Маленький Фей. Книга первая, часть первая "Переполох в Долине фей" (главы 1-6)

0.00
 
Ремер Михаил
Маленький Фей. Книга первая, часть первая "Переполох в Долине фей" (главы 1-6)
переполох в Долине фей
переполох в Долине фей

 

Глава первая. Начало

Задумывался ли кто-то из вас над тем, откуда берутся сны? Кто и зачем решает, что и кому приснится этой ночью? Готов поспорить — да. Любой, даже самый серьёзный человек, хоть однажды, но задавал себе этот вопрос, но было это очень-очень давно. Так давно, что уже и не вспомнить. Повзрослев, люди изучают массу теорий, написанных точно такими же взрослыми, о том, что сны — это лишь отражения дневных событий и ничего особенного в них нет. О том, что это — процессы мозга, который так отдыхает от дневных нагрузок и ещё много-много чего.

При всех своих недостатках эти теории имеют одно существенное преимущество: они написаны таким заумным языком и сопровождаются массой мудрёных картинок и графиков, что читающий невольно оказывается околдованным их наглядностью и убедительность.

Хотя, если вдуматься, каждый когда-то, очень давно искренне верил, что сны чудесным образом ткутся маленькими волшебными существами. Но под влиянием всех этих речей и докладов, предпочёл забыть про свои детские грёзы.

Что же, не стоит огорчаться. Это обычный путь любого человека: от искренней веры в добрые сказки к взрослому скептицизму. Но, не всё так плохо, как кажется. Ведь, каждый ребёнок точно знает о том, что …

Далеко-далеко на Западе, в краях, где и человек-то толком не бывал, есть необычная Долина. Она отгорожена от всего мира огромным горным хребтом, который со всех сторон закрывает её от визитов нежданных гостей чтобы никто не отвлекал обитательниц от очень важного дела.

— Но что это за дело и кто её обитательницы? — всенепременно захотите узнать вы. Спокойствие, собственно для того, чтобы ответить на все вопросы я и рассказываю эту историю.

Долину населяют добрые феи, которые занимаются тем, что из прозрачных нитей ткут тончайшие полотна. На них наносят удивительной красоты узоры и превращают в сладкие детские сны. Здесь никогда не бывает ночи, только ясный день, переходящий в тёплый вечер и свежее утро. Жизнь в Долине не останавливается ни на минуту. С раннего утра сотни маленьких фей вылетают на луга и поляны, собирать капельки кристально чистой росы, что скапливаются на листиках и травинках. Когда серебряное ведёрко наполнено, они направляются к сердцу Долины — королевскому замку, где феи чуть постарше вытягивают из росы тончайшие нити разных цветов. Далее, они направляются в комнату ткачих, из которых те ткут воздушные ткани, что переливаются всеми цветами радуги и отправляют их в Башню Мастериц, для нанесения узоров. Каждое из получившихся покрывал станет волшебным детским сном, единственным в своём роде и ни на что не похожим.

Когда, наконец, все работы окончены (а происходит это как раз к вечеру) в дело снова вступают маленькие феи. Они берут готовые покрывала и доставляют каждое из них тому, кому оно предназначается. Нет, это совершенно не означает, что маленьких фей великое множество, как можно подумать. Просто каждая из них должна доставить сны нескольким ребятам. Эта работа весьма непроста.Ведь, в любой момент кто-то из детишек может запросто закапризничать и отказаться вовремя засыпать. В этом случае фее придётся сидеть рядом и ждать пока маленький шалун или шалунья, наконец, не утихомирится. Но, чтобы никого не оставить без снов, кому-то из подруг феи придётся взять на себя дополнительную работу и лететь, звеня своими прозрачными крылышками, за ещё одним покрывалом в Долину. А это, согласитесь, не такая уж и простая задача. Поэтому, если вдруг решите покапризничать перед сном, подумайте о маленьких девочках, которым придётся ещё раз лететь в Долину и о том, кого вы оставляете без сладкого ночного сна.

— Но как же они попадают в Долину и из неё? — спросите вы. О, всё очень просто! Существуют два волшебных водопада. Тот, что на Западе, служит для входа. Для непосвящённого человека он выглядит просто ужасно: огромной высоты утёс, с которого каждую секунду с рёвом обрушивается невообразимый поток воды. Но для маленьких фей это не преграда; используя листья волшебных деревьев, они делают маленькие лодочки, на которых неторопясь спускаются вниз. Выходом же служит другой, расположенный на Востоке водопад. Особенность его заключается в том, что вода в нём течёт не так, как это полагается, а снизу вверх, служа, таким образом, выходом из Долины.

Вот уже много-много веков в Долине правит династия Маргарит. Уже никто и не помнит, почему именно Маргариты, а не, например, Александры или Елизаветы, впрочем это уже и неважно. Ведь, каждая из Маргарит была справедливой и мудрой правительницей.

В то время, про которое идёт речь, королевой этих мест была Маргарита Шестнадцатая. Как и во времена царствования любой из предшественниц, она была любимой всеми правительницей. Долина процветала, сны делались точно в нужном количестве и к заданному времени, каждый был занят своим делом. Всё шло своим чередом, за исключением одного «но». Маргарита Шестнадцатая до сих пор не имела наследницы, хотя сама она уже была в том возрасте, когда у всех её предшественниц уже были внучки и правнучки. Одно только это наполняло грустью сердца всех обитательниц Долины и заставляло переживать эту беду, как свою собственную. Вполне возможно, что именно поэтому сегодняшний день был особенно торжественен.

Именно поэтому сегодняшний день был наполнен ощущением праздника и радости. Именно поэтому так радостно трепетали флаги на крыше замка и на стенах домов. Именно поэтому так сияли металлические украшения на парадных мундирах грозных стражниц королевской гвардии и жуков почётного жучьего караула. Именно поэтому из трубы королевской кухни вот уже неделю подряд, ни на день не останавливаясь, клубами валил дым, и аппетитные запахи дразнили жительниц. Все готовились к великому празднику: Дню появления наследницы.

Вот уже расставлены огромные столы в замке для армии ближайших родственниц правительницы и на улицах для всех остальных жительниц Долины. Уже собраны лучшие музыканты, подготовлена и расписана музыкальная программа на неделю вперёд. Уже вытканы лучшие сны, которые возвестят всем маленьким жителям Земли о великом событии, произошедшем, наконец, в чудесной Долине. Словом, все с нетерпением ждали появления Маргарита Семнадцатой. Даже дети и те старались играть в свои игры как можно ближе к замку, чтобы первыми услышать сигнал о том, что Событие, наконец, насупило.

 

Раз и два и три, четыре

Свет несут в уснувшем мире

Шесть и пять скажу опять

Человек и Тролль будут помогать.

Чтобы тьму победить,

С трёмя королями нужно в бой выходить!

 

Раздавались со всех сторон любимые детские считалочки маленьких фей. Кто-то играл в страшные подземелья, преодолевая тёмные лабиринты и пытаясь найти тщательно спрятанную подружками колесницу Правителя, кто-то в битву с драконом или с лешим, кто-то — в четырёх королей. То были древние игры, придуманные ещё в незапамятные времена древними феями, но до сих пор захватывающие и интересные.

Одна только старая Ыых слонялась повсюду со своим верным псом Альфредом и была недовольна. Сурово поглядывая на детские забавы, она бормотала себе под нос: «Что за нравы, что за невежество!» и то и дело разгоняла детвору с улиц, что-то бессвязно крича вслед.

Вдруг, с самой высокой башни замка раздалось задорное пение рожка. Жительницы мгновенно оставили все свои дела и бросились к замку. Первыми летели дети, оповещая всех, кто по каким-то причинам не услышал сигнала.

— На свет вот-вот появится Маргарита Семнадцатая! Люди, радуйтесь! Маргарита Семнадцатая вот-вот появится на свет!

— Наконец-то наша королева станет матерью!

— Как, уже? Но почему мы ничего не слышали? — как по волшебству, королевский замок оказался окружён огромной толпой жаждущих во что бы то ни стало увидеть новую наследницу. Даже воздух вокруг и тот оказался наполнен маленькими феями и звоном их серебряных крылышек.

— Интересно, как скоро всё произойдёт?

— Ой, я просто сгораю от любопытства.

Весёлая трель рожка снова наполнила воздух. Почётный караул выстроился, образуя длинный коридор, ведущий прямо к центральной лестнице. Сверчок-дирижёр королевского оркестра важно поднялся на своё место и занёс свою палочку вверх, ожидая сигнала. Старшая Фрейлина величаво поднялась на мраморный балкон и подняла руку, требуя полной тишины.

— Жительницы Долины! — громогласно объявила она, с довольным видом поглядывая на почтительно притихшую толпу. — Сегодня мы все собрались здесь для того, чтобы отпраздновать Великое Событие. Наконец-то у нашей любимой правительницы появится наследница! Мы так долго ждали этого момента и вот теперь мы будем вознаграждены. Итак, я оправляюсь в покои нашей королёвы, чтобы принести и показать всему народу Долины Маргариту Семнадцатую! — последние её слова утонули в радостных криках жительниц.

Рожок протрубил третий раз, и Фрейлина важно прошествовала в покои Маргариты Шестнадцатой. Пожалуй, если бы кто-то в ближайших домах уронил на глиняный пол иголку, все присутствовавшие на площади дружно вздрогнули бы от «страшного грохота», такая на площади стояла в эти минуты тишина. Тысячи жительниц, парящих в воздухе и стоящих на земле, затаив дыхание, ожидали этого момента. Ну когда же, когда же, когда же!

Фрейлина явно затягивала. Она была страстной блюстительницей всех придворных ритуалов, даже, несмотря на то, что смысла половины из них просто не понимала. Вот и теперь, согласно некой древней традиции, Фрейлине полагалось выждать паузу, дабы каждая из жительниц смогла в полной мере прочувствовать величие предстоящего события.

По толпе пробежался гул недовольства.

— Старуха опять взялась за своё! — тот тут то там начали раздаваться недовольные возгласы и ворчание жительниц. — Ну, сколько можно томить!

— Не ворчи! Всё-таки Маргарита Шестнадцатая её воспитанница. А она просто замечательная королева и это тебе следует признать.

Сверчок негромко постучал палочкой по деревянному пюпитру, чтобы музыканты, увлечённые ожиданием, не расслаблялись и были готовы в любой момент грянуть гимн. Этот звук, сам по себе негромкий, но посреди замершей в ожидании толпы прогремевший, как гром, заставил всех дружно посмотреть на дирижёра. В испуге выронил тот выронил свою палочку. Упав на землю, она тут же, громко хрустнув, раскололась на две части, от неожиданности заставив всех подпрыгнуть на месте.

В этот момент из покоев королевы вдруг раздался крик ужаса старой Фрейлины. Дирижёр неуклюже взмахнул лапками, отчего оркестр выдал что-то хаотически-гремящее и без чувств повалился на спинку.

— Что, что случилось? — не на шутку перепуганные жительницы попытались прорваться ближе к входу, как будто это помогло бы им быстрее узнать в чём дело.

— Что-то с королевой?

— Что-то с наследницей?

Жительницы напирали на караул и отдавливали друг другу ноги. В воздухе, отчаянно летая туда-сюда и разбивая носы, сталкивались маленькие феи. Завершал картину пришедший в себя сверчок с обломками дирижёрской палочки в лапках. Отчаянными взмахами пытался он хоть как-то остановить обезумевший оркестр, но, увы, добавил ещё больше неразберихи. Музыканты, принимая все эти взмахи за команды, извлекали из своих инструментов всё новые и новые совершенно невообразимые звуки. Толпа шумела и кричала, маленькие феи носились вокруг башен замка. Оркестр под руководством паникующего маэстро творил что-то ужасное. Таков был момент появления новой наследницы.

Наконец, на балконе, держась за поручни, чтобы не упасть, появилась бледная, как простыня Старшая Фрейлина. Медленно спускаясь по центральной лестнице, она, тряся всеми четырьмя своими подбородками, как в бреду, повторяла одно лишь слово: «Мальчик, мальчик, мальчик»

— Что, что такое она говорит? — раздались выкрики из приутихшей было толпы.

— Что такое?

— В конце концов, в чём дело?

Добравшись, наконец, до караула, Фрейлина схватилась за первого гвардейца и беспомощно рухнула на землю, успев выдохнуть лишь одно слово: «Мальчик!».

— Мальчик! — по цепочке до толпы передалось страшное слово.

— Мальчик! — мигом донеслась новость до последних рядов.

— Мальчик! — роящиеся вокруг башен маленькие Феи мигом остановились и замерли в воздухе.

— Мальчик! — не выдержав такого напряжения, сверчок снова упал в обморок.

— Мальчик! — музыканты он удивления, снова громыхнули что-то совершенно сумасшедшее.

— Мальчик! — старая Ыых, усмехнувшись, вдруг радостно воскликнула. — Да здравствует Король!

 

Глава вторая. Совет

— Я решительно против того, чтобы оставить его в Долине! Мальчик в королевстве фей это ещё полбеды, но мальчик-наследник престола! Нет, это решительно невозможно! За всё то время, которое существует Долина, такого вопиющего нарушения традиций ещё ни разу не было и я не допущу того, чтобы оно произошло! — Старшая Фрейлина, вот уже целый вечер доказывала, что мальчик должен быть немедленно изгнан.

— Но почему? — Маргарита, одетая в белое платье из воздушных тканей, то и дело поглядывала на соседнюю дверь, за которой спал маленький наследник.

— Потому, что его присутствие здесь противоречит всем законам и устоям нашего королевства! — прошипела Фрейлина, буквально навалившись на Маргариту. — И, кому-кому, а тебе, моя дорогая воспитанница, подобает это знать не хуже, чем мне!

— Давайте не будем ссориться, — спокойно предложила звездочёт Дина, — а лучше подумаем над тем, как найти выход из сложившейся ситуации. Всё-таки, согласитесь, не к лицу правительнице отказываться от собственного ребёнка, даже если он и … — Дина на мгновение замешкалась, подбирая нужное слово.

— Мальчик! — оборвала её Фрейлина, оставив в покое Маргариту и тут же набросившись на звездочёта. — Здесь нет места мальчишкам. Не было и никогда не будет!

— Внимательно изучив историю, я обнаружила, что данный случай не уникален. И ранее случались рождения мальчиков в Долине. Из этого следует...

— Из этого следует, что звездочётам не место при решении вопросов государственной важности! — буквально взвизгнула старуха, сжав маленькие кулачки и яростно помахав ими над головой. — Где это видано: простые умники влезают в вопросы управления королевством!

Маргарита устало хлопнула в ладоши.

— Всё, на сегодня достаточно. Я больше не хочу выслушивать вашу ругань и споры. Хватит. Вернёмся к разговору завтра в обед. А сейчас оставьте меня в покое.

— Вопрос требует безотлагательного решения! — снова попыталась взять слово Фрейлина.

— Маргарита сказала завтра, — вежливо кланяясь, ответила Дина.

— Я не собираюсь выслушивать всякие глупости! — начала было Фрейлина.

— Я приказываю, — медленно, почти по слогам произнесла правительница, — немедленно оставить мои покои. Вернёмся к разговору завтра.

Посетительницам ничего больше не осталось, кроме как, поклонившись, выйти из покоев королевы. Маргарита, тем временем, подошла к крошечному свёртку, положила его в ладонь и, напевая старую колыбельную, подошла к распахнутому окну.

— Почему все вокруг так жестоки? То, что ты родился мальчиком, ещё не значит, что тебе нет места в нашей чудесной Долине. К чему все эти правила, если они заставляют быть нас такими недобрыми? — она тяжело вздохнула и снова продолжила напевать колыбельную. В этот момент в окно влетел огромный, щеголевато одетый жук с роскошными вьющимися усами.

— Важжжжже Величество. Старая Ыых просит чести быть принятой вами немедленножжжжж! — прожужжал он, отвешивая в воздухе почтительный поклон.

— Что ещё? — Маргарита нехотя оторвалась от свёртка и посмотрела на жука.

— Не могу жжжжжнать, Важжжжже Величество. Она сказала, что это очень важжжжжно.

— Надеюсь, что это не займёт так много времени, как разговор с Фрейлиной и звездочётом. Передай, что я жду её.

— Слушаюсь, Вввввваше Величествожжжжж! — с этими словами начальник жучьей охраны, почтительно жужжа, вылетел в окно. Через несколько минут в дверь комнаты постучались.

— Войдите! — Маргарита тяжело села в кресло, готовясь к ещё одному разговору.

— Добрый вечер, Ваше Величество! — неуклюже поклонившись, поприветствовала королеву старуха.

— Приветствую тебя, Ыых! Что привело тебя сюда в столь поздний час?

— Желание поздравить тебя, правительница! — прищурив единственный глаз, ответила та.

— Что?

— О, прошу, не перебивай меня, Маргарита. Я знаю о сегодняшнем событии, и потому решила зайти к тебе и лично поздравить. Нет-нет, — видя желание правительницы прервать её, снова замахала руками Ыых, — я уже много лет живу на этом свете и видела столько, что тебе и не вообразить. Поверь мне, что бы ни произошло, всё имеет собственную причину и последствия, всё не случайно. На свет появился мальчик? Тому есть причина, верь мне. А последствия, — старуха на секунду задумалась, — они будут зависеть только от тебя и твоих решений.

— Что ты имеешь ввиду? — не поняла Маргарита.

— Лишь то, что ничего не случается просто так. Помни об этом. А также и о том, что ты — законная правительница этих мест, и от твоего решения будет зависеть ход событий, а не от старой надутой Фрейлины. Поверь мне, на свете есть куда более важные вещи, чем традиции, за соблюдение которых так ратует старуха.

— Я, кажется, совсем запуталась! — сокрушённо покачала головой Маргарита. — Говори понятнее. Я сейчас думаю лишь о том, как не допустить изгнания моего дитя из Долины.

— Бедная-бедная Маргарита. Похоже, эти разговоры тебя совсем расстроили. Помни: твоё слово — закон. Ты выше обрядов и прочей чепухи. Ты любишь своё дитя и, стало быть, ему и быть наследником и королём. Кстати, ты уже задумывалась как наречёшь сына?

— Что? — погружённая в свои мысли, Маргарита не сразу поняла, чего от неё хотят.

— Имя мальчика. Каково оно? Или же ты хочешь, чтобы до конца жизни его называли просто Наследником? Скорее! Скоро полночь, и, если ты не успеешь дать ему имя в День рождения, то быть королю Безымянным.

— Имя? Я, признаться, не думала, о том, как его назвать. Какое имя может быть достойно короля фей? В самом деле, не называть же его Маргаритом?

— Имя должно быть подобающим, — важно кивнула головой Ыых.

— Знаешь, — после нескольких секунд раздумий, улыбнулась королева старухе, — я назову его Фей. По-моему это вполне достойно короля.

— Фей, — задумчиво произнесла Ыых. — Ну что же, да будет по-твоему. Подойди к окну и ты увидишь.

— Что я увижу?

— Поторопись!

Маргарита подошла к окну и в тот же миг, оставив за собой длинный хвост, небо прочертила огромная комета.

— Это знак, — важно подняла палец Ыых, — знак того, что имя Фей вписано в Историю Королевства и в Книгу Истины.

— Странно, я никогда не слышала ни про эту историю, ни про книгу.

— Ничего странного. — Ыых была явно довольна собой, — Фрейлина не самая старая фея в нашей Долине. И далеко не самая умная. Теперь, когда у мальчика есть имя, данное матерью, не забывай: его судьба в твоих руках.

— Я всё поняла, Ыых. Спасибо тебе за визит!

Сердечно поблагодарив старуху за поддержку, Маргарита галантно распрощалась с ней. Потом, постояв у раскрытого окна, она согнала с намазанной мёдом палочки стаю светляков, отчего её комната погрузилась в вечерний полумрак, и тут же легла спать в полной уверенности, что всё будет хорошо. Никто и ни из каких побуждений не сможет отобрать у неё ребёнка, каким бы он ни был. Ыых же направилась прямиком в свою хижину, что-то озабоченно бормоча себе под нос.

 

Утром Маргариту разбудило жужжание огромных жуков, летающих под потолком королевских покоев.

— Что случилось? — сонно поинтересовалась она у визитёров.

— Старшая Фрейлина жажжжждет встречи с вами.

— Я же сказала, что приму её в обед.

— Ужжжжже, Важжжжже Высочество, Ужжжжже обед!

— Неужели? — сладко потянувшись в постели, она внимательно осмотрела колыбель своего сына и, лишь убедившись, что с ним всё в порядке, неторопливо проговаривая каждое слово, обратилась к жукам. — Так вот, передайте Фрейлине мои слова. Нет, — чуть подумав, добавила она, — передайте ей мой приказ. Я отменяю старую традицию. Теперь наследником престола может быть не только девочка, но и мальчик. Я нарекла своего сына Фей. Король Фей. Ровно в семнадцать часов я провозглашу его будущим королём. Ещё передайте Фрейлине, что в её обязанности входит должное воспитание наследника, нравится ей это или нет.

Поклонившись и браво лязгнув крохотными шпорами, жуки, важно жужжа, вылетели в окно. Через минуту с улицы раздался гневный крик Старшей Фрейлины.

— Никогда и ни за что я не нарушу традиций Долины. Мальчишке здесь не место! Слышишь? Не место!

— Как я и полагала, — задумчиво проговорила королева. — Кому бы доверить воспитание наследника?

Ответ пришёл сам собой. Громкий радостный крик звездочёта раздался с другой стороны башни, прямо под окнами:

— Да здравствует Маргарита Шестнадцатая, мудрейшая из всех Маргарит!

— Пригласите Дину в мои покои, — снова позвала жуков королева. Её приказ был выполнен сию же минуту.

— По вашему приказанию явилась!

— Дина, Фрейлина отказалась от воспитания юного наследника, я хочу, чтобы этим занялась ты.

— Но, Маргарита, я никогда не воспитывала наследников, — Дина была крайне удивлена необычной просьбой королевы.

— Думаю, я могу положиться на тебя. Обучи его тому, что знаешь, а остальное постараюсь дать ему я. Думаю, старая Ыых также не откажет в помощи. Договорились? В конце концов, если я отменила одну глупую традицию, то почему бы мне не отменить другую? Почему воспитанием наследниц, должна заниматься исключительно Старшая Фрейлина?

— Мне нравятся ваши слова. Да будет так!

— Итак, совет считаю закрытым! — провозгласила Маргарита, громко хлопнув в ладоши. У нас растёт первый в истории Долины наследник — король Фей!

— Ура, королеве и новому наследнику! — браво выкрикнула Дина.

 

Ровно в семнадцать часов, одетая в свои лучшие наряды, Маргарита в сопровождении Дины, и, специально вызванной по такому случаю старой Ыых, вышла на балкон, держа в ладонях маленький свёрток.

— Жительницы Долины! — торжественно провозгласила королева, обращаясь к своим подданным. — Сегодня, в семнадцать часов я представляю вам первого наследника трона в истории Долины. Король Фей! Я, Дина и Ыых сделаем всё, чтобы он стал хорошим правителем, достойным своих предшественниц.

— Ну и что, что он мальчик? Это ведь не помешает быть ему хорошим королём.

— Всё, ведь зависит от воспитания.

— В конце-концов, не выгонять же его из Долины прочь! — прошёлся довольный шёпот по толпе.

— Да здравствует мудрая Маргарита Шестнадцатая и её сын — король Фей! Ура! — дружно грянула толпа. — Ура!

Столы, пустовавшие ещё со вчерашнего дня, мигом наполнились всевозможными яствами и удивительными напитками. Сверчок, пришедший в себя после вчерашнего потрясения, трудился из всех сил, дирижируя оркестром и, видит Бог, его старания были не напрасны! Ещё никогда прежде на королевских торжествах не звучали такие прекрасные и завораживающие мелодии. Ещё никогда жительницы Долины не отплясывали под такую задорную музыку. Праздник надолго запомнили ещё и потому, что на нём отсутствовала Старшая Фрейлина. Что же, этот вечер ей тоже запомнился надолго; метясь по своей комнате, словно тигрица в клетке, она крушила и рвала всё, что бы ни попалось её на пути. Ещё никогда она не испытывала такого унижения! Её мнение просто не приняли во внимание, да ещё и не пригласили на праздник. Как-никак, но она тоже очень любила всякого рода развлечения и охотно принимала активное участие в различных торжествах, ревностно следя, чтобы ни одна из известных ей традиций не была нарушена.

 

Глава третья. Первые шаги

Феи мало чем отличаются от людей, за исключением, конечно, самых ранних лет жизни. Как и у любого из нас, в детстве у них появляются первые подруги с которыми они весело играют в свои задорные игры. Кроме того, они много времени посвящают изучению основных предметов, постигают тайны сбора росы для вытягивания нитей, доставляют сладкие сны детям и многое-многое другое. Главным отличием фей этого возраста является их рост: не больше указательного пальца взрослого человека. Маленькие же прозрачные крылышки позволяют им легко перемещаться по воздуху практически на любые расстояния.

Чуть повзрослев (к восьми годам), феи вступают в следующий период своей жизни: юность. Теперь они уже закрепляют на практике те знания, которые были получены ими в детстве и занимаются тем, что вытягивают из росы прозрачные нити для снов. Их прозрачные крылышки увеличиваются в размерах и становятся очень похожими на крылья бабочек, которые лишь недолго удерживают своих владелиц в воздухе. Этот период в жизни фей заканчивается в тринадцатый День рождения Праздником совершеннолетия. В этот же день крылья фей бесследно исчезают раз и навсегда.

Далее наступает период взрослой жизни. Теперь они занимаются лишь обустройством своих домиков и тем, что ткут полотна для снов до конца своей жизни.

Фей, как и любая из его сверстниц, должен был пройти все эти этапы, без особых поправок на то, что он наследник престола. В конце концов, мальчику как будущему правителю Долины было просто необходимо знать чем и для чего занимаются его подданные.

— Итак, дети, — поглядывая поверх очков, произнесла высокая фея, одетая, в шерстяное платье коричневого цвета, — моё имя — Рината. В течение следующих нескольких лет я буду обучать вас основным вещам, необходимым для того, чтобы вы смогли достойно носить звание фей. Под моим наблюдением каждая из вас будет определена на углубленный курс того или иного предмета, в зависимости от интересов и скорости усваивания новых знаний. Это, конечно, не касается юного наследника, судьба которого, — Рината недобро усмехнулась, — определена ещё до рождения. Каждая из предшествующих правительниц вошла в историю королевства, совершив тот или иной поступок, выделяющий её из ряда предшественниц. В данном же случае, этого просто не потребуется, так как вы — первый в истории наследник, что, несомненно, уже само по себе является достижением. Мои поздравления! — она насмешливо посмотрела в упор на Фея. Небольшие изящные очки в тонкой оправе делали её похожей на хищницу, только и ждущую момента, чтобы броситься на жертву и мгновенно растерзать её.

— По-моему, она просто зануда, — раздался из-за спины мальчика шёпот, как только Рината повернулась к доске. — Меня зовут Катерина.

Фей осторожно посмотрел на свою соседку. Это была маленькая фея, его ровесница с забавно вздёрнутым маленьким носиком, голубыми глазами, кудрявыми рыжими волосами и лицом, густо усыпанным веснушками.

— А меня — Фей.

— Я знаю. Все знают. Просто многим не нравится что ты мальчик. А по-моему это просто глупо. Король должен быть благородным и умным, а кто он — всё равно.

— Тебе и вправду неважно?

— Нисколечко, если, конечно, ты умён и порядочен, — на этом их разговор закончился.

— Для первого урока, полагаю достаточно, — подытожила Рината. — Жду вас всех сегодня вечером у мастерских. Я проведу вас по залам и расскажу про то, как делаются нити для снов. А завтра на рассвете у нас будет первая экскурсия в поля, где собирается роса. Смотрите, не проспите! Это, конечно же, не касается юного наследника, — все дружно посмотрели на Фея, — который может спать сколько ему угодно. Это право короля! — недобро улыбнувшись, добавила она.

Впрочем, последних слов он уже не слышал, так как, трясясь от слез, вылетел из класса прочь. Укрывшись в дальнем углу королевского сада, среди бесчисленных фонтанов и лабиринтов розовых кустов, он сидел в полном одиночестве, растирая слёзы по лицу. Погружённый в свои мысли, он механически рисовал на песке сухой веточкой и тут же стирал причудливые картинки. Фей настолько увлёкся, что даже не заметил, как к нему сзади подошла звездочёт в сопровождении летающей рядом Катерины.

— Вот ты где, мой юный друг.

Фей от неожиданности обернулся и даже забыл стереть очередной рисунок.

— Катерина нашла меня и рассказала мне про твой первый урок. — Дина подсела к мальчику, и, поправив причёску, задумчиво продолжила. — Это, конечно неприятно, но тебе какое-то придётся терпеть выходки некоторых жительниц.

— Разве так необходимо ходить на уроки, выслушивать насмешки, если можно просто заставить эту вредину приходить в замок? И пусть учит меня всему, что необходимо. Ведь, так сделать можно?

— Конечно можно. Но, подумай сам, стоит ли оно того? Только посещая занятия и общаясь со сверстницами и преподавателями, ты сможешь добиться их дружбы. Да, это сложный путь, требующий большого мужества и терпения. Но, если ты действительно хочешь стать уважаемым королём, ты должен будешь пройти его полностью. Если же хочешь стать просто правителем, которого все должны любить уже за одно то, что он король, — она пожала плечами. — Конечно, не сложно приказать Ринате приходить к тебе для проведения уроков…

— И ни каких унижений, никаких насмешек? — Фей внимательно посмотрел на свою собеседницу.

— И никакого общения, никаких друзей, — Дина устало посмотрела на Фея. — Лишь титул, с которым все обязаны считаться, нравится это им или нет.

— И я должен буду выбирать? — хмуро глядя куда-то перед собой, пробормотал Фей. Потом, словно цепляясь за какую-то спасительную мысль, он перевёл взгляд на Дину — А можно так, чтобы без насмешек, но общаясь со сверстницами? — глядя прямо в глаза своей подруге, снова спросил мальчик.

— Можно, — утвердительно кивнула головой она, — но сначала придётся пройти через то, что тебе так не нравится.

— Но почему?

— Когда-нибудь ты поймёшь. А теперь подумай, чего ты хочешь больше. До вечера ещё есть время, — сказав это, Дина встала и пошла по направлению к своей башне.

— Когда-нибудь я пойму. А как скоро наступит это «когда-нибудь»? Почему нельзя просто приказать Ринате не насмехаться надо мной? — хмуро глядя вслед уходящей подруге, пробормотал Фей.

— Взрослых иногда так сложно понять! — с этими словами Катерина схватила совершенно расстроенного Фея за руку и попыталась стащить его со скамейки. — Ну же! Не будь ты таким хмурым и мрачным. Я уверена, что всё это будет длиться недолго.

— Конечно недолго! Я сегодня же скажу Дине, что впредь буду обучаться у неё, а эта вредина Рината будет лично приходить ко мне, чтобы преподать очередной урок. Наверное, тогда у неё пропадёт всякое желание зубоскалить и насмехаться надо мной!

— Но, Фей. А как же я? Мы только-только познакомились, а ты уже хочешь разважничаться и начать вредничать. А, между прочим, ты — мой первый друг.

Фей задумался, а Катерина, между тем продолжила.

— Только представь себе, сколько новых друзей можно найти в школе. В конце концов, если у тебя получится сдружиться ещё с кем-то, то тебе станет легче. И потом, отказаться от уроков успеешь в любой момент, но делать это после первого же занятия… Разве так подобает поступать настоящему королю?

— Ну, я и вправду не знаю, — неуверенно начал Фей. — Знаешь как обидно, когда над тобой так и норовят посмеяться.

— Не знаю, — отрицательно покачала головой Катерина. — Но не забывай: ты — наследник. Представь себе: перед тобой стоит проблема. Но тебе не хочется её решать, лишь просто убежать. И что ты тогда за правитель?

— Ну, я попробую, — угрюмо пробормотал мальчик. — Не знаю, правда, что из этого получится. Но, ты, пожалуй, права, — упершись руками в скамейку, так, словно собирался сию же секунду, как следует оттолкнувшись, прыгнуть в пустоту, с улыбкой ответил он. — Негоже наследнику престола прятаться от проблем, вместо того, чтобы решать их.

— Здорово. Теперь играть. До вечера ещё есть время. Да, кстати. Как ты сообщишь о своём решении Дине?

— Никак. А зачем? — поймав удивлённый взгляд Катерины, продолжил мальчик. — Она и так поймёт. Ведь, если не подойду к ней до вечера, значит, я выбрал школу.

С этими словами Фей вскочил со скамейки и, весело тронув Катерину за плечо, громко крикнул.

— Ты водишь!

— Ах вот ты как! Ну, погоди у меня!

Веселясь и порхая по саду, они прятались друг от друга среди огромных бутонов благоухающих роз в своей весёлой игре. По мере приближения вечера всё больше и больше одноклассниц, слетались на звонкий смех со всех концов Долины и принимали участие в забаве. Наконец, весёлые и запыхавшиеся они весёлой компанией подлетели к назначенному месту, где их уже поджидала Рината.

— Вы опоздали! Как после этого я могу доверить вам хоть что-то? Между прочим, вместо того, чтобы праздно веселиться, могли бы заняться чем-нибудь более полезным, — недовольно поглядела она на разом притихших детей и, увидев среди них Фея, добавила. — Я смотрю, наш юный король снизошёл до того, чтобы составить нам компанию.

Резко развернувшись, она, махнула рукой и громко скомандовала.

— А теперь все за мной! — и, сопровождаемая маленькой свитой, она направилась прямиком в башню ткачих.

 

Дина, так и не дождавшись появления Фея, поняла, что он всё-таки выбрал школу. По крайней мере пока. Но на долго ли? Наверное, стоит поговорить на эту тему с Маргаритой, что скажет она? Быть может, действительно стоит приказать Ринате быть повежливей с наследником?

Раздумывая таким образом, звездочёт добралась до скамейки, где ещё недавно сидела в компании Фея и Катерины. Погружённая в свои мысли, Дина присела, чтобы чуть отдохнуть. Взяв в руки свою неизменную спутницу — трость, она начала постукивать её кончиком по длинным носкам своих изящных туфелек, как вдруг её внимание привлекли образы и фигурки, нарисованные мальчиком. Вглядевшись внимательнее, она поняла, что это не случайный набор линий и кружков, а фрагменты каких-то рисунков. Аккуратно обойдя вокруг и найдя, наконец, правильное положение, звездочёт начала медленно расшифровывать картину. Проблема заключалась в том, что, Фей делал это механически, стирая предыдущие и рисуя новые прямо поверх. Потому приходилось основательно постараться, чтобы понять, что здесь относится к чему. Потратив около получаса, Дина, наконец, смогла различить несколько образов. Вот страшный дракон, с почему-то торчащими из глаз каждой из трёх голов веточками. Вот, колесница, запряжённая тремя странными скакунами, кто-то лежит на полу, но непонятно кто, где и почему.

— Странно всё это! — вслух подумала она. — Надо бы обратиться к Ыых. Уж кто-кто, а она должна хоть что-то понять из всей этой мозаики.

Решив так, она немедленно встала и направилась в сторону хижины старухи.

 

— Итак, дети, — громогласно объявила Рината, остановив экскурсию в первом зале, — здесь наши самые молодые работницы вытягивают серебряные ниточки из капелек росы. Далее из них будут вытканы полотна, на которые наносятся рисунки. Смотрите, все собранные росинки собираются в эти ёмкости, — с этими словами она указала на огромные прозрачные баки. Из них во все стороны торчали стеклянные трубочки, исчезающие в корытах, в которых чуть поскрипывая, вращались огромные барабаны, густо усеянный маленькими штырьками. — Эти барабаны чудесным образом делают воду не такой жидкой, — продолжала, тараторить Рината свой заученный текст, когда Фей вдруг прервал её:

— А что это за чудесный способ? И как это: сделать воду не такой жидкой? Может, было

бы правильнее сказать, сгущает воду?

Учительница внезапно замерла, словно наткнулась на невидимую стену.

— Здесь я решаю, что и когда правильнее говорить, молодой человек! — надменно и зло процедила она.

— Хорошо, — кивнул головой мальчик, — я больше не буду поправлять вас. Но что это за чудесный способ сгущения воды?

— Не кажется ли вам, что вы проявляете излишнюю любопытность, Ваше Высочество?

— Просто хочу понять, как это работает. В конце концов, должен же я знать что, как и почему происходит в моём королевстве.

— Вы должны просто слушать меня и не задавать глупых вопросов! — с этими словами она резко развернулась, и, не закончив рассказа про то, как же делаются нити, повела группу в другой зал. Феи, занятые за странными механизмами, слышали разговор от и до. Едва лишь Рината выскочила из комнаты, они начали весело подмигивать и махать руками Фею.

— А по-моему она и сама-то толком ничего не знает! — хихикнув, шепнула ему на ухо стоявшая рядом Катерина.

— По-моему тоже. Но, полетели дальше, слушать, что она ещё расскажет.

Следующая часть прошла приблизительно так же: Рината повторяла за долгие годы зазубренные фразы, то и дело прерываясь на то, чтобы отвертеться от вопросов Фея. В конце концов, разъярённая учительница остановила экскурсию, сославшись на жуткую мигрень.

— Жду вас всех завтра в пять утра возле главных ворот. Мы все отправимся собирать росу для цеха, в котором только что были. В этом нам поможет фея по имени… — Рината на пару секунд задумалась, — Ксения. Она расскажет вам, как правильно собирать капельки росы. Итак, до завтра, — дрожащим голосом закончила она, и закрыв лицо руками, живо покинула огромный зал. Маленькая же экскурсия, чуть постояв среди огромных машин и странных механизмов, видя, что сейчас просто не до них, тоже медленно потянулась к выходу.

 

Старая Ыых, пыхтя и по-старчески кряхтя, склонилась над мозаикой из странных образов и картин.

— М-да! — наконец многозначительно произнесла она.

— Что ты видишь? — поинтересовалась, наконец, Дина, устав ждать. Вместо ответа она снова услышала загадочное «М-да». Наконец старуха оторвалась от рисунка и задумчиво уставилась куда-то сквозь Дину.

— М-да! — в третий раз повторила она.

— Что, скажи, наконец, происходит!

— Не к добру всё это, — наконец неторопливо произнесла Ыых в ответ, — ох, не к добру.

— Что именно?

— Наверное, ничего подобного не описано во всех ваших мудрёных книгах и трактатах. Жаль. — И, ничего не объясняя, она развернулась и задумчиво поплелась по направлению к своей хижине.

— Да что, объясни, наконец, происходит? Что всё это значит и чего не написано в книгах и трактатах?

Резко остановившись, Ыых удивлённо осмотрела Дину с ног до головы так, будто, сама удивилась тому, как она здесь оказалась и почему звездочёт задаёт ей глупые вопросы. Потом, помолчав ещё несколько секунд, старуха медленно проговорила.

— Не написано то, что негоже отвлекать пожилых и уважаемых жительниц от важных дел только для того, чтобы расшифровать то, что и сама знаешь! — гневно проговорив это, она развернулась и, не оборачиваясь, пошла к своей хижине.

— Что-то не так. Здесь что-то не так! — и, задумавшись над тем, что бы всё это могло означать, Дина побрела в свою башню.

— Что же, мой старый верный Альфред, похоже, дожили мы до Времён исполнения Пророчества, — мешая жутко пахнущую жижу в подвешенном над очагом огромном чугуне, бормотала Ыых. — Видно, и впрямь верно говорят: «Судьбу не обхитрить, как бы ты не старался». Наше с тобой дело — устроить всё так, чтобы Пророчество исполнилось как можно позже, — старуха надолго замолчала, сосредоточившись на перемешивании зелёной бурды. Потом, тяжело вздохнув, добавила. — Ну, или, по крайней, мере, не ранее, чем он хоть чуть повзрослеет и не наберётся опыта. Мальчишки, мальчишки. Вечно вы играете в войны и битвы, но что если всё это перестанет быть игрой? Альфред, — обратилась она к сидевшему рядом огромному псу, — громадный пёс вскочил на ноги и, воинственно рыча, закружился по крохотной комнатке. — А теперь иди и исполняй то, что приказано. — пёс стрелой выскочил на улицу и мигом растворился в темноте.

 

Глава четвертая. Ведёрко, башня и ткацкий станок

— Доброе утро, малыши! — приветствовала экскурсию маленькая улыбчивая фея. — Меня зовут Ксения и сегодня я объясню вам, как правильно собирать росу. Обычно этим занимаются учительницы, но в этот раз Рината попросила провести этот урок меня. Что же, приступим! — и, оглядев вмиг примолкших учеников, она начала.

— Кто скажет мне, что главное при сборе росы? Ну же, смелее, — не получив ответа, повторила она свой вопрос.

— Может, не проспать?

— Не намочить крылышки?

— Знать, где много росы? — ответы так и посыпались со всех сторон, но Ксения лишь отрицательно покачала головой.

— Всё, что вы сейчас перечислили, несомненно очень и очень важно, но есть кое-что ещё, — с этими словами она подлетела к ближайшей травинке и, приподняв её, показала маленькую капельку. — Как вы думаете, её уже можно собрать или нет? — Ксения весело оглядела учеников.

— Наверное, можно, — неуверенно произнёс Фей

— А почему ты так считаешь?

— Не знаю, просто мне так кажется.

— Ну, что же, давайте проверим. Итак, главное — определить созрела капелька или нет. Но как же узнать это? — ребята снова притихли, ожидая ответа. — Смотрите. Я поворачиваю травинку так, чтобы на росинку попал лучик света, — с этими словами Ксения повернула зелёный стебелёк. На капельке тут же вспыхнул маленький блик. — Это значит, что она вот-вот созреет. Если капелька не отражает ничего, значит, она ещё совсем зелёная и собирать её ещё рано, один — что к ней можно вернуться через несколько минут. Если же вспыхнут два блика, то, значит, капелька созрела.

— А, если я случайно соберу незрелую, что тогда? — тихонько задала вопрос маленькая стеснительная фея.

— Собранная тобой вода затвердеет ещё до того, как ты долетишь до следующего листика, и тебе придётся всё оставшееся время чистить ведёрко. Поняли? — Ксения снова посмотрела на ребят и, увидев дружное кивание, продолжила. — Тогда каждый из вас возьмёт по ведёрку и попробует собрать несколько капелек. Я же помогу отличить зрелую от незрелой. После этого мы устроим небольшой конкурс. Хорошо? — вместо ответа — лишь дружное кивание десяти маленьких головок. — Тогда приступаем! — в руках у каждой из учениц и Фея вдруг появилось по маленькому серебряному ведёрку. — Только не забудьте, зрелая — два блика! — но ребята, увлечённые поисками, уже не слышали.

Как оказалось, правильно определить созрела капелька или нет, не такая простая задача. Каждый раз приходилось долго и внимательно рассматривать росинку, пытаясь хоть что-то увидеть в ней. Вот уже несколько фей, приземлились в тени деревьев, перевернули свои ведёрки и стучали по их дну. Тем не менее, мало-помалу все научились правильно выбирать капельки.

— А теперь конкурс! — захлопала в ладоши Ксения, привлекая внимание. — Кто быстрее всех соберёт полное ведёрко, тот завтра посетит башню ткачих. Хотите?

— Да! — раздалось со всех сторон. — Хотим!

— Тогда, я считаю до трёх, и мы начинаем. Готовы? — убедившись, что все собрались, Ксения подняла правую руку вверх, готовясь дать отмашку. — Раз, два, три! — махнув рукой, громко выкрикнула она.

Словно маленький вихрь, дети кинулись к ближайшим зарослям. Фей одним из первых скрылся в кустах боярышника и быстро управился с заданием. Довольный собой, он уже собрался объявить о том, что готов, как вдруг, совсем рядом, услышал негромкие всхлипывания. Аккуратно отодвинув один из листиков, он увидел плачущую маленькую фею. Присмотревшись внимательней, мальчик узнал в ней Тихоню. Стараясь не выдавать своего присутствия, Фей уже собрался двинуться дальше, сделав вид, что ничего не видел, но не смог.

— Эй! — негромко окликнул он её. — Тихоня, ты чего?

В ответ на это она лишь сильнее расплакалась.

— Что случилось? Ты поранилась? — подлетая вплотную к ней, поинтересовался Фей. Не получив ответа, он приземлился рядом и попытался поднять ведёрко Тихони, тут же поняв причину её слёз: собранная девочкой роса затвердела, как камень.

— Ты собрала незрелую капельку и из-за этого так расстроилась? Подумаешь, беда. Мы же впервые собираем росу.

— Да? Тебе легко говорить, ты набрал полное ведёрко и ни разу не ошибся, — с трудом сдерживая слёзы ответила Тихоня, — а я даже не заметила, когда собрала зелёную капельку. Что теперь скажет Ксения?

— Да ничего она не скажет, — начал Фей, но Тихоня его тут же перебила.

— Да? Ничего не скажет, а лишь посмотрит так, что со стыда сгореть можно! — снова разрыдалась она.

— Давай попробуем почистить его, — закусив губу, Фей перевернул ведёрко и что было сил ударил по его дну. «Бум» — глухо разнеслось по зарослям «Бум, бум, бум, бум», — сейчас посмотрим, что у нас получилось! — с этими словами Фей попытался приподнять ведёрко в надежде, что застывшая масса отстанет ото дна и стенок. Увы! Она намертво приклеилась, и совершенно не желала выскакивать наружу.

— Я даже не знаю, что мне теперь делать! — размазывая слёзы по лицу, Тихоня снова расплакалась.

— Возьми, — вздохнув, Фей протянул ей своё ведёрко.

— Но, Фей, а как же ты?

— Я скажу, что так торопился, что нечаянно собрал несколько зелёных капелек.

— Но я не могу так, — не отрываясь глядя на подарок, пробормотала Тихоня. — Получится, что я всех обманываю.

— Думаешь, будет лучше, если ты просидишь здесь до самого вечера? И потом, разве это обман, если я сам дарю тебе его? Бери! — и, не дождавшись ответа, он повесил ведёрко на ближайшую ветку. Затем быстро схватил Тихонино и, не говоря ни слова, вылетел из зарослей. Честно говоря, ему ужасно не хотелось отдавать своё ведёрко, но Фей просто не знал, как ещё можно успокоить безутешно рыдающую девочку. Вылетел же он просто для того, чтобы вдруг не передумать и не изменить своего решения. Оглядевшись вокруг, он легко обнаружил своих одноклассниц. «Что же, придётся потерпеть ещё немного насмешек» — сам про себя подумал он и медленно полетел по направлению к девочкам. Но, странное дело, чем ближе он подлетал, тем отчётливее видел, что все они чем-то ужасно расстроены. «Странно, что такого могло произойти?» — забеспокоился он. И, подлетев вплотную, громко выкрикнул.

— Эй, что у вас случилось?

Все дружно обернулись, уныло посмотрев на Фея.

— Что такое? — он с удивлением посмотрел на ведёрки одноклассниц и вдруг весело рассмеялся. — А я-то думал, что буду единственным из класса, кто ухитрился собрать несколько незрелых росинок!

— Пожалуй, с конкурсом я слишком поторопилась, — уныло осматривая ряд из серебряных ведёрок с намертво застывшим содержимым, печально вздохнула Ксения. — Но у вас так здорово получалось, что я решила устроить небольшое соревнование.

— Ну что же, не будем зря расстраиваться. Сегодняшний мой опыт не удался, но в качестве утешительного приза, завтра мы все отправимся на экскурсию в башню ткачих. Идёт? — она оглядела своих подопечных

— Ура! — раздалось вместо ответа.

— Но, только при одном условии, — приложив указательный палец к губам, заговорщическим шёпотом обратилась она к ученицам. — И это условие заключается в том, что Рината не узнает о моей сегодняшней ошибке. Хорошо?

— Хорошо, — дружно закивали в ответ феи.

— Кстати, — Ксения осмотрела свою группу, — а где наша Тихоня?

Все дружно огляделись по сторонам и, не увидев девочки, озадаченно посмотрели на заросли боярышника. Вообще-то, в Долине у маленьких её обитательниц не было врагов, поэтому ничего страшного с феей случиться просто не могло, но всё-таки. В конце концов она могла пораниться об острый сучок что для маленькой феи очень и очень неприятно.

— Странно, где же она может быть? — озадаченно осмотрелась вокруг Ксения.

Как раз в этот момент из зарослей, краснея и тайком поглядывая на Фея, вылетела Тихоня. Стараясь не расплескать ни капли из своего ведёрка, она медленно полетела к замершим в удивлении одноклассницам.

— Вот видите, — улыбнулась Ксения, — спешка редко приводит к результату. Так что в следующий раз мы не будем устраивать таких соревнований, а, неторопясь, сделаем то, что надо и все вместе отправимся на какую-нибудь познавательную экскурсию. Идёт?

— Идёт! — дружно закивали головами ученицы.

— Раз так, давайте поздравим нашу героиню. Я думаю, она это заслужила, — последние слова её утонули в буре аплодисментов и радостных поздравлениях.

— Хватит, хватит, хватит! — наконец замахала руками Ксения, успокаивая своих подопечных. — Раз у нас есть победитель, значит, должен быть и главный приз.

— Но я бы не хотела идти одной на экскурсию, — покраснев ещё сильнее, ответила Тихоня. — Правда. Можно мне кого-нибудь пригласить?

— Да, пусть она кого-нибудь возьмёт с собой!

— Ксения, но ты же обещала, что пойдут все!

— Тихо, тихо, — быстро успокоила детей Ксения. — Я уже признала свою ошибку и пообещала, что на экскурсию пойдут все. Так что теперь я не могу забрать свои слова обратно, даже, если очень захочу. Но, наша победительница в любом случае получит приз. Или вы считаете, что она этого не заслужила? — с улыбкой посмотрела она на ребят.

— Конечно, заслужила! — выкрикнул Фей.

— Да! Она же победительница.

— Заслужила! — раздавалось со всех сторон.

— Раз так, — Ксения громко хлопнула в ладоши, тогда, — она весело подмигнула, — мы устроим Тихоне сюрприз.

 

Когда любой из нас сладко потягивается в тёплой постели, неторопливо рассуждая, а не правильнее ли понежиться ещё несколько минут. Когда солнце только-только начинает щекотать ресницы своими лучиками… Словом в то время, когда никому из нас даже и в голову не придёт откинуть в сторону пушистое одеяло феи приступают к работе.

Одно за другим распахивались резные ставни окон милых домиков, аккуратно сложенных из жёлтого кирпича. Весело звеня крылышками, из них вылетали маленькие девочки, запуская солнечные зайчики в окна своих ещё не проснувшихся подруг. Собираясь небольшими компаниями, они летели в поля собирать росинки.

Ещё через несколько минут начали распахиваться деревянные двери, из которых начали расходиться остальные жительницы Долины. Вот, приветствуя подруг, по направлению к башне ткачих, направились розовощёкие задорные девицы, которые приступят к вытягиванию нитей из собранной росы. Следом за ними, в последний раз заглядывая в посудины с водой и проверяя, хорошо ли они сегодня выглядят, вышли статные дамы. Часть из них пошагали вслед за молодежью, чтобы занять свои места за стоящими в ряд ткацкими станками. Остальные разошлись по своим делам: кому-то из них сегодня предстояло подкрашивать розовой краской оконные рамы своего и соседских домиков. Кто-то возьмётся за метлу и весь день будет чистить брусчатку от пыли. Кто-то будет выдёргивать сорняки из клумб с великолепными цветами. Кое-кто из них… впрочем, в Долине, как и в любом другом месте всегда хватало хлопот для любой из её жительниц.

Наконец, последними, статно и неторопливо из домов вышли семь Мастериц, в обязанности которых входило нанесение узоров на ткань. Важно оглядев улицу, они чинно усаживались в колесницы, запряжённые верховыми жуками. Хлопнув в воздухе небольшими серебряными плётками, Мастерицы мигом поднимались в воздух к самой верхушке Башни Ткачих.

— Только самые искусные и умелые феи удостаиваются такой чести, — мечтательно произнесла Ксения. — Только самые достойные узнают секреты мастерства и допускаются в башню. Ах, хотела бы и я когда-нибудь попасть сюда! — говоря это, она осмотрела свой маленький класс и, улыбнувшись, весело добавила: — Уверена, что кто-то из вас обязательно станет искусной Мастерицей.

— А разве мы не поднимемся туда и не увидим, как наносятся узоры? — поинтересовался Фей.

— Нет. Сегодня мы лишь поднимемся до цеха, где Рукодельницы ткут полотна.

— Но почему?

— Потому, что кто-то слишком торопится узнать всё раньше времени. Итак, дети, — Рината, подошедшая сзади и слышавшая весь этот разговор от начала и до конца, обратилась к своим подопечным, — рада вас вновь увидеть в добром здравии и полном составе. Надеюсь, вам понравился вчерашний день, проведённый вместе с Ксенией? Она у нас молодая, но очень способная ученица, — все дружно повернулись на голос, но, вместо строгой неопределённого возраста учительницы, они увидели молодую, длинноволосую девушку. Куда подевались очки в тонкой искусной оправе, где туго стянутый пучок волос и тот надменный и строгий взгляд? Пожалуй, только по голосу можно было догадаться о том, что эта молодая красивая фея и есть та самая злюка-Рината, что только позавчера вселяла трепет в своих учениц. — Не сомневайтесь, — добро улыбнувшись, снова обратилась учительница к маленьким феям, — это я. Просто иногда наступает время что-то изменить в своей жизни. Так вам понравился вчерашний день?

— Понравился. Очень понравился! — дети радостно захлопали в ладоши.

— Значит, никто не будет против, если и на сегодняшнюю экскурсию в качестве преподавателя пойдёт Ксения? — снова улыбнулась Рината.

— Здорово!

— А как же вы? — чуть слышно поинтересовалась Тихоня.

— Представим себе, что сегодня я точно такая же ученица как и вы, — совершенно неожиданно предложила учительница.

— А это правда, что мы сегодня дойдём лишь до цеха Рукодельниц? — поинтересовался Фей

— Да. Сегодня мы действительно дойдём лишь до второго цеха башни. Мы закончим нашу сегодняшнюю экскурсию просмотром коллекцией полотен, сделанных такими же маленькими феями, как и вы. Более того, — успокоила она зашумевших детей, — сегодня каждый из вас попробует выткать полотно для того, чтобы тоже оставить его в нашем маленьком музее. Хорошо?

— Хорошо, — дети дружно закивали головами.

— На самую верхушку башни мы не поднимемся лишь потому, что не очень хорошо отвлекать мастериц от их дела, — опережая вопрос Фея, ответила Рината, — Но, в Месяц Дождей мы обязательно посетим их, и каждый из вас попробует нанести свой первый узор на полотно.

— А почему мы можем отвлекать Рукодельниц, но не можем отвлечь Мастериц? — тут же задал вопрос Фей.

— Потому, что Мастериц всего семь, а Рукодельниц гораздо больше. И потом, кое-кто из них также как и вы, сегодня впервые прикоснётся к ткацкому станку, — ответила она на вопрос мальчика.

— А почему тогда Рукодельниц всего семь? — не унимался Фей.

— На этот вопрос я, к сожалению, ничего не могу тебе ответить. Но, я обязательно посмотрю летописи и легенды нашей Долины. Полагаю, что это как-то связано с традициями королевства.

Взявшись за руки, дети полетели за Ринатой к центральному входу Башни.

Лишь только они пересекли порог, как тут же волна непривычных звуков с головами поглотила маленьких экскурсантов. Поскрипывание причудливых механизмов и уханье огромных станков, позвякивание ножниц и шуршание барабанов, перешёптывание и звонкий смех самих Рукодельниц и маленьких фей: всё это было настолько непривычно и необычно, что дети замерли, удивлённо оглядывая всё вокруг.

— Минуточку внимания! — громко похлопала в ладоши Рината. — Сейчас мы с вами изучим весь процесс изготовления полотен. Если в ходе экскурсии у вас появятся вопросы, — с этими словами она посмотрела на Фея, — то, не стесняясь, задавайте их мне. Я постараюсь ответить на каждый из них. Хорошо? — в ответ дети дружно закивали головами. — Тогда, Ксения, начинай.

— Итак. Посмотрите, пожалуйста, направо, — маленькая фея указала рукой на несколько рядов странных цилиндров, стоящих на причудливых механизмах и чуть заметно вращающихся по часовой стрелке. — Здесь всё и начинается. Каждое утро эти барабаны меняются на новые. «Зачем?», спросите вы. — Ксения хитро улыбнулась своим ученицам. Те лишь недоумённо покачали головами. — Не догадываетесь? Ну-ка все дружно внимательно-внимательно посмотрите на них и скажите мне, что вы увидели.

Ученики начали внимательно рассматривать барабаны.

— Обратите внимание на солнечные лучики, те, что падают на сами барабаны, — подсказала Рината.

— Ой, — первой воскликнула Катерина, — на них что-то есть! — Одна за другой, ученицы рассмотрели, что на барабаны что-то намотано.

— Но что это? — подлетев ближе, Фей осторожно потрогал нечто. — Ой, какое мягкое!

— Это нити, которые вытягиваются из капелек росы. — Видите, они кажутся невидимыми, но, если вглядеться, то можно их рассмотреть.

— Но как из них можно что-то сделать, если их и разглядеть-то трудно? — озадаченно разглядывая тоненькую нить, чуть слышно поинтересовалась Тихоня.

— Для того, чтобы получить ответ на этот вопрос, мы пройдём в следующее помещение. Да, чтобы работать с такими ниточками, нужны определённые навыки и опыт. Но, поверьте мне, это далеко не так сложно, как может показаться. Тем более, что, прежде чем попасть к Рукодельницам, эти нити подвергаются специальной обработке. Пойдёмте, и мы увидим, что происходит с ними в дальше.

Экскурсия прошла вдоль рядов барабанов с нитями и оказалась в ярко освёщённом зале, наполненном причудливыми качелями, больше похожими на старые деревянные пресс-папье. Звонко смеясь, стайки маленьких фей раскачивали эти странные конструкции которые, лениво переваливаясь с боку на бок, издавали необычные звуки, словно их полукруглые деревянные основания были чем-то заполнены.

— Итак, смотрите. Как вы думаете, что они делают?

— Качаются на качелях! — хором ответили маленькие экскурсанты.

— Вот и нет! — рассмеялась Ксения, — хотя и очень похоже. Присмотритесь и вы обязательно заметите, что эти качели внутри не пустые, а наполненные порошком, который высыпается на пол через маленькие щёлочки. Видите? — дети дружно закивали головами. — Это цветочная пыльца. Теперь смотрите: наши нити собираются в пучки и тянутся от барабанов к качелям. Дальше, они пропускаются под ними и как бы проходят под прессом, с пыльцой. Как вы думаете, зачем?

— Может, чтобы пропитать их? — предположила Тихоня.

— Так, — ободряюще улыбнулась Ксения, — очень близко. А зачем, у кого какие мысли? — ребята недоумённо переглянулись. — Хорошо. Задам вопрос по-другому: зачем прозрачные нити пропитывать цветной пыльцой?

— Чтобы они тоже стали цветными! — дружно ответили дети.

— Точно! — улыбнулась Ксения. — Каждое из этих приспособлений качается каждый день без остановок, окрашивая нити в различные цвета радуги. Это делается как раз для того, чтобы феи, которые ткут полотна для снов, могли спокойно работать с ними, не боясь запутаться в нитях, или, чего доброго, порвать их.

— А для чего они делаются разноцветными? — снова поинтересовался Фей.

— Для того, чтобы разным детям снились разные сны, — охотно пришла на помощь Ксении Рината, всё это время молча слушавшая свою ученицу. — Самые сладкие получаются, если делать их из нитей нежно-розового цвета. Такие сны достаются самым послушным и добрым ребятам. И наносятся на них самые интересные узоры и рисунки. Нити зелёного и голубого цветов идут на изготовление снов для добрых детей и, как правило, от первых они мало чем отличаются. Жёлтый, оранжевый — для тех, кто может лишь похвастаться тем, что он послушный. Мы наносим на них очень добрые и чудесные рисунки для того, чтобы они стали чуточку добрее. Синий же и фиолетовый — цвета для непослушных драчунов и забияк. Это не значит, что они, чем все остальные. Зачем? В том, что дети имеют скверный характер, как правило, виноваты сами взрослые. Мы же, делая сны для этих ребят, пытаемся разбудить в них добрые чувства. Но, как вы видите, фиолетовых нитей мы почти не делаем. Это означает лишь то, что таких детей — меньшинство.

— Теперь — самая интересная часть нашей экскурсии! — когда дети вдоволь насмотрелись на барабаны и качели, объявила Рината. — Сейчас мы с вами поднимемся к Рукодельницам и увидим как из этих нитей делаются полотна. Идём?

Вместо ответа, дети слетелись к учительнице и, звеня крылышками, полетели вслед за Ринатой и Ксенией. Помещение, куда они прибыли, было заполнено рядами поскрипывающих деревянных станков странной конструкции и совершенно разных по размерам. Над каждым из них на специальной подставке крепилась веточка, с облепившими её светляками, освещающими всё вокруг не хуже свечей.

— Смотрите, здесь мы делаем полотна для детских снов. И какими они будут, сладкими или не очень, во многом зависит от феи, которая его ткёт. Эти странные конструкции ни что иное, как ткацкие станки. Вот это — Рината, указывая пером на части станка, — рама. К ней крепится конец окрашенной нити.

— Хочешь попробовать? — Улыбнулась мальчику фея, только что ловко выткавшая полотно. Ещё бы! Пожалуй, мало кто отказался бы. Столько слышать про то, что только самые искусные из маленьких Фей допускаются к ткацким станкам. Подумайте сами, отказались бы вы?

— Ага!

— Садись. Смотри, — и она быстро объяснила Фею, как правильно сидеть, правильно натягивать нить и получать красивые ткани. Чуть попотев, Фей научился ловко справляться с капризными станком. Последнее движение и вот, небольшой кусочек ткани, лёг на стол перед мальчиком.

— Ну что же, наш юный наследник, — снова улыбнулась ему фея, — для первого раза у тебя получилось очень неплохо. Этот небольшой кусочек я дарю тебе. Пусть он напоминает о том, что чтобы чего-нибудь достичь, необходимо как следует постараться. Теперь, беги к своей группе, пока они не заметили твоего отсутствия, — впрочем, это было излишним. Маленькие феи со своими учительницами уже несколько минут внимательно наблюдали за действиями наследника престола.

— Вот видите, — когда он, закончив, довольно осматривал своё полотно, обратилась к классу Рината, — ничего сложного здесь нет, нужно просто сесть и попробовать. Мы же с Ксенией и, если Фей не против, вместе с ним, будем помогать вам, подсказывая, что и как делать.

— Ура! — радостный смех живо наполнил помещение. Затем, наступила тишина. Это маленькие феи, рассевшись за свободные станки, приступили к своему первому практическому занятию в башне.

 

— Я очень благодарна тебе за вопросы, — задумчиво глядя в окно, Рината обратилась к Фею. Когда экскурсия закончилась, она попросила мальчика остаться и пройти в её учительскую комнату. — И не удивляйся, это действительно так. Я уже много лет учу детей. Всё было замечательно до тех пор, пока на одном из занятий не побывала Старшая Фрейлина. Ей показалось, что я слишком снисходительна к своим ученицам, закрывая глаза на некоторые их проказы. Она посоветовала быть «капельку построже», как тогда она выразилась. Тогда я возразила, что они всего лишь дети, и им можно иногда пошалить, особенно, если ничего плохого в их шалостях нет, но та лишь рассмеялась в ответ: «Сегодня это всего лишь детские шалости, но во что они превратятся завтра? Не забывайте о том, что на ваши плечи возложена важнейшая задача воспитания подрастающего поколения». Да-да, именно так она и сказала: подрастающее поколение, — вздохнув, Рината отошла от окна и, оперевшись на спинку изящного стула, медленно продолжила. — Потом она где-то достала эти глупые очки и дурацкое платье, заставив меня облачиться во весь этот ужас, заодно дав несколько советов. К её огромному удовольствию, дисциплина в классе стала «приемлемой». Дети, лишь только увидев меня в таком виде, тут же прекратили шалить и стали вести себя очень тихо и робко. Фрейлина же, первые несколько недель просидев на каждом занятии, осталась очень довольна. Теперь ничто не нарушало тишины во время занятий; видя перед доской строгую учительницу с тугим пучком волос, мало кто отважится даже на то, чтобы задать вопрос. Поначалу мне это не очень нравилось, но в конце концов, подбадриваемая Фрейлиной, я решила, что так лучше. Вот уже десять лет на моих уроках и экскурсиях царит полная тишина, и ни одна из учениц не задала мне ни одного вопроса. Я считала, что это из-за того, что я так хорошо веду урок, но, увы, позавчера я поняла, что это не так! То, что ты начал задавать свои вопросы и то, что я не смогла дать ответ, показало мне, что не такой уж я хороший преподаватель, как думала раньше. Спасибо тебе, Фей, за то помощь. Хочешь, я разрешу тебе посещать мою библиотеку? Там можно найти массу интересного, — в ответ Фей лишь утвердительно кивнул головой. — Тогда пойдём, я научу, как правильно с ней работать.

Библиотека Ринаты находилась в соседнем здании и для того, чтобы в неё попасть, нужно было выйти на улицу и, пройдя ровно десять шагов, оказаться перед огромных размеров деревянной дверью, обитой железом.

— Это, пожалуй, единственная дверь в королевстве, которая запирается на замок. — Рината хлопнула в ладоши и вдруг огромный чёрный ключ откуда ни возьмись появился в замочной скважине. Схватившись за него обеими руками, Рината провернула его против часовой стрелки. Негромко крякнув, замок поддавался и отпустил дверь.

— Эту процедуру ты сможешь спокойно избежать, ведь, ты запросто помещаешься в замочной скважине. — прикрыв за собой дверь, произнесла Рината. — Вот она, моя гордость! — провела она рукой, указывая на стеллажи, сплошь и уставленные толстыми книгами в кожаных переплётах. — Всё очень просто: ты подходишь к столу и этим пером, — она указала на торчавшее в чернильнице перо невиданной птицы, — пишешь здесь вопрос, на который тебе нужен ответ. Как только ты это сделаешь, нужная книга или несколько, сами прилетят с полок к тебе на стол. Всё, что надо сделать — это коснуться обратным кончиком пера тех, что тебе необходимы, остальные же в течение нескольких минут снова сами вернуться на свои места. Что ты хочешь узнать? — обратилась она к Фею.

— Ну, — неуверенно пожал он плечами. — Как правильно наносить узор на полотна.

— Хорошо, — кивнула головой учительница. — Тебе надо написать этот вопрос здесь. Не пугайся, что перо такое большое, — подбодрила она Фея.

Неуверенно протянув руку и прикоснувшись к нему, Фей в испуге отскочил в сторону.

— Оно сейчас упадёт!

— Ну что ты! — Добродушно рассмеялась Рината. — Перо просто уменьшилось, вот и всё. Теперь ты можешь спокойно написать им всё, что ты хочешь узнать.

Ты не обижаешься на то, что я была такой врединой? — немного помолчав, обратилась учительница к мальчику, — Я больше не буду себя так вести, мир?

— Мир! — Фей радостно пожал протянутый Ринатой указательный палец её правой руки.

 

Глава пятая. Пёс

К детям, равно как и к их шалостям и проказам, в Долине всегда относились с пониманием. Всё-таки детство — это то время, когда ещё хочется пошалить и порезвиться, когда всё интересно и любопытно. Словом — детство это самая беззаботная пора. Так зачем же устраивать какие-то глупые ограничения? Всё, что запрещалось — это ловить посыльных жуков, подниматься против течения Западного водопада и спускаться в пещеры. И, если за нарушение первого запрета, полагался домашний арест на достаточно суровых по меркам фей условиях, то за остальные, как поговаривали, бывало, и выгоняли из Долины. А, чтобы ни у кого не возникало желания всё-таки приоткрыть покров тайны с загадочных подземелий, к ним был приставлен грозный сторож: одноглазая старуха Ыых со своим страшным псом Альфредом.

В Долине не было более жуткого существа, чем Альфред. Взрослые боялись его, потому что вынесли этот страх из самого своего детства. Дети же — потому, что их родители с самых ранних лет вселяли ужас в них перед псом. Не был исключением и Фей. Как и любому другому ребёнку в Долине, его с детства приучали бояться стража. Как и любой другой, поздними вечерами он пугал своих сверстниц страшными историями, в которых главным героем был Альфред. Словом, для всех жительниц этого удивительного места это пёс был живым олицетворением ужаса.

Стоял знойный летний день. Один из тех, когда хочется просто сидеть в тени или рядом с источником и лениво потягивать холодный лимонад, когда нет желания делать хоть что-то, а лишь отдыхать. Даже летний ветерок, казалось, окончательно уморился в этом пекле и застыл неподвижной тяжёлой массой воздуха. Все, все попрятались от застрявшего на самом высоком из пяти шпилей замка Маргариты светила. Укрываемые тенью резных, утопающих в зелени беседках, жительницы Долины потягивали прохладительные напитки и вели неторопливые беседы на разные темы. И, словно видя, что все его труды напрасны, солнце в бессильной ярости ещё сильнее раскаляло застывший воздух, заставляя даже самых отважных из фей срочно искать укрытия у источников воды или собственных домиках.

И действительно, в заботах сегодня были только Мастерицы. Что поделать, им отдыхать не приходилось. Впрочем, помещение для них сделано таким образом, чтобы летом в нём было достаточно прохладно, а в сезон дождей — тепло и сухо.

Даже старая Ыых, вечно сидевшая на огромном камне рядом с Альфредом, сегодня спряталась от зноя в соседнем парке. Страж же сидел в одной из пещер, выставив наружу лишь кончик носа.

Единственным кто, искал, чем бы заняться, был Фей. Не то, чтобы его не мучил зной, отнюдь. Просто его сегодняшнее настроение не располагало к тому, чтобы просто сидеть, спрятавшись от жгучих лучей светила в одной из многочисленных террасок или беседок. Летая по Долине в поисках занятия, он вдруг услышал слабое постанывание.

— Странно, кто бы это мог быть? — подумал про себя мальчик.

Странный звук раздавался, кажется, со стороны пещер был знаком до боли. Да-да, где-то он его уже слышал, но вот где? Осторожно подлетев к каменной гряде, Фей начал оглядываться по сторонам, но звук пропал точно так же, как и проявился.

— Странно всё это. То звук есть, то его нет.

Тут же вспомнились истории про злых пещерных духов, заманивающих и ворующих детей. От одной только мысли по спине пробежали сотни мелких мурашек, и появилось желание как можно скорее покинуть это место. Правда при этом так захотелось хоть краешком глаза увидеть этих загадочных духов. Ещё бы: столько разговоров про странных обитателей пещер, но ещё никто и никогда их не видел! Фей начал внимательно вслушиваться: где же источник звука.

— Странно, Альфреда нет, — вдруг обнаружил Фей, — обычно он лежит рядом со входами в пещеры и даже близко не подпускает никого.

Звук повторился снова. Ну конечно же, это Альфред. Но почему он так жалобно скулит? Ну конечно! Злые духи захватили его в плен, и теперь ничто их не остановит от того, чтобы покинуть своё обиталище. Нужно срочно найти кого-нибудь из старших и рассказать им о беде! Стон раздался снова, такой жалобный, что вместо того, чтобы сломя голову броситься прочь, Фей подлетел поближе.

— Эй, Альфред!

Пёс, услышав детский голос, недовольно было заворчал, но тут же заскулил опять.

— Альфред, с тобой всё в порядке? — забеспокоился мальчик. Сказать по правде, Фей был самым большим проказником и любителем подразнить стража, но делал он это не со зла, а просто потому, что был ещё ребёнком.

— Точно! Это духи, они затащили пса в пещеру и что-то с ним сделали! Теперь эти чудища вырвутся наружу. Быстрее, звать на помощь! — Фей уже собрался мчаться за помощью, но тут Альфред снова жалобно заскулил, да так, что мальчик снова отказался от этой идеи.

Осторожно подкравшись к самому входу в пещеру, мальчик вдруг понял, что за беда стряслась с псом: Ыых совсем обезумела от старости и жары и, убегая прочь, забыла наполнить миску Альфреда водой. Бедняга просто мучился от жажды! Осторожно подлетев к посудине, Фей схватил её за край и попытался поднять, но не тут-то было! Она оказалась просто неподъёмной!

Пёс, видя, что негодный мальчишка, пытается утащить его миску, попытался выскочить из своего укрытия и прогнать наглеца, но сделать этого просто не смог.

— Да, бедняга! Совсем ты замучился! — пробормотал Фей, увидев попытку Альфреда. — Но, ничего, потерпи чуть-чуть, я что-нибудь придумаю! — Сказать по правде, он даже не представлял, что здесь можно сделать. Ближайший фонтан, где мог находиться хоть кто-то, был слишком далеко, и лететь туда за помощью было бы совершенно глупо. Тем более, что родник был буквально в десяти шагах от Стража.

Отцепить ошейник? Но он сделан на славу ещё старыми Мастерами. Выдернуть гвоздь, держащий цепь? Но это гранит. Что же делать, что же делать?!

— Ну почему я ничего не могу! — чуть не плача от досады, воскликнул Фей, беспомощно оглядываясь вокруг, и вдруг рассмеялся. — Ну конечно! Всё так просто! Придётся, конечно, полетать туда-сюда, но это пустяки.

Быстро сняв свою шёлковую курточку, Фей направился к роднику. Пёс уже понял, что вечно дразнящий его мальчишка в сейчас ничего плохого не задумывает и лишь наблюдал за его действиями. Подлетев к источнику, Фей окунул куртку в воду и, как следует пропитав, помчался по направлению к миске. Подлетев, он выжал жидкость прямо в посудину. М-да, того, что получилось, едва хватило, чтобы закрыть треть дна. После десятого полёта пот уже градом катил с мальчика, не оставляя сухого места на его одежде. После двадцатого, крылья, казалось, одеревенели, а руки покраснели и покрылись волдырями от постоянного выжимания воды. После пятидесятого куртка просто не выдержала и разошлась по швам, а мальчик без сил рухнул на землю, уперевшись спиной в горячий гранит. Всё тело ныло от усталости, руки горели огнём, а глаза заливал пот. Остатки куртки лежали рядом, но уже просто не было сил, чтобы дотянуться до них и вытереть лицо.

Пролежав под палящим солнцем несколько минут, мальчик почувствовал, что кто-то бережно поднимает его за шиворот и относит в тень. Открыв глаза, он обнаружил, что лежит в одной из пещер, а прямо на него смотрят два огромных глаза.

— Альфред? — испугался было Фей, но тут же понял, что ничего плохого страж ему не сделает. И точно, тот лишь смотрел на своего гостя, радостно виляя хвостом.

— Ну что же, барбос, ты, оказывается далеко не такой свирепый, как это кажется издалека. Давай знакомиться. Я — Фей. Ты — Альфред, — пёс завилял хвостом и протянул лапу своему, наверное, первому другу в жизни.

— Альфред! — раздался грозный окрик снаружи. Тот немедленно выскочил, поджав хвост, — Альфред, ты что там делал! Тебе положено охранять пещеры, а не отсиживаться в них! Хотя, сегодня такая жара, что вряд ли кому придёт в голову шляться на улице.

Фей выглянул из пещеры и увидел одноглазую Ыых.

— Так, так. А это что за фокусы? — голос старухи угрожающе задрожал. — С каких это пор Фей и мой пёс стали друзьями?

— Вы забыли наполнить миску Альфреда, — чуть слышно прошептал мальчик.

— Что?!!

— А я услышал, что он стонет и набрал воды.

Ыых недоверчиво посмотрела на обоих, потом на миску:

— И как же ты это сделал, маленький плут? Миска ведь не простая, а чугунная!

— Курткой, — от страха Фей был готов расплакаться и потому говорил тихо-тихо. Но Ыых была совсем неглупой феей. Посмотрев на руки мальчика, а затем увидев остатки его курточки, она поняла, что Фей не врёт.

— Так-так, дружок, — её голос стал более приветливым, — похоже, ты сказал правду! Я было не поверила: слишком уж любил ты подразнить моего Альфреда. Но, ты просто мальчишка, и делал это не со зла. Теперь я вижу, что у тебя по-королевски доброе сердце. Ну, заходи, — старуха кивнула по направлению к ютившейся рядом своей хижины, ты посмотрим, что можно сделать с твоими руками и курткой.

Зайдя в дом, Фей обнаружил, что здесь, несмотря на жару на улице и удивительно тонкие стены, весьма прохладно. Пока мальчик удивлённо оглядывал странное жилище Ыых, бормоча себе что-то под нос и чуть пританцовывая, растопила огонь в очаге.

Прямо перед ним была лестница на некогда жилой, а теперь просто заброшенный второй этаж. Чуть правее — огромных размеров комната, по всей видимости, бывшая когда-то кухней, а теперь ставшая просто кладовкой. В самом центре хижины высилась огромная железная кровать Ыых, накрытая неимоверным количеством одеял и подушек. У дальней от окна стены огромным закопченным пятном чернел очаг, над которым на металлическом пруте висел пузатый котёл. Стены были сплошь увешаны пучками засушенных трав, источающих такую немыслимую гамму ароматов, что у попавшего сюда тут же начиналась кружиться голова. В самом тёмном углу, чуть поблёскивая из-под тряпья, которое неизвестно зачем хранила Ыых, висели доспехи и щит.

— Ыхна ухна, аыыа, уыыа, е, е, — донеслось вдруг до слуха мальчика. Мгновенно отвлёкшись от осмотра комнаты, Фей бросил взгляд на старуху, колдующую с очагом. Напевая странный монотонный мотивчик, Ыых кинула в огонь тряпки, которые совсем недавно были курткой Фея. Задалось шипение, и запах горящей ткани наполнил помещение.

— Ууаа, ыыые, ммм, ауи, — веник из засушенных трав разгорелся, разнося по комнате одуряющий аромат.

— Иииоа, а, иа, — глаза Фея начали медленно закрываться под убаюкивающе-монотонное пение старухи.

— Аыыи, уу, е! — мальчик открыл глаза, совершенно ничего не понимая. На спинке стула висела его целая шёлковая курточка, ладони, ещё недавно покрытые волдырями от постоянного выжимания, выглядели совершенно нормально.

— Сколько времени я пробыл здесь? — удивлённо глядя по сторонам, спросил Фей.

— Ты просто закрыл глаза и тут же открыл их, — улыбнулась старуха.

— Но как так может быть, чтобы руки зажили в одно мгновение?

— Не веришь, выгляни на улицу, — и действительно, на дворе всё так же беспощадно палило солнце, Альфред всё также сидел на крыльце, ожидая, когда появится Фей. Увидев его, он радостно подпрыгнул и попытался лизнуть мальчика, едва не проглотив его целиком.

— А я его всегда боялся! — со смехом уворачиваясь от радостно прыгающего пса, с удивлением воскликнул мальчик.

— Не только ты. Но, как можешь видеть, он совершенно не страшный, если, конечно, с ним подружиться. А, вот как раз это может далеко не каждый, — добавила она, потрепав мальчика по голове.

— А можно я буду приходить в гости к вам и Альфреду?

— Ну конечно можешь! Ведь, мы теперь друзья.

 

Глава шестая. Начальник жучьей охраны

— Сегодня, мои юные ученицы и ученик, мы научимся правильно готовить горячий шоколад, — учительница весело посмотрела на притихший в ожидании класс.

Да, да, не удивляйтесь, феи очень любят этот напиток, особенно по утрам, когда солнце еще не припекает, а впереди у них целый день, полный забот и хлопот. Что может быть лучше, чем, поглядывая на огонь в камине, неторопливо выпить чашечку этого восхитительного напитка, блаженно хрустя прожаренным гренком. Подумайте хорошенько и вы поймёте, что феи нипочём не откажут себе в таком удовольствии. Вот почему все дружно затихли, приготовившись записывать.

Вполне удовлетворённая эффектом, Рината начала раскладывать на столе необходимые ингредиенты: какао-порошок, сахар, склянку с молоком и несколько колбочек с какими-то необычными порошками и приправами.

— Итак, — начала она, — навострите ваши ушки, возьмите в руки перья и приготовьтесь слушать! Для того, чтобы приготовить восхитительный горячий шоколад, прежде всего, необходимо всё подготовить: разжечь огонь, найти подходящую посуду и улыбнуться. Шоколад, сваренный с кислой миной, на вкус непременно получится таким же кислым и невкусным. Не вкус-ным. Записали? — затылки учеников качнулись в знак согласия.

— Итак, все приготовления сделаны, дальше мы ставим закипать молоко, — устраивая склянку над крошечной спиртовкой, объявила Рината. — На полях: с кислой миной коров доить нельзя. Плохое настроение непременно передастся корове, отчего молоко будет с кислинкой, а это, в свою очередь повлияет на вкус нашего шо-ко-ла-да, — по слогам отчеканила она. — Что же, молоко закипает, а мне нужна помощница, — лес рук тут же вытянулся вверх. — Сколько желающих, но помощница нужна одна. Поэтому, чтобы никому не было обидно, сегодня я вызову помощника. — Рината кивнула головой в сторону Фея, — тем более, что задача перед ним встанет серьёзная и очень, очень ответственная. Так что ччччч! — она приложила указательный палец к губам. — Фей, ты готов?

— Да, Рината. Я готов.

— Отлично! — потерев руками, тоном опытного заговорщика подытожила она. — Возьми эти порошки и тщательно перемешай. Здесь они уже отмеряны в идеальной пропорции: пять мер и две меры. Какао и сахар. Теперь, главный секрет, — как только Фей закончил, шёпотом объявила Рината. — Берём и добавляем в получившийся порошок несколько капелек утренней росы. Все капельки должны быть исключительно с одним солнечным бликом. И только с одним! Фей, очень внимательно, чтобы не осталось ни одного комочка, перемешай и сделай из всего этого однородную смесь, — мальчик, аккуратно зашевелил ложкой, — мы же очень внимательно следим за колбой. Катерина, иди сюда, будешь помогать мне, — сияющая от удовольствия фея порхнула к учительскому столу. — Садись напротив меня и очень внимательно следи за молоком. Чуть только оно соберётся кипеть, ты мне сразу об этом скажешь. Хорошо? — в ответ Катерина довольно кивнула. — Фей, как твои дела?

— Я уже готов.

Рината посмотрела на получившуюся смесь и довольно отметила.

— А у тебя очень хорошо получилось. Наверное, ты очень любишь горячий шоколад.

— Очень! — с готовностью кивнул головой мальчик.

— Что же, тогда присоединяйся к нам. Молоко не должно закипеть, — весь класс дружно замер в ожидании.

— Вот-вот! — вдруг вскрикнул Фей, — вот-вот закипит, ещё чуть-чуть! — Рината взяла сосуд со смесью, приготовленной мальчиком, и подошла к колбе. — Ещё самую малость! — Фей от нетерпения сжал кулаки, — Заливайте! — вдруг скомандовал он, и Рината вылила смесь в молоко.

— Какой у нас глазастый Фей! — рассмеявшись, она начала помешивать получившуюся жидкость стеклянной трубочкой.

— Теперь мы просто помешиваем молоко и ждём, пока оно не закипит. Вуаля! — вскрикнула она, невесть откуда вынимая поднос с десятью маленькими чашечками. — О-ля-ля! — с этими словами учительница добавила в уже закипающий напиток несколько странных порошков. — Это — мой фирменный секрет и поэтому я не скажу никому, что это за приправы. Разве что по итогам четверти и лучшим ученицам, — улыбнувшись, добавила учительница.

— Ой, закипает! — воскликнула Катерина.

— Оп-ля! — ни капли не пролив мимо маленьких чашечек, Рината мгновенно наполнила каждую из них восхитительным напитком. — Скорее-скорее! — замахала она руками своим ученицам. — Неужели вы хотите, чтобы шоколад остыл и из горячего превратился в холодный? — звон прозрачных крылышек и весёлый детский смех послужил ответом на этот вопрос.

Да, не зря Рината считалась самой искусной в Долине в вопросах приготовления горячего шоколада. С наслаждением вдыхая чудесный аромат этого напитка, маленькие феи небольшими глотками отпивали лакомство из хрустальных чашечек.

После короткой перемены начался урок нанесения узоров на ткань. Фей, уже собственноручно пробовавший ткать полотна и наносить на них сны, скучал, сидя за своей партой. Надо сказать, что библиотека Ринаты, всегда открытая для мальчика, дала ему такое количество полезной информации, что позволило ему уйти далеко вперёд своих сверстниц. Теперь же он просто задумчиво смотрел в окно, думая о чём-то своём. Странное дело: и Фей и Рината долго доказывали Старшей Фрейлине, что по целому ряду предметов наследник и ещё несколько девочек обогнали свою группу. Вместо того, чтобы впустую проводить время на занятиях, они могли бы провести его куда более полезно: «Ребята уже сейчас готовы приступать к сбору росы, вместо того, чтобы прослушивать ещё раз то, что и так уже знают», — доказывала Рината. Но, всё, что она услышала в ответ, было важное: «Нечего всяким выскочкам без дела болтаться по улицам. Для того и существует школьная программа, чтобы все, я подчёркиваю, все ученики осваивали материал одновременно. А то, что в классе есть целая группа отстающих — это уже проблема преподавателя. И нечего из-за этого поднимать шум! Ишь, чего вздумали, освободить от занятий! Да где это видано!» — ещё долго не унималась она, носясь по длинным коридорам замка. Но на этом дело не закончилось. Возмущённая «ничем не обоснованными требованиями» со стороны Ринаты, она добилась аудиенции самой Маргариты и, нервно ходя по тронному залу, прочитала получасовую гневную лекцию о бедственном положении образования в Долине. Разумеется, самым ярким примером была представлена ситуация в классе Фея. Когда же, наконец, уставшая Маргарита поинтересовалась, есть ли у неё какие-то предложения и мысли на этот счёт, Фрейлина окончательно возмутилась и, громко цокая огромными каблуками, заверещала: «Нет, это уже ни в какие ворота не лезет. Есть ли у меня какие-то мысли на этот счёт? В конце концов, кто из нас королева?! Кто должен принимать решения?! Фрейлины для того и существуют, чтобы открывать правительнице глаза на имеющиеся беспорядки». Так и не услышав ничего внятного от своей придворной, Маргарита, наконец, отпустила её восвояси с обещанием подумать на эту тему в ближайшие дни.

«Почему взрослые такие странные?» — размышлял Фей. — «Сами же для себя выдумывают правила, которые потом же и боятся нарушить. Удивительно»

— Жжжжжжжжж! — вдруг отвлёк его от невесёлых мыслей громкий звук. — Жжжжжжжжж!

Огромный жук необычной окраски на бешеной скорости влетел в настежь открытое окно, описал вокруг Фея петлю и на всём ходу врезался в открытый на подставке учебник, едва не свалив его на пол. Толстая бумага смягчила удар, но всё-таки странный гость на мгновение потерял ориентацию в пространстве и, упав на спину, беспомощно заколотил лапками в воздухе. Только сейчас у мальчика появилась возможность увидеть, что это не простой посыльный жук, а жук, одетый в военную форму. Мальчик живо протянул ему руку и тот, схватившись за неё одной из своих лапок, быстро поднялся на ноги.

— Благодарю вас, Важжжже Высочество, — жук отвесил галантный поклон, насколько ему позволили негибкое тело и полное отсутствие шеи. — Позвольте представитьсяжжжжж. Начальник жжжжжучьей охраны в пятом поколении, трижжжжжды кавалер ордена Фрейлин, заслужжжжженный мастер скачек на верховых жжжжжуках — Элионол Пятый! — с этими словами он браво вытянулся в струнку и замер в таком положении на несколько секунд, чтобы дать возможность как следует разглядеть себя.

Не было никаких сомнений, что перед Феем стоит сотрудник военный, а не простой посыльный жук. Начищенные до блеска чёрные туфли с золотыми пряжками, синие брюки с лампасами, широкий красный кушак, сияющая золотым эфесом короткая, не длиннее иглы, сабля, мундир с золотыми пуговицами и аксельбантами, сплошь усеянный орденами и медалями, сияющие погоны на плечах. Завершали картину густые кудрявые усы пшеничного цвета, лихо закрученные наверх, изящная шапочка, похожая на цилиндр, с кисточкой на макушке и монокль, чудом не разбившийся при столкновении с учебником.

— Простите, — шёпотом обратился к нему Фей, — ваш монокль. Он не пострадал от удара?

— Ничуть! — отчеканил бравый вояка. — На лету я его не одеваюжжжжж.

— Так вот почему вы врезались в учебник!

— Никак нет! — ответил жук и, немного помявшись, добавил. — Вообще-то вижжжжжу я хорошо. Надеваю его лишь для важжжжжности. Скорость неправильно рассчитал, — также браво, но уже тихо закончил гость. — Но, надеюсь, — смущённо добавил он, — этот инцидент останется межжжжжду нами.

— Конечно-конечно! — поспешил заверить его мальчик. — Об этом случае никто не узнает.

Несмотря на достаточно эффектное появление Элионола, оно осталось никем не замеченным; мало ли кому надо залететь по своим делам в класс к Ринате, тем более, что не так уж и редко заботливые матушки просили посыльных жуков доставить весточку-другую их чадам. Раскрытый же учебник скрывал Элионола от любопытных взглядов.

— Так зачем Фрейлина послала вас за мной?

— Меня никто не посылал, я прилетел сам, и это — моя первая тайнажжжжж.

— Да?

— Сотрудникам жжжжжучьей охраны не дозволяется летать по одному, чтобы избегать неприятных инцидентовжжжжж, как тот, что только что случился со мнойжжжжж. В Уставе Жжжжжука-охранника это записано первой строкой. Потому, находясь здесь и будучи один, я уже дважжжжжды нарушаю строжайшие запретыжжжжж.

— Жук-охранник? — удивлённо переспросил Фей. — Странно, я никогда не слышал про таких.

— Ничего странного. Мы — секретная служжжжжба. Вот так я в третий раз нарушил наш главный законжжжжж, — тяжело вздохнув, потухшим голосом проговорил Элионол.

— Никто не узнает о том, что вы здесь были. По крайней мере от меня, — тут же поспешил заверить его мальчик. Так что же привело вас сюда?

— Через несколько минут урок закончитсяжжжжж, и я хотел бы, чтобы вы проследовали за мной. Поверьте, это очень важжжжжно.

— Что такое?

— Очень важжжжжно, очень, — бубнил жук. «Интересно», — обратил внимание мальчик. — «У него практически полностью отсутствует шея. Когда кивает, заметить можно лишь только по движению его колпака.

— Итак, дети, на этом урок закончен. Жду вас всех в классе ровно через полчаса! — объявила Рината.

Феи, звеня крылышками и весело болтая, дружно разлетелись каждая по своим делам.

— Пойдём, поиграем! — Катерина дёрнула за рукав Фея, так, что тот едва успел спрятать Элионола под партой.

— Не могу, мне надо слетать в замок, — отрицательно закачал головой мальчик.

— Давай слетаем вместе.

— Нет. Там Старшая Фрейлина. Опять начнёт ворчать по какому-нибудь пустяку.

— А…

— А даже, если и не начнёт, встреча с ней, как обычно испортит мне настроение на весь день. Я полечу один! — делая ударение на каждом слове, повторил Фей.

— Как знаешь, — скорчив недовольную гримасу, обижено ответила Катерина и, показав мальчику язык, вылетела прочь из класса.

— Ну, что, — дождавшись, пока стихнет звон её крылышек, прошептал Фей жуку, — полетели?

— Полетели! — кивнул котелком тот в ответ.

 

Фей уже основательно изучил Долину и без труда сориентировался в пространстве.

— Мы летим в сторону пещер?

— Дажжжжж! — ответил провожатый.

— Но туда же нельзя! — остановился Фей.

— Нельзя внутрьжжжжж. А мы туда не собираемсяжжжжж.

— Тогда, — Фей немного поколебался, — тогда полетели.

Горная гряда, виднеющаяся из окон лишь серой нитью, нависала теперь над путниками. Фей впервые был настолько близко, и высота гор его просто потрясла. И если до этого он считал центральный шпиль королевского замка высоким, то теперь он казался ему детской игрушкой по сравнению с этим каменным монстром.

— Неужели наверху может кто-то жить? — оправившись, наконец, от удивления, только и смог воскликнуть он.

— Да, там жжжжживут люди, для детей которых феи и делают сны.

— А как феи туда попадают? Неужели на своих маленьких крылышках?

— Нет, ну что вы! — рассмеялся Элионол. — Ижжжжж Долины есть выход и входжжжжж. Это — два чудесных водопада, служжжжжащие нам лесенками в мир людей.

— А можно на них посмотреть?

— Всему своё времяжжжжж. Вы с Ринатой обязательно полетите на экскурсию к водопадам и дажжжжже сами попробуете подняться и спуститься внизжжжжж.

— Ну хотя бы одним глазком!

— Не времяжжжжж! — и, не дав мальчику возразить, махнул лапкой по направлению к одной из трёх пещер, чернеющих на совершенно гладких гранитных стенах гряды, — смотрите, Важжжжже Высочество!

— На что?! Ух ты, пещера! Так вот, как они выглядят на самом деле! — подлетев поближе, Фей внимательно осмотрел её края и даже чуть было не заглянув вовнутрь, но вовремя вспомнил старый запрет, — я ещё ни разу не видел пещер без охраны! — вдоволь налюбовавшись, наконец, произнёс он.

— Не то, — грустно ответил Элионол. — совсем не тожжжжж. Наверное, зря я привёл вас сюдажжжжж.

— Не то, тогда что же?

— Полетели назад, не то вы опоздаете на урокжжжжж, — расстроено проговорил жук.

— Никуда я не полечу, пока вы не покажете, то, ради чего мы продели такой путь! — насупился Фей и демонстративно отвернулся от жука.

— Вот жжжжже беда, вот жжжжже беда! — плаксиво запричитал тот, — Если кто-нибудь узнает, что я трижды нарушил Закон! Моя бедная голова. Родители будут очень недовольны, когда меня сместят с должности! Вот жжжжже беда! А я застрял здесь с жжжжжутко упрямым мальчишкой!

— Вместо того, чтобы причитать, уже давно показали бы всё, что собирались. Постойте, постойте! — вдруг замер Фей. — Насколько я знаю, в эти пещеры строжайше запрещено заходить! Тогда откуда эти голоса, или мне просто кажется?

И действительно, откуда-то из грудины пещер раздавались два противных голоса.

— Ну же, мальчишка, загляни в пещеры. Давай! — скрипел один.

— Тихо, ты его так только испугаешь! — гнусавил другой. — Ну же, мальчик, иди сюда! Нам так скучно здесь одним!

— Элионол, вы это хотели показать мне? — Фей ошарашено обратился к жуку.

— Именножжжжж! — прожужжал тот в ответ. — Я вспомнил старинную игру, помните, про четырёх королей, которые должны победить тёмные силы? Королям в той игре ещё надо найти золотую колесницу, спрятанную глубоко в пещерах троллей? А ещё сказку, которую слышал в детстве. Она про три пещеры и говорящие камни… И про мальчика, который спускается в пещеры и случайно выпускает из плена трёх злых духов пещер, а потом их же и побеждает, — тихо добавил Элионол.

— Ещё бы, конечно помню! Моя любимая игра. И сказку… Мне её часто рассказывала Ыых. Но при чём здесь это? Или вы хотите сказать, что я — тот самый мальчик в Долине, который выпустит духов? — удивлённо посмотрел он на Элионола.

— Я не знаю, Важжжжже Высочествожжжжж! Просто всё сходится: и три пещеры и странные голоса. А, ведь, там, королямжжжжж, надо освобождать Долину от злых сил. Это значит, что её кто-то захватит.

— Всё сходится: и три пещеры и камни, — задумчиво прошептал Фей. — Слышите? — обратился он к Элионолу.

— Принц нас щедро наградит, когда мы захватим мальчишку, — скрипел первый голос.

— Они возвращаются, смотри! — прогнусавил другой. — Не бойся нас, маленький Фей. Мы — добрые духи пещер, волею судеб оказавшиеся взаперти.

— Что нам делать? — Элионол посмотрел на Фея.

— Пока не знаю. Я думаю, что об этом не худо было бы рассказать Ыых и Дине, — закусив губу, вслух подумал он. — Но сначала мы поклянёмся друг-другу, что никогда даже и близко не подлетим сюда, чтобы злые силы никогда не смогли захватить наш дом!

— Клянусьжжжжжж! — с готовностью подтвердил Элионол.

— Клянусь! — Фей отлетел прочь от скалы. — А теперь полетели к Дине.

— А Фрейлине? Должен ли я рассказать о своей находке ей? — поинтересовался начальник жучьей охраны.

— Пожалуй, нет. Иначе она поднимет такой шум! Думаю, лучше попытаться проследить за входами. Кто знает, может, эти духи уже могут выходить из-под земли?

— Прямо сейчас?

— А вам не страшно, Элионол? Мне, например, очень.

— Жжжжжутко страшно. Но ещё больше я боюсь, что произойдёт что-нибудь непоправимо ужжжжжасное в Долине.

— Нет, Элионол, не произойдёт. Мы полетим к Дине и расскажем о том, что видели. Летим к башне!

— Ужжжжже!

Прилетев к Дине, Фей подробно рассказал ей о том, что видел у пещеры, не забыв при этом упомянуть личную отвагу и заслуги Элионола.

— Что же, — чуть поразмыслив, задумчиво произнесла звездочёт, — думаю, что это следует знать Ыых. Сейчас я объявлю Ринате, что ты мне срочно нужен, иначе кое-кто поднимет страшный шум.

Именно в это время Старшая Фрейлина решила нанести визит в класс, где проходили занятия, и Рината, без просьбы Дины, мгновенно придумала увлекательную и крайне правдоподобную историю о том, что мальчика срочно вызвали по делам звездочёт и Ыых.

— Но, почему же они меня заранее не предупредили? — чувствуя подвох и ехидно улыбаясь, прошипела Фрейлина.

— Потому, что очень трудно застать вас в замке, моя дорогая, — распахнула дверь класса Дина. — Теперь вы всё то же самое можете услышать и из моих уст. Если, конечно пожелаете.

— Нет, уж! — злобно выкрикнула та в ответ. — Но, имейте ввиду: я всенепременно расскажу её величеству Маргарите о халатнейшем отношении к занятиям со стороны преподавателя и звездочёта, — по обыкновению, хлопнув дверью, прогремела она на весь коридор.

— А по-моему, она просто утомила Маргариту своим вечным ворчанием, — когда шаги, наконец стихли, подмигнула Дине Рината. — Только чур, вы мне расскажете о том, зачем вам понадобился Фей. — Чуть слышно, чтобы не услышали ученицы, добавила она.

— Хорошо. Теперь же я пойду.

 

Пересказ истории старой Ыых не занял много времени. Сонно качая головой, она то и дело поддакивала или что-то ворчала, словно возражая Фею, словно сама была с ними на том месте.

— Но что всё это означает? — посмотрели на старуху все её гости, как только Фей закончил свой рассказ.

— Вы и без меня прекрасно знаете, что всё это означает! — проворчала старуха. — Только что вы мне всё и рассказали.

— Но мы говорили только про говорящие камни и про старинные игры со сказками. Но их и так знает каждая жительница Долины!

— Знать знает, только ничего не понимает! — прикрикнула старуха, тяжело поднявшись со стула, — Древние феи были не глупыми существами и не зря выдумывали все это. Значит, они рассчитывали, что кому-то всё это здорово пригодится. Но нынешние феи — не чета своим прародительницам; лишь веселье на уме. Печально, молодые люди. Очень печально! — кряхтя и охая, она медленно опустилась на огромную, жалобно скрипящую, кованую кровать. — Теперь ступайте прочь! И не вздумайте рассказать о том, что видели, Старшей Фрейлине. Опасность идёт из-под земли, но там же и наше спасение, — сурово взглянула она на Фея. — А сказки… так ли вы уверены, что всё это вымысел?

 

Ничего не понимая, гости в полной растерянности вышли прочь из хижины и, уже на пороге удивлённо переглянувшись, молча пошли прочь.

— А, может, она права? — думал Фей, неторопливо летя обратно к замку. — Может, мне действительно в скором времени предстоит освобождать Долину? Здорово! У меня будут сияющие доспехи и огромная армия. А ещё скакун и золотая колесница!

Впрочем, долго на эту тему думать ему не пришлось. Все мысли мигом испарились, как только он увидел задорно трепещущие флаги на каждой башне королевского замка. Это означало лишь одно: вот-вот грянет величайшее событие Долины, проводимое лишь раз в сто лет. Королевский карнавал!

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль