Глава IV (часть 6)

0.00
 
Глава IV (часть 6)
Нет дыма без огня

Робин опрокинул очередную кружку густого темного эля, заботливо налитого Мачем, и вдруг понял, что не видит за столом Гая. Вроде бы только что сидел напротив, и вот его уже нет. Почему-то это внезапное исчезновение Робина задело — в конце концов, праздник, мог бы обойтись без охоты, или куда его там понесло. Он поднялся, махнув вскочившему Мачу — мол, сиди, мне отлить нужно — и отправился на поиски, не слишком понимая, зачем. Ну, умчался Гизборн в лес, подумаешь, волчья натура позвала. Но на краю сознания маячила навязчивая мысль, которую никак не удавалось ухватить, и это не давало покоя.

Первым делом Робин решил проверить дом. Его пошатывало, и на лестнице пришлось ухватиться за перила — хобовский напиток оказался забористым.

— Гиз! — проорал Робин так, что на полках задребезжали склянки. Гай не отозвался, зато брауни, тащившие из кладовки новую бочку, едва не уронили ношу.

На всякий случай он заглянул в комнаты, но пропажи там не оказалось. С минуту Робин стоял на лестнице, размышляя, куда могла деться эта сволочь. Вспомнилось, что накануне заходила речь о сеновале, однако и там Гая не было. Зато он умудрился зацепиться за колючки, оставить на них клок рубашки и заработать длинную царапину на локте.

Чертыхаясь, Робин наскоро смыл кровь и замотал руку оторванной от подола полосой ткани. Потом привалился к дверному косяку, стараясь держаться подальше от роз, бросил быстрый взгляд на поляну, над которой Назир снова запустил огненных бабочек и диковинных птиц. Его отсутствие пока оставалось незамеченным — все смеялись, разговаривали, подставляли кубки снующим вокруг стола брауни.

В кустах зашуршало, на просеку выскочил заяц, одним прыжком пересек полосу света и скрылся среди деревьев. В темноте заухал, захохотал филин, потом издалека донесся протяжный вой, и Робину тут же вспомнилась недавняя охота.

— Чертов сидский ублюдок, — выругался Робин. Он злился и не мог понять, почему, а в результате злился еще сильнее.

Он закатал рукава, проверил, легко ли кинжал выходит из ножен, посмотрел на убегающую в лес тропу, оттолкнулся от косяка, сделал шаг. Воровато оглянулся — но в его сторону никто не смотрел. О том, что разыскивать Гая в лесу — не самая удачная идея, и что идти туда одному опасно, из головы улетучилось. И ни единой мысли о том, где именно он будет искать. Выпитый эль туманил голову, и казалось логичным, что раз есть тропа, то надо идти по ней, а уж она выведет, куда нужно. Робин быстро миновал освещенную часть опушки, нырнул в переплетение ветвей и теней.

Густая темнота окутала его, словно плащом, мазнула по глазам, и пришлось остановиться. Он различал очертания стволов, яркие пятна ночных цветов в траве, но и только. В Шервуде Робин и вслепую прошел бы, а здешних мест он не знал. Когда глаза привыкли, и он уже собрался продолжить путь, из-за ближнего дерева выступил темный силуэт. Потянуло прохладой, как у текущей воды, запахло тиной, сырыми камнями.

— Ты куда… — сердито начал Робин, но осекся, разглядев, что это не Гай.

Перед ним стоял худой юноша чуть выше него ростом, в черной тунике с расшитым воротом. Мокрые темные волосы, усыпанные мелким речным жемчугом, текли, струились по плечам, черные глаза без белков светились изнутри, как ночная озерная гладь.

— Сюда, — юноша рассмеялся, притопывая босой ногой, запрокидывая голову, тяжелая грива расплескалась до земли, жемчуг водопадом пролился в траву. — А вот куда ты?

— Тоже сюда, — буркнул Робин, положив ладонь на рукоять кинжала. Перед ним фэйри, это несомненно, но вот какие у него намерения — непонятно. Ши стремительны в бою, и он не строил иллюзий на свой счет, особенно сейчас, когда ноги еще плохо слушались. Нет, он не трус, просто не хотелось бы стать чьим-нибудь ужином. Тут не до гордости, успеть бы сбежать. Подумалось, что идти одному в лес было все же не слишком правильно.

— Я не собираюсь на тебя охотиться, — произнес фэйри и указал на опушку. — Возвращайся. Финхоннелл, особенно ночью, небезопасен для дхойне… — он принюхался, тонкие ноздри раздулись. — Даже с такой меткой. Если встретишь слуа, метка не спасет.

Робин покосился на левое запястье, где все еще виднелись следы волчьих клыков. Он и забыл, что Гай поставил защитную отметину. Надо же, до сих пор действует.

— Благодарю за совет, но я могу за себя постоять, — Робин, не убирая руки с кинжала, шагнул вперед, давая понять, что хочет пройти. На трезвую голову он, скорее всего, прислушался бы к предостережению, но эль подогрел неистребимое упрямство. Временами оно приносило пользу, но чаще — неприятности. Вот как сейчас.

— Может, да, а может, и нет, — протянул юноша, задумчиво глядя на кинжал. Снова тряхнул головой, волосы метнулись по плечам, градом застучали по траве жемчужины. — Господин просил присмотреть за тобой, и госпожа Лунед будет плакать, если ты не вернешься. Так что… — он отвесил Робину поклон, одновременно учтивый и насмешливый, мелькнули в улыбке белоснежные зубы с острыми клыками. — Я Ньядль, к твоим услугам.

— Робин Локсли, — поразмыслив, ответил разбойник. Естественно, фэйри не откроет человеку истинное имя. Но хоть представился, а это требует взаимной вежливости.

— Знаю, — фыркнул Ньядль. — Ты ведь гость в доме Хранителя и купаешься в моей реке.

— В твоей реке? — переспросил Робин, хотя уже сообразил, что перед ним живущий в воде. И в который раз накрыло сожалением, что он уже не ребенок, а следом вернулась и злость на Гая.

— В моей, в моей, — кивнул Ньядль. — Ну так что, куда ты идешь?

— Ищу кое-кого, — раздраженно дернул плечом Робин. Наверняка ведь знает, зачем его понесло сюда ночью, и все равно спрашивает.

— А не пожалеешь, когда найдешь? — Ньядль весело оскалился, будто прочел его мысли.

— Лучше уж пожалеть о том, что сделал, — Робин усмехнулся, посмотрел на него в упор. — А что, Ши предпочитают жалеть о несделанном?

— Ши предпочитают вообще ни о чем не жалеть, — расхохотался Ньядль.

Разбойник не успел сделать вдох, как тот уже был рядом, заглядывал в глаза. Холодные пряди скользнули по плечам, опутывая, рубашка промокла, запах тины стал сильнее, на запястье легли тонкие ледяные пальцы. Робин невольно вздрогнул, но заставил себя не шевелиться. Что-то подсказывало, что Ньядль не станет нападать и наводить чары. Скорее уж искушать и проверять начнет, знаем мы этих фэйри. Он не отвернулся, даже когда черные омуты приблизились вплотную, и стали видны тонкие, с волос, ободки зрачков, будто круги на воде. Напомнило взгляд Гая, но сейчас было совсем не так, как с ним. Лишь невесомое прохладное касание, словно речной ветер скользнул по разгоряченной коже, унося с собой злость, и хмель, и сожаление.

— Ты мне нравишься, Робин Локсли, — Ньядль отодвинулся так же стремительно, волосы упали с плеч Робина, и мокрая ткань тут же высохла. — Я тебя отвезу.

Облик его поплыл, тело истаяло и пролилось туманом, который взметнулся черным вихрем. И вот уже перед Робином стоял вороной конь такой красоты и стати, что за него сам Саллах-ад-Дин не пожалел бы казны. Да и любой не пожалел бы, была бы казна. Вороной косил алым глазом, прядал изящными ушами, приплясывал нетерпеливо, грива и хвост спадали почти до копыт.

— Чтоб я сдох… — пробормотал потрясенный разбойник, проводя ладонью по бархатной шкуре. Коня он узнал, а следом вспомнились шуточки Гая насчет вкусов келпи, но желание прокатиться от этого не пропало.

Вороной насмешливо всхрапнул и мотнул головой — садись, мол, успеешь натрогаться. Робин не заставил повторять приглашение, ухватился за гриву — еще у сарацин научился ездить без упряжи. Хотя все равно сбруи нет, да и разве не кощунством было бы надевать узду и седло на такое совершенство. Но когда он попытался привычно взлететь на конскую спину, в позвоночник словно воткнули раскаленный штырь, а ноги свело судорогой. Робин зашипел от боли, сильнее вцепился в гриву, чтобы не упасть, но все равно сполз в траву, ругаясь сквозь зубы.

Ньядль тут же подогнул передние ноги, опустился на землю. Робин какое-то время не шевелился, дожидаясь, когда сможет выпрямиться, не заорав, потом обхватил конскую шею, подтянулся на руках. Келпи терпеливо подождал, когда он сядет верхом, поднялся одним текучим движением. Робина снова обдало прохладой, и боль начала отступать.

— Спасибо, — пробормотал он, почесав вороного за ухом. Простым лошадям это нравится, может, и келпи тоже.

Ньядль покосился на него, ехидно фыркнув, но при этом качнул головой, подставляя второе ухо. Робин, усмехнувшись, почесал — значит, все-таки нравится. Вороной переступил с ноги на ногу, облик его снова изменился, морда удлинилась, из-под верхней губы показались кончики клыков, копыта превратились в мощные когтистые лапы. Робин не уловил миг, когда они тронулись с места — только что стояли, и вот уже мимо мелькают деревья. Шаг у келпи был плавный, совсем не конский, казалось, он не бежит, а плывет над землей черным потоком, неощутимо перемахивает поваленные стволы и кусты. Обычный ли это аллюр или Ньядль просто старается не потревожить его спину, Робин не знал, но в любом случае был благодарен. Ему даже почти не приходилось сжимать коленями бока, казалось, его бережно придерживают невидимые руки.

Ветер свистел в ушах, высекал из глаз слезы, швырял в лицо гриву, и Робин пригнулся, распластался на спине келпи, прижался щекой к шее. Гладкая шкура была прохладной, под ней перекатывались могучие мышцы, когда Ньядль взмывал в воздух. Все вокруг сливалось в сплошной многоцветный поток. Где они, в Финхоннелле или уже нет? Да это было и неважно. В груди словно разрастался горячий шар, заполняя все тело, и Робин выпрямился, запрокинул голову к исполосованному звездными штрихами небу, заорал, заулюлюкал, словно пустынный кочевник, от дикого, шального восторга. Ньядль отозвался пронзительным визгом, и тут же слева и позади им ответил гулкий хохочущий вой, который нарастал, пока не оборвался на высокой, почти неслышимой ноте. А затем среди стволов заполыхали десятки алых огней, и огромные псы, словно соткавшись из мрака, помчались бок о бок с келпи, взрывая когтями дерн и роняя белые искры со вздыбленных загривков.

Робин не знал, долго ли продолжалась бешеная скачка. Вот что чувствуют те, кого унесла Дикая Охота — упоение, свобода, безумие, и хочется лететь бесконечно, глотая ветер и рассекая темноту, пока сердце не сгорит от собственного огня, а тело не развеется прахом. По пути свора загнала то ли зверя, то ли фэйри, разорвала на бегу, перебрасывая друг другу добычу. Ньядль поймал свою долю, подкинул в воздух, перехватывая поудобнее, и проглотил в считанные секунды, даже не сбившись с аллюра. Брызги крови попали на лоб Робину, но он не обратил на это внимания, захваченный сумасшедшей гонкой, и не сразу понял, что псы отстали, растаяли в ночи, а келпи замедлил бег. И только когда мир снова распался на отдельные части — кусты, деревья, цветы в траве — обнаружил, что они остановились.

Ньядль снова опустился на землю, и Робин соскользнул с его спины, покачнулся, оперся на кривой вяз, удачно оказавшийся рядом, огляделся. Они стояли на прогалине посреди густых зарослей орешника, бересклета и падуба, а над ними возвышались неохватные стволы — белесые ясени и буки, красноватые тисы, корявые дубы. Обнаженные корни вековых гигантов выступали из мохового ковра причудливыми фигурами, обнимали валуны и дряхлые пни. Меж ветвей вспыхивали светляки и болотные огни. Шагов через пятьсот виднелся яркий просвет, оттуда доносилась музыка и смех — похоже, там вовсю шла гулянка.

— Понравилось? — Ньядль, сменивший облик, бесшумно возник за плечом Робина и довольно скалился. — Мне — да. С тобой весело мчаться, Робин Локсли.

Тот оглянулся на келпи, провел рукой по взлохмаченным волосам, губы сами собой растянулись в улыбке, которая вполне могла сойти за ответ.

— Мы где? — разбойник оттолкнулся от дерева, прошелся, разминая ноющие ноги.

— В Брекилиэн, — Ньядль прислушался, облизнулся. — Вы называете его Броселианд. Мало кто из дхойне бывал здесь, в самом его сердце.

— Броселианд? — у Робина округлились глаза. Далеко же они от дома Тука, да и вообще от Англии. Хотя если через Межмирье, то дорога не такая уж долгая, но он не мог вспомнить, пересекали ли границу тварного мира.

— Ты ведь искал… кое-кого, он там, — Ньядль махнул рукой на просвет. — Не передумал?

Робин качнул головой. Где-то глубоко все еще сидела злость на Гая, но это было неважно. Хотелось увидеть мир, в котором тот жил, другую сторону, которую он только начал узнавать. О причинах этого желания Робин предпочитал не задумываться, но если бы его спросили, ответил бы, что врага стоит изучить как можно лучше. Вполне подходящее объяснение и для других, и для самого себя.

— Тогда пойдем, — Ньядль шагнул вперед, кусты расступились перед ним, открывая тропу. — Метка господина дает тебе защиту, но все равно будь осторожен и следи за тем, что говоришь. Слова имеют силу и власть, особенно в таких местах.

Кусты, пропуская их, тут же снова смыкались, скрывая тропу. Робин молча следовал за келпи, стараясь не ускорять шаг. Он уже почти привык к постоянным чудесам, но все же не настолько, чтобы оставаться спокойным. Оказаться на Литу в легендарном лесу, да еще попасть к костру Ши — тут у кого угодно голова кругом пойдет. От предвкушения — или предчувствия — холодило спину и щекотало в животе. Все равно что в детстве, когда Робин точно знал, что отец собирается сделать ему подарок, но не представлял, какой именно. Или когда они с Гаем ускользали от присмотра и, прячась в кустах, крались за перепуганными слугами. Те метались по чаще, разыскивая наследника Хантигтонов и «проклятого бастарда, который сбивает юного лорда с панталыку», а они то ухали совой, рычали, завывали, приводя бедняг в ужас, то зажимали друг другу рты, чтобы не смеяться. Мысль о Гизборне опять царапнула — несмотря на дружбу, которая их тогда связывала, тот не доверял ему в такой мере, чтобы открыться. Тем больше Робину сейчас хотелось увидеть его среди других фэйри, таким, каким он никогда не бывал на людях, даже у Тука.

  • Он был поэт. / Галкина Марина Исгерд
  • АФОРИЗМатические дуэли. АД 003. О себе. / Фурсин Олег
  • Стих №13 / "Любви все возрасты покорны" - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС. / ВНИМАНИЕ! КОНКУРС!
  • Быть отцом / Нарцисс / Лешуков Александр
  • Hermann Hesse, Fiesole / Герман Гессе, СТИХОТВОРЕНИЯ / Валентин Надеждин
  • № 9 Ольга Зима / Сессия #4. Семинар "Изложение по Эйнштейну" / Клуб романистов
  • Восвояси / В ста словах / StranniK9000
  • Когда мне было мало лет / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Где не светят звёзды над водой / «Подземелья и гномы» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Ротгар_ Вьяшьсу
  • Ночные кобылы / Violin / Лонгмоб "Бестиарий. Избранное" / Cris Tina
  • Мир мечты / Пыль дорог / Kalip

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль