Глава 9

0.00
 
Глава 9

 

— Жаль, что нельзя переместиться в Лесково с помощью магии, — пожаловался Глеб, в очередной раз увязнув в снегу.

— Да, — немногословно откликнулся шедший впереди зверомаг.

Третья по счету попытка разговорить проводника провалилась. После случившегося у ворот школы, Тар снова вернулся к своему образу «высокомерного молчуна», в котором он предстал перед ними в день знакомства. Это очень нервировало: как-никак они не яблоки у тётки Люси крадутся воровать, а с плохими парнями разбираться идут. Как же ему сейчас не хватало Вити, в чьём обществе любая авантюра воспринималась вполне нормальным и даже в какой-то мере привычным делом.

Да и обстановка не добавляла оптимизма, скорее седых волос: в лесу снова шёл «концерт фильма ужасов», с самым зловещим дирижёром в обоих мирах. К своему стыду, спустя несколько тревожных минут после перемещения Глеб понял, что лучше бы он оставался дома, а не корчил из себя благородного спасителя угнетённых. Но высказать эти мысли вслух не решился. В итоге, вместо того, чтобы обмениваться шутками, чтобы хоть как-то отвлечься от гнетущего чувства опасности, они молчали, тем самым всё больше и больше накручивая себя.

— Слушай, а одна из твоих форм случайно не лошадь?

Не вникнув в суть вопроса, Тар привычно угукнул, но когда сказанное дошло до него, то резко остановился. Глеб чудом успел вовремя затормозить. Пока он нервно прикидывал, получит ли по шее или нет, старший подросток нарочито медленно повернулся. Лицо его было красным от возмущения:

— И думать об этом не смей! Ни один зверомаг не опуститься до того, чтобы катать на себе людей!

— Даже если это вопрос жизни и смерти?

Маг поспешно отвернулся и рванул вперёд, пробираясь через толщи снега — они практически дошли до выхода, из чего можно было сделать вывод, что исключения из правила всё же существуют.

— О чём задумался? — Глеб решил не сдавать позиции, поэтому догнал проводника. Раз Тар наконец-то заговорил, то пока есть время можно расспросить о чём-нибудь полезном.

— О судьбе Древмира!

«Зря мы ему то кино показали, ой зря…» — подумал школьник, мысленно хлопая себя по лбу. Как выяснилось, мышление главного героя «учебного пособия» оказалось заразным, неровен час, Тар соберётся спасать какую-нибудь принцессу, стукнет Витю по темечку, чтобы забрать меч Остра и угонит у эльфов особенно злого дракона, чтобы использовать его в качестве ездового животного.

— Да ну?

— О судьбе Магнии, — зверомаг снизил планку, но лицо Глеба по-прежнему выражало скептицизм, и он сдался: — Хорошо, я переживаю, как всё пройдёт. Мы действуем в одиночку, нам не на кого надеется — это очень странно для меня. У нас принято решать проблему сообща, понимаешь?

— Ну, есть мы, есть Боремир, есть Кассия, в конце концов. Разве это не сообща?

Тар ничего не ответил, только слегка поморщился, будто Глеб не понял, о чём идёт речь. Пришлось снова переключиться на созерцание унылых окрестностей Магнии. Словно бы ощущая, что с жителями этой земли случилось неладное, матушка-природа убрала все свои прелести под безжизненный снег, на котором патруль орков успел оставить свои неизгладимые следы. «Следы?» — спросил себя Глеб, оторвавшись от неприличного рисунка, выполненного в жёлтых красках, потопал ногой по одному из отпечатков для сравнения и побледнел. Когда они выбившиеся из сил вышли из леса, то натоптанная патрулём дорога показалась им чем-то само собой разумеющимся. Но если подумать, то воспользовавшись ею, они подставили себя под удар, потому что неясные тени на периферии глаз и пугающие шорохи ничто по сравнению с вполне реальным двухметровым орком.

— Тар! — Глебу пришлось повысить голос, потому что не заметивший его остановки зверомаг ушёл далеко вперёд.

— Недолго осталось.

— Я не об этом, — запыхавшись от бега, прохрипел мальчик — к долгим физическим нагрузкам он до сих пор не привык. Может, поэтому из десяти стрел только одна попадает в цель? Отдышавшись, он продолжил: — А нет другой дороги в деревню?

— Конечно, нет! Ладно хоть зелёные натоптали, хоть какая-то от них польза.

— Вот и я о том же. Если это единственная дорога, то, как думаешь: они заметят, что ею кто-то воспользовался?

Задумчиво нахмурив брови, Тар повторил недавний опыт со сравнением размера отпечатков ног, и перевёл взгляд на него. В выражении его лица можно было прочитать многое, Правов-старший бы за такое отвесил как минимум затрещину.

— Кхм, пожалуй, надо увеличить шаг, — сказав это, зверомаг не только увеличил шаг, но и частоту ходьбы. От созданного им порыва ветра, у Глеба с голову сполз капюшон. — Давай за мной! — донеслось чуть погодя.

Пожав плечами, как бы говоря этим: «А чего я, собственно, ожидал?», Глеб поспешил за ставящим новые рекорды по бегу проводником. «Лучшего способа борьбы с опасностями, чем бегство, ещё не придумали» — заключил он. Заданный магом темп вызывал уважение. По правде говоря, его даже Даша в забегах в столовую обгоняла, но вот маги — это другое дело. Ему, будущему милиционеру во втором поколении, практически спасителю страны магов от нашествия злобных орков, человеку, проведшему на тренировках с луком больше времени, чем на уроках физкультуры за всю свою жизнь, стыдно проиграть среднестатистическому магу. Эти ребята чинные, степенные, поэтому прыткости от них не ждёшь. Да и как они проводят своё время? Смотрят телевизор да просиживают штаны в библиотеках, заменяющих вышеупомянутое развлечение.

То, что Тар из другой породы магов, Глеб вспомнил, когда свалился, вынырнув из провалившегося под снег правого сапога. Перевернувшись на спину, он принялся напяливать на себя потерянную обувь, но замер на полпути, обратив внимание на небо. На небосклоне Древмира показались первые звёзды, но не они привлекли его внимание. «Северное сияние? Ну, всё может быть, но разве оно не там, где чертовски холодно?» — подумал мальчик.

Пляска света в небе отсвечивала холодными синими цветами и плавно переходила в бледно-розовую гамму. Зрелище было просто завораживающим, странно, что они с Витей не обратили на него внимания в прошлый раз.

— Позабыл о твоей травме, — извиняющимся тоном начал вернувшийся за ним зверомаг: — но, пожалуйста, вставай. Нам бы до темноты не попасться на чужие глаза, а после будет легче.

— Небо…

— Что небо? — насторожился Тар. Только последствий дневной травмы у подопечного ему сейчас не хватало.

— Оно не такое, как у нас. Ну, имею в виду, что оно и не должно быть похожим, просто… — голову начало покалывать, видимо, от неудобной позы, и Глеб сбился с мысли.

Тар задрал голову наверх, и поняв, о чём говорит землянин, пояснил:

— Это наш барьер, помнишь, о нём госпожа Кассия упоминала. Его недолжно быть видно. Это очень плохой знак, — сказав это, он протянул мальчику руку.

Глеб принял помощь, поднялся и в замер, в ожидании продолжения, но Тар больше ничего не сказал и предпочёл продолжить путь. «Снова-здорово» — подытожил он.

Если ты просишь о помощи, то рассказать о ней подробно — это в порядке вещей. Но древмирец так не сделал. Рот на замке, ушки на макушке и хвост трубой — вот каким был Тар в первые недели их знакомства. На его расположение к ним ушло немало времени и чипсов, но они сами не заметили, что увлеклись показом интересностей Земли, и первоначальная цель была позабыта. Но этот случайный взгляд на небо вновь напомнил о ней: в первую очередь они хотели просто-напросто увидеть другой мир, а не спасать его.

— Когда всё закончится, ты покажешь нам ещё что-нибудь эдакое?

— Да, — Тар даже не соизволил повернуться.

***

До деревни они добрались в потёмках. Лесково встретило их разноцветными огнями уличных светильников, на двух особо пёстрых заборах можно было даже увидеть что-то наподобие новогодней гирлянды.

Да, во второй раз другой мир старался изо всех сил доказать, что он, собственно, другой мир — Глебу это определённо нравилось. Но когда они прислушались, то услышали неразборчивую песню по аккомпанемент барабанного стука. «Песня в безлюдной деревне?» — встревожился Глеб и вопросительно посмотрел на Тара.

— Это орки. И судя по пению и отсутствию охраны, у них выдался очень удачный день, — подняв голову из-за сугроба, послужившего в качестве укрытия, сообщил зверомаг.

«А у него не только со зрением всё в порядке, но и со слухом» — сколько Глеб не прислушивался, народное творчество Древмира не желало поддаваться расшифровке: — Ха, у нас нечто подобное бывает, когда сборная выигрывает матч. Всем районом отрываемся!

— Ты про футбол? А разве ваша сборная не всегда проигрывает?

— Всегда, — мрачно подтвердил Правов, — именно поэтому, когда они в кои-то веки выигрывают, у всех просто крышу сносит, ведь больше поводов для радости не будет. Кстати, не знал, что ты разбираешься в этой игре.

— Отец Даши только о ней и говорит. Мне осталось лишь научиться различать игроков разных команд, и можно смело садиться рядом с ним во время матчей и громко мяукать во время голов.

— Да, картинка получится ещё та.

После короткой передышки они прокрались в деревню. Точнее не прокрались, а проползли, как бравые разведчики из фильмов про Отечественную войну. Жаль, что эти фильмы не могли передать всех трудностей этого процесса, потому что, если бы Глеб знал о них, то развернулся домой.

— На счёт три, ты перекатываешься в центр, потом вправо, встаёшь в боевую стойку, и если тебя атакуют, вступаешь в бой. Я подстраховываю тебя луком, так что ничего не бойся, — в доказательство своих намерений Глеб трясущимися от холода руками снял с крепления лук. — Только сначала вытрясу снег из залучья… и опору найду… и руки согрею… — с каждым словом он всё больше сомневался в своих силах, и находил всё больше изъянов в своей экипировке.

От мрачного созерцания лука Остра его отвлёк смягчённый шапкой щелбан.

— Ты чего? — спросил Тар. — Говорю же, охранников нет.

— А с чего ты так уверен в этом? Надо быть всегда начеку!

— Я определяю их по запаху, поверь, тот ещё «непередаваемый букет ароматов», — зверомаг передразнил рекламу духов и встал, выпрямившись во весь рост.

От накатившего на него ужаса Глеб позабыл, как дышать, но не забыл, как действовать в таких ситуациях: он схватил зверомага за ногу и резко потянул того вниз. Тар от неожиданности осел на снег.

— Ты чего творишь?!

— Это ты чего творишь! Второй раз везёт — это странно! Фильмы говорят…

— Знаешь, что я тебе сейчас скажу?

Близкая опасность, здравый смысл, пробирающий до костей мороз Магнии — всё это отошло на задний план. Сейчас Глебу хотелось треснуть позабывшего о технике безопасности на разведмиссиях Тара, а Тару в свою очередь оттянуть за уши обнаглевшего землянина. И случилась бы банальная драка с непредсказуемым финалом, потому что ни тот, ни другой не обладали превосходящей физической силой, если бы откуда-то сверху, как гром среди ясного неба, не раздался скучающий голос:

— Один, второй, а третий где?

Тар и Глеб замерли в весьма забавной позе: они уже успели схватиться за воротники оппонента. Единственное, что они рассмотрели в темноте это то, что говоривший был не орком.

— И вот вам доверился Боремир… Что ж, он никогда не отличался особым умом. Следуйте за мной, — незнакомец приглашающе махнул рукой и неспешно побрёл в деревне по главной дороге, ничуть не заботясь ни об оставляемых следах, ни о том, последуют ли за ним. Когда он подошёл ближе к свету, Глеб разглядел в его руке деревянную кружку, от которой шёл пар. Присмотревшись внимательней, мальчик активно затряс Тара за плечо:

— Нет, ты смотри-смотри! Он чаёк попивает! Чаёк!

— Похоже на то. Но он от Боремира, и это главное.

— Чай он пьёт, пока у нас снег аж в …

Поток недовольства Глеба, Тар остановил замечанием, что в Магнии чай не пьют, и вообще, им лучше поспешить, чтобы вытряхнуть снег из неупомянутых, но легко угадываемых мест и не попасться на глаза недоброжелателям. Пока землянин размышлял над тем, что же можно пить, кроме чая, они догнали посланца Боремира.

Тот был среднего роста, средней широты плеч и средней приятности внешности. Хотя нет, в этом параметре отметка стремилась к нулю. Было что-то неприятное в черноглазом подростке в овчинном тулупе с капюшоном, взирающем на них с едва уловимым ехидством. Наверное, это была вина реденьких усиков. Они прямо-таки и говорили: «Эй, пусть мы малы, зато у тебя нас нет!». Тар покачал головой, отгоняя от себя наваждение. О роскошной бороде или усах мечтал каждый маг, но в силу специфики ремесла, не каждый мог её вырастить, а уж о том, чтобы сохранить, когда под боком бегают младшие с алхимическими реактивами… В каком-то смысле борода — это показатель мастерства мага.

— А вы мне помогли, — снова заговорил встречающий. — Смотрю: два тёмных пятна по снегу крадутся, думаю, не дай предки, из Леса что-то выползло, ан нет, имперец и кудесник. Так бы точно пропустил — в сон от трав потянуло… — сказав это, он одним залпом осушил деревянную кружку.

Такого откровенного вызова Глеб ещё не встречал. Даже гдетотамовские старшеклассники были менее изощрёнными, чем безымянный повстанец Магнии. Правда, с другими он и не учился, поэтому сравнение было так себе.

— Скажу вам, что я не Боремир, и не верю вам ни капельки. Пустоголовый братец только время теряет, связавшись с вами.

— Я всё слышу, Неслав! — а вот этот голос им был хорошо знаком. Из-за угла дома, у которого они остановились, вышел Боремир.

Самоназванный предводитель партизанского движения Магнии ничуть не изменился за прошедшие две недели. Всё такой же энтузиазм, всё такая же ослепляющая улыбка. На фоне излучающего позитив Боремира черноглазый даже стал казаться нормальным человеком.

— Мы можем поговорить в другом месте? — напомнил о безопасности Глеб. Этим он не завоюет уважения старших подростков, зато они уберутся с главной улицы, где их в любой момент могут заметить.

— И впрямь, лучше поговорим в тепле, — легко согласился Боремир.

Несмотря на полумрак, Глеб заметил, что на мгновение, всего лишь на мгновение, приклеенная улыбка магнийца изменилась, когда он посмотрел на занавешенные окна дома. В темноте многое дорисовывалось фантазией, поэтому он не поверил себе, когда увидел кровожадный оскал на лице добродушного кузнеца.

Боремир быстрым, уверенным шагом повёл их вглубь деревни, Неслав же мрачной тенью замыкал шествие, при этом прожигая спину Глеба подозревающим во всех грехах взглядом. Отлично, просто отлично: его выбрали «мальчиком для битья». Тара как человека местного не тронули, однако было видно, что ему тоже неуютно.

Стараясь не выдать своё любопытство, Глеб принялся рассматривать Лесково. Он искал отличительные черты магических деревень от земных, но так и не нашёл: если сюда притащить парочку ржавых рухлядей, бывших когда-то тракторами, немного погнутых от десятка аварий велосипедов, на которых катались целыми поколениями, и свору потрёпанных жизнью собак, то разница стала бы неразличимой. Подумаешь, искусная резьба на ставнях и магические светильники, вместо фонарей — дома тоже такое можно увидеть.

Со скуки Правов задумался, почему их до сих пор не облаяли, не обмяукали и не обкаркали, но в это время они прошли мимо лавки магических товаров… И тут его понесло. Семимильными шагами навстречу разнообразным магическим штукам, зельям и оружию, способным заметно упростить его и не только жизнь. По крайней мере, так он думал, пока его одновременно не остановили Тар и Боремир. От их усилий рукава куртки жалобно затрещали.

— Эй, ты привлекаешь внимание, — улучив удобный момент, шепнул Тар.

— Но ведь здесь можно найти кучу полезностей!

— Говоря твоим языком: одно прикосновение к дверной ручке либо оконной раме — и полный «гейм овер». Поразмысли над этим, — сказав это, Тар окликнул Боремира и задал ему пару вопросов по сугубо древмирской теме, в которой Глебу было нечего ловить.

«Притупить инстинкт торговца не смогла даже загадочная болезнь, положившая на лопатки всех здешних магов, — понял Глеб, отмечая то, что даже Неслав ненадолго отвлёкся от буравления его спины и присоединился к обсуждению остальных магнийцев. — Да и, если бы что-то полезное было, давно б растащили. Что-то дал я маху».

— Оглушить орка легко — он всегда в нетрезвом состоянии, когда очухается, подумает, что перебрал, — тем временем беззастенчиво хвалился Боремир.

— Но разве пьяные не легче переносят боль? — засомневался Тар.

— Так бить нужно умеючи, по правильным местам, — весомо заявил эксперт по оглушению орков.

Пока Боремир делился опытом борьбы с покусившимися на родину врагами, Неслав решил действовать. То ли его подозрения к Глебу достигли пика, то ли ему стало банально скучно.

— Кстати, Глеб или как тебя там, из какой ты области?

У Правова началось обильное потоотделение: он, конечно, мог назвать, откуда он, но вряд ли названия регионов России совпадают с названиями древмирской Империи Праведных.

— Понимаешь, такие вещи не следует говорить на улице. Вот в надёжном убежище, желательно со стальными стенами, и дверью с кодовым замком — всегда пожалуйста.

— Диво дивное: мне повстречался имперец, который не трещит, как сорока, о своей необъятной стране, непогрешимом Императоре и о том, как мы должны быть счастливы, что он ступил на нашу отсталую землю! — продолжил подливать масло в огонь нужного только ему конфликта Неслав.

Голос парня походил на змеиное шипенье, и Глеб снова проникся к нему необъяснимой неприязнью. Почему-то этот невзрачный на вид тип создавал очень неприятное впечатление: от него ожидалось что-то подлое, наподобие ножа в спину, ядовитых ушных капель или забродившего молока в какао, в то время, как от Боремира, веяло героической безрассудностью. Семейное сходство на лицо: оба брата по отношению к себе не оставляли никого равнодушным, и откровенно говоря, раздражали. Но привередничать в выборе союзников они не могли.

— Неслав, — окликнул брата почувствовавший неладное Боремир.

Посмотрев на его посерьёзневшее лицо, Глеб к ужасу своему вспомнил, что здесь не только двухметровые мускулистые орки способны гнуть железо голыми руками. Напротив, это предположение не было доказано, а вот Боремир был сыном кузнеца и по требованиям к будущей профессии, наверняка, знал подход к железу.

— Боремир, разве это не странно? Он одет не по-нашему. Откуда имперцы пришли и куда уходили в прошлый раз? Могли бы здесь остаться, разницы, где безопаснее и уютней нет. В чём их интерес, помогать нам? — как на духу высказался Неслав.

Если смотреть на ситуацию с точки зрения простого магнийца, то его вопросы были весьма разумными. Только вот заданы несвоевременно.

— Я ручаюсь за него! — выступил вперёд Тар. — Слово кудесника.

Выдохнув струйку пара, как разозлённый мультяшный бык, Неслав перевёл взгляд на зверомага, выбрав новую цель для недовольства.

Правов мысленно обрадовался своей свободе. «Так вот, что чувствуют подозреваемые на допросах» — подумал он. Отец многое рассказывал о работе милиционера, каждый раз приписывая себе всё новые и новые обязанности, поэтому Глеб до сих пор не имел чёткого представления, чем он занимается, зато был хорошо подкован в работе правоохранительных органов.

— Вашим словам теперь никто не верит. Вы сказали, что защитите нас, но мы заперты здесь, подобно курам в клетке с лисами. Единственным кудесником, способным держать слово был Архимаг, да вот незадача — он мёртв.

Тар сжал кулаки, и выдохнул сквозь зубы. До драки не дошло лишь потому, что Боремир легко и непринуждённо оттащил брата за шкирку и начал что-то втолковывать, активно встряхивая, видимо, чтобы новые знания прижились в горячей голове.

— Я думал, что все здесь от вас без ума, и в очередь за автографами выстраиваются.

— Как видишь, — зверомаг разжал кулаки и начал размеренно дышать, чтобы успокоиться. С помощью простейшей и невидимой для несведущих магии, он усилил свой слух, чтобы подслушать разговор старших подростков. «… да хоть с порождением Леса из самых глубоких чащоб!» — донеслось до его ушей, прежде чем Боремир с Неславом вернулись и как ни в чём не бывало, продолжили путь.

Им оставалось лишь пожать плечами и послушно следовать за братьями.

***

Надёжным убежищем по представлению Боремира оказалась кузница. Здесь, в окружении сотен железных штуковин, на которые можно было напороться, сделав неосторожный шаг в сторону, холодного горна и запылившейся наковальни был проведён первый военный совет в Магнии. Могли быть и другие, о которых они не знали, но Боремир не считался с мнением неизвестных.

Началось оно с их запоздалого официального знакомства с Неславом. Они к этому моменту имели друг о друге общее представление, но традиции следовало соблюдать. Выяснилось, что дотошный магниец приходился Боремиру двоюродным братом по отцу — этим объяснялась их различие во внешности и характерах.

Насупившийся Неслав сидел, закинув ноги на чурбак, и посылал Тару недружелюбные взгляды, на что зверомаг охотно отвечал тем же. Боремир сделал краткий отчёт партизанского движения за две недели, но налил туда столько воды, что Глеб не выцепил из его рассказа ничего полезного. Однако пользу он все-таки принёс, мимоходом упомянув причину сегодняшнего праздника у орков: поймали старейшину, местного аналога политика, поэтому шансы Гадикуса на признание законным правителем страны резко повысились. По реакции Тара — он оторвался от поединка взглядов и уставился на Боремира, очевидно, поражённый до глубины души грустной новостью, Глеб сделал вывод, что началось ожидаемое движение в их приключении: герои прибыли — злодеи очнулись. Как всегда не вовремя.

«Вот не мог этот старейшина вылезти на день позже! Всё же испортил, буквально всё! Хотя… — нельзя было не признать, что вследствие этой неудачи, они легко прошмыгнули мимо врагов и теперь, сидят пусть и в неотапливаемом, но помещении, планировали, как нанести ответный удар Гадикусу, вместо того, чтобы дрожать на улице и пугаться каждого шороха. Злость на незадачливого мага испарилась. — Не бывает худа без добра. Надо потом расспросить подробнее об этих старейшинах».

— Благодаря этой поимке орки пьяны, и мы вполне можем перерезать пару глоток, — неожиданно воинственно закончил Боремир.

Наступила тишина, Глеб завертел головой, но вопреки его ожиданиям никто не засмеялся.

— И нас тут же раскроют, — зацокал языком Неслав и закатил глаза. Видимо, подобное он слышал не в первый раз.

— Не думал, что скажу это, но я согласен с ним, — выразил своё мнение Тар, бледный, как Витька у школьной доски.

Глеб обрадовался совершенно нормальной для ситуации реакции напарника: значит, не всё потеряно, и не все так кровожадны в Древмире, как безобидный с виду, но жестокий в душе Боремир.

— Хах, шутка. Так, что вы нам поведаете? — с неизменной улыбкой спросил сын кузнеца, будто не он с минуту назад предлагал совершить резню.

Глеб облегчённо выдохнул: всё в порядке, он в компании нормальных, адекватных подростков, и его не втягивают ни во что криминальное. Тем временем пауза затянулась — Тар засмотрелся в окно, поэтому ему в очередной раз пришлось держать ответ за всю команду. «Нужен третий!» — решил он:

— Мы придумали план. Не то чтобы гениальный, и, признаюсь сразу, не очень-то надёжный, но всё же план.

Да, реклама — это не его, более нахальный Витя давно бы расписал свою идею так заманчиво, что придирчивые слушатели даже без вопросов ринулись на врагов с криками «Ура!» и «За Магнию!».

— Я весь внимание, — дал разрешение на продолжение Боремир.

— Тар — зверомаг, и он может превращаться в животных.

— А мы и не знали, — ядовито прокомментировал Неслав, но замолк под грозным взглядом двоюродного брата.

— Так вот: Тар превращается в маленького зверька, проникает к заложникам — магнийцам, которых зачем-то отправили копаться в земле, крадёт ключи и освобождает их. Дальше все будет зависеть от них, но, я уверен, что они справятся — в недостатке храбрости ваш народ не упрекнёшь.

— Его звериная форма должна быть маленькой и незаметной, а маги любят внимание. К тому же спасти столько людей в одиночку невозможно, — Боремир испытующе уставился на будущего героя.

Маг заметно занервничал, не выдержав повышенного внимания к своей скромной персоне.

— Тар может превращаться в кота.

— В кота?

— Да, в кота. Маленького такого, юркого, непородистого кота.

Повисла тишина. Её нарушил прыснувший от смеха Неслав, который тут же прижал ладони ко рту, чтобы производить меньше шума:

— Ты слышал? В кота! Кудесник — и в кота! — различили они сквозь булькающие звуки плохо сдерживаемого смеха.

Боремир не ответил ему, он крепко задумался над открывшимися перспективами. И снова Глеба посетило подозрение, что попавшийся им экземпляр «неповторимого мага с редким ныне даром» был не так хорош, как он себя расписывал. По логике нечто подобное их идее коренные жители страны магов были просто обязаны предложить в их первую же встречу, едва узнав, что Тар — зверомаг. Мальчик испытал чувство, которое испытывают продавцы, предлагающие заведомо плохой товар.

— Ты уже заметил это, да? Ты ведь понимаешь, что тебе нельзя попадаться никому на глаза, — обратился к Тару Боремир.

— Да, я понимаю, — сглотнув, ответил Тар.

Смеющийся Неслав на время его ответа стих, а потом засмеялся с новой силой, но как-то нервно и резко. И тут у Глеба создалось впечатление, что трое магнийцев знают что-то такое, чего не знает он, и это что-то имеет прямое отношение к их плану.

— Что ж, мы последуем вашему плану, — решил Боремир. — Тем более наше присутствие не требуется. Проблему решит маг.

Его лёгкое согласие на безумную авантюру удивило всех: Неслав наконец-то перестал смеяться, Тар снова побледнел, а Глеб обрадовался, что их с Витей мозговой штурм не разбился о скалы суровой реальности.

— Когда приступаем?

— Прямо сейчас. Более удачного момента нам не дождаться.

— О, так вы узнали, где они? — с улыбкой припомнил позорную неосведомлённость двухнедельной давности Глеб.

— Мы всегда это знали, — отрезал Боремир и отошёл в забитый металлоломом угол, чтобы взять спрятанные там припасы.

Неслав остался на месте, прикрыв глаза, будто собрался поспать, но Глеб готов был поклясться, что на самом деле он подслушивал их, чтобы уличить в коварном предательстве. И зачем они связались с этими клоунами? Ах да, без помощи местных, они не могут найти лагерь, потому что информация Тара о родине безнадёжно устарела.

— Сколько на дорогу уйдёт времени?

— Часа три, — вопрос предназначался деловито копающемся в тайнике Боремиру, но ответил Неслав.

Таким количеством свободного времени Глеб не располагал. К идентичному выводу пришёл и Тар. Он снял с шеи амулет и быстрым, незаметным для других, движением вручил его Глебу.

— Не дожидайся меня. Завтра встретимся, и очень надеюсь, что рыть носом снег тебе уже не придётся.

— Ну, ты того, слишком не геройствуй, лады? Посмотри что да как, если что мы допланируем… Как-то не ожидал, что так быстро всё пойдёт, — признался Глеб, опустив глаза. До этого момента он не до конца понимал, что они с Витей навязали Тару, и никак не думал, что не сможет увидеть претворение этого плана в жизнь.

На его уход отреагировали вяло: Боремир кивнул, не отрываясь от заваливания тайника хламом, а Неслав, так и не открыв глаза, издевательски помахал ручкой. Кажется, его только что записали в безнадёжные трусы, поэтому потеряли интерес. Лучше бы подозревали — не так обидно.

Шум на улице со стороны корчмы достиг максимальной громкости. Завернув не в тот проход, Глеб наткнулся на распластавшегося по снегу орка. Видимо, тот был либо рассчитавшим силы дозорным либо жертвой партизанского движения. В дальнейшем школьник более внимательно относился к выбору дороги.

«Да, здесь умеют шить одежду — у нас бы он уже заработал воспаление лёгких или чего похуже. Блин, спина вся липкая, этот придурок, чуть дырки в куртке не прожёг, нашёл, кого подозревать, — в оправдание Неслава можно было сказать, что ему было неизвестно о поручении Архимага. Глеб чертыхнулся, признав, что будущему стражу правопорядка не следует идти на поводу чувств. С другой стороны, он не виноват, что фотографию двоюродного брата Боремира так и тянет повесить на доску «Их разыскивает милиция». — Бывают же неприятные люди, — заключил Правов и выбросил братьев из головы. — Надо помириться, тянуть больше нельзя. Витька-то ладно — остынет, а вот Дашка… До сих пор не понимаю, зачем её сюда позвали, тут явно нет прекрасных принцев на белых драконах и бронелифчиков её размеров… Так о чём это я? Ах да, надо всех срочно помирить!»

Миролюбивый настрой объяснялся тем, что он только что добежал до леса и теперь набирался храбрости, чтобы войти в него.

Глушащий солнечный свет лес приветливо качал ветками, будто живой. Именно такой сценой начинались ужастики лесной тематики, и Глеб не хотел быть жертвой, погибающей на второй минуте фильма. Он вообще ею не хотел быть. «Всех помирю и сюда притащу — пусть только попробуют потом жаловаться на скучные приключения!» Намотанный на правую руку амулет Тара он выставил вперёд, во второй руке был вытащенный из залучья лук Стрелла — не бог весть какое оружие в случае внезапного нападения, но хоть какой-то козырь в рукаве.

К счастью пятнадцатиминутная прогулка со щекотанием нервов прошла спокойно. Одним из своих достоинств Глеб считал хорошую память на места и сегодня он его полностью оправдал, безошибочно найдя путь домой.

В вечернем Гдетотамовске бушевал снегопад. Когда Глеб вышел на дорогу, в него на полной скорости едва не врезался лыжник. Спортсмен, если и удивился неожиданному появлению школьника с чем-то напоминающим лук, то не показал виду и проехал мимо. Глеб вытащил припрятанный фонарик, который нельзя было использовать в Древмире, и побрёл домой.

«Где-то около шести, а ощущение такое, будто далеко за полночь. В Древмире светлее, им повезло, — после недолгих поисков он нашёл занесённую асфальтовую дорожку и отряхнулся. Ветер усилился, завыв сотнями голосов. Живот громко заурчал, словно почувствовал близость дома. — Мама сегодня готовит наш любимый пирог, потерпи немного, — Глеб почувствовал себя неловко: он побывал в другом мире, помог советом тамошним партизанам, можно сказать, смеялся опасности в лицо, а теперь стоит под ветром и разговаривает с животом. «Достойное» завершение необычного дня. — Кстати, помниться, этот пирог Дашке и Витьке очень нравился, хомячили только так. Может, он заменит мне трубку мира?».

***

— Хм, — задумчиво промычала Даша, пристально изучая кусок пирога на белоснежной тарелке с золотой каёмкой, будто там не лакомство положили, а яд.

— Хм, — согласился с ней Витя. Однако он не изучал, а банально пожирал глазами свою порцию.

Ни один из них до сих пор не притронулся к еде, что было абсолютным рекордом по выдержке — так долго фирменные пироги семьи Правовых ещё не существовали. Глеб трясущимися от волнения руками взял ложку, с намерением подать пример остальным и наконец-то утолить свой голод.

— Чего тормозим? — непринуждённо спросил он, и, махнув на приличия, начал есть руками.

После первого же кусочка волнение пропало. И с чего он так разволновался? Будто они в первый раз ссорятся.

Первым не выдержал Витя, тоже решив не заморачиваться этикетом. Однако Даша до сих пор удерживала позиции, демонстративно отвернувшись от еды:

— Мне после шести нельзя, — ультимативно заявила она.

«Плохо дело, она включила «леди». Неужели так сильно обиделась?» — подумал гостеприимный хозяин.

«Леди» являлась собирательным образом сериальных стервозных дамочек, которые обожали делать из мухи слона, и строили из себя неприступные крепости в присутствии мужчин. Включалась она после особенно громких выходок, ответственность за которые практически всегда падала на Дашу, как на более ответственную. Сегодняшняя обида тянула на девять баллов, и Глеб не имел ни малейшего понятия, как загладить вину. Раньше мириться получалось как-то само собой. «Эх, надо было пригласить только Витьку, с ним проще. Хотя сидеть с этим засранцем за одним столом после сегодняшнего… Даже не извинился! Трескает, как ни в чём не бывало!» — вид активно работающего челюстями друга, порядком раздражал. Решимость помириться начала угасать. Возможно, если бы он знал, что мучавшийся угрызениями совести Вертюхин с момента их ссоры не ел, он отнёсся более благосклонно к аппетиту друга.

До того, как организатор встречи окончательно уверился в провале своей затеи, и начал припоминать недавние обиды, вмешался случай: Витя попытался съесть чужую порцию, но Даша в последний момент изменила мнение и отвела его загребущую руку к компоту.

— С другой стороны, если не попробую, то твоей маме будет неприятно.

Атмосфера изменилась — стало ощутимо легче. И пусть недовольный Витя с кислой миной цедит компот, а Даша церемонно орудует ножом и вилкой, главное они разговаривают.

— Так! — привлёк к себе внимание Витя. Когда на него уставились две пары внимательных глаз, он смутился, опустил голову, и тихо спросил скорее у кружки, чем у Глеба: — Что с Таром?

— Точно, где мой кот? — поддержала его Даша и отложила столовые приборы в сторону.

Теперь всеобщее внимание сконцентрировалось на нём.

— У тебя нет кота, — Глеб все же решил показать свою обиду лучшему другу и нарушил очерёдность вопросов. — Тар скорее нелегал, чем домашний питомец, — лица друзей выражали одинаковый скепсис — они опять не поняли специфичный юмор семьи Правовых, поэтому неудачливому шутнику пришлось стать серьёзным: — Он остался в Древмире.

— Что?! — одновременно переспросили остальные, за что получили замечание из соседней комнаты. Дальнейший разговор вёлся на пониженных тонах и с оглядкой на дверь.

— С ночёвкой? И ничего не сказал. Свин, а не кот! — возмутился Витя, но вовремя вспомнил, кто сегодня днём вёл себя, как распоследний представитель любителей желудей и грязевых ванн, и пристыженно замолчал.

— В принципе, если ненадолго… — Даша над чем-то задумалась и нервно забарабанила пальцами по столу.

— Даш, я… мы, — Глеб исправился, поймав упреждающий взгляд Вити, который напоминал, что они хотели сохранить дела Магнии в секрете. Однако после упоминания «мы», Витя решил больше не вмешиваться, — многое хотели тебе рассказать.

— Да неужели? — деланно удивилась обиженная подруга, с таким холодом в голосе, что в комнате понизилась температура, и теперь в компоте можно было искать кубики льда.

Глеб переглянулся с Витей. «Десять баллов! Это десять баллов!» — пронеслось у них в головах. Можно сказать, что примирение между ними произошло: настоящие мужчины понимают друг друга с полуслова, они всегда знают, уместна ли сейчас вражда или нет, не то, что проблемный прекрасный пол. Правда, все по тому же мимолётному взгляду, Витя понял, что в некой очень популярной игре ему придётся намеренно проиграть, тем самым дав другу немалую фору. Жаль, что таким же образом нельзя договориться и с Дашей. Хотя почему нельзя? Он ведь даже не пытался!

— Витька, что это с тобой? — с подозрением покосилась на просветлевшего лицом вихрастого блондина Даша и отодвинулась от него на максимально возможное расстояние. Потом она не менее подозрительно посмотрела на Глеба, и хлопнула себя по лбу, неосознанно выйдя из образа «холодной леди»:

— Ну, конечно! И как я раньше не догадалась? Хитро, очень хитро.

Никто понятия не имел, о какой хитрости идёт речь.

— Это ты сейчас о чём?

— О ваших манипуляциях!

Глеб закатил глаза. Он знал, что рано или поздно, все девочки вкушают запретный плод, но никогда не думал, что и подруга последует примеру остальных. С начала года в их классе, а также в двух параллельных, в головах девчонок было только одно: «Интрига на интриге». Сериал вобрал в себя идеи мексиканских, бразильских, индийских сериалов, а ещё в нём было что-то от детективов, так что смесь получилась гремучей. И теперь двойной, а иногда и тройной смысл любительницы сериала стали видеть буквально во всём! Страшно представить, чего их подруга могла набраться от этого порождения кабельного телевидения.

— Пирог, которым меня угощали всего семь раз в жизни, эти странные взгляды, вчерашний разнос Злюкиной — я чуть не оглохла, кстати, навели меня на мысль…— девочка выдержала театральную паузу и продолжила, — что вы хотите меня подкупить! И знаете, что я вам скажу? — Даша согнула пальцы в одном очень известном, немного неприличным, но главное доходчивом жесте. — Нет!

Высказав тем самым своё мнение, она налила из кувшина новую порцию компота и принялась невозмутимо его пить. С отогнутым вверх мизинцем.

«Это точно «Интрига на интриге!»

«Значит, правду говорят, что этот сериал хуже секты!»

На самом деле Даша поняла, что за такое поведение её вполне могут выставить за дверь, поэтому поспешила запить пирог. А отогнутому мизинчику при чаепитии она научилась у Мирздрава — он любил этим напоминать статус аристократа, главным образом самому себе.

— Даш, не знаю, чего ты там навыдумывала, но рассказать я тебе хотел не об учёбе. Хотя мысль хорошая, возьму на вооружение.

Помниться, Глеб и раньше пытался подкупить её печеньем и школьной ватрушкой, в итоге это всегда заканчивалась совместной работой, а не готовыми решениями. Сегодня он узнал, что просто поскупился, и надо было брать фирменными пирогами.

— Да блин, мы о Древмире хотели поговорить, — не выдержал Витя и раскрыл всю интригу.

— Ах да, какой-то там другой мир, в какой-то там беде, который мне предложили с вами спасти, какие-то три месяца назад. О, а ещё там был какой-то зверомаг, который наконец-то перестал сажать батарейки в пульте. Вы до сих пор этим занимаетесь? Это же успело выйти из моды, сейчас снова перешли на космическую тематику.

Как они и думали, она злилась. Но у них было чем ответить.

— Даш, если у тебя ничего не получилось с путешествиями по другим мирам, не надо отыгрываться на других.

— Точно! И не забывай, что мы как белки в колесе крутились, пока постигали путь истинных воинов!

— О чём ты, Глеб? Витька, что за «путь истинных воинов»? Я вас совершенно не понимаю.

— Как о чем? Наш первый поход в Древмир помнишь? Мы тогда не смогли попасть, а вот тебя не было с полчаса.

— Ах, это…

Увидев, что подруга сникла и растеряла показную холодность, мальчишки приободрились — вместе они могут противостоять ей, и даже поставить на место. Они настолько увлеклись этой идеей, что совершенно забыли о цели встречи.

— Ну-ну, бояться — это нормально! Мне и самому не по себе в этом чёртовом Лесу, — сказал Витя и заботливо положил руку на Дашино правое плечо.

— На твоём месте мог очутиться каждый, — Глеб в свою очередь положил руку на левое.

— Это вы сейчас на что намекаете?

— Ну как на что? Ты просто струсила.

— Упала в обморок и закупорила собой точку соприкосновения.

— То есть вы столько времени думали, что я кисейная барышня какая-то?!

От тона голоса подруги мальчишки поспешно убрали руки. Сейчас она походила на готовящуюся к взлёту ракету. Шумно вдохнув и выдохнув воздух и пару раз сжав и разжав пальцы рук, Даша справилась с эмоциями:

— Рассказывайте, что вы там натворили без меня.

— Почему сразу натворили? — возмутились мальчишки, скорее для проформы, чем всерьёз, и принялись наперебой рассказывать о визитах в другой мир. Где-то приукрашивали, где-то умалчивали постыдные моменты, где-то проматывали. В итоге получился пересказ среднестатистического шпионского фильма в условиях средневековья, без смокингов и хитроумных гаджетов.

— Хоть кто-нибудь мне объяснит, почему орки не охраняли деревню? — спросила Даша, подняв руку вверх, как на уроке.

Возвращение к реальности было настолько резким, что увлёкшиеся спором «сколько орков оглушил Витя», мальчишки вздрогнули, как от подложенного за ворот кутки снега.

— Потому что фиговые работники, гнать таких надо взашей! — поморщившись, высказал своё мнение Витя и вернулся к приписыванию боевых заслуг: — Ну, так вот: и тут Боремир мне говорит…

— В первый раз нам повезло, а во второй раз… тоже повезло, — скривив лицо, будто его заставили целиком съесть лимон, перебил друга Глеб. — У них там какой-то старейшина, что ли, попался. Вот же уроды, радуются, что поймали пожилого человека!

— Старейшиной может стать любой совершеннолетний маг, если он сделал большой вклад в магию, так что это не обязательно старик, — Даша вздохнула и скрестила руки на груди. — Выходит, от Гадикуса не один Мирздрав спрятался, и теперь его будут искать тщательней. Погодите-ка! Имя! Тебе не сказали имя?

— Нет… — неуверенно ответил Глеб, задумавшись над реакцией подруги. По ней выходило, что её ничуть не удивили ни Гадикус, ни армия орков, ни общий беспорядок, который их попросили разгрести. — Да-а-аш, почему-то у меня сейчас создалось впечатление, что ты знаешь о Древмире гораздо больше нас. Ты ничего не хочешь нам рассказать?

— Ну да, есть. Намекала вам об этом, но вы не замечали. Ладно, чего сейчас прошлое ворошить. В общем, пока вы, не позвав меня с собой, бегали по парку, я тоже не сидела, сложа руки.

Без описаний панического страха перед встретившимся ей монстром, допрашивающим Мирздравом и бессмысленных лиц магов, Даша вкратце поведала о своих приключениях в ином мире. Реакция друзей, глаза которых на протяжении рассказа становились всё больше и больше, была очень эмоциональной.

— Погоди-погоди, — Правов скрестил руки в знаке «стоп», и она послушно умолкла: — То есть ты хочешь сказать, что одна, осознанно пошла в самое опасное место, которое мы знаем, наткнулась там на монстра...

 

— Страхоеда, — последовало уточнение.

— Страхоеда, познакомилась, внимание, с взрослым мужчиной в, двойное внимание, тёмном-претёмном лесу, тройное внимание, с самым настоящим бункером в глуши! Ты понимаешь, к чему я веду?

— Сын закона, ты наш, опять криминал вмешиваешь, — устало протянула Даша. — Это тебе не Гдетотамовск времён детского садика, это прогрессивный фэнтези мир, в котором тысячу лет, стократное внимание, не было войн!

— Но это не значит, что там нет плохих людей. Гадикус как бы намекает!

— Я и не говорю, что всё радужно — я говорю, что нам, «избранным», ничего не грозит. Героям могут помешать только злодеи, их приспешники или стихийные бедствия.

— Ну и где написано, что мы «избранные», а? Как твой Мирздрав это понял? По звезде на лбу или нимбу над головой?

— Глеб… — угрожающе начала Даша.

Ещё каких-то три класса назад после этого началась бы потасовка, с катанием по полу и использованием первых попавшихся под руку предметов в качестве оружия, но сейчас противоборствующие стороны внешне оставались спокойными, и только мысленно пообещали в ближайшем будущем улучшить момент и неправильно подсказать на каком-нибудь тесте.

— Я всё понял, — со смешком вмешался в их противостояние Витя: — Да спалилась она перед местным!

В комнате повисла тишина. Не желая верить услышанному, Глеб посмотрел на подругу, но к своему немалому удивлению нашёл, что обычно не утруждающий себя логическими вычислениями Вертюхин попал в яблочко: Дашины уши горели всеми оттенками стыдливого румянца.

— И на чём ты попалась? — мальчик расплылся в улыбке чеширского кота. Моменты, когда кто-то был не прав, а он — да, были слаще конфет.

— На одежде и на том, что в Магнии сейчас, гм, сами понимаете, непросто. Ну и на том, что никто в здравом уме не будет расхаживать по Тёмнолесью без сопровождения мага, — каждое предложение сопровождалось новыми переливами румянца.

Мальчишки переглянулись, и кивнули друг другу.

— Ну а теперь, — начал лучащийся от самодовольства Витя, — говори всё сначала. Только правду и ничего, кроме правды.

Даша приняла его условия, однако компенсировала открытость, скупостью в описании общей картины. Но критично настроенные слушатели, так и норовили подловить рассказчика:

— Книжку? Ты там нашла книгу о Древмире? Да как ты ухитрилась пронести её мимо нас?! — удивился Глеб.

Проигнорировав его вопрос, Даша и постаралась, как можно естественнее перевести разговор на менее болезненную тему — рассказать о Дарке она не решилась, даже друзьям.

— И что, этот старейшина сидел в своей землянке и в ус не дул, пока орки погромы устраивали? Книжки исторические он читал, видите ли, когда действовать надо было. Типичный ботан, — возмущено фыркнул Витя, когда услышал о том, чем занимался Мирздрав.

— Конец вчерашнего дня показался мне смазанным. Ты ничего не упустила? Важна каждая деталь! — недомолвку Правов всё же заметил, хотя и был занят очень важным делом: он отбивал остатки пирога у вечно голодного Вертюхина.

Даша злилась, нервничала и налегала на компот, чтобы хоть как-то объяснить своё нежелание разговаривать. Мальчишки откровенно наслаждались представлением, ровно до тех пор, когда с них потребовали ответной откровенности. С видом победителя Витя принялся поглощать пирог — по установившейся традиции, ответ держал хозяин комнаты, то и дело бросая на него недовольные взгляды.

— Так с этими бугаями разобрался не Витя… резюмировала услышанное Даша. — Эти странности с мечом Остра очень пугают, но у нас есть более срочная проблема. В конце концов, вы просто можете не пользоваться этими артефактами, а вот Тара никак нельзя было оставлять там. Что если с ним случиться то же, что и с остальными магами? Поверьте мне, это просто ужасно!

— Да ладно тебе, он же не маленький! Давай о хорошем: старая банда в сборе! — Витя без предупреждения обнял друзей за плечи и притиснул их к себе. Глеб и Даша обменялись обречёнными взглядами — его хватка с каждым годом становилась всё сильней и неотвратимей. А уж нежностью заставляла задуматься о хватке машины, например, подъёмного крана.

— Ой, Витька, блин, ты ещё песенку о дружбе спой!

— И хоровод устрой!

Подколки красных то ли от смущения, то ли от нехватки воздуха друзей ничуть не смутили счастливого фактом примирения крепыша.

— Да ладно вам. Будь это как в фильме, то сейчас случилась бы… — Витя сделал паузу, перед тем как продолжить. Угадывалось, что он сдержался от употребления весьма крепкого слова, — неприятность, а у нас-то всё хорошо! — обессиленные бесплодной борьбой друзья заметно напряглись. Хватка усилилась. — У нас же всё хорошо? — переспросил Вертюхин, почувствовав неладное.

— Знаешь, мне очень не понравился настрой Тара. Да и Неслав этот...

— А я вот за Мирздрава волнуюсь. Он говорил, что ему Архимаг лично намекнул спрятаться, но тогда какой в этом смысл, если был другой старейшина?

— Может, на всякий случай? Лично я бы на одного человека не надеялся. Слушайте, а если Тар вот прямо сейчас решит всех спасти?

Повисла тишина. Вертюхин даже хватку ослабил, чтобы выпустить Глеба. Из кухни, в которой расположились смотрящие вечерние новости Правовы-старшие, послышалась тревожная музыка — новости сменились фильмом. В окно поскреблись ветки рябины, видимо, на улице разыгрался ветер. Подходящая атмосфера для озвучивания страшной догадки, но каждому хотелось, чтобы её озвучил кто-то другой.

— Началось, — не выдержал Глеб. Как-никак, фамилию надо оправдывать.

 

 

 

 

 

 

 

 

  • Где ты, единственный? / Сир Андре
  • Афоризм 512. Об очаровании. / Фурсин Олег
  • Я пытаюсь тебя забыть / Бакшеев Максим
  • Кот и Кит / Леа Ри
  • NeAmina. Шагнуть назад / Машина времени - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Чепурной Сергей
  • "Раскаяние" / Aprelskaya Diana
  • Ольге Зайтц, Eine Adventsgeschichte / НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА / Валентин Надеждин
  • Шоколадный стих / Сборник стихотворений / Федюкина Алла
  • А может с нами на юга? - Svetulja2010 / Теремок-2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Мыслить и Любить / Абов Алекс
  • Весна / По мотивам жизни / Губина Наталия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль