Глава 7

0.00
 
Глава 7

 

Ни Витя, ни Глеб никогда не расскажут, каков был приём любящих родителей, после их суточного путешествия, даже друг другу. Но в том, что домашние не остались равнодушны к их поступку, сомнений не возникало: Правов на следующий день мог сидеть только на краешке стула и каждый раз стискивал зубы, когда выбирал неверное расстояние, а сидевший на соседнем ряду Вертюхин полыхал всеми оттенками красного увеличившимися ушами.

Настоящую причину их двухдневного отсутствия хотели узнать не только одноклассники, но и учителя. Однако герои слухов были немногословны и мрачны, что несколько снизило интерес окружающих. Решив, что рано или поздно Витя или Глеб сами расскажут, каково сбежать из дома, одноклассники отстали от них. Учителя потеряли интерес ещё раньше, потому что начали обсуждать новую серию популярного сериала, к тому же отец Глеба уже поговорил с завучем.

— К тебе или ко мне? Если что, кассета у меня, — поинтересовался повеселевший Витя, когда класс опустел, а дежурные ушли набирать воду. За сегодняшний день его ни разу не вызвали к доске, поэтому повод для радости у него был существенный.

Глеб нахмурился и красноречиво посмотрел на его уши.

— Ой, вот не надо этого, — Витя понял его без слов и ободряюще похлопал по плечу. — Тебе вообще, что ли разговаривать нельзя?

— Они считают, что это ты меня подбил.

— Правда? — Вертюхин изобразил крайнюю степень удивления. — А мне кажется, что это был ты.

Глеб сдался и одним махом сгрёб учебники и тетрадки в портфель. Он осознавал, кто виноват, но не хотел, чтобы ему об этом напоминали. Портфель раздуло, поэтому пришлось потратить время на утрамбовку содержимого.

Идти было решено к Вите. Спустившись на первый этаж, они смешались с радостно галдящей толпой школьников всех возрастов и вышли за школьные ворота, около которых развязалась нешуточная снежная баталия. Кто кого и за что здесь было совершенно не понятно, но намётанный взгляд любителя классических детективов без труда определил зачинщиков. Участникам битвы не хватало снарядов, поэтому соревнование за обладание снегом было более захватывающим, чем сама перестрелка.

Глеб с неудовольствием отметил про себя, что зима дома и в Древмире разительно отличается свой непостоянностью, похоже, страшилки географички о разрушительном вмешательстве человечества в климат планеты были правдой.

Воспоминание о другом мире, где, по словам Тара, маги добились от природы строгого соблюдения графиков очерёдности, расстроило его, поэтому довольный вид Вити, успевшего незаметно запустить два снежка и подогреть тем самым накал битвы, вызвал злость. Вот уж кто мог составить конкуренцию раздражающей улыбке Боремира. Так сказать, отечественный производитель.

— Витька, вот чего ты лыбишься?

Вертюхин настолько растерялся от этого вопроса, что споткнулся на ровном месте.

— Эй, после вчерашнего, единственное, к чему ты нашёл прицепиться, это моё лицо? Хотя да, понимаю твою чёрную зависть, я ведь обояшка, — Витя помахал проходившим мимо знакомым девчонкам из параллельного класса, явно воображая себя похитителем женских сердец. Те задрали носы и ушли в сторону ближайшего магазина одежды. Неудачливый донжуан невозмутимо продолжил: — Видишь? Весь мой улов распугал своей унылой рожей! Ну-ка, покажи свои тридцать два!

Глеб слабо улыбнулся, неожиданно поняв, что никогда не считал, сколько у него зубов. Однако великие дела не ждали, поэтому он, нахмурившись, напомнил:

— Я как раз это и имел в виду. Там полная, сам знаешь что, а ты улыбаешься, как ни в чём не бывало.

Древмир оставил после себя неизгладимые впечатления, которые вновь и вновь всплывали в голове и мешали спать. Второй причиной бессонницы была ноющая боль чуть ниже спины. Получить ремня в тринадцать лет, причём ремня армейского, бережно хранимого отцом на специальной полочке в шкафу, позорно и обидно. Глеб же не просто так сбежал из дома, а во имя мира во всём Древмире! Ну, по крайней мере в отдельно взятой стране магов.

Именно поэтому беспечно улыбающийся Вертюхин вызывал раздражение: ни странности с мечом Остра, ни собственное поведение в стычке с орками его ничуть не беспокоили. К раздражению добавилась зависть.

— Блин, я завидую, — незаметно для себя, вслух сказал Глеб. Это были лишние слова, но на них решили ответить.

— Знаешь, жизнь такая сложная штука… — Витя умолк, вспомнив истерику матери, где его в сердцах сравнили с бросившим отцом, завывания младшего брата, с которым он не сыграл в солдатики. Отогнав неприятное воспоминание, он продолжил: — Если я что-то понял в ней, то это то, что если много заморачиваться и ходить с кислой миной, как у тебя, я только зря потрачу время!

Когда впечатлённый мудростью Глеб посмотрел на него удивлёнными глазами, Витя решил сбавить серьёзность: — Ведь столько игр не сыграно, столько фильмов не просмотрено…Так что хоть на минуту подумай о чём-то другом.

Думать о чём-то другом у Глеба не получилось. Вчера были получены первые боевые раны, но никто не отменял планы освобождения Магнии. И планы эти были наполеоновскими: шутка ли, спасти целую страну. Другие герои начинали с шайки разбойников или освобождения принцесс из башен, а им сразу выпала высшая сложность, которая на самом деле имела очень простое решение, и сегодня они донесут его до главного исполнителя: мага редчайших способностей Таринамуса Лесотёмного.

— Странно, — Витя резко оглянулся назад, рискуя свалиться, — что-то Дашку не видно. То дырки в спине сверлит и записками забрасывает, то исчезает.

— Поди надулась, как всегда.

— Я вот о чём подумал. Мы идём за Таром, так?

— Так.

— Она вышла одной из первых, но я не вижу ее ни впереди, ни позади нас. Понимаешь, что это означает?

— Ловит на живца! — неожиданно понял Глеб и тоже осмотрел улицу. Действительно, они могли играть в молчанку где угодно, кроме её квартиры. Беспроигрышная тактика. — Мне не улыбается стать Мальчишем-Кибальчишем. Может, отложим? Придём завтра. Или послезавтра. А ещё лучше через две недели!

Глебу некстати вспомнилось количество шоколадок, которые он задолжал подруге. Если сложить шоколадки на манер кирпичной кладки, то получится одноэтажный дом.

— Там страдает угнетённый народ, зло торжествует над добром и тысячи детских слез орошают землю!

— Сам придумал?

— Нет, конечно, — фыркнул Витя, засунул руки в карманы и ускорил шаг. — Мы же решили, что Дашке лучше ничего не говорить. Расскажем ей, когда найдется подвиг полегче. Поэтому двинули, авось обгоним!

Молясь, чтобы любопытная соседка по площадке не увидела их в глазок, они позвонили три раза. Практически моментально дверь открылась, и им предстал Тар в человеческом облике с обречённым выражением лица. При виде такого лица отец Глеба удовлетворённо сказал бы: «Готов!», и приготовился записывать показания.

Когда зверомаг понял, кто перед ним, то заметно повеселел и без объяснений утянул их за собой в квартиру. Как выяснилось, пока Глеб с Витей стойко держали оборону в школе, Тар морально пал духом под натиском совести и решил признаться.

— Ты сбрендил? — прямо спросил Витя, покрутив пальцем у виска. — Она ж тогда пойдет к вам!

— Но ведь Архимаг сказал…

— Мало ли что он там сказал, у вас там такой… — Витя вовремя остановился, вспомнив о чутких на ругательства и не только ушах соседки и поумерил пыл. — В общем, собирайся, мы будем ждать тебя внизу, у ларька!

— Но… но… — Тар не находил слов.

Глеб в чём-то понимал древмирца. Именно Дашина семья дала ему приют, именно к ней посылал Архимаг. Но планы изменились и неизвестная угроза приобрела чёткие очертания, которые лучше не знать ранимой женской психике.

— Мы хотим показать тебе кое-что, — сказал он. — Рассказать обо всём ты всегда успеешь — Дашка любит тянуть время. Такими темпами, помощи от неё тебе придётся ждать лет пять-шесть.

В человеческом облике зверомаг не мог скрывать свои эмоции, как это ему удавалось делать в обличье «Васьки». Секундная борьба сомнений, выразившаяся нахмуренным лбом — и Тар собран и решителен:

— Я с вами.

Получив согласие, Глеб с Витей едва касаясь земли побежали прятаться в тени продуктового ларька. По степени опасности Даша не могла конкурировать с наказаниями родителей, но лишний раз судьбу искушать не хотелось: на кону были оценки второй четверти.

***

Так как принимающей стороной выступил эксцентричный Вертюхин, дружеский просмотр фильма превратился в грандиозный и помпезный «урок по борьбе со злом». В программке мероприятия значились: приключенческий фильм «Герой Такойто и его друзья», круглый стол по проблемам Магнии и, в качестве приятного бонуса, кола и попкорн. Высказано это было менее литературно, да и круглого стола в квартире Вертюхиных отродясь не наблюдалось, зато попкорн и кола были самыми настоящими. По мнению привыкшего к естественной пище Таринамуса, угощение было изощрённой пыткой, но для путешественников по мирам спорить с традициями других народов было недальновидно.

— Бойцы, — встав по стойке смирно, начал Витя, — по данным разведки враг располагает большими хорошо вооружёнными военными формированиями и…

— Витька, давай по-русски!

Недовольно побурчав для приличия, Витя прошествовал к письменному столу и вытащил из рюкзака стопку бумаг. Расположившись на видавшим лучшие времена стуле, он взял первый листок и продемонстрировал публике. На бумаге было нарисовано пять кружков с неразборчивым текстом.

— Итак, у нас пять проблем, которые я сократил до трёх основных, — новый листок с тремя овалами: — Главный злодей, магнийцы и отсутствие помощи извне.

Пока Вертюхин копошился в бумагах в поисках очередного листка, Тар и Глеб переглянулись и пожали плечами, не придя к единому мнению. Первый был уверен, что проблем на самом деле больше и одна из самых главных — надвигающийся из-за нехватки припасов голод, второго же волновал размер кружков. Нынешние проблемы страны магов нужно рисовать огромными кругами и закрашивать до тех пор, пока не истончится бумага.

— У меня вопрос, — любопытство Глеба всё же одержало победу над терпеливостью. На уроке, проводимом лучшим другом-разгильдяем быть прилежным учеником невозможно.

В ответ Витя поднял листок с надписью «Вопросы задавать после урока!», и строгим голосом напомнил, что прежде чем задать вопрос, нужно поднять руку. Правов одним неприличным жестом показал, что следовать школьным правилам вне школы не собирается, и сказал:

— А почему рассказываешь ты?!

— Потому что именно я вспомнил об этом дурац… э-э, увлекательном и познавательном фильме. А ещё я придумал наш план и всю литературу рисовал эти картинки. Думаете это легко?

Художественными навыками Вити не впечатлились бы даже дети, рисующие мелками на асфальте. Кстати, о мелках…

— План, да? Изрисуем трон Гадикуса мелом? О! Ещё круче: подложим туда кнопку!

— Да иди ты, это было давно и не правда, — смутился Витя, вспомнив о своих неудачах со Злюкиной.

— Шестой класс, третья четверть, месяц…

— Всё-всё, я понял. Но в фильмах планы всегда говорят командиры, а парень с мечом, это всё равно, что парень в красном, значит, я — командир!

— С какого перепугу?

Командиром должен стать ответственный, серьёзный человек, который с молоком впитал закон и порядок, например Глеб Правов, скромный сын милиционера и юриста. Правда, молоком его кормила мать, да и процесс кормления был напрочь забыт, зато он знал, где у отца спрятаны наручники. Их с Витей взгляды скрестились, как шпаги на дуэли, и они одновременно начали наполнять свои лёгкие воздухом, чтобы высказать весомые и эмоциональные аргументы, почему командиром должен стать тот или иной спорщик. Спор предотвратил зверомаг:

— Я выслушаю любые идеи и поддержу наиболее разумное.

Простая арифметика указывала, что решающий голос будет именно у Тара, поэтому Глеб с Витей остановились.

— Валяй, — милостиво разрешил Вите продолжить Глеб и запустил руку в тарелку с попкорном. Остаток презентации прошёл под громкий хруст попкорна в самых интересных местах.

— Итак, злодей. К нему я приплюсовал армию, потому что без злодея толку от неё мало, так что главный тут он, — стараясь не обращать на лучшего друга внимания, Витя показал картинку с существом отдалённо напоминающим человека. Нарисованные у гуманоида рога занимали добрую половину рисунка и делали честь любому представителю рогатых животных. Было видно, что в них художник вложил всю душу и вдохновение. — Тут без вариантов, не наш уровень. Он маг, который уделал других магов, с таким крутым злодеем связываться совершенно не хочется, — Вертюхин отложил картинку в сторону и показал новую. На ней были изображены человечки с мечами, копьями и только один лучник. Глеб при виде этой картинки закатил глаза и покачал головой — его друг определённо не ценил дальний бой. — Помощь. Помощи нет из-за крутых барьеров. Кстати, зачем они вам?

— Чтобы защититься, — само собой разумеющимся тоном ответил Тар.

— От кого? Ты сам говорил, что в Древмире давным-давно нет войн. Знаешь, как я сомневался, когда пририсовывал человечкам оружие.

Зверомаг пожал плечами. Существование системы барьеров было пережитком лихих времён основания Магнии. Видимо, именно поэтому враг всё же проник в страну.

— А-а, ладно, откуда тебе-то знать, у тебя в игре замки больше трёх недель не держаться. В общем, помощи нет. Кажется, что всюду клин, но! Но… — подмигнув, повторил Витя и заявил, что продолжение следует после учебного пособия.

Лица слушателей вопросительно вытянулись. Внезапному повороту событий удивился даже Глеб, который в общих чертах знал о плане. Таким образом Витина интрига продержала интерес древмирца на протяжении всего киносеанса, длившегося полтора часа. Поначалу Тар боялся моргнуть — так близок был сюжет фильма к ситуации в Магнии: тёмный маг завоевал королевство, подло предав белого и отравив короля.

После короткого знакомства с главными героями, выяснилось, что несогласных с его самоназначением в главные маг ссылал в тюрьму, которую охраняла армия приспешников. Тут Тар впервые заметил нелогичность действий злодея, а также парадоксальную вместимость трёхметровой тюрьмы в одну башню, в которую поместились сотни людей. Потерпевшие позорное поражение от кучки вооружённых мечами воинов, немногочисленные маги, были поголовно стариками с ухоженными бородами и сединами, что было неправдоподобно: такие старцы предпочитали отсылать на опасные задания молодых учеников. Хорошо, что ему заранее объяснили про рейтинги, поэтому возмущения столь вопиющее приукрашение действительности не вызвало.

— Он пленил их простыми кандалами? — не поверил зверомаг своим глазам. На экране приспешники злодея заталкивали слабо возмущающихся магов в клетки.

— Это антиволшебные кандалы, они лишают магии, — флегматично пояснил Глеб. Он не любил фильмы без спецэффектов, а в этом даже веревки были видны при «полётах».

— Никакие металлы не могут лишать магических сил, они только подавляют или усиливают способности кудесника!

— Кудесника?

— Так мы называем себя между собой, «магами» нас стали называть с подачи эльфов.

Скучающие мальчишки оживились при упоминании расы долгожителей, но новых подробностей о дивном народе не последовало.

Тем временем киношный герой проник во вражеский лагерь, переодевшись одним из воинов темного мага. Если кто-то спрашивал у него, куда он идёт, то бесхитростный вояка мастерски расправлялся с любопытным, даже не утруждая себя спрятать тело. После недолгих поисков герой нашел главного тюремщика, и завязалась зрелищная драка. Мечи так и сверкали, а попавшаяся под руку мебель превратилась в щепки. Тюремщик был повержен, и даже не вспотевший хороший парень, демонстративно помахав двумя здоровенными ключами, стал освобождать заключённых. Универсальные ключи открыли десятки клеток, поэтому у Тара возникли новые вопросы:

— А почему на грохот не сбежались остальные стражники? Он же по пути встретил только троих.

— Тихо, Тар, дай досмотреть! — хором прикрикнули мальчишки. На экране была показана сцена купания принцессы и подруги детства героя, так что их внимание полностью переключилось на фильм. После непродолжительного отдыха и обязательной для этого жанра неловкой сцены осознания чувств между героем и принцессой, началось освобождение страны от гнёта. Всю невыносимость нового режима выразила старушка, которая разлила на главной площади столицы молоко, за что была схвачена неулыбчивой стражей. В самый последний момент голосящая старушка была спасена героем, который с лёгкостью отбил её от превосходящих в численности стражников. Из домов, лавок, кустов выполз помятый народ, и под крики одобрения и радости бывшие заключённые, оказавшиеся разбитой армией королевства, начали штурмовать замок.

— Откуда у них взялось оружие и доспехи? И почему они так резвы, словно не в тюрьме сидели, а в эльфийских садах травяные чаи распивали?

— Они же отдохнули…— силы защищать логику сюжета у Глеба закончились вместе с попкорном, поэтом он ограничился простым: — Да тихо ты!

Близился финал. Герой храбро сражался с магом, причём на мечах, но тот хитростью выбил из его рук волшебный оружие. Принцесса визгливо прокричала: «Остановись, я выйду за тебя, только сохрани ему жизнь!», на что злодей громко расхохотался и минуты четыре рассказывал всем, как он готовился к захвату страны, и ещё две — излагал планы на будущее, которые были не менее зловещими, чем исполнившийся. За это время один из друзей героя нашёл выбитый меч, в то время как остальные, в том числе и герой, просто стояли с раскрытыми ртами и ловили каждое слово разговорчивого мага.

Закончив свою речь, злодей снова расхохотался, но радовался недолго, так как его зарубили мечом. Народ провозгласил героя новым королём, тот женился на принцессе, и фильм закончился на поцелуе на фоне заходящего солнца. Пошли титры.

Лицо Тара вопрошало у небес, что он сейчас посмотрел. Небеса, естественно, ему не ответили, но это даже к лучшему: еще одного шока он бы не вынес. Реакция остальных была разной: Витя успел задремать, а Глеб хищно присматривался к нетронутому попкорну Тара. Зверомаг отдал сомнительное лакомство Правову и задал один единственный вопрос:

— Почему злодей такой дурак?

— На то он и злодей, — зевая, пояснил проснувшийся Витя и, не обнаружив под рукой пульта, встал, чтобы выключить видеомагнитофон. — Это ж классика, Тар, в то время с сюжетом не заморачивались. Хотя и сейчас, в принципе, тоже, — добавил Витя, окидывая взглядом стопку дисков около компьютера.

— Да в фильме с поднятым мертвецом было больше смысла! По крайней мере хроники говорят, что это возможно.

— Так шоу продолжается или нет? — спросил у Вити Глеб. В его голосе чувствовался вызов, поэтому бессловесная дуэль взглядов возобновилась.

— Ну, ты понял, чему нас учит этот фильм? — Вертюхин сдался, рассудив, что сейчас эта детская разборка с Глебом подмачивает его авторитет командира.

— Ни один здравомыслящий человек, не стал бы тратить столько усилий на объяснение планов почти мертвому врагу. А как же маги? В итоге они ничего не сделали! Зачем их вообще в фильме упоминали? Глупость! Неужели злодеи — это идиоты, способные захватывать страны, но в конце погибающие так нелепо?

— В общем-то, да. Зло всегда проигрывает. Но мой намёк не на это.

— Почему он это сделал? Он разочаровался в жизни? — Тара не оставляло чувство разочарования. Актёр, сыгравший злодея, несмотря на совершённые глупости, впечатлил его своей живостью в отличие от актёра-качка, сыгравшего главную роль.

— Да они все такие. Или с тяжелым детством, или двинутые. Закон жанра.

— Возможно, у вас, на Земле, подобная глупость уместна, но Гадикус один из нас, мозги у него имеются!

— Да я про другое, твою ж… — раскрасневшийся от пока сдерживаемой злости Витя ударил кулаком по столу. — Вторая причина — твои сограждане! Их надо освободить! Начнётся партизанское движение, поезда под откосы и все дела.

— Ты говоришь про немагов? — не сразу понял зверомаг.

— Да, именно о них. Мы понятия не имеем, как и от чего лечить магов — подорожник тут не приложишь, так что остаются обычные такие магнийцы, с хорошими кулаками и большой обидой на зелёных. Боремир уже начал понимать, что к чему и как.

— Каким образом мы освободим их? Мы даже не знаем, где они и зачем их увели. И даже если Боремир покажет нам, не стоит питать больших надежд — они не смогут дать отпор, они этому не учились!

Подобное предложение могло поступить только от иномирцев — людей, совершенно не знакомых с обычаями Древмира. Тар не мог упрекнуть мальчишек в невежестве, ведь это была полностью его вина.

— Тар, наши предки так две войны выиграли. Все вместе, без подготовки и гуманитарной помощи. Иди ты думаешь, что дела решают герои типа этого?

Зверомаг так и думал, иначе его миссия теряла всяческий смысл. Прежде чем он это озвучил, к Вите пришла неожиданная помощь.

— Это ваш Архимаг обратился за нашей помощью, так что не жалуйся! — Глеб привёл железный аргумент, против которого у поникшего Тара не было шансов. Убедившись, что возражения со стороны старшего мальчика не последуют, Правов обратился к Вите: — Витька, твой план… ничего так.

Это была наивысшая оценка, которую можно получить от друга-соперника. Таким образом решающий голос оказался за Глебом, а не за древмирцем.

— Кхм, в общем, Тар, ты превращаешься в кота, находишь начальника тюрьмы или концлагеря, вырубаешь его и отбираешь ключи. Дальше все легко и просто. Можешь и не вырубать, главное, чтобы пропажу не заметили, — Витя быстро показал оставшиеся рисунки и закончил презентацию плана. Оваций не последовало.

— Погоди-ка, ты ничего не забыл?

Витя покопался в бумагах, пошарил по карманам и отрицательно мотнул головой. Вот тут-то Глеб и нанёс сокрушающий удар критики. То, что он поддержал план друга, не означало того, что в Витину бочку мёда нельзя добавить ложку дёгтя.

— Тар, магию можно ощутить немагу? Как-то ей противостоять?

— Конечно. Существуют специальные определители магии, — Тар понял к чему клонит Правов и успокоился. Никто не будет посылать его на безнадёжную миссию по освобождению немагов. И с чего земляне решили, что их будут держать в одном месте?

— Вот видишь, зверомага, как и любого другого мага можно обнаружить.

Пока Глеб мысленно торжествовал победу, Вертюхин заметно расстроился. Это был его первый план, вдохновение не отпускало его на протяжении урока литературы, и вот она благодарность. Но шанс ещё был. Свою точку зрения можно отстоять! Жалко, что не кулаками, тогда б у Глеба не было шансов.

— Тар будет котом! Коты в сто раз круче волшебных мечей. Заявись ты с мечом, как к тебе отнесутся? Вот-вот. Другое дело милый такой котик, который ходит по коридорам, трётся о ноги стражников и мурлычет. Кто ж его заподозрит? Вот лично я нипочём бы кота не заподозрил!

— Ты пересидел в инете. Витька, против меча есть щит, на магию — контрмагия! Иначе будет полное читерство!

Между мальчишками завязался спор, а Тар все сидел и размышлял над идеей Вити. В конце концов, земляне правы: какой помощи от них стоит ждать? Будто эти двое выйдут в чисто поле против орд орков и разметают их оружием давно ушедших героев — такое даже в сказках не встретишь. Потому что в сказках это делали маги. Магнию спасать магу. Тар решительно сдвинул брови:

— Погодите. Вы оба правы, — на него уставились две пары удивлённых глаз. — Орки могут иметь средства борьбы с магами, но я зверомаг. Мой дар очень редок, тратиться на определители зверомагии слишком дорого, к тому же их очень трудно найти.

— А как же общие определители магии? — Глеб тоже не любил сдаваться. — Не знаю, как объяснить правильно… Что-то типа есть магия — пищит, нет магии — молчит.

— В стране магов? Орки бы не спали по ночам из-за несмолкающего писка, — горько усмехнулся зверомаг и одним залпом выпил колу. — Время позднее, мне стоит идти. Предстоит много дел, за эти две недели нам хорошенько подготовиться.

Он быстро собрался, поблагодарил за угощение и был таков. Глеб с Витей переглянулись.

— Хорошо ж сидели…

— Ну да. Кстати, Витя, а ты почему не спросил про меч?

— Знаешь, Глеб, жизнь такая сложная штука… — Вертюхин устало помассировал виски. — Я хотя бы одну ночь хочу поспать, как нормальный человек, не думая о спасении других миров.

Остаток вечера они провели за игрой в старые добрые фишки, как самые обычные подростки, которые получили наказание от родителей.

***

Гдетотамовск был спокойным городком, казавшийся после бурлящего жизнью Чудограда образцом тишины. Хотя порой размеренный быт гдетотамовцев нарушался торжествами или драками, зачастую одно не обходилось без другого, а из самых неожиданных мест любили появляться железные телеги — автомобили, но в целом, Таринамусу город нравился. За проведённое здесь время гость из другого мира не позволял себе неспешных прогулок, предпочитая носиться туда-сюда с младшими по возрасту Глебом и Витей, однако сегодня он изменил этому правилу.

Холодный ветер буквально сбивал с ног, снег безжалостно бил по щекам, но он всё равно не ускорял шаг. Казалось, что удержать равновесие ему помогают тяжёлые мысли, худшим в которых была их вопиющая запоздалость.

Чего он, собственно, ожидал от землян? Он ел с ними, довольно вкусно, спал, правда, на балконе, играл, не очень успешно, и положа руку на сердце мог подтвердить, что от них потребовали невозможного. Впервые Тар усомнился правильно ли понял слова Архимага. «И вот эти двое должны бросить вызов взрослому магу и сотням орков? Они горазды лишь в облаках витать да несуществующих монстров уничтожать. Хотя последнее у них выходит неплохо» — зверомаг вспомнил, как впечатляюще озарялся экран монитора, когда кто-то из мальчишек проходил очередной уровень. От стука клавиш начинала болеть голова, а от мерцания слезились глаза.

То, что древмирцы не одни во Вселенной, был общеизвестный факт. Как-никак однажды появились эльфы и карлы — милые, изобретательные соседи, которые оказались достаточно настойчивыми, чтобы основать новые государства и объявить часть древмирской земли своей. Это решение не все восприняли с радостью и пониманием, поэтому образовался новый виток войн. Когда же все проблемы были улажены и с новыми соседями смирились, маги древности решили закрыть порталы между мирами, потому что нового дележа земель никто бы не выдержал. И вот спустя века, он, четырнадцатилетний зверомаг, который ещё не заслужил посоха, ожидает помощи от других миров.

Не смотря на явное нежелание предстать перед грозными очами Даши, дорогу в пять минут ходьбы сложно превратить в часовую. Тем более Тар жутко замёрз. Изменчивая погода Земли — вот, по чему он никогда не будет скучать.

— Кто там? — приглушённо раздался из-за двери девичий голос, когда он до упора нажал звонок.

— Это я, — неохотно признался Тар и из озорства добавил: — Твой котик!

Шутку оценили. Дверь моментально распахнулась, и его с нехарактерной для тринадцатилетней девочки силой втянули в квартиру.

— Ты с ума сошёл? Зачем так громко? Тебя наверняка даже бабулька с пятого этажа услышала, а ведь она потеряла слух лет пять назад!

По совету знатока женских сердец, Вертюхина, Тар расслабился. Если Даша начала с пустяков, значит не всё так плохо. Ворчание девочки миновало его так же, как премудрости учителей в Академии. Пахло котлетами, и его желудок сделал неприятную ситуацию ещё невыносимей. Девочка замолчала, покачала головой и требовательно протянула ладонь правой руки:

— Давай, раздевайся. Родители на походе.

— Ты — человечище, Даш, сразу видно, за что тебя выбрали!

Не веря своему счастью, Тар быстро снял крутку и вручил её вместе с сапогами Даше. В полулегальном проживании в чужих домах имелись свои минусы, и постоянный страх быть обнаруженным был одним из главных, поэтому одежду приходилось прятать тщательно.

— По уму мне нужно взять тебя за шиворот и вытрясти, зачем вы ни с того ни с сего ломанулись в твой мир, — донеслось из другой комнаты. Тара всегда забавляла уверенность землян в своих силах, ведь чтобы причинить ему вред требовались значительные силы, которыми никто из них не обладал. Котлеты были вкусны и теплы, тратить время на объяснения не хотелось, поэтому он не ответил. А потом пришли родители, и он, едва успев перекинуться, ушёл спать.

Вечерний сон — это ловушка, в которой есть шанс проснуться не в том дне, в котором засыпал. К тому же после него чувство недосыпа лишь усиливалось.

Тара бесцеремонно разбудили буквально через два часа ярким, слепящим светом. Лампа. Завтра днём в этом доме определённо станет на одну лапочку меньше — прощение у магов не в чести, и если на Дашу злиться нельзя, то на лампе можно беспрепятственно выместить свою досаду.

На него смотрели с подозрением и твёрдой решимостью довести начатое до конца. Тар малодушно закрыл глаза, потому что врать в лицо он не умел. Ночь. Полная сновидений ночь — это всё, что ему нужно. Затем будет утро размышлений, и днём он примет важное решение. Он понятия не имел, какое оно будет, но то что будет важным сомнений не было.

— Что вы там увидели?

— Мур-р-р! — в действие было приведено секретное кошачье оружие.

— Не притворяйся спящим! — оружие не сработало. — Ты у нас еще тот молчун, знаю. Кажется, мы поговорили с тобой дольше пяти минут только в самом начале и тогда, когда ты опроверг миф, что маги пьют зелья для мгновенного восстановления сил. Кстати, я об этом и сама догадывалась, — сочла важным уточнить Даша. — Но сегодня, точнее позавчера, вы трое ушли, ничего не сказав, а меня весь вечер допрашивали по телефону. Как ещё наряд омоновцев не вызвали… Это я к чему? К тому, что мне на-до-е-ло! Как-никак ты пришёл в первую очередь ко мне, а не к ним!

Зверомаг мысленно застонал — чаша терпения Избранной переполнилась совершенно не вовремя. И почему девчонки не умеют ждать? Ждала же три месяца, правда, при этом она изводила вопросами, от которых хотелось лезть на стенку. Кстати, пару раз с помощью настенного ковра, ему это удалось.

— Мы просто прогулялись. Ребята были расстроены, им нужны были, как это у вас называется … А! Положительные эмоции!

— Одним ты устроил положительные, другим — отрицательные.

— Так уж вышло. Всем не угодишь.

Даша выключила лампу, и он вздохнул с облегчением. Как оказалось преждевременно.

— Видят межмиромиграционные службы, если они, конечно, существуют, я делаю всё, что в моих силах: кормлю тебя, стираю за тобой и всячески оберегаю. И что я получаю взамен? Пустой холодильник и лапшу на уши! — после вспышки чувств, девочка испуганно воззрилась на закрытую дверь. Ничего не случилось. На кухне по-прежнему громко вещал телевизор, отвлекая внимание родителей. — Мама говорит, что подобное испытывает каждая женщина, но не в тринадцать же лет. В общем, когда ты начнёшь преподавать «древмироведение»? Или у тебя уже есть ученики? Ты втихомолку говоришь о своём мире Глебу и Вите?

— Ничего подобного, мы полностью сосредоточились на ратном деле. Ты сама же сказала, что не стоит спешить.

— Это дело нужное, но как мы спасём твой мир, ничего не зная о нём?

«Ты права. Никак. Но я решил больше не требовать от тебя этого. И от них тоже» — подумал Тар. Верное решение, которое он должен был принять завтра, неожиданно пришло сегодня.

— Знаешь, ты слишком многого требуешь от других, при том, что утаиваешь свои секреты, — Тар поднялся на лапы и запрыгнул на спинку дивана. Там он принялся ходить взад-вперёд, недовольно размахивая хвостом. — Что за письмо в Тёмном лесу?

— А его там не могло быть? Тогда объясни почему. В интернете я видела, как в лесах объявления лепят и спрей от комаров продают, не то что письма.

Хотя Даша старалась говорить обличительно, в её голосе ощущалась некая неуверенность, поэтому Тар из обороны перешёл в наступление:

— Между нами нет доверия. Именно поэтому я ничего не рассказываю.

— В нашу первую встречу тебе было на него наплевать, — девочка покачала головой. — Не хочешь говорить, спрошу кого-нибудь другого....

— И думать не смей! — Тар не на шутку перепугался. Землянам дважды повезло не видеть опасностей леса, но это не значит, что везение будет продолжаться вечно. — Гулять одной по незнакомым мирам — это очень опасно. Подожди немного, мы обязательно расскажем обо всём.

Сначала он не понял, с чего Даша изменилась в лице, а когда догадался, то пожалел о сказанном. В последнее время мальчишки сильно отдалились от подруги детства, отдав предпочтение его обществу. Раньше «мы» имело других участников.

Даша крутанулась на вертящемся кресле и уставилась в экран монитора. Неприятный разговор можно было считать успешно законченным, если бы компьютер был включённым.

— Таринамус Лесотёмный, ты никакой не посланец Архимага. Ты — вор. Ты украл моих друзей и моё время.

Он не нашёл, что ответить. Девчонки действительно интуитивно чувствуют наиболее неподходящее время для ссор.

***

Прошло две невыносимо долгих недели на скромном пайке обычного кота. Со стороны казалось, что обиженная девочка забыла о его истинном облике, Древмире и своём предназначении, отдав предпочтение обществу внезапно появившихся подруг. Досталось не только ему: лишённые поддержки Глеб и Витя с головой окунулись в школьную жизнь.

Каждый день Тар порывался уйти в Древмир, но что останавливало его порывы, вновь и вновь возвращая к томительному ожиданию. Назначенная Боремиром встреча вселяла надежду, но явиться на неё после устроенного Витей представления одному было неправильным. Хотя, возможно, он просто искал отговорки, страшась неизвестной болезни магов и толп шныряющих по Магнии орков.

День встречи с Боремиром порадовал умеренным морозом и ясным небом. Настроение было приподнятым, ведь сегодня он увидит родной мир и попрощается с этим.

— Вот же повезло этой дурёхе! — мимо него пропорхнула стайка школьниц, чья сопротивляемость к холоду, судя по мини-юбкам, была выше, чем у магов холода. Девушки вели разговор о недавно вышедшем фильме, где на Землю свалился парень-идеал и после долгих метаний осчастливил одну простушку. Величине проблем другого иномирца оставалось только завидовать.

Следом за девушками вышли хмурые мальчишки, в приветствиях которых не было и намёка на радость от встречи.

— Злюкина? — безошибочно угадал причину плохого настроения Тар.

— Злюкина, — мрачно подтвердил Витя. — Чего она от нас хочет? Класс пушкиных? И эта тоже хороша — могла б выручить и дать списать, — он оглянулся на здание школы.

«Этой» на крыльце не наблюдалось. В искусстве исчезать из вида и избегать разговоров, Даша превзошла самого Таринамуса. Что ж, ученик обязан превзойти учителя.

— Вообще-то мы сами виноваты, — справедливо заметил Глеб. — За две недели две четверти не нагонишь, к тому же ты опять подсел на игры.

— Я шлифовал наш план! И придумал новый! В общем, всё легко и просто: разбираемся со злодеями и получаем приз: исправленные оценки!

Тар удивлённо вскинул брови — озабоченность землян оценками пугала. И как какие-то чёрточки на бумаге могут иметь такую власть над людьми. Хорошо, что маги такими глупостями не страдали: или ты успешно осваивал навык или … Порой «или» имело грустную трактовку, но в большинстве случаев неуспевающий покидал стезю магии.

— Каким макаром? Палочкой волшебной над журналом махнёшь? — Глеб расхохотался, в красках представив эту сцену.

— Ха-ха, кисло передразнил его Вертюхин. — Вообще-то героям полагаются поблажки. Пятёрки за нас получит Дашка. — Тар с Глебом опешили от Витиной логики. Увидев это, он пояснил: — А что? Всё равно ничего толкового не делает, только умничает да куксится!

— Дружище, ты не прав, — попытался успокоить друга Глеб.

Их перепалка начала привлекать внимание. На них глазело как минимум десять одноклассников, как назло, именно в этот день у них не нашлось дел поинтереснее, чем наблюдение за ссорящимися баламутами класса. Правов, заметив повышенное внимание к их персонам, легко дотронулся до Витиного плеча, чтобы отбуксировать того, подальше от любопытных глаз. Взвинченный Вертюхин машинально оттолкнул его, и Глеб упал, не удержав равновесие на скрытой под снегом замёрзшей луже. Несмотря на боль в голове, он судорожно сглотнул, осознав, что сантиметре от его головы возвышается бордюр.

Толпа замерла в ожидании зрелищ, Витя — от понимания того, что сейчас чуть не произошло, а Тар начал действовать. Он схватил несопротивляющегося Вертюхина за грудки и слегка приподнял над землёй. Со стороны не было заметно его манёвра, а вот Витя сразу побледнел и опустил голову, отказываясь от дальнейшего сопротивления.

— Ты ещё ничего не сделал, чтобы требовать, — понизив голос, сказал зверомаг, внимательно посмотрев провинившемуся мальчику в глаза. На мгновение его зрачки стали вертикальными, и Витя судорожно задёргался в попытке вырваться их железной хватки.

Этой стороны своей личности он прежде не показывал. Кто ж в здравом уме будет демонстрировать свою силу тем, у кого просит помощи?

— Я ошибся в тебе, — к разочарованию выросшей в размерах толпы Тар отпустил Витю. Вовремя, потому что его куртка начала опасно трещать.

Его слова поняли правильно. Выражение лица блондина с испуганного сменилось на виноватое, и он поспешно покинул место событий, ни разу не обернувшись.

Глеб разогнал толпу враньём о не поделённой игре, и с высоко поднятой головой и прямой спиной покинул пределы школы. И только запорошённая снегом шапка напоминала о произошедшем.

— Что такое «задроты»?

— А-а, услышал-таки, — Глеб горько улыбнулся. Незнакомое для Тара слово выкрикнула одна девочка, и судя по её презрительному тону, слово было оскорбительным. — Что-то типа «человека, оторвавшегося от жизни, ради какого-то увлечения».

Для Тара новое слово не имело негативного подтекста: в Древмире маги самые увлекающиеся люди, способные потратить жизнь на доказательство какого-нибудь малозначимого факта. Но на этих маленьких, непримечательных для остальных фактов держалась вся магическая наука.

— Болит?

— У меня и болит? Ха! Вот помню в шестом классе … — Глеб принялся увлечённо рассказывать, как однажды они с Витей пробрались на стройку и устроили прыжки в снег с третьего этажа. Закончилось приключение выбежавшим на шум сторожем, который значительно обогатил их словарный запас.

Когда они свернули с многолюдной дороги, Глеб без предупреждения присел и, схватившись за голову, принялся раскачиваться из сторону в сторону:

— У-у, болит-то как… Знаешь, давай сначала ко мне зайдём. И да, этаж тогда был всего лишь второй.

***

 

К наливающейся шишке Глеб приложил пачку пельменей — льда в чистом виде дома не было. Пельмени, выполнив свою нетипичную роль, были сварены и поданы на обед, и Тар в который раз затосковал по кухне приютившей его девочки.

 

— Это я виноват? — не выдержав давящей тишины, спросил он.

— В чём? В том, что мы с Витей собак гоняли, что ли?

— Скорее кошек, — натянуто улыбнулся зверомаг. — Я про вашу дружбу.

— Пф-ф, будто это в первый раз, — фыркнул Глеб и осторожно потрогал шишку.

— То есть?

— Не знаю как у вас, у нас могут поссориться, как говорит мой отец: даже друзья «с сорокалетним стажем». Ездил он на пару таких вызовов, теперь рассказывает вместо ужастиков. Я как-нибудь расскажу тебе парочку отцовских историй. По сравнению с тем, что твориться, эта шишка даже не цветочек. Мы часто дрались, кстати, ты не думай, что Дашка дать сдачи не может — это тебе на будущее. Витька бесится, Дашка дуется, а я… — так и не определившись, что сказать, Глеб пожал плечами. — Не знаю, вам со стороны виднее, но я тоже не ангел. В общем, забей на эти обижонки, будь уверен, мы еще съедим традиционный доширак. Это у нас за трубку мира. Эй-эй, вот по лицу вижу, что не о том подумал!

Таринамус думал далёко не о трубке: он молча завидовал такому яркому примеру дружбы, ведь ему самому испытать подобное ещё не довелось.

— Хотя эту шишку я Витьке припомню, — мстительно добавил Глеб и отправился доставать лук и колчан из укромного места — после недавней выходки легендарный артефакт грозились выбросить на помойку. — Давай по пути ты опишешь мне твою встречу с Архимагом. Его слова, желательно дословно, мимика… Пора за дело браться всерьёз!

— Давай как-нибудь потом, когда все соберутся, не хочу повторять одно и то же.

Глеб что-то проворчал под нос, воюя с луком. К сожалению, тетиву нужно постоянно снимать, чтобы она не испортилась, поэтому лучники к бою готовятся заранее. Но теперь Тар знал, что из лука Стрелла Правов больше не выпустит ни одной стрелы. Потому что Магнию обязан спасти маг.

— Ну, я готов, — вытерев пот со лба, объявил запыхавшийся Глеб. — Вперёд, за информацией!

 

  • Где ты, единственный? / Сир Андре
  • Афоризм 512. Об очаровании. / Фурсин Олег
  • Я пытаюсь тебя забыть / Бакшеев Максим
  • Кот и Кит / Леа Ри
  • NeAmina. Шагнуть назад / Машина времени - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чепурной Сергей
  • "Раскаяние" / Aprelskaya Diana
  • Ольге Зайтц, Eine Adventsgeschichte / НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА / Валентин Надеждин
  • Шоколадный стих / Сборник стихотворений / Федюкина Алла
  • А может с нами на юга? - Svetulja2010 / Теремок-2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Мыслить и Любить / Абов Алекс
  • Весна / По мотивам жизни / Губина Наталия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль