Глава 5

0.00
 
Глава 5

 

Виталий Вертюхин никогда не был кем-то выдающимся, да и не стремился к этому, в отличие от друзей. Он не желал стать заводилой класса или звездой школы, и даже в далеко идущих планах, которые на него имела его мать, дальше простого работяги ее мечты не простирались. Многочисленные подруги матери, всезнающие бабушки на лавках и непреклонные учителя — все они удивлялись отсутствию амбиций у семьи Вертюхиных и пророчили им ужасное будущее, если Витя не сделает некий лично ему непонятный выбор.

«Что нужно выбрать в тринадцать лет?» — недоумевал Вертюхин, незаметно наблюдая за одноклассниками в поисках ответа. Те хотели стать бизнесменами, ворами в законе, актрисами и певицами, а лучшие ученики класса с честными-пречестными глазами врали о желании стать учителями, за что получали очередные бонусы. Что говорить о нем, ведь он не выбрал в недавнем опросе даже банального космонавта! Жаль, что туда нельзя было добавить свой вариант.

Но несколько недель назад он начал потихоньку догадываться чего от него хотят окружающие: они хотели узнать его цель и роль, которую он будет отыгрывать для ее достижения. Но как это можно узнать, если Витя непостоянен во всем, кроме дружбы? Когда он пинал мяч, ему хотелось стать футболистом, когда наконец-то понимал трудный пример — математиком, а когда смотрел ежегодный парад победы — военным. Рядом с такими серьезными друзьями как Глеб и Даша, у которых разве что на лбах не были написаны выбранные ими профессии, он чувствовал себя неудобно.

С появлением зверомага из другого мира, наполненным магией и отличными от человеческой расами, ему предложили цель и роль, которую он без колебаний принял. Как можно пройти мимо роли благородного героя? К тому же в комплекте шел волшебный меч, пусть и без инструкций и наставника. Витя был благодарен и за такую малость.

Два месяца чистого счастья, полных открытий и предвкушений, за которыми он забыл важную истину, которую жизнь преподала еще в шестилетнем возрасте, когда от них ушел отец: за все нужно платить.

Сначала все шло просто замечательно: первая спонтанная вылазка, первые враги и непробиваемая уверенность в своих силах. И что в итоге? Ничего. Как будто из его памяти вырезали неудачную сцену, решив не заморачиваться вторым дублем.

Вот рядом стоит испуганный чем-то Глеб. Вот валяются огромные зеленые мужики в доспехах, а вот меч Остра сияет загадочным голубоватым светом.

Что было дальше, он помнил смутно, будто в голове напустили туману, а когда прояснилось, оказалось, что они сидят в средневековой пивнушке, со всеми полагающимися ей атрибутами: длинными скамьями и грубо сколоченными столами, деревянной барной стойкой, за которой расположились два огромных бочонка с маленькими краниками. Видимо, ассортимент здесь был невелик.

Впервые с момента появления посланца таинственного Архимага в его жизни, Витя не имел понятия, что делать дальше. На его счастье рядом велся разговор, который напомнил о тернистом пути защитника справедливости.

— … а главного зовут Гадикусом! Его имя так же отвратно, как и его поступки! — громко вещала раскрасневшаяся от возмущения миловидная женщина средних лет.

«А я думал Тару с именем не повезло, — посочувствовал неизвестному подлецу Витя, не до конца вникнув в ситуацию. Он посмотрел на лица друзей, чтобы понять, что происходит: — Глеб сидит с лицом игрока в покер, а Тар хмуриться, будто пытается что-то вспомнить — я пропустил нечто важное?».

— Но как маг договорился с орками-изгнанниками? Вы же знаете нашего брата, госпожа Кассия, до переговоров с ними никто не опустится, — на правах местного жителя обратился к женщине Тар.

— И знать не хочу, как и почему этот уб… ах да, вы же дети, урод, договорился с этим жульем. Видели эту троицу? Они мне ни медяка не заплатили, а пьют, будь здоров, впрочем, как и остальные с их шайки. Пользуются тем, что в деревне мужиков нет — наши бы намылили им шеи и без кудесников, будьте уверены. С тех пор, как всех магов свалила болезнь, вся наша жизнь пошла под откос. Зеленокожие ходили по деревням, забирали способных держать в руках лопату, оставив лишь больных да стариков. Наши безответственные дети, те которые спаслись, разбежались кто куда, и хоть бы весточку подали, что с ними все в порядке, так нет же! И вот теперь старики следят за больными, а я одна слежу за стариками.

Кассия раздраженно выдохнула и поменяла кружку для протирания. Витя с неодобрением отметил, что тряпку она при этом не сполоснула.

— Госпожа Кассия, вы мне не кажитесь больной, наоборот, очень даже здоровой, бодрой… и молодой, — Кассия, которая, наверняка, слышала немало комплиментов от пьяных посетителей, все же попыталась покраснеть от комплимента Тара, — так почему вы… вас не… э-э…

— Мальчик мой, ты так неуклюже пытаешься спросить, почему меня не забрали, — умиление, румянцем расцветшее на лице хозяйки заведения, было искренним. — Корчмарей никогда не трогают. Они забрали моего мужа, старосту, купцов, кузнеца, других ремесленников, но забрать хозяина корчмы… — Кассия горько усмехнулась. — Кто ж им наливать тогда будет?

— А разве таверной… то есть корчмой владеет не ваш муж? — не вытерпел и заговорил Глеб. Ведь по всем правилам Средневековья и не только, женщины не могли чем-либо владеть, а уж заведением, в котором рекой льется спиртное, подавно.

— Мой Боррий и корчма? — переспросила Кассия и заливисто рассмеялась. Смех молодил ее — Витя даже покраснел, но когда она отсмеялась, Кассия сгорбилась и на только что гладком и веселом лице появились морщины. — Простите, ребятки, соскучилась я по своему мужику. Он мастак выбивать деньги из забывчивых деревенских мужиков, но вот торговой жилки у него отродясь не было. К тому же корчма и наш дом принадлежит мне. Моя семья владела ею поколений семь — не меньше. Помню, еще моя бабушка учила меня, как разба… Что-то я заболталась, — женщина внезапно отвернулась и замолчала. Похоже, ей было больно говорить о прошлом. — Ты так и не представил своих друзей, Таринамус.

Глеб едва заметно напрягся: похоже, он пожалел, что влез в разговор магнийцев, тем самым обратив на себя внимание.

— Это мои друзья из Империи: Глеб и Виталий. Мы воспользовались кое-какими другими путями и попали сюда, а не в столицу. Нам повезло.

Кассия одарила его укоризненным взглядом, видимо, в этой стране гости говорили сами за себя. Теперь им предстоит объясняться самим. Дело принимало нежелательный оборот; лично Витя о Древмире знал лишь то, что в нем есть прекрасные эльфийки и драконы, которое на дух не переносят магов.

— До сегодняшнего дня мы понятия не имели, как тут все плохо, — Глеб поднялся, чтобы изобразить поклон. Уж что-что, а поклоны везде любят, с ними не прогадаешь. — Без вас мы бы пропали, спасибо вам, госпожа Кассия.

«И когда он успел стать таким вежливым?» — Витя насупился. В отличие от него, Глеб быстро начинал ориентироваться в новой обстановке, но и у него имелись слабости: стоило Правову задать вопрос, на который было заранее подготовленного ответа, то он сразу терялся. Тут-то наступал звездный час Витиной импровизации.

Опытную торговку вежливость Глеба с толку не сбила, и она ринулась допрашивать подозрительного по ее мнению чужестранца, не дав тому перевести дух.

— Кто родители? Чем сами занимаетесь? Зачем приехали к нам?

Как и ожидалось, поток вопросов выбил рассудительного Глеба из колеи, поэтому Вите пришлось вмешаться. Даже если он будет нести полную чушь, главное демонстрировать непробиваемую уверенность, которая компенсирует глупость.

— Родители пытались нас засадить за бумажки и скучные цифры, но это не наше, понимаете? — Витя принял самую уверенную позу, на которую был способен, и продолжил: — Однажды этот меч попал в мои руки, — он небрежно махнул на оружие — меч Остра был прислонен к соседней скамье, — и я понял, что это мое. Поэтому мы с Глебом переучиваемся на воинов, — ответ показался недостаточно впечатляющим, поэтому он решил похвастаться: — Видели тех троих? Моя работа.

— А я думала твоя, Таринамус, — озадаченная Кассия повернулась к зверомагу. Тот, отведя взгляд, малодушно помотал головой, подтверждая Витины слова, так и не решившись озвучить правду.

Получается, пока Витя мучился душевными терзаниями, недолго, правда, но мучился, вся слава досталась Тару, лишь потому, что он маг! Понятно, почему магов недолюбливают.

— Нас Тар позвал в гости. — Глеб снова перевел внимание женщины на сжавшегося от стыда зверомага, — как-никак, учимся на… стражников. Это только пока, так-то у нас планы ого-го и выше! — сын стража правопорядка Гдетотамовска понизил голос до доверительного шепота. — И тут у вас началось черте что.

Взгляд Кассии полный подозрений и недоверия смягчился — все же слушать о маге куда интереснее, чем о двух имперцах, поэтому она снова переключилась на Тара. Земляне облегченно перевели дух.

— Я никак не могу понять, как вы попали сюда. Границы же закрыли.

— Окольными путями, ведомыми лишь зверомагам, — с чувством ответил Тар.

Глеб одобрительно хмыкнул на ложь их проводника. Кажется, тот начал постигать азы вранья. Против Злюкиной он, конечно, младенец, но здешних любителей наверняка проведет.

— А еще кого-нибудь привести можешь? Или хотя бы показать путь другим? Нам бы не помешали внушительные имперские молодчики с оружием, — Кассия снова посмотрела на обнаженный меч Остара и лежащий на столе лук Стрелла. Знала бы она, что смотрит на оружие легендарных героев.

Так вот почему Глеб одобрительно хмыкал: Тар им все уши прожужжал, даром что притворяется котом, что зверомагов очень мало, поэтому странного в том, что он не сможет никого привести, не будет — мало кто знает, как уличить зверомага во лжи.

— Нет, не могу. Я не знал, что нас захватили и жестоко предали, — ого, многое же пропустил Витя, — я был на практике очень далеко от Магнии, поэтому не представлял величины трагедии. Столкнувшись с барьерами, мы пошли обходными путями, которые они поклялись не выдавать. Остальное вы знаете, только встреча с вами и теми орками открыла нам глаза.

Женщина выглядела неубежденной словами Тара, поэтому Глеб легко толкнул Витю в бок. «Убеди ее!» — просигнализировал он. Вот так всегда: Дашка с Глебом умничают, а импровизирует обычно он.

«Чем можно убедить бедную женщину, потерявшую абсолютно все, кроме пары огромных бочонков вина и крыши над головой? Помахать мечом и толкнуть речь, как в фильмах? — Вертюхин задумчиво посмотрел на затупившийся из-за неправильного обращения меч Остра, взвесил за и против и подумал: — А почему бы и нет?».

— Добрая женщина, не бойся, там, откуда я родом, знают, как бороться с орками! — за какие-то секунды он смог добраться до центра корчмы, свободного от мебели, и замереть в классической позе «герой с мечом говорит речь». — У нас орка может победить даже шестилетний! — очень хотелось верить, что встреченные ими громилы были исключениями из правил, предписывающим оркам страшную внешность, низкий рост и бессилие против групп противников численность от девяти до пятнадцати существ, иначе состязания как у Реголаса и Химли, им с Глебом не устроить. — И все потому… Потому что мы из члены ордена Героикус Рушкол!

Кассия смотрела на его представление не моргая, Глеб тем временем схватился за голову и беззвучно ругал его, давая Вите повод выучить чтение по губам, Тар же отрешился от происходящего, глубоко задумавшись над чем-то, поэтому он решил продолжить и начал говорить про правосудие, долг воина и торжество добра. Под конец речи Витя начал сочувствовать актерам, которым из фильма в фильм приходиться нести подобную ахинею.

***

— И сколько у тебя активных форм, — неслышно поинтересовалась Кассия, склонившись к Тару.

— Три, — тихо ответил он, ссутулившись.

— Понятно почему тебя отправили на такую далекую и долгую практику, — посочувствовала ему Кассия и, отблагодарив выдохшегося оратора аплодисментами, отправилась в подсобку, которая находилась за стойкой.

— Тьфу, тьфу, тьфу! Мне надо вымыть язык! — севшим голосом пожаловался плюхнувшийся на освободившееся место Витя. — Интересно, в чем я ее убедил: что мы дебилы или что мы солдаты?

— Главное что она от нас отстала, — пожал плечами Глеб. Он вытащил из рюкзака шоколадку и поделил на три равные части — Если я сегодня что-то и понял, то это то, что ни черта не знаю о Древмире.

— Я тоже, — присоединился к нему Витя.

— И я, — горько признал Тар.

Мальчишки уставились на окончательно сникшего зверомага, который настолько отличался от своего самоуверенного образа, что наводил мысли о раздвоении личности. Не таким он был в их первую встречу. Глеб даже благородно пожертвовал свою треть шоколада Тару, чтобы ободрить его.

— Такого Древмира я не знаю, — откусив лакомство, продолжил Тар и махнул на входную дверь, за которой была безмолвная деревня, пьяные орки и захваченная Магния, отгородившаяся от остального мира, как выяснилось, магической стеной.

— Значит, будем изучать вместе, — сказал Витя и похлопал страдальца по плечу.

Сжав зубы, Тар стоически стерпел боль — у младшего на год мальчика оказалась тяжелая рука.

— Я правильно понял, что из твоей страны нет ни входа, ни выхода, — Витя начал загибать пальцы, — здесь бегает куча вооруженных орков, маги больны, а остальные непонятно где.

— Если вкратце — да. А еще ты забыл про мага-предателя, метящего в архимаги, — уточнил Глеб.

— О, точно! — пальцы сжались в кулак, и Витя задумчиво повертел им. — Мда, застряли в первой же большой локации.

Глеб прокашлялся в кулак, предупреждая о возвращении хозяйки. Когда сидящие к ней спиной Глеб и Тар обернулись, то к их радости и повышенному слюноотделению, выяснилось, что Кассия вернулась не с пустыми руками.

Появление здорового мага и обученных военной науке имперцев из загадочного ордена было отпраздновано скромно, но от души. Вите пришлось снова войти в образ и весь вечер заверять Кассию, как легко и непринужденно он расправится с наглыми захватчиками, а с теми, кто ей не заплатил, в особо жестокой форме. Глеб решил, что лучше молчать и строить и себя тихого стратега-гения, которого чуть ли на руках в Империи не носят. А вот Тар снова впал в уныние, на которое Кассия обратила пристальное внимание, поэтому выставила на стол маленький кувшин, заверив их, что такое можно даже детям.

Вопросом, что это за дети такие на следующее утро задались все трое, когда встали с гудящими головами и смутными воспоминаниями о прошлом вечере.

***

Очнулись они на чердаке на удивление чистым и уютным, что шло в разрез стереотипу о чердаках, в которых обязательно должны быть гнилые доски, пауки и тонны пыли.

Первым проснулся Тар. Выползти из кокона из двух одеял после насыщенного событиями вечера и веселой ночки оказалось не просто. От его кряхтения и недовольного сопения проснулись мальчишки, которые испытали те же трудности.

Судя по открывшемуся из окна виду, они находились в доме напротив корчмы. Похоже, у Кассии была не только деловая хватка больше свойственная мужчинам, но и сила, раз она смогла перенести трех нехуденьких подростков. Хотя если подумать, то после завсегдатаев они наверняка казались ей пушинками. По-детски протерев слипающиеся глаза, Тар заметил вывеску корчмы и окончательно проснулся.

— Так вот ты какое «Счастье ученика»… — пробормотал он и рассмеялся, чем окончательно разбудил остальных.

Причина смеха была связана с теми кажущимися далекими временами, когда он учился в Академии и участвовал в споре, куда можно сходить развеяться на ученическое пособие. Победила лесковская корчма, которая была спасением для юных магов и их кошельков и из минусов имела далекое расположение и небогатый выбор. Помниться ему захотелось побывать в ней с друзьями. И вот мечта сбылась, правда, весьма своеобразно.

— С этой женщиной не стоит ссориться, — сделал для себя вывод зверомаг и отвернулся от окна. Когда все наладится, он покажет ребятам настоящую Магнию: шумную, свободную и жадную до денег приезжих.

— Мои родители меня прибьют, — простонал Глеб, застилая постель. — А если чудом выживу, добьет Дашка.

— Давно хотел спросить: с чего вы ее так боитесь? — полюбопытствовал Тар, тоже решив навести порядок.

— Вот представь: поздний вечер, ты заигрался во дворе, одно обещание шоколадки и вуаля — мы тихо-мирно смотрели фильм и делали уроки. Забыл про домашку, а сегодня будет проверка? Снова шоколадка. Главное: больше шоколада и чаще говорить слово «уроки». Моя мама ведется, — доверительно сообщил Витя, безуспешно приглаживая топорщащиеся волосы. Зеркалом служило лезвие меча.

«А так можно обращаться с реликвией?» — забеспокоился Тар, а вслух сказал: — Что-то не замечал я этих шоколадок. Зная вас, вы должны минимум кондитерскую фабрику!

— Ты прав, — признал Глеб, вспомнив, что вчерашний шоколад вообще-то предназначался Даше, в уплату проигранного еще в начале сентября спора.

— Не зря ж нас «обещалкиными» обзывают… — Витя признал очередное поражение перед своими непослушными волосами и бросил бесполезное занятие. — Я даже не представляю, что она соврала, чтобы отмазать нас от…

Он не закончил, но его все равно поняли. Их убьют не за распитие народного магнийского напитка, чья принадлежность к алкоголю спорна, нет, все гораздо хуже! Они сбежали от родителей! Такое даже Даша со своей репутацией примерной ученицы и тихони не сможет прикрыть, да и должной мотивации у нее для этого нет.

По возвращении домой достанется всем, даже Тару.

— Что может быть хуже? — схватился за голову Витя.

Это был риторический вопрос, но почему-то Судьба любила отвечать именно на такие, каждый раз доказывая, что хуже, быть может.

Дверь без предупреждения распахнулась, и к ним прошествовал высокий и хорошо сложенный парень лет восемнадцати. У него были коротко постриженные волосы цвета золота и яркие голубые глаза, без преувеличения напоминающие небо в безоблачный летний день. Светловолосый Витя почувствовал себя ущербным на фоне типичного «блондина с голубыми глазами» из женских романов, которыми зачитывалась его мать. Незнакомец был одет в грубое подобие кожаного доспеха, части которого были скреплены шнурками, а на перевязи у него висел длинный меч. Следом за парнем вошла Кассия, своим появлением немного охладив раскалившуюся обстановку.

Тар напрягся и не заметно, как он думал, встал в более удобную для боя позицию. Он не самый лучший маг, но от одного человека отбиться сможет.

— Кто у нас хочет намылить шею Гадикусу?! — звонким и уверенным голосом спросил вошедший.

Тар и Глеб синхронно повернулись к Вите, и тот виновато опустил взгляд — не стоило ему задавать вопросы, на которые там наверху решили ответить.

— Бор, ты забыл представиться, — шепотом подсказала Кассия, полностью скрывшись за широкой спиной парня.

— Меня зовут Боремир Кузнец, — юноша засиял ослепительной голливудской улыбкой.

Расположения он этим не вызвал: Глеб и Витя имели тайный страх перед старшеклассниками и подсознательно ожидали неприятностей, Тар же окончательно запутался во вчерашнем рассказе Кассии, по которому выходило, что кроме нее, стариков и орков-надсмотрщиков в Лесково никого нет.

— Витя.

— Глеб.

Мальчишки сухо представились, прекрасно понимая, что если новая информация пойдет вразрез со вчерашней, Кассия поднимет тревогу.

— Таринамус Лесотемный, — а вот Тару скрывать было нечего, — ученик школы магии при магнийской Академии, зверомаг, — теперь, когда он представился полностью, выяснилось, что он ничем не отличается от землян.

Этот факт из биографии скрытного проводника, землянами был воспринят с возмущением.

На самом деле в Академии была сложная система уровней и подуровней учащихся, поэтому чтобы не путать несведущих людей, все маги говорили, что учатся в Академии. Тар решил не забивать этим голову друзей, а в итоге обидел их.

— Наслышан, — тепло улыбнулся ему Боремир. Он завертел головой в поисках стула, потому что потолок был слишком низок для его внушительного тело.

Стул, точнее табурет, нашелся в самом дальнем и темному углу чердака. Он был настолько низок, что для такого высокого человека, как Боремир, сидеть на нем было просто-напросто смешно и неавторитетно. Поэтому он предпочел вести разговор стоя, небрежно облокотившись о стену в позе «а ля крутой парень».

— Что ж, имперцы, вы большие везунчики, раз не попались зеленым. Ценю это качество. Даже больше, чем умение владеть магией. Тетушка Кассия сказала мне, что вы горите желанием помочь.

— В общем-то, да. Выбора у нас все равно нет, — неуверенно ответил ему Глеб. Он совершенно не понимал, как вести себя в этой ситуации и почему отвечать всегда приходится ему.

— Что вы можете мне предложить?

— А что, нужны членские взносы? Тогда мы отказываемся от участия! — впервые сымпровизировал Глеб, проверяя парня.

— Э-э? Что?

В попытке расшифровать сказанное, Боремир нахмурил лоб, но у него все равно ничего не получилось. Ослепительно улыбаться выходило лучше, что он и сделал.

— Я говорю, что денег у нас нет, — терпеливо пояснил хитрый сын милиционера, дополняя психологический портрет Боремира отметками «недогадливый». Правда, с выводами он поспешил, так как были использованы непривычные для жителя другого мира слова.

— Вы меня неправильно поняли. Я спрашивал вас о навыках и знаниях, о которых вы вчера упомянули! — протараторил Боремир, хватаясь за меч — отшатнулись все, даже Кассия. Но он и не думал махать им. — У меня есть меч и доспехи. Я могу создать сотню комплектов, но не могу правильно пользоваться ими, ведь я кузнец, а не воин. Поэтому когда я узнал о вас, я понадеялся, что вы можете обучить нас.

«Ку-кузнец? Этот «сахарный мальчик»? — одновременно подумали Витя с Глебом. На кузнеца Боремир походил только фамилией, если, конечно, это не прозвище.

— Кузнец? — вслух переспросил Тар.

— Ну да, после того, как отца увели, я могу считаться полноправным кузнецом.

— И как тебе удалось сбежать?

Странно, что уведшие даже младенцев орки проглядели такого крепыша.

— Отец сказал притвориться полоумным, и я под шумок сбежал. В первые дни это еще было возможно, если бы мы не надеялись на магов, — с грустью отметил Боремир, задержавшись взглядом на Таре. Но его печаль продержалась недолго, потому что он достаточно быстро вернулся к делам насущным: — Так что вы знаете?

— Всего понемногу, — уклончиво ответил Глеб.

Боремир нахмурился, видимо, ожидая иного ответа. Например, готового плана «Как освободить захваченную страну за пять минут, без армии и особого напряга».

— Наш учитель говорил, что войны выигрывают не те, кто умело махает мечом, — Правов поспешил восстановить их авторитет ученых имперцев, — а те, кто умело пользуются этим, — он постучал пальцем по лбу. Фраза была нагло украдена у какого-то киношного героя, да простит Глеба неизвестный сценарист.

Утраченный интерес к их скромным персонам вернулся.

— Звучит мудро, признал Боремир.

— А то! Ум и хитрость на нашей стороне, — бесцеремонно вмешался Витя, которому надоело молчать. И хотя у него отродясь не было ни первого, ни второго, ободрять людей он определенно умел. Взять хотя бы вчерашний вечер.

— Кто у вас главный? Сколько человек? — теперь Глеб перешел к действительно важным вопросам.

— Похоже, я, — подумав, после недолгой паузы ответил Боремир. — Человек у нас… Если считать тех, кто действительно умеет что-то делать, то где-то тридцать.

— Довольно неплохой результат для маленькой деревни.

— Не с одного Лесково, а со всех деревень. И пара городских.

На чердаке повисла тишина. Его ответом впечатлился даже Тар, который до знакомства с Землей, тоже не смыслил в военном деле: как все маги, он считал что для безоговорочной победы достаточно всего одной боевой единицы — Архимага. Получается, Боремир был от силы командиром партизанского отряда, а не лидером целого сопротивления. Воины выигрывались либо армиями, либо интригами — так считал лично Тар, исправив цитату Глеба. Второе им недоступно, так как новоявленный правитель Магнии был тираном и властью ни с кем не поделился. А какая может быть армия из тридцати необученных крестьян? Ими даже отвлечь невозможно от главных действий, совершаемых «избранными». В итоге они вернулись к тому, с чего начали.

Глеб хмурился, видимо, думал в подобном ключе, а вот Витя выглядел вполне довольным. Рассудив, что ему нечего предложить в этом разговоре, зверомаг переключился на мысли о горькой судьбе родины.

***

В отличие от действительно расстроившегося из-за ложной надежды Глеба, Витя считал, что Боремир принес хорошие новости. Для мира, в котором тысячу лет не было войн, это тридцать человек довольно неплохой результат. Тем более, в стране, где все полагались исключительно на магию, на чем и погорели. Теоретически новый меч на перевязи Боремира — это уже чудо, после стольких лет мирной жизни магнийцы могли не знать, за какой конец меча следует браться, не то чтобы их ковать. Как впрочем, и орки, которые были хорошо вооружены.

Слова Тара расходились с действительностью: Древмир не был так беззащитен и миролюбив, как его расписывали.

Молчание затянулось. Даже Кассия не хотела его прерывать, а ведь обычно у взрослых на все есть веское мнение.

Глеб откашлялся, наконец-то решившись нарушить тишину:

— Хорошо. Могло быть и хуже. И что вы умеете? Устраивать засады, изобретать оружие массового поражения? Хоть что-нибудь, а?

— Некоторые из нас готовились к Игрищам, но много ждать от них не стоит, ведь наша команда считается самой слабой. Но не волнуйтесь, я компенсирую все недостатки моих соратников! — Боремир снова ослепительно улыбнулся. — Я ж кузнец!

«И этот парень представитель самой мужественной профессии?» — мальчишки скривились, будто их заставили съесть по лимону. В их представлении кузнецами могли быть только загорелые бородатые мужики с суровыми лицами и внушительной мускулатурой. Еще из-за тяжелого труда, они должны были быть молчаливыми, а Боремир тарахтел, как торговец в ярморочный день.

— Хорошо-хорошо, — как заклинание повторил Глеб, успокаивая себя. — Расскажешь о своих ребятах как-нибудь потом. Что вы знаете о враге?

— Ну, его зовут Гадикус, он маг и ему подчиняются орки. А госпожа Кассия вам ничего не рассказала?

— Я про подробности! Численность, например.

— А зачем мне это? — презрительно фыркнув, спросил недогадливый Боремир. Бесящая своей идеальностью улыбка сползла с его лица, уступив место раздражению. Похоже, различие в возрасте начало брать свое.

— Так… Я не специалист, но кое-что знаю о партизанских войнах. Вам нужно узнать расположение частей войска орков, их число, сколько людей поддерживают Гадикуса — без перебежчиков не обходиться ни один захват власти. Потом нужно построить секретную базу, то есть тайное защищенное место где, вы будете прятаться, купить или смастерить больше оружия, куда уж без денег и… поддержка других стран? — Глеб призадумался, пытаясь вспомнить краткий курс истории и сюжеты «войнушек».

— Постой-постой, ты ж малявка, откуда ты все знаешь? — да, все-таки Боремир придавал значение возрасту. — И маг смерти меня побери, твои слова звучат разумно!

«Ты ж сам к нам приперся за знаниями, а теперь удивляешься!» — Глеб едва сдержался, чтобы не произнести это вслух. Максимально ровным голосом он продолжил: — Ну, мы не лыком шиты, как-никак, образование получаем, хроники прошлых войн изучаем, тактику и стратегию анализируем, то се…

— Если имперцы в малые годы способны на такое, что ожидать от взрослых? Хорошо, что границы перекрыты, — Боремир переглянулся с Кассией и Таром, ничуть не заботясь о том, что предполагаемые «сверхопасные» имперцы его услышали.

— Еще вам нужен шпион в рядах врага. Кстати, у вас он тоже может быть, так что будьте внимательней.

— Глеб, это иностранное слово, — шепнул Витя.

Глеб звонко хлопнул себя по лбу и пояснил:

— Это наше, имперское понятие. Шпион — это человек, который добывает сведения у одной стороны конфликта, притворяясь верным другой. Понятно?

— Ах, вот вы о ком, — Боремир громко рассмеялся и доверительно подмигнул Тару, хотя и в первый раз не отреагировал. Земляне переглянулись: кружок «Мы-магнийцы» уже начал потихоньку бесить своим открытым поведением. — У нас таких людей называют по-другому. Признаю, ваша мысль неплоха. Очень хороша, но… — парень, нахмурив лоб, обдумал идею и вынес вердикт, — не выполнима.

У Глеба дернулось веко. Да информация во всех войнах, чуть ли не более ценный ресурс, чем людской! По крайней мере, так говорил его отец, а он был непререкаемым авторитетом. Ему начало казаться, что Боремир попросту хочет украсть его идею и выдать за свою. Принеси ему чертежи водородной бомбы, он бы и тут не постеснялся заявить, что как раз о ней думал, когда ковал гвоздь.

— Итак, Бор! — рявкнул что есть силы Глеб, сократив имя самопровозглашенного лидера сил сопротивления до минимума.

Все вздрогнули, а вернувшийся к реальности Тар порадовался тому, что и Боремир подвергся раздражающей привычке землян сокращать имена. Хорошо, что кличку не дали.

— Ты — вождь! Ты — лидер! — Глеб сжал кулак и начал им активно жестикулировать. — Ты собрал силы сопротивления?!

— Я! — расправил плечи Боремир, выпятил грудь и неосознанно сделал шаг вперед.

— Ты ими командуешь?!

— Наверное, я… — смазливый блондин почему-то стушевался и отступил.

Глеб покачал головой: еще минуту назад он бы порадовался неуверенности Боремира, но не сейчас. Ведь сейчас он отдавал приказы, генеральским голосом программируя на максимальную скорость их исполнения.

— Повторяю: ты ими командуешь?!

— Я!

— Пересчитай оружие, проверь запасы, — продолжил внушение Глеб, — выясни расположения патрулей, время их смены, — сейчас его, обычного школьника из Гдетотамовска, можно было перерисовывать на агитационные плакаты — от него так и веяло воодушевлением. — И про тех, кого увели не пойми куда и зачем, не забудь узнать! Вперед, судьба Магнии зависит от тебя, Боремир Кузнец!

Подобный трюк, сам того не подозревая, использовал на них Тар в первую встречу, доказав, что упоминание страны или мира беспроигрышно, когда ставишь трудновыполнимую задачу.

Получив указания, Боремир развернулся и строевым шагом прошествовал на выход, но опомнившись, затормозил в дверях и поинтересовался, чем будут заниматься грозные сыны Империи. Про соотечественника-зверомага он даже не вспомнил.

— Мы постараемся связаться со… Знающим человеком, — понизил голос Глеб для эффекта таинственности.

— О, конечно, какой орден без наставника, — важно кивнул простодушный сын кузнеца, истолковав сказанное по-своему, и ушел в неизвестном направлении вести партизанскую деятельность.

Вчерашняя Витина выдумка принесла неожиданную пользу. Правда, с хорошими названиями у него по-прежнему было туго.

— Даже я в свои юные годы, так ловко с людьми не управлялась, — нарушила молчание Кассия, едва внизу хлопнула входная дверь. Комплимент звучал двояко.

— Почему вы вчера ничего не рассказали?! — не выдержал Тар.

— Я не могу доверять первым встречным, и если бы тебя, кудесника, с ними не было… — Кассия не закончила фразу, предоставив простор для фантазии.

Концовка предполагалась примерно такой: «… то сдала бы подозрительных имперцев оркам».

Прямолинейный Витя честно предупредил:

— Мы вам тоже не сильно верим.

Хозяйка «Счастья ученика» и связной местных партизан в одном лице ничего не ответила, но ее лицо злости или раздражения не выразило, наоборот, на нем было некое подобие одобрения.

— Ну, раз мы прояснили наши настороженно-дружественные отношения, то перейдем к главному вопросу, — дрожащий от желания немедленно вступить в борьбу, как они думали, Глеб задал самый популярный вопрос у тех, кто ночевал в незнакомых местах после ночных посиделок: — Где у вас нужник?

***

Сборы были быстрыми, впрочем, как и завтрак. Будто этой спешкой они могли наверстать упущенное время и спастись от ожидающей их взбучки.

Кассия готовилась к нашествию любителей бесплатной выпивки, суетясь между столами. Будто оркам было дело до лишней пылинки. Когда к ней подошел мнущийся Витя, женщина разбавляла вино.

— Что случилось со вчерашними орками?

— Сдала их начальству.

Момент, когда женщина отлучалась, Витя вспомнить не смог.

— Вы помогли врагам? — он помог ей спуститься со стула.

— Конечно! — пожала плечами женщина и от бочонков перебралась к стойке. — По-твоему они должны были замерзнуть на улице? Зима на дворе! Кстати, с первым днем зимы.

На улице действительно прилично намело, будто у здешних времен года было строгое расписание. Интересно, какая сейчас погода в Гдетотамовске?

Пробурчав ответные поздравления, Витя окончательно запутался, как расценивать поступок женщины: Кассия проявила благородство или предала магнийцев? Если бы враги захватили Гдетотамовск, смог бы он сделать то же самое?

— Орки просто выполняют свою работу. Изгнанникам очень трудно ее найти, поэтому берутся, за что попало, — заметив его замешательство, пояснила Кассия. — В чем-то я их понимаю. Вот я, например, продаю вино и стару, и младу, значит, меня стоит ненавидеть? — Витя поспешно мотнул головой: говорят, чем дольше отвечать женщине, тем больше она злиться. По крайне мере, его мать правило оправдывала. — Не берись судить других, неблагодарное это дело.

Урок мудрости был окончен, и Вите вручили ведро, чтобы набрать снега. По возвращении, женщина благодарно потрепала его по голове и наклонившись к уху, шепотом открыла настоящую причину доброты:

— А еще не забывай, что мне с ними жить бок о бок, пока Магния не станет свободной.

Вот и верь после этого в мудрость взрослых. То, чем руководствовалась Кассия, было банальной житейской хитростью.

***

Они тепло распрощались с гостеприимной Кассией и пообещали заглянуть к ней через две недели примерно в это же время — выяснилось, что по утрам орки были не совсем «боеспособными», чем и пользовался тот же Боремир, приходя за едой. Если Кассии и показалось подозрительным, что они пошли прятаться без палаток и провизии, то она не подала виду.

Падал снег, и Тар отметил, что он как нельзя вовремя, чтобы замести их следы. Ребята с ним не согласились, потому что из-за непонятной погоды в родном Гдетотамовске, сами они были без шапок.

— Кстати, кто этот Знающий человек? — спросил Витя.

— Почему именно две недели? — присоединился к расспросам изнывающий от любопытства Тар.

— Потому что нам скостят срок домашнего ареста за хорошее поведение минимум через две недели, — ежась от холода, ответил на вопрос зверомага Глеб, сбив очередность. — Насчет Знающего человека… Как-то само вышло. Наверное, Дашка должна поучаствовать, как-никак с нее все началось. Пусть что-нибудь умное из книжечки скажет, мы покиваем и сделаем по-своему.

После упоминания забытой ими «избранной», Тар виновато опустил голову, и Витя почувствовал некое подобие стыда.

— Знаешь, Глеб, как-то нехорошо получилось, — начал он издалека.

— Ага, нехорошо. Послушавшись ее, мы чуть все не пропустили! Откуда она вообще это взяла: «пока не появится герой, не вылезет и злодей»? Да нас тут вообще в расчет не берут! — Глебу пришла в голову интересная мысль: — Какого-нибудь захудалого пророчества о нас нет?

— Пророчества? — задумался зверомаг. — А слова Архимага разве не пророчество? — неуверенно предложил он, смахивая снег с головы.

— Нет, у него все мутно. Без обид. Пророчество должна знать группа лиц, оно должно быть задокументировано, иначе все кому не лень станут будущее предсказывать.

— Эй, я вообще-то про то, что раньше мы все делали вместе! Ну, почти все, — напомнил о себе Витя.

— Раньше у нас был смешанный состав, а теперь — суровая мужская компания.

— Она обидится.

— Пф, напугал слона горошиной. По-твоему, стоит ей рассказать, что нам надо освобождать захваченную страну, полную больных магов и злых орков? К тому же сюда не могут попасть остальные древмирцы из-за крутой магической защиты, и придется рассчитывать только на себя. Знаешь, девчонки от приключений кое-что другое ожидают.

— Э-э, чего?

— Других девчонок, с которыми можно потрещать на пижамной вечеринке, и смазливых парней, типа Боремира.

Вообще-то они сами были мотивированы совершать подвиги, ради прекрасных эльфиек, о чем Витя въедливо напомнил.

— Эй-эй, тут ЧП, а тебе на красивых теток в прозрачных одеждах приспичило смотреть. Постыдился бы!

Вертюхин чуть не задохнулся от возмущения: у Глеба коллекция кое-каких картинок весила на пару гигабайтов больше, чем у него. Но при Таре он решил не возмущаться: вдруг тот заинтересуется, а потом их обгонит, как более старший.

— Значит, промолчим?

— Да! Вот будет прикол: крутой-прекрутой маг зовет героя и его двух неизвестных друзей бороться со злом, а в итоге герой ни сном, ни духом, а друзья побеждают зло. Как тебе?

— Звучит неплохо, — Витя покосился на промолчавшего Тара, который обязан был возмутиться неисполнением воли обожаемого Архимага, — но не по-дружески это.

— Ей реально лучше не лезть в это, — на этот раз Глеб был серьезен.

«А нам?» — безмолвно спросил у него Витя. Правов остановился, задумчиво провел по оперению стрелы в колчане, посмотрел на недовольного внезапной остановкой зверомага и кивнул. Им стоит. У него даже появилась первая идея по борьбе с орками:

— Генерал Мороз, — озвучил ее он.

Витя показал два больших пальца, Тар же ничего не понял.

Обычно орки были из теплых краев, поэтому наверняка и здешние не будут лишний раз вылезать на улицу. Первый союзник найден, правда, сейчас он морозил их.

— Ребят, пошли быстрей! — оглушительно чихнув, поторопил он остальных. — Витька, сколько времени?

— Полтретьего, — вытащил из кармана брюк часы Витя. — А, нет, часы сломались. Да ладно, все равно нам влетит.

— И то правда.

  • Где ты, единственный? / Сир Андре
  • Афоризм 512. Об очаровании. / Фурсин Олег
  • Я пытаюсь тебя забыть / Бакшеев Максим
  • Кот и Кит / Леа Ри
  • NeAmina. Шагнуть назад / Машина времени - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чепурной Сергей
  • "Раскаяние" / Aprelskaya Diana
  • Ольге Зайтц, Eine Adventsgeschichte / НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА / Валентин Надеждин
  • Шоколадный стих / Сборник стихотворений / Федюкина Алла
  • А может с нами на юга? - Svetulja2010 / Теремок-2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Мыслить и Любить / Абов Алекс
  • Весна / По мотивам жизни / Губина Наталия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль