Глава 4

0.00
 
Глава 4

Вынырнув из омута беспамятства, Денни медленно приходил в себя. Он был настолько измотан и опустошен, что даже не нашел в себе силы сразу открыть глаза. Тупая пульсирующая боль в голове не давала собрать мысли в порядок. Всю спину и плечи слегка жгло и щипало, но ощущения были терпимые. На ноги давило что-то тяжелое, не давая пошевелиться затекшим конечностям.

«Что произошло? Неужели я снова потерял сознание? — Первые мысли хаотично блуждали в голове. — Последнее, что я помню — это странный сон, где были необычные животные, и они разговаривали со мной. Действительно странный сон. А потом? — Виски продолжало давить, в голове гремела маленькая кузница. — Потом я очнулся на площади. Помню толпу, испуганные лица и… дракона. Дракон!»

Денни рывком поднялся в кровати и сразу пожалел об этом. Спину обожгло, будто хлыстом стегнуло от резкого движения. Глаза резало от яркого света, который заливал всю комнату, где находился юноша. Чьи-то сильные руки попытались уложить его обратно.

— Какой прыткий, — прозвучал знакомый голос. — В себя еще не пришел, уже норовит сбежать.

Денни не сразу узнал голос старого волхва. На лоб легла рука старика, по всему телу прокатилась легкая теплая волна. Сразу стало легче, но усталость не исчезла.

— Жар, наконец-то, прошел. Он довольно быстро поправляется. От силы пару дней постельного режима и снова будет белок по лесу гонять.

— Спасибо, Кален, дружище. Надеюсь, тебя не затруднит последить за ним эти дни?

— Это моя работа, — усмехнулся волхв.

— Дедушка? — Денни не узнал свой охрипший голос.

Как только зрение привыкло к солнечному свету, юноша смог разглядеть склонившегося над ним старика. В ярко-голубых глазах Магнуса читалось беспокойство за своего непутевого внука, но лицо оставалось спокойным. Денни попытался аккуратно приподняться, и если бы не вовремя подхватившие его руки, эта попытка была бы обречена на провал.

То, что увидел Денни перед собой, и было причиной тяжести поверх его затекших ног. На его кровати среди шкур лежал небольшой дракон, уставившийся на юношу своими ярко янтарными глазами с вертикальными зрачками. Тот самый дракон, который поверг в оцепенение всю деревню, и которого видел на площади Денни. Первым возникшим ощущением был совсем не страх, а скорее удивление смешанное с недоумением. Дракон. Почему то лежит на нем, свернувшись клубком, как какая-то домашняя кошка. Существо из историй и сказок. И никто из находящихся здесь в комнате — ни его дедушка, ни старый волхв, не удивлен этому, словно так и должно быть.

Дракон внимательно наблюдал за любым движением Денни. Он был размером с охотничьего пса, может чуть крупнее. Его шкура обладала ярким красным цветом, а те места, куда падал солнечный свет, переливались ослепляющим блеском, словно каждая чешуйка была пришита к телу золотой нитью. Голову увенчивала пара кривых рогов, которые только начали закручиваться спирально по всей длине. Под каждым рогом чуть ниже виднелся еще один, но поменьше размерами. Небольшие вертикальные наросты, начинавшиеся между рогов, переходили в настоящий костяной гребень вдоль всей спины и заканчивались на хвосте. На лапах громоздились массивные, слегка загнутые когти. Грудь существа, закованная в мощные пластины, медленно поднималась и опускалась. Денни не чувствовал никакой угрозы или опасности со стороны дракона, а тот все так же спокойно продолжал смотреть на юношу своими янтарными глазами.

— Денни, как ты? — Голос дедушки, как вспышка в темноте, пронзил сознание юноши. Любуясь легендарным созданием, он совсем забыл, что в комнате еще кто-то находится. Медленно, будто во сне, Денни повернулся на голос.

— Странно… Такое необычное чувство, — тихо проговорил он. — Как будто я уже давно знаю его.

Юноша медленно вытянул перед собой руку. Дракон на мгновенье уставился на нее, а потом уткнулся мордой в раскрытую ладонь. Чешуя была гладкая и твердая на ощупь. Жар, исходивший от существа, почти обжигал ладонь. От прикосновения у Денни по всему телу прокатилась теплая волна, по спине и рукам побежали мурашки.

— Это конечно все… трогательно, но, похоже, никто в этой комнате не осознает, во что нас втянул этот мальчишка, — застоявшуюся тишину разрезал властный голос.

Денни обернулся. В углу комнаты, облокотившись на косяк спиной и скрестив руки, стоял Рагнар — правая рука вождя, Старший Следопыт деревни Делль и отец его лучшего друга. Это был крепко сложенный, широкоплечий мужчина высокого роста. Его короткую бороду и длинные волосы, схваченные сзади простым кожаным шнурком, уже местами проредила седина. Прямой нос правильной формы и волевой подбородок нашли свое отражение в его сыне, а глубоко посаженные глаза излучали спокойствие и уверенность.

От Рагнара по комнате расходился запах сырой листвы и хвои. Похоже, он только что вернулся из леса. Подтверждением тому был охотничий костюм с кожаной курткой и высокими сапогами до середины голени, на которых еще осталась грязь вперемешку с хвоей и листьями. Из-за плеч виднелся почти пустой колчан с несколькими стрелами.

Юноша с недоумением уставился на охотника — дядюшка Рагнар, который знает Денни с самого детства — тот, кто считал мальчика своим вторым сыном — подозревает юношу в чем-то и говорит, что из-за него, Денни, у всех будут неприятности. У кого всех? И что он такого натворил? Чем провинился? Неужели это все из-за дракона? Но Денни даже не знает, откуда он взялся.

— Дядя Рагнар, о чем Вы? И где Хартвин? Он прошел Обряд?

— А этот вопрос нам с тобой еще предстоит обсудить! Вы совсем обезумели? Ладно, мой упрямый сын, но ты-то мог сказать о его выборе перед Обрядом?! А если бы он...

— Рагнар, не сейчас! — резко отсёк Магнус. Охотник насупился, но промолчал. — А ты ложись отдыхать, — это уже предназначалось внуку. — Тебе нужно поправляться, а наш уважаемый целитель тебе в этом поможет. Верно, дружище?

— Можешь быть спокоен за своего потомка, — махнул рукой старый волхв.

— Но… — попытался возразить Денни.

— И даже слышать ничего не хочу! — отрезал дедушка. — С Хартвином все хорошо. Он успешно прошел Обряд и очнулся один из первых. Он хотел тебя навестить, но ты пока еще слаб для гостей. Поэтому отсыпайся, а мы с бабушкой еще вечером заглянем. Она как раз сейчас варит твой любимый луковый суп.

С этими словами он подошел к кровати Денни и ласково потрепал его по голове, взъерошив и так непослушные волосы. После, мужчина направился к двери, остановившись возле охотника, и положил руку ему на плечо. В ответ Рагнар пристально посмотрел в ярко-голубые глаза дедушки, и они молча вышли. Дверь бесшумно захлопнулась за их спинами. В комнате снова образовалась неловкая тишина.

Первым решился ее нарушить старый волхв. Он вышел из комнаты через второй проем, который юноша даже не сразу приметил. Пока его не было, Денни решил осмотреться.

Он находился в доме целителя. Денни бывал тут пару раз, но не в этой комнате. Она, похоже, отводилась для больных, за которыми требовался более тщательный и пристальный уход. Кровать Денни стояла спинкой к стене, с обеих сторон оставалось достаточно места, чтоб могло одновременно подойти несколько человек. Справа находилось окно, куда упорно пробивался яркий солнечный свет. Он с избытком заливал всю комнату, не оставляя шансов даже небольшому кусочку тени.

Прямо перед кроватью, на незначительном расстоянии у стены стоял широкий стол. На нем были раскиданы листы пергамента, что считалось большой редкостью в здешних краях. Некоторые из них были исписаны неизвестными юноше рунами, но большинство оставалось чистыми. Так же там была чернильница, рядом с которой расположилась подставка с разными по цвету и длине перьями. Несколько книг в жестких кожаных переплетах с заклепанными тонким металлом углами громоздились на краю. Неподалеку от стола распологалась дверь, через которую вышли Рагнар и дедушка.

Слева от кровати находился массивный дубовый шкаф с полками. На каждой из них расположилось множество загадочных банок. Некоторые содержали мутную жижу, в которой были видны странные очертания необъяснимых объектов. В других внутри цветной жидкости плавали необычайные по форме цветы. Среди них Денни узнал тот самый черный цветок, чей нектар из банки был добавлен в его сосуд во время Обряда Пробуждения. Были и банки, которые доверху забитые частями тел разных животных: среди них виднелись черные крылья мелких кровососов-летяг, задние лапки костяных жаб и куча других мерзких и гадких конечностей. Одна банка даже была полностью наполнена чьими-то глазами. У юноши возникло чувство, что они за ним наблюдают. Его передернуло. Всю эту жуткую коллекцию разбавляли чучела неизвестных животных. За все проведенное в лесу время Денни никогда не видел ничего подобного.

Справа от стеллажа в проеме, который вел в другую комнату, образовалась слегка сгорбленная фигура волхва. За ним неслышимой тенью следовал серый пушистый кот. Замерев в проходе, он сладко потянулся, после чего махнул хвостом и оказался на столе. Его зеленные глаза с любопытством взирали на красного непрошеного гостя на кровати Денни, который посмел рискнуть и оказаться во владениях усатого хозяина. Дракон, кажется, тоже заинтересовался четвероногим созданием. Он спрыгнул со шкур, наконец-то, освободив ноги юноши от тяжести, и замер, не решаясь подойти ближе к столу, где важно восседал кот.

Старик разложил на столе принесенные с собой различные склянки и пузырьки необычных форм и размеров, в которых находились цветные порошки и жидкости. В руках у него оказалась маленькая ступка из какого-то неизвестно белого дерева. Волхв по очереди откупоривал принесенные с собой бутылочки и быстрыми движениями выливал содержимое в ступку. Какие-то склянки опустошались полностью, из каких-то требовалось только капля жидкости или щепотка порошка. Со стороны могло показаться, что старый волхв добавляет все, что ему попадется под руку, в хаотичном порядке, но только сам Кален Якш представлял, как опасно могут измениться свойства содержимого, если нарушить строгую последовательность или незначительно перестараться с дозой ингредиентов. Свои навыки он отрабатывал десятками лет и до сих пор считал, что способен на ошибку.

После того, как открылась последняя бутылочка, целитель стал тщательно перемешивать образовавшееся содержимое. Завершающим этапом была установка ступки над горелкой на железные ножки белой чашки. Денни, внимательно наблюдавший за всеми манипуляциями волхва, искренне удивился тому, что деревянная посуда не горела. Язычок огня игриво лизал дно ступки, но никаких следов на поверхности не оставлял. Комнату медленно наполнял терпкий запах трав.

Пока варево в белой чашке закипало, волхв снова вышел из комнаты. На этот раз он вернулся с большим плоским предметом, завернутым в ткань. Установив его на стол, старик откинул полотно, обнажив простое зеркало, после чего помог Денни подняться и подойти к столу.

Затекшие ноги отказывались слушаться, все тело наполняло свинцовая тяжесть. Пошатываясь и из-за всех сил стараясь не упасть, Денни взглянул на себя в зеркало. На него смотрел парень с коротко остриженными прямыми волосами, такого же черного цвета, как и у его отца. Слегка смуглое лицо с аккуратным прямым носом сейчас отливало нездоровой бледностью. Под темно голубыми глазами виднелись мешки. Никаких существенных травм или ран юноша на себе не обнаружил, кроме того, что все плечи и грудь были замотаны бинтами.

— Дедушка Кален, что со мной? Я ранен? — где то в глубине появилось почти незаметное чувство паники. Что случилось? Неужели на него напал этот дракон?

— Не говори глупостей, Денни, — отмахнулся старик. — Сейчас поменяю тебе бинты, и сам все увидишь. Потом будешь еще перед девчонками хвастаться, как петух перед курицами.

Рассмеявшись своим же словам, старый целитель принялся аккуратно разматывать ткань. Голову закружило от запаха, который исходил от белой чашки с булькающим варевом. Как только последний лоскут упал на пол, Денни предстало в зеркале его тело, но теперь оно не было таким как прежде. Плечи и нижнюю часть шеи, затрагивая местами грудь, покрывали узоры татуировки. Тонкие и толстые линии переплетались между собой в причудливую вязь узоров. Общий рисунок с плеч и шеи уходил за спину. Денни попытался изогнуться, чтобы все рассмотреть в зеркало. Это потребовало от него неимоверных усилий — шатаясь, он чуть не упал, спину и шею снова начало щипать и жечь. На спине татуировка продолжалась: узор из линий образовал рисунок, который напоминал огромные крылья, вдоль позвоночника линии превращались в подобие хребта или хвоста.

Денни аккуратно прикоснулся к узорам на плече. Кожу обожгло от прикосновения, все линии были вздутые как рубцы, вокруг виднелись покраснения.

— Ты не переживай, — услышал он успокаивающий голос волхва. — Это пока они свежие — будут болеть. А потом даже забывать будешь, что они есть. Но первое время все нужно обрабатывать.

С этими словами старик снял с огня белую ступку с булькающей жижей и невозмутимо окунул туда руку. Даже не подождав, чтобы густое темно-зеленое варево остыло, волхв сразу нанес его на спину и руки юноши, туда, где теперь находились татуировки. Денни готов был вскрикнуть, ожидая ужасной боли от ожога, но прикосновение было ледяным, словно к его спине прислонили первый снег. Необычная мазь нежно обволакивала кожу, охлаждая и успокаивая жжение. Боль медленно отступала, и юноша почувствовал себя немного лучше.

Вспышка боли в голове уничтожила все мысли. Слева от стола на несколько секунд вспыхнуло пламя. В глазах все помутнело, Денни почувствовал, что ноги его больше не держат. Обмякшее тело успел подхватить Кален Якш. Как ему помогли добраться до кровати и сесть — юноша не помнил.

— Совсем не вовремя он это сделал, ты еще очень слаб для такого, — бормотал себе под нос старик. — Возьми, пожуй это.

С этими словами волхв вложил в рот юноши что-то, что пахло мокрой землей. На вкус это что-то оказалось очень горьким. Денни инстинктивно попытался выплюнуть мерзость, но старик зажал ему рот рукой. Пришлось дожевывать и проглатывать. Голова стала медленно проясняться, боль отступала.

На колени запрыгнул кот, еще один уселся напротив и нагло уставился на юношу своими зелеными глазами. Как только стало полегче, Денни бегло осмотрел комнату — красного дракона нигде не было видно. Голова почти перестала болеть, и Денни решил, что, наконец-то, настало время прояснить всю ситуацию, происходящую с ним.

— Дедушка Кален, не знаете, куда делся дракон? И откуда он вообще взялся?

— Отчего же? Знаю, — весело отозвался старик. Он хлопотал у стола, снова что-то смешивая и размалывая в ступке. — Дракон твой… сейчас сидит на тебе.

Денни ошарашено посмотрел себе на колени, на мохнатое существо, которое свернулось клубком и уже мерно посапывало. Обычный кот, может чуть крупнее среднего. Четыре лапы, уши, усы, хвост. Шерсть медно-рыжая, почти красная, на свету местами отливала золотом. Но самое странное было на голове: пару маленьких рожек, чуть закрученных. В то время, пока Денни во все глаза рассматривал необычное создание, кот перевернулся на спину и сладко потянулся.

— Но...

— Но как такое возможно? — опередил его волхв. — Все очень просто. Ты эспер, Денни, а это твой стиммунг. И довольно способный стиммунг, судя по тому, что он у тебя уже умеет. Подумать только с какой легкостью он смог перевоплотиться, даже не смотря на то, в каком нестабильном состоянии ты сейчас находишься.

Кален Якш присел на край кровати рядом с юношей, в руках у него была все та же белая ступка, но на этот раз запах от нее исходил другой, еле уловимый, чем-то похожий на куриный бульон. По пустому выражению лица Денни он понял, что большая часть сказанного им пока осталась за гранью понимания юноши. Может на нем так сказывается болезненное состояние?

Старик глубоко вздохнул и передал чашку юноше.

— Понимаешь, Денни, — начал он, — весь наш мир буквально прошит насквозь незримыми духовными нитями, через них бегут и струятся потоки Силы. У кого-то хватает способностей видеть и ощущать эти связи, еще меньше тех, кто умеет использовать и творить с их помощью. Всему этому есть кучу названий, но более привычное для нас — это Волшебство или Магия. Но для магии всегда требуется душа предмета. Неважно какого! Духовный стержень есть у всего, будь то камень, цветок или даже огонь. Те, кто свободно владеет магией, несут большую ответственность, так как их умения во много раз превосходят возможности обычного человека. Множество людей это опьяняет, захватывает их разум, отравляет душу, сводит с ума. В погоне за абсолютной силой или бессмертием многие исчезают, погибают и, что самое страшное, теряют души. От них остается только тело, пустая оболочка, а под ней живет уже не человек… Равновесие Силы — очень хрупкая вещь в нашем мире, а алчные и жадные до могущества люди могут легко нарушить этот баланс, склонив чашу весов в свою сторону.

В комнате стояла гробовая тишина. В полосках света, ярко сверкая, опадали частички пыли.

— Значит… Ваше целительство — это всё магия? И Вы видите души, чтобы использовать их? А призраков Вы тоже видите? Их души тоже используются для целительства? А этому легко научиться? И что вообще для этого требуется? А как же...

— Ну-ну, юнец, не все сразу! — волхву с большим усилием удалось остановить прорвавшийся поток вопросов. — Да, мое целительство — это магия, но не всегда. Нет, я не использую призраков для врачевания. Это темная магия и почти везде она запрещена! Магия имеет огромное количество нюансов и у каждого человека она своя, каждый чувствует Потоки Душ по своему. Я не смогу научить тебя тому, что умею сам. Это не твой выбор души и Обряд это уже доказал. Ты эспер, Денни, и я уверен, в скором времени ты сможешь овладеть силой, но это произойдет не здесь и не сегодня.

— Эспер, — повторил слова старика Денни. — Вы до сих пор так и не рассказали, кто это? Кто теперь я такой?

По комнате медленно расплывался запах куриного бульона. Запах был настолько дурманящим, что сразу проснулось чувство голода. Только теперь Денни осознал, насколько он на самом деле проголодался. Первый глоток был быстрым, что повлекло за собой обожженное нёбо и горло, но результат стоил того. Юноша чувствовал, как вниз к животу скатилась приятно обжигающая волна. Волхв, сидящий рядом, довольно ухмыльнулся.

— Как я уже говорил, — продолжил Кален Якш, — есть люди, которые не осознают, что они живут в потоке магии, и есть те, кто прекрасно это чувствует и умеет этим пользоваться. Но так же есть еще один тип людей. Те, чьи возможности, зачастую, намного выше всех предыдущих вместе взятых. Их собственный запас души настолько велик, что для этого недостаточно одного тела. Поэтому часть души преобразуется в дополнительную форму, выходя за рамки физической оболочки. Проще говоря часть души становится еще одним живым существом. Именно этих существ и называют стиммунгами, а их хозяев — эсперами.

Денни посмотрел себе на колени, где растекся довольный мурлыкающий кот. Неожиданно волхв крепко и до боли схватил юношу за руку. В его глазах читался страх. Таким целителя Денни никогда не видел. Его голос упал до заговорщицкого тона: старик словно опасался, что их кто-то может услышать.

— Береги свою душу, Денни! Ты не представляешь, насколько она ценная, и насколько уникальный стиммунг тебе достался. Научитесь защищать себя! Пока ты здесь — деревня не будет в безопасности.

С этими словами волхв резко встал, и, игнорируя любые вопросы юноши, быстро скрылся в другой комнате. Денни остался наедине со своими мыслями, которые роились, будто пчелы, в его голове. Кажется, с каждой секундой их становилось все больше и больше, при этом одна мысль порождала другу, более ужасную или бессмысленную. Юноша уставился в одну точку и механически поглаживал мурлыкающего кота у себя на коленях, пытаясь привести жужжащий рой в голове в порядок.

По словам старика, деревня из-за него была в опасности. Похоже, это же и имел в виду дядюшка Рагнар. Но кто им угрожает? Сколько Денни себя помнил, им всегда удавалось противостоять любой опасности извне, будь то лесные звери, завистливые соседи или лесные разбойники. Или в этот раз враг настолько могуществен, что дать отпор не получится? И что значат странные слова старика на счет его души? На него вылили столько информации, погрузив в пучину неизвестности еще больше, и никто не может помочь ему с этим разобраться, никто не хочет отвечать на его вопросы.

В голове снова начала пульсировать боль. Денни застонал, обхватив голову руками. Кот от неожиданности свалился на пол, мягко приземлившись на четыре лапы. В голове возник образ того, о чем юноша так никому и не рассказал: ужасный черный пес с лохмотьями прогнившей кожи. Может именно он угрожает жителям деревни, охотясь на Денни? Но тогда кто его послал? И зачем? Так много вопросов, и почти ни одного ответа. Голова идет кругом от всего этого.

В комнату вошел Кален Якш, лицо не выражало никаких эмоций. Резким движением руки он пресек назревающие вопросы юноши.

— Я знаю, тебе сейчас многое непонятно, но поверь, мой мальчик, неведение — это пока меньшее из зол для тебя. А теперь ответь, ты когда-нибудь слышал об Академии? Нет? Я так и думал. Слушай меня внимательно, Денни. Слушай и запоминай. На юго-западе, между Рэгнаном и Каменной Степью находиться страна, которую на картах ты не найдешь. Уже несколько столетий там существует Академия — место, которое вбирает в свои стены молодых, амбициозных, талантливых и жаждущих приключений, а выпускает специально обученных героев. Я вижу, как загорелись твои глаза. Да, такое место действительно существует и оно может помочь тебе стать сильнее, научить защищать то, что тебе дорого.

Старик ласково улыбнулся. Вокруг его глаз собрались мириады морщинок.

— Но не думай, что там так легко оказаться. Каждый поступивший становится частью Академии и навсегда остается связан с ней. Отбор очень суров и жесток. Прежде чем стать студентом, тебе потребуется сдать экзамены. Первый из них — найти ту самую страну, чтобы попасть в Академию. Увы, но сказать, где конкретно она находится — я не могу, — волхв виновато развел руками. — И тебе понадобится вот это.

В руках у него возник холщовый сверток. Ткань опала и на свет появилось кольцо. Внешне оно ничем не выделялось — обычный перстень из серебра. Внутри виднелись какие-то руны. Когда на них падал луч света, они словно извергали из себя отблески огня, все их линии наливались красным. Но самым прекрасным в этом кольце был камень: красный рубин, играющий на гранях пламенем. Волхв бережно передал кольцо Денни, пожирающего его глазами. Юноша вскрикнул, как только прикоснулся к перстню, чуть не выронив его. На пальце образовалась алая капля крови. Денни машинально засунул его в рот, сразу ощутив солоновато медный привкус.

Капля крови осталась и на кольце, но спустя долю секунды металл жадно впитал ее. В сердцевине чистого рубина образовалась маленькая мутная сфера. Денни и глазом не успел моргнуть, как эта сфера внутри камня взорвалась, а сам рубин с громким хлопком треснул пополам.

— Я… я не… не виноват!

— Все в порядке, успокойся, — Кален Якш ободряюще положил руку на плечо юноши. — Это кольцо выдается каждому окончившему Академию. Если выпускник за свою жизнь повстречает способного и талантливого человека, который, по его мнению, способен стать героем, он может отдать ему свое кольцо. Но одного желание выбранного или решения выбирающего не достаточно. Кольцо само должно решить, достоин ли ты стать частью Академии. Оно же будет служить пропуском в страну и возможностью заявить свое желание и права на поступление...

— Но что если кто-то, зная об этом кольце, решит его украсть или отобрать у владельца? — перебил на полуслове Денни. — Что тогда? Этот человек тоже сможет поступить в Академию?

— Хороший вопрос, — довольно крякнул волхв, ничуть не обидевшись, что его так нагло прервали. — Если кто-то другой возьмет в руки кольцо, которое уже сделало выбор, то оно просто рассыплется пылью… или взорвется, или превратится в ядовитого монстра. Я не знаю, с каждым кольцом бывает по-разному, но результат один: вор просто не сможет им воспользоваться, но и выбранный человек тоже потеряет это право. Поэтому бережно храни его у себя.

Денни с трепетным благоговением любовался ценным предметом в его руках. Спустя мгновения перстень с треснутым рубином уже красовался у него на пальце.

— Но откуда он у Вас? Или… — от осознанного глаза юноши расширились так, что он стал похож на сову. — Вы выпускник Академии?

— Ну… да, — как-то замялся Кален Якш, отводя глаза в сторону. — Было времечко когда-то… Только не начинай задавать кучу вопросов! — осадил он на месте юношу, как только у того начал открываться рот. Денни насупился. Почему никто не хочет отвечать на его вопросы?

Судя по медленно угасающему свету, за окном наступал вечер. Чучела необычных животных в шкафу неторопливо погружались в темноту, словно прячась за ней. В играх с тенью они становились еще более странными и необъяснимыми. В руку уткнулась мохнатая голова с маленькими рожками. По телу прокатилась теплая волна. Казалось только это существо и способно понять все чувства, обуревающие Денни. Ведь оно — часть его души.

— Камень в перстне лопнул, кольцо решило, что ты, достоин Академии, — разорвал тишину голос волхва. — Теперь выбор только за тобой. И тут я тебе не завидую, парень.

Он встал и направился к выходу из комнаты. В дверях Кален Якш обернулся: юноша сидел, уронив подбородок на грудь. Сейчас у него внутри происходила сложная борьба, которая изменит всю его жизнь. И, возможно, счастливых и беззаботных дней у него осталось уже не так много.

— Тебе нужно сделать выбор, — повторился старик. Денни растерянно взглянул на него пустыми глазами. — Ты решил стать героем. Герою всегда приходиться принимать сложные решения, особенно когда нужно защитить своих родных и близких. Такие выборы становятся частью их жизни. И становятся их проклятием… И последнее, Денни. Поступить в Академию можно до первых дней осени.

С этими словами Кален Якш вышел из комнаты, в душе проклиная себя. Он оставил за собой бедного юношу наедине со своими мыслями и с тяжелым выбором на сердце.

***

Как только дверь дома целителя за ними закрылась, Рагнар сразу накинулся на своего старого друга.

— Магнус, что за шутки? Ты не сможешь оберегать его вечно! Особенно после того, как он стал эспером.

Дедушка Денни глубоко вдохнул, прислонившись спиной к стене дома.

— Ты прав, дружище. Ты совершенно прав. Я не смогу всегда защищать его. Но я хочу, чтоб он узнал обо всем как можно позже. Он еще слаб, только придя в себя после Обряда, и еще не научился управлять своими силами.

— Ты же знаешь, что это не сможет послужить оправданием на сегодняшнем собрании Совета, — Рагнар с презрением сплюнул. — Будь проклят этот Ормул! Всю деревню, конечно, обеспокоил дракон твоего внука, но, может быть, со временем люди свыклись бы с таким соседством, если бы не эта мерзкая двуличная тварь! И, к сожалению, для нас, он имеет власть на Совете. Ормул явно будет подбивать народ на изгнание Денни, а к его ядовитым словам прислушиваются многие.

Магнус устало прикрыл глаза. Все, что только что сказал Рагнар — чистая правда. И глупо надеяться, что все уладится само собой. Только не когда за это взялся Ормул, будь он не ладен. Из-за его ненависти к Магнусу и ко всей его семье можно ожидать любого подлого удара в спину. Но изгнать своего родного внука, из-за того, что тот призвал стиммунга, он не позволит. Особенно когда неподалеку от деревни шастают эти твари…

Словно прочитав его мысли, Старший следопыт бросил на него быстрый взгляд.

— Магнус, вокруг Делля сгущаются тучи. Ты и сам это прекрасно видишь. И меньше всего я хочу думать, что это из-за Денни. Ты знаешь, его отец мне как брат, вся ваша семья для меня как родная. Я тоже переживаю за него, Магнус. И меня особенно беспокоят Сумеречные Ищейки, которые неожиданно появились в окрестностях и в лесу. Я никогда не думал, что их может занести так далеко на Север. И тварей явно несколько… Такое просто невозможно!

Последнюю фразу в порыве чувств Рагнар почти прокричал, но вовремя спохватился. Убедившись, что безопасно говорить дальше, он продолжил.

— Об этом пока не знает ни Совет, ни вождь. Вчера я попытался уладить эту проблему со своими ребятами, без лишнего шума. Одну тварь мы выследили и завалили, но я потерял Ивара и Ларса. Двоих, Магнус, за одну тварь! Их семьи пока не знают, но так долго продолжаться не может. Лес вокруг всегда был опасен, но что будет, когда эти зверюги наберутся смелости и появятся возле наших ворот? Пока что они нам не по зубам. И оставлять Совет в неведении я не могу и не хочу. Извини меня, Магнус.

— Все в порядке, Рагнар, я тебя понимаю. Дела действительно хуже, чем я думал. Значит у нас остается два варианта: либо убедить Совет не изгонять Денни, либо… подготовить его ко взрослой жизни, но уже не в стенах этой деревни.

Эти слова дались Магнусу с трудом. Он не думал, что все это так быстро произойдет. Время играло против него.

— Сегодня тебе стоит все рассказать Совету. Деревня должна быть в курсе происходящего, а жители быть начеку, когда охотятся в лесу или находятся за пределами деревни. И еще кое-что, Рагнар, — Магнус положил руку на плечо следопыту. — Я надеюсь на твою поддержку сегодня.

— Эти слова лишние, ты же знаешь! — отозвался Рагнар. — Но сегодня вечером будет жарко.

  • Kartusha. Город, которого нет / Машина времени - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чепурной Сергей
  • Письмо к УУ от 10 января 1799 года / Карибские записи Аарона Томаса, офицера флота Его Королевского Величества, за 1798-1799 года / Радецкая Станислава
  • Свиньин Игорь - За той горой... / Много драконов хороших и разных… - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Зауэр Ирина
  • По следам полуночного вальса / Стиходромные этюды / Kartusha
  • Как вариант / Злая Ведьма
  • ЗАВИСТЬ / Хорошавин Андрей
  • Семимильными шагами / Из души / Лешуков Александр
  • Via sacra / Рид Артур
  • №1 Баллада о мангупском мальчике. / Эпический - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Моргенштерн Иоганн Павлович
  • Отзыв Ольги Ворон / «ОКЕАН НЕОБЫЧАЙНОГО – 2016» - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Берман Евгений
  • Афоризм 532. Бесконфликтность. / Фурсин Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль