршу завести.

Игээр задумался, правда, скорее всего над тем, что Симон, а следом за ним и Кира все чаще называют его шефом. Он не мог никак решить, нравится ему это, или нет.

— Секретаршу говоришь?

— Я могу подобрать самых достойных, умных. Поверьте, за день я отыщу десяток претенденток, которые бы…

— Это не обязательно, — прервал его Игээр, — главное, чтобы мне не стыдно было показаться с ней на людях. В уме особой надобности нет.

— Есть у меня кое-кто на примете, чуть-чуть не мисс… хотя она явно была лучшей. Думаю, она не будет против. Не сможет она быть против.

— Когда ты ее приведешь?

— Думаю, утром, — чуть помедлив, ответил Симон.

— Ладно. У тебя все?

— Да.

— Тогда иди.

***

Наверное, стоит вернуться в город. Эта мысль изредка проскальзывала где-то в глубине сознания, пока Ина бесцельно брела по лесу, все больше углубляясь в лес, все дальше удаляясь от Инрада. Она шла прямо, не взирая ни на какие препятствия, будь то поваленное дерево, заросли колючих кустарников или глубокий овраг, усыпанный острыми камнями. Она шла так, словно что-то неведомое манило ее. И с каждым шагом Ина становится сильнее. Силы, украденные Игээром, возвращались, все до последней капли, и даже больше. Но девушка не замечала этого, настолько она была погружена в бушующий круговорот мыслей.

Шаг за шагом она отдалялась от города, на сотню шагов за один, кажущийся для нее неспешным. Нет, она не перешла на бег, просто, она двигалась несоразмерно времени, она была вне его. Она шла так быстро, что ни один человек не смог бы заметить ее, окажись вдруг в такой глуши.

Ина остановилась неожиданно даже для себя, и не сразу поняла, что послужило причиной. Мир тот час наполнился звуками, которые раньше пролетали мимо. На первый взгляд никакой опасности не было.

Лес, окруживший Ину, оказался настолько дремуч, что сквозь переплетение крон вечно зеленых деревьев не было видно неба. Лишь кое-где виднелись его клоки. Где-то там, среди белых пушистых облаков сияло теплое весеннее солнце, а здесь, в мрачной тени леса лежал снег. Обледенелые шапки, задержавшиеся на нижних ветвях, таяли, устремляясь к земле россыпями капель.

Замерев на мгновение в нерешительности, Ина двинулась дальше неспешным, но, все же, уверенным шагом. Она старалась идти с расправленными плечами и высоко поднятой головой, но, не в силах была унять тревогу. Против воли она поминутно оглядывалась, пристально изучая каждую тень. Вдруг ее мыслей коснулся кто-то знакомый.

— Неужели! — ахнула Ина, прислушиваясь к своим ощущениям. — Кинару!

Она уже готова была броситься туда, откуда донеслись такие знакомые мысли, если бы в них не проявилось что-то чужое. Что-то изменилось в Кинару, в его способе мыслить.

Чуть помедлив, Ина зашагала дальше, стараясь ничем не выдать своего беспокойства. Среди тоненьких деревцев, окруживших крохотную солнечную полянку, показалась фигура. Издалека, за переплетением ветвей, невозможно разглядеть черты лица, но по уверенному силуэту, по гордой посадке головы, Ина узнала Кинару. Это он, точно такой же, как и всегда. Он нисколько не изменился, но видимо только внешне. Он не вышел навстречу, хотя он первым заметил ее. Неужели он так сильно изменился. Конечно, он не мог не измениться за прошедшие полгода, но почему тогда за предыдущие пять веков он нисколько не изменился? И почему его не было рядом в этот раз, ведь она всего лишь спала?

Кинару стоял в ярких солнечных лучах, совсем рядом, всего в десяти шагах. Ина прекрасно слышала его размеренное дыхание и спокойное сердцебиение. Он так холоден. От чего он так холоден. Либо он скрывает свои чувства и эмоции, либо их нет. Если скрывает, то почему? И почему он не смотрит на нее?

Едва переставляя ноги, Ина приближалась к Кинару.

— Только бы это не было сном, — бормотала она беззвучно. — Он же не исчезнет? Не исчезай…

  • № 8 Грон Ксения / Сессия #3. Семинар "Диалоги" / Клуб романистов
  • Маленькая рабская мечта / Блокнот Птицелова. Моя маленькая война / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Хрустальная ночь / Золотые стрелы Божьи / Птицелов Фрагорийский
  • Подводные находки / Путевые заметки - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Героическая ода / Гётонов Камелий
  • Все говорят ты далеко / О любви / Оскарова Надежда
  • Федоренко Марго - №4 / Авторский разврат - 4 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Марина Комарова
  • Охота / Лопатина Ирина
  • Напоследок / Стословки. Салфетки / point source
  • Песня любви (Фифика Радость) / А музыка звучит... / Джилджерэл
  • И я не здесь, а ты уже не там... / Стихи разных лет / Аривенн

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль