Глава 32

0.00
 
Глава 32

По пустому дому гуляли ночные сквозняки. За окном стелился искрящийся ковер снега, серебрился в свете полной луны. Шторы колыхались на распахнутых окнах, а я шла по коридору, путаясь в полотнах ажурных гардин, разгребая их руками, будто сухую воду. Под ноги сыпались крупинки снега, я наступала на них босыми стопами, но не чувствовала холода. В ушах шумела кровь, сердце колотилось, норовя выпрыгнуть из груди. Страх сковал плечи, скатился льдинкой по спине. Я остановилась, охватила себя руками и обернулась. Лунное сияние стелилось по паласу мерцающей дорожкой, указывая путь, но его заслонила огромная тень, и меня окутала тьма. Стены содрогнулись, качнулась люстра над головой, от неожиданности я вскрикнула. На улице что-то двигалось, заглядывало в окна, словно кого-то искало. Я застыла, задержала дыхание и медленно повернула голову. Тень великана замерла напротив меня и склонилась — в открытой форточке появился большой зеленый глаз. Его владелец улыбнулся — вокруг ока распустились лучистые морщинки. Раскатом грома прозвучал его смех, от звука я покрылась ледяными мурашками и попятилась.

 

— Я найду тебя, куколка. Достану, где бы ты ни пряталась.

 

Этот голос я узнаю среди прочих — Том Шерман.

 

Меня окатило новой волной ужаса. Я побежала в темноте, с моим движением закрывались окна, со звоном трескалось стекло. Том шел следом и колотил по крыше и стенам, но они стояли намертво. Он попытался толкнуть плечом дом, словно игрушечный, но опять у него ничего не вышло. Одновременно все ставни захлопнулись, воцарился густой мрак и тишина, только мое учащенное дыхание нарушало ее. Сердце замедлялось, успокаивалось, я смогла с облегчением вдохнуть. За щитами я была в безопасности — эта мысль помогла проясниться разуму. Закрыв лицо ладонью, я привалилась к стене, прижалась щекой к ее гладкой прохладе.

 

— Тебе не скрыться от меня, куколка, — свистящим порывом ветра просочился в щели в ставнях шепот Тома. Я взвизгнула и зажмурилась, мотая головой, и провалилась в пустоту.

 

Мягкий солнечный свет заполнял комнату. Лучи играли бликами на коже, нежно согревая ее. Перед глазами мелькали образы, всплывали в памяти мгновения близости, как кадры из фильма. Я закрывалась от них, но они хлестали по рукам, как крылья беспокойных птиц. «Сон, всего лишь сон» — мелькнула мысль, и я проснулась. Сначала пришли ощущения — тепло, окружавшее меня в постели. Сзади изгибы моего тела точно повторяло то самое тепло, и я не сразу осознала, откуда оно появилось. Прежде мне не было так хорошо, так что же изменилось?

 

Обрывки прошлого вечера разлетелись, как опавшие листья на ветру, и я открыла глаза. Сладкое послевкусие омрачило неизвестно откуда взявшееся чувство тревоги. Мне было страшно, сердце билось в горле, мешая дышать. И я вспомнила сон, лицо Тома, его смех протяжной режущей нотой загремел в сознании.

 

Я боялась пошевелиться. Чья-то рука покоилась у меня под головой — мгновение я рассматривала расслабленные пальцы, паутину линий на ладони. Лежа на боку, кожей ощущала изгибы чужого обнаженного тела, пытаясь вспомнить прошедшую ночь, но угасающий кошмар вспыхивал перед глазами и перечеркивал все мысли. От страха мышцы живота стянуло тугим комом. Я все еще сплю? Том снова явился в обличии Бена? Прикрыв веки, я осторожно дышала, боясь разбудить того, кто лежал рядом.

 

— Я знаю, что ты проснулась, — тихо прозвучал голос Бена, и я вздрогнула. Он потерся щекой о мое плечо и улыбнулся. — Твое дыхание изменилось, пульс участился.

 

Ничего не ответив, я сверлила взглядом стену напротив. Зубы стучали, грозя расколоться, попытка заговорить грозила обернуться прикушенным языком. Бен теснее прижался обнаженным телом к спине, и меня будто молнией пронзило — сладостное ощущение прокатилось короткой судорогой. Мое тело отреагировало на него, между ног забился пульс. Пробежавшись по моему плечу, его рука неспешно спустилась ниже, нырнула под одеяло и легко коснулась спины. Ласково погладив, Бен стал пальцами выводить узоры, которые подсвечивались голубым сиянием. От каждого завитка, от каждого скользящего ощущения и покалывания магии я вздрагивала и невольно прогибалась. Я понимала, что это не мог быть Том, но ледяная длань ужаса сдавила горло. Он напомнил о себе, спутал сон с явью и сбил меня с толку. Том стал моей личной паранойей, но я же стала сильнее?! Щиты, закрывающие от него, надежны и неприступны, никакие ухищрения не помогут Шерману пробиться сквозь них. Я подготовилась к встрече с ним и не поддамся на фокусы со сновидениями. Да, хорошая мотивация. Осталось поверить в нее.

 

Бен тяжело вздохнул и приподнялся на локте, чтобы заглянуть мне в лицо.

 

— Что ты опять себе нафантазировала? — поинтересовался он и легким прикосновением убрал волосы с моей щеки. Я осторожно сглотнула. Бен заметил и изумленно усмехнулся. — Ты с ума сошла, Эшли!

 

Опрокинув меня на спину, Бен навис, упершись руками в изголовье кровати. Ему хватило мига, чтобы понять — меня трясет. Я испуганно смотрела на него, а внизу живота снова растекался жар. Он был потрясающе красив, но я ничего не могла с собой поделать. Страх оказался сильнее логики и клокотал в глотке, грозя вырваться воплями.

 

Бен прищурился, в его глазах мелькнула… неуверенность? Но на лице ничего не отразилось.

 

— Я не знаю, что со мной, — сглотнув, пробормотала я и скомкала одеяло, прижала его к груди. Перебирая ногами, поднялась и прижалась спиной к изголовью, но только оказалась ближе к его лицу. Нас разделяли дюймы, так что можно было разглядеть каждую морщинку, каждую ресничку, провалиться в синеву бездонных глаз. Где-то там, глубоко, плескалась тьма, но она не являлась злом. В ней хотелось искупаться, в нее хотелось завернуться, как в пушистый плед, и забыться. Я почти созрела признаться в своих страхах, вывалить на Бена всю правду о том, что приняла его за ночной кошмар. Или не торопиться и спросить, что он думает на этот счет? Где голос разума, когда он так нужен?!

 

На лице Бена промелькнуло выражение, которое я не успела понять — и омрачилось. Он провел костяшками пальцев по моей щеке, хмурясь и задумчиво глядя на нее.

 

— Ты все еще не доверяешь мне? Мы не должны были этого делать, — сухо и едва слышно бросил он и убрал руку. Зная, что он собирается сделать, я поймала его за запястье и не позволила отстраниться. Взгляд Бена застыл на моих глазах. С его лица ушли все эмоции, когда он спросил:— Ты жалеешь?

 

— Нет, это ты, похоже, жалеешь, — с вызовом произнесла я. Как ему такое в голову могли придти?!

 

— И в мыслях не было, — как-то растерянно возразил он и серьезно посмотрел на меня. — Прости.

 

— За что? — опешила я.

 

— Я не справился с напором чувств и повел себя…— он замолчал и посмотрел вниз. Я невольно проследила за его взглядом — на моем правом плече расплывался синяк чудесного багрово-синего цвета. Он медленно выдохнул, прикрыв веки. — Это как обрести новую силу, но, не обуздав, пытаться сдерживать, управлять ею, а в момент эмоционального всплеска потерять контроль. Чувства опьяняют, кружат голову, но, видимо, я оказался не готов.

 

— Все в порядке, — прошептала я и подняла глаза, мы встретились взглядами — Бен посуровел, будто увидел то, что не должен был.

 

— Тогда почему ты меня боишься? — говорил он тихо и ровно, но в тщательно контролируемой интонации ощущался наплыв гнева.

 

В сознании пронеслись обрывки сна, я непроизвольно зажмурилась и вжалась в изголовье кровати. И мотнула головой. Меня окутывал аромат его кожи, но сквозь него пробивался запах зла. Запах Тома. Бен будто услышал мои мысли и долго всматривался в лицо, что-то по нему читая.

 

— Неужели ты нас не различаешь?

 

— Различаю. Твоя запах, как татуировка, высечен на моей ауре. Но ты сказал, что мы не должны были…— я запнулась. К горлу подступила обида, кольнуло разочарование.

 

— Мало ли, что я сказал! — перебил он и поморщился. — Я не хочу, чтобы ты думала….

 

Он замолчал и внимательно посмотрел на меня. В моих глазах стояли слезы, но он будто и хотел это увидеть, какое-то удовлетворение отразилось у него на лице. Бен склонился и нежно поцеловал меня. Под кожей пробудились бабочки, запорхали, лаская крылышками, я задрожала и подалась вперед, оплела руками его плечи. Тысячу раз я представляла себе нашу первую ночь и первое утро, но чуть все не испортила. Нет, Том этого у нас отберет!

 

Почувствовав мое напряжение, Бен отстранился и перекатился на спину, тяжело вздыхая. Я сползла вниз, придерживая одеяло, словно боясь сверкнуть наготой. Он видел меня во всех подробностях, но я стеснялась, и логика здесь отдыхает. Я перевернулась на бок и положила подбородок ему на грудь.

 

— Теперь я должна просить прощения.

 

Бен нахмурился и скосил глаза, чтобы видеть мое лицо.

 

— Многообещающее начало, — саркастически протянул он. Приподнялся и оттолкнул меня. Я упала на подушку, а он тут же навис надо мной, опираясь на локоть. Играя кончиками пальцев на коже моей шеи, вскинул бровь и хмыкнул. — Есть надежда, что у нас получится договориться.

 

Я невольно рассмеялась, а он, напротив, стал серьезен.

 

— Я не причиню тебе вреда и никуда не денусь. Ты прочно привязала меня к себе.

 

— Сексом?

 

— Много чем.

 

— И даже тем, чего о себе не знаю?

 

С его лица ушли краски, оно стало пустым, непроницаемым.

 

— Понятия не имею, о чем ты говоришь.

 

— Тогда почему злишься?

 

Он прикрыл глаза и беззвучно усмехнулся. Напряжение утекало из него, как вода из треснувшего сосуда, медленно и ощутимо. Стало чуть легче дышать.

 

— Я не злюсь. Ты зацикливаешься на деталях, а они сейчас только мешают.

 

— Еще недавно я бы сказала то же самое о тебе.

 

Бен открыл глаза и улыбнулся так, что я покрылась мурашками.

 

— Да.

 

— Но ты что-то знаешь, — похолодев от волнения, прошелестела я. — Не отпирайся, Бен. Ты не по своей воле остался в Эгморре. Не мог ты ни с того, ни с сего передумать и отпустить меня одну в чужие земли, кишащие нежитью. Что тебе поведал Стэнли?

 

Он изобразил недоумение и склонил вопросительно голову набок.

 

— Кто-то должен был оберегать твоих сестер от моего помешанного братца. Я лишь выполнил свою часть договоренности, выторговав доверие к себе.

 

— Ты не такой циничный, — не поверив, я покачала головой, но взгляд отвести духу не хватило.

 

— Во мне все видят чудовище. Все, кроме тебя, — в его голосе прозвучала горечь, тень промелькнула в глазах, но он позволил мне ее рассмотреть. Нет, я не хотела видеть его таким.

 

Вцепившись в одеяло, я приподнялась, прислонившись спиной к изголовью кровати. Бен следил за мной взглядом, выпрямляя руку, на которую опирался. Наши глаза оказались на одном уровне. Я смотрела на Бена и испытывала неловкость. Мы долго шли к тому, что приобрели, и не были чужими, но застенчивость обожгла щеки. Магия первого раза — кожа вспомнила его прикосновения, и меня окатило мурашками. Вчера ни о каком смущении я не думала. Вчера я вообще ни о чем не могла думать. Новый прилив смущения застал врасплох, и ресницы затрепетали — я крепче прижала край одеяла, чем развеселила Бена. Глаза его улыбались и искрились, а рука блуждала по моей шее, спускалась ниже, пока не наткнулась на мои кулачки, трепетно удерживающие импровизированный щит. Но он пробрался сквозь него — разжал по одному мои пальцы и скользнул по груди, взял ее в ладонь. Я прерывисто выдохнула, глядя ему в лицо. От шрама осталась тонкая розовая полоска, но и она вскоре исчезнет. Я провела по ней кончиками пальцев, и Бен поймал их, зажал губами.

 

Я подалась вперед, заставив его чуть отодвинуться, и поцеловала — осторожно и мягко. Бен перехватил поцелуй, повел, как в танце, и впился губами горячо, настойчиво. Скользнул ладонью по щеке, зарывшись в волосах и удерживая меня в таком положении. Я не пыталась вырваться, страх уходил, сменяясь ненасытной страстью. Другой рукой Бен откинул одеяло и забрался ко мне, провел ладонью по внутренней стороне бедра, раздвигая мне ноги. Я пустила его, и от ощущения обнаженного тела на моем теле из глубины поднялось тепло, окатило волной.

 

Руки Бена прижали меня тесно к нему, обернули жаром, и магия потекла сиянием по коже. Я вспыхнула, вспомнив ощущения, подаренные его телом прошлой ночью, и между ног мучительно сладко заныло. Целуя уже гораздо жарче и тверже, я отдалась его ладоням, позволив делать все, что они пожелают. Нежные прикосновения заставляли извиваться, отзывались вспышками удовольствия. Ласки сводили с ума, желание сосредоточилось в каждой клеточке, требуя удовлетворения.

 

Он вошел, и у меня перехватило дыхание, вскрик застрял в горле. И двигался он медленно, плавно, нежно. Я скользнула рукой по его плечу, запрокинув голову. Бен поймал мою руку, мы сплели пальцы, и он отвел ее и прижал к подушке. Он так и держал ее, не позволяя дотянуться, неся с каждым осторожным толчком вспышку сладостной боли, граничащей с наслаждением. Понадобится время и практика, чтобы привыкнуть к его размерам, но мы были только в начале пути. У нас в распоряжении еще много времени на это. Давление внизу живота росло, расходилось по всему телу жаркими судорогами, я извивалась под Беном, желая приблизить миг удовольствия. Шевельнув бедрами, я двинулась навстречу, но он остановился и крепче сдавил мою руку.

 

— Тише, — горячо шепнул он мне в волосы и скользнул губами по щеке.

 

— Ты мучаешь меня, — хрипло простонала я.

 

Бен отстранился и посмотрел мне в глаза мутным от страсти, но почти серьезным взглядом.

 

— Я так долго ждал и не хочу, чтобы это быстро закончилось.

 

Я хотела смутиться, но не смогла. От его слов меня захлестнуло очередной волной желания. Он разжал пальцы, выпустил мою ладонь и приподнялся на вытянутых руках. Мгновение смотрел на меня, а потом склонился и поцеловал. Со вкусом его губ я провалилась в забытье, шквал тепла прошел по телу, разрядом точечного тока пронесся по коже. Я невольно прогнулась навстречу и потеряла себя. И, видят небеса, была безумно счастлива осознавать это.

 

Сила лилась сквозь нас, густая и ослепляющая. Мир вокруг растворился в ее сиянии, а мы тонули в нарастающем наслаждении. Если можно захлебнуться нежностью, то я была близка к этому. От охвативших чувств щипало глаза, ласковые прикосновения доводили до изнеможения. Каждое бережное неторопливое движение Бена приближало к заветной вспышке, заставляя выкрикивать его имя, шептать, теряя голос. Пульс его колотился о мою кожу, собственный пульс шумел в висках, по телу пробегали судороги. Я впивалась пальцами в его руки, словно боялась потерять, прижималась губами к его губам до последнего импульса, до последней сладостной волны, пока в глазах не потемнело. Сгорая в объятиях Бена, в ощущениях, которых прежде не испытывала, как щепка в пламени, растворялась в нем, в нежности, которую он копил, чтобы подарить мне. С самым глубоким, финальным толчком он заставил меня биться в накатывающем удовольствии. Я ловила каждый его тяжелый вздох, отдаваясь до последней капли, дальним уголком сознания понимая, что мы слились в единое целое, и не только в близости дело. Искупление сжигало нас и возрождало из пепла. Мы никогда не станем прежними. Вероятно, подобные мысли должны пугать, но для нас она стала началом новой жизни.

  • И не такие стены брал!.. / Как я провел каникулы. Подготовка к сочинению - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Пыль дорог - Армант, Илинар / Путевые заметки-2 / Хоба Чебураховна
  • Вечность / Витая в облаках / Исламова Елена
  • Мысли / Пара фраз / Bauglir Morgoth
  • все верно / Спорить с миром / Рыжая
  • Бояндин Константин / LevelUp-2012 - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС / Артемий
  • Сапожник / Рубин Элла
  • Кто, если не она! / Миниатюры / Вредная Рысь !!!
  • [А]  / Богатая наследница / Вредная Рысь !!!
  • Понедельник / Не вспоминай / Кипарисова Елена
  • Белые холодные ледышки... / Обо всем и ни о чем сразу / Ню Людмила

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль