Глава 11

0.00
 
Глава 11

 

 

Узнать, что тебя провели, как ребёнка в его первый поход к стоматологу, очень неприятно. И главное кто? Самый безобидный, самый полезный, на первый взгляд, помощник, в задачи которого входит всего лишь базовое обучение наподобие «Атака — левая кнопка мыши, защита — правая».

— Давненько не виделись, Дарк, — Даша порадовалась тому, что догадка подтвердилась, когда заприметила в столбе света знакомый мужской силуэт в чёрном.

Она поднялась с плоскости, которую легче считать полом, потому что иначе, это пришлось бы назвать «ничто». Куда не посмотри, повсюду распласталась кромешная тьма, и только два пятнышка света, создаваемых невидимыми прожекторами, давали зыбкое ощущение пространства. Кажется, такой приём раньше использовали в фильмах, когда на декорации не хватало денег, но здесь это было не к чему: Дарк существовал только в её сознании, следовательно… «Следовательно, у меня не такое богатое воображение» — мимоходом подумала Даша, прикидывая расстояние до своего собеседника. По расчётам выходило, что шагов двадцать, не больше. Когда она попыталась приблизиться, то между ней и Дарком по-прежнему оставались обманчивые двадцать метров.

— Ну, чего молчите? Или «Дарк» вам больше не нравится? Предпочтительней «Архимаг» или «Его Коварнейшество»? Простите великодушно, настоящего имени не знаю! Я вообще, как выяснилось, ничего не знаю! — она не выдержала и сорвалась на крик.

Всплеск эмоций возымел эффект:

— Предпочтительней «Дарк», — пожал плечами фантом, — хоть какая-то индивидуальность. Не забывай: я всего лишь частичка.

— О да, вот насчёт этого я очень хочу поговорить! — Даша снова почувствовала прилив гнева, и пару раз вдохнула и выдохнула, чтобы успокоиться. Продолжила она уже более спокойным тоном: — Я понимаю, зачем вы или он сам это сделали, я бы тоже подстраховалась. Но вот так, с влезанием в чужие головы — нет, ни за что. Вы ничем не лучше Гадикуса!

— Он не влиял на твою волю, он всего лишь поставил временный мысленный блок, чтобы ты раньше времени не задалась вопросом, несу ли я пользу или вред. Сегодня ты преодолела этот блок.

Всё встало на свои места: получив невразумительные объяснения, как в её голову попала «частичка чьего-то там сознания», она не только безоговорочно доверилась ей, но и благополучно забыла об этой странности. Подумаешь кто-то в голову залез — с кем не бывает? Витин рассказ не вызвал в ней должного страха перед чужим вмешательством в их жизни, не заставил поделиться своим случаем. Она даже перед Мирздравом не открылась! И теперь горькая правда ранит сердце, как финальная серия любимого сериала. Их действительно использовали, причём без видимой на то причины.

— Ты сейчас думаешь: подошёл бы любой, — констатировал Дарк. Этот мигрант слишком хорошо освоился в её сознании, в отличие от законной владелицы.

— А что, не так?

— Нет. Вспомни нашу первую с тобой встречу.

— «В нужное время и в нужном месте». Да это же бред какой-то: вы внедряетесь к нам в головы, чтобы мы стали искать это самое место, рассчитывая время.

— Лишь единицы способны на такое сильное «изменение» — не каждому дано направлять. Ты поймёшь это со временем.

Стандартная фраза взрослых вызвала закономерное раздражение. Если учесть, что время это придёт, по мнению общества, в восемнадцать лет, то её ждёт самый ужасный день рождения: новые знания наверняка вызовут дикую головную боль. Однако эти знания требовались здесь и сейчас.

— Хорошо, вернёмся к началу: «Спаси, помоги, друзей позови». Вот лично я какая-то там «Направляющая», но кто тогда Витя с Глебом? «Крутившиеся поблизости»?

Ответ последовал незамедлительно. Кажется, в нём было какого-то рода смущение, то самое, которое испытывает ученик у доски, имея лишь приблизительные представления об изучаемой теме:

— Что-то другое. Не такое, как в твоём случае, но близкое.

— Я что-то сейчас услышала? — девочка сделала вид, что прочищает правое ухо.

— Со временем поймёшь.

Наверное, это можно было расценивать как паническое бегство. Частичка сознания Архимага перестала быть той всезнающей энциклопедией, к которой она привыкла. Или батарейки Дарка действительно на последнем издыхании.

— Я раньше не спрашивала, но когда ребята не смогли перенестись за мной… — она замолчала, подумав над тем, нужно ли тратить время на несущественные вопросы, — это был ты?

— Фактически ты. Они промедлили, а когда появился я, тебе не захотелось делиться первой же тайной с другими. Чтобы заблокировать точку соприкосновения, не нужно владеть магией — нужна лишь вера, а желание, в нашем случае нежелание, это её часть.

— Наверное, некоторые вещи действительно можно понять лишь со временем, — глубокомысленно изрекла девочка. Таким образом, она тоже спаслась паническим бегством, не поняв прозвучавшего объяснения.

Возникла пауза, которую никто не спешил заполнить. Определить сколько она длилось было невозможно, скорее всего в реальном мире, прошла какая-то минута или секунда. Дарк не предпринял попыток выдать порцию новых знаний, а Даша в свою очередь, задумалась над вопросами. Их было слишком много, а по какой-то причине она всегда выбирала не нужный, который только отвлекал от цели путешествия.

Всё так легко и понятно, и в то же время, нет. Мысли перескочили на собеседника. Сегодня он был каким-то другим. Более молчаливым, апатичным, загадочным. Целых три изменения на один «слепок сознания». Долгожданный вопрос наконец-то созрел. Можно сказать, даже два. Хороших таких вопроса, выдержанных временем:

— Что нам делать дальше и как?

***

— Бесит, — глубокомысленно озвучил своё мнение Витя и вернулся на место.

Следовало уточнить, что именно его бесит: смех наёмников, который слышно даже на чердаке Кассии, находящаяся в глубоком обмороке подруга или их незавидная ситуация обманутых героев, но Глеб предпочёл промолчать. Сейчас все его мысли занимало признание поражения без борьбы. Он прокручивал разнообразные варианты прощания с Древмиром: представлял, с какими словами вручит лук Стрелла Неславу или лучше Боремиру, как объяснит свой уход гостеприимной Кассии, как посмотрит в глаза Тару, когда того вернут в человеческий облик, как вернётся к жизни обычного школьника — и от каждой вариации ему становилось тошно.

— Это больше похоже на мой телевизор, чем на стенгазету, — чуть погодя озвучил только ему ведомую мысль Вертюхин.

Глеб вопросительно посмотрел на него, вынырнув из омута печальных образов.

— Помнишь, я тебе рассказывал, как чинил летом телевизор?

— А-а, — протянул он, вспомнив, что действительно слышал этот рассказ, — ты ещё тогда чуть квартиру не спалил.

— Не квартиру, а стол, — поправил Витя. Он не любил, когда ему приписывали лишний ущерб. — Тут так же получилось: взялись, а починить не смогли, только время зря потеряли да доломали. «Ой, ты же свой компьютер разбирал, значит, в технике смыслишь», — он спародировал женский голос, — а потом: «Руки-крюки, то сё, ничего не можешь» — типичная мама. Продуть пыль у компа и починить кинескоп — это разные вещи!

«Как и смотреть фильмы про героев и быть героем» — безошибочно угадал подтекст Глеб. Стало вдвойне паршивей, потому что Вертюхин как всегда интуитивно попал в самое больное место.

Они помолчали, ведь с лучшим другом нет особой разницы говоришь ты или нет, потому что так или иначе темы размышлений будут общими. — Как вовремя Дашка выключилась, — снова заговорил Витя, — у девчонок просто нюх на это — зуб даю. Как становится жарко: ах, закатили глазки — и в обморок, а мы думай, разбирайся во всём.

— Это девчонки, а это Дашка. Тем более кровь носом пошла — не нравится мне это.

— А я ей всегда говорил: много думать нельзя! Так нет же! Я от одного знакомого слышал, как однажды один ботаник…

Постороннему человеку показалось бы, что Вите наплевать на состояние подруги, но на то он и посторонний. За ворчаньем и показным безразличием он скрывал нешуточное беспокойство. За последние сутки они лишились Тара, теоретического могущественного союзника, Мирздрава, а теперь и подруги, с которой они прошли сквозь солнышки и квадратики первого класса и геометрию и химию восьмого. «Почти прошли» — поправился Глеб и затосковал по прежней беззаботной жизни.

— Мы Тара точно бросаем? — резко перешёл к главному Витя.

Пропустивший конец школьной байки Глеб вздрогнул от неожиданности. Ему не хотелось отвечать. На такие вопросы никому не хочется отвечать, потому что они ставят жирные точки в жизненно важных темах.

— Не знаю, — честно признался он.

— Я тоже.

— Зато я знаю! — донеслось из угла, где они положили бессознательную подругу.

— Дашка! Прекрати пугать нас! — хором ответствовали обрадованные мальчишки.

— Сорри, то есть извините, — по-прежнему бледная девочка изобразила стыд. — Просто у вас были такие кислые лица, вот я и…

— Он про обморок, — счёл нужным уточнить Глеб. Иногда девчонки бывают такими недогадливыми.

Даша смутилась, пробормотала повторные извинения и присоединилась к их посиделкам. Вскоре выяснилось, что она тоже не знает, как им поступить. Значит, не только они испытывают трудность с принятием окончательного решения.

В итоге всё свелось к самому простому способу решения разногласий: голосованию. Витя проголосовал за поход в Чудоград, объяснив это тем, что бросать друзей нехорошо, Даша — за возвращение домой, видимо, она позабыла свой недавний порыв встретиться с Мирздравом и объяснить ему, что он новая «главшишка» магов, а вот Глеб удостоился сомнительной чести сделать решающий выбор. Хотя, скорее, дело было в том, что он слишком долго сомневался и как следствие пропустил момент.

«Как бы на моём месте поступил настоящий милиционер? Нам надо остановить криминального авторитета и его подчиненных. Дело осложняется тем, что он владеет неизвестным следствию оружием, в то время как у нас имеются только лук и меч» — спросил себя Глеб, и наконец-то нашёл свой ответ: — Возвращаемся домой. В логово такого врага без соответствующей поддержки не лезут.

Он не стал озвучивать то, что после того, как Гадикус станет Архимагом, поддержка понадобиться очень внушительной и явно мирового уровня. Остальные тоже отвели глаза и принялись нарочито оживлённо обсуждать, как вернуться домой с минимальными неудобствами. Он с облегчением понял, что Витя просто хорохорился, и не был до конца серьёзен, иначе он развязал спор.

Вот так закончилась их миссия в Древмире. С красной пометкой «Провалено» в воображаемых личных делах героев. Ну и пусть, жизнь на этом не закончилась. Они попробовали, им не понравилось. Такое бывает, просто об этом не снимают фильмов, не создают игры и не пишут книги. Возможность отказаться — вот истинная свобода выбора.

Дверь чердака распахнулась и к ним влетела запыхавшаяся от бега Кассия.

— Церемония сегодня вечером! — объявила она.

Судьба напомнила им о таком неприятном моменте при принятии самостоятельных решений, как доложить о них взрослым, потому что не факт, что тебя погладят по голове, одобряя произведенный выбор. Ребята встали и сделали серьёзные лица. Каждый из них покосился на соседа: никто не хотел быть вестником плохих новостей. Кассия восприняла их молчание по-своему.

— Если бы мы могли связаться с Мирздравом и узнать его план… — она с намёком посмотрела на Дашу, но девочка предпочла сделать вид, что ничего не заметила. Тогда древмирская бизнесвумен решила зайти с другой стороны: — Хотя, пожалуй, лучше кудесниковы тайны останутся при кудесниках, нам, простым людям, их не понять.

Витя счёл уместным осторожно кивнуть: как троечник он всячески любил выражать сопричастность к умным изречениям — учителям такое нравилось, остальные же насторожились, предчувствуя некое поручение. Кассия не обманула их ожиданий:

— Сердце моё неспокойно, как бы детки не влезли, куда не надо. Боремир, он же с горячим нравом, всегда таким был. Возьмётся вершить правосудие, не ведая о намерениях Мирздрава. Не могли бы вы предупредить его?

Из-за перегрузки лицо Глеба категорически отказалось выражать эмоции. «Вот и первый второстепенный квест, тогда, когда мы отказались от главного» — подумал он и вздохнул. Потом снова вздохнул, потому что понял, что именно ему придётся объявить об их уходе.

— Вы предлагаете нам идти в Чудоград? — неверяще спросила Даша.

— Да, я покажу вам дорогу. Идите в след в след за орками, они только что выдвинулись, эти ребятки натопчут вам дорогу.

Девочка заговорщически переглянулась с Витей, и они перемигиванием предоставили ему слово. Мол решил раз, решай и второй. Их позорное бегство с поля боя он решил завуалировать умными словами:

— Понимаете, госпожа Кассия, мы тут посовещались и решили, что погодные условия, острый нюх представителей расы орков и наше неважнецкое вооружение никак не способствуют безопасному проникновению в город.

— Ха-ха, — рассмеялась хозяйка дома, — куда пропал ваш былой энтузиазм? — она мягко приобняла Глеба и Витю за плечи: — Неужели Дария успела рассказать вам наши страшилки? — они отрицательно помотали головами. — Ребята, я же не прошу вас сразиться с Ледяным Ужасом или Гадикусом, я просто хочу передать через вас послание. Уверена, бесстрашные имперцы смогут уделить своё бесценное время малюсенькой просьбе пожилой женщины.

Сами того не заметив, они оказались во внутреннем дворике дома Кассии. Уверенно петляя по переулкам деревни, она вывела их ко вторым воротам, более помпезным и менее укреплённым. Когда она повернула, невидимый для незнающих о его существовании, рычаг, створки медленно разъехались, явив новую локацию Древмира: тянущуюся вдаль широкую дорогу, которую разрезали широкие полосы, как от лыж, и глубоко впечатавшиеся в снег следы сапог. Снегопад как будто взял перерыв, чтобы момент получился наиболее удачным.

Сейчас был последний шанс открыть свои намерения, но… за то время, что они шли сюда, никто не смог сказать ни слова. Они шли за ней, как загипнотизированные крысы в известной сказке.

— Признаю, я сначала вам не доверяла, но теперь, когда выяснилось, что вы посланники Мирздрава, мои сомнения отпали.

От таких слов землянам стало не по себе. Никто из них не предполагал, что непрекращающаяся ложь и бахвальство выльются в… доверие. Причём той степени, когда тебе дают ключи от квартиры, чтобы ты мог поливать цветы, пока хозяин в отпуске.

— Я надеюсь на вас! По возможности, передайте Мирздраву привет от меня, — Даше показалось, что ей заговорщически подмигнули. — Дария, научишь их нашему традиционному передвижению?

— Традиций у нас много, — осторожно заметила девочка, стараясь не встречаться со собеседницей взглядом. — Не думаю, что смогу, ведь тепепорты не работают.

— Ах да, вы, кудесники, ещё те лентяи. На месте ваших учителей, я бы давала вам поразмять не только умы, — сказав это, она удалилась в пристройку, похожую на сарай. Когда она вернулась, глаза школьников расширились, а языки отнялись. Способ передвижения магнийцев действительно был необычным.

***

— Ух, хорошо-то как, — Витя остановился, чтобы вдохнуть полной грудью. — Морозец, свежий воздух, снег, солнце, правда, сейчас оно за тучами, мы на лыжах… Правда, здорово, Глеб? — он повернулся к пыхтящему подле него другу, чтобы удостовериться, что тот не отстал.

— По-твоему дурацкая дорога, где ты, то поднимаешься, то съезжаешь, бьющий в лицо снег и не иллюзорная угроза натолкнуться на толпу гопников — это здорово?! Знаешь, как это называется? Полная зад… — Глеб не договорил, потому что понял, что кого-то не хватает. — Эй, мы Дашку потеряли!

— Спокойно, минуты через две нагонит. Я отсюда слышу, как она пыхтит, как паровоз, — довольно хохотнул Вертюхин. Ему редко удавалось показать своё превосходство над совершенно неспортивными друзьями, поэтому он наслаждался каждой минутой их лыжной «гонки».

Кто бы мог подумать, что им предложат доехать до города магов на лыжах! Не на тройке гнедых, не с помощью сапогов-скороходов или ковра-самолёта, а на самых обыкновенных лыжах, с кожаными завязками и нелепыми, но надёжными палками. Ошарашенные лица друзей он будет вспоминать всю жизнь, как в самые печальные моменты, так и в самые весёлые, чтобы усилить эффект.

Даша догнала их гораздо позже, чем через две минуты, зато к её появлению они успели восстановить дыхание.

— У меня только один вопрос: почему? Почему вы навострили лыжи в Чудоград?! — прохрипела девочка, вонзив перед собой палки, как раненный рыцарь меч.

— Ну и память у тебя, Дашка. Кассия же сказала, найти Боремира и сказать ему, чтобы он не лез, куда не надо.

— Так мы же решили идти домой! — провыла потерявшая терпение девочка в тон ветру.

— Ну, нам же нетрудно, — вмешался Глеб. — Скажем, и поедем домой. Делов-то.

Пока они стояли здесь, они успели заключить сделку с совестью: вместо спасения Древмира они находят Боремира и отдают ему оружие. Этот способ гораздо благороднее тихого бегства. «Мы сделали всё, что могли» — скажут они позднее, главным образом самим себе.

— Уходить, но с огоньком? Я даже не буду спрашивать вас, с чего вы решили, что Боремиру сдался этот совет и что он не пошлёт вас в Тёмный Лес по грибы.

— Вот и правильно, потому что мы едем не только за этим. Мы хотим передарить «подарки» Архимага, — самодовольно объявил Витя. Не трудно догадаться, кто был автор этой идеи.

— Даренное не дарят, — неуверенно парировала Даша. — Давайте лучше вернёмся, пока нас не заметили. Перекинем ваше оружие через забор Лескова, когда будем проезжать мимо.

Было видно, что её слова повлияли на решимость Глеба, который был ещё тем перестраховщиком. Как же Витю бесила эта черта.

— Ребят, а кто вам сказал, что все орки покинули Лесково? Будь я командиром орком, хотя бы двоих-троих да оставил на всякий случай. Кстати, та же Кассия побежит к ним, когда заметит, например, в дырочку в заборе, что мы идём не в нужную ей сторону? Да и лыжи эти могут быть с каким-то подвохом.

Параноиков и перестраховщиков надо ставить на место их же оружием. Даша с Глебом опустили головы на ноги, силясь понять, какого подвоха можно ожидать от деревянных досок. Разве только заноз.

— На самом деле мне до этого «мистера улыбочка» дела нет, я Тара хочу подобрать. Мы же не бросаем своих, не так ли?

Больше вопросов «зачем и почему» не возникало. Глеб с Дашей пристыжено молчали, с каждым шагом и взмахом палок теряя свои невеликие силы, да и он сам начал уставать. Когда ветер донёс неясный гул, Витя поначалу не обратил на это внимания, но, когда шум повторился, он скомандовал сойти с главной дороги — похоже, они нагнали своих проводников. Вскоре его чувство направления забило тревогу.

— Сколько там до города?

— Час с лишним, если на телеге, помнишь, нам Тар говорил? Должны скоро приехать. У-у, дурацкая погода… — Глеб помахал одной из палок, словно угрожая невидимому врагу.

Природа как будто чувствовала, что сегодня совершиться что-то неправильное, и выражала буйством безмолвный протест. Жаль, что и они, неудавшиеся спасители, попали под раздачу.

Отогнав мимолётные сожаления, Витя вернулся к делам насущным. Глеб по понятным причинам помочь ничем не мог, зато имелась жадная до бесполезных знаний подруга, авось она заодно с древмирской историей прочитала о географии Магнии.

— Видел бы тебя наш физрук, — начал он издалека. В основном потому, что девочка опять отстала, — наверняка расплакался б от умиления! — ответом ему был многозначный взгляд, где каждое значение можно расшифровать, как новое ругательство. — Кстати, ты не ориентируешься в местной географии? — перешёл к главному Витя.

— Отчего ж не ориентируюсь? Нам осталось около пяти километров.

Ответ обнадёживал, но Витя не был собой, если бы не просил, откуда такая уверенность.

— Так вы по сторонам больше смотрите, и всё поймёте. Маги живут за счёт торговли, и никогда не дадут заблудиться теоретическому «кошельку», — сказала она и съехала вниз, оставив их в замешательстве.

Загадочные слова они вскоре расшифровали. Когда начинаешь смотреть по сторонам, то действительно в половине случаев находишь ответы на свои вопросы. Оказывается, страна магов любила рекламу. Да, именно рекламу, ничем другим встречное ими красочное полотно на двух столбах, расхваливающее какао-то зелье и указывающее, у кого его можно купить, не могло быть. «Если здесь есть лыжи, то почему бы не быть рекламе?» — спросили себя мальчишки, и пришли к выводу, что нет никаких причин для препятствий находчивому прогрессу, который использовал двигатель торговли в качестве указателей.

На следующем привале, Даша ликвидировала их пробелы в истории Магнии. Страна магов не имела обширных территорий, она была не богата полезными ископаемыми, не имела рекордных урожаев, чтобы обеспечивать едой не только себя, но и других. Магния полностью оправдывала своё название: здесь всё строилось на волшебстве. После краткого экскурса, Витя удивился тому, что в такой унылой стане могла произойти такая громкая заварушка. Неудивительно, что Тар промолчал об этом.

Приблизительно через полчаса они добрались до Чудограда. Они ожидали увидеть белокаменный город с высокими башнями, но реальность имела своё мнение. За пёстрыми тряпками, деревянными вывесками и прочими детищами маркетинга невысоких домов попросту не было видно, а о стенах и речи не могло быть — их не существовало. Столица магов оказалась чем-то разноцветным, ярким и кричащим.

Город окружала подобие культурной оградки, уместной для загородного домика, но никак не для столицы, в случае взятия которой ставится шах и мат всей стране. Причина такой беспечности была же опять-таки в магах. Никто в здравом уме не пойдет войной на город, в котором семьдесят процентов обладают магическими способностями. К тому же, эти же самые семьдесят процентов без труда разрушили бы любые защитные конструкции, отмечая очередную годовщину окончания Последней войны.

Домики Чудограда были в основном одноэтажными. Однако город всё же имел многоэтажность, от которой веяло величием: в центре высилась Академия. Нет, правильней сказать, это город притулился около Академии.

— Мда, — протянул Витя.

— Почему мы заметили эти средневековые небоскребы только сейчас? — спросил у него Глеб. Витя пожал плечами: откуда ему знать?

Мальчишки повернулись, чтобы спросить об этом у Даши, но судя по её измученному, но сосредоточенному виду, она вряд ли бы ответила: она была похожа на паровоз, который завидел конечную станцию.

— Чего стоим, кого ждем? — пропыхтела девочка, проезжая мимо них.

Витя с Глебом переглянулись и включились в гонку: гордость и дух соперничества не могли допустить, чтобы подруга финишировала первой.

***

В город они проникли без проблем. Просто скатились в широкий ров, опоясывающий Чудоград ровным кругом, перемахнули через декоративную ограду, и расположились в первом же более-менее незанесённым снегом переулке. Вите, как любителю историй о зомби, выпала возможность воочию увидеть последствия внезапного опустошения целого города, и они его ничуть не обрадовали. Кого могут обрадовать высокие сугробы снега, порой достигающие крыш одноэтажных домов и покрывшиеся инеем стёкла окон, в которых при развитой фантазии и расшатанных нервах можно увидеть неясные тени?

— Эх, здорово прокатились, правда? Я б повторил! — без задней мысли сказал самый жизнерадостный школьник Гдетотамовска.

Его предложение встретили очень холодно. Два внимательных взгляда скрестились на его лице и следовали за ним, куда бы он не пошёл, а когда на тебе сосредоточилось такое внимание, хочется не то чтобы идти — бежать, куда подальше. Менее подготовленные к дальним походам члены команды безмолвно вытащили кто откуда припасы, и принялись их увлеченно уничтожать, игнорируя голодного Витю, который съел свои запасы еды в дороге.

— Так, куда нам дальше идти? — нарушил удручающее шуршание фантиками Вертюхин.

Даша оторвалась от шоколадного батончика и осторожно спросила:

— Почему ты у меня спрашиваешь? Разве Кассия не тебе сказала?

— Нет, — помотав головой, ответил Витя и перевёл вопросительный взгляд на друга.

Как выяснилось, Глеб тоже не знал, где им искать Боремира. Хотелось выругаться и что-то сломать: они проделали такой путь, почём зря. Благими намерениями вымощены бесполезные пути в суровых погодных условиях. За годы шалостей и уличных разборок Витя развил особое чувство: «предчувствие трёпки», и сейчас оно подало первые сигналы приближающейся угрозы. Он среагировал на упреждение, быстрым шагом отправившись на разведку.

Вслед донеслись вялые угрозы, что можно было считать хорошим знаком, ведь если бы у друзей были силы, они выразили свою злость действиями. «Ну, посмотрим, что у нас здесь!» — он воспрянул духом и отправился исследовать город магов.

Чем дальше он заходил, тем больше убеждался, что люди здесь всё-таки есть. Занесены в основном труднодоступные места, между домами же достаточно раз-другой пройтись с лопатой. К тому же здесь отсутствовали признаки мародёрства, которых будет ожидать любой, кто хоть раз увидел орка-изгнанника. В целом, правление Гадикуса было не таким уж плохим, раз он держал своих «плохих парней» в узде. Но это мало волновало Витю, так как он вознамерился загладить промах и в одиночку найти Боремира.

Детективы начинали свои расследования с опросов населения, чего он не мог сделать по понятным причинам. Поэтому он решил начать с разглядывания листовок. Маги не поощряли хаотичное расклеивание рекламы, где попало, для этого они выделили доски на видных местах, ему встретилось уже несколько таких. Окунувшись в мир чудодейственных препаратов и развлечений, без которых, оказывается, невозможно жить, Витя подрастерял энтузиазм.

«Смотри-ка, а этот Архимаг очень шустрым мужиком был, — присвистнул про себя Вертюхин, когда наткнулся на очередное заверение, что чудодейственный напиток любил попивать правитель Магнии. — Вот никакой фантазии же у народа! Взять хотя бы названия! Что в Лесково, что здесь — одно «Счастье» в названии баров!» — он сокрушенно покачал головой и развернулся, чтобы уйти, но повернулся вновь из-за одной пока неясной, но очень настойчивой мысли.

Составитель объявления о «лучшей в Чудограде корчме» позаботился о том, чтобы его заведение нашли даже не владеющие грамотой люди, нарисовав подробную карту. По рисунку выходило, что корчма была буквально в паре домов от него.

«Делать мне всё равно нечего» — успокаивал себя Витя, стоя перед приплющенным к земле зданием, будто на него наступил великан. Наверное, в нормальное время это было милое и располагающее место, но конкретно сейчас оно напоминало разгромленную после бурного празднования кафешку. О том, кто мог посетить корчму в последнее время, Витя вспомнил лишь, когда вступил в погруженный во тьму зал.

***

Когда ты отдыхаешь, время течёт быстро, иначе почему перемны протекают быстрее, чем то же время на уроке? Именно поэтому Вити хватились не сразу. Когда они приступили к поискам, половину следов замело снегом, а вторая половина вела в тупики и к доскам объявлений.

— Ну не усы же он пошёл отращивать! — Глеб со злости пнул ближайший сугроб, но промахнулся, от чего разозлился ещё больше.

— Это же Витька — с него станется.

С этим утверждением было трудно не согласиться. Чтобы отвлечься от мрачных картин, рисуемых пессимистично настроенным воображением, Глеб спросил:

— Напомни мне, почему мы не можем зайти погреться в любой из этих домов.

— Потому что лично мне не хочется узнавать, раскошелился ли хозяин дома на охранные заклинания или нет, — недовольно отозвалась Даша, оторвавшись от чтения очередной листовки. Вопросы Глеба искушали её испытать судьбу, и наконец-то погреться в пусть и не отапливаемом, но каком-никаком помещении.

— Охранные заклинания, что носу никуда не сунь, огромный барьер на сотни километров, несколько небоскрёбов, набитых самыми настоящими магами… Как их угораздило? — пробормотал под нос Глеб, снова и снова возвращаясь к проблеме Магнии.

Называется «отвлёкся», ага, как же. Им нужно как можно скорее вернуться домой, иначе он сойдёт с ума от чувства вины. Они оказались бессильны, и теперь каждая деталь напоминает о позоре.

— Будем надеяться, что он не наткнулся на местных.

— Это же Витя, — ему вспомнилась первая вылазка в Древмир, и он понял, что этот вариант имеет самый большой процент вероятности, — с него станется, сама ж говоришь.

Даша закрыла глаза и беззвучно выругалась. Он сделал вид, что ничего не заметил, и завернул за угол, где его ждала новая неприятность.

— Ах вот вы где! — пророкотала высокая фигура в воронных латах и направилась к нему, шатаясь из стороны в сторону.

Ноги Глеба примёрзли к земле, а руки объявили незапланированную забастовку. К нему приближался воин! Да, у него были очень странные доспехи, да и брус железа за спиной мало походил на меч, но от него определённо веяло опасностью. Если он потеряет равновесие и свалиться на них, то им крышка.

Прежде чем гигант достиг их, Глеб заприметил второго воина, менее нелепого и более узнаваемого.

— Неслав? — не поверил своим глазам Глеб, и отважился спросить у наконец-то подошедшего воина: — Боремир?!

— Здрав будь, Глеб! — Боремир, а это был действительно он, снял шлем и ослепительно улыбнулся. От отразившегося в белоснежных зубах света, у Глеба разболелась голова.

— Что это на вас?!

— Доспехи. Сам сделал, — ответствовал сын кузнеца и постучал себя по нагруднику.

Оказалось, что магниец свято верил, что в процессе создания брони участвуют исключительно кузнецы. Как итог, чтобы не замерзнуть под несколькими килограммами железа, он напялил доспехи на шубу, чем напрочь лишил себя маневренности.

— Это очень… здорово, конечно. Придумать и сделать новый вид доспехов — я бы так не смог. Но тебе не кажется, что они слишком… тяжёлые?

Боремир не изменился в лице, но сияние его улыбки ослабло.

— Так и должно быть. Кузнецы древности часто жаловались в книгах, что на доспехи уходило слишком много железа.

— О, понятно, — протянул Глеб, отводя от магнийцев глаза. Кислое выражение лица Неслава не располагало к долгим разговорам. — А мы тут как раз вас искали, кое-что передать. Только Витька ушёл вперёд и теперь мы ищем его, глупо получилось как-то… — окончательно смутившись, он опустил голову.

— Мы знаем, где он. Следуйте за нами, — не терпящим возражений тоном вмешался Неслав.

Пока Глеб вёл переговоры со старшим братом, младший играл в гляделки «я тебя подозреваю во всех грехах» с Дашей. Оба оппонента с честью выдержали битву взоров, и даже не предприняли попыток заговорить, что было характерно для кузена Боремира, и странно для Даши.

— Неслав прав, нам не следует торчать на улице, пока город кишит орками.

«Прямо-таки кишит?» — засомневался Глеб, но всё же послушался страших.

Их отконвоировали в одноэтажное здание, оказавшееся очередным кабаком с неоригинальным «Счастьем» в названии. Серьёзно, почему положительные парни собираются в таких местах, а не в, допустим, библиотеке?

Пока Глеб размышлял над этим, они спустились вниз, предположительно на второй этаж, интересно какая нумерация у подземных зданий, под десятком пристальных взоров, исходящих от детей разного возраста. Партизаны, или правильней сказать «боремирская банда». К вернувшемуся в свои владения предводителю заспешили ребята постарше, но тот сложной игрой бровей дал понять, что ему сейчас не до них.

Только когда они зашли в погруженную в полумрак комнатушку, освящаемой лишь одной свечой, земляне смогли вздохнуть спокойно. Кто мог подумать, что популярность может так тяготить. Привыкнув к темноте, они вздрогнули, потому что запоздало разглядели Витю. Он изменился за время отсутствия, в частности, под правым глазом у него налился огромный синяк.

— Что с тобой случилось?!

— Упал, — коротко ответил Витя, развернувшись в другую сторону, чтобы скрыть пострадавшую половину лица.

— Он упал, — подтвердил Боремир.

«Говорит, как подравшийся старшеклассник» — переглянулись между собой Глеб с Дашей. У них не осталось сомнений, что в подавленном состоянии Вертюхина виноваты магнийцы.

— Кхм, — Витя кашлянул в кулак, чтобы привлечь внимание друзей, — я нашёл Тара! Та-да! — он махнул рукой на свои колени, где пристроился недовольный чем-то чёрно-белый кот. От уделённого ему внимания, он начал бить хвостом и пускать когти. Скорчив мученическую рожицу, Вертюхин стоически стерпел боль: — Дашка, может, возьмёшь его к себе, а? Малышня сказала, что он спокойней в руках девочек.

— А он точно потерял разум? — недоверчиво спросил Глеб.

— Точно-точно, — Витя грубо всучил кота ошарашенной девочке, и повеселевшим голосом сообщил: — Тут до сих пор гадают, где он мышь нашёл, да ещё упитанную, будто она домашняя.

— Может, мы наконец-то приступим? — с нажимом напомнил о своём присутствии Неслав.

— Я им не успел сказать, — шепнул на ухо Глебу пострадавший разведчик, — не до того было.

— Кассия просит вас не лезть на рожон, — протараторил Глеб и замер в ожидании реакции.

— Она всегда об этом просит, — Боремир усмехнулся и уселся напротив него с Витей, Даше же достался Неслав. — Вы что-то узнали, я прав? Тётушка Кассия неспроста прислала вас.

— Да, можно и так сказать. В общем, появился реальный такой спаситель, который решит все проблемы, именно поэтому вам не стоит лезть в заварушку с церемонией.

— О, и кто же это? Очередной спасшийся кудесник? — как всегда не вовремя, вклинился Неслав.

— Вообще-то да. Старейшина. Тот самый, которого недавно поймали.

Неслав громко расхохотался, и земляне почувствовали себя неуютно, будто они заявились с тетрадками по химии на урок литературы.

— Ты говоришь забавные вещи, имперец. Вы точно учитесь на воинов, а не на скоморохов?

— Неслав! — прикрикнул Боремир, от чего веселье двоюродного брата, как ветром сдуло. — Проверь посты.

— Но где же ещё я услышу такие смешные вещи? — запротестовал парень, но под настойчивым взглядом старшего, нехотя покинул комнату.

— Не обращайте внимания на него, он сильно расстроился из-за неудачи зверомага. Ваш план был хорошим, бескровным, если бы нам удалось задуманное, то… — он вздохнул, и перевёл тему: — Так это «Знающий человек», о котором вы говорили?

Они сначала не поняли, о ком идёт речь, а когда поняли, то едва сдержались, чтобы не рассмеяться. Даша сначала побледнела, а потом побагровела. Шикнув на мальчишек, она ответила.

— Нет, я не… — она остановилась, чтобы восстановить голос после долгого молчания, — я — помощница того Старейшины. А он как раз-таки «знающий человек», будьте уверены, он многое знает.

— Так вы нам солгали? Всё это время вы действовали по указке Старейшины?

От тона Боремира, Витя буквально закипел. «Мистер улыбка» намекнул, что они простые «шестерки»? Да если бы этот хлыщ знал, откуда они притащились, чтобы спасти его тридцать два зуба!

— Нет, они до вчерашнего дня действовали в одиночку, — быстро среагировала Даша, заметив состояние друга. Ещё немного и тот бы наговорил лишнего в запале. — К несчсатью, мы связались слишком поздно, чтобы остановить Таринамуса.

— Ты говоришь, как кудесник.

— Ну, роба у меня имеется, но посоха я ещё не получила.

Глебу оставалось только дивиться тому, как ловко вывернулась Даша, конечно, если он правильно понял шифровку, что посох тут за аттестат.

— В чём заключается план Старейшины?

— Этого я не знаю. Мирздрав прочёл все книги из семейной библиотеки, наверняка, он вычитал какое-то мощное заклинание.

Предводитель магнийской детворы глубоко призадумался. Ребята переглядывались между собой, боясь нарушить установившуюся тишину, но в то же время, им не терпелось обсудить последние новости.

— То есть ты предлагаешь снова положиться на кудесника? — наконец, высказался Боремир. В его голосе явственно чувствовалась угроза «ты смеешь указывать мне?!».

— Нет-нет! Мы просто рассказали вам новые факты, которые следует принять во внимание, но окончательное решение за вами, — такая речь давалась Даше с трудом. Ещё бы, звучать мудрёно — привилегия взрослых, участников олимпиад и прочих малопонятных для подростков гениев.

— Хм, — Боремир почесал затылок, чтобы простимулировать работу мозга, — я ценю ваш благородный порыв. Однако мы приготовили прощальный подарок гостям Магнии, и будет обидно, если они не получат его.

— Здорово! Удачи вам, — сдержанно отреагировала Даша, и тут же съёжилась под пристальным взглядом Боремира. Чувствовалось, он что-то хочет от неё.

— А разве ты не хочешь попрощаться с гостями?

Так вот, в чём подвох. Для жителя Магнии желание отомстить захватчикам любым способом естественно, а раз она изображает местного жителя, то отказ вызовет подозрения. Витя отвёл глаза от напряжённого лица подруги, понимая, что в очередной раз подставил команду под удар. Кто же знал, что побочный квест снова выведет их на главный?

— Ну, если мои друзья из Империи, за которых я несу полную ответственность, не против этой затеи, я, конечно, присоединюсь к вам. Правда, помочь ничем не смогу: одно заклинание — и по мою душу явятся орки.

— Значит, решено, — Боремир встал из-за стола, — твои друзья самые отзывчивые имперцы, которых я когда-либо видел. С магией или нет, лишние руки нам не помешают, — он развернулся к Глебу: — Сообщите мне, если придумаете что-то новое, — и вышел, оставив их одних.

— Я правильно понял, что нас втянули в историю? — с надеждой, что он неправ, спросил Глеб.

— Правильно, — мрачно подтвердила Даша, и, посмотрев на мурчащего кота на коленях, сказала: — Знаете, а таким он мне больше нравится. Наконец-то ведёт себя по-нормальному, по кошачьим меркам, конечно, а не выпендривается от того, что он весь из себя исключительный.

— Рад за тебя, — буркнул Витя, — вот только с нами даже говорить не хотят, и это напрягает. Что они тут напридумывали…

— Кстати, Витька, не хочешь нам рассказать, как ты упал? — толкнул друга в бок Глеб.

— Упал и упал, с кем не бывает… Ауч! — Витя согнулся от более сильного толчка под ребра. — Я тебе сейчас… — он махнул рукой. — Ай, даже не связываться с вами неохота. Я по листовке нашёл «Счастье мага» и подумал, что раз в Лесково эти «рэмбо» недоделанные тусовались в кабаке, то и здесь недалеко уйдут. Ну, значит, нашёл я его, захожу такой весь из себя тихий, мирный, хоть крылышки белые приделывай к спине…

— Ближе к делу!

— Я не постучался.

— И? — недопоняли друзья.

— Что «и»? Сами подумайте: ты прячешься, затеваешь что-то такое, от чего у кучи взрослых будет нехилая боль в месте ниже спины, а тут к тебе врывается кто-то. Ну, вот и получил — они подумали, что орки вернулись. Сам заслужил, не обращайте внимания.

— Да быть такого не может, чтобы Витька Вертюхин признал себя виноватым! — захихикала Даша, озорно подмигнув не менее весёлому Правову.

— Колись, кто тебя на лопатки уложил!

Правильный ответ они угадали прежде, чем он был озвучен — вихрастого блондина с красочным фингалом выдал румянец. "Девушка" — с неохотой пробурчал мечник, и отвернулся, чтобы не видеть, как понимающие друзья борются с распирающим их смехом. Однако он не успел описать прекрасную амазонку, поразившую его сначала в глаз, а потом и в сердце, потому что их уединение прервали вежливым стуком.

Дверь открылась, и на пороге показался чумазый мальчуган лет восьми. Земляне подобрались и преисполнились достоинства, коим обладает всякий старшеклассник в глазах младших. Несмотря на неряшливый вид, мальчик был вежлив и тих, не в пример гдетотамовским сверстникам. Он приглушённым голосом позвал их к Боремиру и остальным, и вышел. Глеб и Витя неспешно засобирались к выходу, а Даше же замешкалась: в её памяти всплыло воспоминание об увиденном в комнатах учеников-магов. Только там она видела настолько отрешенный взгляд.

  • ВО ИМЯ ЛЮБВИ / Алиэнна
  • Свет - это конец или начало? / Мои салфетки. / vallentain
  • Обещание / Лисовская Виктория
  • Ты в дверь мою утанешь биться... / 1994-2009 / scotch
  • Жених. / Ситчихина Валентина Владимировна
  • Пожиратель Мечты - Жабкина Жанна / Лонгмоб - Необычные профессии-3 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Kartusha
  • Когда крысы бегут с корабля / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА. Моя маленькая война / Птицелов Фрагорийский
  • Точка Невозврата / Неретин Денис
  • Голоса одного / Горин Вова
  • Стихотворения о любви. Весна 2011 / О любви / Оскарова Надежда
  • Человек в саване / Морж Уродливый

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль