Глава 3

0.00
 
Глава 3

Старик Кален Якш уже третий час бродил по утреннему лесу. Волхв деревни был полностью погружен в поиски последнего ингредиента. Вот уже на протяжении многих десятков лет в день Обряда Пробуждения он уходил в зеленую чащу на поиски редкого цветка. Все приготовления к ритуалу были закончены еще месяц назад, и не хватало лишь финального компонента, без которого Обряд попросту невозможен. Осторожно передвигаясь по чаще леса, старик сосредоточенно высматривал в гуще травы и переплетении листьев любой намек на крошечный цветок с семью бархатными лепестками черного цвета и ярко-оранжевой сердцевиной. Цветет такой цветок только один раз в год, на следующий день после солнечного равноденствия, а до этого момента растение магическим образом прячется среди обилия лесных трав. Словно не желает, чтоб кто-нибудь нашел его раньше времени. Правда отнюдь не эта неестественная скрытность делает добычу редкого цветка столь сложной. Кален Якш знал секрет, и ему стоило поторопиться, ведь Лакриму можно собрать только в течение нескольких часов после рассвета. Если не успеть сорвать её вовремя, то цветок увядает за несколько секунд, теряя все свои магические свойства. Погибнув, Лакрима никогда не прорастает в том же месте снова.

Подул легкий летний ветерок, и сапин деревни Делль почувствовал сладкий медовый аромат, который ярко выделялся среди прочих лесных запахов. Это его обнадежило. Двинувшись в сторону источника аромата, он вышел на маленькую лесную опушку, в центре которой величественно произрастал могучий размашистый дуб. Вся полянка была залита изумрудным полумраком, а в радиусе нескольких метров ни одно деревце не решилось произрасти вблизи гордого и одинокого гиганта. Запах здесь усиливался. Кален Якш улыбнулся: наконец-то он нашел то, что так долго сегодня искал.

Под выступающими из земли корнями дуба ютился небольшой цветок черного цвета. Именно от этой крохи над всей поляной витал сладко-тошнотворный аромат. Подойдя ближе и присев возле растения, сапин Кален начал приготовления. Он закатал рукава, достал чашку со странной мазью мятного цвета и небольшую стеклянную банку с плотной крышкой, не пропускающей влагу.

— Какое необычное место ты выбрала, — одобрительно заметил волхв, обращаясь к Лакриме. — И покровитель у тебя что надо.

Старик снова улыбнулся, посмотрев наверх, на широкие размашистые ветви дуба. Собравшись с силами, он положил цветок на ладонь, не срывая его. Из огненно оранжевой сердцевины цветка начали катиться капли медового цвета. Попадая на ладони волхва, они продолжали свой путь, соскальзывая по руке и капая вниз. После янтарных капельна коже оставались глубокие бороздки с ожогами. «Кламабант Драго, что в переводе значит «плачь дракона», — вспомнил Кален Якш. — Именно так называют эти цветы в древних трактатах, из-за их свойства ронять обжигающий нектар, точно слезы». Боль от ожогов усиливалась, но нужный момент жатвы пока не наступил. Спустя некоторое время еще несколько желтых бусинок упали вниз рядом со стеблем. На месте, где земля пропиталась нектаром, образовался крошечный огненный вихрь. Это был тот самый момент, которого так ждал старый волхв: он надломил растение возле огня и, вихрь подпалил стебель Лакримы, как будто прижег рану. Сапин положил цветок в стеклянную банку, аккуратно закрыл её крышкой и начал наносить мазь из чашки на ожоги. Медовые капли так и продолжали течь по черным лепесткам, очень медленно наполняя банку.

— Отлично, здесь мы закончили, — задумчиво проговорил старик. Руки немного щипало от мази, но боль почти прошла.

Неторопливо собрав все свои вещи обратно в сумку и взяв банку с цветком, Кален Якш направился обратно в деревню.

 

 

***

 

 

Яркий солнечный луч упорно пробивался сквозь плотные занавески комнаты, ужасно раздражая и мешая спать. Из-за всех сил перебарывая остатки сна, Денни решился встать с теплой и уютной постели. Проснувшись, он потянулся. Солнце игриво заглядывало в окно, зазывая выйти на улицу в это прекрасное летнее утро. Юноша улыбнулся своим мыслям: настал тот день, когда он наконец-то официально станет взрослым. День, когда отец сможет брать его с собой в путешествия. День, когда он узнает, кем ему быть в этом мире. Спустившись вниз, юноша застал на кухне дедушку. С его слов, отец так до сих пор и не вернулся домой, но Денни решил не расстраивать себя этим перед Обрядом. Сборы заняли некоторое время. Для ритуала требуются личные предметы: некоторые Денни сложил сразу, а над другими раздумывал достаточно долгое время. Собравшись и приготовив все необходимое, Денни отправился на Площадь Предков. Новая жизнь должна начаться с этого места.

 

 

***

 

 

Площадь, где только вчера стояли огромные дубовые столы, была вся заполнена народом. Почти все жители деревни собрались здесь, чтобы посмотреть на самое важное событие этого лета — Обряд Пробуждения. В центре площади по кругу были установлены на костры двенадцать высоких глиняных сосудов. В них бурлила густая темная жидкость. Количество сосудов указывало на то, скольким новичкам предстояло сегодня пройти Обряд.

Денни протискивался сквозь толпу. Знакомые и соседи дружески похлопывали его по плечу или трепали по волосам, стараясь приободрить. Протиснувшись в первый ряд, Денни оказался рядом с Хартвином. Тот улыбнулся другу:

— Ну что, готов?

— Вроде, — пожал плечами Денни. Его переполняли разные чувства, но сильней всего было волнение, которое путало все мысли.

Над площадью раздался мощный голос сапина Калена:

— Неофиты! Подойдите к кострам! — скомандовал старый волхв.

От толпы отделились двенадцать человек, в том числе и Денни. Каждый подошел к свободному сосуду, где булькала темно-зеленая жидкость. Пахло какими-то травами, и от запаха немного закружилась голова. Слева от Денни встал Хартвин, а справа сын кузнеца — Берн.

— Можете приступать! — прогремел голос сапина.

Денни в последний раз взглянул на предметы, зажатые в его руках. Для Обряда всегда требуются две личные вещи инициируемого. Первая вещь должна быть очень дорога хозяину, возможно, это то, что подарили ему близкие или родные люди. Денни сжал левый кулак, где находился оберег, который достался ему от мамы. Оберег представлял собой клык какого-то неизвестного дикого зверя, привезенного отцом из далекой страны. В центре клыка изумрудным цветом блестел красивый камень треугольной формы. Этот оберег сделал дедушка для мамы Денни, но когда он родился, женщина передала талисман своему сыну. Это одна из немногих вещей, которая осталась у Денни в память о маме. Именно поэтому ему будет так тяжело расстаться с этим предметом. Но к Обряду нужно относиться серьезно и с должным почтением. Нередки случаи, когда испытуемые во время ритуала теряли душу и сходили с ума из-за своего легкомыслия и несерьезности. Денни, скрепя сердцем, бросил оберег в кипящий сосуд.

Изделия всегда содержат в себе частичку души мастера. Именно поэтому вторая вещь для Обряда должна быть сделана самим испытуемым. Это может быть все что угодно: начиная от предметов быта и заканчивая оружием. В правой руке у Денни был костяной нож, сделанный им из бедренной кости оленя Корну. Лезвием служила обточенная прямая часть кости, которая была выкрашена в красный цвет. Вдоль всего лезвия нанесены охотничьи руны, рукоятка ножа была обтянута тонкой полоской дубленой кожи. Самодельное оружие не уступало в эффективности своим собратьям из стали или железа, а зачастую даже выигрывало в остроте и весе. В след за оберегом в кипящую жижу полетел и костяной нож. Краем глаза Денни заметил, что Хартвин с трудом затолкал в сосуд свой лук.

Основная цель Обряда заключается в совместимости души испытуемого с его выбором. Выбор определяет вид деятельности человека на протяжении всей его жизни. Прежде чем выпить варево из сосуда и погрузиться в сон, неофит должен громко сообщить о своем решение всем присутствующим. И если выбор несовместим с душой, то мгновенная смерть оказывается самым желанным выходом.

Над площадью послышались первые выкрики. У Денни сложилось впечатление, что вся деревня состоит из одних охотников, торговцев, земледельцев, и кожевников. Наконец-то очередь дошла до соседа справа — сына кузнеца.

— Берн, сын Хёрварда из рода Странд, кем ты хочешь стать? — спросил Кален Якш.

— Я хочу стать кузнецом, как мой отец и отец моего отца! — прокричал во все горло Берн.

«Никто и не сомневался в этом», — саркастично подумал Денни, закатив глаза. Сапин деревни что-то добавил в сосуд Берна, после чего тот размешал, зачерпнул и выпил содержимое. Прошло несколько секунд, и сын кузнеца обрушился всем весом на землю, провалившись в глубокий сон. Красочная картина довершилась храпом, раздавшимся над площадью.

Старый волхв подошел к сосуду Денни, встав напротив юноши. В руках у него была стеклянная банка, где в жидкости медового цвета плавал странный черный цветок. Сапин пристально посмотрел на молодого человека, прежде чем задать сокровенный вопрос:

— Денни, сын Арна из рода Лейв, кем ты хочешь стать?

Собравшись и сделав глубокий вдох, Денни решился с ответом.

— Я хочу стать героем!

Среди толпы поднялся возбужденный шепот. Вокруг слышались осуждающие вопросы:

— Что он сказал? Он серьезно?

— Он решил расстаться с душой?

— Он шутит? Какой из него герой?

— Что за бред? Куда смотрят его родные?

Кален Якш с неподдельным интересом пристально смотрел на Денни.

— Ты уверен в своем выборе? — спросил волхв.

— Да, — твердо ответил юноша. Для себя он точно все решил. Если бы Денни взглянул на гудящую толпу, то увидел бы своего дедушку, стоявшего с гордо поднятой головой и улыбкой на лице.

Сапин Кален больше ничего не сказал. Он открыл банку и отправил несколько капель медового нектара прямо в сосуд. Денни начал мешать жидкость, которая стала приобретать красно-золотой цвет. Зачерпнув из сосуда, юноша в нерешительности остановил чашку возле губ. «Хватит! Соберись! Если будешь слабым, то можешь потерять душу!» — как ни странно, но эта мысль придала сил. Вдруг слева раздался ответ Хартвина:

— Я хочу стать героем!

Шум толпы стал громче после второго такого заявления. Денни повернулся к другу. Хартвин стоял с чашкой в руках. Заметив взгляд друга, он приподнял миску вверх, словно предлагая тост, и осушил ее залпом. Денни повторил за ним. Жидкость была сладковата на вкус и обжигала горло. Последний глоток притупил все чувства, в глазах все помутнело и расплылось. Юноша медленно провалился в объятия глубокого сна.

 

 

***

 

 

Денни открыл глаза. Он лежал на вершине холма в сочной зеленой траве, а над головой простиралось безоблачное синее небо. Юноша попробовал встать, но тело ему не подчинялось. Он словно был заперт внутри другого человека, и все, что ему оставалось — наблюдать за происходящим. Денни, а точнее тот, кем был Денни, повернул голову налево. Напротив лежала белокурая девочка с большими зелеными глазами. Закончив что-то весело рассказывать, она рассмеялась. Денни ничего не услышал, но в груди у него потеплело от нежных чувств, как бывает, когда рядом находиться близкий человек. Лицо ребенка стало расплываться, все цвета и краски, перемешиваясь, образовывали новую картину...

Денни шел вдоль морского побережья, держа в руках связки с пойманной рыбой. Заметив в небе черный дым, он бросил все и побежал. В груди стучал огромный молот, с каждым шагом вбивая страх все глубже. За следующим холмом в низине перед ним открылась деревня полностью объятая пламенем. Добежав до первых строений, Денни на мгновение оцепенел: каждый дом был разрушен и горел, вокруг разбросаны сломанные вещи, порванные рыбацкие сети, разбитая посуда и… в лужах крови тела жителей деревни.

Денни ворвался в один из домов, проломив горящую дверь. Огонь уже начал лизать деревянные балки под потолком. В доме находился человек — мужчина. Вытащив его из огня, Денни бережно положил голову мужчины себе на колени. Его лицо было изуродовано до неузнаваемости, а по всему телу виднелись глубокие раны и ужасные ожоги. Человек был еще жив. Его губы двигались, но каждое слово давалось с огромным трудом. Спустя несколько секунд мужчина захлебнулся собственной кровью. Голова Денни упала на грудь, по его щекам бежали слезы, а все тело вздрагивало. Всю его сущность разрывало от мощных чувств. Так много отчаянья и боли Денни никогда не испытывал. Словно все самое любимое и дорогое собрали в одном месте, а потом безжалостно уничтожили, оставив кровоточащую пустоту внутри. Боль была невыносимой. Страшной. Мучительной. Не находя выхода, она металась и разрывала грудь изнутри. Денни не представлял, возможно ли справиться с такими сильными чувствами. И тогда боль нашла выход. В одно мгновение она свернулась в тугой и мрачный клубок. Ее не стало. Но пустоту заняла ненависть.

Тело мужчины, горящая разрушенная деревня — вся картина снова начала размываться и переливаться, меняя форму. На этот раз Денни бежал. Его наполняло странное чувство надежды. Вокруг темнело — ночь уже вступала в свои законные права. Достигнув края леса, он остановился, укрывшись за ближайшим деревом. Перед юношей раскинулась безграничная темная степь, усыпанная кострами, как звездами. Возле каждого столба света располагались палатки и двигались темные силуэтов. Денни был поражен: перед ним находилась целая армия. Сотни, а возможно и тысячи воинов. Такого он еще никогда не видел. Выждав момент, Денни растворился в темноте.

Стараясь двигаться бесшумно и незаметно, он медленно пробирался вглубь лагеря. Человек, в чьем теле был заперт Денни, умел прекрасно прятаться, не привлекая к себе внимания ночной стражи. Удачно миновав множество костров с пьющими солдатами возле них, юноша оказался в центре лагеря. Перед ним предстал огромный шатер. Никто не заметил, как серая тень отделилась от ящиков и исчезла за колыхнувшейся тканью. Внутри оказалось темно и… пусто. Посреди шатра одинокими колоннами разместилось множество столбов, вбитых глубоко в землю. Каждый столб обит полосками железа, к которым крепились тяжелые цепи с кандалами. Чувство надежды стремительно таяло. Где-то внутри Денни медленно просыпался мрачный клубок ненависти, заполняя собой оставленную надеждой пустоту. Юноша выбрался из шатра и стремительно двинулся к самой изысканной палатке, которая надменно возвышалась над крышами всего лагеря. Обогнув главный вход, где дежурила стража, он незаметно пробрался внутрь.

Палатку заполнял алый полумрак. Тусклый свет множества свечей внутри тесно переплетался с клубами дыма, которые отделялись от тонких палочек с тлеющими верхушками. В центре палатки располагалась большая деревянная кровать с искусной резьбой по всей поверхности — слишком роскошная для военного лагеря, отметил про себя юноша. Среди вороха шкур и подушек лежал мужчина. Ненависть в груди начала разгораться словно пламя, сжигая всё нутро. Денни резко рванулся вперед, на ходу выдернув из ножен меч, который висел возле кровати. Холодное лезвие остановилось у горла врага, слегка надрезав кожу и пустив маленькую каплю крови. Человек проснулся, широко раскрыв глаза от удивления. Страха в них не было.

Вблизи Денни смог лучше рассмотреть свою жертву: серо-зеленая кожа, множество боевых шрамов, нижние клыки выступают из-под губы. Денни вспомнил рассказы отца, когда тот возвращался из путешествий. По его словам далеко на Востоке есть бескрайние степи, где когда-то всем заправляли племена зеленокожих существ. Эти варвары вечно кочевали с места на место большими группами. В разы крупнее и сильнее любого человека — они никому не подчинялись, ни с кем не вели торговлю, а воевать против них — было полным безумием. Не раз древние короли огромных государств выводили в поля свои многотысячные войска, но ни одному правителю так и не удалось завоевать непокорное племя. Жители, чьи дома и деревни находились в непосредственной близости с опасными степями, постоянно подвергались нападениям. Напуганные люди прозвали зеленокожих демонов оркнисами, и со временем это название сократилось до более короткого и простого — орк. Но все это происходило много столетий назад.

Теперь не все орки безумные и неуправляемые варвары, какими их принято было считать. В Вольных Степях возникли огромные города-государства, а с воинственным народом удалось установить мир и наладить торговлю. Благодаря этому границы ненависти и страха были стерты, хотя и не до конца. Среди людских империй появилось племя могучих зеленокожих воинов, и это привело к смешению кровей, и появлению метисов, которые в скором времени стали считать себя отдельной расой. Диморкусы или полуорки, как привык их называть простой народ, вобрали в себя лучшие качества обеих рас: могучие телосложение и стремление к победе от орков, черты лица и острый ум от людей. Им без проблем даются воинские дисциплины, а бесстрашие и жажда битв помогает легко достичь высокого звания в карьере военного.

Благодаря этим воспоминаниям для Денни все стало на свои места: перед ним находился полуорк — генерал армии, которая окружала сейчас шатер. Полководец продолжал бесстрашно смотреть в глаза Денни. Юноша сильнее надавил лезвием на шею, редкие капли превратились в маленькую алую струю. Полуорк начал медленно говорить. Денни, как и раньше, не слышал ни звука, но чувствовал, что рассказ не сильно ему нравился. Различные эмоции и чувства смешивались в груди, образовывая целую бурю. Эти чувства, словно жидкий металл в кузнице под ударами стального молота ненависти, стали приобретать отчетливую форму. Форму мести. Генерал продолжал говорить, но Денни уже не слушал, глаза начала застилать кровавая пелена. Еще мгновение и стена внутри рухнула, жажда мести, будто огромная волна, прорвалась внутрь, заполняя всю сущность Денни. Он резко дернул руку, брызнуло красным. Дыхание полуорка прервалось, на лице застыла маска удивления.

Алый полумрак вокруг окрашивал все предметы шатра в единый красный цвет. Денни стоял перед кроватью, дыша глубоко и часто. С меча в его руке медленно стекала кровь. Вопреки ожиданиям юноши, ему не стало легче, и это пугало. Жажда съедала его изнутри, требуя большего. Перехватив эфес поудобнее, Денни направился к выходу. Стража, стоявшая снаружи, успела заметить только колыхнувшуюся ткань и блеск металла, после чего на землю повалилось два тела. Воины, находящиеся неподалеку, недоумённо поворачивали головы в сторону палатки своего генерала, откуда появился, забрызганный кровью, незнакомец. Мгновенья было достаточно, чтобы солдаты поняли, что произошло. Хватая оружие и все, что находилось под рукой, огромная масса хлынула в сторону убийцы. Глядя на приближающуюся толпу, Денни почувствовал удовлетворение и радость, будто он получил то, что давно искал. Но это были не светлые чувства, какие он мог бы испытать от любимого дела или подарка родных. Напротив, эти чувства родились из черного комка мести, застрявшего в груди. И человеку, в ком было сознание Денни, это нравилось. Улыбаясь, он сжал меч покрепче и кинулся навстречу смерти.

Происходящее смазалось воедино: окружение, битва, алые брызги, воины, огни — краски переливались и изменялись, перенося Денни в очередную новую картинку. Он на чем-то сидел и не мог отдышаться. Сквозь плотный туман над степью загорался рассвет, окрашивая небо в нежные цвета розового оттенка.

Во мгле начали медленно прорисовываться темные силуэты. Возможно это были призраки тех, кто не захотел оставаться надолго в земле. Очертания стали более четкими: фигур было много, они шли плотным строем. Из смога появились солдаты, закованные в тяжелые латы. С каждым шагом воинов становилось все больше, шеренги превращались в стройные полки многочисленной армии. Высоко над головами развивались вымпелы и штандарты, с изображением коронованной головы золотого оленя Корну на белом фоне.

Первая шеренга неуверенно остановилась, вызвав недовольство полководцев. Воины крутили головами из стороны в сторону. Кто-то даже поднял забрало на шлеме, чтоб лучше рассмотреть, что здесь произошло. На их лицах читался плохо скрываемый ужас и нарастающий страх. Перед легионерами золотого оленя раскинулось целое поле, заваленное безжизненными телами. Неисчислимое войско противника было мертво. В центре лагеря на огромной груде трупов сидел мальчик лет десяти.

И снова перед Денни все закружилось и перемешалось, образуя новую картину увиденного. Но на этот раз все происходящее длилось несколько мгновений, сменившись очередным сценарием. Перед глазами пробегали различные отрывки. Денни точно проживал чью-то жизнь, но не годами, а всего лишь минутами времени. Он видел неизвестные страны и прекрасные дворцы. Перед ним представали гордые воины и величественные правители. Он участвовал в кровавых битвах и сам управлял многочисленными армиями. Побеждал ужасных существ и захватывал целые города. И в каждый момент увиденного Денни испытывал различные чувства: гордость, ненависть, восхищение, страх… Но одно чувство было неизменно: пустота, которую не могли заполнить грандиозные победы или несметные награды.

Вдруг карусель событий остановилась. Перед глазами было серое небо с низкими облаками, которые медленно проплывали мимо, выстраиваясь в причудливые сооружения из неосязаемого материала. Денни стоял на высоком скалистом утесе. Сильный ветер трепал его длинные, уже седые, волосы, а за спиной развивался огромный красный плащ. Под ногами находилась глубокая пропасть, где на дне расщелины медленно двигалась серая масса сплошного железа. Рыцарские гербы и королевские вымпелы над головами солдат рвало из стороны в строну от мощных порывов воздуха. Сверху это выглядело, словно маленькие разноцветные рыбки плывут в мутной воде, борясь с бурным потоком. Наблюдая, как войско неторопливо преодолевает горный перевал, Денни почувствовал, как он устал. Устал не физически, несмотря на почетный возраст человека, в котором он до сих пор был заперт. Это была усталость человека, который после долгой борьбы на пути к своей цели сдался, так и не достигнув её. Что-то явно не давало покоя, но сил добраться до истины уже не оставалось.

Денни предположил, что неизвестный герой жаждет смерти, стоя на краю обрыва в штормовую погоду, но в груди появилось совсем иного рода чувство: теплое, светлое, оберегающее и поддерживающие. Как будто рядом появился кто-то, очень родной и близкий. Повернув голову в сторону, Денни увидел огромного черного дракона, спокойно лежащего рядом. Первой мыслью юноши было «бежать!», но это было невозможно, так как тело ему не подчинялось. Судя по ощущениям, человек не боялся чудовища из сказок, а скорее наоборот — именно к этому исполину он и испытывал такие светлые и нежные чувства. Денни подошел ближе и погладил твердую, как сталь, черную шкуру. В ответ дракон широко зевнул. В образовавшуюся пропасть легко могла бы въехать груженная доверху телега, и она даже не задела бы острые клыки, расположившиеся вокруг. Голова, увенчанная парой огромных рогов и рядом маленьких шипов вдоль нижней части челюсти, повернулась в сторону юноши. Взгляд огромной рептилии скользнул за спину. Денни обернулся. Позади оказался человек: воин, с ног до головы закованный в тяжелый серебряный доспех. Вся броня была инкрустирована драгоценными камнями и подбита золотыми вставками. Такие латы, сделали бы честь любому кузнецу, а ювелиры были бы готовы снять шапки перед тем, кто так искусно исполнил свою работу. Мужчина был достаточно высок и хорошо сложен. Его длинные черные волосы были аккуратно уложены и перехвачены сзади лентой в хвост, а виски уже тронула благородная седина. За его широкими плечами развивался бархатный плащ фиолетового цвета. Денни подошел и заключил в крепкие объятия благородного воина. Но радость от дружеской встречи была недолгой. Мужчина завел разговор, и на его лице отразилась тень грусти. Денни терпеливо отвечал, но в груди начал образовываться комок раздражения. Его собеседник стал что-то горячо доказывать, на что Денни в порыве чувств отвернулся и снова подошел к краю обрыва. Внизу серое войско всё так же размерено двигалось наперекор ужасной погоде.

Неожиданно Денни пошатнулся, в глазах помутнело. Он резко повернулся. Перед ним стоял его друг, в кулаке был зажат окровавленный кинжал. По щеке мужчины скатилась слеза, лицо его было бледным. За его спиной появились лучники. Денни посмотрел вниз, на свои руки, они все были в крови: из-под стыка двух пластин сочилась алая струя. Две стрелы, пробив доспех, вонзились в тело. От удара Денни сделал шаг назад и оступился. Тело на секунду оказалось невесомо, и край утеса стал стремительно удаляться. Мысль о предательстве близкого человека медленно угасала вместе с сознанием, перед глазами все темнело. Последнее, что увидел Денни, это стремительно приближающийся черный дракон...

 

 

***

 

 

Вокруг шумела листва, и теплый ветерок приятно обдувал лицо. Лежа на спине, Денни открыл глаза и резко зажмурился от ярких лучей солнца. Осознание того, что его тело снова ему подвластно, пришло к Денни не сразу. За последнее время это было, пожалуй, одно из самых приятных открытий. Юноша сел прямо и потер глаза, которые немного болели от ослепительного света. После того, как зрение пришло в норму, он смог осмотреться.

Высокие деревья плотным строем окружали небольшую полянку. Солнечные лучи упорно пробивались сквозь листву, в стремлении осветить самые темные участки земли. Каждый листочек на деревьях светился изнутри, создавая тем самым изумрудную тень. Незнакомое место чудесно переливалось яркими красками.

«Снова лес? Вы издеваетесь?».

Денни почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Обернувшись, он увидел крупную хищную птицу, похожую на орла, которая сидела высоко на одном из деревьев. Самое странное в ней было то, что она вся была словно соткана из нитей золотого цвета. Посмотрев на Денни сначала одним глазом, а потом другим, птица расправила крылья и, резко спикировав вниз, прямо на лету превратилась в блестящую желтую молнию. От столкновения разряда электричества о почву образовалось облако пыли. Как только пыль осела, перед юношей оказался крупный волк: по золотым волоскам шерсти пробегали змейки электричества. Каждый очередной разряд с громким шипением искрился. Глаза животного неотрывно следили за испуганным человеком.

— И долго ты будешь на меня глазеть? — неожиданно спросил хищник. Страх юноши мгновенно сменился растерянностью — такого поворота событий он никак не ожидал. — Ни разу живности говорящей не видел?

— Ааа…нет, — Денни не сразу нашел, что ответить, немного ошарашенный такой дерзостью со стороны животного.

— Понаотправляют всякой зелени необразованной, лишний раз боятся слова неверного сказать! А потом мучайся с ними тут. Особенно сложно бывает с девушками, ну ты понимаешь?! — волк с надеждой посмотрел на юношу, пытаясь найти в собеседнике поддержку. — Впечатлительные они у вас какие-то. Стоит только слово обронить, комплимент им сказать, а они сразу в обморок. Вот помню случай был… — огромный хищник неторопливо сел, почесал за ухом и пустился повествовать свою историю, завершая картину обильной жестикуляцией передних лап.

Только спустя несколько минут все происходящее кое-как улеглось в сознании Денни. Он действительно никогда не встречал говорящих животных, особенно такой необычной наружности. Тем не менее юноша разумно рассудил, что это не повод сидеть с открытым ртом и слушать сказки большой золотой собаки.

— Извини, — попытался вклиниться в рассказ волка юноша. — Но ты кто?

— Чего? — не сразу поняв, что от него хотят, переспросил тот. — А, разве я не представился? Меня зовут Вигге. Я твой духовный наставник.

— Ты будешь меня сейчас чему-то учить? — удивился Денни, всерьез представив себя в роли дикого животного, который бегает на четвереньках и чешется задней ногой, а в это время за ним пристально следит волк-учитель одобрительно кивает, если юноша сумел правильно закопать кость.

— Не совсем, — на морде животного промелькнуло что-то наподобие ухмылки. — Я здесь для того, чтоб завершить Обряд Пробуждения, приняв окончательное решение в выборе твоего духовного пути. Итак, приступим.

С этими словами волк превратился в золотую молнию, которая ударилась в находящийся рядом пенек. Взору Денни предстал маленький золотой хорек, который развалился на гладкой поверхности древесины, подставляя свое мохнатое пузо теплым лучам солнца.

— Ах, так лучше, — хорек сладко потянулся. — А то вся задница затекла сидеть несколько часов на ветке и ждать, пока ты соизволишь появиться. Кстати, ты еще не передумал быть героем?

— А должен был? — немного резко ответил юноша. Его начала слегка раздражать наглость и беззаботность золотого духа, а выслушивать еще и критику с его стороны совершенно не хотелось. Достаточно было осуждающих речей односельчан и соседей, которые считали его всего лишь мечтателем и самодовольным глупцом, тем, кто сгинет в своем же первом путешествии, пытаясь совершить подвиг и доказать всем, что они были не правы.

— Ну… — замялся хорек, почувствовав льдинку в разговоре. — Это может быть очень трудный и тернистый путь. Но это не значит, что ты не справишься или что я в тебя не верю! — Быстро закончил дух и, словно защищаясь, поднял лапки кверху. — Ты сам побывал в шкуре одного из героев, видел и испытывал такое, что простым смертным не дай боги пережить. Неужели ты добровольно согласен обречь себя на такую жизнь?

Денни хотел что-то резко ответить, но запнулся на полуслове. Перед глазами возникли воспоминания увиденного ранее, а вместе с тем в груди проснулись чувства пережитого: страх, боль потери, жажда мести, ненависть предательство друга… Переживать эту бурю эмоций снова было невыносимо, но на смену ужасным видениям пришли чистые и светлые, о прекрасных городах и неизвестных землях. Вдохновляющие и нежные чувства переполнили душу Денни, не оставляя место чему-то темному или гадкому. Это помогло сделать окончательный выбор.

— Знаешь, Вигге, я думаю, что это именно то, что мне нужно.

— Это твой окончательный ответ? — спросил хорек, вытянувшись во весь рост и даже привстав на задние лапки от возбуждения.

— Да, и от своих слов я не откажусь! — твердо и без колебаний ответил юноша.

— Хорошо. Этого достаточно для принятия решения, Денни, сын Арна.

Произнеся последние слова, Вигге прыгнул, и разряд золотого электричества ударил прямо в грудь Денни. Все тело словно наполнилось горячей тягучей жидкостью, которая сковывала любое движение. Когда тепло дошло до головы в глазах начало темнеть, и юноша снова провалился в небытие.

Прийти в себя помогла ужасная головная боль. Денни открыл глаза: вокруг снова была родная деревенская площадь, полная народу. Но что-то изменилось. Среди огромной толпы царила гробовая тишина, которую разрывал безумный смех старого волхва. И причину этого Денни увидел, повернув голову: в центре площади, окруженный безмолвной и испуганной толпой, стоял дракон.

  • Зикуськин Экстрим / DES Диз
  • Не тихие ключи / Новиков Никита
  • Под волчьим солнышком / Колечко / Твиллайт
  • Дивный сон... / Иголочка Ёлочка
  • Угадалка / Теремок-2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Сувенир, на память / В ста словах / StranniK9000
  • Хозяин / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Правдивая история Елены Прекрасной, Ивана-царевича и серого волка / Путевые заметки - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • с Opiate. Весны не будет / Одной дорогой / Зауэр Ирина
  • 32. E. Barret-Browning, в тот самый первый день / Elizabeth Barret-Browning, "Сонеты с португальского" / Валентин Надеждин
  • Сны некрылатых / Йора Ксения

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль