Маленький Фей. Книга первая, часть третья "Его Величество Фей Первый. Да здравствует Король!" (главы 6-5)

0.00
 
Ремер Михаил
Маленький Фей. Книга первая, часть третья "Его Величество Фей Первый. Да здравствует Король!" (главы 6-5)
Его Величество Фей Первый. Да здравствует Король!
Его Величество Фей Первый. Да здравствует Король!

Глава шестая. Меч Супруна

Следуя за звуком, ребята выбрались к огромному болоту.

— Нам надо идти туда? — с опаской поглядывая на заросли осоки, клочьями торчащие из зловонных луж.

— Да! — Фей первым направился за Овчаром, аккуратно перепрыгивая с кочки на кочку.

Увязая в болотной тине, то и дело оступаясь и вытягивая друг-друга их трясины, путешественники прорывались вслед за Овчаром. То и дело останавливаясь, огромный пёс то и дело замирал на месте, словно прислушиваясь и ловя источник звука. Затем огромными прыжками он снова кидался вперёд сквозь чахлый кустарник, то и дело останавливаясь и нетерпеливо поджидая пока Фей с друзьями догонят его. Наконец, он замер около какого-то бугорка и жалобно завыл.

— Что ты нашёл там, Овчар? — с трудом переводя дыхание, выдавил паша.

Вместо ответа, холм вздрогнул и тяжело приподнявшись, чуть слышно заскулил.

— Не может быть! — только и воскликнул подбежавший первым Фей. — Альфред, это ты? Боже, что с тобой случилось?

— Да, — осмотрев пса, задумчиво произнёс Паша. — Крепко ему досталось!

— Пустите, — тролль наконец протолкался сквозь спины друзей. — Дайте-ка посмотреть. Да, плохо дело! — наконец проворчал он, — очень плохо. Но молодец, — потрепав по голове пса, ободряюще добавил он. — Держится! Не переживайте, мы поставим его на ноги! В дне ходьбы отсюда есть поляна, где растёт Супрун-трава.

— Супрун-трава? Я думал, что она существует только в сказках! — удивился Фей.

— Что за трава такая? — поинтересовалась Маша.

— Эта трава способная вылечить от любых болячек и недугов. Вот, только как его туда доставить, он такой огромный!

— Я донесу его куда угодно! Тем более что Альфред здорово похудел за это время.

— Если понадобится, я помогу! — Паша, как всегда готов помочь Фею.

Итак, путешественники двинулись назад. Путь занял всю ночь и утро и забрал остаток сил. Отыскав подходящую поляну и едва расставив палатку, все без сил повалились на землю. На ногах остался только Тролль, которому, казалось, все эти походы по болотам были нипочём.

— Как странно! — удивлённо осматриваясь вокруг, вдруг воскликнул Паша. — Смотрите, поляна совершенно круглая! И на ней почти ничего не растёт.

— Ничего странного, — устало пожал плечами Фей, — мало ли какие поляны бывают.

— Я беру с собой Овчара и ухожу на поиски травы, а ты и Фей остаётесь за старших. Следите, чтобы ничего не случилось. Если я понадоблюсь, — Яромир на секунду задумался, потом сорвал чахлую травинку и, зажав её между большими пальцами, несильно дунул. Раздался негромкий, но отчётливо слышимый звук. — Поняли?

Паша и Фей устало кивнули.

— А, чтобы не хотелось спать от безделья, по очереди собирайте дрова для костра. Но так, чтобы оставаться в поле зрения! — ребята, недовольно ворча, подчинились.

— Да веселее, вы, короли! Какой пример вы сейчас даёте своим подданным. Веселей, веселей. Я скоро буду! — с этими словами Яромир растворился во мраке.

Фей первым вызвался идти за дровами. Поначалу он ещё как-то оглядывался, стараясь не заходить слишком далеко, но вскоре понял, что в этом нет никакой необходимости: земля была щедро усыпана ветками и мокрым, но мелким хворостом. Набрав полную охапку и осторожно передвигаясь, он двинулся к лагерю, как вдруг зацепился ногой за неудачно торчавший из земли корень или ветку. Не удержав равновесия, он с шумом повалился на землю, пребольно ударившись коленкой обо что-то очень твёрдое.

— Ах, чтоб тебя!

— В чём дело? — забеспокоился Паша.

— Ничего страшного, я споткнулся о какую-то корягу! — с этими словами он в сердцах пнул торчавшую из земли ветку и снова скорчился от боли. Деревяшка оказалась намного тверже, чем он думал! К тому же лязгнула она как-то по-металлически.

— У тебя всё в порядке? — напряжённо вглядываясь в темноту, откуда доносился голос Фея, снова поинтересовался Паша. — Может, помочь?

— Похоже, я нашёл кое-что интересное. Я скоро! — с этими словами он начал внимательно изучать находку. Всё меньше сомнений оставалось в том, что это не просто кусок металла, а огромных размеров меч. Но как он здесь оказался и почему его никто не видел до сих пор? Странно. Боясь потерять находку, Фей начал медленно раскачивать торчащий в земле клинок, что, надо сказать, оказалось не такой простой задачей. Похоже, он здесь провёл очень много времени, так много, что уже просто врос в землю. Наконец, сантиметр за сантиметром, меч полностью вышел из земли. Аккуратно шагая, Фей понёс его к лагерю, где его поджидал не на шутку встревоженный Паша.

— А где дрова?

— Растерял, — рассеянно ответил он, внимательно разглядывая находку. — Смотри, что я нашёл. Он торчал в земле, и я споткнулся об него. Меч!

— Какой огромный! — Паша, прикоснувшись к клинку, резко отдёрнул руку. — И острый! — рассматривая свежую рану, добавил он. В это время раздалось жалобное поскуливание Альфреда.

— Какой же я растяпа! — хлопнул себя по лбу Фей. — Я же оставил дрова лесу! Присмотри за этим, я мигом, — отдав оружие Паше, Фей быстро вернулся в лес, где быстро собрал в охапку разбросанные ветки и коряги.

— Твоя очередь, заодно немного взбодришься, — вернувшись, обратился он к Паше. — А я пока разожгу огонь.

— Хорошо. Я начал чистить от грязи клинок. Пока огонь будет разгораться, можешь продолжить.

— Верно!

Паша исчез в лесу, откуда вернулся через несколько минут, неся полную охапку мелких веточек, листьев и хвороста.

— Уже много времени прошло, а Яромира всё нет. Может что-то случилось?

— Всё в порядке, — раздался голос из темноты, — просто травы почти не осталось и пришлось здорово побегать, прежде, чем я смог что-то найти. Совсем немного, но, я думаю, этого достаточно. Где вы это нашли? — заметив находку, замер он.

— В лесу, совсем рядом. Он в земле торчал, — растерянно гладя на тролля, закончил Фей.

— Не может быть, не может быть! — зачарованно бормотал Яромир, жадно пожирая глазами меч. Потом, словно вдруг проснувшись, дрожащими руками достал из кармана несколько неказистых чахлых листика. — Впрочем, давайте не будем терять времени, а обработаем раны Альфреда, а, уж потом я расскажу вам эту историю, — ребята дружно кивнули головами. — Фей, иди прямо, там за кустами есть маленький ручеёк, принеси мне флягу воды. Паша бери мою рубаху и разрезай на полоски, так, чтобы получились повязки. А я тем временем подготовлю снадобье для ран, — все быстро взялись за дело.

— Давайте мы поможем, — занятые работой, ребята и не заметили, что свинцовые тучи чуть-чуть расступились, пропуская первые лучики солнца; это ночь, что властвовала в Долине два года начала своё отступление. Девушки проснулись и немедленно присоединились к работе. Надо сказать, что толку от них было гораздо больше, чем от вымотанных Фея, Паши и тролля, поэтому, как только работа, требующая больших физических усилий, закончилась, они, несмотря на вялые протесты, были отправлены отдыхать. Даже Овчар, всё это время крутившийся вокруг и то и дело сталкиваясь с кем-то из ребят, свернулся клубком и улёгся рядом с Альфредом, и мгновенно заснул.

— В конце концов, не только ты, король троллей, смыслишь в медицине, но и я кое-что умею, — улыбнулась Бабушка в ответ на возражение о том, что кому-то надо остаться и проследить за Альфредом. — А от вас будет больше толку, если вы отдохнёте. Так что идите и поспите хотя бы часок.

— Да-да, — согласился Фей, — часок, но не больше.

— Именно, — вяло кивнул головой Паша. И, забравшись в палатку, моментально уснул. Его примеру тут же последовали Фей с троллем. И через мгновение все звуки заглушились могучим храпом Яромира.

— Боже мой, — укоризненно покачала головой Бабушка, — разве можно так храпеть! Так нас вмиг обнаружат!

— Не думаю, — задорно улыбнулась Светлана, — особенно, если учесть отвагу наших врагов, которые вряд ли они рискнут приблизиться к поляне. Скорее всего они подумают, что…

 

— Тсс, — приложил палец к губам Бледный Воин. — Слышите?

И в самом деле — из рощи, куда уходили следы беглецов, раздавались жуткие звуки: не то рёв, не то хрип, не то вой.

— Похоже, наши гости наткнулись на берлогу страшного зверя, который ими же и позавтракал. Или поужинал, — Козлодой довольно потёр руки, — можно возвращаться! Домой, в пещеры! — отрывисто гавкнул он, обращаясь к кучке упитанных персонажей, одетых в щеголеватые чёрные плащи поверх рваных засаленных рубах, а то и просто на голые торсы.

— Ура! — рявкнули те. Потом дружно выхватили из ножен кое-где покрытые ржавчиной и совершенно не опасные мечи, почти синхронно взмахнули ими, одновременно воткнули клинки в землю и ударили правыми кулаками себе в грудь.

— Приятно видеть результаты своих трудов! — важно произнёс Воин. — Согласитесь, важно всё-таки, чтобы войско выглядело устрашающе! — довольно оглядев своих вояк, добавил он, гордо выпятив грудь и надув щёки.

— Тёмному Принцу и его правой руке Бледному Воину Никатоксу двадцать пятому, сыну Никатокса двадцать четвёртого, а также их светлости Козлодою Первому — Ура! — рявкнули оборванцы. В этот самый момент раздался такой жуткий рык, что все, кроме Печального Юноши, разом повалились на землю, что, кстати сказать, со стороны выглядело более чем забавно, поскольку подавляющее большинство бойцов имели внушительных размеров животики.

— Их там несколько! — прохрипел Бледный Воин. — Уходим!

— На храп похоже больше, — задумчиво объявил Юноша. — Слышал, где-то уже его.

— Тебе что, жить надоело?! Это чудище сожрёт тебя в один миг!

— А если это не чудище? — он поглядел в сторону зарослей, откуда раздавался жуткий рёв.

— Тогда кто? — выпучив глаза и сделав страшное лицо, прокричал Козлодой. — Только не утверждай, что разбираешься в таких вещах лучше меня! Со всей ответственностью заявляю, что это чудище! — стоя на корточках, в любой момент готовый шарахнуться прочь, упрямо повторял он.

— Нет в Долине чудищ, вы же и говорили. Ну, кроме пса того огромного, которого я…, мы, — подумав, поправился он, — тяжело ранили и в болота прогнали.

— Да мало ли, что я тебе говорил! — Козлодой не собирался менять своего решения.

— Но хотя бы разведать надо.

— Я рад, что ты взял на себя эту ответственную миссию, — перекрикивая стенания на смерть перепуганных воинов, бодро прогавкал отползающий в первых рядах Воин. — Я обязательно доложу Его высочеству о твоём героизме! Теперь иди!

— Человек один нужен человек, — оглядев бледных от страха солдат, произнёс Юноша, — кто со пойдет мной? — ответом послужила тишина. — Всего лишь один человек! — он сделал шаг вперёд. Увы! Видя серьёзность его намерений, оборванцы не замедлили ещё быстрее поползти в сторону спасительных зарослей, оставив храбреца в полном одиночестве. Постояв несколько минут, тот тяжело вздохнул, развернулся и неторопясь зашагал им вдогонку.

— И всё-таки где-то я это уже слышал. Но где?

Притаившись за кустами, его появления поджидало всё доблестное войско во главе с насмерть перепуганными командирами.

— Ну, как? — от страха Бледный Воин трясся, как если бы его била жестокая лихорадка.

— Чудище огромное спало там. Три хвоста, с головы до ног шерстью покрытое вперемешку с чешуёй рыбьей. А вокруг множество костей, — равнодушно ответил Юноша.

— Что я и говорил! — важно воскликнул Козлодой… — Теперь ты понял, как авжно прислушиваться к мнению более опытных?

— Ну да, — презрительно фыркнул тот в ответ.

— Но не переживай. Принц ничего не узнает про этот случай, — надменным, а оттого ещё более комичным тоном добавил Воин. — Теперь домой.

— Хотя в следующий раз никаких поблажек не жди, — важно дернув бородой и задрав нос, словно копируя Воина, вставил Козлодой. Затем, резко развернувшись, словно на шарнирах, он браво крикнул насмерть перепуганным воякам. — А теперь все домой!

 

— Хороший сон здорово восстанавливает силы, — первое, что услышал Фей, когда открыл глаза. Поднявшись, он оглядел небольшой лагерь и увидел спящего Пашу и озадаченно потирающего затылок Яромира.

— Сколько мы спали?

— О, не беспокойтесь! — Бабушка, как обычно по-доброму улыбнулась, — Мы поменяли повязки Альфреду и кое-что приготовили на обед.

Яромир озадаченно осмотрел повязки, после чего, довольно хмыкнув, обратился к Бабушке.

— Но откуда у вас Супрун-трава? Я же приносил её ровно на одну перевязку?

— Я знаю, поэтому и сходила за ещё одной порцией.

— Дядя Яромир, расскажите нам про Ваш меч, — аккуратно потеребила за рука старика Катерина. — Вы даже во сне не захотели расстаться с ним.

Ну что же, — поудобнее устраиваясь на подушке и прилаживая клинок для того, чтобы наконец, отполировать его до блеска, начал свой рассказ он. — Это было задолго до появления дракона. Когда-то давно этими землями правил Король Супрун Восьмой. Это были владения троллей: горы, болота и часть полей к югу отсюда. По соседству с ними располагались королевства фей и людей. В те времена они ещё не знали друг друга и со всеми своими трудностями боролись каждый сам по себе. Так было и тогда: войска королевств фей и людей по очереди были разбиты мощной армией пришедших с севера чёрных сил, предводитель которых был свято уверен, что пещеры доверху набиты золотом и драгоценностями. То была толпа варваров под предводительством страшного великана, — тролль вытер со лба выступивший пот и, чуть передохнув, снова принялся шлифовать меч. — Все поняли, что поодиночке им ни за что не справиться с таким противником. Поэтому остатки армий уже собирались во владениях троллей, где и формировалось объединённое войско. Так получилось, что военными действиями руководил Супрун. Последнее сражение, судя по легенде, произошло где-то здесь, в болотах. Бой длился три дня и три ночи и до последнего момента никто не знал, какая же из сторон одержит победу. Супрун оказался очень талантливым полководцем и очень умело сдерживал превосходящие силы врага. Потом он начал теснить чёрную армию, разбив её главные силы. Но тут в бой включился могучий Сигизмунд Шестой принц тьмы. Не было в объединённом войске противника, способного оказать ему хоть какое-то сопротивление. Ни одного, кроме Супруна. И вот, два великих воина сошлись в финальной схватке. Обе стороны прекратили сражение, наблюдая за кровавым боем двух могучих великанов. Они нанесли друг другу множество тяжёлых ран, но не останавливались. Там, где падали капли крови Супруна, вырастала Супрун-трава; там, куда попадала кровь Сигизмунда — появлялись гиблые места, на которых ничто не родится, до тех пор, пока последний из его наследников не погибнет. В том бою победил Супрун. Тяжело раненый, он таки поразил своим клинком Сигизмунда. Огромная чёрная армия, оставшись без короля, бросилась врассыпную, гонимая войсками Супруна. Сам король был тяжело ранен и, как только чёрное войско рассыпалось, сам упал от полного истощения. Его, конечно тут же окружили лекари и придворные, которые и доставили короля во дворец, где его выходили и залечили страшные раны. Во всей этой суете никто и не заметил, что Супрун потерял свой меч, а когда спохватились, то найти его уже не смогли, — полюбовавшись на своё отражение в до блеска начищенном мече, Яромир довольно отложил его в сторону. — Я всё это время был уверен в том, что это всё бабушкины сказки, — вздохнув, добавил наконец тролль. — Но, как видите, — он снова поднял уже очищенный меч над головой, где у самого основания витиеватыми узорами было выгравировано нечто удивительное: то ли слово, то ли узор. — Это старотроллевый язык. Здесь выгравировано «Супрун Восьмой».

— Ну что же, — задумчиво произнёс Фей, когда Яромир немного успокоился — я думаю, что это отличный повод выкинуть твою палицу и взять в руки меч. Тем более что, если я не ошибаюсь, по размерам он словно специально сделан под твои ножны.

— Но я никогда не держал в руках меча! — Яромир удивлённо примерял находку к ножнам, — действительно, смотрите, как будто они специально делались друг для друга!

— Зато ты замечательно управлялся с палицей. Пока Альфред будет восстанавливать силы, я дам тебе несколько уроков фехтования. У меня самого, кстати, и меча-то нет, — усмехнулся Фей. Только это, — он показал троллю свой чёрный зонтик.

— Которым ты, между прочим, весьма лихо разделался с тем юнцом, — тролль хлопнул друга по плечу и, рассмеявшись, добавил. — Хотя всё никак не возьму в толк, чего это он с этими двумя шутами связался!

— Прав же был Дима, когда говорил тебе, что это — замечательный меч. Права была Светлана, когда не дала тебе его выбросить, — добавил Паша.

— Да уж, — улыбнулась Светлана. — Наш юный король время от времени имеет обыкновение совершать разные глупости.

От этого замечания Фей чуть заметно покраснел.

— Тем временем я предлагаю перекусить! — Бабушкино замечание вернуло всех к реальности. Последний раз они ели ещё в гостях у троллей, почти сутки назад, но за всеми событиями попросту забыли об этом и только теперь поняли, как же они проголодались.

— Пока вы тут слушали рассказы, я сходила в лес и собрала немного ягод и других замечательных вещей.

— Ура, у нас сегодня ягодный стол! — Маша захлопала в ладоши. Один тролль выглядел расстроенным.

— Тебе что-то не нравится? — поинтересовался Фей.

— Тролли не едят ягод, — пояснила Бабушка, — и поэтому я принесла кое-что и для него, — улыбнувшись, она указала на жутковатого вида корень, который был уже помыт и даже почищен.

— Вот спасибо! Бабушка, вы — волшебница! — с этими словами он подхватил её на руки и закружил в воздухе.

— Хватит, хватит, Ваше Величество, — от души хохоча, визжала она, — у меня кружится голова! Довольно! — на этих словах тролль попал ногой в одну из многочисленных ямок и вместе со своей ношей тяжело плюхнулся на мокрую траву под дружный смех ребят.

— Давно меня так вот не крутили, — еле выговаривая слова через смех, произнесла таки Бабушка. — Ой, давно!

 

Супрун-трава оказалась на редкость эффективным средством заживления ран. Таким, что уже через несколько дней Альфред смог подняться на ноги, а через неделю уже был готов отправляться на поиски приключений. Ребята всё же решили не торопить события, а подождать ещё пару дней, с тем, чтобы как следует проработать все детали плана и дать Альфреду возможность полностью восстановится. Тролль, в своё время слышавший множество легенд и сказок, на поверку оказавшимися не такими уж и выдуманными, ориентировался здесь, как дома, несмотря на то, что ни разу не был в этих местах.

— Если идти прямо на юг, никуда не сворачивая, через два часа мы достигнем тайного входа в подземный замок троллей, который превратился в тюрьму для Чёрного Принца. Про этот вход знал только мой пра-пра-пра-пра-прадед, который лично прорубил его. Так что туда мы попадём без особых проблем, но вот что делать дальше я, признаться, понятия не имею.

— Как мне рассказывали Ыых и Ярослав, — Фей задумчиво почесал подбородок, — и как говориться в одной из считалочек, что Чёрного Принца победит Наследник, приехавший в упряжке из трёх огромных стражей… — он посмотрел в сторону резвящихся Альфреда и Овчара.

— Ну хорошо, а кто третий? — поинтересовалась Бабушка.

— Пожалуй, я знаю ответ на этот вопрос, — таинственно улыбнулся Фей. — Более того, я, похоже, когда-то в детстве успел с ним подружиться.

 

Глава седьмая. Тьма отступает…

Когда, наконец, наступило утро, все уже были готовы к выходу. Осматриваясь по сторонам, они то и дело замечали пусть маленькие, но изменения в природе: то тут, то там, на ветках начали появляться первые крошечные листики, которые добавляли жизни в унылые пейзажи. Из леса начали раздаваться крики первых птиц, проснувшихся после спячки и пробующих свои голоса.

Даже погода, и та с приходом Фея и его товарищей начала улучшаться. Если в тот день, когда друзья только пришли, шёл жуткий ливень, то весь вчерашний и сегодняшний — лишь рваные серые облака напоминали о недавней непогоде. Солнце, отрезанное от долины тучами, то здесь, то там запускало свои лучики на Долину. Ветер, словно устыдившийся своих недавних проказ, принёс откуда-то издалека еле уловимые запахи первых цветов и молодой зелёной травы. Как будто извиняясь за своё поведение, из порывистого, словно стегающего путников плетьми, он превратился в тёплый ветерок, которому так приятно подставить лицо.

То и дело замечая всё новые и новые перемены, ребята выдвинулись в путь. Шли, весело болтая о всякой всячине: Яромир рассказывал разные истории и сказки из тех, что когда-то слышал сам, Бабушка, то и дело поправляла так и норовящие сползти куда-то набок рюкзаки ребят. Даже Овчар с Альфредом, эти два огромных брата-пса вовсю резвились, носясь по скользкой траве и оглашая весёлым лаем окрестности.

— Осталось совсем чуть-чуть! — громко объявил Яромир, озадаченно поглядывая на отвесную скалу. — Полагаю, вот-вот доберёмся до места. Клянусь Морадином, хорошо идём.

— Кто такой Морадин? — поинтересовался Фей.

— О, Морадин — это самое грозное божество у Троллей. Бог огня и кузнечного дела, — поймав недоумённые взгляды ребят, он продолжил. — Тролли верят в чистоту и силу огня и клинка, — задумчиво осматривая золотую пряжку, добавил он. — Поэтому символами королевства всегда был именно клинок под кузнечным молотом. Смотрите, вот это да! Их можно разглядеть на пряжке! — водя пальцем по узорам, вдруг воскликнул Тролль. — Вот он!

Все дружно окружили Яромира, жадно вглядываясь в амулет.

— Я вижу! Вот наковальня, вот меч, а вот и молот! — Катерина первая смогла что-то разглядеть в зашифрованном рисунке.

— Смотрите, это всё, как будто выгравировано на кольчуге! — удивлённо воскликнул Фей.

— Смотрите, здесь есть ещё и горы! — добавила Маша.

— А я вижу голубя! — закончил Паша.

— Как интересно, — Бабушка, молчавшая всё это время, задумчиво взяла пряжку в руки. — Голубь, парящий над горами, одетый в кольчугу, на которой выгравирован символ королевства троллей: клинок на наковальне под молотом. Кольчуга — символ королевства людей, голубь, точно такой же, как на твоих доспехах — это символ королевства фей. Но что означают эти горы? Ведь не может же быть такого, чтобы у троллей было два символа.

— Ярослав мне говорил, что сначала народов, участвующих в битве было четверо, но один из них был вынужден покинуть поле боя, — сосредоточенно вспоминая недавний разговор с троллем и стараясь не упустить ни одной мелочи, задумчиво произнёс Фей. — Но вот что это за народ он мне так и не сказал.

За этим разговором оживившиеся ребята добрались до каменной гряды, отгораживающую Долину от остального мира.

— И, что теперь? — поинтересовалась Бабушка у Яромира, окинув взглядом совершенно неприступную скалу.

— Теперь нам придётся очистить потайной вход, — с этими словами он указал рукой на заросшее место прямо перед ними. — Много времени прошло с тех пор, как им кто-то пользовался.

Паша посмотрел на огромные стволы деревьев, увитые ползучими лианами и извивающимися корнями.

— А не проще ли прорубить новый вход?

— Не проще, — Светлана вплотную подошла к зелёной стене, держа в руках какой-то загадочный, искусно расшитый золотыми нитями мешочек. Неторопясь, она достала щепотку странного коричневого порошка и, что-то шепча, начала посыпать им хитро переплетшиеся ветки и корни. Недовольно шипя, те начали подрагивать, словно в конвульсии. Затем, зашевелившись, медленно поползли назад, освобождая дорогу путникам. Несколько минут и ребятам открылась пологая каменная стена.

— Как тебе это удалось? — Бабушка покачала головой, — хотя… я могу попробовать догадаться.

— Я не помню кто, но давно-давно в детстве, ещё до того, как меня отдали на воспитание к дедушке Яромиру, кто-то рассказывал мне старые-старые сказки о живых деревьях и о том, как с ними можно разговаривать…

— Но как Светлана попала к тебе? — Бабушка обратилась к троллю.

— Мне передала корзинку с маленькой девочкой изможденная старуха, когда я гулял по лесу. Она сказала, что ей осталось не так уж и долго на этом свете, а девочка совсем маленькая и ей нужна забота. Вместе с корзинкой старуха передала и мешочек, строго-настрого запретив заглядывать в него. Сделав это всё, она повернулась и тут же растворилась в зарослях, да так быстро, что я и расспросить её ни о чём не успел, — растерявшись, ответил Яромир. — А, в чём, собственно дело?

— Что же, мои юные друзья, имею честь представить вам Светлану. Она — потомок древесных фей, некогда населявших Долину, но со временем смешавшихся с остальными. Я уж и не думала, что когда-нибудь увижу хотя бы одну из них. Ребята, что же вы молчите? — оглядев ошарашенных спутников, улыбнувшись, добавила она.

— Ещё совсем чуть-чуть и я просто перестану удивляться любым чудесам, — Фей пришёл в себя первым, — и, надо полагать, раз ты одна из немногих древесных фей, оставшихся на земле, может, ты и есть четвёртый король? То есть, — тут же поправился он, — четвёртая королева?

— Нет, — Бабушка покачала головой, не дав ничего сказать Светлане. — Все феи, обычные и древесные, всегда подчинялись одной правительнице — Маргарите. Кстати, почему ты решил, что она четвёртая правительница?

— Я думал, что кто-то из ребят — король.

— Разве у кого-то из них есть пряжка, как у тебя и Яромира? — и, дождавшись, когда Фей растерянно покачает головой, Бабушка продолжила. — Но не падай духом. Для того мы и идём вместе с тобой, чтобы помочь отыскать всех четырёх королей и собрать армию. И мы во что бы то ни стало сделаем это! Ведь, правда, ребята? — в ответ те лишь утвердительно закивали головами.

— А ты не ошибся? — сменив тему разговора, Фей внимательно осмотрел монолитную гранитную глыбу. — Что-то не очень-то и похоже на вход.

— Не ошибся. Это же потайная дверь. Именно поэтому она и не видна. Вы позволите? — вежливо обратившись к Бабушке, тролль взял у неё свою пряжку.

— Вардерикм! — вытянув руки вперёд, резко выкрикнул он. Что-то внутри скалы проскрипело и вдруг, невесть откуда, в стене появилось маленькое отверстие, по форме и размеру очень напоминающее пряжку. — Аатерн! — вставив пряжку в отверстие, он быстро отошёл на три шага назад, и, чуть пригнувшись, выкрикнул: — Завиридас! — невидимая дверь, со страшным скрипом и грохотом, открылась, как бы приглашая ребят пройти внутрь.

— Сработало! — захлопала в ладоши Светлана. — Ура!

Фей поёжился, как будто ему вдруг стало холодно.

— Темень-т--то какая. Бррр! Ну, что, идём? — чуть постояв перед распахнутой гранитной дверью, он, неуверенно сделав шаг вперёд, обернулся назад.

— Но как же в этой темени мы найдём дорогу? — Маша неуверенно заглянула в пустоту коридора и тут же поспешила отойти назад.

— А она права. Как мы будем идти в кромешной тьме? — заглянув в пещеру, задумчиво произнёс Паша

— Я вас проведу. Моим глазам тьма нипочём — Яромир смело сделал несколько шагов по коридору, как вдруг его остановил голос Фея.

— Тебе нипочём, но как же мы? В этой кромешной мы тут же потеряем друг друга. Вот же будет подарок темным силам!

— Ну, хорошо. Тогда мы сделаем несколько факелов, — с этими словами Яромир направился в сторону леса, — я сейчас же наломаю просмоленных веток.

— В этом лесу нет ни одного хвойного дерева! — окликнул его Фей, который, казалось, в конце этого необычного приключения вдруг полностью потерял желание идти хоть куда-то.

— Совсем ни одного? — Как вскопанный остановился тролль.

— Совсем, — устало покачал головой тот.

— И что же теперь делать?

— Ребята, — Светлана аккуратно поставила свою корзинку на землю, и бережно подняла накрывавший её платок, — вот кто нам сможет помочь. Помните, я встретила их в облаке, когда спускалась по водопаду на лодке.

— Светлячки! — обрадовалась Катерина, — какие большущие! А я не видела вот уже два года! Я думала, что их уже просто не осталось. Они-то и станут нашими факелами! — с этими словами она открыла одну из баночек с бабушкиным вареньем и аккуратно намазала им концы трёх веток. Светляки с радостным жужжанием живо облепили их со всех сторон. — Теперь у нас есть три факела! Вперёд!

— Не раньше, чем мы все поужинаем, — никто и не обратил внимания, что во время всех этих разговоров Бабушка, как обычно, подготовила роскошный стол на траве. — Кто знает, когда нам представится следующий подходящий момент.

— Ба, сейчас не время! — теперь уже Паша вдохновился идеей скорой победы и не желал ждать ни минуты более. — Идёмте же!

— Ну что же, тогда придётся выкинуть это всё, — сокрушённо оглядывая разложенные на столе баночки и горшочки, нарочито громко вздохнула она, — ведь, если наши враги увидят стол — сразу же поймут, что здесь кто-то был. Более того, они непременно решат подкрепиться нашими же припасами, чтобы собрать силы для битвы с нашей небольшой, но очень грозной армией. Нет, — с хрустом разломив напополам румяное печенье, добавила она, — что получится, я постараюсь съесть, но быстро, чтобы ни на секунду не задержать вас, но вот что касается остального, — она снова печально вздохнула, — придётся выбросить всё это. Паша, — обратилась она к юноше, — ты мне не поможешь набрать веток? Мне придётся надёжно спрятать это, что осталось, — добавила она, сделав глоток чая из аккуратной маленькой пиалы.

Сначала Паша, потом и все остальные посмотрели в сторону накрытого Бабушкой стола. Ну как такое можно выбросить! — Ну, хорошо, — задумчиво произнёс Паша, не желая показывать того, что на самом деле он очень голоден, — мы подумаем, что тут можно сделать.

— А я, похоже, знаю, куда всё это можно спрятать, — словно завороженный глядя на салат из своих любимых корешков, пробормотал Яромир. — Так спрятать, что никому не найти.

— Пожалуй, — Фей подмигнул троллю, — в этом я помогу тебе.

— И я с удовольствием помогу вам, ребята, — вступила в разговор Светлана.

— И мы! — радостно подхватили Маша с Катериной.

— В конце концов, впятером вы вряд ли справитесь, — вздохнул Паша, глядя на удобно расположившихся под навесом товарищей и немедленно присоединился к трапезе.

Покончив с остатками ужина, ребята, наконец, вошли в пещеры.

Яромир, держа ветку с облепившими её светляками, шел впереди, указывая дорогу. Затем Паша, девушки с Бабушкой, замыкающим был Фей. Альфред с Овчаром, резвясь, бегали вокруг маленькой колонны, то и тело исчезая в бесконечных боковых каналах, так что Фею, наконец, это не надоело и он схватил псов за ошейники и повёл их рядом с собой.

— Странное ощущение: идти по собственным владениям, про которые столько слышал в детстве, но где никогда не был! — Тролль крутил головой во все стороны, словно боялся, что чего-то не заметит. — Ведь я ни минуты не сомневался в том, что это королевство существует. Я был самым послушным ребёнком среди своих знакомых, так сильно хотел попасть сюда. Каждый вечер я просил своего дедушку снова и снова рассказать мне эту чудесную сказку, и он рассказывал её. Каждый вечер. Снова и снова. А я слушал и мечтал, а когда засыпал, то видел эти переходы и туннели даже во снах. И каждое утро я просыпался, мечтая услышать — «Вставай. Ты так хорошо себя вёл, что можешь, наконец, попасть в королевство». Но, время шло, а этих слов я всё не слышал. Потом мой дед умер, а я стал взрослым и начал сомневаться. Потом наступила старость, а вместе с ней и разочарование. Поэтому я решил во что бы то ни стало забыть про свою детскую мечту. И вот, наконец, я здесь. Удивительно! Нет, это просто невероятно!

— Но это так.

— Да, это так! — эхом за Бабушкой повторил Тролль.

— А скажи, это твой дедушка рассказал тебе про дверь и как в неё попасть? — тронула за локоть Яромира Бабушка.

— Да Как он рассказывал, её сделал один из моих прародителей, который так боялся покушения на собственную жизнь, что всеми силами старался подготовить как можно больше вариантов для бегства.

— Его так сильно не любили? За что?

— Мой прародитель был отшельником и поэтому не любил ни праздников, ни того, что с ними связано. Под страхом жестоких наказаний он запретил всякие празднования в королевстве, за что и был очень нелюбим. Тролли вообще-то очень весёлый народ, но из-за этого закона, они превратились в свирепых существ, которыми то и дело пугают детей, — тролль, тяжело вздохнув, продолжил. — А ещё этот мой предок был ужасно мнителен.

— И что же с ним случилось? — Паша даже на время прекратил насвистывать какой-то мотивчик, заслушавшись рассказом тролля.

— Он исчез.

— Как?

— Никто не знает, — Яромир лишь пожал плечами. — Кто-то считал, что покинул царство и ушёл в монастырь к людям, таким же отшельникам, как и он, кто-то — что боги печали забрали его к себе… Я же думаю, что он просто заблудился в одном из собственных лабиринтов.

— Печальная история, — вздохнула Катерина.

— Да, уж. А что-нибудь повеселее есть? — обратился Паша к троллю.

— Есть, конечно. Но, судя по приметам, мы у цели. Так что отложим их до возвращения. Фей, где ты встречал огромного стража? — оборачиваясь назад, поинтересовался Яромир. Все дружно посмотрели туда, где должен был быть мальчик, но его вместе с верными псами и след простыл.

— Фей, ты где? Альфред, иди сюда! Овчар, ко мне! — на все лады начали звать ребята и Бабушка с троллем. Но всё напрасно. Ни звука в ответ. Бесполезно.

— Надо срочно их найти! — с этими словами Паша бросился назад, но тут же был схвачен за шиворот куртки троллем.

— Стой! В одиночку его не найдёшь, а вот заблудишься наверняка. Сейчас главная задача — добраться до безопасного места.

— Надеюсь, что хоть Альфред и Овчар с ним, — вздохнула Бабушка. — Идём, нельзя стоять на месте.

— Нельзя стоять на месте! Надо найти Фея! — откуда-то из темноты вдруг передразнил их блеющий голос. — Попались, голубчики!

Яркая вспышка света лишь на несколько секунд ослепила путников, но этого оказалось вполне достаточно, чтобы Бледный Воин с Козлодоем и своими пузатыми вояками оттащили девушек и Бабушку в стороны, оставив Пашу и тролля один на один с Печальным Юношей и Принцем.

— Мы их обезвредили, Принц! — гордо прокаркал из глубины пещеры Воин, довольно выглядывая из-за живой изгороди.

— Так-так, мои дорогие, вот мы, наконец, и встретились. Признаться, я думал, что вы представляете собой гораздо большую угрозу. Но я ошибся. Признаться, даже и не думал, что это так приятно — время от времени ошибаться. Хотя, — пожав плечами, продолжил он, — может, это всё лишь оттого, что я заблаговременно обезвредил вашего главаря, бунтаря Фея. Он сейчас общается с одним очень большим и голодным существом, которое, по чистой случайности, оказалось моим стражем. Так что его мы ждать не будем. А раз так, то и дело осталось за малым.

О, седовласый тролль, потомок некогда грозного Супруна. Весьма рад, что ты удосужился, наконец

зайти ко мне в гости, — Принц недобро усмехнулся. — Заодно познакомлюсь и с потомком короля людей, чьего имени я, признаться не знаю. Хотя это уже не важно. Итак, — голос Принца становился всё громче и громче, — битва королей начинается! — прокричал он прикованной к гранитному креслу Маргарите. Юноша, следуя примеру Принца, неуверенно обнажил меч и, растерянно оглядываясь по сторонам, приготовился к бою.

— Нет, слуга, это битва королей, и таким как ты в ней места нет, — бросил он и вдруг кинулся на Тролля с Пашей.

Сила его ударов оказалась просто ужасной, а мастерство — фантастическим. Даже несмотря на то, что друзья атаковали его с двух сторон, он не только успевал отбиваться, но даже и наносить ответные удары. Уже через несколько минут стало ясно, что Принца так просто не одолеть. Все же попытки девушек помочь им моментально пресекались вояками Воина. Удар — и окровавленный Паша отлетел к одной из стен. Выронив меч из рук, он замер. Еще несколько — и обезоруженный, оглушённый тролль грузно свалился на спину.

— Ай-ай-ай, — укоризненно качая головой, подошёл к старику Принц и пинком отбросил лежащий рядом меч, — как нехорошо получилось. Вот и некому защищать Долину. Некому освободить фей из заточения. Кто же теперь будет плести деткам сладкие сны на ночь? Никто! — довольно расхохотавшись, ответил он на собственный вопрос. — Теперь я буду решать, что и кому будет сниться. Я!

— Феи уже давно освобождены из твоей заколдованной клетки, — прохрипел тролль. — Твой бородатый шут отдал Бабушке ключ. А маленькие феи были спрятаны от тебя и того раньше, — через силу криво улыбнувшись, прошипел Яромир. Воспользовавшись секундным замешательством Принца, из последних сил он бросился к мечу и, нанеся несколько ударов, повалил его на землю. — Теперь ты моя добыча! — прохрипел он, занося меч для удара. Увы, силы и мастерство были слишком неравны! Чуть замешкавшись, Яромир снова оказался на земле.

— Так, так, мои слуги, — голосом, не предвещавшего тем ничего хорошего, обратился Принц к своим подопечным, — что вы можете сказать про этот неприятный для вас инцидент?

— Во всём виноват мальчишка! — испуганно проверещал Воин. — Он не смог…

— Меня не интересует, кто здесь виноват. Я спрашиваю, так это или нет?

— Да!

— Нет! — Как всегда, на разные лады закричали Воин и Козлодой, прячась за спинами пузатых вояк.

— Хорошо, с вами я разберусь позже, — Принц резко отвернулся от трясущихся от страха слуг. — Сначала закончу с гостями.

— Стой, тёмный властелин! Это говорю тебе я, король Фей. — Этот голос прогремел, как гром среди ясного неба, многократно усиливаясь под сводами подземного дворца. Все дружно повернулись в сторону главного входа.

Сначала бешеный гул, затем золотая колесница, в которую были впряжены могучие Альфред, Овчар и кто-то невидимый с грохотом ворвалась в зал. Излучая необыкновенной силы свет, сияли доспехи Фея. Кончик невесть откуда взявшегося в руках мальчика клинка, горел, словно звезда, ослепляя всех присутствующих.

Когда же, наконец, все осторожно открыли глаза, то увидели, что Фей и Принц уже бьются в ожесточённой схватке. Огромный меч Принца, отрубавший куски от гранитных валунов против сияющего клинка наследника престола Долины Фей. Ненависть против отваги, тень против света. Треск разлетающихся валунов и звон металла наполнили пещеру. Казалось, что какой-то сумасшедший оркестр решил провести генеральную репетицию перед своим бешеным выступлением. От адского грохота все дружно зажали уши и, пригибаясь и прячась от летящих во все стороны осколков, бросились кто куда: войско воина врассыпную, Бабушка с девушками — к Паше и оглушённому Яромиру. Воин и Козлодой же, разинув рты, так и остались стоять на месте.

И вот, наконец, бой начал стихать. Обессилев, Принц начал пятиться назад, поглядывая через плечо на своих слуг, оставивших девушек и трусливо косящихся на клинок Фея. Удар — и он едва-едва удержал меч в руках. Ещё один — и он еле увернулся от просвистевшего над самой головой клинка. Ещё — и вот он, оступившись, потерял равновесие и упал, выронив меч из рук.

— Не убивай меня, — взмолился он. — Прошу тебя, не делай этого!

— Вместо того, чтобы скулить, встань и с честью прими свою участь, Принц!

— Не надо! — закрывшись рукой так, как будто она могла спасти его от клинка, снова заскулил он.

— Замолчи! — Фей замахнулся мечом, как вдруг услышал под сводами пещеры женский плач. Паша! Быстро развернувшись в сторону, откуда раздавалось всхлипывание, он увидел своего окровавленного товарища, лежащего на камне. Всё это заняло не больше секунды, но этого вполне хватило Принцу, чтобы, бросившись вперёд, толкнуть мальчика и заставить потерять равновесие. Фей выронил меч и, беспомощно взмахнув руками, рухнул на каменный пол.

— Он ваш! — крикнул Принц Козлодою и Воину, вновь осмелевшим от такого поворота событий. — Мне же надо покончить с троллем, — добавил он, разворачиваясь. Схватив мечи, те рысью бросились к Фею, как вдруг между ними с мечом наголо встал Печальный Юноша.

— Горе тому, кто посмеет вмешаться в битву королей! Прочь, слуги!

— Как тебя понимать, мальчишка?! — от неожиданности замерев на месте, взревел Принц.

— Это твои слова, я лишь только повторил их.

— Прочь с дороги, юнец, — кинулся на него Воин, потрясая в воздухе обломком меча. Юноше хватило одного удара чтобы развеять пыл своего бывшего командира. Выронив клинок, Воин мгновенно бросился назад и, лишь спрятавшись за одним из валунов начал извергать проклятия в сторону своего бывшего подчинённого.

— Как! — выпучив глаза, проблеял Козлодой, — Это бунт! Он нас предал. Предатель! — взмах меча — и дурацкая бородка бесшумно спланировала на гранитный пол. — Караул! — схватившись за остатки предмета своего обожания, заверещал тот. — Убили! Предатель! — юрко шмыгнув за камень к своему другу, продолжал верещать тот. — Мы это тебе припомним, мальчишка! — не унимался тот, пока этот цирк не утомил Юношу и тот не замахнулся на парочку мечом. Этот жест возымел действие даже на расстоянии. Неразлучные, как братья, они выскочили из-за своего укрытия и, медленно пятясь, начали передвигаться в самый тёмный угол пещеры, пока Козлодой не споткнулся о небольшой камень. Не найдя за что схватиться, падая, он вцепился в плащ своего подельника и повалил того на пол. На четвереньках, два некогда грозных пажа попытались добраться до цели, как вдруг уткнулись в ноги пришедшего с себя тролля.

Пока творилась вся эта неразбериха, Катерина, юрко подбежала к клинку Фея и, ловко подхватив его с земли, кинула его мальчику.

— Фей, держи! — звонкий голос мигом наполнил пещеру.

— Спасибо!

— Назад, слуги, или хотите иметь дело с разъярённым троллем?! — зарычал на Козлодоя и Воина Яромир. Те отрицательно замотали голосами. Наконец, они забились в одну из щелей в стене, откуда, боязливо поглядывая то на своего хозяина, то на Фея, то на тролля ожидали финала.

— Теперь вы! — прогремел тролль, замахиваясь огромным мечом на вжавшихся в стену бойцов Воина. Те дружно закивали головами, заранее готовые на все условия. — Прочь отсюда, жалкая свора! — Кто на четвереньках, кто пятясь, кто на руках своих товарищей, не в силах даже пошевелиться — оборванцы покинули зал.

Эта короткая неразбериха дала возможность Фею прийти, наконец, в себя. Крепче сжав рукоять меча, он яростно бросился на своего врага, ещё недавно жалобно просившего о пощаде. Теперь с самых первых секунд вновь разгоревшегося боя стало совершенно ясно, что Принцу никак не совладать с Феем. Удары сыпались с такой скоростью, что тёмный владыка едва успевал парировать их. Один второй, третий. Казалось, что скорость их только увеличивалась. Наконец, уставший Принц пропустил роковой удар. Беспомощно взмахнув руками, он со стоном осел на пол, а из рассечённой груди с шипением полилась вязкая чёрная жидкость, выжигая и без того мёртвые каменный плиты.

— Паша! — Фей бросился к своему окровавленному другу, — Паша! — Растолкав рыдающих женщин, он пробился к раненому товарищу. — Как же ты мог, старик! Как же ты мог!

— На вашем месте прекратил бы я эти стенания! — от неожиданности все на мгновение умолкли и посмотрели на говорящего. Им оказался Печальный Юноша. Глядя на рыдающую компанию в упор, он продолжил. — Рана тяжёлая. Ещё и от клинка Тёмного Принца. Хотите спасти друга — за мной идите.

— Да я тебя! — Тролль и Фей, схватив мечи, кинулись было на противника.

— Этим ему точно не поможете. Хотите успеть что-то сделать, делайте что говорю. Да поживее! — развернувшись, он пошёл в противоположный угол пещеры. Фей и Тролль в растерянности остановились, не понимая, что происходит.

— Может, вы всё-таки поможете?! — вывел их из состояния оцепенения резкий окрик Катерины.

— Да, да, — подхватив раненого товарища на руки, они, как пушинку, понесли его вслед за широко шагающим Юношей.

— Верное решение, — не глядя в их сторону, произнёс тот.

— Куда он нас вёдет? — Фей шёпотом спросил Тролля.

— Он не знает, — словно услышав вопрос ответил ему Юноша.

— Что он говорит? — ещё тише поинтересовался Фей.

— Я не знаю, — также шёпотом ответил Тролль. — Всё, что я могу сказать, так это то, что мы движемся в сторону королевской бани. И точно, через несколько минут они подошли к небольшому помещению, в центре которого удобно расположился огромных размеров бассейн, до верху наполненный зеленовато-серой жидкостью.

— Здесь кладите, — приказал Юноша ребятам и, обратившись к Маше, добавил. — Ваш кулончик, — присев на корточки перед раненым, он ловко отстегнул маленькую склянку — подарок Паше от Бабушки.

— Что?

— Кулон жизни. Он у вас. Нужен, чтобы помочь раненому.

— Да, да, конечно, возьмите! — Маша живо передала украшение Юноше.

— Ему надо выпить её? — поинтересовался Фей.

— Тогда бы нести сюда не пришлось, — отрицательно покачал головой тот, доставая меч Принца, на кончике которого всё ещё дымились несколько капель крови его хозяина. Аккуратно встряхнув склянку, Юноша вылил на клинок примерно такое же количество вязкой красной жидкости. — Как только я скажу, окунёте вашего друга, — обратился он к Яромиру и Фею. — Вон там два камня, — указав по направлению к двум плоским плотформам, созданным как будто специально для этих целей. Встать на них можете. Как только скомандую, окунёте раненого в бассейн. — Не дожидаясь, пока Печальный Юноша закончит, тролль и Фей встали на камни друг напротив друга, держа на руках Пашу.

— Готовы? — тот посмотрел на своих новых спутников. Те в ответ закивали головами. — Начинаем! — с этими словами он окунул клинок с дымящейся смесью в воду озера.

Трудно описать, что произошло в этот момент: вода забурлила, словно в чайнике, хотя и оставалась обжигающе-холодной, потом, стала вдруг серой, потом зелёной, потом какого-то совершенно необычного цвета. Капелька крови, упавшая с одежды Паши, вдруг наполнила воду изнутри каким-то необыкновенным, жёлтым светом. Словно тысячи светляков вдруг проснулись на дне водоёма. Следующая капля заставила свет стать ещё более ярким, ещё одна — и вода в водоёме вдруг вспыхнула так, как будто это кусочек солнца оказался на его дне.

— Отпускайте! — крикнул Юноша, топя в воде Машин кулон.

Лишь только тело коснулось воды, снова начали происходить чудеса. Запев, словно живая, вода наполнила небольшую пещерку низким, но очень мелодичным звуком. Задрожав на поверхности, она снова начала бурлить и менять свои цвета: сначала бледно-розовый, потом ярко-красный и, наконец, тёмно бордовый. На том месте, где был раненый, вдруг появилась самая настоящая радуга, которая становилась всё ярче и ярче, пока, наконец, вдруг не вспыхнула ярким белым цветом, ослепив всех находящихся рядом. Когда глаза ребят снова смогли видеть, то поняли, что вода снова стала спокойной и лишь в том месте, откуда появлялась радуга, она всё еще немного колышется.

— Где он? — Фей снова схватился за меч, но Юноша остановил его лишь слегка покачав головой и улыбнувшись. В этот момент на поверхность воды вырвались несколько пузырьков воздуха и через секунду, фыркая и отплевываясь появился сам Паша.

— Паша, ты цел! — не дав ему опомниться, бросились в воду все его спутники.

— Что произошло, что я здесь делаю? — совершенно сбитый с толку Паша пытался понять, что происходит.

— Выбирайся отсюда, — доставая из небольшой кожаной сумки несколько белых повязок, деловито проговорила Бабушка. — Магия родника расколдовала тебя, но рану придётся лечить отдельно. И я, — аккуратно помогая Паше выбраться из маленького бассейна, продолжила она, — способа лучшего, чем повязка, пока не знаю.

— Ты жив, ты жив! — суетились вокруг все члены маленького отряда.

— Иди сюда, Паша! — окликнула его Светлана. — Я разожгла костёр.

— А я подготовила сухую одежду, — добавила Катерина.

— Смотри на его меч, — вдруг прошептала на ухо Фею Маша.

— Что? — не понял тот.

— Меч, посмотри на него! — Фей мельком взглянул на рукоять меча Юноши и обомлел: её украшала точно такая же изящная пряжка, как у Фея и Тролля.

— Не может быть! Ты — Король!

— Я — наследник престола Южных земель! — гордо отозвался он.

— Но что заставило тебя встать на сторону этих шутов? — изумлённо хлопая ресницами, наконец, проговорила Маша.

— Выбора не было. В заложники родных моих взяли, — с ненавистью выговорил он, вспоминая Козлодоя с Воином.

— Присоединяйся к нам. Если твои близкие в их руках, значит это где-то в Долине. Мы поможем тебе найти их. Обещаю. — Фей протянул руку Юноше, но, видя его замешательство, добавил, — слово короля.

— Займитесь сначала другом своим, — пожав руку Фея, ответил он. — Рана глубокая, перевязать надо, иначе жавивать долго будет.

— Ну, это мы ещё посмотрим, — порывшись в своей походной сумке, Фей извлёк небольшой глиняный сосуд, с плотно закрытой крышкой. — Паша, — обратился он к своему товарищу, — сейчас я смажу твою рану этой мазью, и она заживёт в считанные секунды. Но это будет больно! — предупредил он лежащего на каменном полу друга. В ответ тот лишь кивнул. — Яромир, держи его руки на всякий случай.

Аккуратно расстегнув окровавленную рубаху, Фей, легкими мазками, словно заправский художник, нанёс вязкую, дурно пахнущую зеленоватую мазь на края пашиной раны.

— Послушай, а эта твоя мазь, она не пропала? — морщась от резкого запаха, проговорила Катерина.

— Ты говорил, что рана заживёт в считанные секунды. — пролежав неподвижно несколько минут, наконец обратился к Фею Паша, но пока… Ой! — вдруг закричал он, дёрнувшись всем телом. — Мамочка, как же больно!

— Держите его! — всем весом навалившись на живот Паши, прокричал Фей. Печальный Юноша тут же схватил Пашу за ноги, Бабушка, обхватила голову, девушки бросились к освободившейся из клещей Яромира левой руке юноши и крепко-накрепко схватили её.

— Она просто горит! Как же больно! — продолжал кричать Паша, — как вдруг всё стихло. Только что корчившийся от боли мальчик удивлённо оглядывал ещё недавно кровоточившее плечо. О том, что здесь только что была страшная рана, напоминала, пожалуй, лишь едва видная красная полоска да вцепившиеся в него товарищи. — Что это было? — пораженно обратился к Фею Паша.

Вместо ответа из главного зала раздался жуткий грохот, вперемешку со страшным рёвом. Пол в пещере задрожал, так, словно произошло землетрясение неимоверной силы.

— Что, что происходит? — в ужасе пытаясь перекричать грохот, завизжала Светлана. Вместо ответа, верхняя часть пещеры вдруг сорвалась и разлетелась на мелкие кусочки, словно она состояла не из гранита, а из сена.

— Смотрите, — закричал тролль, указывая рукой в небо. Бешено крутясь и изрыгая пламя из трёх своих пастей, над пещерами носился огромный чёрный дракон.

 

 

Глава восьмая. Битва четырёх королей

— Так это не сказки о том, что дракон существует? — прячась за камнями, прокричал друзьям тролль.

— Как видишь! — пытаясь перекричать ревущего ящера, на ухо Яромиру проорал Фей

— Но кто и как его выпустил? — Маша, наконец, смогла перебежать к ребятам за камень.

— Кольцо! — Печальный Юноша, прячась за обломками гранитной породы, добрался, наконец, до своих новых друзей. — Темный Принц как-то рассказывал о том, что обладает ключом, который может дать волю силе, способной запросто разрушить три такие Долины. Похоже, ключом было именно оно.

— Но как он смог его использовать? — снова задал вопрос Яромир.

— Не знаю, — Юноша лишь отрицательно покачал головой, — хотя, могу догадаться, — кивнув на растрёпанных и обезумевших от ужаса Козлодоя и Воина, жмущихся к стенам бывшего зала.

— И что нам теперь делать? — Маша испуганно выглянула из-за их жалкого укрытия.

— Ыых рассказывала, что, лишь только объединив усилия, четыре короля смогут победить зло! — снова прокричал тролль. — Я думал, что это зло — Принц, но оказался неправ.

— Но как и где нам найти четвертого короля, Фей? Что говорила про это Ыых? — от постоянного крика голос Яромира заметно осип и стал больше похож на разбойничий.

— Кого? — несмотря на жуткий вой, Печальный Юноша всё-таки расслышал последние слова. — Какого короля, Фей?

— Долго рассказывать. Сейчас важно понять, как усмирить эту тварь!

— Может, переждать, пока он не успокоится? — поинтересовалась Маша, и в ту же секунду все буквально вжались в камень, потому, что дракон полыхнул прямо в их направлении огненной струёй.

— Не подойдёт! — Печальный Юноша отрицательно замотал головой. — Ещё пара таких фонтанов и от нашего укрытия ничего не останется.

— Помогите! — раздался жалобный вой Козлодоя. — Мы здесь!

В ту же секунду столб пламени врезался в то самое место где только что была закадычная парочка.

— Смотрите, он же слепой! — прокричал Паша, и тут же проворно нырнул за камень, прячась от огненной струи.

— Зато слышит он отлично, — проворчал тролль, приглаживая опалённые волосы на макушке.

— Жалкие ничтожества! — раздался вдруг громогласный голос с небес. — Вы думали, что победили меня, но лишь помогли использовать все мои силы. Теперь я непобедим. Непобедим! — столб огня врезался в одну из чудом уцелевших скал. Из того места, куда только что попала огненная струя, визжа и улюлюкая, выскочила толпа варваров. — Потягайтесь-ка теперь с моей армией, жалкая кучка сорванцов! — Дракон поливал огнём скалы, множа и без того бесчисленные шайки грязных оборванцев, леших и прочей нечисти, несущихся напрямик к жалкому убежищу маленького войска.

В тот самый момент, когда, казалось, расправа неизбежна, хаотично разбросанные камни вдруг зашевелились и, разлетевшись в стороны, выпустили на свет армию грозных троллей под предводительством могучего Ярослава. С жутким рёвом бросились они на чёрную толпу. Эта яростная атака на секунду остановила орущую лавину, но уже через несколько мгновений тысячи варваров бросились на уступающую в размерах армию троллей.

Сломя голову несясь вперёд в атаку, они и не заметили, как сзади, звеня серебряными крыльями, появился белоснежный пегас, на спине которого гордо восседала Ыых! Помолодевшая и с целыми глазами, она грозно подняла свой сияющий клинок и, прокричав боевой клич, бросилась в самую гущу, ведя за собой целую армию фей.

— За Маргариту! — скакун Ыых врезался в плотные ряды армии Принца, разметав их и заставив остановиться.

— Жжжжжза Маргариту! — невесть откуда взялась туча жуков жучьей охраны. Обнажив крошечные, но безумно острые кривые сабельки, под руководством Элионола Пятого, яростно жужжа, они тут же вступили в бой.

— За короля! — с Южной стороны раздался ещё один крик. В эту же минуту из-за камней возник грозно размахивающий мечом Бобо. Замерев на мгновение, он с армией людей отважно бросился в самую гущу с трудом удерживающих ряды варваров с южной стороны, захлопывая кольцо окружения.

— Короли, вперёд! — грозно прокричал Яромир, вынимая из ножен свой огромный меч.

— Вперёд! — Печальный Юноша выскочил из-за своего укрытия и, следуя примеру тролля, врезался в гущу сражающихся.

— Возьмите это. — Фей протянул невольно залюбовавшимся на это хаотическое действо девушкам емкость с чудесной мазью. — Будьте здесь и не высовывайте нос!

Подняв вверх свой сияющий клинок, он отважно бросился вслед за Яромиром и Юношей в самую гущу сражения.

— Ну, уж нет! — неизвестно откуда появилась Вероника, ведя под руку освобождённую от цепей Маргариту. — Воины из нас никудышные, но это не значит, что мы будем вот так стоять и просто наблюдать за сражением. Королям очень нужны люди, поэтому мы будем уводить с поля боя раненых.

— Вероника права, — Маргарита, не похожая сам на себя, с растрёпанными развевающимися на ветру длинными волосами, горящим взглядом осматривала поле боя. — Катерина — ты остаешься здесь и наносишь мазь на раны воинам. Маша, Светлана и Вероника выводят раненых. Как только устаёте — меняетесь ролями. Мази не так много, но на несколько сот бойцов должно хватить, а в такой битве каждый человек может сыграть решающую роль.

— А вы? — с трудом перекрикивая рёв боя, обратилась Маша.

— Я пока займусь этими двумя негодниками, пока они ещё не натворили бед. Потом присоединюсь к вам! — С этими словами, она ловко выхватила меч у одного из имевших неосторожность приблизиться к ней варваров и направилась прямиком к закадычной парочке, трусливо прячущейся за огромными валунами.

Как и столетия назад, армии нескольких королей объединили свои усилия в борьбе с чёрными силами, снова наводнившими Долину. Звон металла, страшные выкрики и рёв сражающихся сторон, всё смешалось в одну единую какофонию, способную свести с ума кого угодно. Мало-помалу огромные армии разбились на несколько отдельно бьющихся групп, бешено крутящихся и рычащих, медленно тающих и сливающихся друг с другом. Девушки с Фрейлиной, Бабушкой и Маргаритой едва-едва успевали обрабатывать раны пострадавших и снова вводить в бой фей, людей и троллей, поддерживая объединенную армию. Но уже сейчас становилось понятно: долго так продержаться не удастся. Полыхающий и беснующийся дракон порождал всё новые и новые полчища чудовищ, с новыми силами вступающих в бой вместо разбитых частей.

— Бейтесь, бейтесь, глупые мальчишки! — бесновался чёрный всадник, сидя верхом на огромном ящере и то и дело отмахиваясь от огромных жуков, так и норовивших пребольно уколоть его своими коротенькими саблями. — Мне, конечно, не составило бы никакого труда испепелить ваши жалкие сборища в одну секунду, но я люблю веселье. Для начала я вас вымотаю. Затем, израненных, жалких и ослабевших пленю и посажу в клетки чтобы показывать своим потомкам. Вперёд, мои верные войска, вперёд, во имя тёмных сил! — хрипел и надрывался от восторга Принц. — Вперёд!!! Если бы вы были хоть чуточку умнее, то знали бы, что вам ни за что и никогда не победить меня. Все эти предания про четырёх королей; вы думали, я ничего про них не знаю? Жалкие ничтожества! Мне не составило труда разбросать вас по всему миру, сделав изгнанниками. Вот и сейчас, вы пытаетесь одолеть мои силы, но это невозможно! Так же невозможно, как объединение четырех армий!!!

Носящийся в небе дракон далеко разогнал свинцовые тучи, впервые за два года очистив небо с неторопливо заходящим за скалы солнцем. Ещё чуть-чуть, и оно почти скроется за громадной гранитной глыбой, погрузив всё в вечерний сумрак.

— Нам нужно скинуть его с Дракона! — с трудом перекрикивая рёв битвы, прохрипел Ярослав. — Только тогда этот ящер станет беспомощным и рухнет на землю, где мы сможем сделать с ним хоть что-то.

— Мои жжжжуки не могут с ним справитьсяжжжжжжж! Слижжжжжком крепки его доспехи для нашего оружжжжжия! Слижжжком быстро летает драконжжжжж! — доложил Элионол, яростно всаживая свою нешуточную саблю в щёку замахнувшегося на Яромира варвара.

— Спасибо! — только и прохрипел в ответ тот, налево и направо размахивая огромным, непривычным для себя орудием. — Пусть попробуют снова! Другого выхода у нас просто нет! Иначе едва ли мы продержимся хотя бы до утра! Войска измотаны, а противник всё наступает и наступает.

— Тогда мы погибнем как во… — Фей не успел закончить. Пущенный из пращи одним из варваров камень угодил точно в сияющий шлем и оглушил мальчика, заставив тяжело повалиться на землю. С трудом перевернувшись на спину, Фей последний раз посмотрел на ясное небо с зажигающимися одна за другой звездочками. Конечно, это ни в какое сравнение не шло с тем, что он видел, находясь у Бабушки, или, например у Мирека, но, всё равно захватывало дух. «Как же здорово вот так вот лежать, любуясь на небо, и не думать о том, что совсем рядом толпы вооружённых существ готовы рвать в клочья себе подобных. Как же это здорово!»

Вдруг в небе появилась странная точка, несущаяся прямо по направлению к месту схватки. И ещё одна и ещё. Вот они приблизились к котловану, в котором происходила страшная битва. Вот уже можно разглядеть огромные мощные крылья и тела, прямо как у людей, только покрытые мелкими морщинками. Головы невиданных то ли животных, то ли птиц с острыми ушами, массивные клювы, покрытые чешуёй, огромные когти крепко сжимающие гранитные глыбы.

Подлетев ближе, огромный горгуль с короной на голове отпустил валун. Просвистев, глыба приземлилась точно в самую гущу наступающих существ, разогнав их прочь. И ещё один, и ещё. Под таким яростным натиском дружные ряды тёмного войска, дрогнув, рассыпались в стороны, дав такую необходимую передышку объединённому войску.

— Четвёртый король! Вот кто ты! — с трудом поднявшись на ноги, прокричал Фей. — Эдрр, сюда, Эдрр!

Увидев друга, горгуль с короной немедленно приземлился рядом.

— Юный Фей, я так рад снова тебя видеть! — крепко обняв своего товарища, радостно прокричал Эдрр. — Прости, что не смог привести своё войско раньше. Дневной свет — н — аш враг, поэтому пришлось дожидаться наступления сумерек.

— Но как ты узнал?

— Сейчас не время, ваше величество! — прокричал Ярослав. — Потом, потом! Скорее, пока Тёмный Принц не понял, что происходит. Вам нужно сбросить его со спины дракона, иначе нам придётся туго.

— Эдрр, ты слышал? Сможешь поднять меня и высадить на спине того ящера? — Фей указал на носящегося в воздухе дракона.

— Конечно, мой юный друг, — улыбнулся Эдрр. — Ты готов?

— Поторопитесь, друзья! — тяжело дыша и вытирая пот со лба прохрипела прискакавшая Ыых. — Варвары, похоже, приходят в себя!

И действительно, опомнившись после такой яростной атаки, чёрные войска снова бросились в наступление. Теперь за спинами варваров появились лучники, защищающие войска, хотя и не очень эффективно, от атак горгулий с воздуха. С утроенной яростью бросились в атаку силы тёмной армии, с утроенной яростью встретили их грозные воины объединённой армии. Горгульи швыряли в противника камни; выпустив из лап по валуну, они тут же летели за новой глыбой и так продолжалось постоянно.

Стрелой взмыв в воздух, Эдрр в несколько взмахов могучих крыльев поравнялся с полыхающим огнём драконом и, выждав удобный момент, ловко высадил Фея позади Принца, тут же отлетев на безопасное расстояние.

— Что? Что происходит? — почувствовав нервную дрожь своего ящера, закричал Принц.

— Происходит то, что ты сейчас будешь свергнут раз и навсегда! — медленно двигаясь к своему противнику прошипел Фей. — Раз и навсегда!

— Слышишь, Ирвин, а у нас гость. Очень важный гость, — и, недобро ухмыляясь, Принц ущипнул ящера. — А как вам такое, Ваше Величество? — захлёбываясь от хохота, прокричал он. В тот же миг, огромный дракон резко перевернулся в воздухе. Неизвестно, что бы случилось с юным наездником, если бы он не успел воткнуть свой меч в спину чудищу и как следует ухватиться за рукоять. Страшно заревев, оглушая бьющихся внизу и заставляя их в ужасе хвататься за головы, змей завертелся от боли в воздухе.

— Что ты натворил, негодный! — в ужасе закричал Принц, но, столкнувшись взглядом с юным наследником, побагровел от злости. Вскочив на ноги и с трудом сохраняя равновесие, маленькими шажками двинулся он к Фею, вцепившемуся в рукоять меча, как в спасительную соломинку. — Я всё-таки сведу с тобой счёты, негодник! — шипя от ярости, Принц и балансируя руками, сантиметр за сантиметром приближался к мальчику. Не решаясь вырвать клинок из спины ящера, Фей, словно зачарованный смотрел на медленно приближающегося Принца.

— Ей, ты чего там, уснул? — громкий оклик заставил мальчика прийти в себя. — Держи! — с этими словами Эдрр, с огромным трудом приблизившийся к полыхающему пламенем во все стороны и сжигающему свои же армии дракону, бросил другу свой клинок. — Он тебе нужн… — закончить горгуль не успел. Огромная тварь, корчась от боли, зацепила своим перепончатым крылом чуть отвлёкшегося Эдрра, с силой швырнув его на землю.

— Эдрр! — глядя на падающего вниз товарища, что было сил закричал Фей. — Эдрр!

— Некому теперь поддержать юного Фея! — расхохотался Принц. — Теперь величество в моих руках! — и, замахнувшись мечом, нанёс удар, и ещё, и ещё. Фей, и без того уставший от нескольких часов боя, с трудом отбивал удары как следует отдохнувшего Принца. Зато мальчику было за что держаться, чтобы визжащий от боли ящер не сбросил его вниз, так что силы были примерно равны.

Если бы кому-то внизу вздумалось посмотреть на небо, то ему представилась бы захватывающая картина: два воина, сошедшиеся в смертельной схватке на спине беснующегося дракона. Тщательно продумывая каждое своё движение, чтобы не рухнуть вниз с огромной высоты, они всё же ухитрялись наносить друг другу жестокие удары. Однако же, лишь две феи, сложив руки, словно в молитве, наблюдали за происходящим в воздухе: Бабушка и Маргарита Шестнадцатая. Не отрываясь, посреди страшного сражения, они следили за великой битвой, исход которой решал судьбу сразу нескольких народов.

— Ваше Величество не находит забавным биться на смерть на спине огромного ящера? — нанося удары, паясничал Принц. — Для меня, например, это очень и очень захватывающее занятие. А я видел на своём веку много, поверьте мне, Ваше Величество! Очень много!

Изловчившись, Фей нанёс ответный короткий удар, сбив с ног своего противника. Едва не упав вниз, тот всё-таки ухитрился остаться на спине ящера, хоть и на четвереньках.

— Это тебе за фей! — размахнувшись и нанеся удар по едва успевшему защититься Принцу, прокричал юный наследник. — Это — за Ыых! — снова удар, но Принц снова в последний момент успел заблокировать и его. — Это — за троллей, это — за Юношу! — Фей наносил удар за ударом. — А это, — размахнувшись, и что есть силы воткнув второй меч в хребет начавшего было успокаиваться дракона, — за Эдрра!

Почувствовав ещё один стальной клинок в спине, огромное чудище снова бешено завертелось в воздухе.

— Нет, я удержусь! Я не упаду! — отчаянно вцепившись в чешую дракона, что есть силы кричал Принц, пытаясь снова забраться на спину дракона. — Я ещё покажуууууууууууу! — не удержавшись на очередном пируэте огромного ящера, он с огромной высоты полетел вниз.

Сказать по правде, Фею было глубоко всё равно, что будет дальше. Все чувства вытеснила неимоверная усталость, накопившаяся за эти несколько дней и ночей. Схватившись за рукояти двух мечей, он просто наблюдал за тем, как огромные толпы варваров, оставшиеся без своего предводителя, начинают в панике разбегаться во все стороны и лишь небольшие группки наиболее организованных выстраивают очаги сопротивления. Впрочем, мало кто мог устоять перед последней и самой яростной атакой объединённой армии, сносящей всё и вся на своём пути. Мало-помалу и они подавлялись силами троллей, фей, горгулий и людей, впрочем, какая разница? Всё слабее и слабее становилось сопротивление со стороны остатков чёрной армии. Всё ближе и ближе бешено вращающаяся земля. Но уже всё равно. Усталость, и только она осталась, целиком поглотив наследника престола. Что теперь будет? Да в общем-то не важно. Враг разбит, теперь королевства вновь объединятся, как в былые времена. А, что до него самого… Что же, Фей сделал всё, что было в его силах, пусть в чём-то случайно, пусть, в чём-то лишь благодаря своим друзьям. Он сверг с престола Тёмного Принца. Бешено кружась на спине поражённого ящера, Фей счастливо улыбался, понимая, что, всё в этом мире не случайно, ох, как не случайно! Всё, что происходило с ним за всё это время, так или иначе, оставило свой след в судьбе четырёх королевств.

— Ваше Величество! Вы так и собираетесь мечтать на спине этой твари? — чей-то мелодичный голос вдруг вернул его к реальности.

— Кто здесь? — очнувшись, словно ото сна, прокричал Фей.

Вместо ответа, чьи-то цепкие когти вонзились ему в плечи, и что есть силы рванули вверх. Вцепившись в рукояти мечей, он выдернул их из спины ящера, заставив того рухнуть на землю, смяв остатки своей собственной тёмной армии.

— Это я, Эдиль, — мелодичный голос снова раздался прямо над ухом Фея. — Увидела, что вы после победы над Принцем остались совсем один.

— А Эдрр?

— О, не беспокойтесь за него, Ваше Величество. Пары синяков, пусть и серьёзных, ещё не повод для переживаний. В конце-концов, он сам и виноват; не надо было расслабляться раньше времени, да ещё и с таким опасным противником, — плавно спланировав на землю, она, снова взмахнув огромными крыльями, крикнула. — Вы можете просто отдохнуть. Исход битвы уже решён.

Сил возвращаться в бой уже просто не было, поэтому Фей сел на ближайший камень и начал наблюдать за угасавшей битвой. Постепенно союзные войска, одно за другим, давили очаги сопротивления. Всё больше и больше воинов без сил опускались на землю, наблюдая за тем, как их товарищи расправляются с остатками неприятельского войска. Единственным, кому было не до отдыха, был Ярослав. Сойдясь в яростной схватке с огромным шипящим существом, он, отчаянно рубя своим мечом налево и направо, теснил своего противника всё дальше и дальше от водоёма. Три огромных пса со всех сторон отчаянно кидались на странное существо, постоянно отвлекая его и не давая тому как следует замахнуться дубиной. Вглядевшись повнимательнее, Фей вдруг узнал Кристиана. Пятясь к скалам под яростным напором, тот таял прямо на глазах, злобно бормоча.

— Кристиана нельзя побеждать! Кристиан нужен своему повелителю. Кристиану надо в воду, — вдруг жалобно захныкал он. Но вот, ещё несколько ударов — и с ним тоже покончено. Оставшись без последнего предводителя, остатки армии неприятеля вмиг рассыпались, пытаясь спастись бегством, но и здесь их доставали острые клинки и копья союзников. Тех, кому всё-таки удалось вырваться из котлована, догоняли валуны, сбрасываемые вниз с огромной высоты горгульями.

Через какое-то время бой стих окончательно. Тяжело поднявшись на ноги, Фей медленно направился к своим друзьям.

— Фей, ты в порядке? — первым, кто поприветствовал мальчика, был Бобо. — Я видел, как ты бился с Принцем на спине того чудища! Вот бы мне тоже там оказаться! Уж я бы тогда!

— Ваше Величество, — Вероника торжественно поклонилась Фею, — не желаете ли взглянуть на пленных?

— Потом. Сначала я хочу видеть своих друзей.

— Мы здесь! — раздалось откуда-то сбоку. Мгновенно расступившись, воины армии открыли дорогу тяжело шагающим Яромиру, Паше, Юноше и Ыых.

— Мы в порядке, — обернувшись, Фей увидел уставших, но, всё же счастливо улыбающихся, Машу, Катерину и Светлану.

— Мы тоже! — к ребятам присоединились хромающий на одну ногу Эдрр, Бабушка и Вероника.

— Ну что же, ребята, вот мы и снова все вместе! У меня к каждому из вас столько вопросов, но, сначала Ыых, — оглядев своих друзей, измученно улыбнулся Фей.

— Там, в пещере ты пропел могущественное заклинание, — не дожидаясь, когда Фей начнёт расспрашивать, ответила Ыых, — которое чудесным образом возвращает молодость и здоровье не только тем, для кого она поётся, но и воинам, которые слышат её. А я, хоть и фея, всю свою жизнь была воином. Первым начальником почётного караула в гвардии Маргариты Первой, которая, к слову сказать, сегодня тоже принимала участие в Великой битве.

— Но как это возможно? — в один голос удивлённо воскликнули ребята.

— Очень просто, — Бабушка, ласково улыбнувшись, обняла ребят, — очень просто!

— Бабушка! Это ты? Но как? — от удивления ребята не сразу и нашли, что сказать.

— Да, это я, — кивнула головой она, — когда-нибудь я обязательно расскажу вам эту историю. Сейчас же есть дела и поважнее.

— Так вот откуда все эти сказки про чудесную Долину, старые колыбельные, которые знали только феи, горячий шоколад! — всё еще не веря, буквально прокричал Фей. Ну почему я сразу не догадался?

— Разведите два костра, — негромко приказала Ыых Ярославу. И, обратившись к Фею, добавила. — Остальные вопросы ты задашь уже после того, как мы вместе споём нашу песню. Слишком много раненых среди наших людей, а твоя чудесная мазь, хоть и помогла многим из здесь присутствующих, силы не восстанавливает, да и на всех её не хватило.

Через несколько минут по месту Великой битвы расстелился чуть видный дымок, принёсший с собой запах чудесных порошков из тайников Ыых и мерное «Ыхна ухна».

 

Глава девятая. Когда открываются тайны

Ко всеобщему удивлению выяснилось, что союзная армия не потеряла ни одного из своих воинов. Что же, Вероника с девушками постарались на славу, ставя на ноги раненых бойцов. Да и песня, что спели Фей с Ыых, сыграла свою роль — со всех сторон то и дело раздавались удивлённые возгласы с трудом узнающих друг друга родственников, разом помолодевших кто на несколько десятков лет, а кто и на несколько веков. Огромный Ярослав поражённо осматривал доспехи, которые вдруг стали ему велики. Его лицо помолодело, морщины разгладились, открыв как будто спрятанное до этого под панцирем гордое и отважное лицо, шрамы исчезли, словно их никогда и не было. Теперь Яромир стал гораздо более походить на короля: исчез горб — печать прожитых в нищете и страхе веков, куцая седая бородка превратилась в роскошную, каштанового цвета бороду, тусклые глаза теперь, казалось, наполнились огнём решимости и твердости. Старшая Фрейлина из полной, обрюзгшей дамы превратилась в стройную милую девушку с длинными огненно-рыжими волосами и задорной улыбкой. Бабушка — в прекрасную молодую женщину, так похожую на Маргариту Шестнадцатую, что все просто ахнули. Нежная кожа, длинные белые волосы, каскадом ниспадающие на плечи, озорно вздёрнутый носик и зелёные глаза, сияющие весёлыми огоньками.

— Их величествам, прекрасным Маргарите Первой и Маргарите Шестнадцатой Уражжжж! — радостно выкрикнул Элионол, приземлившийся на огромный камень. — Грозному правителю царства троллей, Яромиру Пятнадцатому Ура!

— Ура! — подхватили со всех сторон.

— Его величеству, отважному Королю южных земель, Ура!

Громкое «Ура!» раскатилось по Долине, наполнив её, сколько лет уже пустующую, первыми звуками радости.

— Его величеству королю летающего народа, Ура!

И снова громогласное «Ура!» доброй вестью разнеслось по Долине, разбудив тех, кто в течение сезона дождей крепко спал и не ведал о том, что здесь происходило.

— Его величеству, Королю Фей, — вновь провозгласил Элионол. — Ура!

Троекратное «Ура!» возвестило всему миру о возвращении светлых времён.

— Но где же маленькие феи? — оглядевшись и не увидев никого из них их, обратился Фей к грозному троллю. — Ярослав, ты говорил, что они спят в надёжном укрытии. Пришло же время разбудить их!

— Сию минуту, Ваше Величество, я провожу вас. — Ярослав тут же отдал распоряжение, и несколько троллей, быстро раскидав заваленный камнями узкий проход, позвали Фея проследовать за ними.

— Я скоро! — помахав рукой своим друзьям, мальчик вдруг увидел, что Печальный Юноша, сутулясь и пиная мелкие камни, растерянно бродит по месту сражения. — Подождите, я мигом! — крикнул он своим сопровождающим. — Что с тобой? — подбежав к своему новому другу, Фей слегка дёрнул его за рукав.

— В руках у этих негодяев мои близкие, — он с ненавистью посмотрел на вжавшихся в гранитный пол Козлодоя и Воина.

— Клянёмся, — пропищал Воин, — мы не знаем, куда спрятал их Принц!

— Он решил сам замуровать их! — испуганно затряс остатками своей бородки Козлодой.

— Боюсь, что в этот раз они говорят чистейшую правду! — Юноша устало повалился на камень.

— Я обещал помочь тебе, и я сдержу своё слово! — Фей выхватил меч, но, посмотрев на побелевших от страха, Козлодоя и Воина, опустил клинок. — Как твоё имя, четвёртый король? — он тяжело опустился рядом.

— Давид, — коротко ответил тот, потом, уныло глядя в землю, продолжил. — Я был в кузнице, когда эти шуты появились в нашем селении. Они искали, как они тогда выразились, помощника в деле борьбы с противными девчонками, ложью свергнувших с престола их повелителя. Весь этот балаган с кривляньями выглядел настолько комично, что никому и в голову не могло прийти присоединяться к этим презренным существам.

— Но что же заставило тебя сделать это?

— Портрет моего далекого предка. В нашем доме два их было. Отец и мать разошлись, когда я был ещё совсем ребёнком. Отец один себе оставил. Другой мать забрала. Эти негодяи показывали портрет толпе. «Это, — говорили, — и есть наш повелитель!». Я юный тогда совсем был. Глупый., Набросился на пришельцев. Доказывать начал, что лжецы они, а на портрете предок мой. Хороший повод посмеяться дал зевакам. Ещё бы! Ученик кузнеца и вдруг потомок королей! Ха-ха, — невесело усмехнулся он. — До сих пор небось мальчишку сумасшедшего вспоминают. Я тогда взбучку лишь хорошую получил от учителя моего, да оплеух пару от этих мерзавцев. А ночью выкрали они меня. Выкрали и заявили, что мои сестра и отец у них в руках. Откажусь если в армию их вступать, худо родным моим будет. Что ещё оставалось? — Давид с ненавистью посмотрел на связанных. — Где они сейчас, шуты эти не знают.

— Мы ничего не знаем! Принц ничего нам не говорил про это! — в один голос заверещали Козлодой и Воин.

— Он лишь однажды что-то говорил про южные коридоры! — Вдруг закричал Козлодой.

— Да-да. Точно! Он что-то говорил про эти коридоры, когда мы привели старика с девушкой к нему. Мы с превеликим удовольствием проведём вас к ним! — стараясь изобразить на испуганном лице что-то наподобие улыбки, вышедшей, впрочем, весьма кислой, прокаркал Воин.

— Минутку, если режжжжжь идёт о молодой красивой девужжжжжке в прекрасном белом платье с алмазжжжжом и её старом отцежжжж, то я, пожжжжжалуй, знаю, где они находятсяжжжжж, — слышавший этот разговор от начала до конца, Элионол поспешил к своим друзьям.

— Как? — не веря своим ушам, воскликнул Фей. — Не может быть! Элионол, веди нас с Давидом к ним! Бабушка, Маргарита, Ваше Величество Маргарита, — запинаясь, наконец нашёл нужное слово Фей. Ступайте за феями, я же должен идти и увидеть всё собственными глазами. Элионол, веди нас! — не дожидаясь ответа, скомандовал он жуку.

— Служжжжжаюсь Важжжжжи Величества! — взмахнув крыльями и моментально поднявшись в воздух, объявил тот. — Это совсем рядом отсюдажжжжж. А пока, если жжжжжелаете, я расскажжжжжу вам, что здесь происходило во время важжжжжего отсутствия, — ребята дружно кивнули в знак согласия.

— Месяц дожжжжждей, начавшийся сразу жжжжже после важжжжжего изгнания, как оказалось, и не думал прекражжжжжаться. Маленькие феи, как им и подобает, уснули в своих коконах, набираясь сил перед новым годом. Месяц, ещё один и ещё. Жжжжжительницами Долины овладела тоска, затем страх, охватывающий кажжжжждый уголок замка. Пытаясь спрятаться от гнетужжжжжего чувства, феи закрывались в своих комнатах, наглухо запирая все двери и окнажжжжж. Когда жжжжже, наконец, все, кто мог оказать хоть какое-то сопротивлениежжжжж, оказались отрежжжжжанными друг от дуга, в Долину пришёл Принц со своей армиейжжжжж.

Принц хотел погружжжжжзить во тьму весь мир. Он мечтал стать властелином всех детских снов, окрасив их в серые цвета — цвета своего флага, — пока группа двигалась по тёмным коридорам подземных тоннелей, рассказывал Элионол. — Рассчитывая на то, что ему удастся быстро жжжжжахватить королевство фей и всех тех, кто умеет делать чудесные полотна, Принц надеялся на лёгкую победужжжжж. Но тролли, неведомо как прожжжжжнавшие о том, что происходит в Долине, опередили егожжжжж. Они надёжжжжжно спрятали всех до одной маленьких фей. Именно поэтому собирать дожжжжждевую воду для нитей и разносить сны должны были жжжжжуки жжжжжучьей охраны. Но нас гораздо меньше, чем фей, да и летаем мы намного медленнее. Потому всё, что мы могли сделать, это ражжжжжнести три-четыре десятка снов. Потом мастерицы и все остальные, кто ухитрялись тайком разукрашивать полотна и нежжжжжзаметно передавать их нам вместо противных серых свёртковжжжжж, были уличены гадким бородатым типом. В наказание, их перевели из бажжжжжни в пещеры, где они работали под присмотром курчавого и бородатого, выполнявших, к слову, свои обязанности из рук вон плохожжжжж, так, что девушки и здесь продолжали снабжжжжжать детей красочными снами. Когда, наконец, про это узнал сам Принц, он, рассвирепев, собрал всех фей и посадил их в каменную клетку. Что бы всё-таки осужжжжжествить свои планы, за станки он усадил своих слуг. Но и жжжжждесь они подвели своего повелителя. Ничего не умея, они под самыми разными предлогамижжжж то и дело увиливали от своих обязанностей, так что Принцу вскоре прижжжжжлось самому осваивать все премудрости ткацкого дела.

В итоге, из пещер выходило не более десяти снов, разносить которые должжжжжны были мы, жжжжжуки жжжжжучьей охраны. Красили жжжжже их в серый цвет они втроём: Принц, Воин и Козлодой, хотя толку от последних двух, как всегда, практически не быложжжжж. Готовые свёртки передавались нам. Под присмотром огромного лешего, зовущего себя Кристианом, мы должжжжжны были разносить все сделанные сны детям. Но Кристиану было страшно покидать свой лес, так жжжжжчто мы, едва вылетая за его пределы, выбрасывали прочь свою ношу и летели на поиски Важжжжжего Величества. Дальше вы и сами знаете не хуже меня. Впрочем, вот мы ужжжжже и достиглижжжжж нашей цели. — Элионол остановился у окованной железом дубовой двери, на которой висел устрашающих размеров местами заржавевший замок. — Прямо жжжжжа этойжжжжж дверью, — видя озадаченные лица своих спутников, он добавил. — Ключ под плоским камнемжжжжж!

Отыскать камень и спрятанный под ним ключ оказалось проще простого. Видимо, Принц и не предполагал, что кто-то кроме него самого знает про пленников. Гораздо сложнее оказалось справиться с самим замком. Заржавевший механизм долго не хотел поддаваться. Скрипя и отчаянно сопротивляясь, он то и дело недовольно выплёвывал рыжий от ржавчины ключ, сплошь покрытый царапинами и какими-то витиеватыми узорами. Наконец, как следует напрягшись, Фей, Давид и Элионол таки победили упрямый механизм. С грохотом упав на гранитный пол, замок, наконец, впустил в крошечную комнату молодых людей. С шумом ворвавшись в темницу, ребята сразу увидели белоснежный силуэт, ярким пятном выделяющийся в кромешной тьме. С трудом сдерживая дыхание, они медленно направились в сторону видения и тут же оказались у двухъярусного каменного ложа, на которых без движения лежали Изабелла и старый Мирек.

— Отец! Отец, ты меня слышишь? Отец, это я, Давид! — начал тормошить безжизненного старика Давид.

— Дедушка Мирек, Изабелла! Что с вами сделали эти мерзавцы? — Фей попытался вернуть их к жизни. — Изабелла, это я! Я пришёл за тобой! — но всё напрасно. Схватившись за голову и, словно пьяный, раскачиваясь из стороны в сторону, он вышел из вдруг ставшей невыносимо душной маленькой комнатушки.

— Фей! Они дышат! Они просто спят! — горькие его мысли прервал радостный крик Давида. Мгновенно вытерев глаза рукавом, Фей вновь влетел в пещеру.

— Ты уверен, Давид?

— Ещё как уверен! Давай-ка вынесем их на свет. Не им здесь место.

Аккуратно подняв старика с дочкой на руки, ребята медленно понесли свои драгоценные ноши по направлению к выходу. Несколько минут ходьбы — и вот уже ребята зажмурились, закрываясь от яркого блеска вновь поднявшегося из-за скал солнца. Чуть привыкнув, Фей увидел то тут, то там сидящих на скалах горгулий, о чём-то озабоченно переговаривающихся фей, людей и троллей. Что-то обсуждая, они и то и дело поглядывали в сторону огромного, чудом уцелевшего в схватке трона Принца. Приглядевшись, Фей вдруг увидел мирно спящих маленьких фей.

— Ваше Величество, тролли вынесли наружу всех, но мы не знаем, как их разбудить, — с трудом сдерживая слёзы, обратилась к Фею Вероника.

Удивлённо огладываясь, Фей, неуверенной походкой обошёл лежащих на камне девочек.

— И что? Разве нет способа их разбудить? — Фей медленно обвёл взглядом притихших воинов союзной армии.

— Вспомни, юный наследник, про битву в лесу, — мелодичный женский голос раздался совсем рядом, — и про веточку, что осталась у тебя в руках. Ветка дерева Исхалима, возможно последнего на земле! — обернувшись, Фей увидел Бабушку, точнее Маргариту Первую, как обычно улыбающуюся своей доброй улыбкой. — Или ты уже забыл, что может сделать этот маленький кусочек дерева?

Растерянно посмотрев на правительницу, Фей лишь удивлённо моргал глазами. Исхалим? Ветка? Битва в лесу? Тут же вспомнил он огромного лешего, грозившегося съесть его, несмотря на запрет хозяина. Огромный посох, оказавшийся на поверку веткой последнего на земле дерева. Задорная мелодия, заставившая так весело выплясывать всех, кто её слышал.

Взяв в руки рюкзак, Фей тщательно ощупал каждый из его многочисленных карманов. Наконец, нашёл, что искал: тоненький продолговатый предмет, тщательно завёрнутый в мягкую материю. Бережно достав его, Фей аккуратно извлек на свет небольшую, аккуратно выструганную из дерева нежно-розового цвета дудочку. Неуверенно взяв её в руки он, несильно дунул в отверстие. Пальцы легко пробежались по дырочкам, извлекая из крошечного инструмента красивую, но грустную мелодию, заставившую всех замолчать, а кое-кого из присутствующих и вовсе расплакаться.

Довольный результатом, Фей подул чуть сильнее. И вот уже весёлая мелодия разлилась по огромной воронке, ещё недавно бывшей полем битвы. Всё больше и больше воинов, побросав на землю оружие и доспехи, пускались в пляс. Всё быстрее и задорнее становилась мелодия, всё больше и больше танцующих появлялось там, где только что слышался звон металла и страшные крики бьющихся воинов.

Мелодия, казалось, достигала ушей всех присутствующих и вот, одна за другой, сладко потягиваясь, стали просыпаться маленькие феи. Удивлённо огладываясь, они быстро присоединялись к присутствующим в их весёлом танце. Ещё несколько минут — и вот Изабелла с Миреком открыли глаза. Поднятые на ноги счастливым Давидом, они тут же присоединились ко всеобщему торжеству.

Словно по волшебству из невидимых укрытий, на ходу расчехляя свои инструменты, начали появляться музыканты королевского оркестра во главе со сверчком-дирижёром. Проведя столько лет без дела, они с радостью начали подыгрывать Фею и вот уже над Долиной разнеслась чудесная мелодия, которая не оставляя никого равнодушным, срывала каменные покровы даже с самых чёрствых сердец.

Словно подчиняясь команде невидимого повелителя, присутствующие дружно начали сооружать из камней и вырванных с корнями деревьев огромные столы, на которые стелились изумительные скатерти, вытканные на уцелевших станках мастерицами-феями. Огромные стаи горгулий, проснувшиеся ото сна, сорвались со скал и через час вернулись, сжимая в лапах огромные связки диковинных плодов. В одно мгновение уже собранные столы покрылись всевозможными яствами, дразнящими своими ароматами каждого из присутствующих.

Оглядевшись вокруг, Фей остался очень доволен результатом. Убрав, наконец, свою чудесную дудочку обратно в сумку, он собрался уже присоединиться к празднующим, как вдруг его внимание привлёк жалобный стон, доносившийся, из-за огромного серого камня. Обойдя валун, он обнаружил там группу накрепко связанных варваров, ещё недавно с оружием в руках стоявших против армии четырёх королей. Связанные и беспомощные, они жадно прислушивались к чудесному оркестру, словно боясь пропустить хотя бы одну ноту чудесной мелодии. Шумно вдыхая разливающиеся по Долине чудесные ароматы, они жалобно стонали, глядя в упор на Фея. Недолго думая, Фей достал свой клинок, ярко сияющий даже в вечерних сумерках, и несколькими ловкими движениями освободил пленников.

— Ты что делаешь! — воскликнул Давид. — Зачем освободил их?

— Тише, Давид. Мне кажется, что они больше не представляют опасности, — улыбнувшись толпе почтительно поклонившихся оборванных воинов. — Смотри, они совсем не злые. Думаю, будет правильно позвать их к столу.

— Ты думаешь, в таком виде они украсят наш праздник? — чуть поморщившись от неприятного запаха, исходящего от полузверей, поинтересовался подошедший к товарищам Бобо.

— Озеро подземное есть для этого, — Давид кивнул, указывая на тот самый источник, в котором ещё не так давно лечили рану Паши. — Непростой родник это. Думаю, поможет нам он.

— А что с одеждами? — озабоченно осматривая тряпьё, в которое были облачены ожидающие своёй участи варвары, пробормотал Эдрр. Он тоже видел как Фей освобождал пленников и немедленно присоединился к маленькому совету.

— О, это не проблема, мои юные друзья! — Яромир, также не пожелавший оставаться в стороне, оглядел пленённое войско и чуть слышно отдал какую-то команду стоящему рядом троллю. Мгновенно растворившись среди камней, тот спустя несколько минут, появился в сопровождении слуг, которые несли тюки со всевозможными одеждами.

— Всё есть. Тогда к чему нам медлить? Приступим же!

Вся процедура не заняла много времени. Каждое из пленённых существ скидывало свои лохмотья, которые тут же летели в костёр и, набрав побольше воздуха в лёгкие, ныряло в обжигающе-холодную воду подземного озера, принявшую вдруг изумрудный цвет. Фыркая и отряхиваясь, они тут же облачались в принесённые троллями одежды и бежали греться к огню, с треском пожирающему их старые вещи. Отогревшись, они присоединялись к празднующим победу воинам.

Без недоразумений, однако, не обошлось. Как только последний воин бывшей тёмной армии направился к празднующим, вдруг выяснилось, что мест больше нет. Но что такое сделать ещё один стол для могучих троллей? Мигом притащив несколько стволов деревьев, они тут же общими усилиями соорудили огромный стол, за которым хватило места каждому из присутствующих. Чинно рассевшись, все приступили к вечерней трапезе. Тяжёлый бой и почти сутки на ногах сделали своё дело, в каждом из присутствующих проснулся чудовищный аппетит. Пережёвывая изумительные угощения и останавливаясь лишь за тем, чтобы выслушать и произнести очередной тост они, казалось, забыли обо всём на свете. Но вот воздух наполнился новыми мелодичными звуками — это снова грянул оркестр под руководством маэстро-сверчка. Первые же аккорды заставили всех присутствовавших разом отвлечься от их трапезы и, дружно вскочив с мест, пуститься в весёлый пляс. Никто не смог остаться равнодушным к виртуозам-музыкантам, выдающим одну мелодию за другой. Вот уже огромные близнецы-псы, побросав принёсённые Ярославом кости, радостно скакали в ритме задорной мелодии. Люди, феи, тролли, горгульи, варвары, кто по одиночке, кто парами, кто по трое кружились в ярком свете огромного костра. Все танцевали до упада. Лишь только Фей, не выходя из-за стола, смотрел за тем, как в радостном танце кружится Изабелла.

— Ты почему не танцуешь? Пойдём, там так здорово! — ласточкой подлетев к юному наследнику, она схватила его за руку, пытаясь вытащить его в хоровод.

— Нет, — он лишь отрицательно покачал головой. — Я так устал за эти несколько дней, что всё, что я хочу, это просто наблюдать за тем, как веселятся остальные. Поверь, — поймав удивлённый взгляд девочки, продолжил он, — мне это доставляет огромное удовольствие.

— Тогда можно я побуду с тобой?

— Конечно, Изабелла, — немного помолчав, Фей чуть слышно добавил. — Если бы ты знала, как тяжело мне было тогда покинуть дом твоего отца.

— Ты сделал для нас столько добра, — застенчиво улыбнулась она, — что я просто не знаю, как отблагодарить тебя.

— Всё, что я сейчас хочу, это просто сидеть вот так, как мы сейчас. Смотри, какая огромная, — чуть промолчав, добавил он, кивая головой на хрупкую луну, висящую над Долиной. — здесь никогда не бывает ночи, только вечер. Поэтому луна выглядывает из-за горной гряды всего на несколько минут.

— Тогда пойдём, поднимемся на ту скалу. Оттуда, должно быть, можно запросто дотянуться до неё, — вместо ответа, Фей лишь улыбнулся.

Взявшись за руки, молодые люди незаметно выскользнули из-за стола и направились к подножью чудом уцелевшего трона Принца. Немного усилий — и вот они уже поднялись на то самое кресло, где всего несколько дней назад важно восседал его прежний хозяин, окружённый свитой своих приспешников. Прижавшись друг к другу, они вытянули руки, словно пытаясь хотя бы кончиками пальцев дотянуться до хрупкой луны, что зависла над Долиной. Словно зачарованные, они стояли, подставив лица прохладному северному ветру, несущему с собой уже давно забытые ароматы свежевыпавшей росы, травы и какао. Не произнося ни звука, они глядели на усыпанное звёздами небо, не замечая, что драгоценный камень, некогда вшитый в белоснежное платье Изабеллы Феем, сияет ничуть не хуже, чем любая из звёзд. Единственное, чего они не замечали, так это то, что среди веселящихся лишь три пары глаз наблюдают за молодыми людьми, словно парящими над землёй. Конечно же это были обе Маргариты и Ыых. Каждая из фей думала о чём-то своём. Маргарита Шестнадцатая думала о том, как всё-таки замечательно сложилась судьба единственного в королевстве мальчика. Маргарита Первая восхищалась мужеством, порой переходящим в безрассудство юного наследника престола. Ыых… впрочем, что думала она, никто не узнает, потому, что, несмотря на обретённую вновь молодость, она сохранила вековую мудрость старухи, знающей, казалось, ответы на любые вопросы.

 

Глава десятая. Финал

Подождите, подождите, а как же Бобо и Эдрр узнали про бой и успели собрать свои войска, как так получилось, что три огромных брата-стражника оказались разбросанными по всему миру, и почему один из них вдруг стал невидимым? Кто и как освободил огромного дракона? И вообще, что случилось с Феем в пещерах: куда он так внезапно пропал и откуда взялись эти странная колесница и всё остальное? О, всё очень и очень просто.

Бобо и Эдрр просто почувствовали, что их другу очень нужна их помощь. Это трудно описать словами, но что-то подсказало им точное время и место, где их другу потребуется помощь. И, если для короля летающего народа собрать армию не составило больших проблем, то Бобо просто вызвался выступить против слуг Тёмного Принца, которые повадились по ночам совершать набеги на близлежащие селения и воровать всё, что плохо лежит. Их ночные выходки до того разозлили мирных жителей, что в считанные часы из желающих как следует проучить наглецов собралась огромная армия крепких крестьян, вооружённых кто топором, кто молотом, а кто и просто вилами. Как только все они увидели происходящее и поняли, что ожидает их селения и семьи, если огромный дракон и его армия не будут побеждены, они отважно бросились в бой, плечом к плечу встав на защиту Долины.

Альфред, Овчар и Альдебаран действительно оказались братьями, которые появились в один день. Спустя неделю после рождения самый крупный из них как-то поутру отправился исследовать пещеры. Так он и стал добычей Тёмного Принца, прекрасно знавшего древнее предание о мальчике-фее, который должен окончательно свергнуть его с престола. Естественно, он не мог упустить такого шанса изменить ход истории на свой лад. Заперев пленника в темницу и воспитывая из него свирепого стража, Принц приставил его охранять золотую колесницу короля. Рассчитывая на то, что, придя за ней, юный наследник королевства фей непременно будет растерзан охранником, Тёмный владыка и представить не мог, что мальчик найдёт и подружится со старшим из трёх псов-братьев. Как раз перед началом карнавала Фей карнавала решил навестить Альфреда и угостить его печеньем. Ловко слизав угощение с ладони мальчика, его друг оставил свой запах, который и учуял в тот памятный день Альдебаран. Невидимым же он стал потому, что всю жизнь провёл в кромешной тьме, пропитавшей его насквозь и растворившей в себе. Теперь же, оказавшись наверху, он, мало-помалу снова обрёл свои нормальные очертания, превратившись в точную копию своих братьев. Овчара же, среднего из братьев, унесло из Долины огромным смерчем, обрушившимся как-то раз на королевство фей, и забросило далеко в горное селение, где он и жил до встречи с наследником престола Долины фей.

Колесница находилась именно в комнате стража, в которой Фей довелось побывать, когда он был ещё совсем ребёнком. Идя в кромешной тьме по подземным коридорам, Альфред и Овчар, вдруг услышали вой своего брата и тут же бросились к нему навстречу. Фей же, за несколько минут до этого схвативший обоих за ошейники, полетел вместе с огромными псами, даже не успев предупредить своих товарищей. Оказавшись внизу, мальчик вспомнил старую детскую сказку и слова Ыых. Лишь только он впряг псов в колесницу, огромный чёрный зонт, подарок Димы, тут же превратился в сияющий клинок. Ну, а всё остальное вы уже знаете.

Дракона на волю выпустили Козлодой с Воином. Воспользовавшись тем, что все занялись раненым Пашей, закадычная парочка решила незаметно покинуть место сражения. Уже почти добравшись до выхода, Воин вдруг вспомнил про огромный золотой перстень своего повелителя и решил вернуться за ним. В общем-то, ничего плохого в этом желании не было, если бы не его вечный спутник Козлодой, которому в голову пришла та же самая мысль. Подравшись за право обладать украшением, они уронили его как раз над местом, куда должна была быть поставлена печать, которая позволила бы освободить огромного дракона.

Однако же, место в королевствах нашлось и им. Козлодой, как оказалось, всю жизнь провел служа шутом у Тёмного Принца. Что же, его охотно забрал к себе Яромир и, история не даст мне соврать, в подземном королевстве ещё никогда не было такого забавного пажа, способного рассмешить до колик кого угодно, в каком бы мрачном настроении он не прибывал. Из Воина же получился отменный свинопас королевского стада замка Давида. Рассевшись на стволе какого-нибудь поваленного дерева, он затягивал очередной длинный рассказ о своих героических похождениях и приключениях. Слушая его, хрюшки собирались вокруг и, довольно похрюкивая, словно поддакивая своему рассказчику, никуда не разбредаясь, паслись в своё удовольствие. За всю историю королевства не было такого славного пастуха! За всё время своей службы он, не потерял ни одного поросёнка королевского стада.

Все четыре короля были коронованы в один день. В украшенном цветами тронном зале замка фей, они стояли, одетые во всё пурпурное: Давид, Яромир, Эдрр и Фей. Напротив каждого из них, улыбаясь, торжественно держали на мягких атласных подушках тончайшей работы короны Маргарита Шестнадцатая, Ярослав, Эдиль и Изабелла.

Маэстро-сверчок легонько взмахнул своей палочкой и зал сию же минуту наполнился торжественной музыкой, как нельзя более кстати подчёркивающей важность момента. Воздух прорезала тревожная барабанная дробь, когда над склонёнными головами наследников престолов в пьянящем ожидании замерли четыре короны.

— Его величество Яромир Отважный! — драгоценное украшение легло на пышные волосы тролля. — Да будет твоё правление долгим и мудрым! — Сложив ладони рупором, звонко прокричал Элионол Пятый, вновь одетый в свой щеголеватый парадный мундир. — Поднимись же, король подземного народа! — Яромир оторвал от начищенного до зеркального блеска пола колено и, подняв голову, осмотрел присутствующих в зале.

— Его величество Давид Мудрый! Да будет же твое правление долгим и справедливым! — чуть раскрасневшийся от волнения Давид посмотрел на довольного отца.

— Его величество Эдрр Справедливый! Да будет же твое правление долгим и мудрым! — положив руку на сердце, горгуль, по своему обыкновению чуть склонив голову набок, чуть растерянно хлопал ресницами, глядя на свой народ.

— Его величество Фей Великодушный! Да будет же твое правление долгим и мудрым! — быстро смахнув появившуюся было слезинку, чуть дрогнувшим голосом снова выкрикнул Элионол. Впрочем, он был не единственным, у кого в этот день на глазах стояли слезы.

— Ну что же, отважные короли, — вдруг наполнил всё пространство низкий-низкий голос, больше похожий на далёкий раскат грома, — я рад, наконец, поздравить вас с заслуженной наградой за ваши поступки. Вы долго ждали этого момента, и вот он наступил.

Дружно повернувшись в ту сторону, откуда раздавался голос, короли обнаружили, что они каким-то чудесным образом вдруг оказались в том самом странном месте, где уже дважды бывал Фей в своих видениях. Удивлённо осматриваясь вокруг, мальчик снова увидел уже знакомого Ёдрика, Кальдебаре и многих-многих других мужчин и женщин, юношей и девушек на чьих головах красовались самые разные короны. Вот и тот самый незнакомец, много лет назад с надеждой глядевший на тогда ещё мальчика. Теперь он, счастливо улыбаясь, смотрел то на Фея, то на Давида. «Да это же тот самый человек с портрета, что я видел давным-давно у Мирека!» — вдруг пронеслось в голове мальчика, и, словно подтверждая его догадку, человек утвердительно кивнул головой.

— Не удивляйтесь, мои друзья, — снова раздался голос, — это зал королей, куда я уже много веков приглашаю лишь самых достойных и мудрых. Теперь и вы, наконец, здесь и я искренне этому рад. Ваши имена навеки вписаны в Книгу Истины и подтверждение тому — на небе.

Словно подчиняясь невидимому жесту, короли дружно подняли головы и увидели ярко сияющую в вечернем небе изумрудного цвета комету, что неслась куда-то, оставляя за собой длинный-длинный золотисто-зелёный хвост. — Да будет же ваше правление долгим и мудрым! — растворяясь в воздухе, пророкотал голос.

— Их Величествам Ура! — сотрясло воздух громкое восклицание гостей замка фей; оно и привело в чувство ребят, наблюдающих за хвостатой путницей неба. Словно проснувшись, они осматривали зал, не понимая, было ли это на самом деле или же всё это им просто показалось. Впрочем, оно действительно было, поняли они, лишь только взглянув друг на друга.

— А теперь бал! — громко выкрикнул Элионол, махнул своей крошечной сабелькой. — Маэстро, музыку!

Ах, какой был блистательный бал! Люди, тролли, феи, горгульи, бывшие варвары, легко кружась по зеркальному полу, непринуждённо болтали о чём-то, улыбаясь и радостно смеясь. Шум разговоров, шелест платьев, шарканья деревянных каблуков и звуки музыки слились в один чудесный фон, говорящий лишь о том, что сегодня и впрямь именно тот особенный день, которого так долго ждали все. Посмотрев на Изабеллу, чуть раскрасневшуюся от вальса, Фей отпустил её руку.

— Пойдём на балкон, — предложил он ей. — С него можно увидеть всю Долину, как на ладони. Хочешь посмотреть? — в ответ она лишь кивнула головой. Незаметно покинув танцующих, молодые люди выбежали на балкон, где уже стояла, задумчиво глядя на виднеющийся вдалеке огромный водопад, Маргарита Первая.

— Поздравляю вас, мои юные друзья! — улыбнулась растерявшимся ребятам первая королева царства фей. — Вы это заслужили, — взглянув на сжатые ладони ребят, снова улыбнулась она и, вновь посмотрев на молодых людей, добавила своим мелодичным голосом. — А теперь я вас покину, оставив наедине. Думаю, вам есть что сказать друг другу, — с этими словами она собралась оставить ребят, как вдруг Фей, запинаясь от волнения, окликнул её.

— Я давно хотел спросить, но всё никак не решался.

— О чём же? — видя смущение мальчика, ласково поинтересовалась она.

— Ведь, вы же знали, что всё будет именно так? Я не знаю, почему я так думаю, но это же так?

— Да, это так, — глядя на Фея ответила Маргарита.

— Но откуда? И почему вы вдруг оказались среди людей?

— О, мой юный друг, это очень длинная история и я обязательно расскажу тебе её, но это произойдёт немного позже. Обещаю, — глядя на собирающегося что-то возразить наследника, мягко остановила его прекрасная фея. — Слово Маргариты.

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль