Глава 7

0.00
 

Грань памяти

Глава 7

— Смотри, — Ридан показал на летевшую мимо бабочку, — какую красавицу ты призвала!

— Я? — удивилась Варвара.

Бабочка и впрямь была красивой: ярко-красный цвет к концам крыльев переходил в оранжевый, а по краям вились жёлтые прожилки. Казалось, дотронешься — и обожжёшься. Бабочка облетела поляну и села Варваре на плечо, смешно поводя усищами.

— А я что говорил! — улыбался Ридан.

— Но как я могла её позвать? — растерялась Варвара. — Я же совсем не умею…

Ридан задорно рассмеялся и подставил палец к её плечу. Бабочка живо переползла на ладонь.

— Так это ты её приманил!

— Нет, конечно. У меня нет такого дара, забыла?

Ридан вытянул руку, и на ладонь тут же села ещё одна бабочка — ярко-синяя. Её края крылышек светились зелёным. Два насекомых сидели рядом и будто шептались, изредка шевеля крыльями и поводя усами.

Варвара решилась дотронуться, протянула руку и пальцем осторожно прикоснулась к кончику крылышка огненной бабочки. Та тут же исчезла, растворившись в воздухе.

— Ой! — Варвара отдернула руку.

Синяя бабочка взмахнула крыльями, как будто вздохнув, и тоже пропала.

— Так нечестно! — заявила Варвара, обиженно посмотрев на Ридана. — Я думала, что они настоящие!

— Так они и настоящие, — сказал Ридан и в ответ на недоумённый взгляд улыбнулся: — Настоящие иллюзии.

Несмотря на черноту, его глаза светились. Травница тоже улыбнулась.

— Ты слишком сосредоточенно пытаешься увидеть воздушные потоки. Расслабься, и ты обязательно их почувствуешь.

— Не получается, — горько вздохнула Варвара. — Видимо, мне не дано освоить магию воздуха.

— Что это у тебя? — спросил Ридан, глядя поверх Варвариной головы.

— Где? — она оглянулась.

— Да вот же, — Ридан потянулся и что-то снял с её волос. На протянутой ладони опять сидела красная бабочка.

Взмахнув крылышками, она взлетела, описала небольшой круг и села Варваре на нос. Та засмеялась.

— Нам дано освоить всё, что мы захотим, — произнёс Ридан. — Просто иногда нужно показать, как сильно мы этого хотим. Нужно трудиться. Только своим трудом и старанием можно доказать судьбе, что мы чего-то достойны на самом деле. Возможно всё. Главное — не переставать пытаться добиться большего, пробовать расширить свои способности. И никогда не опускать руки.

Варвара кивнула и вновь сосредоточилась…

 

…Травница как раз заканчивала измельчать в ступе зверобой, когда дверь открылась и в лавку зашёл Дулон.

— Привет! — весело сказал он. — Ты всё трудишься? Сколько можно-то? Отдыхать тоже когда-то надо!

— Привет. Некогда мне отдыхать. Первые морозные дни пошли. У целителей — куча замёрзших или переломанных больных. Вот и у нас заказов много.

— Да перестань. Меньше внимания уделяй каждому заказу, да и всё. Вон как у других травников всё на поток поставлено. Ты слишком ответственно ко всему относишься.

— Мне платят не за то, чтобы я безалаберно относилась к своей работе.

— Ой, да брось, никто бы даже и не заметил разницы. А у тебя бы времени больше появилось. Ладно, это твоё дело, конечно. Я зачем пришёл-то. Собирайся, там нас Ридан ждёт.

— Ридан? — удивилась Варвара. — Так у нас же следующее занятие только через два дня. Он же вроде куда-то ехать собирался.

— Собирался, не собирался — не знаю. Передумал, значит. В городе он, и ждёт нас, заканчивай скорее.

— Так я и господина Бастена не предупреждала. До завтра ещё три заказа нужно выполнить.

— С Бастеном Ридан договорился уже. Травник отпустил тебя, сказал, что сам доделает всё позже.

— Ну ладно. Тогда сейчас.

Через полчаса Дулон с Варварой встретились с Риданом и уже втроём пошли к городскому парку.

— А почему мы в парк идём? Неужели сегодня в городе будем заниматься?

— Пошли, сейчас сама всё увидишь, — загадочно ответил Ридан.

В парке уже собралось много народу от мала до велика. Совсем недавно выпал первый снег, и сейчас всё вокруг белело. Ребятня носилась туда-сюда, радуясь прекрасной зимней погоде. То тут, то там раздавались смех и весёлые голоса. Зазывалы объявляли о начале шуточных состязаний. В первые зимние деньки в парке всегда можно было поучаствовать в самых разных забавах — от катания на лыжах и на санках с горок до игры в снежки и зимние казаки-разбойники.

— Внимание! Внимание! — раздался зычный голос совсем рядом. — Объявляется набор участников на конкурс лучших снежных скульптур. Главный приз — целый час катания с самой большой горки городского парка без очереди! Внимание! Внимание! Приглашаются к участию все мало-мальски одарённые маги. Главный приз…

— Мы участвуем! — подошёл к зазывале Ридан.

— Кто это «мы»? — уточнил распорядитель.

— Вот эта милая девушка и вот этот рыжий шалопай.

— Ридан! — возмущённо зашептала Варвара. — Какой конкурс? А как же занятие?

— Считай, что это и есть занятие. Тренировка такая будет. Пошли-пошли.

Подхватив Варвару под локоть, Ридан повёл её следом за распорядителем. На расчищенной территории было навалено несколько бесформенных куч снега. Перед некоторыми уже стояли молодые девушки и парни, весело переговариваясь и подшучивая друг над другом.

— Вот, участники набраны, — хлопнул в ладоши распорядитель. — У вас есть час на то, чтобы из своего снега сделать произведение искусства. А судить вас будут простые зрители, — он обвёл рукой столпившихся людей. Посмотреть, как будут работать начинающие маги, собралось немало народу. В подтверждение слов зазывалы толпа взревела и заулюлюкала. — Приступайте!

Варвара растерянно оглянулась. Её соперники и соперницы уверенно начали творить. Пока ещё не было понятно, что задумал каждый из них. Поймав взгляд Ридана, она увидела, как он улыбнулся.

«Ну ладно, — подумала Варвара. — Вы сами напросились».

Она уверенно начала орудовать водными потоками. Стихия слушалась идеально. Казалось, энергия понимала, что от неё хотели, и как будто сама выбирала нужное направление. Не прошло и десяти минут, как из сугроба начала прорисовываться девушка. Она сидела, чуть склонив голову, волосы разметались по плечам и спине. Корпус был немного подан вперёд. Прошло ещё некоторое время и стало понятно, что сидит она на траве, разглядывая чудную лилию. Когда Варвара закончила работать над лицом девушки, толпа слаженно ахнула. Казалось, что скульптура сейчас оживёт — моргнёт, поднимется с места, поклонится и поблагодарит всех за внимание.

Девушка была ещё совсем юной, очень трогательной и невероятно милой. Она скромно улыбалась, потупив взор. Цветок тоже поражал своей натуральностью и невозможностью одновременно. Нежные бутоны должны были вот-вот раскрыться — уже даже ощущался своеобразный аромат, свойственный всем лилиям. Тут, откуда не возьмись, появились две бабочки. Настоящие! Среди зимы! Одна ярко-красная, другая ярко-синяя. Они описали круг вокруг девушки с цветком и сели ей на плечо. Толпа взревела. Варвара рассмеялась и посмотрела на Ридана. Наставник подмигнул.

Дулон тоже блестяще справился с заданием, сотворив большую жар-птицу, которая выпутывалась из сетей и взмывала в воздух. Птица уже взлетала, а на конце хвоста горели перья — перья из белого снега. Не оставалось сомнений в том, что этот огонь исходит из самой души птицы.

Другие маги тоже не подкачали. На поляне расположились и спящая царевна, и маленький замок с многочисленными башенками и бойницами, и суровый разбуженный медведь, и огромный волк, воющий на луну...

Зрители ликовали, а Варвара сияла от счастья и радости…

 

…Наступил первый день весны. Совсем скоро потекут первые ручейки, повсюду будет слышна капель, начнут возвращаться теплолюбивые птицы. Потом зазеленеет трава, распустятся цветы… В душе Варвары уже вовсю властвовала весна, несмотря на погоду за окном.

Весь день шёл снег, завывал ветер, а солнце скрылось за серой пеленой. Варвара терпеть не могла зиму и всегда переносила её с большим трудом. В этом году она вышла снежной, ветреной, в меру морозной и очень-очень долгой.

В семье травницы первый весенний день всегда был праздником, и, пожалуй, самым любимым. Мама радовалась этому дню, как никакому другому, и теперь Варвара понимала, почему. Сейчас она чувствовала тоже самое.

Дверь отворилась, с улицы залетел холодный воздух. На пороге показался Ридан, весь в снегу.

— Привет. Это тебе.

Он протянул большой свёрток и поставил его на стол. Аккуратно развернув его, Варвара затаила дыхание: внутри оказался горшок с невиданным ею раньше цветком.

— Какая красота! — выдохнула она. — Что это?

Это был диковинный цветок. Его длинные, не очень широкие, но плотные даже на вид листья росли прямо из земли и, казалось, друг из друга, словно им вообще не нужен был стебель и они не знали, что это такое. Над ними возвышался ус с непривычными глазу соцветиями: четыре крупных жёлтых лепестка обрамляли выступающую и тянущуюся вниз красную сердцевину, пятый словно выглядывал из-за спин собратьев и смотрел вверх.

— Это орхидея, — ответил Ридан. — Она растёт на деревьях в далёких южных странах. Как её выращивать, думаю, разберёшься сама.

— Но откуда она у нас?

— Торговцы привозят к нам и не такое. В богатых домах этот цветок не редкость. Только ухаживать за ними не все умеют. Хотя находятся и истинные ценители.

— Спасибо, — спохватившись, что до сих пор не поблагодарила за подарок, произнесла Варвара, бережно убрала до конца обёртку и поставила горшок на окно.

— С первым днём весны, — улыбнулся Ридан…

 

В тот день, когда Варвара впервые увидела воздушные потоки, стояла отличная погода. Осеннее солнце решило побаловать слимовчан последними тёплыми лучами и высушить лужи после недельных дождей. Травница ликовала. Она как раз возвращалась вместе с наставником с удачного занятия, как какая-то дама преградила им путь.

— Господин Ридан, — без приветствия начала она. — Вы должны взять мою дочь в ученики!

Варвара внимательнее пригляделась к женщине. Ей было около сорока лет. На лице виднелись многочисленные морщинки, которые дама явно пыталась скрыть не за одним слоем крема с красящим составом. При этом она всё же выглядела очень даже неплохо. На ней висел хороший непромокаемый плащ, из-под которого выглядывала бархатная бордовая юбка. Тонкие изящные пальцы были затянуты в перчатки. В руках женщина держала шикарный зонт. Она производила бы хорошее впечатление, если бы не надменный взгляд и недоброжелательный тон, с которым она обратилась к Ридану.

— Дама Аргелия, я вам абсолютно ничего не должен, — ответил наставник. — И уже объяснял, что не могу взять на обучение ещё кого-то. Мне хватает учеников.

— Так откажите кому-нибудь!

— Я и отказал. Вам.

— Да как, да вы… Вы понимаете, что моя дочь уникальна! Она должна учиться у наставника. Неужели вот эта пигалица лучше? — женщина ткнула зонтом в сторону Варвары. — Откажите ей, да и всё.

— Эта, как вы сказали, пигалица, не просто лучше вашей дочери. Ваша дочь не стоит и мизинца этой девушки.

— Да что она вам такого делает? Без роду, без племени...

Ридан скривился, а дама неожиданно замолчала и замерла, вытаращив глаза и не в силах пошевелиться.

— Постойте и подумайте над тем, что и кому вы говорите, — холодно произнёс наставник. — Впредь не советую попадаться мне на пути. Сейчас вам в состоянии помочь любой проходящий мимо маг, а в следующий раз я могу и не сдержаться.

Он обошёл замершую столбом даму и направился дальше по улице. Варваре ничего не оставалось, как поспешить следом…

 

…Лужайка залита лунным светом, тревожно стрекочут сверчки, где-то в стороне недалёкого леска ухает сова. Раздаётся ржание — кони боятся и чувствуют опасность. Матрасы и сухие еловые лапы разбросаны по поляне на десяток метров вокруг. Котелок чернеет под можжевеловым кустом совсем рядом справа.

Посреди этого бедлама лежат двое мужчин. Нестерпимо ярко мерцает сеть, оплетающая их тела. Зелёные и белые потоки бегут по нитям, не оставляя пленникам ни малейшей возможности пошевелиться.

Ридан и Дулон склонились над одним из наёмников. Закончив допрос, колдун вскидывает руку. Лезвие кинжала ловит лунный свет и резким росчерком опускается вниз.

Рядом раздаётся крик целительницы...

 

Варвара села на кровати. Опять одолели воспоминания. Голова никак не хотела засыпать, то и дело подкидывая одну картинку за другой. Накануне они с Митой вернулись домой, ни на кого больше не нарвавшись, но мысли всё не отпускали: Варвара невольно вспоминала всё хорошее, что сделал для неё Ридан. За последний год её жизнь круто изменилась. Из помощницы травника, несчастной сироты, у которой даже своего угла не было, она превратилась в неслабого мага, да ещё и с развитым даром. И если год назад будущее не сулило Варваре ничего хорошего, то теперь оно казалось светлым и вполне себе радужным. И всё это — только благодаря Ридану.

Варвара не плакала — она давно уже этого не делала. Но от невыплеснутых эмоций становилось только хуже. На душе было гадко и противно: тяжело разочаровываться в людях. А ещё тяжелее, если эти люди успели стать по-настоящему близкими. Как бы плохо от этого ни было, но Варваре пришлось признать, что Ридан Нортель успел стать для неё близким человеком и она бы не смогла его убить. Варвара ни секунды не сомневалась, что колдун не истаял и не ушёл за Грань: хоть она и кинула на него весь свой потенциал, Ридан был намного сильнее. Правда, сделала она это скорее от обиды и от досады, нежели с желанием навредить — не смогла справиться с внезапно нахлынувшими эмоциями.

А ведь она поверила ему! Поверила в Онире, когда Ридан пообещал не применять предмет тёмной силы в личных целях; и там, у костра, после нападения магов — тоже. Он говорил, что никогда не приносил жертв. И не будет приносить… Но он знал, как открывался проход! И отступать не собирался. От одного только вопроса, кого Нортель собирался принести в жертву, становилось дурно.

— Иди ты в бездну! — крикнула Варвара и упала на подушку.

Не в силах больше справляться с эмоциями она свернулась в комочек и разрыдалась.

 

Утро у Миты выдалось ранним. Варвара попросила сходить с ней на рынок; сама же целительница ещё до этого собиралась повидаться с матушкой, чтобы рассказать о поездке — та думала, что любимая дочь ездила на практику в столицу. С утра же нужно было заскочить и к Иртану.

Настроение оставляло желать лучшего. От Дулона с Риданом никаких вестей не приходило, и Мита злилась и волновалась одновременно. Непонятно было даже, выбрались они из Нираха или нет.

Не радовала и погода — жаркая и душная. Дожди не шли с начала лета, и воздух, казалось, был раскалён. Солнце висело высоко над землёй и нещадно палило. Даже птицы молчали, попрятавшись кто где от жаркого зноя.

— Ну и погода нынче, — вздохнула Мита. Ей не хватало воды. Казалось, что даже нити синей стихии скоро испарятся. — Я скоро уже сама начну терять сознание от этой жары. Когда уже дождик будет, а?

— Не знаю, — пожала плечами Варвара. — Потом как зарядят дожди, тоже все жаловаться будут. Только уже на сырость и промозглость.

— Я никогда не буду жаловаться на дождь.

Сегодня Варвара разговаривала особенно неохотно. Всю обратную дорогу она злилась и то и дело костерила Ридана, сейчас же ушла в себя. Мите хотелось взять её за ворот лёгкого платья и хорошенько потрясти.

— Пошли вон там, — Варвара показала рукой на небольшой проулок, ответвлявшийся от основной улицы. — Немного в обход, зато тенёк.

— Пошли, — обрадовалась Мита.

Они свернули на улочку, забиравшую немного вправо. Мостовая была узкая, шириной в одну телегу, с обеих сторон загороженная высокими общими домами. Общими они назывались потому, что жили в них несколько семей сразу, занимая две-три комнаты, а то и по одной. Тут селились бедные горожане, кому не хватало средств на отдельное жильё. Дома строились по несколько этажей, чтобы вместить как можно больше людей. Из-за высоты зданий и узкой ширины улицы здесь почти никогда не было солнца. Вот и сейчас весь проулок был затенён, но свежести и прохлады это не добавляло. Наоборот, казалось, что воздух был тугим и вязким, чересчур спёртым. Мита застонала.

— По-моему, тут ещё более душно. Может, вернёмся?

— Как хочешь, — Варвара развернулась.

— Не так быстро, девушки, — раздался сзади грубый голос.

— Что? — Мита опешила и начала было вскидывать руки в защитном жесте, но не успела. Горло сдавило, в носу всё онемело, а лёгкие отказались дышать. Она согнулась и закашлялась. Руку резко дёрнули, и запястье обожгло. Опять браслет! С трудом подняв голову, Мита разглядела напавших.

Выход из переулка загораживали три бандита. Все как на подбор — здоровые, высокие и с оружием на поясе. Хотя почему как — они и были на подбор, в наёмники только таких и брали. Один из них помахивал тряпочным мешочком, видимо, с тёртым зверобоем и агатовой пылью. Другой верзила подходил к наклонившейся и откашливающейся от порошка Варваре, вертя на пальце браслет. Травница резко разогнулась и ударила коленом в живот бандиту. Тот охнул, согнулся и выронил агатовую игрушку. Варвара вскинула руки, но плетение кинуть не успела: стоявший рядом наёмник дёрнул Миту за косу и запрокинул ей голову. Холод коснулся горла.

— Не дёргайся, — раздался над ухом гнусавый голос, и Миту обдал запах лука. Она скривилась. — А не то твоей подружке не поздоровится.

Варвара повернула поднятые руки ладонями вперёд:

— Хорошо.

— Сизый, давай на неё браслеты.

Остававшийся в проходе бандит направился к Варваре, поднял с земли агатовое украшение и уже сделал движение в сторону, как вдруг повалился на бок. Державший Миту здоровяк тоже начал падать, увлекая её за собой. Варвара подскочила и буквально выдернула её из-под падающего тела, крикнув:

— Бежим!

Мита послушалась. Они выскочили на главную улицу, пробежали пару десятков метров и свернули в очередной проулок. Забились в тесную нишу между домами и остановились.

— Надо бежать к страже! — сказала Мита.

— Не помогут, — спокойно ответила Варвара, выглядывая наружу. — Если это Ильдар, то стража его не остановит.

— Откуда ты знаешь?

— Мита, он — сильнейший тёмный колдун, уходящий от преследований уже много лет. Что ему какая-то стража?

— И что же делать?

— Тихо! — Варвара резко отпрянула назад, вжалась в стену и с широко распахнутыми глазами начала заваливаться на Миту.

— Так-так, — раздался приятный голос совсем рядом, — это кто у нас тут так ловко бегает?

В нишу заглянул высокий светловолосый мужчина.

— Не дёргайся, — сказал он Мите. — И все останутся целы. Берите вот эту и уходим, — он показал на Варвару, чуть отодвигаясь в сторону. Показались два наёмника из нападавших, подхватили подругу под руки и утащили в глубь узкой улочки. Как назло, не было видно ни души. Когда Варвара скрылась из вида, оставшийся мужчина обратился к Мите:

— Передай Ридану Нортелю, что если он хочет повидаться со своей травницей, пусть отправляется туда, где всё началось. Срок — три недели.

— Что началось? Что за загадки? — прохрипела Мита. — И причём тут Ридан? С чего вы взяли, что ему есть какое-то дело до Варвары?

— Мне велено только передать и доставить пленницу на место. А что будет происходить потом, меня не касается. Если Нортелю нет никакого дела до твоей подруги, то ей можно посочувствовать. — Он мягко отступил к главной улице и скрылся за углом.

Мита сползла по стене на землю, поднесла руку к глазам и попыталась стянуть браслет. Бесполезно, даже её тонкая кисть не пролазила. Но как-то же браслет снимался и надевался! Где-то должна быть защёлка. Мита прокрутила украшение по запястью, тщательно ощупала — ничего. Наверное, качественная иллюзия, которую без энергии не разглядеть.

Стихия не отзывалась. Мита уронила голову на колени и беззвучно заплакала. И куда она вляпалась? Зачем поехала с ребятами в этот Нирах? Сидела бы себе спокойно дома, целительству обучалась. Нет же, приключений захотелось! Мало того, что по дороге несколько раз чуть не убили, так ещё и в своём городе покоя нет! Варвару вон забрали. И где всё началось? В Зоряне, может? Хотя мало ли какие проблемы у Ридана. От него тоже непонятно, чего ожидать… Хотя с ним Дулон. Почему-то же он ему верит. А вдруг ребята не смогли выбраться из Нираха? Что, если что-нибудь случилось?!

Мита подняла голову, размазала слёзы по лицу. Так, что это она совсем раскисла, нюни распустила? Нашла время жалеть себя! Нужно узнать, вернулись ли друзья. И если нет, то искать способ связаться с Нортелем, хотя и не хотелось этого. Главное, чтобы они всё-таки смогли вернуться. Тот наёмник ясно дал понять, что с Варварой церемониться не станут. Кем бы ни являлся Ридан, нужно его найти. Мита поднялась и побежала на площадь.

По дороге она решила завернуть к Иртану: опытный маг мог помочь справиться с браслетом. Без привычного ощущения энергии внутри и потоков снаружи было неловко и до отчаянья страшно. Наверное, именно так ощущали себя слепые или калеки, оставшиеся без ног. Как люди жили без магии? Как дышали, ели, веселились, не ощущая поддержки стихии? Мите казалось, что она сходила с ума. Её подругу забрали страшные наёмники во главе с неслабым магом — именно такой мог застать врасплох Варвару — а она переживала об агатовой браслете! О том, что потоки не видела! Вот что она за человек после этого? Какова подруга, а? Мита ускорилась и уже хотела пробежать мимо больших кованых ворот дома Хелтона, как увидела рыжую макушку, скрывшуюся за ними.

— Дулон! — Мита изо всех сил напрягла голос. Значит, они уже вернулись.

Она остановилась и оперлась руками на высокий забор, чуть наклонившись, чтобы успокоить дыхание. Створки ворот распахнулись, и голова Дулона высунулась наружу. Увидев Миту, он улыбнулся и вышел.

— Мита! Я как раз тебя ищу. Там в Нирахе… А что с тобой?

— На нас…

— Что случилось? Ты в порядке?

Мита кивнула.

— Я… да… просто… бежала… вот… — она подняла правую руку, демонстрируя браслет.

Дулон прищурился, схватился за украшение, повернул его и открыл застёжку. Мита зажмурилась, покачнулась и облокотилась о стену. Чувства обострились: казалось, что потоки зашумели и захлестнули с головой. Энергия хотела выйти наружу. Мита глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Повторила. Открыла глаза и увидела совсем рядом обеспокоенное лицо Дулона. Он резко отстранился и спросил:

— Всё нормально?

— Да. Нет, то есть… — Мита мысленно дала себе затрещину и скороговоркой выпалила: — На нас напали и Варвару похитили. Сказали передать Ридану, чтобы он шёл туда, где всё началось.

Дулон кивнул и, больше не спрашивая, схватил Миту за руку и потащил за собой по улице.

— Пошли к Риду.

Мита выдернула руку и прибавила шаг.

 

 

Они застали Ридана дома. Колдун сидел в кресле, закинув ногу на ногу, и смотрел в стену. Мита поёжилась: что он там видел?

— Рид, тут такое случилось… — Дулон в красках, будто сам там был (благо он успел выведать все подробности дорогой), рассказал, что произошло. Ридан ни разу его не перебил, на лице не дрогнул ни один мускул. Только один раз колдун окинул взглядом Миту и в конце уточнил:

— Как он точно сказал?

Мита сглотнула. Прежнего Ридана не было, перед ней сидел Нортель — тот самый, который заходил к Иртану год назад. Всепрожигающий взгляд, величественная осанка и снисходительный тон.

— Пусть отправляется туда, откуда всё началось. Не позже, чем через три недели.

Ридан кивнул, отвернулся и опять уставился на стену. Мита испугалась, что он сейчас возьмёт и скажет: «А я-то здесь причём? Я не должен бегать за травницами». Она не станет даже пытаться его убедить. С таким Нортелем невозможно спокойно общаться. Страшно. Неужели Варвара не ошибалась насчёт него? А Дулон что думал, интересно? Мита перевела взгляд на друга. Он сидел в другом кресле и постукивал пальцами по подлокотнику, смотря на Ридана.

— Нужно выезжать сегодня. Вы со мной?

Мита выдохнула. Слава Воде, Нортель согласился!

— Что за вопрос? — фыркнул Дулон.

Ридан кивнул и посмотрел на Миту.

— Думаю, ты понимаешь, что эта поездка опасна. Я бы посоветовал остаться здесь.

— Я поеду, — ответила Мита, а сама подумала: «Что я делаю? Зачем? Пусть бы сами во всём разбирались! Опять на приключения потянуло». Но промолчала.

— А куда едем-то? — тем временем спросил Дулон.

— В сторону Горана.

— Всё-таки Брингар?

— Не совсем. В пути разберёмся. — Ридан поднялся. Мита с Дулоном тоже встали с кресел. — Встречаемся через два часа у западных ворот.

Мита кивнула и вышла на улицу. Время нещадно утекало, а нужно было успеть собраться и ещё поговорить с матушкой — объяснить свой очередной срочный отъезд в столицу.

 

Прошлой ночью...

Темноволосая девушка открывает глаза и пару мгновений смотрит в потолок. Потом садится на кровати. Замечает мужчину, который стоит напротив, у двери. Высокий, красивый, костюм сидит идеально на подтянутой фигуре. Взгляд цепляется за крупный тёмный камень перстеня на мизинце.

— Ильдар? — удивлённо спрашивает девушка. — Что…

Договорить она не успевает: хватается за голову и кричит.

— Что это? Бездна! — сгибается к коленям.

На полу у кровати сидит светловолосая девушка и внимательно наблюдает за первой. Мужчина вздыхает и выходит из комнаты. Возвращается с кружкой воды.

— Будешь пить?

— Да, — хрипло отвечает темноволосая, выпрямляясь. Немного отпив из стакана, она замечает: — Вовремя вы. Как будто знали, когда лучше приходить. Или ты следил за мной?

— Конечно, следил. Неужели ты думала, что я тебя брошу на произвол судьбы рядом с моим братцем? Ты готова действовать?

— Нет. Я передумала. Я не буду выступать против Ридана.

— Почему? Неужели ты забыла, что он сделал? Ты готова его простить?

— Нет. Но я всё равно не буду тебе помогать. Ты ничем не лучше. А Ридан ещё получит своё, можешь не сомневаться.

— Я смотрю, он основательно промыл тебе мозги! Ты же знаешь, что он лживый мерзавец! Почему ты ему веришь?

— Я никому не верю, — девушка смотрит мужчине в чёрные глаза, не отрываясь, — кроме себя. И я прекрасно видела, как ты попал в пещеру Нираха. Я знала того парня.

— Ты его знала? — впервые вмешивается в разговор светловолосая.

— Да. Он был из отряда Тамира.

— Да этот придурок начал плести заговор против меня!

— Это Пётр-то? — темноволосая усмехается. — Не смеши. Он вправду не обладал большим умом, но на заговоры был точно не способен.

— Ты слишком много пропустила, — резко отвечает мужчина, отводит взгляд. — И за два года спокойной жизни чересчур размякла. За это время было совершено два покушения на меня, и организовали их мои же люди. Из числа охраны, между прочим. Ты прекрасно знаешь, как я всегда относился к предателям.

— Охрана знает о тебе лучше других. Видимо, им было за что с тобой поквитаться.

— Хорошо. Если тебе не нравятся мои методы общения с подчинёнными, я тебя не держу. Ты вольна делать что хочешь. Но давай ты не будешь пороть горячку, спокойно всё обдумаешь и всё-таки сыграешь свою роль до конца? Как бы там ни было, сейчас у нас общая цель.

— Не уверена в этом, — качает головой девушка.

— Давай разберём всё по порядку. — Мужчина берёт стул, разворачивает его спинкой вперёд и усаживается. — Что тебе Ридан сказал про Зорян? Кто его разгромил и зачем?

— Маг-отступник. А зачем — он не говорил. При этом он намекал на тебя, но напрямую ни разу этого не сказал.

— Ты прекрасно знаешь, что я пытался спасти этот город вместе с другими магами. Так же тебе доподлинно известно, кто это сделал на самом деле.

— Да ничего мне неизвестно! — девушка ожесточённо стучит кулаком по кровати. — Он не мог этого сделать! Ридан говорил, что его там не было. Тогда его как раз задержал Симон в Нирске. По твоему приказу, между прочим.

— Да я никогда с этим Симоном не водился! Знал я его — та ещё продажная тварь была. Я таких людей терпеть не могу! И дел с такими не имею никогда, потому что себе дороже выйдет. Ещё неизвестно, что Ридан с этим Симоном не поделил. И в Зоряне он был, тебе это известно! С каких пор ты стала закрывать глаза на правду? Раньше ты так себя не вела. Неужели повелась на моего братца? Он всегда мог вскружить голову любой девушке, если б только захотел.

— У него не было причин пытаться меня влюбить в себя. Он даже не догадывался, кто я. Простая девчонка — что с меня взять?

— Ридан ничего не делает без выгоды для себя! Разве ты этого до сих пор не поняла? — Мужчина поднимается и начинает расхаживать по комнате. — Ты не задумывалась, почему он стал обучать тебя? Простую, как ты сама сказала, девчонку? В то время как все его ученики до тех пор были исключительно из богатеньких.

— Не знаю… Может он просто решил помочь.

— Ха-ха, — невесело изображает смех мужчина. — Чтобы мой братец и просто решил помочь? Да сроду такого не было. Кстати, а он говорил тебе, что является моим братиком? Нет? Так я и думал. Пытаясь очернить меня, он побеспокоился о том, чтобы на него не пало и тени подозрений. Подумай обо всём этом. Я пока оставлю тебя. Но долго не тяни с решением. Либо осуществляй план до конца, либо уходи из города. Тебе будет опасно здесь оставаться, когда Ридан вернётся.

— Знаю. Завтра я свяжусь с тобой.

Мужчина кивает и уходит. Девушка сползает на пол рядом с кроватью.

— Ты чувствуешь то же, что и я? — спрашивает она у светловолосой.

— Почти. Я понимаю, что ты сейчас испытываешь. Тебе больно, плохо и обидно. И ты влюбилась.

— Не знаю. Я хочу, чтобы всё было не так. И зачем вы только пришли?

— Если бы не пришли, ничего бы не изменилось. Тебе было бы так же больно и плохо.

— Нет, не так. Сейчас я совсем не понимаю, что мне делать.

— Я правда тебя понимаю. И тоже не знаю, что мне делать. Правильно ли я поступила?

— У тебя не было выбора.

— Выбор есть всегда, — грустно улыбается светловолосая.

— Нет. Ильдар бы тебя убил, как Петра, если б ты отказалась помогать.

— Вряд ли. Он бы так не сделал.

— Всё ещё пытаешься верить в людей? — усмехается темноволосая. — Думаешь, он бы тебя не тронул? Видимо, мы обе заблуждались. Похоже, что они с Риданом одного поля ягоды.

— Возможно. Но может, эта ягода не так плоха, как кажется на первый взгляд?

— Сомневаюсь. Что же мне делать? — Она с надеждой смотрит на собеседницу.

— Это решать только тебе. Я с самого начала была против этой затеи. А что делать теперь, и подавно не знаю.

— Да, ты всегда была против насилия и мести. Настоящий маг земли. Твоя роль — созидать, а не разрушать. А я… — девушка замолкает. — Я — ошибка природы и насмешка судьбы. — Сжимает кулаки. — Но в этом виноват только один человек! Я доведу дело до конца.

— Надеюсь, ты не пожалеешь об этом, — говорит светловолосая, поднимаясь. — Ладно, тебе нужно побыть одной. Я скажу Ильдару, чтобы он зашёл утром.

— Хорошо.

Светлая девушка уходит, а тёмная падает на пол, скрючивается и душится в еле сдерживаемых рыданиях. Который раз за ночь.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль