Глава 1

0.00
 
Анг Лучия
Итэрия. Дары стихий
Обложка произведения 'Итэрия. Дары стихий'
Глава 1

Сновидения реальны, пока они есть.

Разве нельзя то же самое сказать о жизни?

Хейвлок Эллис

Вы когда-нибудь задумывались о том, что мир, который мы видим во снах, реален? Вот я никогда так не думала. А зря. Моя новая жизнь началась как раз благодаря одному из таких снов.

Ну вот, опять я стою на пороге этого зала. Сколько можно уже? Почему мне не может присниться белоснежный песчаный пляж, голубое море и жаркое солнце, где можно позагорать и поплавать в тёплой водичке? Почему не цветочное поле, где можно побегать, покружиться, раскинув руки в стороны, и упасть на землю? Почему, конце-то концов, мне не приснится какой-нибудь сексуальный и сногсшибательный мужчина, который будет признаваться мне в любви и говорить, что всегда ждал только меня?

Так, нет же, это всё не обо мне. Вот она я, в очередной раз стою в каменной арке на входе в мрачный, тёмный зал, от которого просто веет чем-то зловещим. Освещён он был всего двумя факелами, которые висели с обеих сторон от входа, из-за чего я не могла увидеть ничего, что находилось дальше пяти шагов от меня. Где-то на уровне интуиции ощущалось, что я нахожусь в каком-то подземелье, а это нервировало и пугало еще больше.

Я стояла, нервно стуча носком правой, к слову, босой, ноги. Во сне я была одета в то, в чём легла спать — коротеньких полосатых зелёных шортиках и розовой майке с зайчиком.

Я все смотрела в темноту, и гадала, зачем же здесь оказалась? Что хочет донести до меня моё больное подсознание? Чем дольше думала, тем больше не понимала. Может пора сменить обстановку или отправиться в путешествие куда-нибудь в Германию? Думаю, там можно посетить старинные замки. Залы в них, наверное, так похожи на тот, у входа в который я нахожусь. Или просто это такая просьба сделать ремонт в квартире? Да, он будет не лишним. Надо ободрать старые бабушкины обои в цветочек, плитку в ванной поменять, а то этот советский коричневый кафель, внушает только желание закрыть его, чтобы реже попадался на глаза.

Мои мечты, в которых я уже придумывала дизайн кухни, прервал порыв ветра. Это был лёгкий, тёплый ветерок, какой обычно в жаркий летний зной приносит такое желанное облегчение. А следом, я не столько услышала, сколько почувствовала, как меня просят пройти внутрь. В подтверждение моим выводам, ветерок стал подталкивать меня вперёд.

— Ты хочешь, чтобы я зашла сюда? — произнесла я шёпотом для своего спокойствия, очень надеясь, что мне никто не ответит.

Я не трусиха, правда, и никогда ей не была. Но быть одной, в таком мрачном и жутком месте, без какого-либо оружия, было страшно. Ещё ни разу в этом сне, я не решалась сделать и шага внутрь этого зала. Всегда стояла и смотрела вглубь, в темноту, трясясь от холода и страха, изо всех сил желая проснуться. Моё воображение рисовало всяких неведомых монстров, которые скрываются там, во тьме, и ждут, когда я сама приду к ним. В такие моменты мне слышались или просто на просто мерещились, шорохи и шаги. Тогда я брала со стены факел и держала его перед собой, как оружие против неизвестных существ, придуманных моим подсознанием.

Очень надеюсь, что после выполнения данной просьбы, я больше никогда не увижу это мрачное место. Я взяла факел со стены, сосчитала до десяти, пытаясь успокоиться, но тщетно. Мои внутренности просто скрутились от страха. Поняв, что рано или поздно придётся это сделать, я тяжело вздохнула и сделала первый шаг.

Медленно, со скоростью, которой позавидовала бы даже черепаха, я продвигалась вдоль стены, решив, для начала, выяснить размеры данного помещения.

— Ты не боишься, ты сильная, ты справишься. Ты не боишься, ты сильная…— все повторяла я себе как мантру, надеясь, что эти слова внушат мне уверенность в себе и своих силах. В то же время, я не забывала внимательно рассматривать новые детали.

Смотреть было не на что. Пока мне не встретилось ничего нового. Была только холодная стена, из какого-то неровного тёмного камня. Создавалось ощущение, что это помещение просто высечено внутри какой-то скалы. Когда я дошла до арки, с которой начинала свой путь, то поняла, что зал был круглой формы. Ветерок, который был теперь моим постоянным спутником, опять стал подталкивать меня в спину, к центру этого помещения.

Уже не так сильно трясясь от страха, аккуратными маленькими шажками я пошла в ту сторону, куда меня звал ветер. Чем ближе к центру зала я приближалась, тем больше росло моё непонимание.

Моему взору открылось странное зрелище. На таком же неровном и каменном, как и стены, полу, что только подтверждало мои догадки про скалу, была начерчена пентаграмма. Она была заключена в круг, а в её лучах были изображены различные знаки и символы, значение которых, я даже не хотела представлять. Все это было нарисовано тёмно-красной краской. Она наводил меня на неприятные мысли о крови и кровавых жертвах. Страх напомнил о себе кучей мурашек, пробежавших по позвоночнику, и скрутил живот, устраиваясь уже на постоянное жительство.

Подойдя поближе, почти к самой границе круга, в свете факела, я смогла разглядеть, что в центре пентаграммы лежит небольшая шкатулка, сделанная из тёмного дерева. Рядом с кругом чувствовалась какая-то сила. Окружающее пространство будто наэлектризовывается. Волосы у меня встали дыбом, а на руках вновь проступили мурашки. Я сделала шаг назад, и это ощущение пропало.

— Хм, интересно. То есть просто так внутрь я не войду — начала я разговаривать сама с собой, чтобы хоть как-то расслабиться и прийти к решению.

— Со всех сторон одно и то же — продолжала я свои размышления, обходя пентаграмму по кругу — как же мне попасть к шкатулке?

Не было никаких сомнений в том, что мне нужна именно эта шкатулка. Ветерок, оживленно кружившийся вокруг, только подтверждал эту догадку.

— Чтобы сделал мой любимый Дин Винчестер[1]? Как у них там демоны вырывались из ловушек? Ага, вспомнила! Можно попробовать.

Я сделала шаг к кругу и присела на корточки. Осторожно протянула руку к линии и быстро мазнула по её краю пальцем. То, чем была начерчена линия, было вязким на ощупь, и легко стиралась с камня, что не могло, не радовать. Осмелев, я двумя пальцами стерла небольшой фрагмент круга. Сразу пропало это ощущение наэлектризованности воздуха, даже дышать стало легче. От радости, что у меня получилось, я даже подпрыгнула на месте и пару раз хлопнула в ладоши (да, я знаю, что выражаю радость как маленькая девочка, но это моя привычка, которая подчёркивает мою индивидуальность).

Ещё немного поликовав, я подошла к шкатулке. Она оказалась тёплой и гладкой на ощупь. На крышке были вырезаны какие-то знаки (позже я узнала, что они означали четыре стихии — огонь, землю, воздух и воду), а в середине, между ними находилась объёмная шестиконечная звезда. Ветерок радостно кружился вокруг меня, играя с моими волосами. Я же, поддавшись какому-то неясному порыву, медленно стала обводить пальцем все знаки. Когда я обвела один символ и перешла к следующему, первый стал загораться красным сиянием. И дальше каждый знак начинал сиять каким-то своим светом, а шкатулка трястись у меня в руках. Я сжала её посильнее, чтобы она не упала. А сияние уже стало окутывать меня с ног до головы, заворачивая меня как в кокон. Как же это было красиво. От восторга перехватило дыхание. Вокруг воздух переливался зелёным, серым, голубым и красным. Он сверкал и кружился, заигрывая, заставляя забыть обо всем.

Сжав шкатулку одной рукой, другую я протянула вперёд, желая стать частью этого великолепия. Когда я прикоснулась к нему, вверх по руке потянулось мягкое, согревающее и ласкающее тепло. Я как завороженная наблюдала за происходящим, как вдруг всё закончилось. Резкая боль пронзила мои запястья, и я проснулась.

Я лежала в кровати и ничего не могла понять. Вроде бы все это было лишь сном, но руки болели по-настоящему. Это не было фантомной болью, отголоском того, что я ощутило во сне. Боль была очень даже реальной, будто тысячи иголок вонзили в обе мои руки от запястья до локтя. Я попыталась посмотреть, что же вызвало такие ощущения, но в темноте не могла ничего разглядеть. Пришлось вставать и включать свет.

И я увидела. Сказать, что я была удивлена, это ничего не сказать. Там были татуировки. Две большие цветные татуировки украшали мои руки от запястья до локтя. На правой руке был рисунок ярких красно-жёлтых языков пламени рядом с сине-голубыми брызгами воды. Они были как отражения друг друга. На левой же руке располагалась татуировка дерева с пышной зелёной кроной листьев, вокруг которого кружились серо-белые перья.

И знаете, что. Я не сдержалась. Только я увидела свои разрисованные руки, как тишину квартиры нарушил мой громкий, полный ужаса крик. Нет, я вполне вменяемая девушка, но не тогда, когда из ниоткуда, на моих руках появляются татуировки. А ведь я даже не думала о том, чтобы когда-нибудь что-нибудь себе наколоть. Да я себе даже пупок проколоть не решилась. Единственное свидетельство моего подросткового бунта, это три серёжки в правом ухе и две в левом. А тут целых две, очень больших и ярких татуировки.

Я чувствовала, что у меня начинается истерика. Слёзы льются рекой, тяжёлое прерывистое дыхание и дрожь в руках. Вот сижу я на полу, как мне отказали ноги, я не помню, обняв себя, пытаюсь успокоиться и взять себя в руки, и начинаю замечать, как воздух передо мной становится более плотным. Буквально через мгновение в моей небольшой комнатке появились 4 фигуры, по-другому их назвать не могу. Одна полностью созданная из огня, точно огненный мужчина. Вторая, тоже мужская фигура, но прозрачная, словно состоящая из плотного воздуха. Третья была стройной водной девушкой. Я видела, как струйки воды сбегали по телу (фигуре?) вниз, на мой и без того настрадавшийся за годы службы паркет. Только последняя девушка была похожа на человека из плоти и крови. Она была полностью обнажена, а все стратегически важные места прикрыты широкими листьями. А в её зелёных волосах переплетались листва деревьев и бутоны цветов (ромашки и васильки).

— Она какая-то невменяемая — грубым и немного встревоженным голосом проговорил мужчина, сотканный из воздуха.

— А ты чего хотел? Она понятия не имеет о нашем существовании и о магии в целом — нежным, как журчание ручейка, голосом сказала водная девушка.

— Плюс ко всему, вы своим видом её перепугали — ответила цветочная девушка — Особенно ты, Игнис.

— Мы постарались принять ту форму, к которой она привыкла, Терра — прогремел огненная фигура.

Во время этого диалога, я сидела, уже тихо всхлипывая, и пыталась вспомнить, не ударялась ли я головой вечером. А может, я до сих пор сплю? Больно ущипнула себя за руку и ойкнула. Похоже это не сон. Значит, я просто схожу с ума. Интересно, у меня в роду были сумасшедшие?

— Валерия, — обернулась ко мне девушка, которую огненный мужик назвал Террой, — для начала, мы бы хотели поблагодарить тебя за наше спасение.

— Которое нам пришлось довольно долго ждать — недовольно добавил все тот же огненный, но сразу замолчал, когда на него шикнула водная девушка.

— Я понимаю, что тебе сейчас сложно понять, от чего именно уберегла нас, но придёт время, и ты всё узнаешь, — как ни в чем не бывало, продолжила Терра. — В благодарность, каждый из нас, сделал тебе определённый дар, который так испугал тебя. Наши метки приняли очень необычную форму — она кивнула на мои татуировки.

— Будет лучше, если кое-кто не узнает, о твоих новых возможностях. Ты итак обладаешь довольно редким даром Духа, а теперь ещё и это — сказала водная девушка.

— Аква права, старайся не афишировать свои способности. Пусть они как можно дольше останутся в тайне — добавил воздушный мужчина.

— А вы вообще кто? — робко спросила я, когда набралась храбрости и поняла, что мои иллюзии не причинят мне вреда.

— Мы хранители четырех природных стихий или элементали, как привыкли нас называть маги — с лёгкой улыбкой произнесла Терра. — Это огонь — Игнис, вода — Аква, воздух — Аэро и я земля — Терра — представила всех она, указывая вслед за именем на каждого. Но она могла этого и не делать. По ним и без подсказок было видно их стихию.

— Ага, а спасла я вас тогда, когда открыла шкатулку — вслух рассуждала я и думая, что моё сумасшествие приняло довольно странную форму.

— Всё верно. Сейчас тебе нужно будет учиться пользоваться нашими дарами. А теперь нам пора уходить. Знай, если когда-нибудь, тебе нужна будет помощь, ты сможешь с нами связаться. Правда мы надеемся, что этого не потребуется. И ещё, думаю, самостоятельно ты уже не уснёшь, а отдохнуть тебе следует, — сказала Аква.

Сразу после её слов, я оказалась лежащей на кровати. Каким образом я не заметила. Даже не почувствовала ничего магического. Мои глаза стали закрываться, а сознание затуманиваться. И уже почти закрытыми глазами, я смогла разглядеть, как четыре фигуры растворяются в воздухе. А потом провалилась в темноту.

*****

Разбудил меня звонок телефона. Не желая просыпаться, я наугад начала возить рукой по полу, куда обычно перед сном клала свой смартфон. Наконец, наткнувшись на него, стала пытаться отключить звонок. Увы, у меня ничего не вышло. Приоткрыв один глаз, я смогла принять вызов.

— ммм? — только и смогла выдавить из себя я.

— Доброе утро! Просыпайся, солнце уже встало. И, кстати, я уже у тебя во дворе — весело поведал мне голос на другой стороне и отключился.

Не придав особого значения звонку, в полусне я не поняла и половины того, что мне сказали, только зарылась ещё сильнее в подушку.

Через несколько минут, опять раздался звонок, но уже в дверь. Я застонала, быстро сообразив, что спать мне дальше не суждено. Замотавшись в одеяло, один конец которого, волочился по полу, и в обнимку со своим любимым плюшем мишкой я пошла, открывать своей подруге и одногруппнице, Юле Свиридовой. Только она могла столь наглым способом заставить меня подняться.

Я не ошиблась. На пороге стояла Юля, которая уже с самого утра была при полном параде — розовая блузочка заправлена в юбку-карандаш с высоким поясом и небольшим разрезом на бедре. Благодаря огромным каблукам, она возвышалась надо мной на целую голову. Золотистые волосы аккуратными локонами разметались по спине. А на лице опять было куча косметики. Сколько бы я ей ни говорила, что ей и минимум косметики подойдет, меня не слушали. Голубые, чуть раскосые глаза Юля всегда подводила черным карандашом, рисуя красивые стрелки, несколько оттенков теней украшали ее веки, а небольшие, еле заметные веснушки скрывал слой тональной основы.

Но такой макияж ее совсем не портил. Наоборот. Благодаря ему, Юля становилась одной из самых красивых девушек в универе. Толпы поклонников всегда ошивались рядом с аудиториями, где проходили занятия, поджидали у дверей универа, желая подвезти или, хотя бы, удостоиться одного взгляда и улыбки. Ей даже прозвище дали — Барби, за сходство с любимой куклой маленьких девочек.

— Привет — охрипшим от сна голосом, сказала я.

— Лер, ты сейчас себя в зеркале видела? А если бы вместо меня тут был прекрасный принц с букетом красных роз? Он бы испугался и сбежал от тебя — произнесла Юлька, входя в прихожую и закрывая дверь.

— Какой принц? Ты о чем? — с утра я плохо соображала.

— О том, что ты уже не маленькая девочка, — в этот момент она забрала у меня мишку, — и пора позаботиться о своем внешнем виде. А то оглянуться не успеешь, как станешь гордой и независимой женщиной с кучей кошек в квартире, — меня укоризненно оглядели с ног до головы.

— Так уж и с кучей кошек? Может, я цветы выращивать начну — обидно стало очень сильно. Но Юля была права. Каждый раз, когда она поднимала тему моей внешности. А возникала эта тема всегда, когда мы куда-то собирались, или когда смотрели кино, или строили планы на будущее, или обсуждали идеальных парней. Короче, всегда.

Я со всем была согласна. Невысокого роста, а точнее низкого (всего полтора метра), невзрачные голубые глаза и короткие, до плеч, русые волосы. Слишком длинный нос торчком и пухлые губы. Единственной моей гордостью была грудь. Целый третий размер. Правда ее я скрывала за мешковатой одеждой, стараясь не привлекать много внимания. Хватало и того, что на меня постоянно были устремлены недовольные и непонимающие взгляды поклонников Юльки.

— Ты иди, приводи себя в порядок, флорист будущий, — хмыкнула подружка, толкая меня в направлении ванной комнаты, — Я же пока придумаю что-нибудь на завтрак. Не хочу опоздать на первую пару — сказала Юля, исчезая на кухне.

— Юль, давай не пойдём? Посидим, посмотри сериал, — предложила я, а то одна только мысль о занятиях навевала на меня тоску.

— Нет, пропускать сегодня нельзя. У нас сегодня первая пара с зав. кафедрой, надо послушать, какие требования он к нам будет предъявлять на своих занятиях. Но ты и сама знаешь, что первое впечатление должно быть положительное, а это точно не пропуск вводного занятия. Да и вообще, рановато ты решила забить на посещаемость. И недели не прошло с начала семестра.

— Вот только не начинай, а? Знаю, я. Все знаю. Но так лень. Там же никогда ничего интересного не происходит. Все только и делают, что зубрят бесчисленные кодексы, федеральные законы и другую муть подобного содержания.

— А ты чего хотела? Чтобы в юридическом универе все ходили с томиками Пушкина, Толстого и Лермонтова?

— Нет. Ну а как же весёлая студенческая жизнь? Где нарушения правил? Шутки над одногруппниками и преподавателями?

— Шутки над одногруппниками? Тебе Ритки не хватает?

— Только не её — сказала я, округлив глаза в притворном ужасе.

Ритка — это староста нашей 212 группы. Среднего роста, крупная брюнетка умела внушить к себе глубокое чувство ненависти у всей группы. Она обязательно, раз в день пыталась кого-нибудь достать, довести до бешенства или до слёз, вызвать любую реакцию, главное чтобы она, эта реакция была. Что только она не делала — издевалась в интернете или по телефону, пыталась очернить перед преподавателями, ставила неоправданные пропуски, которые потом попадали прямо в деканат. В общем, вы поняли. Ритка была редкостной стервой. Правда до меня с Юлей её издевательства ещё не дошли. Пока она ограничивалась более лёгкими и заметными мишенями.

— Да, а то навлечём на себя её внимание, а мне без этого хорошо живётся — согласилась подруга. — Ты давай, время не тяни. Собирайся и вперёд, навстречу знаниям, хоть ты их не сильно и жаждешь — улыбнулась Юлька и пошла делать бутерброды.

Я же, с огромной неохотой, поплелась собираться. Как же я не любила свой универ. Я учусь на юридическом, на втором курсе. Мама настаивала, чтобы я поступила именно сюда и никуда больше. Я хотела стать учителем истории и обществознания, она же видела меня в роли преуспевающего адвоката, прокурора или судьи. Весь мой выпускной класс прошёл в многочисленных ссорах и скандалах. Папа старался примирить нас, но всё было без толку. Да и куда ему, против двух разгневанных женщин. В итоге, я все равно проиграла. Но не отчаивалась. Завалю одну из следующих сессий и преспокойненько переведусь туда, куда моя душа пожелает. А пока, ничто не мешает мне побыть примерной и послушной дочерью.

Оставив одеяло на диване, я пошла в ванну. Увидев себя в зеркало, я тяжело вздохнула. Волосы все спутаны, синяки под глазами и сухие, потрескавшиеся губы (результат моей привычки, когда задумаюсь или волнуюсь, всегда кусаю или облизываю их). Бросив взгляд на запястья, тихонько вскрикнула. Я уже успела убедить себя, что всё мне просто приснилось. Согласитесь, это объяснение намного приятнее чем, сумасшествие. Но признавать второй вариант я тоже не хотела. Провести всю жизнь в психбольнице и глотать таблетки с неизвестными свойствами. Нет, это перспектива меня никак не радовала. Поэтому я решила, что пока мои фантазии не приняли опасную для окружающих форму, продолжать жить нормальной жизнью.

Одев любимые рваные джинсы и широкую серую майку, зашла на кухню. Юлька как раз успела сварить кофе и сделать несколько бутербродов.

— Вау, когда ты успела сделать такие классные татуировки? И почему кожа не покраснела? Как ты вообще решилась? — начала выдавать она вопросы со скоростью пулемётной очереди, увидев мои руки.

— Вчера подумала, сделать что-нибудь экстраординарное. И сразу отправилась в салон. А результат ты сама видишь — я заранее решила не рассказывать Юле правды. Она реалист до мозга костей, как и большинство юристов, сплошь одни сухари, которые только и знают, что свои бесконечные статьи и законы, и точно не поймёт произошедшее.

— Ну, ты даёшь, конечно, но смотрится круто — восхитилась она, не забывая при этом потягивать кофе.

— Согласна с тобой. Я даже не ожидала, что мне так понравится — а вот это была чистейшая правда. Я стала привыкать к мысли о татуировках, и они уже не казались мне такими ужасными как в самом начале.

Позавтракав, мы поехали в универ.

Перед началом лекции, мои татуировки подверглись как критике, так и восхищению. Я ловила на себе заинтересованные или осуждающие взгляды. Юлькины поклонники презрительно кривились при виде них. Но стоило подруге выразить восхищение моими татуировками, как они тут же одаривали меня кучей насквозь фальшивых комплиментов. Но меня это не особо волновало. Больше всего меня беспокоило то, что меня заметила Рита.

— Кто это у нас тут такой разрисованный появился? — язвительно начала она — Ба, это же наша тихоня Лерочка. Правду говорят, в тихом омуте черти водятся. Вот и ты сумела-таки нас удивить. Что это там у тебя нарисовано? Дай глянуть — сказала Ритка и ухватилась за мою правую руку.

— Ого, да это просто произведение нательной живописи. Это что? Огонь и вода? Ха, нельзя было придумать что-нибудь поинтересней? — брезгливо продолжила она, но руку не отпускала, а тем временем, её длиннющие когти больно впивались в кожу.

— Блин, Ритка, руку отпусти, а то маникюр испортишь — попросила я, заметив, что под её ногтями уже проступили капельки моей крови. От боли, рука просто горела, а глаза стали застилаться слезами.

— Неужели ты плакать собралась? — издеваясь, сказала Ритка и в этот самый момент сама взвизгнула от боли. — Ау, ты что больная?

— Что? — не поняла я.

— Ты меня чем-то обожгла! — визгливо обвинила та.

— Что? Я тебя обожгла? И чем же, по-твоему? — всё ещё не понимала, почему Ритка обвиняет меня.

— Ты только посмотри что сделала! — кричала Рита, показывая мне покрасневшую как от ожога ладонь, а ногти на руке чуть-чуть обуглились и лак облупился.

— Да не чем мне было тебя жечь, сама посмотри. У меня в руках ничего нет — защищалась я.

От дальнейшего разбирательства меня спас лектор, который заметив состояние старосты, отправил её домой. А потом спокойно начал лекцию. Если честно, то я его не слушала. Я вообще никогда не слушала лекции и не конспектировала их. Просто не считала нужным, потому что перед сессией всегда появляется их электронный вариант.

Я сидела, уставившись невидящим взглядом в тетрадь, и рисовала какие-то линии, вспоминала тот момент, когда почувствовала огонь в руке, а рисунок огня на очень короткое мгновение засветился. Это ведь не сон, и не сумасшествие. Я никак не могла её обжечь. А вот если эти четыре фигуры были реальными, тогда всё более-менее становится ясным. Их дары, это возможность управлять их стихиями, а татуировка просто видимый знак из благосклонности ко мне.

— Лер, ты что рисуешь? — вырвала меня из мыслей Юлька. Она все не могла простить себе, что пропустила мою стычку со старостой. Она в этот момент отшивала одного слишком настырного поклонника.

— А? Просто какие-то узоры, а что? — я оторвалась от своих невесёлых мыслей.

— А то, что это не узоры. Сама посмотри.

Я взглянула в тетрадь, а там… там был нарисован зал из моего сна. Во всех подробностях. И факелы на стенах, и каменные неровные полы, и самое главное, та самая пентаграмма в мельчайших деталях (все непонятные знаки, символы и надписи). Только шкатулка в центре валялась на боку, а её крышка, с большой и неровной трещиной, лежала неподалёку. И как это понимать? Я вообще-то рисовать не умею. Единственное что у меня получается это простое солнышко с лучиками и человечек по типу «точка, точка, запятая, вот и рожица кривая».

— Это ты иллюстрацию к одной из своих любимых книг нарисовала? — сама не зная того, Юля подала мне отличный способ оправдать столь странный рисунок.

— Ага, иллюстрацию. Очень красочное описание было. Не смогла удержаться — кажется, врать мне становится всё легче. Ещё немного, и это станет привычкой.

— Круто, мне даже захотелось прочитать.

— Поверь, тебе будет неинтересно. Там все противоречит твоим понятиям о реальности. Да и вообще, ты же не любишь фэнтези.

— Ну да, ты права. Я больше детективы люблю — согласилась Юля и вернулась к конспектированию.

После пары, решив, что впечатлений на сегодня достаточно, я сбежала домой. Меня не остановило даже то, что пара у зав. кафедры, из-за которой я, в общем-то, и появилась в универе, должна была быть следующей.

В квартире я выложила вещи на компьютерный стол, включила музыку, которую сильно не любят мои соседи, и пошла в ванну.

Лежа в пенной ванне и слушая One Direction, я стала думать обо всем, что произошло со мной за последние сутки. Сначала был повторяющийся сон, потом пентаграмма, шкатулка, свечение окутавшее меня, татуировки на руках, которые появились неведомым образом. Потом 4 духа стихий и случай с Ритой. Я уверенна, что ожог на ладони у неё появился в тот самый момент, когда она ее когти до крови вцепились в мою руку. И совсем не совпадение, что именно в это время я почувствовала жар в руке и увидела едва уловимое сияние огненной части татуировки. Но как это возможно? Неужели я теперь буду как героини моих любимых фэнтези?

Потом ещё рисунок этого подземелья и разбитая шкатулка. Хотя, может, это уже просто полёт моей больной фантазии? Но как я смогла его нарисовать, если все мои мысли были только о произошедшем со старостой? Похоже, я все такие схожу с ума и у меня раздвоение личности, одна из которых прирождённый художник. Как у того парня из Америки, в котором жило то ли 20, то ли 22 личности[2]. Короче, так и не придя ни к какому решению, я просто задремала.

 

 

  • Черная весна / Золотые стрелы Божьи / Птицелов Фрагорийский
  • Глава 5 / Дары предков / Sylar / Владислав Владимирович
  • Стена / Ожидание / Akrotiri - Марика
  • Яды 1 часть. / Sternman Anry
  • Омлет вечной молодости / Кулинарная книга - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Лев Елена
  • ФИНАЛ / Смех продлевает жизнь / товарищъ Суховъ
  • Провидец - NeAmina / Необычная профессия - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • "Галактика" / Салфеточные изыски / Хоба Чебураховна
  • 18+ / svetulja2010
  • Сок Шибальбы - Kartusha / Лонгмоб - Лоскутья миров - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Argentum Agata
  • Призрак трассы Ю-44. Зима Ольга / "Легенды о нас" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль