Маленький Фей. Книга первая, часть третья "Его Величество Фей Первый. Да здравствует Король!" (главы 1-5)

0.00
 
Ремер Михаил
Маленький Фей. Книга первая, часть третья "Его Величество Фей Первый. Да здравствует Король!" (главы 1-5)
Его величество король Долины фей. Да здравствует Король!
Его величество король Долины фей. Да здравствует Король!

 

Глава первая. Домой!

Как же тяжело давались первые шаги! Как будто к ногам были привязаны огромные чугунные гири, а за спинами — тяжелые каменные глыбы! Хотелось остановиться и, обернувшись в сторону дома, помахать рукой, но никому не хотелось, ослушавшись, огорчить Бабушку.

— Стойте, подождите! — раздался сзади детский окрик, — Да подождите же! — раскрасневшийся от бега Дима догнал ребят. — Я не знаю, что происходит, — чуть отдышавшись, выговорил наконец он, — но, похоже, вы куда-то собираетесь, и, почему-то мне кажется, что вас ждёт опасное приключение. И я хотел бы, — он замялся, — только не смейтесь. Я хотел бы дать тебе, Фей, вот это! — он протянул огромный чёрный зонтик. — Помнишь, как вчера мы с ним победили страшного дракона и целую орду пиратов?

— Зонтик-меч! — воскликнул Фей. — А тебе не достанется от мамы?

— Я скажу, что нечаянно его сломал. Он вам нужнее. Тем более что если я ошибаюсь, и вы просто собрались в поход, то вы скоро вернётесь и принесёте его целым и невредимым.

— Спасибо тебе, малыш, — только и смог сказать Фей, держа в руках старый чёрный зонт, — спасибо! — но Дима уже мчался по направлению к дому. Маленькая процессия двинулась в путь.

 

День уже подходил к вечеру, а они всё шагали и шагали. Казалось бы, такая прогулка должна была утомить ребят, но этого не произошло. То ли жажда приключений придавала им сил, то ли воспоминания о покинутом доме не давали думать об усталости, помогая уверенно преодолевать километр за километром.

Наконец, дорога привела их к маленькому неказистому трактиру со странным названием «У тролля». Немного подумав, ребята решились зайти.

Страшно заскрипев, дверь пустила их в темное сыроватое помещение, по всей видимости, столовую. Прямо напротив двери находилась стойка, за которой, жутко храпя, спало какое-то лохматое существо.

— Эй, хозяин! — постучал ручкой зонта о какую-то деревяшку Фей, впрочем, без особого успеха. Странное существо, лишь что-то бессвязно пробормотав, захрапело ещё сильнее. — Живые здесь есть? — ещё громче прокричал мальчик снова и ещё сильнее ударил зонтиком. Деревяшка немедленно раскололась и отлетела в сторону, образовав в стене дырку, через которую было отлично видно звёздное небо.

— Э! Это кто здесь бесчинствует? — переполошился старик за стойкой и немедленно вскочил на ноги. Хозяин! Действительно это был он. Но какой же странный: лицом, горбом, да и вообще манерой поведения он действительно более походил на тролля, нежели на человека. Довершал картину огромная брошь, неопределённого цвета, словно амулет, висевшая на коротенькой шее трактирщика, спросонья испуганно ворочавшего глазами. — Шастают здесь всякие, ломают всё, хамят. Ну, чего встали? Деньги есть — милости прошу, нет — так проваливайте!

Прищурившись, он вдруг понял, что сегодня у него необычные посетители. Скорчив хитрую гримасу, он прокаркал. — А с каких это пор всякая мелюзга начала шляться по тавернам?

— Мы тебе не мелюзга, — начал злиться Фей, — а посетители. Мы хотим пообедать и переночевать! И вообще, с каких это пор владельцы убогих таверн стали настолько богатыми, что кричат на гостей? — придерживая за ошейник Овчара, готового наброситься на хама, прикрикнул Фей.

— Мест нет, если только на сеновале, — испуганно поглядывая на огромного пса, пробурчал в ответ тот. — Обед — пожалуйста, но деньги вперёд!

— Вот монета, — Фей покрутил жёлтым кругляшом перед носом хозяина, — получишь её, когда мы будем уходить. Понял?

— У нас так не принято! — огрызнулся тот. — Хочешь есть — плати вперёд. Нет — проваливай и не отвлекай честных людей от работы.

— Что-то не очень ты и работал, когда мы зашли! — Фей уже начал закипать. — А ну шевелись, старый пень!

— Что? Теперь каждый, кто заходит сюда, норовит поучить меня, что и как делать! Меня, хозяина этого места! А ну, проваливайте прочь! — лицо трактирщика дёргалось от ярости, а слюна летела во все стороны из полного гнилых зубов рта.

— Фей, пойдём отсюда, — осторожно тронула за плечо мальчика Маша. Но не тут-то было! Схватив горбуна за подобие взлохмаченной, казалось, никогда нечёсаной бороды, он, что есть силы рванул её, опрокинув владельца на спину:

— Да как ты смеешь так обращаться с королём! На колени! — голос Фея и впрямь зазвучал властно как голос истинного правителя. По всей видимости старик, глядя в горящие от гнева глаза мальчика, уже ни капельки в этом не сомневался.

— Не губите! — совершенно неожиданно разревелся он. — Не губите, Ваше Величество! Эта таверна — всё, что у меня есть! А я один на всём белом свете, у меня никого нет, кроме сироты, отданной мне в детстве на воспитание.

— Да? — Фей был в ярости. — Вот как ты запел! А что ты скажешь на такое обращение? — с этими словами он занёс кулак над головой, целясь так, чтобы попасть точно в переносицу своему противнику.

— Фей, пойдём, не надо! — Маша пыталась оторвать его от старика. Никто и не заметил, что в пылу перебранки Паша с Овчаром куда-то исчезли.

— Не бейте меня, я же ничего плохого не сделал! — умолял старик. — В наших краях стало неспокойно, вот я и испугался, что вы пришли со злом.

Фею вдруг стало стыдно, и он опустил занесённый было для удара кулак. Поняв, что он до сих пор продолжает держать несчастного за бороду — отпустил его и только потом ошарашено пробормотал:

— Прости меня, хозяин, прости.

— Спасибо, Ваше Величество! — ползал по полу старик.

— Прекрати ползать по земле! Встань! Немедленно прекрати это!

— Таверна и сирота, таверна и сирота, — как заклинание бубнил тот, стоя на коленях.

— Старик, ну что ты, — Фей попытался поднять трясущегося в плаче старика, — ну, встань. Никто не собирается тебя губить. Ну, ну посмотри ты на меня. Ну, какой из меня губитель?

— Фей, пойдём отсюда, — обратился к нему невесть откуда взявшийся Паша.

— Да, да. Пожалуй ты прав, — растерянно согласился он, — пойдём.

— Отдай ему монету, — посоветовала Маша, — он и так натерпелся.

— Держи, хозяин — он вложил монету в трясущуюся ладонь горбуна. — Не сердись, я не хотел. Правда.

И, оставив ничего не понимающего старика в одиночестве реветь на полу, ребята молча вышли на улицу.

Прямо у двери они столкнулись с человеком, чьё лицо было спрятано под капюшоном.

— Знакомьтесь, — объявил Паша, — Светлана.

— Что за новости? — только и пробурчал Фей. — Паша, ты не находишь, что сейчас не самое лучшее время для того, чтобы заводить знакомства?

— Нахожу. Но эта девушка — та самая сирота, о которой говорил хозяин таверны, настоящий, между прочим, тролль.

— Да, и что с того?

— Можно, я пойду с вами? — дрожащим голосом вдруг спросила девушка. — Я больше не могу здесь находиться. — Сказав это, она вдруг расплакалась.

— Что такое? — побагровел вдруг Фей. — Как посмел этот мерзавец…

— Нет, нет, — испугалась Светлана, — Яромир очень добрый. Просто последние несколько два года здесь очень неспокойно: какие-то плащи, конский топот по ночам, нежданные и грубые гости. Он просто боится.

— Боится чего? — насмешливо спросил Фей.

— Он боится, что что-нибудь случится со мной в дороге. Если бы не я, он бы давно покинул эту таверну… Я хочу уйти, чтобы и он смог покинуть эти места. Тем более, что-то мне подсказывает, что всё равно мы скоро встретимся.

Фей пристыжено замолчал.

— Когда ты начал спорить с хозяином, — прервал неловкое молчание Паша, — я понял, что вряд ли мы получим что-нибудь из того, чего хотели бы. Ну, и решил повнимательнее исследовать местность. Когда я вышел из таверны во двор, я увидел её. И решил познакомиться.

— А царапины на щеке? — задорно спросила Маша.

— Когда начались крики, она побежала посмотреть, что происходит. А когда ты схватился со стариком, хотела броситься разнимать вас. А я решил убедить её, что ты — человек безобидный. За что и поплатился… жестоко.

— Ладно, ладно. Не напирай на жалость к себе! — усмехнулась Маша.

— Предлагаю сделать привал и поужинать, — вмешался в разговор Фей. — Светлана, есть здесь поблизости спокойное местечко, где можно укрыться и переночевать?

— Следуйте за мной, — кивнула в ответ она.

 

Ближе к полуночи раздался нетерпеливый стук в дверь. По всему чувствовалось, что человек, стоявший на улице, ждать не привык, так как сразу же после первых нескольких ударов раздались новые, гораздо более сильные.

— Эй, хозяин, а ну открывай! Да пошевеливайся, у нас мало времени!

— Кого здесь носит в такое-то время? — хозяин был пьян, поэтому плохо понимал, что происходит вокруг.

— А ну открывай, старый хрыч! Или мы разнесём эту чёртову дверь с твоим занюханным трактиром заодно! — раздался блеющий голос второго путника, по всей видимости, сопровождающего первого.

Как назло, щеколда заела и добрых две минуты трактирщик безуспешно боролся с ней, бормоча себе под нос проклятия. Неравный бой закончился тем, что, устав ждать, гость просто выбил дверь ударом ноги.

Луна осветила силуэты троих посетителей в чёрных плащах, укрывавших гостей с головы до самых пят. Не здороваясь, они вошли внутрь, молча отодвинув вмиг протрезвевшего хозяина в сторону. Позвякивая шпорами, все трое важно подошли к столу и развязно уселись на деревянные табуретки. Из под плащей, угрожающе звякнув, выглянули устрашающего вида ножны.

— Вина! — обратился самый высокий к хозяину. — И чего-нибудь поужинать. Быстро! — и, недружелюбно посмотрев на старика, добавил. — Чего встал? Или ты не рад нам? — уже с угрозой в голосе прикрикнул он на горбуна.

— Нет, нет, что вы. Это большая честь для меня. Я очень, очень рад. Специально для вас у меня приготовлена нежнейшая телятина и отменнейшее вино, — он даже причмокнул от удовольствия.

— Ну, так чего стоишь? Неси! — уже более дружелюбно произнёс вожак.

Но это было лишним. Хозяин и так уже открывал винный погреб трясущимися от страха руками. Когда, наконец, три бутылки вина, (кстати, достаточно посредственного), были извлечены наверх, хозяин расслышал часть беседы странной троицы:

— Ты же сам понимаешь: тролли никогда не отличались расторопностью и сообразительностью, — скрипел голос второго путника, — поэтому не стоит ожидать от них чего-то этакого, — говоривший неопределённо помахал руками, по всей видимости изображая, чего именно не стоит ожидать от троллей.

«Я тебе покажу нерасторопность и отсутствие сообразительности, — зло подумал хозяин, — я тебя поучу уму-разуму».

Мясо, что он извлёк из подвала, было уже далеко не первой свежести, но немного специй, зелени и фирменной подливы быстро всё исправили.

— Кушайте на здоровье! — приговаривал хозяин, со звоном разбрасывая приборы и посуду на столе. — Лучшее приберёг, специально для вас.

— Пошевеливайся, старик. Не видишь что ли, мы при исполнении. У нас каждая секунда на счету! — С этими словами говорящий откинул капюшон, открывая взору хозяина своё лицо и густо покрытую слипшимися засаленными курчавыми волосами голову с глубоко посаженными глазницами, большими губами и широким носом. Его примеру последовали и спутники. Странная компания: Козлодой, со смешно торчащей бородкой, по виду отнюдь не молодой и какой-то нервный. Необычайно красивый юноша, с прямыми чёрными волосами, карими глазами на почти девичьем лице, почему-то чересчур печальном.

— Ну-с, — вожак довольно потер ладони грязных рук прямо над тарелкой, — приступим!

— Ручки не желаете ли помыть? — осторожно полюбопытствовал хозяин, но тот уже не слушал, с упоением впившись зубами в несвежую конину.

— А вы? — он снова обратился к козлиной бородке, но тот лишь махнул ему рукой, не отрываясь от трапезы: не отвлекай, мол. Не видишь, заняты! Тролль вопросительно посмотрел на юношу, но тот, покосившись на своих спутников, лишь тяжело вздохнул и осторожно начал ковырять попахивающее мясо вилкой. Чавканье и звуки смачных глотков из кружек на время наполнили комнату.

Молчание было нарушено лишь однажды вожаком шайки. С набитым ртом он обратился к стоящему рядом хозяину:

— Нененно уда ще ыылку уиа. Ие уе ыылки, — и для пущего авторитета грохнул кулаком по столу. Кружка, наполовину наполненная красным вином, подпрыгнула и перевернулась, выплеснув содержимое на видавший виды шелковый жакет. Курчавый с удивлением посмотрел на разрастающееся красное пятно и, расхохотавшись, добавил:

— Иы ыылки!

— Что? — не понял хозяин.

Побагровев от злости, предводитель посмотрел из-под густых бровей прямо на хозяина, но тут же отвёл глаза, наткнувшись на ненавидящий взгляд старика.

— Три бутылки вина он хочет ещё, — тихо произнёс юноша.

— Молодец! — гаркнул верзила, наконец, проглотив здоровенный кусок мяса. — Хвалю! — и с этими словами схватил руку своего подчинённого и с жаром начал её трясти.

Хозяин, исподлобья поглядывая на гостей, уже заметил, что одна из принесённых бутылок незаметно исчезла со стола.

Опустошив, наконец, шесть бутылок вина, две из которых они просто стянули, воины вальяжно развалились на жалобно скрипящих табуретках, беседуя о чём-то своём. Курчавый, закинув ноги на стол, неторопливо рассказывал о своих ратных подвигах, ковыряясь грязным пальцем в зубах. Козлиная бородка кивала, поддакивая ему во всём, или переиначивая его фразы, и без того запутанные, во что-то витиевато непонятное. Третий, — а что собственно ему оставалось делать, стараясь не зевать, слушал их болтовню:

— …со сломанным мечом, без щита я преодолел эти три метра в мгновение ока и, замахнувшись этим жалким обломком, этой практически иголкой, — с этими словами вожак торжественно потряс обломком меча в воздухе, — вонзил его в хвост дракона. Это надо было слышать. Вернее так: слышать это не пожелаю никому: такой рёв выдержит далеко не каждый.

— У драконов боковая часть у основания чешуи хвоста — наиболее уязвимое место. Поэтому, если хочешь победить эту тварь, старайся поразить именно хвост, — поддакнул Козлодой, важно кивнув.

— Жизнь бойца полна приключений и это важно. Там, где есть они, там есть движение, а там, где есть движение, там есть жизнь. Главное — найти это себя в этом круговороте, — продолжал разглагольствовать тот, совершенно позабыв о каком-то там важном деле, про которое он говорил трактирщику.

— Причём, прошу заметить, — важно вставил Козлодой, потирая безобразную бородавку, растущую у него прямо не макушке, — на крайнюю неоднозначность… Разговор начал углубляться в какие-то совершенно непонятные дебри, когда, наконец, хозяин не выдержал:

— Покорно прошу меня простить, но, помнится мне, вы говорили о каком-то очень важном деле!

Вожак неохотно прервал свои рассуждения:

— Ах ты, мерзавец! — вожак схватился за рукоять меча. — Да как ты посмел задержать меня здесь на столько огромно времени? — заплетающимся языком заорал тот. — Собираемся и медленно выступаем! Нет, немедленно.

— Дальше действуем согласно нашему плану, — важно добавил борода.

В этой суматохе хозяин успел перехватить благодарный взгляд юноши, который, судя по всему, не имел ни малейшего представления ни о каком плане дальнейших действий, если таковой вообще существовал, ни малейшего желания дальше продолжать слушать эту ахинею про сорта вина и трусость драконов.

— А заплатить? — не особенно надеясь, спросил трактирщик.

— Это за что же? — снова схватившись за меч, проревел вожак.

— Как же? — голос тролля дрожал, но не от страха, как показалось посетителям, а он ярости. — Шесть бутылок вина, три порции превосходной телятины!

— Лжец! — вожак побагровел. — Если бы мы выпили шесть бутылок, то и пустых посудин было бы шесть, а не четыре!

— К тому же вино у тебя далеко не лучшего качества, равно, как и мясо, — важно добавил Козлодой.

— Хозяин, — внезапно вступил в разговор до сих пор молчавший юноша, — по делу мы вообще-то. Здесь не проходил молодой…

— Именем Принца тьмы, — снова заревел вождь, — я приказываю, отвечай! Мальчишка, лет пятнадцати. Опасный преступник. С ним ещё двое подельников и огромный пёс. Ты его видел?

— Нет, нет. Здесь уже год, как ни одной живой души не было!

— Теперь ты понял, — важно обратился Козлодой к спутнику, — как делаются такие вещи? Что же, поиски не дали результатов, пора возвращаться домой. И, развернувшись, все трое мгновенно растворились в темноте. Всё, что напоминало об их присутствии — грязная посуда, пустые бутылки, да серебряная монета, тайком оставленная под тарелкой Печальным Юношей.

 

Оставшись один, тролль начал разбирать следы недавнего визита. Разбросанные по всему полу кости, осколки посуды, сломанные табуретки. Он был готов разреветься от собственного бессилия:

— Пришли, нагрубили, перебили посуду. Управы на них нет. Да за что мне всё это на старости лет! Одни приходят, грубят, другие приходят, обворовывают, да ещё и посуду бьют.

При воспоминании о войске Фея в горле вдруг появился комок. Светлана. Отданная ему на воспитание ещё младенцем, даже она покинула тролля на старости лет. Хотя, признаться, он был этому рад. Наконец она нашла подходящую компанию. А что до него самого… что же, наверное он своё уже от жизни взял. Хотя…

— Да какая это к чёрту жизнь! — схватив за ножку только что отремонтированную табуретку, он с ненавистью запустил её в стену. Та, натолкнувшись на преграду, жалобно скрипнула и разлетелась в щепки. — Да будь она проклята! — круша всё, что попадалось под руки, бесился тролль. Две чёрные тени с козлиной бородкой и курчавый, вернувшиеся, чтобы взять ещё вина, быстро развернулись и побежали прочь при виде этого зрелища. Через мгновение, другая тень мелькнула на одной из покосившихся стена трактира. Таинственная незнакомка, стоя в дверях убогого заведения, в упор смотрел на совершенно растерявшегося тролля.

 

Луна, освещая небольшую полянку, заменила им светильник. Это было весьма кстати, так как ребятам совершенно не хотелось привлекать лишнего внимания и разжигать костёр. Стол был скромным: бутыль с молоком и хлеб с ветчиной, захваченные из трактира Светланой. Словом, ничего лишнего. Овчар, довольно ворча, грыз огромную мясистую кость, предусмотрительно уложенную Бабушкой в рюкзак Фея. Подкрепившись, ребята расстелили пледы и, улегшись на траве, мгновенно заснули под присмотром неутомимого пса.

 

Глава вторая. Возвращение

День выдался жарким, а вокруг не было ни одного источника, поэтому запасы воды быстро подходили к концу. Солнце уже начало садиться за горизонт, когда они, наконец, достигли входа в Долину.

Огромные серые тучи были как будто нарочно собраны в огромном ущелье. Крутые, практически отвесные скалы исчезали в облаках, но высота даже видимых глазу склонов вызывала трепет у наблюдавших эту картину. Вода широкой неторопливой реки, чинно подходила к краю каменной гряды и, внезапно испугавшись высоты, с жутким рёвом вдруг бросалась вниз. Превратившись в бешено бурлящий поток, готовый растерзать любого, кто посмеет усомниться в его могуществе, она с такой яростью обрушивалась вниз, что, казалось земля ходит ходуном.

Фей подошёл к самому обрыву и как будто завис в воздухе, зачарованно глядя на эту картину.

— Ой! — в ужасе воскликнула Маша и закрыла глаза.

— Всё в порядке, Маша, — поспешил успокоить её Фей и тут же отошёл на безопасное расстояние от края.

— Это то самый водопад, что служит входом в Долину? — недоверчиво глядя на беснующегося монстра, поинтересовался Паша. — И как ты собираешься спуститься вниз? Если прямо по нему, то не стоило преодолевать такое расстояние только для того, чтобы сигануть с этой верхотуры! — Паша поёжился от одной только мысли о прыжке. — Можно было бы просто прыгнуть с верхушки старой сосны.

— Мы поступим точно так же, как всегда поступали феи. Сделаем себе лодки из листьев деревьев.

— Из чего? Если ты решил поразить нас своим остроумием, то, прости, у тебя это совершенно не получилось, — Паша тяжело опустился на камень.

— Напрасно вы сомневаетесь. Деревья волшебные и поэтому нет причин беспокоиться. Лодки сделанные из их листьев гораздо прочнее и легче, чем из дерева. Идём, я покажу их вам! — с этими словами он уверенно повернул в сторону ближайшей скалы и бодро зашагал по еле видной тропинке. Ребята поспешили за ним; согласитесь, ведь любопытно увидеть настоящее волшебное дерево.

Вся дорога заняла около пяти минут.

— Не может быть! — раздался совершенно растерянный голос Фея.

— Что, что такое? — ребята бросились вперёд. Увы, на том месте, где некогда красовались невиданные деревья, сейчас из земли выглядывали лишь изуродованные пеньки.

— Как же мы теперь попадём в Долину? — только и смог прошептать Фей. Всё еще не веря глазам, он кинулся к пенькам. — Как же так? Как же так? — как заклинание повторял про себя мальчик. — Как же это могло случиться?

Бродя между безжизненных пеньков, Светлана вдруг увидела что-то, что сильно привлекло её внимание. Присев на корточки, она подняла с земли необычной формы лист, более походивший на фрагмент какой-то мозаики.

— Ты не про эти листья говорил? — поинтересовалась она у Фея.

— Про них! — хмуро буркнул он, — только что толку от одного?

— Судя по всему, кто-то очень не хотел, чтобы кто бы то ни было попал в Долину. Настолько не хотел, что не просто вырубил деревья, но даже подобрал все листья, которые осыпались при рубке.

— Интересно, но как-то же они должны были попасть назад, — пожал плечами Паша.

— Именно такие листья у дерева, что растёт на черепаховом холме, — задумчиво вертя находку перед глазами, проговорила Светлана. — Я в детстве очень любила собирать и делать из них всякие забавные штучки.

— Где это? — мгновенно встрепенулся Фей.

— Где-то в часе ходьбы отсюда. Оно там одно такое.

— Идём, — скомандовал Фей, но, посмотрев на своих спутников, добавил, — но сначала отдыхаем.

После часа отдыха пришло чувство голода. В корзинках оставалось немного сыра и ветчины, а также нетронутые бабушкины пирожки, которые, к слову сказать, совершенно не потеряли своей свежести.

— Я хочу пирожков! — объявила Маша.

— Нет, — остановил её Фей, — сначала съедим то, что скоро испортится. Ветчина, сыр, творог. Пирожки потом, — добавил он, видя недовольную гримасу подруги.

Нехитрый обед на поляне неожиданно разморил путешественников, отбив всякую охоту немедленно выдвигаться дальше.

— В конце концов водопад никуда не денется. А дерево… если про него знает наш неприятель, то оно уже срублено, если же нет, то и оно будет стоять на месте.

Слова Паши были встречены с воодушевлением всеми участниками экспедиции, возможно поэтому Фей расслабился и достал из корзинки два пирожка и поделил на четверых. Едва только надкусив их, путешественники почувствовали, что усталость вместе с болью в ногах и спинах начала пропадать. Пирожки оказались непростые, впрочем, как и всё остальное у Бабушки. Закончив со своими порциями, ребята почувствовали себя значительно лучше и, быстро собрав рюкзаки, двинулись в обратный путь.

Через час они достигли цели. Молодое деревцо, с причудливо раскинувшимися ветками, оно единственное, пробивая корнями гранит, смогло закрепиться на безжизненном холме, покрытом, словно панцирем, отшлифованными до глянцевого блеска камнями. Листья его и впрямь были очень похожи на фрагменты некой странной мозаики, а кора — на исписанный загадочными крючками лист бумаги.

— А почему оно так выглядит? И что с его корой?

— Это живое дерево. Как бы тебе объяснить, — задумался на секунду Фей, — Понимаешь, обычные деревья… По годовым кольцам каждого из них можно узнать его возраст, климат каждого года и, возможно, что-то ещё. Эти же деревья отражают всё то же самое, но только на коре. Они, как художники, которые рисуют то, что видят вокруг.

— Это значит, что наши изображения тоже здесь появятся? — Паша озадаченно посмотрел на дерево.

— Да. Более того, мы сможем увидеть всё, что здесь происходило до нашего появления. Смотреть надо снизу, так как они рождаются уже с толстыми стволами и потом лишь растут ввысь.

— Смотрите, вот маленькая девочка, смотрит на дерево. Видимо она здесь впервые.

— Где, мы ничего не видим? — начали вглядываться в кору спутники Фея.

— Ничего страшного. Просто надо чуточку привыкнуть.

— Смотрите, вот девочка, уже взрослая. Сидит и делает корзинки из листьев.

— Вижу, — воскликнула Светлана, — вижу! Это же я! Странно, в детстве я проводила здесь столько времени, но даже и не подозревала о такой их способности.

— Вот видишь, я же говорил: просто нужно привыкнуть.

Следующие пятнадцать минут ребята зачарованно смотрели на ствол огромного дерева, находя всё новые и новые рисунки, пока, наконец, Паша с озабоченным видом не произнёс:

— А что это за парочка, в длинных плащах?

— Так-так, — Фей углубился в изучение узора, — похоже, они нашли его случайно, прячась от кого-то. Ага, да это та самая парочка, что так часто снилась мне. Вот длинный хочет срубить дерево, но его меч ломается о ствол. Глупцы! Даже не знают, что в первые сто лет стволы этих деревьев твёрже любого камня! Вот они начали заходить сюда и делать лодки. Но вообще, это варварство — так обдирать ветки.

— Как ты думаешь, дерево и нас тоже нарисует на своей коре? Я имею ввиду наш визит, — задумчиво произнёс Паша.

— Разумеется. Вот, смотри, мы уже здесь. Вот мы подходим, вот рассматриваем кору. Я же говорил!

— Как ты думаешь, те, кто не хотят видеть нас в Долине умеют читать эти рисунки?

— Не исключено.

— Значит, они смогут увидеть, что четыре человека и огромный пёс приходили сюда, и, сделав себе лодки, спустились в Долину, — подытожил Паша.

— И что же нам делать? — растерянно спросила Маша.

— Взять столько листьев, сколько нам потребуется. Потом срубить его, — предложил Паша, не замечая того, что ветви дерева напряжённо зашелестели своими листьями, и это при полном отсутствии ветра!

— Ты думаешь, наши противники ни о чём не догадаются, когда придут сюда и увидят срубленное дерево? — поинтересовалась Светлана.

— Догадаются, но как они проникнут в Долину, для того, чтобы предупредить своих хозяев?

— А если они сейчас там?

— Тогда какая разница! — решительно заявил Паша.

— Нет, — наморщив лоб, произнесла Маша, — это не вариант. Фей, ты говорил, что дерево живое? Так попробуй поговорить с ним. Может, оно уберёт последние рисунки? — крона дерева шумно закачалась, как если бы оно, глядя на ребят, рассмеялось над их намерениями. Но, увлечённые спором, ребята просто не обратили на это внимания. В это время Светлана подошла к дереву и что-то прошептала ему, отчего то шумно закивало кроной, как будто соглашаясь. Все дружно замолчали, удивлённо глядя на свою спутницу.

— Ребята, — окликнула их Светлана, — смотрите: последний рисунок — трое в плащах уносят в охапках листья.

— Оно тебя послушалось, — воскликнула Маша, — и убрало ненужные картинки!

Паша промолчал, предпочитая не вспоминать про своё намерение срубить дерево.

— Теперь листья! — бодро произнёс Фей и, взяв в руки травинку, начал быстро-быстро водить её по коре дерева, отчего то, затрясшись, осыпало путников дождём из листьев.

— Что ты сделал? — в один голос удивлённо спросили ребята.

— Ничего особенного, — пожал он плечами. — Просто пощекотал его.

 

Представьте себе, что вам дали детский конструктор и попросили сделать что-нибудь большое. Ну, например, лодку. А теперь представьте, что на этой самой лодке вам предложили спуститься по бушующему водопаду с огромной высоты. Представили? И каковы ощущения? Именно это сейчас и чувствовали наши герои. Поначалу девушки наотрез отказались от этой затеи. Затем, видя всю решимость Фея, они всё-таки согласились сначала дотащить охапки листьев до водопада, потом помочь сплести их таким образом, чтобы получились небольшие, но весьма прочные лодки. Наконец, ссылаясь на то, что им ужасно не хочется возвращаться домой, они обе присоединиться к ребятам. Устраиваясь в своей лодке, Фей долго пытался найти место огромному чёрному зонту, никак не хотевшему помещаться в лёгком судёнышке. Наконец, в сердцах размахнувшись, он уже собирался выкинуть его за борт, как Маша остановила его.

— Ты что собираешься сделать? Ведь это подарок!

— Мне некуда его деть.

— Но, ведь Дима так верил в то, что этот меч очень пригодится тебе, и ты с этим согласился. Мог бы и сразу отказаться, — добавил Паша, видя, непоколебимость намерения Фея избавиться от зонта.

— Мало ли, что скажет ребёнок! В конце концов, что мне тогда оставалось делать? — фыркнул Фей в ответ. — А сейчас он просто занимает место в моей лодке.

— Давай его мне, — вступила в спор Светлана. — Думаю, я найду место для зонта. Внизу я верну его тебе.

— Ну, как знаешь, — только и пожал плечами Фей, протягивая зонтик девушке. — Итак, — скомандовал он, придерживая за ошейник беспокойно ворочавшегося Овчара, которого усадил в свою лодку, — на счёт три отталкиваемся от берега, покрепче хватаемся за борта и готовимся к затяжному полёту. Три! — не дав времени подумать, вдруг крикнул он. Даже те, кто всё ещё сомневался в правильности такого решения, от неожиданности оттолкнулись от берега. Бурлящая вода тут же подхватила хрупкие судёнышки и с головокружительной скоростью понесла к водопаду.

— Держитесь крепче за борта! — стараясь перекрыть рёв водопада, прокричал своим спутникам Фей. — Сначала будет немного страшно. Поехали!

С этими словами его лодка вдруг исчезла в обрыве.

— Мама, мамочка! — впившись в края хрупкого судёнышка, прокричала Светлана. Лодку рвануло вниз с такой силой, что, казалось, она сейчас же рассыплется на мелкие кусочки, потом перевернуло в воздухе и, наконец, снова подбросило вверх, словно некая сила, недовольная тем, что в её владения вторглись чужаки, попыталась исправить это маленькое недоразумение. После этого лодка медленно заскользила вниз, легко покачиваясь в воздухе.

— Эй, вы что, решили поиграть в прятки и решили, что я вас не увижу только потому, что вы все зажмурили глаза? — раздался где-то сбоку весёлый голос Фея.

Светлана, наконец приоткрыла глаза: сначала один, потом другой. Её лодка летела вниз по направлению к огромной туче, но делала это не быстрее маленького пёрышка. Чуть ниже, справа по борту, летела лодка Фея, сверху — лодки Паши и Маши.

— Мы летим? — ещё не совсем веря своим глазам прошептала она.

— Да, причём делаем это с совершенно комфортной скоростью, — Фей поудобнее устроился в лодке. — А вы молодцы. Не каждый с первой попытки способен на такой прыжок.

Ещё несколько минут потребовалось ребятам, чтобы окончательно прийти в себя, после чего у них завязался весёлый разговор.

— Как ты думаешь, Фей, сколько нам потребуется времени, чтобы достичь основания водопада?

— Обычно, это занимало что-то около получаса, — ответил он, напряжённо вглядываясь в огромную серую тучу, более похожую на огромный камень, — но я просто не знаю, ускорит или удлинит наш полёт она! — он кивнул головой на серое желеобразное вещество.

— С такой скоростью нам до неё лететь еще минут десять, не меньше, — Паша также выглянул за борт судёнышка.

— Как долго! — захныкала Маша.

— Ну, — Фей хитро улыбнулся, — можем сделать этот процесс немного занятнее! — с этими словами он резко дёрнул край лодки так, что она понеслась прямо на Светланину. — Держись!

— Ах, вот ты как! — Светлана елё увернулась от удара лодки, — ну, погоди, шутник!

Оставшееся время ребята провели, играя в салочки и бодаясь на лодках. Эта игра настолько их увлекла, что они даже и не заметили, как приблизились к краю облака. И уж тем более они не заметили, как от края водопада отделились и поплыли вниз ещё две лодки.

 

— Эй, где вы? — Светлана уже несколько минут пыталась найти хоть кого-то из своих спутников. Резвясь и играя, они даже не заметили, как вошли в плотные облака, скорее напоминавшие не очень густой кисель. Скорость падения резко увеличилась, так как лодка мгновенно пропиталась влагой и заметно потяжелела. — Ребята, ау! — но ответа не последовало. — Почему вы не отвечаете?

Вдруг, справа от лодки послышалось слабое попискивание.

— Кто здесь? — источник странного звука раздался совершенно рядом, как будто бы с края лодки. — Эй, кто там? — приглядевшись внимательнее, она увидела несколько светящихся точек. — Ой, мамочка!

— Не пугайтесь, добрая девочка, мы — королевские светлячки, волею судеб оказавшиеся здесь.

— Но я думала, что светлячки живут в полях и не поднимаются так высоко!

— Когда-то так и было, но, увы, всё резко изменилось и вот уже год мы вынуждены жить там, где нам совсем не место.

— А что это за история?

— Для начала мы немного снизим скорость падения вашей лодки. Иначе вас ждёт жёсткое приземление — с этими словами небольшая стая светлячков ухватилась за края лодки и дружно потянула её вверх. — Так-то лучше! А история наша коротка, но очень и очень печальна. Когда-то эти края населяли добрые феи. Они занимались тем, что плели добрые сны для детишек и разносили их по домам людей. Мы состояли на королевской службе и освещали комнаты и залы замка Маргариты. Но полтора года назад нас постигла страшная беда: наши земли захватила тёмная армия, вырвавшаяся из подземелий. Какое-то время феи сопротивлялись ей, но потом их силы иссякли и они были захвачены в плен. Светляки же, как существа опасные начали истребляться. Мы — все, кто успел укрыться и выжить в этом облаке, но, — рассказчик тяжело вздохнул, — нас всё меньше и меньше. А, позвольте спросить, вы как здесь оказались, ведь все феи в плену у злодеев? Или вам как-то удалось скрыться?

— Я пришла со своими друзьями, чтобы разобраться в том, что здесь происходит. Но почему вы решили, что я фея?

— Как замечательно! Вы освободите Долину от злодеев и поможете нам, наконец, снова зажить спокойной жизнью!

— Мы постараемся! А почему вы решили, что я фея? — повторила свой вопрос Светлана.

— Потому, что вы и есть самая настоящая фея, — спокойно ответил её собеседник. — Возьмите нас с собой! Может статься, что мы вам очень пригодимся в вашем рискованном походе.

— Да, но как? — Маша огляделась вокруг, куда бы можно было бы спрятать светляков.

— Не знаем. Просто, если вы откажете, мы всё равно здесь пропадём, — взмолился старший из жучков.

— Я не собираюсь вас оставлять, я просто думаю, куда бы вас устроить. Придумала! Прячьтесь в мою корзинку. Я вас укрою носовым платком, так что вам будет не душно но в то же время достаточно тепло, чтобы отогреться и как следует поспать.

— Спасибо, добрая фея. Возможно, я злоупотребляю вашим терпением, но можно вас попросить: когда мы приземлимся, сорвать несколько стебельков молодого пятилистника? Это наше любимое лакомство, которого мы не видели вот уже больше года.

— Конечно, конечно, — поспешила заверить их Светлана. Я всё сделаю, как вы просите. — Лодка, наконец, мягко приземлилась на воду, и светляки дружно оторвались от краёв корзины и мгновенно расселись в корзинке.

— Светлана, с тобой всё в порядке? — на берегу её уже поджидали взволнованные ребята, — мы спустились вот уже пять минут назад.

— И, признаться, наше приземление было намного жёстче, — потирая ушибленные места, проворчал Паша.

— А что случилось?

— В облаке лодки отсырели и полетели вниз очень быстро. В результате они разбились о воду, и Овчару пришлось нас по очереди вытаскивать из воды.

— Хорошо, что хоть рюкзаки не намокли, — добавила Маша.

— А когда мы выплыли на берег, то поняли, что тебя нет, — стуча зубами от холода добавил Фей.

— Мы испугались, что ты утонула, и начали тебя искать, — добавил Паша.

Овчар же с радостным лаем бросился в воду и через несколько секунд, подталкивая носом лодку, уверенно направил её к берегу.

— Ой, ребята, простите, что напугала вас. В облаке я встретила стаю светляков, которые придержали мою лодку и не дали ей упасть в воду.

— Светляки? Как они там оказались, ведь они же не живут так высоко? — внимательно оглядевшись по сторонам, Фей присев на корточки, тут же собрал пучок какой-то странной травы. — Это для них, — пояснил он своим товарищам, вопросительно смотрящих на своего друга.

— Пятилистник? — Светлана посмотрела на собранные Феем ростки синеватого цвета.

— Они его очень любят, — кивнув головой ответил тот. — Теперь предлагаю срочно выпить по кружке горячего чая.

— Хорошо, но сначала мы отойдём подальше от открытого места, так, чтобы мы могли разжечь костёр и как следует отогреться, — стуча зубами, предложил Паша.

— Изменилось почти всё. Причём настолько, что я даже не узнаю здешние места, — удивлённо осматриваясь, произнёс Фей. — Но, тем не менее, это мой дом, в который я вас приглашаю, пусть он и пришёл в запустение без присмотра короля.

— С возвращением тебя, Фей!

— Дом, каким бы он ни был, всегда дом. И потому, с возвращением!

 

Глава третья. Встреча в подземельях

Отойдя от того места, где огромный водопад впадал в речушку, ребята устроились рядом с огромным серым камнем. Разложив небольшой костёр, они быстро сняли с себя насквозь промокшие одежды и, закутавшись в пледы, стали отогреваться у огня.

— Фей, а что это за камень? — когда зубы, наконец, перестали отстукивать задорные мелодии, поинтересовался Паша. — Ты как-то рассказывал о том, что каждый предмет в Долине имеет свою историю.

— Ага, — Фей поглубже закутался в тёплое одеяло, — говорил. И это действительно так. По легенде, его принесло жутким смерчем много-много лет тому назад.

— Такой огромный? — Маша удивлённо осмотрела каменную глыбу. — Но как это возможно?

— Не знаю. Легенда ничего не говорила про это. Только то, что тот, кто сможет убрать эту глыбу отсюда, станет правителем Долины на много-много лет. Я когда-то пытался. Выдумывал целую массу хитрых приспособлений, но даже не смог его пошевелить, — задрав голову и посмотрев на огромный валун, Фей вдруг что есть силы ударил её босой ногой. — Чтоб тебя!

Резкий удар грома, казалось, встряхнул землю, стараясь вырвать её из-под ног путников. Яркая вспышка молнии разорвала тяжёлое небо на миллионы мелких лоскутков, и, ударив в самый камень, так же неожиданно растворилась в чернильной тьме. Когда всё успокоилось, ребята, растерянно оглядывая друг друга, одновременно остановили взгляды на расколовшемся на тысячи мелких раскалённых частей, камне.

— Ой, ты его убрал. Ребята, смотрите! — Маша, словно зачарованная, смотрела на то, что осталось от серого исполина. — Он сделал это!

— Ну, вообще-то это сделал не совсем я, — только что и нашёл сказать на это Фей.

— А я предлагаю пересесть поближе и, как следует отогреться, пока обломки не остыли, — добавил Паша.

 

После короткого привала, чуть отдохнув, отогревшись и высушив свои одежды, ребята двинулись дальше. Сил, для того чтобы идти уже практически не оставалось, но всё равно для ночлега ребята решили подыскать место, более защищённое от ветров и посторонних глаз.

— Но у нас же есть чудесные бабушкины пирожки, те, что так здорово восстанавливают силы! Так почему бы нам не подкрепиться и сегодня же не дойти до места? — Паша уверенно полез в рюкзак.

— Не торопись. Нехорошо, если мы съедим их за два дня без особой на то нужды. Кто знает, быть может, пирожки нам ещё пригодятся, — остановил друга Фей.

— Он прав. Будет обидно, если там, где это действительно необходимо, мы останемся без чудесных пирожков. В конце концов, всё, что нам сейчас надо — это лишь хорошенько поспать, — согласилась с Феем Маша. — Ты помнишь, когда мы спали последний раз?

Подумав, Паша согласился с друзьями.

— Что же, тогда не будем засиживаться, иначе, я боюсь, сил встать у нас просто не останется.

Он был прав. Поведя столько времени на ногах, ребята хотели просто упасть и поспать хотя бы несколько часов. Потому, двигаясь, точно сонные мухи, они медленно направились в сторону прорисовавшихся при вспышках молний пещер. Если бы они не были настолько уставшими, то, пожалуй, заметили бы спрятавшихся троих незнакомцев, внимательно наблюдающих за ними. Но сил для того, чтобы соблюдать хоть какие-то предосторожности, уже просто не было.

Полчаса ходьбы под тяжёлыми свинцовыми тучами, пытающимися раздавить их своей тяжестью, холодным северным ветром, пронизывающим насквозь и ледяным дождём окончательно истощили путников. Добравшись до первой же пещеры они расстелили одеяла и, потеплее укутавшись в них, тут же заснули. Даже огромный Овчар, всю дорогу плетшийся рядом с Феем, едва-едва отряхнувшись, свернулся клубком рядом с Машей и мигом уснул.

Проснулся Фей от странного шороха, раздававшегося у входа в пещеру. Осторожно встав, он взял в руки подаренный Димой зонтик и, придерживаясь рукой за стены, он пошёл на звук. Источник, как оказалось, находился у входа в пещеру. Осторожно осмотревшись по сторонам, мальчик увидел небольшого мышонка, что-то ищущего среди камешков. Чуть слышный звук, многократно усиленный в стенах пещеры, и разбудил его.

Не найдя больше ничего подозрительного, Фей уже собирался возвращаться, как вдруг увидел чуть заметную тропинку, ведущую прямиком из пещеры. «Уж не то ли это место, куда много лет тому назад приводил меня Элионол? — осматриваясь по сторонам, подумал он. — В ряд три пещеры: большая, чуть меньше и самая маленькая, в которую и ведёт тропинка. А, если посмотреть в противоположную сторону, то можно увидеть башни замка. Всё сходится, — напряжённо вглядываясь в темноту, бормотал про себя Фей. — Всё, кроме замка».

Вспышка молнии на мгновение ярко осветила всё вокруг, выхватив из темноты посеревший и обветшавший от непрекращающихся дождей замок. Замерев, Фей долго смотрел в ту сторону, где, как призрак, только что возник его дом. Дом, милый дом, как же давно он покинул его! И вот теперь он снова готов войти в его ворота, победив кого угодно… Фей вдруг вздрогнул, как будто неведомая сила вернула его на землю. Его друзья безмятежно спят, в то время, как этот самый неведомо кто бродит по землям Долины и, кто знает, быть может, его путь и лежит как раз через эту пещеру. Бросившись назад, он вбежал внутрь переставшего быть безопасным убежища, но, увы, опоздал. Там, где только что безмятежно спали друзья, стояли та самая троица, что так часто снилась ему в детских снах: Принц, Бледный Воин и Козлодой. Хотя нет, третьим был не Принц, а юноша, с красивым, почти девичьим лицом.

«Как же они смогли выследить юных героев?» — спросите вы. Очень просто: собирая дрова для костра, Паша, сам того не заметив, как-то ухитрился налететь на Воина, до смерти перепугав его своим появлением. Забравшись на дерево, тот спустился с него лишь тогда, когда за ним пришли Козлодой и Юноша. Теперь же, чувствуя за своей спиной подмогу, Воин стал гораздо уверенней.

— Смотрите, кто к нам попался! — радостно вопил Воин. — Принц будет мной очень доволен. Смотрите, как я его! — и, выхватив из рук Юноши меч, он, неуклюже размахивая им и цепляясь клинком за гранитные стены, двинулся на Фея. — Я выполнил приказ Принца! — горлопанил он.

— Мы выполнили приказ! — оттолкнув в сторону своего спутника, Козлодой пристроился за спиной Воина и, потирая руки в предвкушении награды, корчил рожи своему противнику.

Ища, чем отразить атаку, Фей вырвал из-за спины зонтик-меч, подаренный ему Димой. Что же, против тяжёлого меча оружие так себе, но ничего другого всё равно не было.

На секунду в испуге отпрыгнув назад, Воин всё же разглядел, что в руках мальчика лишь простой зонтик. Потому, замахав своим мечом ещё усерднее, он снова двинулся вперёд.

— У него в руках зонт! — радостно заверещал Козлодой, подталкивая Воина в спину. — Он совершенно не опасен!

— Ну, вот ты и попался! — яростно оскалился Воин.

Скорее от отчаяния, чем надеясь хоть как-то защититься, Фей что было сил ударил зонтом по мечу Воина. Громко звякнув, и выбив целый сноп искр, клинок отскочил и едва не вылетел из рук ошарашенного Воина. Воодушевлённый, Фей начал один за другим наносить удары, тесня пятящегося противника.

— Караул! — выронив, наконец, клинок из рук, завопил тот. — Спасите!

— Помоги же ему! — спрятавшись за один из валунов, заверещал Печальному Юноше Козлодой. — Или кое-кто пострадает!

Что же, это произвело должное действие. Молнией бросившись вперёд, тот схватил за шиворот Воина и мигом вытащил его из опасной зоны. Затем, выхватив из его ножен обломок меча, встал напротив Фея, готовый отразить нападение. Замерев в замешательстве, Фей стоял, в упор гладя на противника, пока вдруг не почувствовал болезненный удар по руке. «Бум», — тяжёлый камень разлетелся на несколько, ударившись с гранитную стену совсем рядом с головой Фея. «Бум», — ещё один, глухо стукнув о что-то металлическое, угодил в лопатку Печального Юноши. Дзынь! Едва успел отбить очередной булыжник Фей.

— Чего встал? — наперебой заверещали Воин с Козлодоем, швыряя камни из-за своего укрытия. — Тебе нужно его победить! Вперёд!

Тех нескольких секунд, в течение которых Фей отбивался от града летящих в него камней вполне хватило, чтобы Юноша схватил выбитый у Воина клинок и броситься на Фея. Что же, оставалось только поблагодарить Бобо за данные уроки и Диму за чудесный меч. Сцепившись в жаркой схватке, молодые люди и не замечали, как, кружась, словно два льва и делая резкие выпады, они медленно приблизились к краю выступа, нависающего прямо над глубокой пропастью. Увлечённые, они всё кружили и кружили у самого края, словно танцуя на лезвии ножа.

Видя, что победа может ускользнуть от них, Воин с Козлодоем, крадучись, медленно подошли к связанным пленникам и, спрятавшись за их спинами, словно за щитом, радостно хохоча, снова наперебой заверещали:

— Эй, ты, наследник! Ты только посмотри на нас. Эй!

Услышав их, Фей через плечо посмотрел на своих противников и тут же в полном бессилии опустил свой грозный меч. Печальный Юноша также замер, занеся для удара клинок.

— Брось свой меч в сторону! — гордо выпятив грудь и важно надув щёки, железным голосом приказал Воин.

— В сущности, иного выбора у тебя просто нет. Если, конечно, не хочешь, чтобы с твоими друзьями что-нибудь приключилось, — по обыкновению яростно тряся бородкой, прогнусавил Козлодой.

— Отбери у него его зонтик и убедись, что он не опасен! — Воину до того понравилось происходящее вокруг, что он надменно поставил ногу на ближайший булыжник и стал суетливо отдавать приказы. — Ты уверен, что он не представляет никакой опасности? — когда зонт перекочевал из рук Фея к противнику, суровым голосом поинтересовался он.

— Уверен, — тяжело вздохнув и отбросив ненужную игрушку в сторону, ответил Юноша.

— Ты не должен тяжело вздыхать, так, словно ты не признаёшь той простой вещи, что дисциплина в армии играет очень важную роль. Очень, — он поднял указательный палец вверх и важно добавил.

— Нам нужны доказательства! — важно вставил слово Козлодой, на секунду отвлёкшись от исследования карманов связанных ребят. — Мы не намерены идти на неоправданный риск из-за твоей невнимательности.

— Доказательства! — побагровев прохрипел Юноша. — Трусы жалкие! — со злостью крикнул он в сторону осмелевшей парочки.

— Нам очень обидны твои слова, — с дрожью в голосе и тоскливо глядя в пол, ответил Воин, — тем более, что никаких оснований для них нет. Мы действуем одной командой, а это значит, что каждый из нас подстраховывает других там, где у него больше всего навыков.

— Так почему меня не подстраховал никто?

— Потому, что ни Никатокс, ни тем более я, не владеем мечом. Раз так, то зачем подвергать себя лишнему риску.

— Тем более, что размахивать во все стороны мечом далеко не самый важный навык и тебе ещё придётся многому научиться у меня и моего друга, прежде, чем ты станешь настоящим воином! — почувствовав поддержку, с жаром бросился доказывать Воин. — Но, как бы то ни было, дело сделано, — важно продолжил он, осматривая добычу, — поэтому предлагаю взять пленников и двинуться в путь. Нам нужно поскорее рассказать Принцу о том, как мы здорово победили Фея, — от нетерпения он хлопнул в ладоши и, довольно улыбаясь, по привычке, потёр ладонями, словно желая развести огонь.

— А мне казалось, победил его я, — мрачно заметил Юноша.

— Друг мой. Действуя вместе, ты должен забыть слово «я». Все достижения и неудачи теперь наши общие. В этом-то и заключается основной принцип командной работы, — благосклонно улыбнувшись, ответил Козлодой. — Но Никатокс прав. Принцу будет приятно услышать о нашей великой победе. Вперёд! — И, бодро повернув к выходу, он лицом к лицу столкнулся с троллем.

— Вот мы и встретились, любители поужинать за чужой счёт. Сейчас-то я вас и научу уму-разуму! — яростно проревел он. — А ну верни всё, что вынул из их карманов!

— Не вздумай шутить, — направила Бабушка свои острые вязальные спицы прямо на Воина, попытавшегося подбежать к пленникам.

— Вы просто меня не так поняли! — трясясь словно в лихорадке, едва-едва выговорил тот. — Поверьте, я не желал зла этим славным ребятам! — бледнея на глазах, закончил он.

— Чем говорить всякие глупости, лучше развяжи-ка их, да поживее! — Воин беспрекословно подчинимся.

— А ты, — тролль угрожающе замахнулся на Козлодоя палицей, — ну-ка верни всё то, что посмел украсть у моих друзей!

Суетливо кивая головой, отчего его бородка смешно задёргалась, Козлодой мигом повынимал распиханные по карманам свертки и разные побрякушки, суетливо приговаривая:

— Ну что вы, я даже и не думал ничего красть у них. Вы же сами понимаете, дорога — штука весьма и весьма опасная. Всякое может приключиться. Поэтому было бы крайне неприятно, если хоть что-то из их имущества было утеряно. Поверьте мне.

— Вот видишь, Яромир, — Бабушка обратилась к троллю, — они совершенно неопасны. Ребята, посмотрите внимательно, всё ли здесь.

— Погодите, погодите, — от страха Воин не только побледнел, словно его лихорадило, но и сделался очень и очень услужливым. — Вот, — он протянул троллю склянку Паши, — я нашёл это на полу, но даже и не думал, что это могло бы принадлежать этим чудным...

— Давай сюда! — Бабушка гневно прервала его на полуслове. — Вот, уж, не думала, что придётся иметь дело с жалкими трусами да ещё и отвратительными воришками в одном лице. Ну-ка, ну-ка покажи мне свои руки! — Бабушка, передав Паше склянку, вдруг внимательно посмотрела на волосатые пальчики Козлодоя.

— Да-да, конечно, незамедлительно выполняю. Пожалуйста, — залепетал тот, вытянув вперёд полуруки-полукопыта, стараясь, однако, спрятать большой палец правой кисти.

— Что это у тебя? — не церемонясь, поинтересовалась Бабушка, кивком головы указывая на тоненькое золотое колечко. — И откуда?

— Это моё! — неожиданно захныкал Козлдой. — Моё!

— Думаю, оно принадлежит тебе не по праву.

— Вы не имеете никакого права забирать это кольцо у моего товарища, — угрюмо глядя в пол, просипел Воин.

— Оно не хочет сниматься! — жалобно заскулил Козлодой, подёргав, правда без особого усердия, своё сокровище. — Видите, я не могу этого сделать. Оно моё! — скорчив жалобную физиономию, снова заверещал он.

— Или ты немедленно снимешь его, или же я оторву его вместе с пальцем! — Яромиру явно надоела эта комедия. Нависнув, словно гора над Козлодоем, он прорычал, сверкая налитыми кровью глазами: — Считаю до трёх: Раз, Два…

— Вот, вот. Оно снялось, смотрите, получилось! — дрожащей рукой тот протянул мгновенно соскользнувшее с пальца кольцо.

— Как же не люблю, когда такие ценные вещи оказываются в руках совершенно не заслуживших того существ, — проворчала Бабушка, брезгливо вытирая кружевным платком миниатюрное колечко.

Воспользовавшись замешательством, Фей резко толкнул стоящего рядом с ним Юношу, и, схватив валяющийся рядом на земле зонтик-меч, нанёс несколько резких ударов. Увы! В пылу сражения он и не заметил, что они оба балансируют почти на краю пропасти! Уходя от удара, Фей потерял равновесие, и неуклюже взмахнув руками, полетел вниз. В последний момент он всё-таки успел схватиться за протянутую ему Юношей руку.

— Фей! — пытаясь высвободиться от всё ещё опутывавших их верёвок, хором прокричали ребята.

— Победа! — радостно заплясали Козлодой с Воином, и, воспользовавшись неразберихой, быстро исчезли из пещеры.

— Ауууу! — заскулил верный Овчар.

 

Что же произошло? Куда он летит, что его ожидает внизу? И куда пропал Печальный Юноша, так неожиданно протянувший ему руку? Все эти мысли молнией пронеслись в голове Фея, пока он камнем летел на дно колодца. Но вдруг скорость падения резко снизилась, а затем он и вовсе повис в воздухе, словно в какой-то густой и вязкой массе.

«Странное место. Интересно, где это я? И что это за такое состояние, непонятное?» — подумал он, почувствовав, наконец, опору под ногами. Присев и пощупав пол вокруг, он понял, что приземлился на гранит.

Оглядевшись вокруг, он увидел лишь с десяток здоровенных серых камней и что-то очень похожее на огромную дверь.

— Эй, кто-нибудь, вы меня слышите? — задрав голову вверх, он окликнул своих друзей и тут же прислушался. В ответ не раздалось ни звука, лишь несколько мелких камешков, шурша, медленно упали на пол. — Я внизу, со мной всё в порядке.

Тихий шорох, привлёкший внимание Фея, неожиданно повторился уже ближе. Развернувшись, он увидел что то, что он принял за обычные камни, оказалось крупными горбатыми существами, которые, что-то шипя и сжимая в руках короткие изогнутые мечи, медленно окружали юного искателя приключения.

— Вы кто? — схватившись за рукоять зонта-меча, выкрикнул Фей, напряжённо вглядываясь в полумрак.

— Вот ты и попался, слуга! — зашипел самый крупный. — Ты думал, что сможешь выгнать нас из собственно дома? Теперь ты ответишь за всё, слуга!

— Постойте, постойте. О чём вы говорите? Я никого ниоткуда не выгонял, — удивлённо заморгал глазами Фей. — Вы меня с кем-то перепутали.

В ответ лишь раздалось яростное шипение.

— Он никого не выгонял! Мы его с кем-то спутали! Надо же! — раздавалось со всех сторон. — Давай, давай, рассказывай нам сказки! Возьмём-ка его в плен, а там и разберёмся кто он и что делает здесь! — ближайшее к Фею существо, оскалившись, бросилось на мальчика, но тут же с визгом отскочило, схватившись за растущую над глазом шишку. — Ай! Он дерётся! — заверещало оно, прыгая на месте. — Схватить!

В ту же минуту Фея накрыла невидимая сетка, брошенная чьей-то меткой рукой. Пытаясь выбраться, он всё сильнее и сильнее запутывался в искусно сплетённой паутине, пока, наконец, не потерял равновесие и, беспомощно корчась, не завалился на холодный пол.

— Попался! — аккуратно потрогав огромную шишку, объявил старший. — Эдуард, возьми его и идём!

Неизвестно чем бы закончилась эта встреча для Фея, если бы в этот самый момент дорогу существам, уже собравшимся уходить, не преградил Тролль.

— А ну назад! — бешено крутя над головой своей палицей, хрипел он.

— Агррр! — бешено зарычал могучий Овчар с другой стороны, отрезая существам путь к отступлению.

Увидев их, нападающие схватились за мечи, но вдруг дружно уронили на пол свои клинки и, разом бухнувшись на колени, суетливо поползли к Яромиру.

— Ваше Величество! Неужели это вы! Мы так долго ждали вас! Ваше Величество! — от неожиданности Яромир так и замер, занеся над головой свою дубину.

— Какое величество? Я?

Не поднимаясь с колен, старший из воинов торопливо полез в карман, из которого тут же извлёк уже изрядно потёртую золотую монету, на которой всё же чётко виднелся чей-то профиль. Присмотревшись внимательнее, Фей только ахнул от удивления.

— Яромир, это же вы!

— Этого не может быть. Это просто… Да какое из меня величество? Встаньте, немедленно поднимитесь! — воины дружно встали на ноги и, почтительно поклонившись, расступились, выдвинув вперёд старшего.

— Если вам нужны ещё доказательства, то взгляните на свой амулет, — старший указал на висящую на шее Яромира застёжку.

— Ну какое это доказательство? — испуганно замахал руками огромный тролль. — Он достался мне от моего деда, которому он также перешёл от его деда, когда я ещё я ещё был совсем ребёнком.

— Вам когда-нибудь рассказывали истории про странное подземное царство? Так подробно, что, временами казалось, что вы сами гуляете по бесконечным подземным коридорам?

— Да. — Яромир без сил сел на землю, обхватив голову руками. — Мой дед очень любил рассказывать сказки про удивительное подземное царство, спрятанное от всего мира в чудесной Долине, за неприступной каменной дверью. Это забавнно, но каждая их них заканчивалась совершенно одинаково: «Смотри, если будешь себя хорошо вести, когда-нибудь ты станешь королём этого народа» — тролль усмехнулся, — я в это верил. Верил так, что готов был сделать что угодно, лишь бы стать королём. Пожалуй, я был самым послушным ребёнком в нашем дворе, — и истерически расхохотавшись, наконец еле-еле выговорил. — Вот, уж не думал, что на старости лет моя детская мечта исполнится. Ну посмотрите вы на меня, — всё ещё хохоча, снова выговорил он, оглядывая сам себя, словно впервые увидев. — Ну, какое я величество! Просто старый тролль, желающий лишь одного: спокойно дожить свой век!

— Командир тролльего войска, Ярослав. К вашим услугам, Ваше Величество, — почтительно поклонившись, он, едва заметно дал знак рукой стоявшим справа от него четырём грозным воинам и те бесшумно растворились во мраке.

— Ну как это может быть? Как? — немного успокоившись, наконец неуверенно пробормотал Яромир медленно поднимаясь с земли. — Я знаю, что моя мать и моя бабушка жили не здесь. Не может быть того, чтобы я был королём.

— Мы спрятали наших королей среди людей ещё четыре поколения назад. Провидец рассказал нам, что вы вернётесь в час опасности, чтобы освободить свой народ. Наконец вы здесь. Мы уже потеряли надежду!

— Но что произошло? Что заставило вас так поступить? — удивлённо поинтересовался Яромир. — Расскажите.

— Но сначала, будьте добры, освободите меня! И расскажите, как вы здесь оказались. Ведь, если я не ошибаюсь, вы — тот самый трактирщик, которого мы встречали совсем недавно! — всё ещё лежа на полу, попросил Фей.

 

— После того, как вы ушли со Светланой, ко мне в гости завалилась странная троица. Те самые жалкие трусы, которые прятались за спиной мальчишки, с которым ты сражался.Своровали несколько бутылок вина, поужинали, и исчезли в ночи, оставив меня одного. Затем в трактир вошла Бабушка, которая и рассказала о том, кто вы такие и куда держите путь. Она-то и предложила мне пойти вместе с ней. Что же, Светлана ушла с вами и терять мне, в общем-то, было нечего. Поэтому я, не задумываясь ни минуты, покинул ненавистную лачугу и пошёл вместе с ней. Расскажите что здесь происходит? — чуть помолчав, поинтересовался Яромир у предводителя отряда троллей.

— Когда-то очень давно, ещё во времена Великой победы над силой тьмы, побеждённый Принц со своими приспешниками был замурован в пещерах. Чтобы он не вырвался, тюрьму со всех сторон окружили зеркалами.

Много-много веков мы счастливо жили в своих домах, охрняя наземный мир от зла, спрятанного глубоко под гранитными глыбами. До тех пор, пока однажды один из охранников караула не задремал на посту. В сущности, ничего страшного не произошло, до этого охранникам не раз доводилось засыпать во время службы. К этому всегда относились с пониманием. В конце концов, это место всегда пользовалось дурной славой. Но в этот раз, задремав, охранник выпустил из рук свою алебарду, которая и поцарапала поверхность одного из зеркал. С этого и началось распространение зла и страха в нашем королевстве. Прячась от них, мы уходили всё глубже и глубже в пещеры. Потом злые силы хитростью заманили к себе маленького наследника королевства фей, выполнив тем самым все условия, чтобы освободиться. Теперь в подземельях витает страх, в Долине не прекращаются дожди, а остановить это всё может лишь армия четырёх королей.

— Четыре короля? — Фей, слушавший этот рассказ, только подпрыгнул от удивления, — я тоже много раз слышал про это… в считалочках и сказках.

— Феи всегда были легкомысленным народом. Потому те предания, которые нами хранятся как священные реликвии, у вас превратились в детские считалочки и глупые стишки, — недовольно проворчал невысокий, с огненно-рыжей бородой, толстенький воин.

— Повежливее, когда говоришь с наследником престола королевства фей! — Фей выхватил зонтик-меч, направив его на говорившего, но тот, легко щёлкнув, вдруг сам собой раскрылся. Самое неожиданное было в том, что этот инцидент никого не рассмешил. Напротив, и без того серьёзные лица троллей стали ещё более напряжёнными.

— Так значит ты — тот самый обладатель меча, что никогда не поразит друга! — вожак почтительно поклонился Фею. Его примеру тут же последовали и все остальные. — Я рад приветствовать вас обоих на нашей территории. Моя армия в вашем распоряжении, а ваши юрузья скоро присоединяться к вам. Вот они, смотрите! — в кромешной темноте было видно лишь белоснежное платье Бабушки, быстро приближающейся к ребятам.

— Фей, с тобой всё в порядке? — воскликнула она.

— Всё в порядке, не беспокойтесь. Яромир с Овчаром появились весьма кстати и уладили возникшее небольшое недоразумение.

— Дедушка! — Светлана повисла на шее Яромира. — Я так рада видеть тебя снова!

— А я — что ты нашла себе хорошую компанию. Уже тогда, когда вы только появились у меня в таверне, я понял, что вы очень хорошие ребята. Просто, как обычно, испугался и нагрубил, за что и поплатился. Тем не менее, спасибо вам. Спасибо за всё, что вы сделали для меня!

— Но почему ваши короли оказались спрятанными среди людей, — когда радостные вскрики, наконец, немного успокоились, обратился Фей к Ярославу.

— Когда зеркало треснуло, злые силы начали самую настоящую охоту за нашим королём с семьёй. Поэтому нам пришлось спрятать их сына и ещё несколько троллей наверху, чтобы правящая династия не прерывалась. Теперь вы вернулись, — обратился он к Яромиру. — Значит, время правления тёмных сил подходит к концу. Теперь пройдёмте же с нами, мы хотим, чтобы вы кое-что увидели, — с этими словами Ярослав повёл за собой небольшую группу вглубь странных лабиринтов.

Ребята уже потеряли счёт бесчисленным поворотам и времени, проведённому в пути. Единственное, что они видели в кромешной темноте, так это почтительно кланяющиеся фигуры, возникающие то здесь то там. Наконец, в воздухе появился едва ощутимый запах горелой смолы. Ещё несколько минут ходьбы и вот, наконец, они вышли в огромную поземную пещеру, ярко освещённую факелами. Массивные колонны, уходящие во тьму, расписанные золотом и хрусталём стены, тот тут то там висящие искусно сделанные гобелены с изображением членов царской фамилии, черты которых явно угадывались в облике Яромира. В конце коридора, там, куда с трудом добирался свет, виднелся огромный трон, бережно накрытый прозрачной пепельно-серой тканью.

— С возвращением, Ваше Величество! — заглядевшись по сторонам, Фей и не заметил, что в зале, тихо перешёптываясь и любопытно поглядывая на гостей, собралась толпа троллей.

Приветствуя своего короля, все почтительно преклонили колени и, чуть слышно перешёптываясь быстро образовали живой коридор, ведущий напрямик к трону.

— Мы ждали вас! — торжественно объявил Ярослав, делая шаг вперёд и поднимая правую руку вверх, требуя тишины. — Как было сказано провидцем, спрятанные нами наследник престола и его близкие явятся, чтобы спасти свой народ. И время пришло. Я и моя армия уходим под командование его королевского величества Яромира Пятнадцатого! Присягаю в верности своему королю и клянусь верой и правдой служить до последнего вздоха ему и его друзьям!

— Клянёмся верой и правдой служить до последнего вздоха своему королю! — хором подхватили грозные тролли и, выдернув из ножен свои мечи, грозно замахали ими в воздухе.

— Теперь пройдёмте, со мной! — Ярослав указал рукой по направлению к трону. — Он слишком долго ждал своего законного хозяина. Вы тоже, — обратился он к спутникам Яромира. — Друзьям короля мы окажем королевский приём!

Маленькая процессия двинулась по коридору, прямиком к трону, с которого воины легко сдернули траурное покрывало, открыв огромный портрет. Грозный тролль с огромной пушистой бородой, важно опирающийся о массивную золотую трость, как будто живой смотрел на своих далёких потомков. На левом бедре его покоились искусно расписанные, но почему-то пустые ножны. За спиной, до самых пят свисал пурпурный плач, скреплённый на плече массивной золотой пряжкой.

— Фей, — прошептала Маша, — смотри, точь-в-точь, как твоя! — Фей послушно залез во внутренний карман, откуда вытащим Бабушкин подарок: золотую брошь.

— Точно. Один в один. Чудеса…

— Это тот знак, по которому вы должны искать остальных ваших союзников, — тихонько прошептал детям Ярослав, слышавший и видевший всё происходящее. — Будьте внимательны, не пропустите его. Иначе вам ни за что не победить тёмные силы.

 

Было забавно смотреть на восседающем на троне Яромира — облачённого в фартук трактирщика, одетого в далеко не новые льняную рубашку и коротковатые штаны, но ни у кого это зрелище не вызвало улыбки. Напротив, все присутствовавшие молча преклонили колени в знак уважения перед королём.

— Теперь предлагаю нашим гостям немного отдохнуть и набраться сил, — Ярослав посмотрел на ребят с Бабушкой. — У нас впереди трудная дорога, поэтому приглашаю остаться у нас, тем более что по земному времени на улице уже глубокая ночь. Мы же, тем временем подготовим для вас провиант и кое-что из одежды в дорогу.

— Спасибо за предложение, — Фей протянул руку огромному троллю. — Нам действительно необходимо спокойно передохнуть, чтобы снова не попасть в наших неприятеля.

— О, об это не беспокойтесь, Ваше Величество! — Ярослав весело улыбнулся в ответ, — Сомневаюсь, что у этих жалких трусов хватит мужества хотя бы на шаг приблизиться к грозной тролльей армии.

— Вы хотите идти с нами?

— Конечно. Мы же только что присягнули нашему королю.

— Пожалуй, нет. Пока рано, — Фей немного помолчал. — Пусть наш противник думает, что имеет дело с небольшой группкой, четверо из которых ещё дети. Иначе кто знает, что он предпримет в ответ.

— Что он сможет предпринять против такой армии? — довольно расхохотался Ярослав. — Хотя, юный наследник трона королевства фей, пожалуй ты прав. Нам не стоит показывать свою силу хотя бы до тех пор, пока вы не отыщите ещё двоих королей.

— Вы что-нибудь знаете про то, что случилось с феями? — сменил тему разговора мальчик. — Как я понял, дождь сверху не прекращается вот уже целый год?

— Так точно.

— Но где тогда прячутся феи?

— Те маленькие девочки, что летают по воздуху на своих маленьких крылышках? Они уснули и спят теперь в надёжном месте. Все остальные загнаны в каменную клетку. Мы пытались вскрыть её, но у нас ничего не вышло. Там нужен специальный ключ, но где его взять или хотя бы как он выглядит, я себе просто не представляю.

— Значит, наша задача — отыскать его, где бы он ни был! — мрачно проговорил подошедший сзади Яромир.

Все дружно посмотрели на него и от удивления замолчали. Отмытый, подстриженный, одетый в сияющие золотом доспехи, с пурпурным плащом, скреплённым на правом плече золотой брошью (точь-в-точь, как у короля на портрете), но всё с такими же пустующими ножнами.

— Вот это да! Яромир, этот наряд делался специально для тебя! — в один голос ахнули ребята и Бабушка. Сзади раздался тревожный треск барабанной дроби, многократно усиленной под каменными сводами пещеры. Затем к ним присоединился звук военного рожка, сквозь которые пробивались шорох одежд с металлическим лязгом. Поражённо оглядываясь вокруг, ребята увидели, что все присутствующие в зале снова почтительно преклонили одно колено.

— Да здравствует род Яромиров!

 

Глава четвертая. Ыых

Маргарита, жадно ловя слова, радовалась за своего сына. Ещё бы, столько раз обвести вокруг пальца войско Тёмного Принца! Прикованная тяжёлыми цепями к каменному креслу, она сверху отлично видела и слышала всё то, что происходит в тронном зале её врагов.

— Так почему же вы не привели их ко мне? — Принц, упираясь колючим взглядом то в одного, то в другого из своих подопечных, неторопливо начал свой допрос.

— Милорд, всё, что мы рассказали — чистейшая правда! — дрожащим голосом пролепетал Воин, по обыкновению уставившись в немытые пальцы своих ног. — Я, а Козлодой это может подтвердить, отважно бился с этими мальчишками, в руках которых были жутких размеров мечи.

— Но эти несносные девчонки начали кидаться в Нитакокса камнями, так что мне стоило огромных трудов усмирить их! — горячо подхватил Козлодой, выпучив глаза и отчаянно тряся смешной бородкой.

— Да? Ну а где же был ваш юный помощник? Почему он не принимал никакого участия в битве? — голос Принца, до этого недоброжелательно-тихий, вдруг сорвался на крик.

— Милорд, мы решили, что ещё слишком рано вводить его в бой.

— Тем более что у него совершенно отсутствует опыт таких битв и он мог запросто наделать глупостей! — Козлодой так отчаянно кивал головой, что, казалось, она вот-вот отскочит в сторону.

— Ну хорошо, хорошо, — Принц устало отмахнулся от своих слуг рукой. — Где он, ваш слуга? Я хочу с ним поговорить.

— Милорд, это решительно невозможно! — снова на все лады заверещала парочка.

— Всё дело в том, что я отправил его патрулировать дальние рубежи!

— Он сейчас поднялся по водопаду наверх, где проходит усиленную подготовку! — разом зашумели Козлодой с Воином, не обращая внимания на то, что говорят совершенно разные вещи.

— Так он наверху, или на дальних рубежах?

— Наверху, — Воин уверенно мотнул головой.

— На дальних рубежах, — также уверенно заверещал Козлодой.

— Как он может быть одновременно и там и там? — Принц снова было повысил голос, но Воин, отчаянно размахивая руками, тут же прервал его.

— Милорд, вы нас просто не правильно поняли! Я вам сейчас всё объясню, — исподлобья поглядывая на Козлодоя, сладким голосом начал Воин. — Дело всё в том, что, изучая причины последней неудачи, мы пришли к выводу, что нашему помощнику недостаёт практических навыков владения мечом.

— В то же время, мы не могли оставить без внимания тот факт, что наши дальние рубежи открыты, — важным голосом вставил слово Козлодой.

— И поэтому мы решили, что он будет проходить курс подготовки, одновременно охраняя дальние рубежи.

— А поскольку самым дальним рубежом у нас является водопад, то его логично было бы отправить именно туда!

— Что мы и сделали, — закончил, наконец, Воин, очень довольный своим объяснением.

— Но кто его тренирует, там, на дальних рубежах, — недоумённо пожал плечами Принц, окончательно сбитый с толка болтовнёй своих слуг, — если вы оба здесь?

— О, милорд, не беспокойтесь, я обо всём позаботился, — Воин снова яростно закивал головой.

— Всё будет сделано наилучшим образом! — Козлодой горячо поддержал своего напарника.

— Но зачем он там, если наш противник уже здесь? — Принц внимательно посмотрел на двух пройдох.

— О, мы отрезаем ему пути к отступлению.

— Я вижу, что вы втроём не справляетесь со своей задачей, — резко развернулся он своим слугам и, жестом остановив собиравшегося что-то вставить Воина, тяжело упал в кресло. Затем, глядя в упор на неразлучную парочку, он прошипел, — поэтому, Никатокс, я приказываю тебе немедленно отправиться наверх и собрать армию, способную противостоять этой жалкой горстке мальчишек. Ты слышишь? Немедленно.

— Как Вы прикажете, милорд. От себя лишь добавлю, что мы с Козлодоем уже собирались предложить вам эту идею.

— Но Вы нас опередили, — сладким голосом закончил Козлодой, услужливо кланяясь.

— Милорд, но как же наши враги? — Воин, уже собиравшийся уходить, вдруг остановился и преданно посмотрел на своего хозяина.

— Да, кто-то же должен их искать? — как обычно подхватил Козлодой.

— Где вы их собираетесь искать? — Принц лишь устало покачал головой. — До тех пор, пока он не покинет своего укрытия, нам и думать нечего о том, чтобы найти его, но на всякий случай, Козлодой, присматривай за пещерами. Вдруг они где-нибудь да покажутся.

— Да, милорд, слушаюсь! — почтительно поклонившись, Козлодой и Воин удалились, оставив своего повелителя в полном одиночестве.

 

— Мы рассказали Принцу о нашей схватке в пещерах, — важным голосом обратился Воин к скучающему Юноше. — Мы считаем, что ты всё сделал правильно. Хотя Принц и не очень доволен, но, всё же он даёт тебе шанс исправиться.

— Новое задание — патрулировать пещеры на случай появления неприятеля. Оно доверяется тебе, — делая театральные паузы между словами, продолжил Козлодой. — С чем тебя и поздравляю!

— А вы чем заниматься собираетесь? — Юноша брезгливо посмотрел на протянутую Воином руку.

— Мы пойдём собирать армию для борьбы с этим мальчишкой! — сделав вид, что не обиделся, Воин положил ладонь на рукоять меча и гордо надул щёки. — Заметь, выполнение этого важного задание доверено нам.

— Слабо верится. Может, мне самому спросить, что и кому Принц доверил? — тот внимательно посмотрел на парочку.

— Это невозможно уже только потому, что Принц удалился в свою опочивальню и не желает никого видеть! — делая ударение на каждом слове, заметил Козлодой.

— А вместо того, чтобы говорить всякие глупости, лучше бы приступил к выполнению задания, — Воин демонстративно развернулся и, лязгая доспехами, пошёл к выходу.

— В этот раз ошибок быть не должно! — Козлодой, выпучив глаза, как если бы ему вдруг перестало хватать воздуха, сурово посмотрел на Юношу и потешно засеменил за своим другом.

 

— Где мы? — Фей, не привыкший к кромешной тьме подземелий, мгновенно потерял ориентацию.

— Почти у цели, — Ярослав, которому, казалось, тьма нипочём, уверенно вёл маленькую процессию по извилистым коридорам. — Эти олухи ничего лучше не придумали, как разместить пленниц в клетке, которая находится как раз в одном проходе с нашим главным коридором. Так что мы имеем возможность постоянно общаться с ними и даже передавать кое-что из тёплых вещей. Всё-таки подземелья — не лучшее место для фей.

— Но разве их никто не охраняет? — удивлённо поинтересовалась Бабушка, которая, несмотря на все уговоры остаться, пошла с небольшим отрядом.

— Никто. Только толку от этого чуть. Клетка заколдованная, — тяжело вздохнул в ответ Ярослав. — Несмотря на все старания, мы не смогли даже пошевелить каменные прутья.

— И что же нам тогда делать?

— Для начала хотя бы посмотреть на эту клетку, — коротко ответил Бабушке Фей. — Ой! — заговорившись, он и не заметил, как Ярослав остановился перед огромной каменной решёткой и врезался в висящий на спине тролля щит.

— Пришли.

— Ваше Величество, Фей? — В темноте раздался знакомый голос.

— Дина? Неужели это ты?

— Да! Я так рада, что вы снова в Долине. Ыых сказала, что вы единственный, кто сможет освободить нас отсюда.

Отчаянно напрягая зрение, Фей тщетно пытался разглядеть знакомое лицо.

— Мама, ты где?

— Её с нами нет, — печально покачала головой Дина. — Принц и его шайка приковали её к креслу в тронном зале. Они хотели, чтобы она первая увидела, что их победу.

— Нам нужно её освободить! — сжав рукоять зонта, резко выкрикнул Фей. — Ярослав, веди нас туда. Немедленно!

— Не горячись, Фей. Пока ты один, не может быть и речи о том, чтобы освободить твою маму! — Маша схватила мальчика за руку. — Ну, подожди!

— Веди меня в тронный зал, немедленно! — вплотную подойдя к Ярославу, потребовал Фей.

— В тебе говорит гнев, наследник. А гнев слеп и глух. Один ты ничего не сделаешь, — глядя в глаза Фею, спокойно ответил командир тролльего войска. — Подумай хорошенько, король, каким ты нужнее Долине, живым или нет? Подумай и скажи. И, если ты всё-таки выберешь второй вариант, я сам покажу тебе дорогу, — не моргая глядя в покрытое шрамами лицо грозного тролля, Фей, наконец, тяжело вздохнул и, обратившись к Дине, негромко спросил:

— Ыых. Я хочу поговорить с ней.

— Это также невозможно, Ваше Величество, — рядом с Диной появилась ещё одна голова.

— Рината? Как вы?

— Не хочу вас расстраивать, но хуже себя не чувствовала никогда в жизни.

— Почему я не могу поговорить с Ыых?

— Ей удалось спрятаться. Ей с Альфредом, Фрейлине и Катерине. Больше мы ничего не знаем.

— Вы можете освободить нас отсюда, Ваше Величество? — раздался ещё один печальный голос.

— Тихоня?

— Да, Ваше Величество. Не спрашивайте, как я себя чувствую. Просто ужасно.

Фей вырвал свой меч и замахнувшись, собрался изо всех сил опустить его на каменные прутья, но Тихоня его остановила.

— Вы только сломаете свой меч, Ваше Величество. Уже не один молот раскрошили об эти прутья славные тролли. Но всё, что им удалось — это отколоть лишь небольшой кусочек породы.

— Нужен ключ. Другого пути нет, — печально вздохнула Дина, — но я даже не представляю себе, где его можно взять.

— Этот ключ так похож на маленькое золотое колечко. Он у противного бородатого на правой руке, — Тихоня чуть слышно расплакалась.

— Ох, уж этот бородатый! — в ярости пнув попавшийся под ноги камень, вскричал Фей. — Ну попадись мне, жалкое ничтожество!

— Погоди кипятиться, — Бабушка молча подошла к решётке и, пошарив в кармане, протянула пленнице маленькое золотое колечко. — Тихоня, взгляни, это оно?

— Да, очень похоже, но я не уверена.

— Откуда оно у вас? — Дина, приглядевшись повнимательнее, утвердительно кивнула головой. — Очень похоже, очень.

— Взяла у бородатого, — коротко ответила Бабушка. — Тихоня, где эта замочная скважина?

— Как раз там, где сейчас ваша правая рука. Когда Козлодой убежал, я поставила мелком крестик, — тихо добавила она.

— Ну-ка, ну-ка, — дверь со страшным скрежетом открылась, выпуская на свободу узниц.

— Ура. Мы свободны! Спасибо вам, Ваше Величество!

— Мы так долго ждали вас!

— Наконец-то зло покинет нашу Долину!

Со всех сторон на Фея посыпались поцелуи от счастливых фей. Наконец-то они получили свободу, а вместе с ней и надежду. Незаметно кивнув одному из сопровождавших его троллей, Ярослав отвёл Бабушку в сторону.

— Сейчас же успокойте ваших подруг, иначе на крики сюда сбегутся все слуги тёмного владыки.

— Хорошо, — когда радостные восклицания потихоньку утихли, довольно кивнул головой он. — Теперь дайте мне ваше кольцо и, никуда не сворачивая, ведите всех по главному коридору. По нему вы дойдёте до поста, один из стражников которого и доведёт вас до тронного зала. Я же дождусь нескольких своих товарищей и займу место пленниц. Как вы думаете, что подумает Тёмный Принц, когда увидит пустую клетку? — остановил Ярослав собравшуюся что-то возразить Бабушку. — Мы же — народ неприхотливый и, сменяя друг друга, сможем вполне комфортно разместиться здесь на какое-то время. — Действуйте же!

Не возражая больше, Бабушка повела за собой фей по длинному тёмному коридору. Первое время живая цепочка передвигалась в полной тишине, но уже через несколько минут со всех сторон начали раздаваться охи, смешки и перешёптывания, когда кто-то нечаянно наступал соседкам на ноги или же на края волочившихся по земле платьев. Что поделать, феи есть феи, и они совершенно не приспособлены к тому, чтобы бродить по извилистым подземельям. Поначалу Бабушка с Феем пытались как-то шипеть на них, но, поняв, что это просто бесполезно, лишь внимательнее начали озираться по сторонам, стараясь никого не потерять и не отстать от цепочки.

— Слышишь? — Маша, которая не захотела отпускать наследника с Бабушкой одних и присоединилась к экспедиции, вдруг резко остановилась, схватив мальчика за руку. — Кто-то идёт за нами.

— Ну что ты, тебе просто показалось. Может, это просто кто-то из троллей.

— Может, — нехотя согласилась Маша. — Слушай, вот, снова. Звук идёт оттуда. Пойдём! — и, не дав возразить, потащила Фея за собой в ту сторону, откуда, как ей показалось, шел странный звук.

— Здесь никого нет. С чего ты решила, что слышишь что-то? — недовольно ворча, Фей оглядывался по сторонам. — Ещё и заблудились, — тяжело вздохнув, он присел на ближайший камень, который, противно вереща, вдруг отскочил в сторону.

— Ай! — от неожиданности Фей подпрыгнул, словно ужаленный. — Что произошло?

— Нас заметили! — Маша, снова схватив Фея за руку, не разбирая дороги побежала по узеньким коридорчикам.

 

— Слышишь, мы здесь не одни! — Маша напряжённо прислушалась.

— Ничего не слышу! — пробурчал Фей, но тут же осёкся. — Может, тебе показалось?

Маша лишь замотала головой.

Ребята замерли, напряжённо вслушиваясь.

— Как ты думаешь, они могли видеть, как мы свернули в боковой туннель? — снова забеспокоилась Маша.

— Вряд ли. Хотя, не уверен, — прислушавшись, снова Фей добавил, уже более уверенно. — Их такое количество, что и заблудиться недолго. Не то, что кого-то там выследить. Пойдём вперёд, но смотри, не споткнись, — с этими словами он наступил на пустой медный сосуд. Тот выскочил из-под ног и, звеня, покатился по длинному-длинному коридору.

— Ах, чтоб тебя! — Фей потерял равновесие и повалился на холодный каменный пол.

— Они в боковом тоннеле! — раздались ликующие вопли и улюлюканье Козлодоя. — Держи беглецов, юнец! Не вздумай упустить их! Их всего двое, ты легко расправишься с ними! — раздалось где-то совсем, за этим послышались тяжёлые шаги догоняющих.

— Фей, бежим! — взвизгнула Маша и стрелой помчалась к ближайшей двери. Увидев, что её товарищ всё ещё не может прийти в себя после падения, девочка вернулась и, схватив Фея за руку, двинулась во тьму, ища где бы укрыться от погони.

Дверь, вот она впереди! Туда! Закрыта! Ещё одна! И эта тоже.

— Ну же! — Маша рванула ручку очередной двери, но, видя, что она не поддаётся, что есть сил пнула её ногой. — Ой, мамочка! Моя нога! — слёзы брызнули из её глаз.

— Что такое? — прохрипел Фей, с трудом понимая, что происходит вокруг.

— Я пнула дверь, — сквозь слёзы выговорила она, — и, похоже, сломала ногу.

— Проклятье! — выхватив из-за спины подаренный Димой зонтик и дико озираясь вокруг, Фей вдруг что есть мочи закричал. — Ей, вы, жалкие трусы! Ну давайте же! Идите сюда! Хочу увидеть ваши лица, мерзавцы! — удесятерённой мощности крик мигом наполнил все щели и полости тоннеля, разносясь по соседним и наполняя пещеру низким гулом. Эти звуки мгновенно донеслись до ушей преследователей, и шаги мигом стихли.

— Ну где же вы? Я здесь, смелее! — размахнувшись, Фей что есть силы ударил зонтом по ручке одной из дверей. Та с лязгом отлетела в сторону, как будто по ней ударили тяжёленным молотом. Но он даже и не заметил этого, продолжая что есть мочи размахивать своим необычным мечом, высекая искры из гранитной породы.

— Фей, прекрати немедленно! — закрыв руками уши от нестерпимого эха, пыталась остановить его Маша, — Я прошу тебя! Прекрааа… — схватившая её сзади рука заставила потерять равновесие и резко опереться на больную ногу, отчего девочка тут же потеряла сознание. Та же самая рука нанесла Фею по голове тяжёлый удар, мгновенно оглушив его.

 

— Вставай. Ну, же! Неужели я тебя так сильно стукнула? — глаза отказывались видеть, а каждое слово, казалось, готово разорвать голову на мелкие части. — Вставай! — два расплывчатых пятна, немного поскакав перед глазами, наконец слились в единое целое. Старшая Фрейлина!

— Да как ты посмела..? — вскочил было Фей, но тут же осёкся, схватившись за гудящую голову.

— Позже, — раздалось в полумраке. — Сейчас приложи к голове вот это, и мы пойдём, — Фрейлина протянула мальчику смоченную в воде тряпку. — Только тихо, — прошипела она. — Один из ваших преследователей, тот, молодой, за дверью. Он ищет, куда же вы делись. Я понесу Машу, ты же следуй за мной.

— А почему я должен тебе верить? — проворчал Фей, с трудом поднимаясь на ноги и пошатываясь при каждом шаге. — Катерина! — едва не вскрикнул он и тотчас схватился за гудящую голову.

— Просто поверь, — Катерина, как в детстве улыбнулась своему другу.

— Давай мы не будем вспоминать старые обиды. Сейчас есть дела и поважнее! — и не дав Фею опомниться, Фрейлина подняла Машу на руки, развернулась и уверенно зашагала по тёмному коридору. Фей, опираясь на плечо своей давней подруги, медленно ковылял сзади. Сколько времени они провели в пути, он не помнил. Понимал он лишь то, что окончательно заблудился во всех этих переходах и ответвлениях. В очередной раз свернув в какой-то из тоннелей, беглецы вышли в тускло освещённое помещение.

— Пришли, — наконец произнесла Фрейлина, аккуратно положив Машу на огромный плоский камень.

— Но где мы?

— Неважно. Главное, что мы успели, — ответила та, поглядев в самый тёмный угол, откуда, как показалось Фею, раздался слабый стон.

— Куда успели? — окончательно запутавшись, поинтересовался он.

— Фей, мой мальчик, ты здесь? — из темного угла раздался слабый старушечий голос, — подойди ко мне, — сквозь кашель позвала его какая-то женщина. — Ну же! — чувствуя, что он колеблется, позвал голос снова. — Мне так много надо тебе рассказать, что я боюсь не успеть в отведённое мне время.

— Ступай! — легонько подтолкнула его в спину Катерина.

Фей сделал несколько неуверенных шагов в сторону, откуда шёл звук.

— Не бойся, мой юный друг, иди смелее! — голос снова позвал из темноты и в этот раз он показался настолько знакомым, что Фей уже не задумываясь пошёл на голос.

— Ыых! — только и воскликнул он, увидев лежащую на жесткой циновке сморщенную фею. Как же жалко она выглядела! Ничего общего с грозной одноглазой старухой, что знал, будучи ещё ребёнком. Клочки седых волос, торчащих из-под ветхого платка, желтая, как старая-старая бумага кожа, хриплый голос. Единственный глаз и тот ввалился, образовав что-то наподобие дыры на лице. — Что с тобой, Ыых?

— Старость, — прохрипела та в ответ. — Но давай не будем тратить время на пустую болтовню. Силы вот-вот покинут меня, а сказать надо очень много. Слушай.

— Когда-то давно-давно, ещё до Маргариты Первой, над нашим домом нависла страшная угроза — огромный Тёмный дракон с целой армией варваров. Никто не знал, откуда и почему они появились в Долине, но все боялись их, как смерти. Там, где проходила Тёмная армия, оставались только мёртвые пустыни и поля. Тогда-то короли четырёх народов выступили единой армией, чтобы совместно дать отпор врагу.

Четыре народа объединились под командованием четырёх славных королей. Четыре огромные армии ударили одновременно сразу с четырёх сторон и взяли неприятеля в плотное кольцо, не давая возможности отупить или как-то вызвать на помощь Дракона. И часа не потребовалось, чтобы разгромить сломленного неприятеля, за исключением небольшой кучки отчаянно сопротивлявшихся воинов и их предводителя — Тёмного Принца. В отличие от безмозглых варваров, они были настоящими воинами! То была славная битва. Победа, казалось, была так близка, но… Дракон узнал про бой. Узнал и прилетел на помощь своим союзникам. Лишь только завидев его, половина объединённой армии рассыпалась, словно стая цыплят. Оставшаяся же половина приняла бой. Приняла и дрогнула. Огромному летающему змею, полыхающий пламенем во все стороны, даже большая, но пешая армия не противник. Так получилось, что в считанные минуты от союзной армии осталась жалкая горстка, лишь ненамного превосходящая по численности остатки Тёмной армии. Короли троллей и людей яростно отбивались от окруживших его варваров, король фей был тяжко ранен и уже не принимал никакого участия в битве. К тому же начался день, и одной из армий пришлось отделиться, чтобы не погибнуть.

Теперь нас теснили те самые варвары, которые только что чуть не были разбиты. В этот момент, король фей нашёл слабое место у огромного дракона.

— Глаза! — воскликнул Фей.

— Да, малыш, именно глаза, — из последних сил улыбнулась старуха. — Несколько точных выстрелов — и дракон ослеп навсегда. Ещё два сделал король людей. Он повредил одно из крыльев твари, лишив его возможности летать.

— Но что же было дальше? — стараясь говорить как можно спокойнее, чтобы не вызывать очередной приступ головной боли, поинтересовался Фей. В ответ старуха лишь тихо-тихо засопела. — Что с ней?

— Не волнуйся, мой юный король, — попыталась успокоить его Фрейлина. — Ыых просто уснула. Она и так потратила очень много сил, рассказывая тебе эту историю. Просто дай ей отдохнуть пару часов. А чтобы с толком провести это время, пойди и поспи. Я не хотела тебя бить, просто другого способа заставить тебя успокоиться не было.

— Можно было бы и не успокаивать, — проворчал Фей, потирая огромную шишку на затылке. — По крайней мере, наших преследователей я точно распугал.

— Точно, — кивнула головой Катерина. — А ещё, ты чуть было не обвалил потолок в пещере, где бесчинствовал. Попытайся поспать, а я пока займусь ногой Маши.

— Но...

— Как только Ыых проснётся, я разбужу тебя.

— Но как мне…

— Если бы я не желала тебя добра, Король, я бы не утруждала себя тем, что делаю сейчас. Прости меня, Фей, — всхлипнув добавила Фрейлина, — я просто хотела, чтобы всё было по традициям, как обычно. Но, — улыбнувшись сквозь слёзы, добавила она, — умудрённые опытом старые зануды тоже временами ошибаются.

 

— Сколько времени я спал? — Фей вскочил на ноги, и тут же чуть не упал, почувствовав страшную тяжесть во всём теле. Зато головная боль прошла, словно её и не было.

— Около пятнадцати часов, — спокойно ответила Фрейлина.

— Как?

— Не беспокойся, малыш, Ыых ещё не просыпалась. Зато я успела наложить шину Маше и она, наконец, уснула.

— А как же Паша со Светланой, Бабушка с Троллями?

— Не знаю, — опустив глаза, растерянно прошептала его собеседница.

— Мне нужно идти. Немедленно!

— Куда? И как же рассказ? Разве тебе не интересно, что за тайна кроется за всем происходящим?

— Мне интересно то, что мои товарищи с ума сойдут, гадая, что же произошло со мной и Машей! Откройте дверь, — и, не дождавшись, когда же, наконец, Фрейлина выудит из огромной связки нужный ключ, ударом зонтика в щепки разнёс покосившуюся дубовую дверь. — Следите, чтобы с Машей ничего не произошло! — бросил он напоследок, но слабый старушечий голос вдруг остановил его.

— Подожди немного, Фей. Затеряться в подземельях ты успеешь всегда. Тем более что ты не знаешь самого главного! — от шума старуха Ыых проснулась и, поняв, что Фей собирается покинуть их, снова подозвала его.

— Чего я не знаю? — в сердцах прокричал он. — Я здесь оказываюсь даже не по своей воле, застреваю почти на сутки в то время, когда мои друзья с ума сходят от беспокойства! А может, — при одной мысли об этом он даже посерел, — может, уже и не сходят. Может, уже поздно.

— Вспомни, вспыльчивый мальчишка, как ты попал сюда. Лишь благодаря усилиям и риску старой Фрейлины ты ещё можешь беспокоиться о своих товарищах которые, кстати сказать, уже направляются сюда и будут здесь через час или два. Не подобает королю быть таким неблагодарным и вспыльчивым. Хотя, — через силу чуть улыбнулась Ыых, — мне нравится твоя забота о товарищах. Черта, достойная истинных королей.

— Но откуда вы знаете, что они целы и направляются сюда?

— Я отправила весточку о том, что ты здесь. Они уже в пути.

— Так вы следите за мной?

— С самого твоего рождения.

— Но зачем?

— Дослушай историю до конца. Сон укрепил мои силы, но, боюсь, заснув в следующий раз, я уже не проснусь, — дрожащим от слабости голосом продолжила она. — Слушай же! Стрелы, попавшие в одно из крыльев дракона, лишили его возможности летать, а те, что попали в глаза — полностью ослепили. Тварь заметалась в воздухе, полыхая огнём и выжигая всё вокруг, в том числе и собственные войска. Всё ниже и ниже опускался визжащий ящер, пока, наконец, не коснулась земли. Скалы, на которые он упал, вздрогнули и, раздвинувшись, поглотили кровожадное чудище. Тролли же, зная все секреты горных пород, навсегда запечатали ворота, сдерживающие ящера под землёй. Единственная печать, что может открыть их, осталась в подземном королевстве.

— А Тёмный Принц?

— Его вместе с шутом и слугой схватили наши союзники и заточили в те же самые пещеры, где оказался пленником Дракон, навсегда замуровав в зеркала.

— Почему именно в зеркала?

— Только зеркальная амальгама может их удержать взаперти.

— Тогда же почему они оказались на свободе? — спросил уже совсем сбитый с толку Фей.

— Потому, что ты проник внутрь зеркал. Помнишь, на маскараде, тебя позвал странный голос. Это был Принц. Он хотел выйти на свободу.

— Выходит, я виноват в том, что Долина погибает. Всё это только из-за моего чрезмерного любопытства? — Фей едва не разревелся прямо у всех на виду.

— Нет, мой малыш, — Ыых старалась говорить ласково, но из-за слабости это было больше похоже на хрип. — Вся это происходит потому, что тому настал черёд.

— Но, если вы про всё знали, почему вы мне ничего не сказали, не предостерегли?

— Судьбу невозможно обмануть. То, что должно случиться — обязательно произойдёт. Всё, что было в моих силах, я сделала. Я протянула время так, чтобы ты встретился с опасностью не мальчишкой, который того и гляди натворит глупостей и не стариком, в годы которого всё, что остаётся, так это воспитывать внучат и рассказывать про былые подвиги. Собери четырёх королей в одном месте. Найди трёх стражей и золотую колесницу. Только тогда ты сможешь победить своих врагов и освободить Долину. А ещё, знай: печать в руках Принца, не дай ему воспользоваться ей! Будь внимателен, мой мальчик. Ты знаешь, что делать, чтобы одолеть тёмную армию. Сотни раз ты слышал сказки про это и побеждал Принца в детских играх ещё б Долине. Порошки и целебные травы на полке. Ты и без моей помощи можешь исцелить Машу. Передай это Маргарите Первой, моей повелительнице, — из последних сил она протянула Фею небольшую золотую монету с давно стёршимся изображением и без сил откинулась на подушку.

— Какие травы, как исцелить? — Фей схватился за голову. — Она сказала, что скажет мне что-то важное, а сама наговорила загадок и головоломок, разгадать которые я смогу лишь к концу своей жизни.

— А по-моему, она сказала всё ясно, — Фрейлина лишь пожала плечами. — Собери ещё трёх королей и столько же стражей. Найди золотую колесницу и вспомни всё то, что ты знаешь ещё с детства.

— Но как, как я пойму, где искать оставшихся королей? Почему никто не объяснил мне этого?

— Потому, что тогда королём был бы кто-то другой, но не ты, — немого подумав, произнесла Фрейлина.

— Ну, хорошо-хорошо, я попытаюсь, — Фей устало опустился на огромный валун, торчащий посередине комнаты и служивший табуретом. — Но пока я собираюсь с мыслями, попробуй ответить на один вопрос?

— Да, Ваше Величество.

— В самом начале Ыых сказала, что Долиной правил Король. Но ведь все знают, что это невозможно! В Долине никогда не…

— В Долине рождаются мальчики, но только в те времена, когда ей и её народу что-то угрожает, когда решается вопрос существования рода фей, — со вздохом ответила Фрейлина.

— И сколько их было до меня?

— Ыых говорила, что помнила лишь одного. Он и был Королём до Маргариты Первой.

— И всё?

— Это всё, что я знаю.

Тяжело вздохнув, наследник высек искру. Пока огонь разгорался, Фей внимательно оглядывал полки со склянками, странными порошками и пучками засушенной травы, источавшими невообразимые ароматы, ища… Сам не зная, чего же он ищет. Вдруг, неизвестно откуда, в его голове появился какой-то необычный нудный мотив. Нарастая и становясь всё чётче и чётче, он, казалось, захватывает всё тело мальчика, заставляя странно приплясывать в такт и вытесняя все остальные чувства и ощущения.

— Ыхна ухна, аыыа, уыыа, е, е, — потрескивание язычков пламени только подзадорило Фея, а запах дыма как бы подсказал: «Ты всё делаешь правильно, наследник!»

— Ууаа, ыыые, ммм, ауи, — пританцовывая, он уверенно взял один из бесчисленных пучков засушенных трав, в великом множестве свисающих с потолка и, бросив его в огонь, с наслаждением вдохнул одуряющий аромат, вместе с дымом разносящийся по комнате.

— Иииоа, а, иа, — глаза всех присутствовавших в комнате начали медленно закрываться под убаюкивюще-монотонное пение мальчика.

— Аыыи, уу, е! — дружно очнувшись, все удивлённо посмотрели друг на друга, совершенно ничего не понимая. Маша, поражённо ощупывала стянутую жгутом ногу.

— Что произошло, глее мы? Последнее, что я помню, это то, что я больно ударила ногу. Кто вы и где Бабушка с троллями?

— Знакомься. Это Катерина, — Катерина тепло улыбнулась Маше. — А это — Старшая Фрейлина при дворце королевства фей.

— Мне так неловко за своё поведение, — чуть всхлипывая, произнесла Фрейлина, тяжело опускаясь на огромный камень. — Всего несколько лет назад я делала всё, чтобы вас изгнали из Долины. Теперь же я не знаю, как смотреть вам в глаза, Ваше Величество.

— Ну что вы, всё не так уж и плохо, — Фей уселся рядом с Фрейлиной. — Не окажись я тогда в той деревушке, я бы не встретил массу новых друзей и не научился бы многим вещам, без которых сейчас было бы просто невозможно себе представить освобождение Долины. Так что, как это ни странно, я хочу поблагодарить вас за всё, что вы сделали.

— Вероника, — чуть всхлипнув, добавила Фрейлина, — это моё имя, которым меня не называли вот уже столько времени. Так приятно его слышать вновь. Вероника, — задумчиво произнесла она снова.

— Ну что же, Вероника, пора выдвигаться, — Фей осмотрел маленькую пещерку. — Жаль, конечно, оставлять здесь всё, но иного пути просто нет.

— Мы сможем вернуться за этими травами позже, — Маша, наконец, избавилась от шины.

— Одну минуту! — Фей подошёл к ложу старой Ыых, и посмотрев на её лицо, аккуратно накрыл циновкой. Может, ему показалось, а, может тусклый свет факелов сыграл шутку, но теперь она была уже не жалкой старухой, а молодой девушкой. Хотя, возможно, переполненный впечатлениями сегодняшнего дня, Фей сам уже начал придумывать невесть какие небылицы. Кто знает?

Аккуратно всматриваясь в кромешный мрак, они медленно двинулись в путь по узким извилистым коридорам.

Пройдя всего лишь несколько метров, путники вдруг услышали громкий заливистый лай, раздававшийся где-то неподалёку.

— Фей, это Овчар, он нас нашёл! Овчар, иди сюда, Овчарчик! — радостно воскликнула Маша. — Он где-то здесь, побежали ему навстречу!

— Нет, Маша, — Фей отрицательно покачал головой, — мы снова потеряемся в этих лабиринтах. Лучше останемся здесь.

Не прошло и нескольких минут, как из ближайшего коридора выскочил Овчар, за которым появились взволнованные Ярослав, Яромир, Бабушка, Светлана и Паша.

— Какое счастье!

— С вами всё в порядке!

— Как же мы переживали за вас! — закричали все наперебой.

— Ваше с Машей отсутствие заметили только в зале и сразу же подумали, что ты всё же решил пойти на помощь маме, — Яромир едва переводил дыхание после утомительного забега по пещерам.

— Поэтому тут же объявили тревогу и все, кто только мог, отправились на поиски, — продолжил Ярослав. — Но тебя нигде не смогли обнаружить даже тролли. Где вы были?

— Нас застигли врасплох Козлодой и тот самый Юноша, с которым я бился на мечах в пещере. Если бы не Вероника и Катерина, то я даже не знаю, чем бы закончилась эта встреча. Они провели нас в скрытую пещеру, где я встретился с Ыых

— Но где она? Я не вижу её среди вас, — немного хриплым голосом поинтересовалась Бабушка.

— Она ушла, — печально ответил Фей.

— Нам принести её тело? Чтобы похоронить с почестями? — чуть приглушённым голосом, поинтересовался Ярослав.

— Мы не будем беспокоить её, — отрицательно покачал головой Фей. — Она выбрала ту пещеру неслучайно. Пусть же покоится именно там. Всё, о чём я вас попрошу — это замуровать вход, чтобы никто и никогда не посмел осквернить это место.

— Будет сделано! — Ярослав почтительно поклонился. — Впредь на этом месте будет установлен гранитный камень, чтобы каждый проходящий мимо знал, что здесь покоится достойная фея! — с этими словами Ярослав сделал знак нескольким троллям, которые беззвучно растворились в темноте.

 

Глава пятая. Тайны, тайны и снова тайны

После всего пережитого, что выпали на их долю, ребята решили остаться отдохнуть в гостях у троллей ещё на какое-то время. Проводил его каждый по-своему: Фей и Маша набирались сил после пережитых приключений, Яромир брал уроки искусства владения дубиной, Паша и Катерина, которая, не задумываясь, присоединилась к войску, изучали бесчисленные комнаты подземного королевства. Бабушка поражала суровых троллей мастерством кулинарии, готовя из каких-то невзрачных корешков и травы невиданные ранее суровыми воинами яства, а когда освобождалась, то и дело пропадала с Яромиром в коридорах дворца. Вероника тут же присоединилась к остальным освобождённым феям и как-то пропала из вида.

Фея с Машей постоянно навещали их друзья, справляясь о здоровье и то и дело принося какие-то забавные вещицы или разные вкусности. Как-то под вечер к нему, сияя до блеска отполированными доспехами, пришёл грозный Ярослав.

— В тот раз, когда вы хотели идти и немедленно освобождать Маргариту, я не сказал главной вещи, — просто начал он. — Это невозможно ещё и потому, что в тронный зал нет пути под землёй, — и, поймав удивлённый взгляд Фея, продолжил. — Когда мы поняли, что своими силами нам не одолеть зло, избравшее своей обителью тронный зал, мы покинули дома, забрав всё, что могло хоть как-то пригодиться нам в дальнейшем и перешли в другую часть гор. Когда-то давно здесь жили наши пра-пра-пра-деды, после великой битвы перебравшиеся ближе к дворцу фей. Наши женщины сделали невозможное, превратив эти веками не обитаемые пещеры в уютные дома.

— Но почему мы не можем отсюда перебраться в тронный зал?

— Потому, что, отступая, мы завалили все тоннели, связывавшие две части королевства. В конце концов, мы просто боялись за свои семьи.

— Как? На вас нагнали страх три слуги Тёмного Принца, из которых лишь один владеет мечом? — от удивления Фей даже присвистнул. — Как такое могло случиться?

— Нет, мой юный друг, не они. Сам Тёмный Принц, — чуть помолчав, добавил Ярослав. — Его предки, давно-давно впервые напавшие на Долину и побеждённые армией троллей, были великими колдунами. Часть их чёрных сил унаследовал и сам Принц. Творить чудеса он уже не может, но кое-что умеет. Он наполнил страхом все пещеры и подземные ходы нашего дома, который мы были просто вынуждены покинуть. Завалив все входы, мы надеялись защитить себя от этого чувства, но… Страху нет преград и, если бы не ваше появление, нам бы пришлось покинуть и эти дома, и, в поисках покоя, постепенно растворяться среди людей.

— Но почему тогда они заперли фей именно в этой части пещер, а не ближе к себе?

— Чтобы мы видели силу Тёмного Принца, — горько усмехнулся Ярослав. — А ещё, чтобы показать, что нас постигнет суровая кара за ту, самую первую победу. Так что, мой юный друг, твоему войску всё равно придётся подниматься из пещер на землю и пешком добираться к противоположной стороне Долины. Ты можешь положиться на Яромира, который знает самые короткие пути и безопасные дороги. Не спрашивай меня, откуда — остановил он Фея, — он сам тебе всё расскажет. Теперь — отдыхай, — и, похлопав мальчика по плечу, он поклонился и вышел из комнаты.

 

Как уверял Ярослав, ребята провели в пещерах у троллей всего два дня, и что для того, чтобы мерятся силами с тёмной армией, они ещё недостаточно отдохнули. И хотя так не хотелось куда-то снова выходить, Фей что было сил гнал прочь мысль о том, чтобы остаться. Вот и сейчас он медленно бродил по бесчисленным подземным коридорам, тщательно продумывая, как бы, не обидев Ярослава, распрощаться с царством троллей. Механически поворачивая в узкие проходы, он вдруг вошёл в странную комнату, сплошь заставленную глиняными статуэтками огромных псов, по трое впряжённых в изящную колесницу.

— Я знал, что ты обязательно придёшь сюда, — Ярослав появился совершенно бесшумно, и, подойдя к наследнику, задумчиво встал рядом с ним. — Это — одно из святилищ Великой Битвы.

— Той, самой первой? — Фей осторожно взял в руки одну из статуэток, начал рассматривать её, вертя перед самым носом.

— Нет, той, что впереди.

— То есть, как?

— Тебе никого не напоминают эти псы? — поинтересовался тролль.

— Да это же Овчар! — удивлённо воскликнул Фей, глядя на глиняную игрушку в руках. — И это тоже он! Он везде! — удивлённо оглядывая уставленные статуэтками стеллажи.

— По древней легенде, — неторопливо начал Ярослав, — к победе короля фей привезёт золотая упряжка их трёх огромных псов. Один из них — Овчар.

— А остальные два? И почему они так похожи?

— Это ты должен знать лучше меня, мой юный друг, — только пожал плечами Ярослав. — Всё, что я могу сделать для тебя и Яромира — это рассказать древние предания, про которые ты наверняка знаешь и сам или, по крайней мере, что-то слышал.

— Я лишь недавно услышал про эту упряжку от Ыых. — Фей грустно покачал головой. — Но никогда раньше.

— А, может, ты просто не обращал внимания?

— Да нет же! — Фей хмуро уставился на глиняную статуэтку одного из псов, — Я думал, может, вы сможете подсказать мне.

— Я не знаю, — чуть помолчав, Ярослав резко сменил тему разговора. — Уходите сегодня? Не передумали? — деловито поинтересовался старый воин.

— Нет, Ярослав. Я уже знаю, как это тяжело, поэтому и не хочу засиживаться гостях. Тем более, что если всё будет в порядке, мы и так скоро сможем встретиться вместе за праздничным столом.

 

Сборы и прощание были недолгими. Все, кто был в пещерах вышли провожать маленькое, но грозное войско. Со всех сторон то и дело раздавались жалобные всхлипывания и пожелания удачного пути со скорейшим возвращением. Мало кто хотел оставаться в стороне, и потому от желающих пойти вместе с Феем не было отбоя. Отказывая очередному желающему, Фей в сотый раз объяснял, что, согласившись взять хотя бы одного, не сможет отказать другим. Единственное исключение было сделано для Катерины, и то лишь по личной просьбе Бабушки.

Теперь же они медленно покидали гостеприимных троллей, идя навстречу новым приключениям, и кто знает, что будет дальше с этим маленьким отрядом.

Уже практически выйдя за ворота, ведущие в подземное царство, они услышали громкие окрики:

— Ваше Величество, Ваше Величество, подождите! Остановитесь! — обернувшись, Фей, к своему удивлению увидел бегущую с каким-то внушительным свёртком Фрейлину. — Ваше Величество, подождите минуту! Я так боялась опоздать! Ыых столько рассказывала про этот свёрток. Я не хотела, чтобы вы, вместо того, чтобы отдыхать… — скороговоркой выдохнула она. — Ваше величество, — отдышавшись, обратилась она к изумлённому Фею. — Пока мы прятались в пещере, Ыых много рассказывала мне про предстоящую битву и про историю королевства фей. Также она очень часто упоминала про королевские доспехи, что хранились в её хижине. Я не была уверена, лежат ли они до сих пор там, или же где-то ещё и поэтому решила не рассказывать вам эту историю. Я… — она запнулась, не зная, что сказать дальше, — мне… — вдруг тихим-тихим голосом проговорила она. — Вот эти доспехи, Ваше Величество, они были именно там, где и рассказывала Ыых. Здесь нет только меча с ножнами. И, несмотря, на внушительный размер, они почти невесомые. — Поклонившись, она протянула серый свёрток Фею. — И пусть они помогут сохранить вам и вашим друзьям жизни.

— Королю Яромиру Пятнадцатому и Королю Фею Первому слава! — сложив руки рупором, громко воскликнул грозный Ярослав. Четырехкратное «Ура!» тут же раскатилось по длинным коридорам подземного королевства и вырвалось через все проходы и щели гранитных пещер.

— Теперь же, мой юный друг, — когда всё, наконец, стихло, снова обратился Ярослав к Фею, — спрячь эти доспехи под старыми лохмотьями и пусть никто, кроме тех, кто видел их сегодня, не подозревает об их существовании. Теперь ступайте, — когда всё было сделано, снова заговорил командир тролльего войска. — К тому времени, как вы доберётесь до противоположной стороны, мы очистим заваленные проходы и будем ждать вашего сигнала, — он ободряюще хлопнул Фея про плечу. — До встречи, мои друзья, до скорой встречи! — суровое, словно вырезанное из камня, сплошь покрытое шрамами лицо Ярослава впервые за все эти дни осветилось радостной улыбкой.

 

Остаток дня шли молча. Каждый, поплотнее закутавшись в тёплый плащ, сосредоточенно думал о чём-то своём, неважно о чём, лишь бы не о жутком дожде и мрачных свинцовых тучах, плотными рядами ползущих над некогда зелёной Долиной. Иногда, задевая брюхом макушки особенно высоких деревьев, они зависали на несколько секунд, поражённые: а у кого это из этих жалких земных обитателей хватило наглости встать у них на пути? Вдоволь насмотревшись, они, наконец, отцеплялись от веток дерева и, также неторопливо покачиваясь в воздухе, плыли себе дальше.

К концу второго дня пути путники добрались до небольшого, некогда зелёного оазиса, посреди которого торчала реная кованая скамейка. Быстро установив палатку, и разведя костёр, ребята расселись вокруг маленького очага и молча уставились на играющие язычки пламени.

— Как же здесь стало мрачно, — стуча зубами от холода, еле выговорила Катерина.

— Прижимайтесь ко мне поближе, вместе будет теплее, — позвала ребят Бабушка, — иначе к утру промёрзнете и будете шмыгать носами.

Никто не заставил повторять приглашение дважды. В один миг Бабушка, укутанная в длинный плащ, стала походить на наседку, со всех сторон окружённую цыплятами.

— Фей, ты чего? — окликнул друга Паша.

— Присоединяйся к нам. Вместе так тепло!

— Чего же ты ждёшь?

— Помнишь эту скамейку? — обратился к Катерине Фей. — Та, на которой я когда-то сидел, надувшись на Ринату.

— А я привела Дину, и мы вместе уговаривали тебя не бросать занятия в классе.

— Точно. Я хочу посмотреть на это место. Когда-то я просто обожал проводить время в королевском парке. — С этими словами Фей, вынырнул из палатки.

Ноги сами вывели его на то, место где раньше стояла милая беседка. Не останавливаясь, почти наугад, он быстро добрался до огромной сосны-маяка и, обойдя её, чудом уцелевшую за эти годы, побежал к домику старой Ыых, находившемуся совсем рядом. Увы! Несмотря на то, что внешне он практически не изменился, внутри всё было вверх дном. Похоже, закадычная парочка успела побывать и здесь, осквернив своим присутствием даже это место. Ничего целого, всё: стулья, столы, полки, всё переломано, всё перевёрнуто.

«Ну, погодите у меня, жалкие ничтожества!» — сжав кулаки, и даже не накинув капюшона, Фей снова выскочил под холодный дождь.

— Я вижу, вам здесь нравится! — задрав голову вверх и, грозя кулаком тяжёлым тучам, прокричал он. — Ничего, недолго вам осталось! Это моё королевство и я не потерплю здесь никого лишнего! Ни-ко-го!

— Ууууууууу! — издалека раздалось жалобное завывание холодного ветра.

— Вой, вой! Это тебе не поможет! — прокричал в темноту Фей.

— Уууууу! — снова раздалось чуть слышно.

— Уууууууу! — вдруг где-то совсем рядом послышался знакомый вой.

Напряжённо вглядываясь в темноту, Фей вдруг увидел бешено несущегося Овчара.

— Уууууууу! — жалобный вой повторился, на секунду пригвоздив к земле огромного пса.

— Фей, что с ним? — Катерина, догнав Овчара, схватила огромного пса за ошейник. — Он вдруг выскочил из под навеса и замер, словно что-то услышал. Потом так жалобно завыл и бросился вперёд.

— Катерина, где он? — шлёпая по раскисшей от дождей земле, сзади подбежали перепуганные Маша с Пашей.

— Я здесь, а где Бабушка и Яромир?

— Они остались следить за костром. А что произошло? — чуть отдышавшись, обратился Паша к своему другу.

— Я услышал вой, но сначала подумал, что это ветер. Потом он повторился и на этот звук прибежал Овчар, — напряжённо вглядываясь во тьму ответил ему Фей.

— Как ты думаешь, откуда он? — Катерина деловито посмотрела во тьму. — Уж не ловушка ли?

— Не думаю, — Фей подошёл к псу и схватил его за ошейник, — иначе Овчар отреагировал бы совсем по-другому. Я иду туда. Ребята, возвращайтесь к костру и следите, чтобы он не погас. Думаю, я скоро вернусь. Мне надо будет отогреться. Овчар пойдёт со мной. И не волнуйтесь. Всё будет в порядке — Фей посмотрел вперёд и негромко скомандовал Овчару. — Вперёд, мой друг, снова нас ждут приключения.

— Мы идём все вместе! — громко объявил невесть откуда появившийся Яромир. — Было бы крайне неразумно делиться на маленькие группы. А костёр, если потребуется, развести можно всегда.

— И потом, — вставил Паша, — вечно все самое интересное приключаются только с тобой. Так нечестно!

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль