V

0.00
 
V

Риа привычно улыбнулась за миг до того, как перешагнуть порог Сборного зала, надевая свою обычную рабочую маску.

Коллеги уже ждали.

— Добрый день, — произнесла она, чтобы выслушать в ответ нестройный хор приветствий.

— Вот все и в сборе. — Кира скупо махнула рукой по направлению к единственному свободному креслу. — Садись, есть новости.

Она скинула плащ: на задании тот будет только мешаться. Пройдя к своему месту, села, мирно сложив руки на коленях.

Окинула взглядом коллег по спецотделу — кресла расставили ровным кругом, и с одного места было прекрасно видно всех.

Их было шестеро, ни больше, ни меньше. Элитный отряд, Арпагенский спецотдел. И за полтора года работы с ними Риа успела узнать каждого — со всеми его маленькими секретами и скелетами под кроватью.

Кира, руководитель отдела. Простая смертная, превосходный мечник и прекрасный организатор. Яркая, как огонь её волос, дерзкая, как ядовитая зелень глаз с карими крапинками; не слишком высокая, не слишком худая и не слишком красивая, но уверенность в себе и опыт порой способны заменить красоту. Вот уже двадцать лет она жила с близким другом, торговцем, которому когда-то помогла организовать прибыльное дело — но ни разу не позволила ему перешагнуть порога своей спальни. Бедный торговец отчаялся когда-нибудь заманить строптивую сожительницу в законный брак, но, не желая терять возлюбленную, заставлял себя мириться с текущим положением дел. Она стала главой отдела пять лет назад, и с тех пор успела набрать полностью новую команду — преимущественно женскую.

Ксана, по документам — Кессандрия. Секретарь, мастер иллюзий и магистр второй степени. С виду молодая женщина с мечтательным небом в глазах и солнышком, путающимся в коротких тёмных волосах; умилительно маленькая и пухленькая, с тоненьким голосом и пугающе добродушным личиком — а под внешней пушистостью и абсолютной безопасностью скрывался стальной стержень и характер острый, как нож. Долго не могла устроить личную жизнь по причине взаимной влюблённости в работу, но недавно всё же обручилась с милым молодым учителем из самой обычной школы.

Риш, по документам — Эришия. Архивариус и допроситель, телепат, магистр третьей степени. Льдистые серые глаза, лунно-серебристая коса, низенькая и хрупкая; в сорок лет она сходила за девчонку-подростка. Робкая, тихая, неуверенная в себе. Читала и помнила, кажется, все книги на свете — и с книгами ей было куда комфортнее, чем с мужчинами.

Ран, по документам — Миранна. Младшая в отделе. Боевой маг, выпускница Адамантской Школы, в свои юные годы уже магистр четвёртой степени; для двадцати пяти — исключительный результат. Одинаково хорошо владела как мечом, так и магией огня. Растрёпанное чудо с солнечной улыбкой, прячущее под рыжей чёлкой глаза цвета росистой травы. Бойкая и боевая, в рабочем облачении легко сходящая за мальчика, тщательно скрывавшая за всем этим девичью нежность и ранимость — и неизменно одинокая. Человеку такой силы и света трудно найти равного себе, а на меньшее он не согласится.

Джей, по документам — Джейрен. Боевой маг, выпускник Адамантской Школы, магистр второй степени. Волосы цвета осени, худощавый, обаятельный и самоуверенный до самолюбования. Разменяв пятый десяток, он выглядел юношей (привилегия колдунов) и вёл себя соответственно; серые, отливающие в сиреневый глаза его искрились ребячливой безбашенностью. Впрочем, когда живёшь втрое-вчетверо дольше людей, ты можешь позволить себе взрослеть немножко позже.

Жаль, Риа такой возможности не оставили.

Ну и она, Риа. Прекрасный мечник и полевой целитель: не раз и не два её мази, противоядия и настойки спасали напарников от неприятных последствий. И пусть на этой работе Риа скрывала все свои сверхъестественные способности, включая дематериализацию — она всё равно владела мечом лучше и Джея, и Ран. Те не завидовали и на заданиях преимущественно прикрывали её заклятиями. Обнажать мечи даже вдвоём им доводилось редко.

«Что за противники нынче пошли, — частенько вздыхал Джей, — и не повеселишься толком…»

— Друзья, — произнесла Кира, — прежде, чем мы займёмся делом Нотлори… и, надеюсь, сегодня с ним же покончим… я хотела бы сообщить кое-что важное.

Риа посмотрела на заинтригованного Джея и Ран, любопытно вытянувшую голову. На Ксану, сиявшую, как начищенная монетка. На Риш, тихо вглядывавшуюся в лица полевых специалистов.

Риш и Ксана явно были в курсе, о чём пойдёт речь.

Риа тоже это подозревала.

— Городская стража официально передала нам дело о Камнях, — торжествующе сказала Кира.

Свершилось.

Риа ничем себя не выдала. Она ждала, что это случится, а за пятьдесят лет можно научиться контролировать эмоции. Было лишь немного досадно, что это всё же случилось; до этого дня ей удавалось избегать подобных неприятных ситуаций — чтобы дела одной её работы пересекались с делами другой.

И лгать коллегам, вместе с ними расследуя собственную кражу, не приходилось.

Ран просияла. Джей, напротив, поскучнел.

— А как же доклады стражи в новостных листках о том, что они уже напали на след, так что злодей на днях будет пойман? — с ленивым смешком осведомился он.

— Я думала, ты уже достаточно взрослый мальчик, чтобы читать между строк, — иронично и очень непринуждённо откликнулась Риа.

Кира пресекла разговор скупым движением руки и требовательным вопросом:

— Что вы знаете о Камнях?

— Альвийские артефакты, — машинально отрапортовала Риа. — Давным-давно подарены альвами людскому королю.

— Шесть Камней некогда украшали венец короля Клэрмора Первого, — голос Риш был как всегда тих и рассудителен. — Венец подарила ему Королева альвов на Совете Трёх Королей в 54 году Третьей Эпохи. Это был жест уважения и доверия, ибо камни, украшавшие венец, содержали в себе огромное количество чистой энергии шести стихий.

Джей присвистнул.

— Ничего себе игрушечка, — прокомментировала Ран. — И на что она понадобилась королю?

— Она могла понадобиться Мастерам Адамантской Школы. На случай сверхъестественного бедствия, — хмуро пояснила Ксана. — Но в итоге, как это ни иронично, сама же это бедствие и породила.

— Несмотря на предостережения Мастеров, Клэрмор не отдал венец им, а запер в королевской сокровищнице, — продолжила Риш, — откуда он и был похищен некромантом Талиром Чёрным, с его помощью решившим узурпировать престол. Альвийские артефакты, как и альвийская магия, непохожи на наши: чтобы воспользоваться ими, маг должен нащупать их сущность и установить с ними связь. Талиру это удалось не до конца, но и того хватило, чтобы стократ усилить его магические способности. Победить его удалось лишь совместными усилиями Мастеров обеих Школ… и войск под предводительством генерала Дариала Дарфулла.

— А-а, — протянул Джей. — Легендарный предок Его Величества… переживший Кровавую Пустошь и прикончивший того, кто сделал её кровавой. — Волшебник расслабленно откинулся в кресле. — Это даже я со школьной скамьи помню.

— После этого прискорбного происшествия венец решили уничтожить, а камни разделить и спрятать. Два поместили в Адамантскую Школу. Остальные четыре отдали на хранение родственникам Мастеров. Кому именно — осталось тайной. Камни передавались из поколения в поколение, и Мастера тщательно контролировали процесс охраны… однако, как вы знаете, в итоге три Камня, хранившиеся вне Школы, были украдены. Сегодня ночью похитили четвёртый, и дело передали нам.

Риа, принимавшая в краже самое непосредственное участие, прекрасно поддерживала маску интереса к этой совершенно неожиданной информации.

— Неужели их нельзя отыскать? — хмуро поинтересовалась Ран, покачивая мыском сапога, закинув ногу на ногу. — Это всё-таки артефакты уникальной силы. Наверняка их эфир несложно отследить, и…

— Естественно, Мастера пытались их найти, — спокойно ответил Кира. — Более того, прежде чем спрятать их, Мастера прицепили заклятия-маячки, которые позволили бы отследить Камни в любой точке Королевства. Но маячки сумели нейтрализовать, а Камни спрятали в месте, защита которого не пробивается поисковыми чарами.

— Что наводит на очень неприятные мысли, — мрачно заметил Ксана. — Если Камни похитил тот, кто способен противостоять магии Мастеров Адамантской Школы…

— Если он доберётся до тех двух, что спрятаны в Школе, дело плохо. Но это всё о будущем, а теперь о настоящем. — Глава отдела кивнула Ксане, тут же вскинувшей руки. — Закрываем одно дело, прежде чем приступить к другому. Наши знакомые из Имбирного переулка встретятся сегодня в семь часов в известном доме.

Очистив сознание от лишних мыслей, которые вполне могли подождать до вечера (трюк, который она давно освоила в совершенстве), Риа смотрела, как в центре круга из кресел возникает полупрозрачный дом. В человеческий рост, без фасада, похожий на кукольный. Ксана знала своё дело: призрачная модель в точности копировала оригинал.

Риа очень надеялась, что сегодня видит эту модель в последний раз.

Они давно следили за хозяином дома номер девять по Имбирному переулку. Тот проходил в качестве главного подозреваемого по делу о похищении тринадцати человек. Сколько жертв было на самом деле, оставалось лишь догадываться. Семеро пропавших обитали в Ночном квартале и занимались известного рода деятельностью, вылавливая клиентов на улице Роз. Девушки жили одни, но подруги и коллеги в конце концов забили тревогу. Ещё тремя были дети, исчезнувшие на Центральном рынке, когда матери отвернулись на минутку. Последними исчезли девушки из вполне приличных семей: две подруги, отправившись на рынок, так и не вернулись домой, ещё одна решила прогуляться до одёжной лавки — с концами. И кто знает, сколько ещё пропало девушек или беспризорных детей, просто этого никто не заметил.

Была характерная черта: небольшой разброс мест преступления (все в одном районе) и следы магии. Их старались замести, но даже маги обычной стражи сумели это заметить. Когда после пропажи детей дело скинули спецотделу, Ксана по горячим следам обнаружила, что «стирали» два типа магии: маскировочной и подчиняющей. А ещё «стёрка» была выполнена одним почерком. Обычный маг нипочём не разобрался бы в пестряди магии, оплетавшей рыночную площадь; но магистр второй степени, а тем более наблюдатель от Богини…

Печальная статистика показывала, что в большинстве случаев людей — особенно девушек, особенно невинных — похищают для жертвоприношений. А потому для начала спецотдел решил незаметно проверить всех некромантов, обитавших в районе между рынком и Ночным кварталом. Им повезло: побеседовав со слугами тех, у кого были слуги, в недрах сознания одной из горничных Риш обнаружила воспоминание о женском крике из подвала. А ещё, убираясь, на полу в коридоре служанка нашла шёлковую ленту, выпавшую из чьей-то причёски. Впрочем, девушка знала, что у хозяина есть специфические постельные пристрастия, связанные с болью и наслаждением, а в Гильдии прислуги учили держать язык за зубами; поэтому вслух она ничего не сказала. Не сказала бы даже официару спецотдела — если бы Риш пожелала раскрыть своё инкогнито, а не переброситься парой фраз в продуктовой лавке под видом простой покупательницы.

Проверив хозяина дома, спецотдел быстро выяснил, что наследник знатного, но давно обедневшего рода Нотлори вот уже тридцать лет не может добиться третьей магистерской степени: видимо, четвёртая была его потолком. У него нашёлся товарищ с аналогичной проблемой, с которым они часто собирались вместе — в разное время, в разные дни. И в тот достопамятный вечер, когда из подвала донёсся быстро оборвавшийся крик, товарищ как раз заглянул в гости.

Додумать, что могло за этим стоять, труда не составило.

Риа не понимала, как можно быть таким идиотом, чтобы совершать жертвоприношения в собственном доме. С другой стороны, для обряда требуется громоздкое оборудования, а большинство пустующих и заброшенных домов городские службы защищали заклятиями, которые «четвёрочкам» не снять. Последняя девушка пропала два дня назад, а дом номер девять находился под неусыпным наблюдением уже шестидневку; конечно, хозяин не втаскивал жертву через дверь — но спецотделу достаточно было дождаться момента, когда Риш прочтёт в мыслях всё той же служанки, что сегодня хозяин ждёт дорогого гостя.

— Итак, ваша задача — захватить «клиентов» на месте преступления. — Кира поднялась с кресла, отразившись в большом зеркале на стене, окружённом тремя зеркалами поменьше; приблизилась к иллюзии дома, мерцавшей над досками пошарпанного паркета. — По сигналу входите через главную дверь, потом — до конца этого коридора, там сворачиваете направо и спускаетесь в подвал. — Слова сопровождали перемещения мозолистых женских пальцев по призрачным комнатам. — Действуете быстро, под маскировкой. Захватить живыми. Обеспечить безопасность жертвы. Что неясно?

— А здесь может быть что-то неясно? — уточнил Джей.

— Тогда вперёд, на позицию А.

Четверо полевых специалистов, включая Риа, одновременно поднялись со своих мест.

— Удачи, — пожелала Ксана, оставшаяся в кресле.

— И без неё справимся, — весело откликнулся Джей.

 

— Знаешь, иногда мне хочется, чтобы тебя один из «клиентов» здорово потрепал, — задумчиво произнесла Ран, когда они вышли на улицу. Впрочем, задумчивость взгляда и голоса не мешала ей доброжелательно и в высшей мере заразительно улыбаться. — Иначе однажды не удержусь и сама этим займусь.

— За что же? — непринуждённо откликнулся Джей.

— Избыток самоуверенности вреден для здоровья.

— Скажи это «клиентам». Ран, кроша…

Улыбка девушки не исчезла, но зелень её глаз потемнела:

— Не называй меня так.

— …когда дорастёшь до моих лет, начнёшь относиться к жизни немножко по-другому. Юность склонна драматизировать, возраст прибавляет лёгкости восприятию. К тому же, кроша…

— Не называй меня так!

— …твоя реакция на простое ласковое прозвище лишний раз доказывает твою внутреннюю инфантильность. Советую тебе подождать лет эдак двадцать, а потом уже заикаться о трёпке… если, конечно, к тому времени у тебя ещё останется подобное желание.

— Через двадцать лет, надеюсь, ты наконец переведёшься от нас в место более достойное такого гения, как ты.

— Ребята, а вы можете не ругаться хотя бы по дороге на задание? — вышагивая подле напарников по улочкам Арпагена, безнадёжно уточнила Риа.

— Нет, — хором ответили «ребята».

Риш улыбнулась — как обычно, молча.

На позицию А прибыли около шести: плоская крыша дома номер двенадцать, расположенного напротив жилища господина Нотлори, как нельзя лучше подходила для выжидательного пункта. Укрывшись у печных труб, полевые специалисты, не сговариваясь, посмотрели в тёмное, уже по-зимнему фиолетовое вечернее небо.

Небо равнодушно взглянуло на них в ответ тусклыми городскими звёздами.

«Доложите обстановку», — послышался голос Киры, и Риа ощутила на груди тепло разогретого камня.

Риш покрутила на пальце колечко: янтарный камушек, оправленный в серебро. Простое и действенное средство для ментальной связи, легко маскировавшееся под любое украшение. Риа выбрала подвеску, Ран и Джей — браслеты; они же заодно обеспечивали экстренную портализацию, на крайний и крайне нежелательный случай.

— Чисто, — доложил их штатный телепат.

«Ждём», — коротко ответила Кира, прежде чем прервать связь.

— Какие планы на вечер? — спросил Джей, когда молчание затянулось.

— Выжить, — кратко ответила Ран.

— А после выживания?

— К чему ты клонишь?

— Собирался с вами выпить, как всегда. Недолго. В десять нужно сестру с учёбы встретить.

Ран покосилась на него с неизменно широкой улыбкой:

— Знаешь, в жизни не скажешь, что ты можешь быть заботливым.

— Внешность бывает обманчивой, кроша.

На сей раз у девушки даже ресницы не дрогнули.

— Значит, ты пообещал её встретить? — спросила Ран какое-то время спустя.

— А что такого?

— Опрометчиво. Вдруг не сможешь.

— Думаю, до десяти мы точно освободимся.

— Вдруг никогда уже не сможешь?

Прислонившись спиной к печной трубе, сложив на коленях руки в кожаных перчатках, Джей склонил голову набок.

— Когда мужчины что-то обещают, они держат слово, — почувствовав, как на крыше похолодало, добавила Ран. — Не стоит давать обещаний, которые можешь не сдержать.

— Никогда не завершай всех дел до того, как отправляться на задание, — голос волшебника сделался непривычно мягким. — Когда тебе незачем возвращаться, это одно. Когда тебе нужно вернуться — совсем другое. Запомни, кроша.

Ран отвела взгляд: прекрасно осознав, что перегнула палку.

Они ждали до тех пор, пока Риш, сидевшая словно в полудрёме, не вскинула голову.

— Он пришёл, — не открывая глаз, сказала она.

«Приготовились», — ожил призрачный голос Киры, того и ждавшей.

Не сговариваясь, Ран и Джей протянули друг другу руки, сомкнув ладони. Риа положила свою сверху. Голубые искры магии замельтешили меж пальцев — и знакомое ощущение липкого холода пробрало их от макушки до пят.

Скрыв сотрудников спецотдела ото всех, кроме них самих.

— Они в подвале, — произнесла Риш.

«Вперёд», — прозвучал ясный короткий приказ.

Невидимые и неслышимые, они приблизились к парапету. Теперь можно было выпрямиться, не таясь, спуститься по пожарной лестнице, не прячась, и встать у двери, не опасаясь.

«Стойте. Внутрь — по моей команде».

Они застыли в ожидании обратного отсчёта. Зеркальные глаза статуи леогрифа, примостившейся на углу дома напротив, сияли рыжим светом уличных фонарей; статуя смотрела на них, и Риа знала, чьи глаза следят за ними из-за осколков зеркала.

Леогрифы недаром украшали в Арпагене чуть ли не каждый дом. А Риш знала своё дело.

— Если пойдём выпить, угостишь?

Услышав вопрос, Джей заглянул в травянисто-зелёные глаза под солнечной чёлкой. Риа знала, что он видит демонят, которые улыбались ему со дна этих глаз.

И наверняка он тоже прекрасно понял, какое чувство Ран скрывает за вечными подколками в его адрес.

— Если захочешь, — сказал Джей с необычной серьёзностью.

«Пять».

Обычная улыбка Ран стала ещё шире.

— Захочу.

«Три».

— Тогда договорились.

«Начали».

Взлом магической защиты на двери занял немного времени. Пройти сквозь дверь тоже труда не составило — Джей придержал Риа под руку, позволяя воздействию чар распространиться на неё, и все трое проскользнули сквозь вязкое дерево. До лестницы в подвал дошли быстро, тихо и незаметно. Здесь не было леогрифов, но были зеркальные значки Стражи у них на груди: передававшие картинку на маленькие зеркала в штаб-квартире, треугольником окружавшие большое.

Дверь в подвал оказалась большой, крепкой. Запирающейся на три замка, защищённой заковыристой магией — сейчас, на время обряда, она была нейтрализована, но Риа видела её эфир, дремлющий и смертоносный.

Из-за двери не доносилось ни звука. Не пробивались лучики света. Но иногда совсем не обязательно видеть: можно просто знать.

«Пора», — приказала Кира.

Джей поднял правый кулак на уровень глаз. Риа обнажила меч, Ран сплела пальцы в боевой позиции.

В чётко выдержанном ритме Джей по очереди распрямил все пять пальцев.

Когда он вновь сомкнул кулак, дверь снесло с петель.

Представшую взгляду сцену Риа увидела так чётко, словно время замерло. Каменный алтарь, обнажённое девичье тело, свечи, мел, руны — и двое в чёрном, застывшие по обе стороны от жертвы.

Знакомая картина. До давно забытой боли знакомая.

— Специальный отдел Городской стражи, — сказала Риа, перекладывая пальцы на рукояти меча. — Вы арестованы.

Колдуны вскинули руки — но мигом раньше воздух перед её глазами дрогнул, сгустившись маревом волшебного щита.

— Сопротивление при аресте будет расценено как отягчающие обстоятельства. И приведёт к печальным последствиям. — Под магическим прикрытием напарников Риа спокойно шла сквозь огненный вихрь, взвившийся по обе стороны от щита. Свечи потухли, волшебный огонёк в лампе под потолком дрогнул и погас: теперь подвал тонул в багряном свете пламени, которым обернулись отражённые проклятия некромантов. — Сдавайтесь.

Четыре ладони вытянулись в её направлении — в боевом положении «арбалет». Брызнула ледяная крошка, осыпав пол под её ногами, рассыпалось радужным туманом очередное отражённое заклятие. Первые серебряные дротики, посыпавшиеся на неё из ниоткуда, Риа отбила лезвием клинка; от следующих ушла перекатом.

— Видимо, это значит «нет», — выпрямившись, констатировала она. Огонь плясал отражением в зачарованных металлических пластинах на её куртке, сиял в зеркальном значке Стражи на груди, гладил отблесками тёмные волосы, играя нехорошими огоньками в глазах. — Кажется, я уже говорила, что сопротивление при аресте приведёт к печальным последствиям?

Когда защитный купол, которым накрыл её Джей, продвинулся вперёд, почти коснувшись пальцев колдунов — Риа рванула к ним.

Свист меча, хруст костей, вспышка, вопли, удар, удар, стук…

Тишина.

Бессильный огонь поглотила всесильная тьма.

С ладони Ран сорвался шарик ровного золотистого света. Взмыл под потолок, озарив место действия и колдунов, лежащих на полу.

Риа посмотрела на бледные мужские лица, на неестественно вывернутые кисти рук — и вогнала чистый меч обратно в ножны.

Если знать нужные точки, сильный удар тыльной стороной лезвия может вырубить человека с одного удара. Сломанные руки, в конце концов, мелочь.

— Операция завершена, — удручённо подытожил Джей.

«Молодцы, — произнесла Кира из штаб-квартиры. — Забирайте их и девушку. Открывайте портал и возвращайтесь».

Первым делом они освободили жертву: хрупкую девчонку лет семнадцати, с безумным видом мычавшую что-то на алтаре. Когда изо рта её вынули кляп, подвал огласили истеричные полухохочущие рыдания.

— Всё в порядке, — с неизменно ласковой улыбкой заворковала Ран, — всё хорошо, вот, держи мою куртку…

Отступив подальше от обезвреженных преступников, Джей вскинул ладони, уже просвечивающие светом подступающей магии.

— Это было как-то слишком легко, — открывая портал, со вздохом заметил он. — Надеюсь, на Камнях отыграемся. С тем, кто сумел обезвредить магию Мастеров, наверняка будет…

Наверное, даже сам Джей не сразу понял, что золотистое портальное сияние в шаге от него — не порождение его магии.

Это и позволило человеку по ту сторону портала шагнуть в подвал. И даже на мгновение замереть, оглядывая тех, кого он явно не ожидал увидеть.

Риа только заметила тёмную мантию колдуна и капюшон, скрывавший лицо новоприбывшего — а Джей, отшатнувшись, уже резко сжал пальцы. И Риа успела нырнуть под щит напарника прежде, чем окружающий полумрак взорвался вспышкой ослепительного синего сияния.

Когда вспышка погасла, от всей обстановки в подвале, кроме алтаря, остались только головёшки.

От двух колдунов, которых Джей не успел прикрыть — не головёшки, но нечто весьма похожее.

— Спецотдел? — незваный гость встал по другую сторону каменной плиты; его надтреснутый голос был удивлённым лишь слегка. Заклятие Ран (Риа не знала, какое именно, но не сомневалось, что нечто крайне неприятное) он отразил едва заметным движением пальцев. — Значит, добрались-таки…

Трое стражников, не сговариваясь, встали ближе. Освобождённая девушка, которую Ран держала под руку, слабо осела на пол.

«Что? — выдохнула в их головах Кира: Риа представила, с каким ошеломлением начальница сейчас смотрит в зеркало на стене штаб-квартиры. — Кто?..

Риа почувствовала взгляд колдуна на своём лице: его пухлые губы, не скрытые капюшоном, исказила улыбка.

— Что ж, — заключил враг, поднимая руки, — давно пора.

Когда он сотворил заклятие, Риа показалось, что дрогнула сама земля. За границы щита прорвался горячий ветер, и стражников швырнуло на пол, как котят. Джей лишь чудом удержал щит на месте; поднял лицо, залитое кровью — и Риа поняла, что это значит.

— У нас тут архимаг! — коснувшись подвески, выплюнула она.

Враг сжал пальцы в кулак. Вскинутые к потолку руки Джея тут же прогнулись, точно на них обрушилась неимоверная тяжесть. Когда же Ран подняла ладони в отчаянной попытке поддержки, архимаг лишь ухмыльнулся.

Это явно его позабавило. Не более.

«Отступайте, — голос Киры был на удивление спокоен. — Экстренная портализация. Быстро».

Риа посмотрела на напарников. На девчонку, с беспомощной надеждой жавшуюся её к ногам: сидя на полу, кутаясь в куртку Ран.

— А жертва? — спросила она.

Кира замешкалась с ответом.

Риа смотрела на девчонку, пока горячий ветер жёг глаза и щёки.

Кто-то должен прикрывать их, пока они переносятся. Держать щит, чтобы заклятие врага, непрерывно давящее на него, не уничтожило их. А нормальный портал из-под щита не открыть, и янтарные безделушки, обеспечивавшие портализацию, могли забрать лишь одного человека за раз.

И их было всего три. На четверых.

— Возьмите мой браслет. Забирайте девчонку, — голос Джея в их головах был натужным и глухим, как низкий звук неисправного инструмента. Руки его тряслись. — Я вас прикрою.

Ран, через силу не опуская дрожащие ладони, уставилась на него расширенными глазами:

— Джей, ты…

— Младший сервин Миранна, я приказываю вам подчиниться!

Риа посмотрела на колдуна по ту сторону щита. На Джея, которого она никогда не видела таким. На Ран, которую она никогда не видела такой.

Снова на архимага, следившего за происходящим с выжидающим интересом.

— Капитан, скажите ему! — струна тоненького голоса Ран порвалась в крик. — Капитан, это…

«План одобряю, — голос Киры шелестел, как песок, безнадёжно убегающий из верхней половины часов. — Приступайте».

Риа смотрела на врага. Пытаясь избавиться от ощущения, что архимаг по неведомым причинам следит за ней. И ждёт чего-то — от неё. Почему-то скользнула мысль о Рете, но нет: тому до архимага было ещё расти и расти. И его лицо она бы узнала даже под капюшоном.

Если дематериализоваться и выйти за щит с мечом…

…если воспользоваться своими силами…

…если плюнуть на секретность, если убить эту сволочь — явив коллегам свою истинную сущность…

— Риа, — в углу губ Джея надулся и лопнул рубиновый пузырёк, — действуй, будь добра.

Она смотрела на врага, и в ушах её звучал ровный, размеренный голос директора Школы колдунов.

…«пункт десятый договора элендиара гласит»…

Риа прикрыла глаза.

Ей не раз объясняли, что именно значит десятый пункт.

— Риа!

Риа открыла глаза.

Не глядя Джею в глаза, стащила с его руки янтарный браслет: двенадцать круглых камушков на эластичной нитке.

— Было приятно с вами работать, друзья, — сказал Джей, пока Риа цепляла браслет на руку жертве похищения, а Ран неверяще следила за этим. — Встретьте вечером Хель, ладно? Не хочу, чтобы она шла по темноте одна.

Одной рукой Риа вздёрнула полуобнажённую девчонку на ноги:

— Прокрути браслет на руке, — крикнула она, перекрывая шум колдовского ветра.

Проследила, как та исчезает — и провернула в ладони янтарный камушек, давно выбившийся из-под куртки.

Всё последующее произошло почти одновременно. Вот Ран судорожно рванула вверх рукав рубашки, вот Джей со вскинутыми руками шагнул вперёд — и перед тем, как раствориться в наплывшем вихре звуков, красок и форм, Риа ещё успела заметить вспышку чёрного огня прямо перед собой.

Затем кубарем покатилась по ковру Сборного зала, пока наступившая тишина визжала у неё в ушах.

Когда Риа подняла голову, Ран уже сидела на полу чуть поодаль. По соседству со спасённой девчонкой, перед креслами неподвижной Киры и бледной Ксаны: глядевших в зеркало на стене, где полыхал дом номер девять по Имбирному переулку.

В одном из трёх окружавших его маленьких зеркал теперь царила непроглядная чернота.

Глазами Риш сотрудники Арпагенского спецотдела смотрели, как пламя, даже не думая задевать соседние здания, полыхающей птицей рвётся из окон.

А потом Ран хриплым, совсем не своим голосом прошептала:

— Джей?

  • Луну с неба... / Наталья
  • *Мне кажется или наш мир сломался?* / О том что нас разбудит на рассвете... / Soul Anna
  • Мотылек. NeAmina / Love is all... / Лисовская Виктория
  • Время хромое бредет  / Прохожий Влад / Изоляция - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Хлебные крошки / Кулинарная книга - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лев Елена
  • ***Призы*** / Собрать мозаику / Зауэр Ирина
  • Помоги / Абов Алекс
  • Пассажир / братья Ceniza
  • Зимняя хандра / О глупостях, мыслях и фантазиях / Оскарова Надежда
  • Тут, под облаками / Тот, кто всегда под рукой / Cris Tina
  • Ошибка природы / Плакса Миртл

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль