Глава 1

0.00
 

Часть 1. Расплата

Грань доверия

Глава 1

Ридан Нортель сердито пробирался к площади. После очередного письма из Совета настроение было преотвратным: мало им ограничений на наставничество, так они ещё и отчёты о работе требуют. Вот какое кому дело до успехов его учеников? Что эти выскочки о себе возомнили? Да ещё ко всему эта погода! Совсем не майская: солнце жарит так, что булыжник на мостовой — как печные угли. Ещё немного, и одежда задымится. Дышать тяжело, воздух такой плотный и вязкий, что аж пощупать можно...

Ридан остановился и осмотрелся. Он и не заметил, как оказался в самой толчее. Прохожие сновали туда-сюда, торговцы наперебой кричали о лучшем товаре. И чего это его понесло через Торговую площадь? Ридан уже собрался протискиваться дальше, как услышал истошный вопль. На миг гомон стих, а потом воздух взорвался ещё большим шумом.

Людской поток хлынул в ту сторону, откуда кричали. Увлекаемый им, Ридан вывернул из-за очередного прилавка и увидел кучку людей, которые размахивали руками и что-то бурно обсуждали. Пара торговок, схватившись за голову, картинно причитали.

— Да что же это деется-то, а? Прям посреди базара-то девка померла!

— Сплюнь, дура! Мож, живая она.

— Смотри, как головой хряснулась! И не шевелится. — Одна из торговок наклонилась и похлопала лежащую по щекам. — Померла поди. Прям на наших глазах.

Ридан растолкал галдящих зевак, выстроившихся полукругом, и увидел девушку. Она лежала на мостовой, неестественно скрючившись и выгнув руку. Подол простого коричневого платья задрался, оголив белые щиколотки, крупные жёлтые бусы сбились на спине, а тёмные косички разметались в стороны. Соломенная шляпа съехала, широкими полями закрыв лицо. Ридан присел рядом, нащупал пульс и прикрыл глаза, прислушиваясь к её чувствам.

Странно. Девушка будто спала и в то же время не спала. Любопытство, удивление, страх — промелькнули друг за другом в её голове. Миг — и всё исчезло. Теперь точно спит. Не понимая, что происходит, Ридан открыл глаза, аккуратно приподнял голову незнакомки, убрал шляпу и вгляделся в бледное лицо. Ничего примечательного: острые скулы, курносый нос, тонкие бледные губы, густые ресницы и тёмные брови. Встреть Ридан её на улице, прошёл бы мимо, не заметив. Он несильно похлопал по щекам, встряхнул — ничего не изменилось. Вот только...

— Что произошло? — Ридан выпрямился и вперил взгляд в ближайшего торговца.

— Да непонятно, сударь! Стояла она, бусы разглядывала, а потом глаза закатила и хлобысь! Упала.

— Да как пить дать обрюхаченная! — вставила торговка необъятных форм в заляпанном переднике.

— Да ты чего? — толкнула её в бок соседка, что-то жующая высокая женщина. — Приличная с виду-то.

— Так, может, она и замужняя?

— Да ну, — уставилась на девушку женщина, — мелкая она для замужней. Ей же от силы вёсен шестнадцать.

— Так это ж Варвара! — осенило вдруг щуплого мужичка, который до этого стоял позади толпы и всё никак не мог разглядеть лежавшую. — У Бастена работает, в лавке травника. Может, ей голову напекло, а? — Он протиснулся вперёд.

Ридан подхватил девушку на руки, не став слушать глупые догадки зевак. Коротенькие косички чиркнули по пыльной мостовой, подол взметнулся, руки безвольно повисли.

— Куда вы её, сударь? — донеслось вслед от щуплого мужичка.

— К целителю, — ответил Ридан.

Он знал, к кому отнести незнакомку: Иртан Хелтон жил недалеко. Поговаривали, что он буквально вытаскивал с того света больных. Ридан не верил в эти байки: уж кто-кто, а он как сильнейший тёмный маг в округе точно бы почувствовал творящуюся некромантию. Но Хелтон и правда был знатоком своего дела.

Жил Иртан в большом доме, больных принимал тут же: половину особняка занимала лечебница. Чуть не сбив слугу, Ридан поднялся по крыльцу, прошёл по тёмному коридору и, уже порядком устав, наконец добрался до кабинета целителя.

— У меня тут девушка, — прямо с порога начал он. — Упала посреди площади, представляешь? На первый взгляд просто спит, но из меня целитель-то паршивый. — Ридан говорил, а мысли то и дело возвращались к тому странному чувству, возникшему на площади.

Иртан поднял пронзительные синие глаза от письма, поставил перо в чернильницу, неспешно встал из-за стола, оглядел Ридана с ног до головы и, задержав взгляд на девушке, произнёс:

— Отнеси её в соседнюю комнату.

Ридан послушался и толкнул дверь, за которой находилась приёмная для больных. Обставлена она была сдержанно и просто: у левой стены — кровать, напротив — большое окно, занавешенное простенькой тряпицей, справа — стол с двумя стульями, в дальнем углу — большой резной шкаф. Ридан положил свою ношу на кровать. Девушка так и продолжала безмятежно спать.

Иртан вошёл в сопровождении хорошенькой помощницы. Бочком пройдя мимо Ридана, она присела рядом с кроватью, поводила руками над головой незнакомки, повернулась и, посмотрев на целителя, кивнула. Глаза у неё оказались голубыми.

— Пошли в кабинет, — сказала Иртан и развернулся к выходу.

— Куда? — Ридан опешил. — А как же… — начал он, но целитель уже скрылся за дверью.

Ридану ничего не оставалось, как последовать за ним. Едва вернувшись в кабинет, он напустился на Хелтона:

— Почему ты не стал её осматривать? Вдруг она...

Целитель поднял руку, останавливая гневную тираду:

— Ничего с ней не случится. Сейчас полежит немного, отдохнёт и придёт в себя.

— Так ты понял, что с ней?

— Не совсем, — покачал головой Иртан. — Но точно могу сказать, что ей ничего не угрожает. — Он налил тёмную жидкость из графина в стакан и протянул гостю.

— Откуда такая уверенность? — Ридан в раздражении дёрнул плечом, но стакан взял. — Ты даже не стал… Подожди, так ты её знаешь? — Он принюхался к содержимому стакана. Это оказался настой успокоительных трав.

— Да, — Иртан побарабанил пальцами по столу. — Это Варвара Ликтер, подруга моей ученицы Миты.

Ридан молча перевёл взгляд на стену, за которой находилась приёмная. Иртан кивнул:

— Славная девочка. У неё большой потенциал в целительстве, если сможет перейти на ступень жизни, конечно. Сейчас она уже на стадии огня.

— Так а что с этой девушкой-то? — вернулся к прежней теме Ридан.

— Я не знаю, — покачал головой Иртан. — Иногда она падает в обмороки. Когда девушка просыпается, она не помнит, что случилось перед приступом. А началось это около года назад, когда Варвара свалилась посреди дороги рядом с домом Миты. Та сразу распорядилась отнести несчастную сюда. Ну а я отказать в помощи, сам понимаешь, не мог. Тогда Варвара проспала целых три дня.

— И ты ничего не можешь с этим сделать?

— Увы, — развёл руками целитель. — Причину я вижу в голове, что-то из глубоких слоев. Я пытался до неё добраться, проник так глубоко, насколько это возможно, но нити ведут дальше. А лезть туда очень рискованно. Это может иметь необратимые последствия для сознания девушки. Видимо, это что-то врожденное. А узнать подробнее не у кого: она сирота.

— И откуда она?

— Варвара из Зоряна. Ты ведь тоже там был?

— Был, — кивнул Ридан и надолго погрузился в свои мысли.

Три года назад в двадцати верстах к северу на городок Зорян напала армия потусторонних существ. Жертв было много, да и почти все маги погибли. О причинах случившегося толковали разное. Одни считали это магическим экспериментом, вышедшим из-под контроля, другие — демонстрацией силы, предупреждением, третьи думали, что какой-нибудь маг-некромант сделал это просто так, потехи ради. Редким же выжившим жителям пришлось мириться и с потерей близких, и с утраченным домом. Они пытались жить заново. Никто не стал восстанавливать город, и он так и остался руинами — руинами светлой жизни своих бывших жителей.

— Её мать была из потомственных травников, — вырвал Ридана из задумчивости голос Иртана. — Она успела кое-чему научить девчонку. Сейчас Варвара у Бастена работает и живёт там же, в его лавке. У неё есть способности к магии земли, как и у всех травников. Это тебе виднее, конечно, чем мне. Но денег на наставника у неё, понятное дело, нет.

Ридан повернулся к двери:

— Ну что ж, пойдём ещё раз посмотрим на эту загадочную травницу.

 

Варвара медленно возвращалась к жизни. Открыв глаза, она чуть повернула голову и увидела размытый силуэт, который, скорее всего, сидел на стуле. Комната покачнулась, потолок накренился, а веки опять сомкнулись. Варвара попробовала пошевелить пальцами: бесполезно. Хотела попросить воды, но голос тоже не слушался.

Ещё одна попытка открыть глаза оказалась более успешной: ей удалось даже различить силуэт. Им оказалась Мита. Подруга вправду сидела на стуле за столом и читала книгу. Находились же они в приёмной целителя Хелтона.

— Опять… — всё-таки смогла прошептать Варвара.

Мита вздрогнула и, подняв голову, отложила книгу.

— Уже очнулась? Слава Воде, в этот раз быстро! — Она потянулась к стоявшему рядом графину. — Пить будешь?

Больная коротко кивнула. Целительница подошла, чуть приподняла ей голову и поднесла стакан ко рту.

Напившись, Варвара спросила:

— Где меня нашли?

— Опять ничего не помнишь? — Мита сочувственно глянула на подругу и присела на стул.

— Кажется, я хотела куда-то сходить с утра. — Варвара пыталась уловить мысль, бьющуюся где-то совсем близко, но та всё время ускользала.

— Ага, мы с тобой пошли на базар, — принялась рассказывать Мита. — И ты то ли специально от меня отстала, то ли зазевалась на что-то… Я тебя потеряла. Искала-искала — не нашла. Понадеялась, что сама объявишься. Вот, объявилась, — она всплеснула руками. — Ну сколько раз тебе можно повторять? Не ходи ты одна никуда. Не зря же тебя Бастен всё время в лавке держит! Теперь и со мной отпускать не будет.

— На базар? Не помню.

Мита сверкнула глазами, но Варвара не дала ей продолжить гневную отповедь:

— А что дальше? Как я оказалась тут?

— О, — подруга заулыбалась и, понизив голос, продолжила: — Тебя принёс сам Ридан Нортель, представляешь?

— Кто это? — Варвара приподнялась на кровати, подбила подушку и уселась повыше. Силы после приступа всегда возвращались быстро.

— Ты что? Ридан Нортель — известнейший маг смерти! Говорят, он отступников ловит.

— И что же он забыл в Слиме? — спросила Варвара с сомнением. Отступниками называли тёмных магов и некромантов, преступивших черту. Они слишком часто обращались за Грань, и энергия смерти становилась им необходима для жизни. Отсюда — многочисленные жертвы и тёмные ритуалы. Но Слим — тихий и спокойный город. После трагедии в Зоряне в округе ни о каких тёмных делах не слышали. — Кого здесь ловить?

— Так он здесь живёт, — огорошила Мита. — Говорят, его звали в столицу в Совет магов, но он отказался.

— Странный тип.

Раздался стук, и дверь отворилась. В проёме показался высокий молодой мужчина. Он сделал шаг вперёд, и солнечный луч, пробившийся через неплотно закрытые занавески, озарил его: рубашка засветилась белизной, а пуговицы и отстрочка на воротнике и манжетах засверкали золотом. У Варвары зарябило в глазах. Интересно, он всегда так наряжается? Как с королевского приёма. Она перевела взгляд ниже: тёмно-синие штаны заправлены в высокие сапоги, на поясе прикреплены узкие ножны, из которых торчит рукоять кинжала, украшенная изящной золотой вязью. Благородный петух.

Мита вскочила со стула. Варвара, пользуясь положением больной, решила, что с неё хватит просто приветствия.

— Добрый день, господин Нортель, — начала она и запнулась. Тёмно-русые короткие волосы, сжатые губы, острый подбородок, холёное красивое лицо, а глаза… Почти чёрные, они завораживали, проникая в самую суть. Казалось, он читал все мысли, ощущал чувства, мог узнать обо всех тайнах и самых потаённых уголках души. Варвара с трудом моргнула. — Простите…— она собрала волю в кулак и отвела взгляд, решив смотреть на расстёгнутую верхнюю пуговку рубашки. — Я ещё нехорошо себя чувствую, поэтому...

Это ж сколько нужно энергии на такую мощь взгляда? И какая же стихия спрятана в человеке с таким цветом глаз? Неужели Мита права, и перед ней сейчас стоит сильнейший маг смерти, колдун?

— Да, можете не вставать. — Нортель, усмехнувшись, подошёл к окну и отдёрнул занавески. Комнату затопил яркий свет уже клонящегося к горизонту солнца. — Варвара Ликтер из Зоряна, верно?

— Да…

— Вы правда не понимаете, откуда у вас столь внезапный и беспробудный сон? — безразличным тоном спросил Нортель, глядя в окно.

Варвара в недоумении посмотрела на его ровную спину. Зачем спрашивает? Разве он может понять, правду она говорит или нет, если даже не смотрит на собеседницу? И какое ему вообще дело до безродной травницы?

— Правда.

— Как вы попали к травнику?

— Из Зоряна меня вывез маг, живший с нами по соседству. Он к господину Бастену и посоветовал. Говорят, что у меня есть дар.

Нортель обернулся и странным стеклянным взглядом, от которого стало немного не по себе, посмотрел на Варвару. Она мало что слышала о магах и уж тем более никогда не видела, как они работают, но в эту минуту ей показалось, будто колдун считывал её ореол. Сама Варвара не видела энергопотоки. Изредка у неё получалось засечь синие или зелёные линии, но никогда среди людей, только в уединении — один на один с природой.

— А что со способностями? — как ни в чём не бывало спросил через некоторое время Нортель и вернулся к изучению пейзажа за окном. Скрестив руки на груди, он стоял с идеально ровной спиной. Варваре тоже нравилось смотреть на сад господина Хелтона, но ещё больше — гулять в нём. Сейчас, когда деревья начинали подёргиваться зелёной дымкой и сочный травяной ковёр уже покрывал землю, молодая травница чувствовала себя прекрасно. И, гуляя в саду или парке, она ощущала необычайное слияние с природой. Будто становилась каждой травинкой, тянущейся к светлому небу, каждым листочком, дрожащим на ветру, каждой птичкой, поющей свои песни солнцу. Весна всегда была её временем.

Варвара очнулась от покашливания Миты и, заметив, что пауза затянулась, поспешила ответить:

— Не знаю.

— Так в вашем случае, чтобы работать с даром, необходимо развитие хотя бы первой стадии.

Варвара пожала плечами. Отвечать ей было нечего: она знала, что для овладения даром травника нужно обучиться магии земли. Но где ей взять денег?

— Так как же ты работаешь? — вновь спросил Нортель. В его голосе не было слышно ни капли интереса, как будто маг составлял никому не нужное досье.

— С даром я не работаю. Просто знаю рецепты и время сбора трав, а господин Бастен всё контролирует. У меня мама травницей была, научила.

— Потоки совсем не видишь?

Варвара поморщилась. Значит, не послышалось: Нортель уже и обращение сменил. Спесивый индюк.

— Немного, когда одна в лесу или у воды.

— У воды? — Нортель обернулся и вновь пронзил стеклянным взглядом.

Да что ему надо? Варвара посмотрела на Миту, всё это время истуканом стоявшую у стула. Подруга не сводила глаз с Нортеля. Даже захотелось подойти и шикнуть на неё.

— В родне как с магами?

— Мама была травницей и недоученной магиней земли, другими стихиями не владела. Дед по отцовской линии был целителем, да рано умер. У отца хоть и проявились способности к воде, наставников ему никто не нанимал.

Нортель кивнул своим мыслям и направился к двери.

— Всего доброго, девушки. — Он усмехнулся, глядя на Миту, и вышел, не дожидаясь ответа.

Несколько ударов сердца в комнате стояла тишина. До звона в ушах. Целительница опустилась на стул, потрясенно глядя на дверь, и шумно выдохнула.

— Как гора с плеч, — сказала она, откинулась спиной на стену и закрыла глаза. — Что это за человек-то такой?

— Мне интереснее, зачем он приходил? — хмуро заметила Варвара.

— Не знаю. Что-то ему от тебя нужно.

— Что от меня может быть нужно магу его уровня? Ты видела его глаза? Такое ощущение, что он смотрел буквально насквозь.

— Да уж, — поёжилась Мита. — Хорошо, что он на меня так не глядел. А то я бы чувств, наверное, лишилась. Но зачем-то он же задавал вопросы.

Вместо ответа Варвара перевернулась на бок.

 

Погода продолжала радовать. Солнце ощутимо припекало, по небу лениво проплывали редкие облака, птицы перепархивали с ветки на ветку, горланя на все лады. Ребятня вывалила на улицу, резвилась с утра до ночи да бегала на речку. Для купания, конечно, ещё рано, но чтобы помочить ноги у берега — вполне.

Варвара, готовя отвар от кашля — угораздило же кого-то в такую погоду свалиться с простудой! — приплясывала от нетерпения. Ей хотелось петь, танцевать и веселиться. Почти всё время она сидела в лавке, не ходила ни на какие встречи, на праздниках не веселилась, в развлечениях молодёжи не участвовала. Снег всегда её угнетал. Хотелось забиться в угол и впасть в спячку до весны, как ёжик. А сейчас мечталось бежать на улицу: в лес, на речку — неважно, лишь бы подальше от надоевшей лавки и отваров. Правда, господин Бастен всё равно никуда не отпускал. Говорил, что с таким слабым здоровьем нужно дома сидеть...

Дверь отворилась, звякнул колокольчик на подкове — странный символ, призванный защищать дом от злых духов, — и в лавку зашёл Ридан Нортель. Сегодня на нём была простая одежда: холщовые штаны и хлопковая рубаха. Впрочем ножны остались неизменными. Он даже показался Варваре обычным человеком, но ненадолго: маг обвёл помещение взглядом, и у неё внутри всё похолодело.

— Добрый день, господин Нортель, — она опять потеряла волю и не могла сосредоточиться.

— Добрый, Варвара. — Колдун подошёл к миниатюрной печке, на которой булькал отвар, взял ложку и принялся помешивать варево. — Насколько мне известно, средство от кашля нужно постоянно мешать при кипении.

Наваждение лопнуло, как мыльный пузырь.

— Да, п-простите. — Варвара спешно взяла ложку из рук Нортеля и начала мешать сама.

Гость отошёл к шкафу с травами и выжимками и стал внимательно разглядывать содержимое полок.

— Мне нужно зелье уверенности, — вдруг сказал он.

— Что? — Варвара опешила. Зачем ему может понадобиться подобное средство? Да он одним своим взглядом вводит окружающих в ступор!

— Зелье уверенности, — повторил Нортель, чуть обернувшись. — Можно добавить ещё каплю спокойствия.

— Но, — начала травница, — у нас нет готовых зелий. Все они делаются на заказ.

— Конечно, — скривился колдун и вернулся к своему прежнему занятию. — Я в курсе, что зелья ограничены в хранении.

— Простите, — Варвара почти уткнулась носом в кастрюльку с отваром. Приятно пахло мятой и солодкой, сладко выделялся фенхель. Варвара потянулась за сухими листьями мать-и-мачехи и добавила ложку в отвар.

— Мне нужно, чтобы ты его приготовила.

«Что? — чуть не спросила Варвара, но вовремя остановилась. — А, зелье. И что ему сказать? Что я не слышала о таком?»

— Заказы господин Бастен принимает только лично, — предприняла она попытку увильнуть.

— Так позови его. В чём проблема? — Нортель повернулся и в упор посмотрел на Варвару.

— Его сейчас нет, — тихо ответила она.

— И что ты предлагаешь? Я должен ждать? Заказ оплачиваю вперёд, так какая разница, кто его принимает? Делать же всё равно тебе.

— Я не знаю такое зелье, — ещё тише сказала Варвара.

— Значит, мать всё-таки не успела тебя научить. — Нортель на мгновение задумался, потом продолжил: — Ничего страшного. Думаю, ты сможешь сама всё сделать. Необходимое здесь есть, — он указал на шкаф.

— Вы знаете рецепт? — воспряла духом Варвара.

— Травнику не нужны рецепты. На то у тебя и дар, чтобы чувствовать необходимый состав и способ приготовления.

— Но я не пользуюсь даром, — Варвара обречённо посмотрела на отвар от кашля. В него ещё нужно насыпать пару ложек измельченного корня алтея, который Бастену привозили из Хасии — в Бемирании он не рос. Она подошла к шкафу и взяла с полки деревянную баночку.

— Вот сейчас ты как варишь этот отвар?

— По рецепту.

— А алтей тоже есть в рецепте?

Варвара непонимающе посмотрела на Нортеля, потом на баночку в руках.

— Кажется, нет, — растерялась она, — но его запаха не хватает.

— Правильно, добавляй, — сказал Нортель, и травница послушалась. — Это и есть дар. Видимо, у тебя он проявляется через запах. Со временем ты сможешь к нему обращаться осознанно. Если освоишь магию земли, конечно.

Варвара слушала объяснения вполуха. Она и правда всегда определяла готовность отваров по запаху и часто отходила от строгой рецептуры, добавляя что-то от себя. Бастен замечал это, иногда хмурился, но чаще хвалил.

— Вот и свари мне зелье! Иначе мне придётся поговорить с травником на тему твоей непригодности. Поверь, я умею быть убедительным.

Варвара вздрогнула. Уж точно умеет. Да чего он к ней привязался? Выхода, похоже, не было.

— Но я всегда начинала с рецепта… — начала она снова, снимая готовый отвар с печки, но Нортель её остановил:

— Хватит! Либо начинаешь работать, либо я ухожу.

Травница вздохнула и, подойдя к шкафу, закрыла глаза и сосредоточилась. Так, что надо в итоге? Уверенность и каплю спокойствия. А не начать ли с… Варвара взяла баночку с маслом из зверобоя и специальный подсвечник для испарения, налила в углубление воды, добавила несколько капель масла и зажгла свечу. По лавке разнёсся приятный свежий аромат. Зелёный.

«Матушка Земля, помоги, — Варвара опять прикрыла глаза и глубоко вдохнула, — что мне делать дальше?» Воздух замерцал, и свеча подёрнулась зелёной дымкой. Миг — и наваждение пропало. Варвара вдруг вспомнила прошлое лето. Как она бродит на опушке леска, где много липы. Это дерево цветёт недолго, и нужно успеть поймать момент, когда в соцветии много распущенных цветков, но уже появляются бутоны. Тогда она успела… Травница решительно пошла к противоположной стене, где на натянутой веревке висели мешочки с травами и цветами, сняла один из них и положила на стол.

Внезапно около свечи проявилась неяркая зелёная нить, ведущая на улицу. Варвара несколько раз моргнула — поток не пропал. Поражённая, она отворила дверь и пошла по следу. Нить вывела за дом в небольшой сад, где господин Бастен выращивал полезные растения. Обогнув облепиху, куст смородины и грядку с мелиссой, Варвара вышла к делянке с вербеной. Её сбор приходился на конец лета, когда верхушка начинала цвести, а сейчас май… но нить заканчивалась именно здесь. Если вербена не цветёт и её корень сейчас тоже не нужен, то, может, подойдут листочки? Травница наклонилась, сорвала семь плотных овальных, почти без прожилок листов, и, вернувшись, растёрла их в кашицу, залив стаканом холодной кипячёной воды. Пусть настаиваются.

В воздухе запахло мелиссой и ромашкой. Варвара взяла сушёные листья и, заварив кипятком в глиняном горшке, укутала полотенцем, затем вернулась к липе: залила цветки водой, поставила вариться на печку и принюхалась к снадобью. Чего-то не хватало… Она потянулась к полке и достала оттуда баночку с маслом женьшеня, добавив несколько капель в настаивающуюся вербену. Когда липа начала закипать, Варвара сняла отвар с огня и смешала с мелиссовым чаем, после чего бросила взгляд на шкаф, где одинокий солнечный луч подсвечивал настойку боярышника. Она решительно схватила её и, добавив половину пузырька в свою смесь, перелила всё обратно в глиняный горшок, укутала и прислонила к печке. Осталось подождать часов шесть, добавить настой вербены — и зелье готово.

Варвара опустилась на стул и только тут обратила внимание на колдуна. Нортель стоял возле окна, скрестив руки, и внимательно наблюдал за ней.

— Ой, вы ещё здесь?

Маг удивлённо поднял брови:

— А где же мне ещё быть?

— Простите, — Варвара опустила глаза. — Зелье будет готово только через шесть часов. Дело уже идёт к вечеру, может, придёте за ним завтра?

— Хорошо. — На удивление Нортель не стал спорить, положил на стол серебряную монету и сказал: — Остальное завтра.

Он уже приоткрыл дверь, когда Варвара нашла в себе силы сказать:

— Но это слишком много! Зелье не стоит и половины этой монеты. — Она схватила серебрушку и протянула.

— Ты не знаешь цену своему дару, — ответил Нортель и вышел.

 

Ридан сочинял письмо в Совет магов, когда дверь его кабинета с размаху открылась и стукнулась о стену. Стёкла на стоящем рядом трюмо задребезжали. В комнату ворвался рыжий ураган.

— Я так и думал, что в такую прекрасную погоду найду тебя здесь, — ураган дошёл до стола и заглянул в письмо, — сидящим за никому не нужными работами.

— Раз я за ними сижу, то эти работы нужны хотя бы мне, — буркнул Ридан. — И тебе здравствуй.

Он поднял глаза на рыжий ураган. Дулон Миктель считался его учеником, хотя их общение давно переросло в дружеское. Из каких только передряг ни приходилось его вытаскивать Ридану… Неуёмный характер воздушника плескался через край и частенько доставлял неприятности.

— Только тебе. — Дулон перемахнул через кресло и уселся напротив. — Что ты на этот раз строчишь?

— Да Совет вконец обнаглел, — поморщился Ридан. — Требует раз в два месяца подавать отчёт об успехах учеников: кто на какой стадии, какие видит потоки, с какими энергиями справляется.

— Зачем это им? — Дулон потянулся к вазочке со сладостями, зачерпнул горсть орешков в карамели и громко захрустел.

— Зачем-зачем? — Ридан отбросил перо и откинулся на кресло. — Для «систематизации магически одарённых жителей», — процитировал он письмо. — Видите ли, хотят быть в курсе магического уровня страны. Попросту говоря, знать сколько реальной силы на стороне наставников!

— Ну а чего ты так бесишься?

— Ты правда не понимаешь? Сначала они вводят ограничение на учеников, теперь требуют отчёты — это же всё об одном! Чем меньше наставников захотят связываться с обучением, тем больше цветноглазых ребят придёт в школу!

Ридан в раздражении побарабанил пальцами по подлокотнику. Ему очень не нравилось то, что происходило с магией в стране. Наставников всё больше ущемляли, хотя только они на самом деле обладали даром обучать. Столичная школа же с каждым годом увеличивала набор учеников, а это означало, что способности детей с цветными глазами пропадали впустую. После загребущих лап Совета с ними было невозможно работать: их потенциал не поддавался развитию.

— Разумно, — Дулон закинул в рот очередную порцию орехов. — Да и бездна с ними. Кстати, не указывай меня учеником, и одним отчётом станет меньше.

— А одним больше. Я собираюсь взять ещё одного.

— Ты же говорил, что больше ни-ни? И чем же тебя сразил наш будущий соратник?

— Соратница. Она…

— Она? — Улыбка Дулона стала ещё шире. — Неужели?

— Успокойся, — резко осадил Ридан. — Это травница. Необученная, потоки почти не видит, но даром уже пользуется.

— Интересно, — друг подался вперёд. — Точно необученная?

— Проверял по полной и её, и подругу. Кристально честные. Я бы даже сказал, чистые души. При этом девчонка вчера приготовила зелье уверенности, совершенно про него не зная.

Дулон присвистнул:

— Оно не из простых, верно?

— Да, причём не хватало ингредиентов, но она справилась.

— Когда познакомишь?

— Вот вернусь из Камена, тогда и посмотрим. — Ридан взял перо и на вопросительный взгляд пояснил: — Хочу наведаться в Совет. Составишь компанию?

— Спрашиваешь, — Дулон улыбнулся и подмигнул: — Этим выскочкам давно нужно показать, кто есть Ридан Нортель!

В ответ Ридан лишь скривился.

 

Варвара сидела в углу на лавке и смотрела на приготовленное зелье уверенности. Как она его сделала? Мама не учила ничему подобному, даже не рассказывала, что можно варить средства, так глубоко влияющие на энергопотоки человека. Ладно там, отвар от кашля, настой от насморка или мазь от прострела. Но придание уверенности? А ведь можно было сварить зелье памяти, устремлённости, решительности и много чего ещё. Варвара не знала их, но откуда-то чувствовала, что смогла бы их приготовить.

Интересно, а что будет, если глотнуть этого зелья? Характер изменится или настрой? Что человек может сделать под его дейтсвием? Может, бросить всё и убежать? Хотя зачем бежать… Тут у Варвары есть всё: работа, кров, подруга, любимое занятие, неизвестная болезнь и постоянный контроль со стороны хозяина… Ведь Бастен никуда не отпускал, только и заставляя сидеть в лавке да отвары варить. Что ждало в будущем?

Хорошо бы выучиться на мага — вот кто по-настоящему владеет своей судьбой! О наставнике нечего даже и мечтать — столько денег за всю жизнь не заработать. Варвара погрустнела ещё больше и, вглядевшись в тёмно-зелёную жидкость, принюхалась. Сладковатый запах напомнил о далёком лете, когда они вместе с мамой уходили в лес за травами. Она говорила, что в столице есть особая школа, где принимают ребят с цветными глазами, а значит, магически способных. Там их обучают разным наукам, а в особенности — управлению стихиями. Точно! Вот же решение!

Варвара рывком поднялась, сбегала в свою комнату, взяла котомку и стала лихорадочно собирать вещи. Тряпок нашлось немного, а вот трав и корешков оказалось в избытке. Покидав всё в сумку, она остановилась в нерешительности, несколько мгновений раздумывала, а потом схватила серебрушку со стола и спрятала её в потайной карман платья. Мелкие медные монетки уже лежали в кошеле вместе со всеми вещами. Пузырёк с зельем уверенности она поставила в шкаф на среднюю полку. Бастен вряд ли станет проверять содержимое каждой баночки, а Нортель догадается, где искать.

Накинув плащ — уже смеркалось, и разгуливать в летнем платье было прохладно, — Варвара выскочила за дверь. Она направилась вниз по улице, прошла два перекрёстка и свернула на третьем, попав в район торговой гильдии. Ей нужен был четвёртый справа дом с флюгером в виде выцветшего жёлтого петушка, резными ставнями, массивными воротами и почти прозрачным забором.

Открыл Варваре сам хозяин — подтянутый, пожилой уже купец Михал в светло-серой рубашке, коричневых штанах и заляпанном огромном фартуке. В одной руке он держал безголового петуха.

— О, Варюшка, здравствуй, — его улыбка растворилась в седой бороде, а серые глаза радостно блестнули. — Никола, забери у меня наконец этого горластого! — гаркнул он в сторону. Тут же из сарая, стоявшего в глубине двора, выскочил тощий безусый юнец, кивнул Варваре, что-то пролепетав, схватил тушку и убежал обратно.

— Здравствуйте, Михал, — Варвара чуть склонила голову в приветствии.

— Да ты проходи-проходи, чего в воротах-то стоишь, — Михал махнул в сторону дома, попутно вытирая руки о передник. — Чем обязан неожиданному приходу? Не случилось чего?

— Нет-нет, — Варвара замялась, теребя в руках котомку. — Я хотела узнать, когда у вас ближайший обоз в Камен отправляется? И кто поедет?

— Так я и поеду, завтра же, — Михал показал на телегу, гружённую торбами. — Привезти чего надо?

— Нет, — Варвара отчаянно замотала головой, поражаясь своей наглости и смелости. — Мне самой в столицу надо. У вас не будет места?

— Да почему ж не будет? Помочь хорошему человеку — доброе дело. — Михал почесал седую макушку. — Да и травница в дороге не помешает, путь-то не близкий. Приходи на рассвете.

— Спасибо! — засияла Варвара и вприпрыжку отправилась обратно в лавку.

Оставаться в Слиме она не хотела. Здесь её ничто не держало. Разве только подруга, но Мита поймёт. Нужно будет передать ей записку. А менять в своей судьбе что-то нужно! Кто, если не она, сама за себя в ответе?

За приступы Варвара не боялась: они случались не чаще двух раз за месяц, а последний был пару дней назад. Так что до Камена доехать получится, а там уже в школе помогут. Школа… Вот где учат управлять энергопотоками! Может настоящим магом, ей и не стать, но зато помощником — запросто. Там и про дар наверняка расскажут. А то каждый раз впадать в транс, чтобы сварить зелье, совсем не хочется. Да и помощник мага всяко лучше помощника травника!

 

С утра, когда солнце ещё не прошло и четверти своего дневного пути, Ридан Нортель заявился в лавку травника, но застал там лишь господина Бастена.

Поприветствовав хозяина, он спросил:

— Мне бы с помощницей вашей, Варварой, увидеться.

— Не получится, — развёл руками добродушный толстячок, больше похожий на мясника, чем на травника. — Уехала она сегодня.

— Как уехала?

— Да вот так. Девка полоумная, не зря я её не выпускал никуда. — Бастен принялся с усилием тереть несуществующие пятна на столе, бормоча под нос ругательства. От него шли волны раздражения и досады.

— Она мне зелье должна была.

— Не знаю ни про какое зелье. — Бастен направился к шкафу. — От чего зелье? — Он открыл дверцу шкафа, но Ридан отодвинул его руку, процедив:

— Я сам. — Прямо по центру средней полки стояла та самая уверенность. Ридан быстро взял пузырёк. — Вот, за зелье, — он положил на стол монету и спросил: — Надолго уехала?

— Скорее всего, надолго. — Бастен опустился на лавку и понурил голову. — Где ж я теперь новую помощницу искать-то буду? Написала, что если за три седьмицы не обернётся, то потом не раньше чем через год явится. Э-эх, — он обречённо махнул рукой.

— Так куда она направилась?

— В Камен, с обозом.

— И что бедной сироте могло понадобиться в столице? — Ридан удивлённо поднял бровь.

— Да откуда ж мне знать? — Бастен поднял глаза и спросил: — А зачем вам она понадобилась? Может, я смогу помочь?

— Нет, — отрезал Ридан и вышел из лавки.

 

Слим стоял на пересечении трёх больших трактов. Один тракт шёл на Камен, другой вёл на большой портовый город Нирск, а третий уходил через границу с Хасией. Благодаря этому Слим являлся одним из крупнейших торговых городов Бемирании. Столица же — Камен — находилась примерно в двухстах верстах к северо-западу.

С основным обозом Варвара и Михал встретились за городскими воротами. Кроме них, тут ещё были четыре купца. Всего дюжина телег и пяток конных для охраны. Обоз небольшой, да ещё и полупустой, так что ехали скоро, и к концу восьмого дня уже показались ворота Камена. Распрощавшись с купцами и поблагодарив их за дорогу, Варвара направилась искать ночлег.

Поплутав по незнакомому городу, она обратила внимание на вывеску с надписью «Сытый путник». Здание оказалось небольшим трактиром с милым и уютным обеденным залом на шесть столов, расположенных вдоль стен, стойкой справа и винтовой лестницей в углу. Окон в зале не было, зато на стенах висели намалёванные картинки: вот здесь, наверное, море (Варвара его никогда не видела, но догадывалась) — всё сине-зелёное с какими-то белыми гребешками, — там горит костёр, разгоняя мрак вокруг, тут заливные луга под голубым небом, а прямо перед дверью — стыд и срам — какая-то разукрашенная девица в странного вида одежде, держащая в отставленной руке поднос с дымящейся куриной ножкой.

Круглолицый хозяин искренне обрадовался новой постоялице и даже пообещал скидку за комнату, если она оплатит на неделю вперёд.

Наутро Варвара пошла на прогулку. Выйдя из трактира, она отправилась по улице к главной площади, дорогу к которой ей подсказала молоденькая служанка. Травница гуляла чуть ли не с открытым ртом, вертя головой как маленький игрушечный болванчик. Её поражало всё: от боя часов на главной площади до людских разговоров, от украшений домов до нарядов горожан, от парков до тихих переулков. Ритм столицы захватывал, подавлял, подчинял. Огромный темп, который набирала жизнь на здешних улицах, нельзя было даже сравнивать с размеренным течением тихих улиц Слима. Яркие наряды жителей не вязались с представлениями Варвары. У них в Слиме так одевались только по праздникам. Заборы здесь красили в яркие разные цвета, дома украшали всевозможными наличниками, коньками, ставнями, как будто каждый житель пытался перещеголять другого. Клумбы могли соперничать с лучшими цветочными лавками.

Как только Варвара вышла на главную площадь, её сразу же завертело, закружило в общей толпе. Все куда-то бежали, кого-то звали, кого-то искали. В глазах запестрило с непривычки: всё мерцало, кружилось, летело. Последней промелькнувшей её мыслью было, что она так и не успела дойти до школы и найти лекаря.

 

Добравшись до Камена, Ридан решил наведаться в школу магов. О сумасбродном решении травницы он узнал от Миты. Может, повезло, и девчонка ещё не успела туда сунуться? Вытащить из загребущих лап Совета одарённую зеленоглазую, конечно, можно, но нелегко. А договариваться и уступать Ридан Нортель не любил.

Продираясь через главную площадь, он не особо заботился о прохожих. Ничего страшного с ними не случится. Вслед летели гневная ругань и проклятья, но Ридану было всё равно. Он всем сердцем ненавидел столицу. Здесь раздражало всё: от излишне вычурных домов до аляповато-ярких нарядов, от вечно спешащих людей до их разговоров, да и бой часов на главной площади каждые полчаса действовал на нервы своей монотонностью и неотвратимостью.

Впереди толпились люди. Ридан уже начал заворачивать, чтобы обойти их по большой дуге, как услышал обрывки фраз:

— …нибудь за доктором! — женский почти визг.

— Да что же это такое! Затоптали прям средь бела дня! — причитания другой.

— Носилки! Дайте же скорее носилки! — крик третьей.

Ридан замер, не веря. Неужели всё-таки повезло? Он вклинился в толпу и начал расчищать дорогу. На сей раз Варвара лежала на правом боку посреди главной площади столицы. Кисть была вывернута и заведена назад, как если бы она пыталась выставить руку, чтобы смягчить падение. Голова наклонилась чуть вперёд, тёмные косицы лежали на груди, а одна из лент развязалась и вилась по булыжнику небесной змейкой. Ридан легко подхватил безвольное тело на руки и понёс прочь с площади, не ответив ни на один вопрос любопытствующих.

 

Варвара с трудом разлепила веки и уставилась в потолок. Тело отказывалось слушаться. Скрипнула дверь, травница поспешно закрыла глаза и выровняла дыхание. Мысли беспорядочно бились в голове, ударяясь друг о друга, и никак не хотели договориться.

Интересно, как долго она спала, кто ее принёс и куда?

— Очнулась? — без приветствия спросил мужской голос. — Пить будешь?

Глаза сразу распахнулись, а голова смогла чуть повернуться. Ридан Нортель? Как? Колдун подошел к столу, налил из графина немного воды в кружку и поднёс к кровати.

— Это становится традицией: уносить твое тело с людных площадей.

Варвара подняла руку, взяла кружку и, немного смочив горло, произнесла:

— Добрый день, — она осмотрелась. Комната оказалась похожа на её собственную: белый потолок и серо-голубые стены, сундук в углу и застиранные занавески на окне.

— Да не такой уж он и добрый, — неприветливо ответил Нортель. — Рассказывай, как ты тут очутилась.

— Приехала вместе с торговым обозом.

— Зачем?

Варвара с недоумением посмотрела на него. Почему-то сейчас она не испытывала того давящего чувства, что при прошлых встречах. Грубить не хотелось, но и объяснять что-либо — тоже.

— Раз уж мне суждено таскать тебя, когда ты в обмороке, хотелось бы знать, где ты окажешься при следующем, — пояснил Нортель, скривив губы.

Варвара опустила глаза и почувствовала, как щёки наливаются румянцем.

— Так зачем ты приехала в столицу? — повторил колдун, почему-то ему хотелось это знать.

Она не стала скрывать:

— Я хочу попробовать поступить в школу при Совете.

— Так, — Нортель говорил ровно и спокойно, но Варвара поёжилась, по рукам пробежали мурашки, — ты хоть понимаешь, кем будешь после обучения в школе?

— Помощником какого-нибудь мага.

— Помощником? — произнёс колдун, как плюнул. — Это они так называют! Из школы выходят не-маги, полностью лишенные индивидуальности. Самых сильных на последнем курсе разбирают себе эти ублюдки из Малого Совета якобы на практику. На самом деле на окончательную перековку. Они настраивают магические каналы ученика на себя, чтобы беспрепятственно качать из них силу. Они хуже некромантов. — Ридан выдохнул и уже спокойнее продолжил: — Рано или поздно такой помощник становится неспособным даже свечу зажечь, и его просто списывают, как вышедшую из строя вещь, а себе берут нового ученика. А те выпускники, кто слишком слаб для того, чтобы быть такой подпиткой, отправляются на работу к этим же магам. Туда, где нужны минимальные магические способности, а обычные люди не подходят.

Варвара уставилась на колдуна, не веря своим ушам. Всё, что она знала, это то, что в школу могли поступать ребята без денег. Ридан несёт полную чепуху! Она даже поймала себя на том, что приоткрыла рот и выпучила глаза. Тьфу ты...

— Но если всё так, как вы говорите, почему же эта школа существует?

— Потому что надо же куда-то девать лишних людей со способностями. Наставников на всех не хватает. Вот король и велел создать заведение, где могли бы найти им применение. Поначалу всё выглядело довольно безобидно, детей и правда обучали, но очень быстро поняли, что без дара всё равно невозможно раскрыть потенциал. Кто-то особо догадливый решил использовать их силу для своей пользы. И, чтобы другие маги не возмутились, пришлось делиться.

Нет, всё-таки такое просто не могло быть правдой.

— Но почему сейчас король это допускает?

— Да он совсем не вникает в дела магов. Главное, что к нему они не лезут, лишнее внимание к себе не привлекают. Всем хорошо, все довольны. За время обучения с учащимися так работают, что они уверены, что служат высшему благу и выполняют священную роль, чуть ли не миссию. И мыслят все одинаково. При коллективном обучении общей программе убивается не только магическая индивидуальность, но и личность. Слишком тесно магические каналы переплетаются с духовными. Магия вживлена в сознание. Это неразрывные процессы. Когда наставник подбирает программу для обучения, он работает не только с магией. А из школы выпускники выходят все одинаковые, как будто искусственно созданные. Поэтому и берут туда только тех, чье отсутствие особо никто и не заметит. Но, так как поступают туда добровольно и на работу по окончанию тоже идут добровольно, то всё законно. Возмутиться некому.

— Но ведь вы-то знаете правду! — Варвара подскочила с кровати и тут же упала обратно: ноги ещё подкашивались.

— Знаю. И мне это не нравится, но официально-то придраться не к чему. Поэтому советую ещё раз подумать, прежде чем соваться в школу.

— Хорошо. — Н-да, интересно, как бы проверить, что творится в этой школе на самом деле? Варвара вдруг вспомнила: — Спасибо, что забрали меня с площади, — и опять потупилась.

— Кстати, о площади: как тебе в голову пришло соваться в другой город со своими обмороками?

— Я думала, в школе мне помогут.

— Да уж, там точно помогут, — Нортель усмехнулся. — Давай сделаем вот что: ты сейчас отдохнёшь, соберёшься с мыслями, всё взвесишь, и мы завтра отправимся в Слим. — Он помолчал, пристально глядя на неё, затем добавил: — Лучшего целителя, чем Хелтон, тебе не найти. А обучать магии и управлению даром буду я.

— Вы? — Варвара опешила, а затем добавила смущённо: — У меня нет денег.

— Мне не нужны твои деньги. Считай это жестом доброй воли. Ну или не совсем доброй, — усмехнулся колдун, глядя на её лицо. — Скажем так: мне интересен твой дар. — После этих слов он пошёл к выходу и, уже взявшись за ручку двери, бросил: — Можешь оставаться здесь, сколько хочешь, но я выезжаю завтра на рассвете. Рекомендую быть уже с вещами.

Дверь за колдуном закрылась. Варвара устало откинулась на подушку.

  • Афоризм 122. О работе / Фурсин Олег
  • Города на рельсах / Танзупар ~ Сергей Абрамовв
  • Нежелательная встреча, часть 1 / Почти Шерлок Холмс / Филатов Валерий
  • Лютая любовь / Волшебные рыбки / Seva_S
  • Свет во тьме / Стиходромные этюды / Kartusha
  • Не познав / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Так и не узнаешь / Жабкина Жанна
  • Здесь можно летать / Утренние сны / Тигра Тиа
  • Валентинка № 8 / «Только для тебя...» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Касперович Ася
  • Как мой папа служил в армии / Белянская Таисия Геннадиевна
  • Игры для людей брачного возраста / братья Ceniza

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль