Маленький Фей. Книга первая, часть вторая (главы 9-13)

0.00
 
Ремер Михаил
Маленький Фей. Книга первая, часть вторая (главы 9-13)
Изгнанник Фей
Изгнанник Фей

 

Глава десятая. Новые друзья

Первое, что он почувствовал, проснувшись рано утром, это запах свежеиспечённых пирожков и горячего шоколада. А ещё необъяснимо-радостное настроение от того, что снизу доносились куплеты весёлой песенки, которую напевала Бабушка. Впрочем, ничего особо необычного в ней не было, эту песенку пела каждая фея, просыпаясь рано утром и готовясь к новому дню. Вот, только откуда Бабушка узнала её? Задумавшись, он вспомнил вчерашний разговор и мысленно укорил себя за то, что не поверил ей. Что же, это будет хорошим уроком. Потянувшись, Фей оглядел свою комнату. Небольшая, но очень уютная и, о чудо! Так похожая на его комнатку в Долине: под самой крышей с красивым видом на цветочный сад. Маленький письменный столик, у стенки рукомойник с вешалкой для полотенец, красивые в цветочек обои и тончайшей работы воздушные шторы.

— Как же здесь хорошо! — радостно воскликнул он, но тут же погрустнел, вспомнив про старика Мирека с его лачугой и неказистыми горшками. Он и не думал, что когда-нибудь ему их будет так не хватать!

Размышления Фея вдруг нарушил заливистый лай Овчара. Мигом соскочив с кровати, мальчик подбежал к окну и выглянул во двор. Каково же было его удивление, когда он увидел весёлых Пашу и Машу, со смехом кидающих друг другу ярко-красную летающую тарелку, стараясь увернуться от выписывающего потрясающие пируэты Овчара. Увидев в окне Фея, Паша бросил тарелку ворчащему от удовольствия псу и, помахав Фей рукой, громко окликнул его.

— Мы и не думали, что ты такой соня! Спускайся скорее к нам, мы так здорово играем с твоим Овчаром!

— Спускайся! — тоже помахала рукой Маша. — Бабушка вот-вот приготовит пирожки, так что у тебя совсем немного времени, чтобы умыться и хоть чуть-чуть поиграть с нами до завтрака.

— Я сейчас! — мигом переодевшись и умывшись, он выскочил на кухню, где застал Бабушку.

— Доброе утро, малыш! Как тебе спалось на новом месте?

— Доброе утро, Бабушка. Спасибо, постель такая мягкая и уютная, что я заснул как только лег на неё.

— Рада, что тебе понравилось. Скоро будут готовы пирожки, так что советую тебе пойти поиграть с ребятами. Познакомитесь поближе, нагуляете аппетит. Кстати, я смотрю, Маше с Пашей очень понравился твой пёс.

— Спасибо! — улыбнулся Фей и выскочил на улицу к своим новым друзьям и тут же присоединился к их игре с Овчаром.

Ровно через полчаса Бабушка позвала ребят к столу. Решив не завтракать на веранде, где из-за протопленной печки даже сейчас было слишком жарко, они переместились в резную беседку, поближе к небольшому озерцу и розовым кустам: Бабушка, Маша, Паша, Фей и огромный Овчар, удобно устроившийся у входа в беседку.

— Как же у вас здорово! — сделав глоток душистого шоколада, произнёс, наконец, Фей. — И домик, и садик и пирожки с горячим шоколадом! Всё как у меня дома.

— А где твой дом? — оторвался Паша от кружки.

— В чудесной Долине. Там, где никогда не бывает ночи.

— А почему ты оказался здесь? — удивилась Маша. — Наверное, здорово, когда нет ночи. Так страшно, когда вокруг темно. Всё становится таким необычным и незнакомым.

— Меня наказали. Одна очень вредная старуха, — не вдаваясь в подробности, коротко ответил мальчик. — И вот я путешествую по миру, нахожу новых друзей, потом снова собираюсь и иду дальше.

— Так ты и от нас уйдёшь? — Маша с Пашей, забыв про пирожки, дружно посмотрели сначала на Фея, потом на Бабушку. — Бабушка, не разрешай ему уходить! Ну пожалуйста!

В ответ она ласково покачала головой своим воспитанникам и, погрозив пальцем, добавила:

— Фей только пришёл к нам, а вы уже говорите о расставании. Давайте не будем думать о печальных вещах, а насладимся этим прекрасным утром. Не желаете показать нашему гостю деревню? — когда они, наконец, позавтракали, поинтересовалась Бабушка. — Я уверена, Фею было бы очень интересно.

— Конечно, Фей, пойдём с нами, мы тебе всё расскажем и покажем, — дружно схватили его за руки ребята. — Здесь так интересно!

— Ступайте, — видя, что Фей хочет что-то сказать, ласково улыбнулась Бабушка. — Погуляйте, отдохните. Но, смотрите, не опаздывайте к обеду.

Дружно схватившись за руки, ребята, в сопровождении пса, весело выбежали за калитку и направились в сторону большого холма.

— Смотри, Фей, — немного отдышавшись, начал свою экскурсию Паша. — Все домики, что виднеются отсюда — это и есть наша деревня.

— Раз, два, три… — начал счёт Фей, но Маша тут же перебила его.

— Можешь не считать, их ровно тридцать три. Видишь развилку с указателями, вон там, около большого дуба? — и, дождавшись утвердительного кивка, продолжила. — Три тропинки: налево, направо и прямо. Эти тропинки делят деревушку на три части по одиннадцать домиков каждая. Это можно заметить даже по крышам домов. Мы живём в правой части, где у каждого домика ярко-красная крыша. Смотри, слева черепица у домиков оранжевая, а та часть города, что между нами — центральная, там черепица жёлтого цвета. В каждой из частей живут наши друзья, с которыми ты обязательно познакомишься.

— Да, если вдруг решишь погулять сам, старайся не заходить в центральную часть, хотя бы первое время. Там живёт один задира по имени Слава. В первое время тебе лучше с ним не встречаться, — мрачно добавил Паша.

— А все потому, что вы, мальчишки, не умеете находить общий язык друг с другом. Ты хоть раз в жизни видел, чтобы дрались девочки? — и, не дожидаясь ответа, отвернулась от Паши.

— Расскажите мне про лес, — попросил Фей. — Про то, как попасть сюда, мне рассказал один замечательный человек, но он ничего не говорил про странности, которые мне встретятся. Скорее всего, про них он и сам не знал, — подумав, добавил он.

— Мы и сами ничего не знаем что там происходит, — грустно покачала головой Маша.

— Раньше — подхватил Паша, — мы там часто гуляли, ходили собирать грибы и ягоды. Потом там начали происходить какие-то жуткие вещи: стало рано темнеть и очень поздно светать. После этого Бабушка запретила мне и Маше даже близко подходить к нему. А она до этого ещё никому и никогда ничего не запрещала делать.

— Значит, там действительно происходит что-то совершенно жуткое, — закончила Маша.

— Пойдёмте к озеру, посмотрим на золотых рыбок, — Паша вскочил на ноги и побежал к небольшому, заросшему кустарником и осокой зелёному островку. — Кто последний добежит, тот сегодня моет посуду! — радостно объявил он на бегу.

— Так нечестно! — обиженно закричала Маша ему вслед. — Ты убежал раньше! — но всё-таки вскочила на ноги и помчалась вдогонку за братом. Фей с Овчаром неторопясь побежали замыкающими. Не то чтобы ему очень хотелось мыть посуду, просто он не хотел обгонять Машу.

— Я первый, я первый! — достигнув цели, радостно приплясывая и корча забавные рожицы догоняющим, дразнил Паша, как вдруг, шумно прорвавшись сквозь заросли, к нему вышел долговязый рыжий парень, опирающийся на длинную палку, как на посох. В руке он держал сетку, до верху наполненную цветными лоскутками. Увидав Пашу, он живо отбросил авоську в сторону и, в одну секунду оказавшись рядом с мальчиком, схватив его за шиворот.

— Вот ты мне и попался, мелюзга! — провопил он, с размаху ударяя его по затылку. Сколько раз говорено было: пруд — это моя территория и нечего тебе и твоей сестре здесь делать!

— Слава, пусти! — испуганно завизжал Паша, отчаянно брыкаясь.

— Давай-давай, покричи у меня! — лишь расхохотался в ответ тот.

— Помогите! — завопил Паша.

— Памагииитииии! — передразнил его Слава, как вдруг увидел несущегося прямо на него Овчара. — Мама, мамочка! — заверещал он, в испуге выронив Пашу и закрыв лицо руками так, словно это могло спасти его от пса. В эту же секунду Овчар подпрыгнул и ловко сбил задиру с ног.

— Спасите, помогите, кто-нибудь, уберите его от меня! — чуть слышно шептал он, уткнувшись лицом в землю.

— Паша, ты в порядке? — Маша мигом подскочила к сидящему на земле Паше.

— Он, — с трудом сдерживая всхлипывания, махнул на распростёртого на земле долговязого парня Паша. — Он выловил всех рыбок! — Внимательно посмотрев на сетку хулигана, ребята просто ахнули. То, что издали показалось им лишь цветными лоскутками, на самом деле оказалось теми самыми золотыми рыбками, на которых собирались посмотреть дети.

— Ой, как же так? — сев на колени рядом с авоськой, расплакалась Маша.

— Что, что у вас случилось? — подбежавший последним, Фей быстро оглядел поле боя.

— Он, — Маша кивком указала на притихшего забияку, — выловил в пруду всех наших рыбок.

— Эти? — Фей посмотрел на авоську.

— Да.

Больше ни о чём не спрашивая, он схватил сетку и бросился к воде, на ходу крикнув псу:

— Стереги его, Овчар, пока я не вернусь! — тот тут же страшно зарычал на боящегося пошевелиться Славу.

Зайдя по колено в воду, мальчик погрузил сетку с рыбками в воду и начал аккуратно извлекать из неё мигом пришедших в себя пленниц.

— Ну, что там? — подошедшая Маша вытянулась на цыпочки и с берега старалась разглядеть происходящее. — Ну, Фей, как они?

— Похоже, всё в порядке, — наконец ответил он, — рыбки пробыли на воздухе не так много времени. Сейчас они придут в себя и снова начнут плавать, — выходя из воды, закончил он. — Теперь пойдём, познакомимся поближе с нашим бойцом.

Драчун лежал в том же самом положении, в каком его оставили ребята: не двигаясь, лицом вниз, охраняемый верным Овчаром.

— Овчар, иди ко мне, — тот мигом оставил свою жертву и подбежал к Фею, на всякий случай поглядывая на Славу — не вздумает ли он удрать, но тот даже не шевельнулся. — Можешь встать с земли, — обратился Фей к верзиле, — если, конечно, хочешь.

Чуть оторвав голову от земли, тот осторожно оглядел ребят, потом зло процедил.

— Вот вы как, малявки! Ну, погодите у меня! Ваш дружок не местный, иначе я бы его уже знал. Только он уйдёт, я вам такое устрою!

— А я и не собираюсь никуда уходить. Более того, мне очень понравилось у Бабушки, так что я останусь здесь надолго, — совершенно спокойно отреагировал Фей. — Так, что, либо ты оставляешь в покое моих друзей раз и навсегда, либо имеешь дело со мной и Овчаром.

— Каждый смельчак, когда рядом пёс размером с телёнка, — зло выдавил Слава.

— Каждый смельчак, когда приходится иметь дело с теми, кто на две головы ниже! — спокойно отреагировал Фей.

— При первой же возможности поколочу тебя своей палицей, — глядя исподлобья, прошипел Слава.

— Палицей? — заинтересовался Фей. — Это уже интересно. Паша, найди мне хорошую боевую палку, думаю, будет правильно как следует проучить этого задавалу.

— Фей, может, не надо? — Маша осторожно потеребила его за рукав.

— Всё будет хорошо, — улыбнулся в ответ Фей. — Принёс? — обратился он к Паше. Дай-ка мне её сюда, — примерив, как она будет лежать в руке, он снова обратился к Славе. — Что же, бери свою палицу и проучи меня. Овчар, ты сиди на месте.

— Как же, нашёл дурака, — не поднимаясь с земли, лишь зло прошепелявил тот. — Как только пропустишь первый удар, снова натравишь на меня своего пса. Дудки.

— Так ты ещё и трус, — пожал плечами Фей. — Ну, хорошо, лежи себе дальше, раз так тебе больше нравится. Ребята, — обратился он к Маше с Пашей, — пойдёмте погуляем, а Овчар его пока постережёт.

— Пойдём! — радостно согласились они.

— А как же я? — чуть не плача, позвал их Слава.

— Тебе и полежать полезно, — лениво заметил Фей. — Последний раз спрашиваю, хочешь сразу решить все вопросы — давай. Не хочешь — лежи себе до утра…

Закончить он не успел. Рыча, словно зверь, Слава схватил свою палицу и бросился на Фея. Легко увернувшись от его удара, Фей успел подставить ножку и, глядя на неуклюже растянувшегося противника, обратился к ребятам:

— Паша, Маша, не вмешивайтесь. Овчар, сиди здесь и не трогай его.

Трясясь от злобы, Слава медленно поднялся на ноги и направился в сторону Фея. Теперь он поступил умнее: не стал, очертя голову кидаться на мальчика, а, медленно обходя его, начал выжидать удачного момента. Ехидно посмеиваясь, он подзадоривал и всячески смеялся над своим противником, рассчитывая, что теперь он нанесёт первый удар. Казалось, Слава так и будет кружиться на месте, глядя на Фея и изрыгая оскорбления и грязные шуточки, как вдруг, замахнувшись, он попытался нанести удар, но тут же пребольно получил палкой по носу.

— Ой! — завыл он от боли, крутясь на месте и держась рукой за пострадавшее место.

— Вот видите, он только с виду страшный, — усмехнулся Фей.

— Фей! — в ужасе закричала Маша, увидев взъерошенного Славу, занёсшего палку над головой Фея, но это было лишним. Фей уже проворно переместился за спину верзилы, и коротким ударом по пальцам вышиб палицу из его рук. Затем, так же ловко подставил ему ещё одну ножку, заставив повалиться на землю, и тут же оседлал поверженного и ревущего от боли противника.

— Хочешь ещё? А то давай подерёмся на кулаках. Я тебе ещё раз тумаков всыплю! — но Слава лишь отрицательно завертел головой и завыл ещё сильнее.

— Хватит, хватит, отпусти меня!

— Что же, ступай, — Фей оставил, наконец, в покое верзилу. — И помни, если посмеешь хоть пальцем прикоснуться к моим друзьям… — не закончив, он поднялся на ноги и, на ходу подняв с земли палицу Славы, позвал друзей. — А это я заберу с собой как трофей. Ты же не против? — но Слава лишь с ревом поднялся с земли и, ссутулившись, побрёл прочь.

— Здорово ты его! — Маша, наблюдавшая за происходящим, раскраснелась, словно тоже участвовала в драке. — Теперь, надеюсь, он ставит нас в покое.

— Да! — подхватил Паша. — Здорово. А кто научил тебя так ловко обращаться с палкой?

— Мой очень хороший друг.

— Ой, а ты познакомишь его с нами? — тут же спросила Маша.

— А ты научишь меня? — Паша выхватил из рук Фея одну из палиц и начал угрожающе размахивать её из стороны в сторону.

— С другом познакомить вас вряд ли удастся, а вот драться на палицах, пожалуй, научу.

— Ой, и меня, и меня! Фей, я тоже хочу! Фей, ну пожалуйста!

— Хорошо, хорошо, Маша, я обязательно научу и тебя. Но для начала, давайте всё-таки решим, кому же из нас сегодня мыть посуду? — он хитро осмотрел своих новых друзей.

— Давайте помоем её все вместе. — Вдруг предложила Маша.

— То есть как это, вместе? — удивился Паша.

— Хорошая идея, Маша. Тогда я научу вас делать мыльные пузыри из пены — весело улыбнулся Фей.

— Давай! — хором ответили ребята.

— Тогда, кто последний добежит то дома, тот… — Паша замялся, глядя на своих товарищей. — Тот…

— Тот первый играет со мной в бадминтон! — весело рассмеялась Маша и проворно побежала к домику.

К удивлению Фея, она оказалась очень выносливой. Даже ему, привыкшему бегать наперегонки с Бобо, пришлось постараться, чтобы догнать словно летящую над землёй девочку. Паша же, пыхтя и тяжело отдуваясь, тащился где-то в хвосте. Когда они, наконец, добежали до калитки, на Пашу было жалко смотреть: весь взмокший, красный, словно варёный рак, он отчаянно хватал ртом воздух, чуть держась на ногах от усталости.

— Я и не думал, что ты такой бегун, — наконец выдавил он из себя. — думал, хоть тебя смогу обогнать. А ты нога в ногу прибежал с Машей.

— Зато ты первый будешь со мной играть в бадминтон, — весело заметила Маша.

— Пусть первый играет Фей, — тяжело выговорил Паша. — Я слишком устал. Мне нужно хоть немного отдохнуть.

— Но я даже не знаю, что такое бадминтон, — растерянно ответил Фей.

 

С виду всё просто: ты берёшь в руки деревянную ракетку и стараешься отбить воланчик, хитро запущенный твоим противником, причём сделать это так, чтобы не выбить его за пределы площадки и не попасть в сетку. Но на деле… Маша оказалась очень искусным игроком. Задорно похохатывая и легко перемещаясь из одного края площадки в другой, она за считанные минуты заставила Фея признать своё поражение.

— Я думал, что это просто, — с трудом переводя дыхание, прохрипел Фей.

— Маша у нас мастер бадминтона, — кивнул головой Паша. — Я ещё так и не разу не обыграл её, но, полагаю, что когда-нибудь мне это удастся.

— Очередь, очередь! Паша, ты идёшь?

— Ну вот, — вздохнул Паша, — сейчас со мной сделают то же самое. Я пошёл, — и, скорчив на лице страдальческую мину, он взял в руки ракетку и под внимательным взглядом Фея начал поединок. Нельзя сказать, что у Паши получалось намного лучше. Дела его шли неважно и уже через несколько минут он тяжело топал по площадке, едва успевая перемещаться из одного её конца в другой, из последних сил дотягиваясь до волана. В то же время Машу, казалось, игра ничуть не утомляет. С легкость бабочки она порхала внутри очерченного белого квадрата не оставляя Паше ни одного шанса.

— Всё, я проиграл! — наконец заявил он, тяжело дыша. — Маша, тебя просто невозможно победить!

— Ну, ещё одну партию, пожалуйста!

— Маша, я уже набегался на сегодня. Если только Фей согласится.

— Ну что же, — Фей снова взял в руку ракетку и вышел на площадку. — Только, чур, играть не в полную силу, иначе мне скоро наскучит постоянно проигрывать.

— Хорошо! — согласилась Маша. — Играем не в полную силу.

В этот раз у Фея получалось гораздо лучше. Ловко догоняя так и норовящий улететь прочь волан, он ухитрялся обманывать Машу, иногда заставляя её ошибаться. Одна партия, потом ещё одна. Увлёкшись игрой, ребята не сразу услышали, как Бабушка, всё это время наблюдавшая за ребятами, громко захлопав в ладоши, позвала их к столу.

 

Глава одиннадцатая. Поход в лес

Аккуратно выглядывая из-за исполинской сосны, Фей внимательно разглядывал то самое озеро с прозрачной, словно стекло, обжигающе-холодной водой. Странное дело, из него вылетали грустные оборванные жуки, держащие в лапках полотна с серыми свёртками. «Но почему свёртки не разноцветные? И почему их вдруг разносят жуки жучьей охраны, а не феи? Должно быть, в Долине что-что случилось!» — про себя думал Фей, пытаясь приблизиться к озеру и поинтересоваться у насекомых, что произошло. То и дело натыкаясь на невидимую преграду, закрывающую ему путь, он медленно, шаг за шагом передвигался вдоль прозрачной стены округлой формы. Тщетно пытаясь разглядеть среди жуков Элионола, Фей вдруг увидел прямо перед собой Козлодоя и Воина. Визжа от удовольствия и корча гримасы, они грозно размахивая костлявыми кулачками из-за спины огромного бледно-серого исполина-Принца, держащего в руках корону. «Эй, вы, — что есть силы закричал он на своих недругов, — верните мне мою корону! Немедленно!». В ответ раздалось лишь блеяние Козлодоя и омерзительный смех Воина. — Вирнити карооону! Нимендинно! — передразнивали они наследника престола Долины фей, держась от хохота за животы. В ярости ударив невесть откуда появившимся в руках зонтиком по врагам, Фей вдруг услышал звон бьющегося стекла. «Так это было всего лишь отражение!» — Фей резко развернулся и успел увидеть, как огромный Принц, жалобно крича, словно волчок крутится на месте, растворяясь в воздухе под лучами солнца, пробивающимися сквозь сумерки странного леса. «Дзинь!» — почему-то громко звякнул, упав на ковёр из мягкой травы огромный золотой перстень, больше похожий на странную печать. «Мой!» — завопил не своим голосом оправившийся от шока Воин. «Нет, мой!» — впился ему зубами в ногу, замычал Козлодой. В этот же миг завязалась жаркая драка за право обладать трофеем, почему-то закончившаяся жутким землетрясением и страшным воем, больше похожим на рёв некоего громадного ящера. Всё вдруг закружилось перед глазами наследника и вот он, словно сумасшедший наездник, схватившись за рукояти двух мечей, стоит спине бешено кружащегося дракона. «Мы рады снова видеть вас дома, Ваше Величество» — Фей обернулся и увидел почтительно поклонившихся Дину, Фрейлину, Катерину, Элионола и Маргариту.

— Мы уже начали волноваться, а не случилось ли с вами чего-то плохого! — Фрейлина заботливо стряхнула с невесть откуда взявшейся мантии Фея пыль и осколки стекла.

— Если бы ты знал, как мы за тебя переживали! — Маргарита нежно обняла сына. Удивлённо осматриваясь по сторонам, Фей вдруг понял, что снова стоит на земле, радом с озером.

Катерина, стоявшая чуть поодаль, наконец подошла к Фею и, ласково улыбнувшись, произнесла:

— И всё-таки тебе удалось это… — оглушительное ворчание наполнило вдруг всё пространство. Картинка с улыбающимися феями вдруг размазалась, и сквозь неё проступили очертания комнаты в доме Бабушки.

Недовольно ворча, Овчар стаскивал с Фея его одеяло.

— Ах, чтоб тебя! — мальчик замахнулся на вмиг притихшего и прижавшего уши пса кулаком, как вдруг обнаружил, что на улице уже давно день. Вся его злоба улетучилась.

— Прости меня, мой верный товарищ, я был неправ, — он разжал кулак и потрепал пса.

Сонно потягиваясь, Фей вышел в коридор и спустился вниз по лестнице. Там его уже поджидала горка накрытых белым полотенцем сдобных пирогов и написанная аккуратным почерком записка: «Я, Маша и Паша ушли на ярмарку. Ты так крепко спал, что мы не смогли тебя разбудить и взять с собой. На столе тебя ждут пирожки, в погребе творог и варенье. Если захочешь сделать себе горячего шоколада, всё, что для этого необходимо, лежит в комоде в правой части, третьем снизу ящике. До вечера».

Внимательно прочитав записку, Фей направился к старому дубовому шкафу и, сонно отсчитав третий снизу ящик, открыл его. Каково же было его удивление, когда он обнаружил там не знакомые каждому какао-порошок, сахар и корицу, но набор миниатюрных флейт, из которых маленькие феи по вечерам так искусно извлекали чудесные мелодии. Аккуратно, чтобы не повредить крошечные инструменты, он взял одну из них в руки. Держа дудочку перед глазами, Фей вдруг вспомнил всех своих друзей и то, как все они замечательно проводили вечера. Решение пришло само собой. Нужно найти подходящую веточку и выточить себе новый инструмент. Хотя, вот странно, зачем Бабушка вдруг решила показать ему всё это? Приглядевшись, Фей вдруг понял, что просто перепутал стороны серванта. «Ну что же, что сделано, то сделано. Всё, что происходит, происходит не зря», — подумал он. Решено: сейчас он позавтракает и отправится на поиски подходящей веточки.

Быстро управившись с пирожками и молоком, Фей порылся в своём рюкзаке и нашёл старый, но очень острый кинжал который дал ему в дорогу Бобо. Добросовестно изучив окрестности, мальчик понял, что за подходящей веточкой ему придётся идти в тёмный лес. «Потом там начали происходить какие-то жуткие вещи: стало рано темнеть и очень поздно светать. После этого Бабушка запретила мне и Маше даже близко подходить к нему. А она до этого ещё никому и никогда ничего не запрещала делать», — вдруг вспомнились ему слова Паши. Замерев в нерешительности, Фей простоял так несколько минут, не зная, как ему поступить. «В конце концов, Бабушка запретила ходить туда Маше с Пашей. А мне она ничего не говорила. Пожалуй, ничего такого не произойдёт, если я ненадолго зайду в лес. Ведь совершенно необязательно заходить далеко, вполне будет достаточно дойти до первых деревьев и вернуться домой. Тем более что Овчар рядом, а с ним мне совершенно нечего бояться».

— Овчар, иди сюда! — окликнул он почему-то прижавшего уши и нервно бегавшего туда-сюда пса. Однако же тот лишь яростно залаял и ещё быстрее забегал по опушке. — Ты чего, трусишка? — нервные мурашки побежали по спине Фея, и желание немедля повернуть назад тут же овладело им. Но именно в этот миг мальчик увидел всего в нескольких шагах раскидистое дерево, ветви которого как нельзя кстати подошли бы для изготовления дудочки. — «Всего минутка, — оглядевшись по сторонам и не увидев ничего такого, что могло бы представлять опасность, он сделал шаг вперёд. — Ничего же не произойдёт, за это время». Думая так, он медленно добрался до заветного дерева и, быстро срезав маленькую веточку, развернулся, чтобы побежать назад, но вдруг понял, что он оказался в каком-то непонятном месте. Зачарованно разглядывая исполинские сосны и огромные дубы, он сделал несколько шагов в направлении, как ему казалось, дома. Странный лес тут же погрузил мальчика в сумерки, с головы до ног окутав густым туманом. Даже звуки здесь и то ничуть не походили на лесные. Какие-то заунывные уханья, всплески, кваканье и чваканья. «Что за страшное место!» — Фей, как вскопанный, замер на месте, пытаясь разглядеть хоть что-то вокруг: — «Не видно ничего». Вдруг он почувствовал, что в его туфли начала просачиваться вода, словно он стоял в самом центре огромной лужи. «Надо бы найти место посуше», — Фей попытался сделать шаг, но не тут то было. Ноги плотно завязли в вязкой болотной жиже.

— Овчар! — громко позвал он грозного пса, но тот, видимо находился очень далеко и не слышал своего хозяина. — Овчар, ну где же ты?

Напрягшись изо всех сил, Фей выдернул правую ногу из зловонной жижи и с трудом сделал шаг вперёд.

— Так-то! — пытаясь подбодрить самого себя, процедил он. — Так-то. Мне бы только вторую ногу вытащить!

С огромным трудом сделав несколько шагов Фей взмок так, словно только что совершил марафонский забег под палящим солнцем. В очередной раз высвобождая ногу из болотной слизи, он с благодарностью вспомнил Бобо с его тренировками. Просто жутко подумать, что было бы сейчас с ним без этих упражнений.

С огромными усилиями преодолевая метр за метром, он вдруг увидел в густом тумане одиноко стоящее на небольшом бугорке сухое деревцо.

— Мне бы только до него добраться! Тут всего несколько метров! — легко сказать «всего несколько метров». И без того уставший, Фей, с трудом переставляя ноги, со скоростью гусеницы медленно приближался к заветному деревцу. Еще чуть-чуть. Ну же! Последнее усилие! И вот его рука ощутила шероховатость высушенной ветки. Чуть подтянувшись, он медленно выполз на маленький бугорок и без сил упал на пожухлую траву.

— Да как ты смеешь, жалкий человечек, отвлекать меня от работы! — страшный вопль оглушил расслабившегося Фея, заставив моментально вскочить на ноги.

— Кто здесь? Ааааааа! — то, что он принял за бугорок вдруг задрожало и, сбросив искателя приключений в болотную жижу, повернулось к нему лицом.

Два глубоко посаженных глаза выглядывали из-под густых зелёных бровей. Сухое морщинистое лицо, огромный нос, увенчанный безобразной бородавкой, кривые тонкие губы, жутких размеров горб, посох, так похожий на сухое дерево.

— Так, так, так, — выдохнуло странное существо. — Кто это осмелился посетить мои владения? Дайте-ка мне взглянуть на храбреца. — Близоруко щурясь, оно костлявыми длинными пальцами ловко схватило Фея за шиворот курточки и с легкостью приподняло мальчика над водой. — А вы мне кого-то очень напоминаете, молодой человек. Очень знакомое лицо. Пожалуй, мы с вами уже где-то встречались, не так ли? — существо недобро улыбнулось, обнажив несколько сохранившихся жёлто-зелёных зубов.

— Н-нет. Я Вас вижу впервые! — испуганно заверещал Фей, глядя на ухмыляющуюся громаду.

— Хорошенько подумайте. От правильности ответа зависит ваша дальнейшая судьба, хотя, чего скрывать, очень и очень незначительно, — прохрипело существо, довольно оскалившись. — Да, простите за бестактность, с кем имею честь общаться?

— Пустите меня, пустите! — Фей, отчаянно брыкаясь, попытался высвободиться из лап существа.

— Имя! — проорало вдруг оно. — Я хочу услышать ваше имя. Сию минуту!

— Фей, — испуганно пропищал мальчик.

— Фей? — так, словно ничего и не произошло, спокойно повторило нечто. — Фей. Ну, вот вы и попали к нам в руки, молодой человек. А всё потому, что суёте нос не в свои дела. Что же, пройдёмте со мной. Хозяин будет очень доволен Кристианом. Никому не удалось схватить негодного мальчишку, а Кристиан смог! Величество поймал величество. Значит, не за горами тот день, когда я снова смогу вернуть себе свой трон и титул правителя болот! — хриплым грудным голосом разговаривал сам с собой великан, широко шагая по болоту и неся в руке Фея.

Трудно сказать, сколько времени провели они в пути. Фею показалось, что целую вечность. Мало того, что он был до смерти напуган и растерян, так его ещё и укачало от мерной ходьбы лешего.

— Пришли, — громила бесцеремонно швырнул Фея в болотную тину. — Сейчас покажу тебя хозяину.

Фей поднял голову, чтобы понять, куда же принёс его Кристиан и тут же понял, что это и есть то самое озеро, откуда в своё время увёл его Овчар. Присмотревшись повнимательнее, Фей увидел, что из самого его центра маленькими стайками вылетают грустные жуки из бывшей жучьей охраны, несущие в лапках пепельно-серые свитки.

— Эй, мелюзга, а ну прочь отсюда! — рявкнуло чудище на своих рабов. — Да поживее!

Яростно размахивая посохом, Кристиан мигом разогнал прочь жуков от озера. Затем, тяжело кряхтя, окунул дерево в дымящуюся воду и, бормоча под нос странные заклинания, начал размешивать её, словно отвар в огромном чане.

 

— Эррекегорров! Принц тьмы и печали, услышь ты мой зов!

Подарок тебе приготовил слуга: мальчишку, что ищешь давно

Для тебя. В дар, в знак верной службы с почтеньем прими.

Услышь же меня! Эррикигири!

 

Быть может, в другой раз Фей бы посмеялся над глупым стишком, но не сейчас. Всё это действо с комическими кривляньями и глупым заклинанием не предвещало совершенно ничего хорошего нашему герою. Весь мокрый, по колено затянутый в болотную трясину, трясущийся от страха и холода, Фей, тем не менее, не мог оторваться от жуткого лешего, неуклюже прыгающего вокруг маленького озера.

Вода в озере вдруг засветилась ярким светом, словно тысячи светляков разом проснулись в комнате .

— Кристиан? — вдруг раздался из воды до боли знакомый, скрипучий голос Козлодоя. — Кристиан, хозяин сейчас занят и не может говорить с тобой, поэтому, можешь предать что собирался мне! — важно закончил он.

— Кристиан хочет говорить с хозяином, а не со слугой! — глухо выдохнул леший.

— Что? — заорали из озера. — Да как ты смеешь называть меня, первого помощника Принца, слугой? Немедленно извинись, иначе я сообщу повелителю о твоём непочтительном поведении.

— Кристиан хочет говорить с хозяином, а не со слугой! — зло повторило чудовище, скривив губы в нехорошей ухмылке.

— Принц назначил меня… — Закончить говорящий не успел, потому, что именно в этот момент, как следует замахнувшись своей палицей, Кристиан, что было сил ударил ей по зеркальной глади озера. — Караул, убили! — заверещало существо в пруду. — Я расскажу всем про то, что ты не чтишь волю Принца! — плаксиво заверещали с той стороны, но Кристиан уже не слушал. Медленно развернувшись и неуклюже переваливаясь с одной ноги на другую, он двинулся напрямик к лежащему в воде мальчику. — Пусть все знают, что жалкая лягушка возомнила о себе невесть что! — угасал вместе с сиянием воды в озере скрипучий голос.

— Хозяин не хочет видеть Кристиана, хозяин очень занят. Но ничего, Кристиан умеет ждать. Кристиан терпеливый, — присев на огромный пень, он, выдернул с корнями небольшое деревцо и, воровато оглядываясь по сторонам, начал сосредоточенно ковырять им в зубах. Наконец, нехорошо посмотрев на Фея он рявкнул:

— Сейчас будем играть в загадки. Я тебе загадываю что-то, ты должен угадать, что это. Угадаешь — загадываю следующую, не угадаешь — я тебя съем. Долго не думать. Уж очень кушать хочется! — добродушно пояснил он.

— То есть, как это? — на секунду Фей просто лишился дара речи. — Если я не угадываю, ты меня съедаешь?

— Точно! — довольно похлопывая себя по животу, кивнул тот.

— Но, если угадываю…

— О, не беспокойся об этом, Кристиан знает хорошие загадки! — не дал мальчику закончить леший.

— Но как же твой хозяин, Кристиан? — готовый разрыдаться от отчаяния, прохрипел Фей. — Что он скажет, когда узнает про то, что произошло?

— Пожалуй, я ничего не буду говорить ему. Он же не захотел ответить мне, когда я вызывал его. А с жалким шутом я говорить не собираюсь. Но мы отвлеклись. Начинаем. Первая загадка: чего я боюсь? У тебя три попытки, но было бы лучше, если бы ты сразу сдался. Отгадать, — чудище прошлёпало по лужам прямиком к Фею, — тебе её всё равно не удастся, а я быстрее приступлю к ужину.

Лёгкая трель соловья вдруг раздалась прямо над головой лешего, заставив того вздрогнуть, выронив от неожиданности свой посох. Быстро сделав несколько шагов к дереву, на котором только что сидел лесной певец он, тяжело подпрыгнув, попытался достать птицу, но та уже отлетела к следующему.

— Ах, чтоб тебя! — зарычал тот, шлёпая по болоту. — Куда, а ну стой! — обернувшись, чтобы проверить на месте ли мальчишка, он мгновенно забыл про соловья и бросился назад.

Фей, увидев замешательство громилы, сам не зная зачем, мигом дотянулся до лежавшего в воде посоха и, что есть силы поволок её к себе.

— Стой! — завопил Кристиан страшным голосом. — Держи вора!

Неуклюже прыгая по болотной тине и поднимая тучу брызг, он, изловчившись, всё-таки успел ухватиться за ветку дерева и что есть силы дёрнул его на себя.

— Верни, кому сказано! А ну отдай!

— Не пущу, пока не выпустишь меня отсюда! — ещё крепче впившись в ветку, Фей потянул его назад. — Так вот, значит, чего ты боишься. Я разгадал твою загадку, жулик!

— Ты разгадал её нечестно! Отдай! — рванув посох на себя, тот чуть было не выдернул его из рук мальчика. Неизвестно, чем бы закончилась эта схватка, если бы в этот момент Фей не вспомнил про свой кинжал. Коротко замахнувшись, он ударил им по большому пальцу громилы. Не ожидая такого леший, жутко вереща, отпустил посох. Совершенно не задумываясь, Фей, поскальзываясь и то и дело падая в склизкую тину, тут же потащил его на себя.

— Убили! Жалкий мальчишка ранил Кристиана! Ну, погоди у меня, негодяй!

Соловьиная трель снова раздалась где-то совсем рядом, заставив лешего схватиться за уши, забыв про посох с мальчиком.

— Кто-нибудь, уберите его отсюда. Караул! — но соловью, похоже, были совершенно безразличны беснования и всхлипывания болотного обитателя. Заливаясь на все лады лесной певец, казалось, разгоняет туман и открывает дорогу солнечным лучикам, то здесь, то тут продирающимся сквозь мохнатые сосновые ветки. Один, ещё один, и ещё. Через несколько мгновений от туманного покрывала не осталось и следа, лишь в ямках, надёжно скрытых в тени деревьев ещё белела прозрачная дымка. Шипя и с воем пятясь к источнику, леший зачарованно смотрел на заветный посох, но… Трели теперь уже нескольких птичек заставляли его отступать, оставив в руках мальчика своё сокровище.

— Ну, погоди у меня, мальчишка! — забравшись в прозрачную воду по самую шею, леший погрозил кулаком мальчику. — Ну, погоди у меня! — и с шумом нырнул под воду.

Вытерев пот со лба, Фей оглядел место событий. Лишь ветвистый ствол необычного дерева, бывший когда-то посохом лешего, напоминал о том, что здесь произошло. Туман, болото, вода — всё это исчезло так, как будто ничего и не было.

— Спасибо вам, лесные певцы! — Фей помахал рукой рассевшимся на ветвях соловьям.

— Не за что, — Фей резко развернулся и, к своему удивлению, увидел приближающуюся Бабушку. — Если бы не посох этого лешего, я бы, пожалуй, очень рассердилась на тебя за твой поступок. Несмотря на запрет, ты решился зайти в лес, а, как знаешь, до этого я никогда и ничего не запрещала. Хотя, — тяжело вздохнула она, — всему причина — твоё мальчишеское озорство. Если бы ты знал, как заставил нас волноваться! — и, вдруг улыбнувшись, Бабушка добавила. — Это была славная битва, Ваше Величество, и вы показали себя великим воином, вырвав это сокровище из лап не заслужившего его червяка. Твоей маме есть чем гордиться! — добавила она, посмотрев на совсем запутавшегося мальчишку: сокровище, мама, Ваше Величество. Словно речь шла о чём-то, совершенно постороннем.

— Спасибо, чуть покраснел Фей. — Но откуда вы узнали, что произошло?

— От Овчара. Он ещё в прошлый раз увёл тебя от этого места, и в этот раз спас снова. Давай-ка лучше мы осмотрим твой трофей, — взяв мальчика под руку, Бабушка подвела его к лежащему на земле посоху. — Ты знаешь, что это такое? — спросила она у Фея.

— Палка. Нет, сухое дерево, которое используется как палка.

— А вот и нет. Это ветка дерева Исхалима, возможно, последнего на всей земле. Знаешь, что это значит? — Фей отрицательно покачал головой. — Это значит то, что теперь у нас есть надежда.

— Надежда на что?

— Нам нужно посадить его, пока оно не погибло, — деловито покачала головой Бабушка, резко сменив тему разговора. — И чем быстрее, тем лучше. Бери дерево и пойдём к дому. Нам нужно успеть до захода солнца.

— А почему бы нам не сделать это прямо здесь? — озабоченно осматривая ствол, поинтересовался Фей. — Огромный.

— Не говори глупостей. Посадить дерево здесь означает просто взять и подарить этому отвратительному громиле. Думаешь, он не захочет вернуть себе своё сокровище? Без посоха отойти от озера он не сможет, поэтому вреда никому не причинит.

— Неужели он будет здесь жить всегда? — глаза Фея округлились, когда он вспомнил о том, как ещё недавно сам хотел искупался в озере.

— Не всегда, а лишь до тех пор, пока его не победят.

— А как его победить?

— Фей, мы тратим слишком много времени на разговоры. Бери-ка дерево и поскорее пойдём домой.

— Вы правы, — Фей подошёл к тому, что ещё недавно было посохом и собрался схватиться за него, как вдруг понял, что в правой своей руке он всё ещё сжимает небольшой сучок, доставшийся ему, по всей видимости, в битве с лешим.

— Что это у тебя? — Бабушка вдруг внимательно посмотрела на Фея.

— А, это? Похоже, отломал веточку, пока боролся с тем чудищем. Собрался выкинуть, но заговорился, — с этими словами он замахнулся, чтобы закинуть сучок в кусты, как вдруг Бабушка, покачав головой, остановила мальчика.

— Как раз для дудочки. Ты ведь как раз за этим сюда пришёл?

— Но как Вы это узнали?

— Ты не до конца задвинул ящик.

— Я думал, там будет какао.

— Ты случайно перепутал стороны: правую и левую, — Фей густо покраснел. — Но всё закончилось победой над лешим, а этого, между прочим, до тебя ещё не удавалось никому.

Разговаривая, они незаметно подошли к окраине леса, где их уже дожидались взволнованные Маша, Паша и привязанный к дереву нервно мечущийся Овчар.

— Бабушка, Фей, с вами всё в порядке? Мы так переживали! Что там произошло? Туман сначала был такой густой, потом раздался страшный крик и всё куда-то исчезло: туман, вода.

— Фей победил Лешего.

— Значит, он ушёл из леса?

— Да.

— Значит, теперь мы снова сможем собирать грибы и ягоды?

— Да.

— Ой, давайте прямо завтра пойдём за малиной! — Маша от радости захлопала в ладоши. — Как здорово, теперь мы снова сможем гулять по лесу!

— Но для начала помогите нам с этим деревом.

— А что это? — Паша деловито оглядел сухую корягу.

— Исхалим, — Фей, изловчившись рукавом вытер пот со лба. — Тяжёлый.

— Извини, — Паша тут же бросился на помощь. — Маша, помогай.

— Нет. Маша и Бабушка, вы идите домой и готовьте ямку, куда можно будет его посадить. И не забудьте набрать пару ведёр воды. Паша, отвязывай Овчара и веди его сюда. Его тоже можно впрячь. Втроём мы его живо донесём, — Фей быстро определил, кому и чем заниматься, в то время как Бабушка стояла рядом и, улыбаясь, оглядывала юного наследника Долины Фей. Через несколько минут всё было готово: Маша с Бабушкой ушли вперёд, а ребята с Овчаром, пыхтя и отдуваясь, потащили свою ношу.

Когда ребята, вошли, наконец, во двор, их уже ждали Маша с Бабушкой, готовые к посадке дерева на новое место. С трудом донеся свою ношу к приготовленной яме, ребята, кряхтя и тяжело сопя, установили в неё трофей и под руководством Бабушки, начали засыпать корни дерева слоями земли вперемешку со странным содержимым небольших серых мешочков.

— Теперь самое главное. — Бабушка подошла вплотную к вкопанному дереву и, прислонившись к нему лбом, вдруг резко вскрикнула:

— Йоызх! — странное дело: как только она произнесла это загадочное слово, дерево, уже было покосившееся под собственным весом, вдруг вытянулось, словно струнка.

— Аизоил! — словно нежные струны невиданного инструмента, заиграли на ветру вдруг появившиеся на сухих ветвях причудливой формы красные листья.

— Уландиор! — одуряющий аромат огромных пёстрых цветов совершенно невообразимых форм и размеров мгновенно наполнил воздух, пьяня и наполняя радостью сердца всех кто вдыхал его.

— Успела, — только и прошептала Бабушка, отходя от дерева и любуясь его роскошной кроной. Теперь — всем помыться и спать.

— Ну, Бабушка! — начали было дети.

— Всем спать. Или вы хотите пережить все отведённые вам приключения за один вечер? Поверьте мне, в этом случае вы и половины из них не заметите. Или думаете, я вас разыгрываю? — прищурившись, она по очереди осмотрела своих воспитанников.

 

Глава двенадцатая. Дудочка

Дождавшись, когда шаги на лестнице стихнут, Фей ловко вынырнул из-под одеяла, и, оставаясь незамеченным, тихонько выскользнул из комнаты. Чуть дыша, он спустился по вдруг оказавшимся такими скрипучими ступенькам в кладовку и, нащупывая металлические ручки, начал изучать содержимое ящиков огромного платяного шкафа, что стоял в прихожей. Не то, не то, всё не то. Наконец, в последнем он нашёл то, что искал: шило и свечку. Зажав находки в кулаках, он так же никем не замеченный прошмыгнул обратно в свою комнату. Поудобнее устроившись в плетёном кресле, мальчик, взяв в руки отвоёванную веточку и, неторопясь начал вырезать из неё дудочку. «Чик, чик, чик» — пел в руках Фея кинжал, скользя по необычного цвета дереву, оказавшемуся на редкость неподатливым. «Скрип, скрип, скрип» — вторило ему шило, вгрызаясь в нежно-розовую породу.

Наконец, уже ближе к утру, дудочка была готова: небольшая, но аккуратно сделанная. «Что же, пора спать», — Фей сладко потянулся в своём кресле, лениво скинув плед, защищавший ноги от холода. — «Что-то я сегодня совсем завозился». Подумав так, он было направился к кровати, но тут детское любопытство овладело им. В конце концов, представьте себя на его месте. С таким трудом отвоевать у страшного лешего его посох, на поверку оказавшийся волшебным деревом, всю ночь провозиться, вытачивая дудочку из ветки своего трофея и вот, когда уже все готово, лечь спать, так и не попробовав её в деле. Ну уж нет! Чуть полюбовавшись на своё творение, Фей, неглубоко вздохнув, поднёс дудочку к губам и легонько подул. Нежнейшая, чуть слышная мелодия разлилась по комнате, отчего на Фея вмиг накатилась усталость, склеивая и без того тяжёлые веки. «Что-то я завёл слишком печальную песенку. Надо бы что-то повеселее», — с этими мыслями он тут же дунул в дудочку чуть сильнее. Пальцы легко извлекли из инструмента задорную лёгкую мелодию, мгновенно разбудившую мальчика. Ноги вдруг сами по себе задвигались в ритме танца, разлившегося по комнате. Задорная музыка вмиг достигла ушей Маши, Паши и Бабушки, мгновенно разбудив их. Взявшись за руки, они, как были: в ночных рубашках, и смешных колпаках, весело смеясь, отплясывали на веранде какой-то невиданный танец не в силах остановиться. Минута, ещё одна — и вот уже в центре хоровода Фей выделывает танцевальные па, ни на секунду не прекращая игру. Трудно сказать, как долго это могло продолжаться, если бы Фей не споткнулся об Овчара, с радостным лаем крутящегося между танцорами. Повалившись на спину, он выронил из рук дудочку, прервав свою мелодию. В тот же самый миг, все остальные, тяжело дыша, без сил дружно повалились на пол.

— Фей, как тебе это удалось? — едва переводя дух поинтересовался наконец Паша.

— Это не мне, это дудочке, — тяжело поднявшись на ноги, Фей подобрал с пола свой необычный инструмент и, аккуратно протерев его, внимательно осмотрел удивительную поделку.

— Теперь ты знаешь, как её использовать, — как всегда улыбнувшись, произнесла Бабушка, — и я очень надеюсь, что впредь ты не будешь заставлять нас отплясывать с самого раннего утра. Хотя, — она на секунду задумалась, — честно признаться, мне это все напомнило собственную молодость. Весело же тогда было, ох и весело! Впрочем, — она оглядела детей, — раз все уже проснулись и большого желания снова ложиться спать ни у кого нет, предлагаю напечь пирожков.

— Давай! — дружно согласились ребята.

— Сегодня с клубникой, — Бабушка улыбнулась и поднявшись на ноги, отправилась на веранду.

 

Глава тринадцатая. Новости из дома

С тех пор, как Фей попал в дом Бабушки, прошёл целый год. За это время он возмужал, окреп и уже перестал быть забавным мальчишкой, любящим пошалить. Все многочисленные друзья звали его теперь не иначе, как «наш принц». И действительно, королевская кровь давала о себе знать: горделивая осанка, прямой ясный взгляд голубых глаз, вьющиеся волосы каштанового цвета, ниспадающие на плечи. Всё говорило о том, что он — не простой смертный. Втайне каждая девушка желала, чтобы он обратил на неё внимание, но… королевская кровь есть королевская кровь. Очень скоро все бросили эту затею, решив приберечь свои чары для обычных ребят и не растрачивать их на «непробиваемого гордеца». Впрочем, это совершенно не мешало им в дальнейшем оставаться хорошими друзьями и проводить время в шумных компаниях.

Маша, чуть повзрослев, из застенчивого ребёнка превратилась в заводную смешливую девочку. Казалось, лучики солнца отражались в её глазах, когда она улыбалась, а делала она это, кстати сказать, очень и очень часто. Не было на земле такого человека, которого она не могла бы заразить своим жизнерадостным настроением. А все её шуточки и весёлые замечания делали её душой любой компании. Но горе тому, кто отважится оскорбить эту смешливую девчонку. Острые, как иглы, шутки могли свести с ума любого, даже самого закалённого хулигана, а грозный взгляд Фея и крепкие кулаки Паши навсегда отбивали у таких охоту дальше выяснять отношения.

Паша, из неуклюжего мальчишки превратился в добродушного юношу, всегда готового помочь друзьям и как следует повеселиться. При этом он отнюдь не был неженкой: крепко сбитый, с тяжёлыми кулаками; ему не раз приходилось участвовать в жарких боях из которых он неизменно выходил победителем. Но, по правде сказать, чаще всего стычки у него случались именно с Феем. Трудно сказать, что было основной причиной, но именно так оно и было. Впрочем, ещё ни разу эти стычки не доходили до серьезных обид.

Бабушка же, казалось, совершенно не изменилась. Всё та же добрая улыбка, голубые глаза. Даже когда она, сердито ворча, промывала ушибы и ссадины мальчиков и зашивала следы недавних драк на их одеждах, было понятно, что это она не всерьез. Она хорошо понимала, что это мальчишки и с этим, увы, ничего не поделаешь.

Из Долины приходило всё меньше новостей. Да и сны стали сниться всё реже, а на смену радостным цветным постепенно начали приходить печальные серые пустыни и огромные дождевые тучи. Разговаривая на эту тему с Бабушкой, он как-то услышал:

— Ты просто взрослеешь, мой мальчик, просто взрослеешь, — повторила она, печально вздохнув.

— Но, неужели быть взрослым так скучно?

— Ну почему же? Отнюдь. Детские радости уйдут, а на их место придут другие. Ты очень быстро начнёшь их ценить, поверь мне.

А в скором времени произошло вот что.

Однажды соседка по двору попросила Фея о помощи. Дело было совершенно нехитрым: сестра Анны (так звали девушку) выходила замуж, но её сын Дима с самого утра плохо себя чувствовал, так что не было никакой возможности взять его с собой.

— Фей, будь добр, посиди, пожалуйста, с Димой часиков до девяти. Нам с мужем так хочется попасть к сестре на свадьбу, но оставить его одного я боюсь. Не мог бы ты помочь?

Что же, женихом на свадьбе был Слава — местный задира, только недавно пострадавший от кулаков Фея за то, что оскорбил Машу. Само-собой разумеется, что он не возжелал видеть среди приглашённых своего обидчика. Маша ушла на День рождения к своей подруге, а Паша вызвался сходить за мукой и корицей для пирожков в соседнюю деревню. Да и с Анной Фей хорошо дружил, так что отказывать ей в помощи не было никаких причин.

— Конечно, Аня, я с удовольствием помогу вам. И, пожалуйста, не торопитесь. Лучше повеселитесь на славу. В конце концов, свадьба сестры — событие важное.

— Спасибо тебе, Фей! — радостно воскликнула девушка, и, схватив мужа за руку, побежала к сестре.

 

Поднявшись к Диме, он обнаружил, что тот далеко не так болен, как показалось Анне. Ребёнок вовсю резвился, прыгая на кровати.

— А мне твоя мама сказала, что ты плохо себя чувствуешь, — удивился Фей. — Получается, что кто-то у нас лгунишка.

— Мне не нравится жених, — спокойно ответил тот. — И правильно, что ты всыпал ему тумаков!

— А ты, оказывается, хитрюга! Ну, и что мне, скажи на милость с тобой делать? — весело глядя на мальчика, усмехнулся Фей.

— Ничего! — беззаботно отозвался Дима. И вдруг совершенно неожиданно крикнул: — Лови!

Огромная подушка полетела в сторону Фея, совершенно не ожидавшего такого поворота событий.

— Ах вот ты как! — расхохотался тот, отбрасывая её в сторону. — Королевская армия атакована неприятелем, — грозным голосом воскликнул он, — но я, Король Фей Первый, принимаю вызов врагов и вступаю в бой!

Битва была недолгой. Недавние противники мгновенно объединились, лишь только на горизонте замаячил новая напасть — трёхголовый дракон, которым была назначена вешалка, стоящая в углу комнаты. И вот отважный всадник Дима, верхом на гордом гнедом жеребце Фее, занеся над головой чудища огромный зонтик-меч требовал от него сказать, куда он унёс прекрасную дочку короля.

Какие приключения они только не пережили этим вечером! Победили огромную шайку морских пиратов во главе с суровым, но благородным корсаром, нашли сокровища древних королевств и даже побывали на Луне! Вконец уставшие от боевых действий, они лежали на полу.

— Ну что же, маленький герой, тебе пора на боковую.

— Ну, ещё чуть-чуть! Ну, пожалуйста. Мой меч, — с этими словами он грозно помахал зонтиком перед носом Фея, — просит боёв!

— Ты же не хочешь, чтобы твои родители заподозрили тебя в жульничестве? Они так беспокоится о твоём здоровье, что пораньше убегают со свадьбы. И что они увидят, когда вернутся домой?

— Ты, пожалуй, прав, — нехотя согласился Дима, — мне надо в кровать.

— Правильно. А чтобы тебе лучше засыпалось, я расскажу сказку. Идёт? — улыбнувшись, Фей протянул маленькому озорнику руку.

— Идёт, — Дима без воодушевления пожал её.

— Ты знаешь, малыш, откуда берутся сны? — начал свой рассказ Фей, как только Дима укутался в одеяло.

— Нет. А откуда они берутся?

— Далеко-далеко, есть на свете волшебная Долина, где живут маленькие феи. Да-да, ты не ослышался, маленькие феи. Они занимаются тем, что собирают по утрам кристально чистую росу, из которой делают тончайшие ткани. На эти ткани самыми умелыми из них наносятся волшебной красоты узоры. Ни один из этих узоров ни в чём не повторяет друг друга, ни один из цветов не используется дважды. Это очень кропотливая и важная работа. Семь Мастериц трудятся, не покладая рук, день и ночь, чтобы каждый из живущих на земле детей получил по такому полотну, которое и превращается в сон. А для этого тысячи маленьких фей каждый вечер поднимаются по волшебному водопаду вверх, чтобы каждое полотно было вовремя доставлено тому, кому оно предназначается.

— А вот скажи мне, пожалуйста: каждая фея отвечает за одного ребёнка? — сквозь сон поинтересовался Дима.

— Ну что ты. Конечно же нет. Детей намного больше, чем фей. Поэтому каждая из них навещает нескольких ребятишек. И, между прочим, — он несильно нажал на нос Димы — когда кто-то начинает капризничать и отказываться засыпать вовремя, нарушается всё расписание. А это значит, что кому-то из фей приходится ещё раз возвращаться в Долину за ещё одним сном. И это не самое страшное. Вот, если таких любителей капризничать будет много, кто-то из вовремя заснувших останется без сна, и труд фей пропадёт зря. Сны — вещь скоропортящаяся.

— А ты можешь общаться с этими феями?

— Ну, — Фей был застигнут врасплох этим вопросом — немного.

— Тогда передай им, что я на них обижен. Вот уже второй год я сплю либо совсем без сновидений, либо мне снятся пустыни и мрачные коридоры какого-то огромного замка с пятью башнями. А вчера приснилась молодая женщина, похожая на Бабушку с растрёпанными волосами и очень печальным лицом. — Сказав это, Дима тут же уснул.

Фей сидел, ошарашенный этими словами. Чего-чего, а этого он просто не ожидал. Как во сне, он начал наводить порядок в комнате. Погружённый в свои мысли, он открыл дверь Анне с мужем и долго что-то слушал, утвердительно кивая головой. В чувство его привел лишь рассерженный голос девушки:

— Ох, уж этот Дима! Он у меня получит! Но, сам понимаешь, он всего лишь мальчик. Потому не принимай всерьёз всё, что он говорит.

— Нет нет. Всё в порядке. Просто до меня дошли плохие новости из дома, потому я сам не свой.

— О, Боже, что-то случилось с Бабушкой? Я же видела её совсем недавно, и она была в добром здравии.

— Нет-нет. С ней всё в порядке. Что-то случилось там, откуда я родом.

Распрощавшись, Фей медленно побрёл к дому. Первое, что он сделал, придя домой, осторожно постучался в комнату Бабушки, надеясь, что, быть может, хотя бы она знает что происходит в Долине, но её не было. Что же, ничего другого не оставалось, кроме как набраться терпения и ждать. Ночь выдалась тёплой, и Фей решил посидеть на улице. Вытащив своё любимое кресло-качалку на веранду и устроившись поудобнее, он начал ждать.

— Жжжжжжжжжжжжжжж! — раздался звук прямо над его ухом, — жжжжжжжжжжжжжж!

— А? Что такое? Кто это? — Фей открыл глаза и, к своему удивлению, понял, что уже утро и попытался вскочить на ноги, но не тут-то было! Кресло-качалка — штука коварная: оттолкнувшись, для того, чтобы встать, вы неожиданно оказываетесь в нём ещё глубже.

— Жжжжжуть! — снова раздалось жужжание, — Ужжжжжас!

Только сейчас Фей увидел в панике летающего бывшего начальника жучьей охраны. Увы, от прежнего бравого командира мало что осталось: заношенный мундир, оборванные эполеты, единственная шпора на сапоге, да и та ржавая. Даже усы, предмет особой гордости и трепетного внимания жука, ощутимо поредели и клочками торчали во все стороны.

— Начальник жучьей охраны! — вскричал он. — Это вы? Элионол, что с вами произошло?

— Ах, Ваше Величество, ужжжжжас, ужжжжжас! Долина погибает! Дожжжжжди не прекращаются вот уже целый годжжжжжж! Огромная стражжжжжная тень закрыла солнце и проникла во все уголки королевстважжжжж. Мне пора улетать. Иначе хозяин обнаружжжжжит моё отсутствие и тогда я пропалжжжжжж! — с этими словами жук вылетел с веранды, едва не столкнувшись с поднимающейся по лесенке Бабушкой.

— Что случилось? — прямо с порога спросила она. Вид у неё тоже был весьма встревоженный.

— Что-то в Долине! Сначала Дима рассказал мне про то, что он по ночам видит только кошмары или вообще спит без сновидений. Потом прилетел начальник жучьей охраны и рассказал про дожди. И ещё про какого-то хозяина… А вы почему так обеспокоены? — спросил он.

— По той же самой причине, что и ты, малыш, — ласково сказала она. — Видишь ли, твоя мама и я — родственницы, хотя и очень далёкие. Несмотря на то, что мы никогда не видели друг друга, Маргарита каждый год поздравляла меня с Днём Рождения. Но сегодня я всю ночь провела на нашем месте, а никто так и не пришёл. В Долине произошла какая-то беда!

— Я пойду туда и узнаю, что там творится! И, что бы там не происходило, я наведу порядок!

— Это слова юного короля. Это твой выбор и твоя судьба. Да будет так, как ты сказал.

Сверху послышались торопливые шаги:

— Это та самая Долина, о которой вы оба так часто рассказывали? Так она и взаправду существует? И маленькие феи тоже? Фей, мы идём с тобой! Ты же не против, Бабушка, правда? Тем более что ты же не позволишь ему идти одному. Мало ли что может случиться в пути! — перебивая друг друга, щебетали Маша с Пашей. — Ты же не хочешь, чтобы дети и впредь по ночам просыпались от кошмаров или спали вообще без сновидений.

— Похоже, — грустно улыбнулась Бабушка, — отговорить вас от этой затеи просто невозможно. Что же, ребята, вы сами выбрали себе эту дорогу. Идите! Идите и проследите, чтобы наш юный Фей не натворил всяких глупостей.

— Какая же ты у нас замечательная! — от радости ребята захлопали в ладоши. — Когда мы выступаем?

— Не раньше, чем я вас подготовлю к походу, — строго объявила Бабушка. — Вы у меня дети самостоятельные и сами принимаете решения, но сейчас я настаиваю на том, чтобы вы прислушались к моим советам. Уж в чём в чём, а в деле сбора дорогу у меня опыта гораздо больше, — естественно, что никаких возражений не последовало.

Примерно через час всё было готово к отбытию: любимые ребятами пирожки с корицей завернуты и аккуратно сложены в рюкзаки, носовые платки отстираны и отутюжены, сменная обувь начищена до блеска, шерстяные пледы свёрнуты и замотаны в плотную ткань, бинты, пластыри, множество различных скляночек с разными жидкостями рассованы по карманам. И, вот удивительно! Казалось бы, такое количество разных мелочей должно было занять безумное пространство, но всё это было так аккуратно сложено и упаковано, что спокойно разместилось в четырёх обычных походных рюкзаках.

— А теперь, мои маленькие герои, последнее, — сдерживая слёзы, обратилась к ребятам Бабушка. — Маша, тебе я даю вот этот амулет, — с этими словами она протянула ей необыкновенной красоты кулончик с причудливо изображённой цифрой четыре на тончайшей серебряной цепочке. — Паша, это тебе, — странного вида склянка с густой, чуть светящейся жидкостью перекочевала из её рук в руки юноши. — Ну, а для тебя, Король, вот это, — золотая пряжка легла в ладонь Фея. — Не спрашивайте, что это, просто возьмите. Когда потребуется, вы сами поймёте, для чего все эти вещи. Хотя дай Бог, чтобы этого не произошло.

— Спасибо тебе. Нам будет очень тебя не хватать! — ребята в последний раз расцеловали старушку.

— Мне тоже. Ну, идите же. Идите, пока я не передумала. Идите же, и не оборачивайтесь, я вас прошу. Мне будет тяжело, если вы ослушаетесь. Знайте: я вас жду целыми и невредимыми. Когда бы вы не вернулись, вас будут ждать пирожки и тёплый приём. В путь, юные герои!

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль