Глава 25

0.00
 
Глава 25

Я даже не подумала принять душ или переодеться, так и пошла в окровавленной майке и пижамных штанах через центральный холл. Будто кровь являлась напоминанием — я должна была помнить, что спасти жизнь Вивиан для меня теперь стало первостепенной задачей. Но и не забывать, что являлось основополагающей миссией здесь, в склепе. То, из-за чего все и произошло. С таким настроем еще сильнее хотелось покончить с неизвестным злом — почти болезненное желание прекратить этот кошмар и убраться домой. Где-то в тайнике сознания созревала мысль о превосходстве над тварью, но на какое-то время меня выбило из колеи, и сосредоточиться хоть на чем-то требовало титанических усилий. Я просто шла в гудящей тишине, вслушиваясь в собственный пульс, неровное дыхание, и не стыдилась своего вида. Перепачканное кровью лицо, руки и одежда…. Лакомый кусочек для нежити бродил по темному коридору. Я все еще пребывала в шоке.

 

В настенных канделябрах тревожно дрожало пламя свечей. Джозеф держал дистанцию, следуя за мной, я почти забыла о нем, разглядывая тусклые лужицы света на сером полу. Рыхлая темнота расступилась — нам навстречу бесшумно выплыли Джеймс и Хилари, словно тени. Их лица были непроницаемы, пусты, казались нарисованными, будто вампиры сошли с холста. Напряжение ощущалось в воздухе тяжестью и запахом близкой смерти, от него першило в горле. Мой взгляд рассеянно скользнул вниз — не хватило самообладания смотреть на их хладнокровие, когда у меня внутри творился хаос. Хилари держала в руках пистолет, так естественно и небрежно, будто он являлся ее повседневным аксессуаром. Она тоже старалась не глазеть на меня, устремила взор вдаль коридора, где различалась тонкая полоса света, сочившегося из-под двери нашей спальни. Спальни, оскверненной злом.

 

На Хилари была черная майка, голубые джинсы и синие кеды, темные волосы падали волнами на смуглые плечи. Лицо свежее, без капли макияжа, а глаза — два сгустка тьмы — делали ее нереальной, восхитительно пугающей. Джеймс шел рядом и касался локтем Хилари, когда при ходьбе раскачивал рукой. Складывалось впечатление, что он уже не мог отпускать ее дальше, чем на шаг от себя. На нем была фисташковая рубашка с закатанными рукавами, потертые серые джинсы и черные кроссовки. На лице застыло вежливо-равнодушное выражение, а синие глаза мерцали, как далекие огни маяка в бескрайних льдах. Он и Хилари выглядели по-домашнему, словно их оторвали от житейских дел, но даже в этом безобидном виде чувствовалась стальная отточенная выдержка копов. Сейчас они были детективами, прибывшими на место преступления, а не членами совета, заседающими в помпезном зале в окружении шика и зловещих декораций. И они вывернут каждый угол комнаты наизнанку, чтобы добраться до правды. Надеюсь, их старания не окажутся напрасными. Тот, кто ранил Вивиан, пробрался в наш мир этой ночью из моего сна и не мог оставить следов, кроме тех, что видела одна лишь я.

 

Когда мы поравнялись, Джеймс посмотрел на меня, будто только что заметил, и подмигнул. На миг сердце споткнулось и понеслось галопом от внезапного глотка надежды, подаренного вампиром. Он верил, что все получится, и я невольно улыбнулась. Осмотр спальни не был простой формальностью — детективы действительно рассчитывали найти хоть какую-то зацепку. Я не стала их разуверять. А зачем? Чтобы справиться с потрясением, как-то перебороть его, нужно чем-то заняться и отвлечься. К тому же, это только на пользу дела. Вампиры прошли мимо, и меня обдало дуновением силы, исходящим от них, словно рябь на воде от брошенного камня. Я обернулась им вслед, но Джозеф поторопил меня, потянув за локоть.

 

Мы остановились перед обеденным залом. Ничего не говоря, вампир открыл дверь, и на нас хлынул ослепляющий электрический свет.

 

За столом сидел Джош, и вид у него был потерянный. Темные короткие волосы взъерошены от сна, клетчатая лиловая рубашка небрежно застегнута лишь до середины груди, и мятые черные джинсы. Одевался впопыхах. Закинув ногу на ногу, он охватил руками колено и слегка расширенными глазами смотрел поверх стола. Увидев нас, Джош прищурился и сжал губы в тонкую линию. У меня зашумело в голове — загремела его сила, полыхнул гнев, заставив хватать воздух ртом. Я убрала щиты, чтобы снова чувствовать его, но не ожидала такого горячего приема. Поток мыслей пронесся в сознании — он зрительно ощупывал меня, увидев кровь на одежде. Джош и не пытался скрыть волнения, даже подался вперед, привстал, чтобы рассмотреть меня с головы до ног. Я провела ладонью по майке, по засыхающей багровой корке на ткани и прерывисто выдохнула. Нет, я не ранена — Джош облегченно прикрыл веки и сел обратно на диван, потерев заспанное лицо.

 

Спешить закрываться щитами я не стала — мне нужны были эмоции вампиров, чтобы яснее воспроизвести общую картину. Я прошла к столу и окинула присутствующих взглядом. По комнате наворачивал круги Адам, скрестив руки на груди. Похоже, его оторвали от работы, сообщив последние новости — парень казался не на шутку встревоженным. От напряжения у него жилы на шее натянулись, сила его билась об меня, обо всех подобно порывам штормового ветра. Такого прежде не было, и от неожиданности сдавило грудь, стало нечем дышать. Опершись на край стола ладонью, я заморгала, разглядывая его сквозь всполохи воздуха. Синяя толстовка с капюшоном оттеняла голубизну выразительных глаз, снизу он был одет в широкие светлые джинсы и белые кроссовки. Адам угрюмо покосился на меня, и на его лице появилось выражение глубокой задумчивости. Он остановился и вскинул голову, посмотрев в упор. Я нахмурилась.

 

— Эта тварь не отслеживается по камерам. Извини, что не смог предотвратить…. — быстро и едва различимо заговорил он, но я остановила его, подняв руку.

 

— Не стоит, правда. Ты ни в чем не виноват, Адам.

 

Он хотел со мной поспорить, даже рот возмущенно открыл, но я отвернулась, поморщившись. В кресле у зашторенного окна расположился Стюарт. Я напоролась на его ауру, будто на ажурный пылающий занавес налетела, и медленно подняла глаза. Как всегда он выглядел бесподобно. На нем была изысканная рубашка — на этот раз шоколадно-коричневого цвета в сочетании с бежевыми вельветовыми брюками. Он смотрел на меня пристально, и по непроницаемому надменному лицу не получалось что-либо прочесть. Но сила его потекла ровным потоком по моим плечам, по рукам, покрывая кожу мурашками. Смутившись, я первая отвела глаза и отпрянула от стола. Джош поднялся с дивана и подошел ко мне. Я потянулась к нему и оказалась в крепких объятиях, таких родных и необходимых моей израненной душе. Джозеф припал спиной к закрытой двери и глядел на нас, задумчиво потирая подбородок.

 

— Мне необходимо видеть Райана, — сказала я, не отстраняясь от Джоша, и посмотрела на вампира. Голова закружилась, сердце забилось пойманной бабочкой, но я не могла понять — почему. Прижавшись щекой к груди Джоша, вдохнув его аромат, я ощутила дрожь в животе — приятную, сладостную, но не сексуальную. Здесь было что-то другое, не имеющее никакого отношения к плотским желаниям. Между нами никогда и мыслей подобных не проскакивало. Незаметно его сердце заколотилось о мою кожу сквозь ткань рубашки в унисон с моим сердцем, я покачнулась и запрокинула голову. Джош ласково перебирал пальцами мои волосы и смотрел мимо, словно ничего не почувствовал. Кулон полыхнул жаром, заиграл многогранным сиянием, будто тоже ощутил нечто родное. Неужели мы настолько крепко связаны, что даже пульс у нас один на двоих? Кто-нибудь объяснит, в чем дело?

 

Джозеф не шевельнулся, на миг почудилось, будто он и не слышал, что я сказала. Стюарт обратил на него свой взор, перестав барабанить пальцами по подлокотнику кресла.

 

— Я не могу отвести тебя в спальню к своему мастеру, — наконец, бесцветно изрек Джозеф. — Сейчас не лучший момент….

 

— А что говорит Кира? — перебила я, попытавшись выпутаться, но Джош сцепил пальцы на моих запястьях. Еще чуть-чуть, и это было бы больно.

 

— Она пока не решила, как быть.

 

— Ей доложили о случившемся?

 

— Разумеется.

 

Я с растерянным видом посмотрела на Джоша. Он склонил голову с тщательно контролируемым выражением лица, словно боялся выдать свои мысли. Меня это разозлило. Гнев ударил изнутри обжигающей волной, сжал плечи, руки, пролился до пальцев. Мне пришлось закрыть глаза, чтобы не вырвать с силой руки из его железной хватки и не врезать наотмашь. Что же это со мной такое? Нервы, наверное.

 

— Что мы здесь делаем? — чеканя слова, спросила я и открыла глаза.

 

— Коротаем ночь, — все тем же пустым голосом ответил Джозеф и сложил руки на груди, непринужденно и плавно. — К сожалению, сейчас мы бессильны. А тебе необходимо отдохнуть, Эшли. Мы подготовили комнату, где бы ты смогла выспаться, не волнуясь о вторжении темных сил.

 

— Она не выйдет из этой комнаты без сопровождения, — в тихом голосе Джоша послышалась угроза, как рычание хищника из непроглядных зарослей. Он выпрямился и посмотрел поверх моей головы на Джозефа.

 

— Нет, конечно, — согласился вампир. — И спать одна она тоже не будет.

 

— Интересное дело, — опешив, процедил Джош, и его взгляд переметнулся с лица Джозефа к моему. — А с кем же ты предлагаешь ее уложить?

 

— С тобой, — коротко бросил Стюарт, понизив голос. Мы обернулись и воззрились на вампира, но он остался холоден, непроницаем, только руки с подлокотников переложил на живот и сцепил пальцы. — Между вами некая связь, которая на пользу Эшли. Мы рассудили, что благодаря ей, вы оба быстрее восстановитесь. Последние события всех изрядно потрепали, что греха таить, а вас в особенности, — он многозначительно посмотрел мне в глаза, выдержав паузу. — Ваш сон мы обезопасим.

 

— Оставите охрану? — я сама услышала, насколько мои слова сквозили желчью.

 

Стюарт встал из кресла текучим, бескостным движением, будто его подняли за ниточки. Я выглянула из-за Джоша и вызверилась на него, моя ярость хлынула в вампира неуловимым порывом жара — Стюарт отвернулся и поморщился, как от пощечины.

 

— Мы приносим свои извинения, — смягчившись, сказал он и снова посмотрел на меня. Если я и задела его чувства, то он никак это не выказал. Прекрасное лицо без тени эмоций, безупречная маска, но в медово-зеленых глазах затаился левиафан, сдерживаемый лишь чувством такта. Если Стюарт позволил мне увидеть его, то наши дела паршивее некуда. — Никто не предполагал, что тварь нанесет следующий удар так скоро. От себя добавлю, что безгранично опечален случившимся с Вивиан и всем сердцем болею за нее. Селена быстро поставит целительницу на ноги, можете не сомневаться. Коул уже пришел в себя и скоро присоединится к нам.

 

— А вы, случаем, не надумали нами закусить? — с расстановкой произнес Джош, отстраняясь от меня. На поверхности его интонации плавала ирония, но под ней скрывались свирепость и негодование. Нужно хорошо знать Джоша, чтобы провести черту между насмешкой и искренним желанием влепить по морде. Когда он разжал пальцы и выпустил мои руки, я потерла затекшие запястья. Развернувшись, так чтобы все вампиры оказались в его поле зрения, он презрительно хмыкнул. — Заперли дверь, обступили нас, как хищники. Вас же распирает, тьма просится наружу! А где остальные? Расползлись по норам и ждут, когда вы нас прикончите?

 

— Сбавь обороты, — ледяным тоном бросил Стюарт, застыв посреди комнаты. Он был высок, крепко сложен, но смотрелся изящным монументом посреди миниатюрных предметов мебели. — Все мы здесь жертвы, все в одинаковом положении, и никому это не по нраву, но таков расклад.

 

— Я должна убедиться в том, что с Кирой все в порядке, — продолжала настаивать я.

 

— С ней все отлично, — уверил меня Джозеф с беспристрастным видом.

 

— Хочу лично удостовериться в этом. Вы обещали идти навстречу и помогать, но ставите палки в колеса. Что, если мы сегодня же уедем, и расхлебывайте это дерьмо сами!? Нам тоже досталось, и я имею полное право требовать аудиенции от вашего мастера! Насколько помню, вы дали слово Стэнли, что никто из нас не пострадает?!

 

— Ночь истончилась, — повернув голову, мягко сказал Стюарт. — Близится рассвет, и встречаться с Райаном и Кирой опасно.

 

— Это ты Вивиан и Коулу расскажи, — полыхнул гневом голос Джоша. Сила его заиграла на моей коже всполохами горячего ветра, поднимающими волоски. Он решительно двинулся на Стюарта, но я встала между ними, коснулась обоих ладонями, и меня прошибло током. От Джоша к Стюарту и обратно пронеслась искра силы, словно сквозь меня протянули тонкую нить, и она резала тело изнутри. Лед и пламя схлестнулись во мне, заполнили, как рука перчатку, кожа вспыхнула, будто ее подсветили свечой. Двум стихиям не хватало места, меня разрывало на куски. Я вскрикнула, и они разлетелись осколками силы — Джоша и Стюарта отбросило в стороны так, что оба попятились от меня. Часто дыша, я охватила себя руками и затрясла головой.

 

— НЕ СМЕЙТЕ БОЛЬШЕ ТАК ДЕЛАТЬ, — сквозь стиснутые зубы процедила я. Они стучали от страха, грозя расколоться. Мужчины замерли, глядя одинаково расширенными глазами. Не помню, как Джозеф и Адам оказались рядом — я стояла в окружении четырех мужчин, и все на меня ошеломленно таращились. Когда привкус силы рассеялся, и дыхание нормализовалось, они разошлись, нарочито изображая, будто минуту назад ничего не произошло. А я начинала бояться саму себя, и уже совершенно серьезно.

 

— Мы не можем отсиживаться здесь и бездействовать, — согласился Адам и посмотрел сначала на Стюарта, затем на Джозефа. — Это не наш метод, ребята.

 

Вампиры переглянулись, в воздухе повисло тяжелое красноречивое молчание. У меня под ложечкой засосало от вида их каменных лиц.

 

— Сегодня ночью тварь перешла на более калорийную пищу, — первым ожил и нарушил тишину Стюарт и провел рукой по волосам, зачесал пальцами назад шелковую шевелюру. — Не значит ли это, что он достаточно напитался и принял новую, более опасную форму?

 

— Ты имеешь в виду, не может ли он теперь существовать вне тела Райана? — спросил Джозеф и с текучей грацией льва направился к бару.

 

— Нет, — помотав головой, чуть слышно сказал я и облизала пересохшие губы. — Ему необходимо тело для дневного сна.

 

Джозеф остановился и посмотрел на меня.

 

— Он прошел через стену, и ты это видела. Что он выкинет следующей ночью?

 

— Может, мы поинтересуемся у Киры, как себя чувствовал Райан в момент нападения? — с нажимом спросила я. — Чем занимался?

 

— Я отведу тебя к Райану в том случае, если других вариантов не будет.

 

— У тебя назрел план? — хмыкнул Джош и спрятал руки в карманы джинсов. Накал тестостерона между ним и Стюартом схлынул, и стало легче дышать, но они избегали смотреть друг на друга.

 

— Мы не станем рисковать, — твердо сказал Джозеф, наливая в широкий стакан воду из графина. Не успела я глазом моргнуть, как он подошел и протянул его мне. Я взяла стакан дрожащей рукой и благодарно улыбнулась. Глядя на меня, вампир продолжил:— Никто из нас в одиночку перемещаться по склепу не будет. По крайней мере, до рассвета.

 

— Кира осталась с ним наедине, — напомнил Адам, опершись руками на стол.

 

Мне стало не по себе. Кира была отрезана от нас путаными коридорами, погруженными во мрак. Мы не могли высунуться из комнаты и нагрянуть к ней. Но, в тоже время, каждый из нас отлично понимал, что именно Кира оказалась в наибольшей опасности.

 

Джозеф смерил Адама долгим, ничего не выражающим взглядом, но парень понял. На его миловидном лице пролегла тень раздражения, охладила мягкие черты.

 

— Сидеть, ждать у моря погоды и не рыпаться, — вздохнул Адам и кивнул своим мыслям. — Гениальный план.

 

— Есть идеи получше? — хмыкнул Джозеф.

 

Адам насторожился и медленно повернул голову в сторону двери. Затаив дыхание, я услышала шаги, неторопливые и осторожные, а мгновением позже, в комнату вошел Том. У меня внутри что-то натянулось при виде него.

 

Приближаясь к дивану, Том провел небрежно пальцами по волосам. Выражение лица у него было утомленное, но из-под усталости проглядывала надменность. Это его парадно-выходная многослойная маска, и что действительно вампир скрывал под ней — тайна. Я не сводила с него глаз, стоя среди вампиров, ощущала вокруг себя белый шум. В висках стучали молоточки, напоминая о том, что следовало бы хоть немного поспать. Последние сутки выдались эмоциональными и тяжелыми во всех отношениях. Не успела я свыкнуться с мыслью, что Коул выбыл из строя по моей вине, как вслед за ним тварь отправила Вивиан. И снова не без моей «помощи». Примириться с тем, что Зло ведет в этой партии, я не могла; останавливаться, опустив руки — не могла. Ради Коула и Вивиан я поползу к твари на брюхе и отправлю его оттуда, откуда он имел неосторожность вылезти. Но сейчас я стояла перед Томом и боролась с охватившей меня жгучей яростью. Загустевший воздух дрожал от сдерживаемой энергии. Сначала мой взгляд скользнул по черной футболке Тома, надетой на выпуск — я отметила на ней пятна, влажно блеснувшие на темном фоне. Потом посмотрела на синие джинсы, но они оказались чистыми, и, наконец, на ботинки. Черные кожаные туфли, и безупречно чистые. Повертевшись у дивана, вампир вздохнул и плавно, по-кошачьи, опустился на мягкое сидение, издав томный звук. Я стиснула зубы, сдерживая новую волну гнева.

 

Том развалился по-свойски, раскинув руки на спинке, но вдруг ощутил мой взгляд. Его глаза потемнели, налились кровью, в зрачках вспыхнули алые огоньки. Лицо вампира разгладилось и стало похоже на восковую маску, в воздухе появились первые искорки его силы — защекотало кожу, словно руки облепили насекомые и порхали крылышками, усиками, перебирали многочисленными лапками. Я брезгливо потерла себя ладонями, будто это ощущение можно было стряхнуть. Том медленно приподнял голову и посмотрел на меня безжалостными глазами. Я поймала себя на том, что пячусь прочь, сжимая кулаки, но натолкнулась на Джоша. Он опустил ладони мне на плечи, заставив остановиться. Потребовалось все самообладание, чтобы не наброситься на Тома и не вцепиться ногтями в это совершенное лицо.

 

— Ты был у Вивиан? — ровно заговорить получилось только со второй попытки.

 

— Не надо так на меня смотреть, — тихо, почти нейтрально сказал Том. — Я здесь не причем.

 

— Она только тебе разрешала заходить в нашу спальню, — так же без эмоций проговорила я. Джош стиснул мои плечи, ощутив накал воздуха между мной и вампиром. Я понимала, что Том не мог быть монстром, напавшим на Вивиан и просочившимся сквозь стену. Но подстегивала сама мысль о дозволении рыжей ведьмы посещать нашу спальню. Он мог не являться тем злом, что мы искали, но в его возможностях войти к нам ночью и высосать всю кровь у обеих, по очереди, не торопясь и смакуя.

 

— Ты меня обвиняешь? — Том нахмурился, но секундой позже скривился и рывком подался вперед. Сложив руки на коленях, уставился на меня из-под занавеса черных волос.

 

— А разве я обвиняла?

 

— Ты ставишь мне в вину приглашение Вивиан в вашу комнату. Предъявляй ей претензии, а не мне.

 

— На нашу спальню не распространяются общепринятые законы нежити из соображений безопасности, войти мог любой вампир без исключения. Но только ты был рядом с ней за несколько часов до случившегося.

 

— Я здесь не причем, — повторил Том, и его голос сочился раздражением.

 

Я хотела подойти к вампиру, шевельнулась, но Джош сжал меня с силой, так, что стало больно. Он добился того, что я застыла, но не могла повернуться к нему. После глубоко вдоха и выдоха пришло короткое облегчение, словно Джош перенял мою нервозность, поделившись терпимостью.

 

— Тогда почему ты нервничаешь?

 

Из комнаты ушла вся жизнь, ни кто и ни что не двигалось, лишь тиканье настенных часов нарушало густую тишину. Все присутствующие обратили свои взоры на Тома. Я только сейчас вспомнила, что кроме нас троих кто-то еще здесь находился. Вампиры умеют замирать настолько, что совсем исчезают и сливаются с интерьером.

 

— Я не имею никакого отношения к нападению на Вивиан, — голос вампира прозвучал тихо, но внушительно.

 

Я уловила в нем нотку горечи и любопытно склонила голову. Том уставился в пол, перебирая пальцами, сцепленными в замок. Мне было необходимо видеть его глаза, чтобы заглянуть в душу, и он позволил — посмотрел в упор исподлобья. Нахлынуло чувство невыносимой тоски, таящейся в каменном сердце вампира. Неуверенность я никак не ожидала ощутить в Томе, а именно ее он испытывал сию секунду. Неуверенность в собственных силах, отчаянный голод по теплу отношений, ожидание быть брошенным, так или иначе. Неизбежная потеря чего-то неожиданно обретенного — ему было горько от мысли, что лучик света и надежды в лице Вивиан угаснет, а он не сможет этого предотвратить. Но даже если она поправится, то покинет склеп и вернется в Эгморр, а Том останется при своем бессмертном одиночестве. Одиночество…. Так вот, что его терзало! За четыре века он впервые встретил женщину, с которой без оглядки сбежал бы и разделил вечность. Откровение Тома меня потрясло, и это не могло ни отразиться на лице. Я заморгала, собираясь с духом, чтобы заговорить. На нас смотрели, будто чего-то ожидая, но все увиденное останется при мне. Это только наш с Томом секрет.

 

— Теперь верю, — кивнув, сказала я. Мой взгляд упал на его футболку. Том заметил и проделал то же самое — осмотрел себя. Оттянув ткань руками, он поморщился, и на лице промелькнула тень скорби.

 

— Тебя смущает мой вид? Я помогал Джеймсу и Хилари обыскивать вашу спальню.

 

— Ясно. Теперь мы все выяснили.

 

С моим последним словом что-то произошло — тишина сдавила виски, по спине скользнул липкий холодок. Повеяло гарью и сырой землей — свежей могилой. В темноте за дверью шевельнулось нечто злое, бескровное. Я прерывисто выдохнула.

 

— Оно грядет.

 

Вдруг воздух застыл, и все вокруг застыло. Я повертела головой, рассматривая неподвижных вампиров, похожих на искусно выполненные выставочные экспонаты. Ни капли жизни, только пустые оболочки. Свет моргнул — злая сила ударила в дверь, просочилась под нее дуновением прохлады. По полу стелился черный туман, смывал краски с лиц вампиров, высасывал из них жизнь. Мебель покрывалась синим налётом, будто пылью. Я прерывисто выдохнула и шагнула к Джошу, нас разделяло расстояние вытянутой руки, но он меня не видел. Когда он успел отстраниться? Его взгляд помутился, брови сошлись на переносице в легком недоумении. Я шагнула к Адаму, изучая его неподвижные черты, скользнула к Стюарту и коснулась его щеки — она была холодной на ощупь, какой-то неестественно твердой. Ахнув, я обернулась к Джозефу и попятилась, наткнувшись на остекленевший взгляд, подернутый синей дымкой. Том остался сидеть на диване, как восковая фигура, олицетворяющая глубочайшую задумчивость. От страха стянуло плечи, в животе сжался тугой ком, и больно было дышать.

 

На меня, как подброшенные в воздух карты, посыпались воспоминания. Завертелись монохромным калейдоскопом, я могла поймать любое из них, приблизить к лицу и рассмотреть. Зло отравляло их, обращало даже нейтральные в кошмары, причиняющие страдания. Пахнуло страхом, кольнуло под ребрами от чужой боли. Злая сила вновь ударила в дверь, и задрожали стены, качнулась люстра, и в тишине переливчатым звоном запели хрустальные подвески. Произошло сразу две вещи: я развернулась на резкий звук, и распахнулась дверь, ударившись о стену.

 

В комнату ворвался сине-черный туман бесшумным вихрем. Я стояла перед ним и смотрела, а под футболкой светился кулон. На миг стало нестерпимо страшно, но я проглотила крик и уставилась на бурлящую мглу, заполоняющую помещение. В ней прорисовывался уже знакомый силуэт. А воспоминания сыпались и сыпались, перед глазами мелькнуло одно из них — мерцающее, полыхающее черным пламенем. Поймав, я швырнула его под ноги призраку, и комнату озарил багровое сияние, прорезавшее синюю мглу. Зло замерло — его окружил огонь, пляшущие языки взлетали до потолка и покачивались, будто на ветру. Туман расступился, открыв вид на неожиданную картину: мужчина, привязанный к деревянному столбу цепями, пылал, бессвязно вопя в бескрайнюю пустоту ночного неба. Огонь взбирался по ногам, пожирая тело, обращая фантомную плоть в прах, комнату заполнил запах гари. Теперь ясно, почему он вился шлейфом за призраком — его сожгли заживо много столетий назад и погребли останки под каменной плитой, присыпали заговоренной почвой. Но спустя столько времени ему удалось выбраться. Как же он набрал необходимую для этого силу?

 

Я протянула руку, не осознавая, зачем это делаю, ощутила призрака холодным ветром на коже. Он внезапным движением разорвал цепи, сдерживающие его, и меня обдало дыханием силы. И смерти. Волосы отбросило назад, они взметнулись над головой — медленно и плавно. Призрак потянулся по линии моей ауры, как по нити в лабиринте. Потянулся ко мне. Я не собиралась отсекать его — распростерла руки, и мощь его рванула вперед, но налетела на щиты и отхлынула, как волна от скалы. Призрак издал бессвязный крик, и столько в нем было боли, всепоглощающей ярости, неутолимого голода, что у меня сердце пропустило удар и замерло.

 

Теперь я знала, чего он боялся — вновь сгореть заживо на костре, ощутить, как мясо слезает с костей, как они трескаются от жара. И я пошла сквозь воспоминания, будто сквозь паутину — нити, которые щекотали кожу, прилипали, но не останавливали. Оружие против твари, питающейся страхами — страх, как бы банально это не звучало. Во мне поднималась сила, и я не могла ее остановить. Она росла и росла, и, наконец, вылетела изо рта с визгом. Мои протянутые к призраку ладони полыхнули черным пламенем, я приблизилась настолько, что могла обнять его. Призрак оказался высоким, но худощавым, черные волосы пеной расплескались по плечам. Лицо тонкое с резкими чертами, и черные, как угли, глаза, в которых мерцали мириады далеких звезд. Я остановилась перед ним и схватила за лацканы бархатного сюртука, расшитого серебром. Призрачная ткань струилась между пальцами сухой водой и таяла — она плавилась от огня и сине-черными сгустками капала на пол. Лицо призрака исказилось от боли — он запрокинул голову, беззвучно вопя, и сила его потекла в меня. Кулон зарделся, наливаясь новой мощью — чужой. Зло задергалось, пытаясь освободиться, но я крепко его держала. Внезапно он обратился в дым, взметнулся плотным черным облаком и бросился к распахнутой двери во мрак. Я почти физически ощутила, как он пронесся по холлу и просочился сквозь стену. Содрогнулись своды склепа, запели, застонали каменные колонны, удерживающие их. В то же мгновение краски вернулись, тепло брызнуло по комнате — вампиры ожили и жадно вдохнули.

 

Я стояла и рассматривала свою дрожащую ладонь, миг назад извергающую черное пламя. Меня трясло так, что зубы стучали. Зал вращался и расплывался перед глазами, а их наполняли горячие слезы. Ко мне мелькнул Джош и охватил руками, развернул к себе лицом.

 

— Ничего себе! — вымолвил он, бережно убирая пряди волос с моего лба.

 

— Я не знала, что так умею, — сказала я и сглотнула сердце, трепещущее в горле.

 

— Я видел все, будто во сне, — рассеянно пробормотал Адам и, нервно хохотнув, потер лицо ладонями. — Весь липкий от пота, хотя даже думать был не в состоянии.

 

Оторвавшись от Джоша, я посмотрела на Джозефа. Лицо его оставалось пустым, но в глазах блестели мысли. Том метнулся к распахнутой двери, но застыл на пороге, не рискнув выглянуть. Стюарт смотрел на меня, и на его лице застыло такое выражение…. Вампиру в голову закралась мысль, которую я бы не одобрила, но он закрылся щитами, не дав поймать ее и прочесть. Он подумал о том, кем я могла бы быть на самом деле. Не уверена, что все еще хочу знать это.

 

— Я беру свои слова обратно, — сказал Джозеф и облизал губы. — С ним нужно разобраться сегодня, иначе завтра никто из нас не проснется.

 

Я коротко кивнула и уткнулась в грудь Джоша. Закрыв глаза, сосредоточилась на дыхании — вдох и выдох, вдох и выдох. Мы изловим эту тварь до рассвета, и гори все синим пламенем, простите за каламбур.

  • Любовь и подкова / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Показалось / Жемчужница / Легкое дыхание
  • Страстная женщина и её "аппарат". / Фаллоимитатор, многоскоростной. / Будимиров Дмитрий
  • Планета волшебников / Планета волшебников. / Бойков Владимир
  • Эльфийское / «Ночь на Ивана Купалу» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС. / Мааэринн
  • Знатная Жемчужина / Летний вернисаж 2018 / Художники Мастерской
  • Бой с нечистью / Проняев Валерий Сергеевич
  • А я для вас, и друг и враг! / Аккалиева Динара
  • Силы прожить этот миг / Одержимость / Фиал
  • Город слепых / С. Хорт
  • Не ломай свою жизнь / Проскурина Даша

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль