7 глава

0.00
 
7 глава

***

Вскоре совсем стемнело, из-за горы поднялась полная луна. Когда Ина впервые увидела луну здесь, в этом мире, то подумала что она другая, намного ярче. Хотя это оказалось не так, что-то случилось с ней самой. Смешно получилось, Иная стала иной.

Ина сидела вместе с юными странниками у костра. Сначала девушка хотела уйти, но новые знакомцы уговорили ее остаться с ними хотя бы до утра. Ина сидела в стороне от ребят и старательно отворачивалась от света.

— Ина, может, всё же покушаешь? — Мису вертел ложку в руке то и дело облизывая ее, его миска с добавкой была полна.

— Нет-нет, что вы, я не хочу, — Ина замотала головой, глядя на котелок с похлебкой голодными глазами, — я ела уже.

«Где-то, неделю назад», — добавила она про себя.

Вдруг Гэлл вскочила, отставила свою порцию в сторону и принялась рыться в сумке. Достав еще одну миску, девушка налила из котелка похлебки, взяла кусок хлеба и сыра и, не обращая внимания на протесты Ины, подошла к ней.

— Только ничего не говори, — проворчала Гэлл, вложив в руки Ины угощенье.

Ина благодарно взглянула на девушку, яркий свет костра ослепил ее. На мгновение Гэлл замерла, увидав, как большие черные зрачки стали узенькими полосочками. Сообразив, что случилось, Ина поспешно отвернулась, уткнувшись в полную чашку, Гэлл перевела взгляд на ее руки. Ина почувствовала этот обжигающий взгляд, она сжалась в комок, ожидая, что Гэлл вот-вот поднимет тревогу, и они с Мису прогонять ее. Когда Ина осмелилась взглянуть на Гэлл, та уже спокойно сидела на своем месте и кушала.

— Ребята, если вы хотите, то я уйду. Я понимаю, вам может быть противно, я ведь странная.

От такого заявления Мису чуть не подавился

— Странная? Что ты имеешь в виду? — выдавил из себя парень, откашлявшись.

— Да не слушай ты ее, — вмешалась Гэлл, голос ее казался сердитым, — это она от голода всякую чушь несет.

Мису растерянно перевел взгляд с одной девушки на другую, недоумевая, когда они успели поругаться, ведь еще и получаса не прошло с внезапного появления Ины.

— Ина, так получается, ты одна путешествуешь? — поинтересовался Мису, желая сменить тему беседы.

— Получается что одна, — Ина просто не знала, что можно было еще ответить.

— А куда ты идешь? — Гэлл замерла, не донеся ложки до рта, и принялась задавать один вопрос за другим. — А почему ты одна путешествуешь? А тебе разве не страшно? Здесь же такие глухие места… Жуть.

— Э-э-э, — Ина не могла решить, с чего начать, — я, я хотела бы пойти домой, только вот, где мой дом я не знаю, точнее, м-м-м, я не могу понять, где мой дом, не могу даже представить, и объяснить не смогу.

Над поляной повисла тягостная тишина, было слышно только шуршание сухой травы и пение цикад.

— А мы идем в долину семи мерцающих рек, — проговорила Гэлл скучным голосом. — Пойдешь с нами?

— Ты что, — Мису чуть в очередной раз не подавился и даже вскочил на ноги, — Гэлл, это же очень серьезно. Мы же не можем вот так просто взять и…

— Почему нет? — голос Гэлл отдавал металлическими нотками, — или ты совсем недавно стал хранителем, и еще многого не знаешь и не чувствуешь? Ты должен знать, что в нашем мире не бывает случайностей.

— Ты считаешь, что наша с Иной встреча не случайна? — с сомнением в голосе протянул Мису. — По пути мы встречали много людей.

— Так-то были обычные люди, обычные встречи! — проговорила Гэлл, ее явно распирало от чувства собственного величия и значимости.

Молодой человек задумался.

— Да, встречу обычной точно не назовешь. Под твою ответственность, — хмуро пробормотал он и с размаху сел на своё место.

Ина наблюдала за этой картиной с открытым ртом, в этот момент ей хотелось только одного — провалиться сквозь землю.

— Так вот, Ина, мы направляемся в долину семи мерцающих рек, к священной горе, там располагается храм, располагался, — Гэлл немного погрустнела, — только вот путь туда неблизкий.

— А зачем вы туда идете? — поинтересовалась Ина, — я так поняла, все наоборот, уходят из тех мест.

В глазах ребят появился немой вопрос.

— Я несколько дней назад встретила караван, — начала Ина, — они столько всего рассказывали. Они рассказывали, что нелюди кругом распоясались, разоряют и сжигают деревни, людей с ума сводят, детей в лес уводят, убивают. Это началось после того, как был сожжен храм… М-м-м, как там они его называли, что-то вроде «Храма богини равновесия». Еще они говорили что-то о каком-то дереве. Они ушли на юг, там вроде спокойнее.

Гэлл и Мису переглянулись, решая, что стоит рассказать Ине, а что нет.

— Я уже упоминала, что мы хранители, — Гэлл старательно подбирала каждое слово, — так вот, пойти туда — наша первоочередная задача.

Ина задумалась. Идти ей все равно было некуда, а так, хотя бы не одна будет. А решение идти туда, где много людей, возможно, не самое лучшее.

— Я думаю, что для меня это будет лучше всего, пойти с вами, — выдохнула Ина, — может быть, я даже смогу вам чем-нибудь помочь.

— Итак, решено, — улыбнувшись, Гэлл хлопнула в ладоши, — завтра рано утром, как только начнет светать, отправляемся. Нам нужно поспешить. Через три дня мы должны быть у плотины. Там нас будут ждать друзья.

Разговор продолжался еще больше часа. Оказалось, что Гэлл и Мису идут к Большому Озеру, что выше плотины, на Большой Реке. Ина, как ни старалась, никак не могла понять, какую реку ребята имеют в виду, в итоге пришла к выводу, что плохо знает родные края.

У Большого озера они должны были встретиться со своим товарищем, который шел другой дорогой. Они разделились еще неделю назад, чтобы обойти больше деревень, ведь нужно было найти всех хранителей. Гэлл и Мису никого не удалось найти. Всего Хранителей девять, и их задача, поддерживать равновесия в мире. Только вот как это таинственное равновесие могут поддерживать несколько человек, совсем юных, Ина так и не поняла, а спросить не решилась.

После позднего порядком затянувшегося ужина новые знакомые улеглись спать и почти сразу уснули. Ина, завернувшись в плащ, устроилась невдалеке от них, она долго ворочалась, думала обо всем случившемся, и никак не могла уснуть.

***

Кинару сидел за старым, но добротным столом на кухоньке крохотного домика-землянки в обществе человека. Он был растерян, никогда прежде он не разговаривал с человеком, как с равным себе. Ниемон не думал, что однажды будет ждать совета от человека.

Женщина оказалась шаманкой, духовным лидером одной из северных деревень. Только вот этой деревни не существовало уже больше сорока лет. Однажды все жители просто ушли отсюда, видимо оттого, что жизнь стала совсем невыносимой, хотя, может и была какая-нибудь другая причина.

— С тех пор я живу одна, — сказала Ваал, переставляя чугунки на плите каменной печурки, — хотя ничего, в общем-то, в моей жизни не изменилось. Ты понимаешь, о чем я? Люди избегают подобных мне.

— Я не знал, что здесь когда-то жили люди, — Кинару уставился невидящим взглядом в мутное окошко под самым потоком.

— Ниемоны не всеведущи, — коротко ответила старуха, — мир огромен даже для вас.

— Я не об этом, — пояснил Кинару, слова шаманки его смутили, — я согласен с тем, что никто не может знать все.

— Ну почему же никто, — пробормотала Ваал себе под нос.

— Я бывал раньше в этих местах, — продолжил ниемон, не обратив внимания на бормотание старухи, — но никогда не видел здесь людей, ну разве что охотников, но очень редко.

— Мой народ умеет скрываться, — горделиво произнесла женщина, — даже пятилетний ребенок может спрятаться и выжить там, где нет никого и ничего.

— А почему ты не ушла вместе со всеми? — спросил Кинару. — Человек не может жить в одиночестве?

— Тебе почём знать? Впрочем, это не твое дело, — оборвала его старуха, — все равно ты не смог бы это понять. Но не об этом разговор. Ведь ты пришел не за этим?

Некоторое время они молчали. Кинару не знал что говорить, шаманка тем временем принялась растапливать печурку. Вскоре домик наполнился теплом и пьянящим запахом душистых трав. Казалось, что запах этот источали золотистые блики на стенах и посуде, они завораживали, заполняя собою всё пространство.

Кинару, подперев кулаком подбородок, наблюдал за действиями хозяйки, которая продолжала суетиться у печурки. Вскоре запах трав вытеснился ароматом печеного картофеля и жареного мяса. Задумавшись, ниемон даже не заметил, как на столе появилось блюдо, наполненное тушеным мясом и овощами, подовый хлеб золотистого цвета, румяная печеная картошка, крынка с молоком.

— Я не голоден, — пробормотал Кинару, отстранившись от стола, — я не нуждаюсь в человеческой пище.

— А я тебе и не предлагаю.

Женщина не глядя на ниемона, чинно уселась на высокий деревянный табурет и сложила руки перед лицом. Трапезу свою она начала довольно странным образом. Она отщипнула небольшой кусочек хлеба, обмакнула в мёд и положила на край стола.

Кинару все сильнее чувствовал растерянность. Он уже больше часа просидел здесь, но так ничего и не узнал.

— Ты давно ведешь свои поиски… бесконечные поиски, — начала Ваал, видимо она и не ждала от Кинару никаких вопросов. — Сейчас ты ищешь тот легендарный медальон, для того, что бы стать сильнейшим демоном? Разве не так?

— Да, — чуть помедлив, ответил Кинару, — но…

— И до того, как появилась эта легенда, ты желал того же! Словно желать больше нечего.

— Я не…

— Правильно ли ты понимаешь суть той легенды, — продолжила Ваал, не дав Кинару вставить и слова, — что слышал когда-то?

— Я помню, что тот старик…

— Ты неправ, если думаешь, что этот медальон сделает нашедшего сильнейшим ниемоном, что будет управлять всем миром, — шаманка не обратила внимания на попытку Кинару что-то сказать. — Ты хочешь управлять миром? Или хочешь быть сильнейшим? Так знай же, что на самом деле этот медальон никакой силы никому не даст. И ты не исключение.

Кинару исподлобья глянул на старую шаманку. Ниемон все больше склонялся к тому, что потратил это время зря. Он тряхнул головой, откидывая челку со лба, и уже начал подниматься.

— Но с его помощью можно найти этого счастливчика, найти избранного, — вздохнув, произнесла Ваал. — Это в твоих же интересах.

— Вот еще, — хмыкнул Кинару, опустившись обратно на табурет.

— Ты тот единственный, кто может разбудить этот медальон, — возразила ему старуха. — Впрочем, ты его уже разбудил, хотя я не знаю как именно. Медальон этот на самом деле лишь ключ.

Кинару замер, позабыв, что собирался уйти, он ждал, что шаманка продолжит рассказ.

— Чего расселся, иди уже, — проворчала Ваал, — не знаю я как его найти, да и ни кто не знает, никто кроме тебя не сможет его найти.

Ниемон ушел, не сказав ни слова, не оглядываясь. Он был уже далеко, когда Ваал упала замертво посреди леса, на месте, где была землянка.

  • Главное - верить / Главное - Верить / Мира Лис
  • Рассказы-кнопки / Синякова Юлия
  • Обложка / 2014 / Королик Евгения
  • "Кошки-мышки." / Малышева Юлия
  • Депрессия в двух стихах / О глупостях, мыслях и фантазиях / Оскарова Надежда
  • Татуировщик снов / Ксавьер Паэт
  • Виртуальность / Жемчужные нити / Курмакаева Анна
  • Садик за окном / Сказки о любви / Lunaneko
  • Результаты конкурса / «LevelUp — 2016» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Лев Елена
  • У окна / Белоярская Ксения
  • " О, эти поиски" / Конфликт близнецов / Сима Ли

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль