Глава 6

0.00
 
Глава 6

 

Жилище ее спасителя действительно оказалось средневековым аналогом бункера со своими плюсами и минусами. В плюсах значились каменные стены и отсутствие окон: за шиворот не сыпалась земля и невозможно было увидеть полный своеобразного очарования пейзаж леса или пробегающих мимо «замечательных зверушек». Отсюда вытекали соответствующие минусы: было холодно и темно, так как зажженная лучина, толщиной со спицу, много света дать не могла.

Помещение, в которое они вошли, было кухней и прихожей одновременно: здесь уместились маленький стол, одинокая табуретка и шкафы с множеством ящиков. Мир с трудом отыскал табуретке пару и любезно предложил присесть. Потом он скрылся в дверном проеме, ведущим вглубь жилища и через несколько томительных минут вернулся с маленьким бутыльком с прозрачной жидкостью внутри, хлебом и картошкой. За это время Даша успела накрутить себя, успокоиться, пересчитать синяки и снова накрутить. Увидев радушие хозяина, она устыдилась и развеяла свои подозрения в непорядочности нового знакомого.

— Есть поди хочешь, — мужчина положил еду на стол и налил воду из кувшина. — Вот и зелье, даже печать не снимал, чтобы ты не надумала невесть чего.

Этикетка на бутылке подтверждала, что перед ней восстанавливающее зелье, перечисляла случаи, в которых его нужно пить, и противопоказания. Упомянутая печать была в виде котла и зависшей над ним полунаполненной колбой — знак магнийского факультета алхимии. Зелье было оставлено на-потом — в непосредственной близости от еды у нее разыгрался зверский аппетит.

— Большое спасибо, — в очередной раз поблагодарила она, ощущая неловкость перед заскучавшим Миром, который с мученическим видом ел свою порцию. Впервые в жизни к ней так хорошо отнеслись, а еще она подозревала этого доброго, хоть и странноватого человека. С другой стороны, она и никогда не попадала в подобные ситуации, так что вполне могла принять норму за диковинку. — Мне даже отплатить вам нечем… деньги я потеряла, — да она понятия не имела, как выглядит древмирская наличность, — но могу спросить у друга, когда встречусь с ним, — все же не стоит наглеть, доброта добротой, а на нее еще зелье потратили.

— Пустяки, — отмахнулся Мир и добавил тем пробирающим до дрожи тоном, который вырабатывается у работающих с детьми людей: — Зелье выпить не забудь.

— Может, не надо? — по-детски заупрямилась Даша — лекарства она не любила.

— Как хочешь, но тащить на себе не буду.

И снова мужчина был прав: от навалившейся слабости ее покачивало, будто она целый день таскала мешки с картошкой. То, что она может говорить, уже чудо. С подозрением покосившись на зелье и морально смирившись с отвратительным вкусом, который был у большинства лекарств, она попыталась сорвать печать, но то ли с непривычки, то ли от недостатка сил, ей это не удалось. Пришлось просить закатившего глаза Мира — его можно понять: сначала ему не доверяли, потом все же обратились за помощью.

— Оно же… безвкусное! — удивилась Даша, сделав первый глоток.

— А ты чего хотела? — широко улыбнувшись, восторжествовал Мир. — Это тебе не имперские подделки. Ты в Магнии, где качество и удобство значит все.

Похоже, гордость за свою страну у магнийцев в крови: Тар тоже приободрялся и выпячивал грудь колесом, когда говорил о малой родине. Жаль, что он говорил о ней так редко.

— Так, как говоришь, тебя зовут?

— У вас память короче девичьей, — не удержалась Даша, но тут же прикусила неожиданно заострившийся язык: кто же грубит в чужом доме? — Дарья, Даша, иногда Дашка-Дай-Списать-Домашку.

— Учишься?

— Ага, — содрогнувшись, подтвердила девочка, вспомив, сколько домашней работы ждет по возвращении домой, а потом неожиданно для самой себя продолжила: — … будто у меня был выбор…

— Ты не хотела учиться, а тебя заставили? — удивился Мир.

Зря она это сказала: Империя была очень консервативной в отношении прав женщин, и ее слова, что она учится против воли там, где образование необязательно, вызвали закономерные вопросы. «Он совсем истосковался по общению, раз готов выслушать грустные подробности из жизни первой же попавшейся школьницы!» — Даше стало жалко ушедшего от людей Мира, поэтому она с радостью вывалила тонну бесполезной информации, чтобы он не чувствовал себя одиноко. Своеобразный сериал из школьной жизни — самое оно для скучающих отшельников!

Вскоре лицо мужчины приобрело отрешенный вид и она замолчала. Мужчина воспрянул духом и начал расспрашивать, кто ее родители и какой урожай картошки в Империи. Вот тут-то пришлось туго, потому что пришлось переводить факты из реальной жизни на средневековые аналоги.

— Что-то засиделась я у вас, а мне еще друзей искать… — Даша вспомнила, что она здесь не для того, чтобы развлекать скучающего отшельника. К тому же если сейчас не уйти, то могут задать вопросы, на которые она не сможет ответить.

Девочка предприняла попытку встать из-за стола, но ноги не слушались.

— Страхоед сильно потрепал тебя, советую отлежаться…

— Ну, вот еще! — упрямо возразила Даша, хотя и поняла, что пока лекарство не подействует, сдвинуться с места она не сможет. Признав свою немощность, она в очередной раз извинилась за причиненные неудобства.

— Ты не создаешь мне неудобств, говорил же, — отмахнулся Мир, а потом серьезно добавил: — В Магнии сейчас небезопасно.

Его заявление отшельника ничуть не удивило. Даже школьнику понятно, что фигуры мирового масштаба типа Архимага исчезнуть без последствий не могут.

— Мой друг тоже был в подавленных чувствах, сейчас вроде успокоился. Архимаг был хорошим человеком, мудрым… и немного чудиком, — она хотела сказать «великим», но язык жил своей жизнью. Может это из-за нервов? Прежде чем возмущенный патриот Магнии выразил недовольство насчет «чудика», Даша сменила тему: — Какой интересный у вас домик. Такой надежный. Сами купили? Цены, наверное, низкие были. Очень-очень, — по ее мнению, именно такие разговоры ведут между собой взрослые: постоянно спрашивают цены, погоду на завтра, а еще рецепты, но судя по сегодняшнему столу, это явно не к Миру.

— На самом деле это лаборатория. Семейное дело. Лес изучаем.

— О-о!

Это многое объясняло. Поэтому он оценил идею насчет дрессировки — учитель бы сослался на учебники и сказал, что это невозможно. Если переводить на земные аналоги, она предложила Миру приручить йети или Лохнесское чудовище.

«Ученый, а не лесник, да? Надеюсь, тема его научной диссертации или что там у них не «Пришельцы с других миров: кто они?».

— Каким телепортом воспользовалась? — от неожиданного вопроса Даша вздрогнула. Неужели у телепортов есть марки? Или он все-таки решил сказать кому надо про нелицензионный телепорт?

Все-таки она дошла до той точки, когда без вранья и увиливания не обойтись:

— Я в них не очень-то разбираюсь.

— Это не ответ.

— Ну, обычным, наверное… Очень необычным! — говорить против воли правду — это никакие не нервы. — Погодите-ка… Вы меня допрашиваете!

Она по-новому посмотрела на своего спасителя. Скучающая поза, натянутая улыбка и лучащееся добродушием лицо — все это фальшивка. На самом деле мужчина максимально внимателен и серьезен, от него не укрылись ни ее вздрагивания, ни заминки.

— Да, — коротко подтвердил Мир и придвинулся. В неярком свете лучины его круглые очки теперь отблескивать зловеще.

— Не надо было пить это зелье, — Даша с ненавистью посмотрела на пустой бутылек.

— Без него ты бы свалилась в обморок от истощения десять-пятнадцать минут назад, — мужчина сцепил пальцы рук, поднес их к лицу и холодно продолжил: — Для пострадавшего от нападения страхоеда ты действительно хорошо держишься. Зелье правды было в воде, — пояснил он, внимательно наблюдая за ее реакцией.

— Блин… — обиженно протянула раскрытая лгунья и с досадой покосилась на злосчастную кружку. А ведь у нее в рюкзаке была бутылка. Она могла воспользоваться кружкой как оружием. Мысль показалась заманчивой, но осторожность взяла свое: в отличие от киногероев это вряд ли увенчается успехом, так как она вымотана. Оставались лишь пустые угрозы: — Учтите, Тар тут камень на камне не оставит! По крайней мере, живого места на лице точно, — всех способностей зверомага она не знала, но вот за когти поручиться могла.

— Тар — это твой друг-маг?

— Друзьями нас назвать трудно… — неохотно призналась девочка, не сколько Миру, сколько себе, — но да: я говорила про него.

— И где он?

— Откуда мне знать? Я за ним как раз-таки пришла!

— Значит, ты врала про двух друзей?

— Нет-нет, они с ним, в комплекте, так сказать. Я за ними пришла, а он нужен, чтобы найти дорогу назад и чтобы придушить гада!

Мир на минуту «завис», обрабатывая полученную информацию.

— Так ты убийца? — спросил он.

— Ну и мысли у вас! — до глубины души оскорбилась ученица Даша. Да чтобы она брала на душу такой грех и из-за кого! — Я просто зла на него: из-за него здесь мои друзья, а из-за них я, сижу с вами на допросе где-то в самом кошмарном лесохозяйстве Магнии без обвинений и адвоката. Так у вас в Магнии относятся к иностранным гражданам?!

Мать Глеба оценила бы ее речь, будь она здесь. «Может, пойти на юриста?»

— Так вот, значит, как мы заговорили… — от голоса мужчины, дрожащего от ярости, Даша сжалась и мысленно выругалась: не с тем человеком она проявила редкую для себя наглость, ох, не с тем. Если выживет, то больше никогда не будет смотреть комедийные фильмы про юристов. — Спрашиваешь, в чем я тебе обвиняю? Даю намек: что это был за телепорт, Дария?

— … вы же мне не поверите.

Про путешествия между мирами она и сама не очень-то до недавнего времени верила. С чего это она решила соврать про телепорт? Подумаешь, знала тему. Представилась бы сиротой, ищущей подснежники в начале зимы — никто бы не придрался.

Ее начало колотить, видимо, долгое молчание мифическая на Земле и реальная здесь сыворотка правды не любила. Все силы уходили на поддержание разговора, а ведь еще минуту назад она была готова дать кружкой по голове коварного магнийца и бежать. Похоже, даже восстанавливающее зелье было подано с расчетом на допрос, а не выздоровление.

— Отвечай! Ну же! — Мир усилил давление, вскочив со стула и угрожающе нависнув над ней.

— Через точку соприкосновения! Я попала сюда через точку соприкосновения.

Даша зажмурилась. Это был конец. Самый быстрый провал миссии в истории межмировых спасательных операций.

— Это… это ложь! — от рева Мира перепуганная девочка оглохла на одно ухо. — Тебя Гадикус ведь послал? Я знаю, что некоторые на это попались! Отвечай же!

Ее спаситель-мучитель окончательно вжился в роль «плохого полицейского», поэтому теперь стало неважно, для чего ее допрашивают и что будет, если она расскажет правду.

— Правда! И не знаю я никакого Гадикуса! — от страха Даше показалось, что глаза мужчины сверкнули красным, как у вампира. Инстинктивно закрыв руками лицо и зажмурившись, она громко завизжала: — Не убивайте меня!

Ничего не произошло. Установилась гробовая тишина, и Даша осмелилась открыть один глаз, затем второй: возможно, у этого маньяка дрогнет сердце от взгляда невинного ребенка.

Мир действительно отшатнулся, с недоверием посмотрел на свои руки и молча сел обратно на стул.

— Правда… Это правда, — пробормотал шокированный услышанным мужчина, бездумно уставившись в стол. Потом он словно бы очнулся и превратился обратно в лучащегося доброжелательностью человека, который полчаса назад пас ей жизнь.

— Извини, что напугал тебя. Сорвался. Отвык от общения. Могу я попросить забыть эту часть нашего знакомства — это был мой первый опыт.

— Э-э, — Даша не до конца поняла причину чудесного преобразования, но на всякий случай кивнула. Значит, Мир не был магнийским милиционером или «магосбэшником». — Тогда и вы кое-что забудьте — это был тоже мой первый опыт. Ну, знаете, — девочка понизила голос до доверительного шепота: — в девчачьих визгах. Если ребята узнают… — она провела рукой по шее, и мужчина поспешно закивал головой, чтобы успокоить ее.

Они помолчали. Было неловко и стыдно.

— До сих пор не могу поверить про точку соприкосновения, — первым начал Мир.

— А чье зелье правды во мне плещется? — Даша закатила глаза. Похоже, иномирцы здесь были на уровне слухов про НЛО на Земле. Тяжко Тару в свое время пришлось: такой разрыв шаблона.

— Другие миры… Мы снова с ними связаны… Я тебе верю, — концовка была неожиданной.

«Не прошло и полугода!». Она ошибалась, на Древмире знают о других мирах.

— Можно спросить: почему вы поверили мне? Сумасшедшие тоже говорят правду.

— Во-первых, я знал, что такое возможно, во-вторых, я никогда не видел такой одежды, как у тебя. Даже у эльфов, а они у нас повернуты на тряпках. А в третьих, не один имперец никогда бы не выразил своей любви к эльфам, столь открыто — он легким кивком указал на повешенный на гвоздь у входа рюкзак, к которому был приколот ее любимый значок.

Так вот из-за чего ее заподозрили! Одежда!

— Дяденька… — от обиды набежали слезы, размывшие видение.

Мир без дальнейших объяснений понял, что сейчас требуется сделать, вручил непонятно откуда взявшуюся подушку и отвел ее вглубь землянки. Следующим за кухней помещением была уютная гостиная с двумя креслами, диваном и камином. Усадив на диван, он тактично вышел.

Далее последовала буря «Что я делала последние недели?», перетекшая в ливень «Зачем я потратила свое время?» и закончившаяся дождиком «Я не умнее других «избранных». Просветление наступило при мысли: «Я реву в доме незнакомца».

— Полегчало? — неслышно подошел Мир и сел в кресло напротив.

— Угу.

— Я тут забыл сказать, точнее не успел: не вини себя, я бы все равно тебя заподозрил — Магния захвачена практически сразу после смерти Архимага.

Сил на вторую бурю чувств не было. Всхлипнув в последний раз, Даша полюбопытствовала:

— А хотя бы простой житель мне поверил?

— Да наши вообще всему верят, а уж в незарегистрированный телепорт для деревенских дурачков… Кхм, — опомнился мужчина, оценив шанс потерять вторую подушку за день. — Ты никого бы не встретила, кроме орков.

Даша вопросительно посмотрела на него, не до конца поняв услышанное. Орки — злодеи, это понятно, но почему «никого»? Все массово ушли в партизаны?

Даша с неудовольствием покосилась на замолчавшего Мира. Чего он ждет? Почему не сыпет вопросами, как это делала она при встрече с Таром?

— Вам не кажется, что мы делаем что-то не так?

— Давно уже. Представимся, как полагается. Меня зовут Мирздрав и я… — мужчина замялся, нервно постукивая большими пальцами сцепленных рук, — здесь не просто так. Я вижу, что ты кое-что знаешь о нас, и дальнейший ход развития нашей беседы зависит от цели твоего пребывания в Древмире.

— Мое имя вы уже знаете, род занятий в принципе тоже. Как я уже говорила, я здесь, чтобы найти друзей, и прикупить сувениров магов — они и в других мирах ценятся. Хотя нет, вру, — девочка нахмурилась, чувствуя знакомое покалывание во всем теле. — Долго еще зелье будет действовать? Даже пошутить нельзя. В общем, меня ваш Архимаг позвал.

— Когда?

— Ну, Тар прибыл в начале осени, он говорил, что получил задание прямо перед тем, как… — сказать слово «смерть» перед Мирздравом оказалось почему-то сложно, — вы знаете.

— И зачем тебя позвали?

Конечно, говорить первому встречному о том, что тебя позвали спасти его мир — не самая лучшая идея. Но, во-первых, действие зелья правды никто не отменял, во-вторых, Мирздрав уже показал, каков он в гневе. Испытать его злость снова ей совершенно хотелось. Допросы Правова-старшего рядом не стояли с допросами Мирздрава.

— Как бы странно это не прозвучало… спасти ваш мир.

Сначала мужчина никак не отреагировал, будто ждал, что она рассмеется. Затем понял, что это не шутка, снял свои круглые очки, протер их и одел. Потом снова снял и протер. И снова. Лицо у него при этом было чрезвычайно сосредоточенным, будто от чистоты очков зависело что-то жизненно важное.

— Знаю, глупо звучит. Видимо, даже такие великие люди, как он, могут дать слабину…

— Он был в ясном уме до самой смерти, — тон, которым это было сказано, ясно давал понять, что дальнейших намеков на маразм величайшего волшебника Древмира здесь не потерпят. — Если он считал, что именно ты справишься с нашими проблемами, значит, так тому и быть. Я окажу тебе полное содействие.

— Погодите-ка! То есть вы считаете нормальным, что спасти мир требуют ребенка, а не взрослого дядьку или тетеньку с чертовой кучей способностей? — от возмущения Даша оторвалась от залитой слезами подушки, которая разделила с ней горечь разочарования в своем надуманном превосходстве над книжными героями.

— Если так сказал Архимаг — да.

— Мне всего тринадцать лет!

— Правда? Я думал больше… — смутился было ее собеседник, но быстро восстановил прежнюю линию разговора: — Неважно! Если Архимаг решил привлечь помощь других миров, значит, так было нужно.

— А если бы мне было десять?

— Архимаг никогда не ошибается.

— А шесть?

— Вот тогда бы я задумался.

— Год?!

— Нет, ну до такого бы он не… Не сбивай меня! Я намереваюсь рассказать, как была захвачена Магния подробнее.

— Э-э, не забывайте, весь мир, а не страна! Страна — это слишком мелко для меня, — попыталась уцепиться за последнюю соломинку Даша, до которой только сейчас дошел масштаб проблемы. С другой стороны, вдруг у них действительно найдется проблема мирового значения. Одно дело захват одной страны, другое — какой-нибудь конец света. — Хотя для настоящих героев масштаб не имеет значения! Надо снять кошку с дерева — без проблем! Надо страну освободить — держите меня семеро, я так ее наосвобождаю… освобожу… дам свободы!

Полностью удовлетворившись ее бравадой, Мирздрав дал волю эмоциям: он ходил взад-вперед по маленькой гостиной, вспоминая, каким Архимаг был мудрым человеком и как хорошо при нем жилось. Лично у Даши создалось впечатление, что мужчина говорил это в основном для себя, чтобы убедить в правильности выбора горячо уважаемого Архимага. Она позволила себе мимолетную улыбку, сравнив поведение мужчины сейчас и во время допроса.

Наконец Мирздрав выдохся и смирился с выбором спасителя Древмира, в данной ситуации небольшой страны магов — Магнии. Он остановился перед ней и, сделав самое серьезное лицо, торжественно начал:

— Дария, тщательно все взвесив и обдумав, я решил открыться тебе…

Успевшая расслабиться девочка напряглась. «Только не говорите мне, что этот мутный тип — внебрачный сын Архимага, тайный ученик, бывший подельник злодея, стеснительный гений или какой-то другой важный персонаж!».

— … я — старейшина Магнии!

— Кто? — не подумав, переспросила Даша, растерявшись от незапланированного варианта, но увидев глубокий шок мужчины, исправилась: — Погодите, кажется, припоминаю…

Не зря же она в попытке показаться взрослой прослушала курс лекций о политике Древмира — сейчас представился шанс оправдать потраченное время.

«Старейшины Магнии состоят в Совете и исполняют законодательную и судебную функции. Законы принимаются в двух чтениях» — эту подробность она запомнила лишь потому, что Дарк намекнул, что на первом всегда веселье. Однако они не были самыми крутыми и важными ребятами: был еще совет Мудрейших, в который был дикий конкурс. Были еще какие-то советы, но сейчас Даша не могла их вспомнить, да и нужны особой не было. Главное помнить, что выше всех стоит Архимаг. Стоял.

— Так вы политик! — лицо мужчины выразило недоумение, поэтому Даша исправилась: — Ну, тот, кто при власти, который в создании законов участвует. Вот! Законотворец!

— Прежде всего, я — маг, — недовольно пояснил Мирздрав. Странно, но это иностранное слово, «маг», здесь прекрасно знали и применяли.

Даша прислушалась к себе, ожидая реакцию на встречу со столь важным человеком. Трепета или страха она не ощутила. Мирздрав по-прежнему оставался для нее странноватым лесником, так что диван она уступать не собиралась.

Старейшинами становились за заслуги перед магией, так что было трудно понять, чем на самом деле занимается магнийский государственный орган: то ли законы принимает, то ли научные конференции проводит. Хотя для страны магов другую систему управления придумать сложно.

— Тогда я не понимаю, что вы тут делаете, когда…— она осеклась. Как можно сделать тактичный намек на бездействие Мирздрава при захвате страны максимально необидным? Его рейтинги бы взлетели до небес, возглавь он какое-нибудь сопротивление. Ну и ей с ребятами мороки меньше.

То ли Мирздрав был искусным дипломатом, то ли просто добрым человеком, но за намек ей замечание не сделал. Вместо этого ей пришлось выслушать его горестный рассказ, как он докатился до такой жизни.

За неделю до смерти Архимаг вызвал Мирздрава в свой кабинет и поручил ему особое задание. «Вот же манипулятор! Уже второй знакомый мне древмирец получил «особое» задание от Архимага» — отметила Даша.

Самому молодому Старейшине было приказано через неделю засесть в семейной лаборатории в Темном лесу и ждать неизвестного знака, значение которого он поймет позже. Как бы невзначай великий маг намекнул, что скоро произойдет громкое событие, которое лучше переждать вдали от людей. Скоро стало понятно, на что он намекал: здоровье Архимага начало стремительно ухудшаться, и Мирздрав понял важность своего задания.

Дело было в том, что в выборах преемника должны были участвовать все Старейшины — давняя традиция и бюрократическая проволочка. Он скрылся перед собранием Совета, на котором должно было быть оглашено завещание, что его и спасло. После этого заседания про Совет никто не слышал, а по всей в стране маги подверглись странной болезни, из-за которой Магнию с легкостью захватили неожиданно вторгшиеся орки-изгнанники, которые увели всех обычных жителей вглубь страны и предались неспешному разграблению.

— … и откуда столько изгнанников набралось? Создается впечатление, что орки отправляют в изгнание каждого второго! — вот что ей понравилось в Мирздраве, так то, что на свои вопросы ответа он не ждал.

Грустный рассказ закончился, так как рассказчик запарился. Буквально, ведь он так и не снял верхнюю одежду, поэтому под конец обливался потом. Мужчина с облегчением снял куртку и было потянулся к штанам, но вовремя спохватился и невозмутимо уставился на заскучавшую девочку, ожидая ее реакции.

— Хм, да, дела. Нужен мозговой штурм! — задумалась Даша и сцепила пальцы рук на животе. Был один вопрос, который очень волновал ее, и наконец-то представилась возможность задать его: — Но сначала мы определимся, как мне вас называть.

***

— Старейшина Мирздрав, — после продолжительной паузы, недовольно отозвался мужчина. Не для глупых вопросов он душу изливал.

— А «Старейшина Мир» сойдет? Вы же разрешали сокращать…

— Да. Так что там насчет моей родины? У Избранной будут предложения?

Вот она, обратная сторона популярности: после стресса со страхоедом и последовавшим за ним допросом, от нее уже ждут гениальных идей.

— Для начала без паник и истерик — этим делу не поможешь! — Мирздрав и без ее слов выглядел спокойным. — Нам следует разобраться, кто за этим стоит!

Главный злодей нашелся до обидного быстро. Руководил изгнанниками никому ранее не известный маг Гадикус, который до этого тихо-мирно исследовал горные породы. Распространение загадочной болезни, которая превращает тех, кто имеет способности к магии, в безвольных кукол, Мирздрав тоже приписал ему, потому что, во-первых, он больше всех с этого получил и, во-вторых, на него она не подействовала.

В принципе цели и мотивы этого злодея угадывались легко: убрать претендентов на пути к титулу Архимага. В этой истории было непонятно только два момента: как он смог купить целую армию наемников и как распространил болезнь.

По мнению Даши, человека с таким говорящим именем нужно было сразу сажать в тюрьму, не дожидаясь подлостей. Чтобы хоть как-то оправдать свой статус, Даша с серьезным видом предположила, что злодей вполне мог в горах какое-то сокровище или расплатиться разграблением Магнии.

Мирздрав вскочил и быстрым шагом направился вглубь жилища. После пары минут шума и грохота, он притащил столик, размером с журнальный, и водрузил на него прозрачный шар размером с кулак. «Типичный шар гадалки, — опознала вещицу Даша и закатила глаза. — Он бы еще на кофейной гуще начал гадать».

— Смотри, этот предатель даже наблюдателей не отключил, — сказал Мирздрав, возмущенно показав руками на шар. Видимо, она ошиблась, у шара было другое предназначение, вот только он до сих пор оставался пустым, искаженно отражая комнату.

— Форменное безобразие! — поддержала его Даша, ерзая, чтобы получить лучший обзор, не вставая с дивана — она по-прежнему чувствовала слабость во всем теле. — А когда эта штука заработает? Это что-то типа «всевидящего ока»?

— Уже работает…— не поднимая головы, ответил Мирздрав, делая пасы над шаром. Дашино лицо вытянулось, а в глазах подозрительно защипало. Обратив, наконец, внимание на замолчавшую собеседницу, маг предположил: — Возможно, ты не видишь потому, что ты из другого мира и наша магия тебе чужда.

Он даже не представлял, как «обрадовал» этим предположением окончательно сникшую землянку.

— Болезнь выглядит примерно так… — бормотал мужчина, делая загадочные пасы руками, как будто листая картинки в шаре, настраивая только ему видимое изображение: — Бледность, пустое выражение лица, но в целом, выглядят здоровыми, из-за чего мы не сразу подняли тревогу. Без приказов не могут даже воды испить, вот каковы сейчас кудесники Магнии… — сквозь сжатые зубы, сказал Мирдрав и сжал кулаки. — Выглядит так, будто у них забрали волю! — закончил он и, совладав с собой, расслабился.

— Гипноз? — высказала первое пришедшее на ум девочка.

— Магия разума? Она под запретом.

— Раз под запретом, значит, как защититься никто не знает. А плохие парни обожают такие вещи.

— Болезнь началась внезапно и повсеместно, под воздействие попали как слабые, так и сильные маги — чего стоит потеря Совета…

Голос Мирздрава начал долетать как будто издалека. Даша мотнула головой, чтобы взбодриться. Профессиональный маг многое за эти недели мог надумать полезного, жаль, он решил вывалить это сейчас, когда у нее нет сил лишний раз пошевелиться, не то чтобы, размышлять над глобальными проблемами. Мирздрав перешел на лишенное эмоций монотонное бормотание, полностью увлекшись изложением фактов и домыслов, чем окончательно убаюкал ее.

— … у кого-то дольше… другие расы… — было последним, что она разобрала перед тем как уснуть.

***

Сон был ужасен. Ей приснилось то самое место, что и после нападения страхоеда, если абсолютную темноту можно назвать «местом». Там ей довелось участвовать в необычном споре и в итоге разругаться с собственным здравым смыслом, представленным властным женским голосом, к которому очень хотелось прислушаться, но из чувства противоречия она этого не сделала.

«Дети должны дома сидеть, а не миры спасать — додуматься же надо такое сказать, после того, что в телике показывают. А еще здравым смыслом себя называет… — наполовину проснувшись, девочка перевернулась на другой бок. — Я вообще тут по другому поводу: мне балбесов сначала надо найти. А потом придушить. Или наоборот? — она чуть было снова не провалилась в сон, когда мысль о пропавших друзьях в полной мере была осознана.

— Вот же… — откинув шерстяное одеяло, Даша резко вскочила, от чего заболела спина, и присела обратно.

Мирздрава в комнате не было. Зато на столике обнаружился рюкзак и ботинки — а этот Старейшина из догадливых. Или он просто часто имел дело с женскими потребностями. Вытащив бутылку воды, она укоризненно посетовала:

— Блин, если бы я вспомнила о тебе раньше…

Но что сделано, то сделано. Приведя себя в порядок и утолив жажду, она выдвинулась на поиски хозяина дома. Она нашелся сразу, не дав ей повода обыскать лабораторию полностью: Мирздрав сидел на кухне, уныло цедя бледный чай. Вид у него был несчастный.

— Да вы, смотрю, приоделись, — Даша оценила новую одежду переодевшегося мага: строгий камзол и брюки из зеленого сукна. Пуговицы камзола выглядели золотыми, и она поверила, что перед ней Старейшина.

— Обошлось, — просветлел лицом он.

Оказывается, он боялся, что Даша не очнется: о том, как действуют магнийские зелья на людей из других миров, было неизвестно. Пожалуй, впервые она в полной мере осознала то, что находится не на Земле.

— Сколько я спала?

— Около двух часов. В который раз восхищаюсь твоей стойкостью… — похоже, мужчину мучила совесть за то, что он, не заботясь о ее состоянии, вывалил свои проблемы.

Искать друзей было слишком поздно, тут бы самой под раздачу не попасть. Хотелось верить, что они заподозрили неладное и не пошли в Чудоград, а когда стемнело, где-то укрылись, поэтому не смогли вернуться вовремя.

— Да я такая, это круто и все-такое, — протараторила Даша, в два прыжка оказавшись у вешалки: — Если я не вернусь до девяти, меня убьют! — объяснила она свое поведение и принялась лихорадочно одеваться.

Чтобы продемонстрировать опасность наказания, она туго затянула шарф у шеи и высунула язык.

— Кто посмеет? Веди их ко мне! — стукнул кружкой Мирздрав.

— Родители.

— Ах, родители… — Мирздрав растерял боевой пыл и вернулся к флегматичному распитию чая. — Будь ты моей дочерью, я бы тоже задал трепку. Подумать только: путешествуешь по мирам, суешься в опасные места и веришь первым встречным, — маг покачал головой, как бы говоря этим: «Что за воспитание?», но заметив, что она тянется к дверной ручке, предостерег: — Я бы на твоем месте отказался от вечерней прогулки по Лесу. Лично меня туда не затащишь.

— Эй, что на вас нашло?!

И с этим человеком она совещалась на уровне минимум государственной важности и максимум — на мировом. Неужели так сложно проводить ее до дома? Разве за рекомендацию от Архимага ей не полагались хоть какие-то бонусы?

— Это была последняя кружка чая, — грустно поведал Мирздрав и сделал последний глоток.

На секунду показалось, что у него выступили слезы. Полный вселенской тоски аристократически профиль последнего Старейшины Магнии так и просился на обложку женского романа.

Даша решила сменить тактику:

— Ах, как же я сглупила, поверив вам. Надо было уходить, пока было светло. Уж настоящий-то Старейшина, удостоившийся полного доверия Архимага, помог бы гостье из другого мира, — сказав это, она схватила дверную ручку.

Это был вызов. Мирздрав оторвался от созерцания чаинок и оценивающе посмотрел на нее.

— Но и твоя «избранность» подтверждается лишь словами и стечением обстоятельств.

Даша промолчала. По опыту общения с мальчишками, она знала, что иногда слова бесполезны. С минуту они с мужчиной смотрели глаза в глаза.

— Хорошо, я отведу тебя, — одобрительно хмыкнув, уступил Мирздрав.

— С меня чай.

***

Обратный путь был скучен и безопасен, видимо, местные чудища с Мирздравом связываться не хотели. Мужчина оказался хорошим следопытом. Сначала они дошли до места, где он ее обнаружил, затем направились к точке соприкосновения.

Путь освещали светящиеся шары, по мощности света не уступавшие уличным фонарям. Она провела с Мирздравом всего полдня, но видела магии больше, чем за время, проведенное с Таром. Нужно серьезно с ним поговорить.

— Как ты собираешься найти эту «точку»? — вырвал ее из раздумий голос мага. — Не стоит полагаться на мои навыки следопыта — в темноте я мало, на что способен. Пока нам везет, но удача недолгий союзник.

— Методом тыка… — не подумав ответила Даша, но быстро исправилась: — Чутьем «избранной».

Правило «говори, что хотят услышать» не подвело — мужчина успокоился и продолжил беседу.

— На что похоже перемещение?

— Ты мысленно говоришь, куда хочешь, и тут же оказываешься там. Только что был дома — и бац, незнакомые березоньки. В моем случае сосны.

— То есть ты не представляешь, куда попадешь?

— Нет. Иначе я бы выбрала более веселое местечко.

Темный лес выглядел во сто раз зловеще, чем днем, так что выше земли взгляд поднимать совершенно не хотелось.

— Понятно, — маг порылся в карманах куртки. — Держи, пригодится, — он протянул какую-то маленькую вещь. Подарком оказался миниатюрный компас с одной стрелкой. — Он заколдован на лабораторию и имеет слабую защиту. Не приходи сюда без него. И не теряй!

Даша вздрогнула — строгий взгляд мужчины сулил много боли в случае потери подарка.

— Не думаю, что мне снова захочется пойти сюда в одиночку. Я сегодня рассчитывала на авось, и меня в итоге чуть не съели, а друзья так и не нашлись, — она спрятала компас во внутренний карман куртки, и неожиданно для самой себя сказала: — Хоть бы они действительно ушли на ночевку к другу, а не натолкнулись на орков или страхоеда.

Мирздрав ничего не ответив, двинулся дальше, и ей ничего не оставалось кроме, как последовать за ним.

— Возвращайся домой, а завтра мы вместе поищем их, — наконец сказал он, и прежде чем она смогла поблагодарить его, он предупредил: — Если не будешь следить за дорогой, то пропустишь свою «точку».

— Я? Пропущу? — Даша натянуто рассмеялась, осознав пугающую правоту мага. — Да хоть сейчас перемещусь! Стоит только захотеть и …

Лес дрогнул, и вместо туристической достопримечательности страны магов, она увидела родной Гдетотамовск.

Здесь ничего не изменилось, только утренний снег, растаяв, превратился в грязь. Под мерцающим светом единственного фонаря отблескивали раскиданные бутылки, а где-то вдалеке заливались собаки.

— … я буду дома, — закончила Даша, ощутив, что ботинки вмиг намокли.

«Как-то некрасиво получилось: и не попрощалась и точное время следующей встречи не назначила. Я даже не додумалась попросить его, поискать ребят через эти наблюдатели! — Даша с досады ударила кулаком ближайшее дерево, и ее окатило каплями. — С другой стороны, ноги унесла и на том спасибо. Не могу поверить, что в первую же встречу, я встретила Старейшину, — род занятий нового знакомого будоражил воображение. — Погоди-ка, меня опять отбросило дальше от места входа! — вдруг сообразила девочка, оглядев место высадки. — И что это значит?».

Подумать над этой загадкой ей не дали: неподалеку послышались крики и шум, а затем кто-то неровно, но от души начал горланить «Ой, мороз, мороз». Песня была не в тему, но сказать это пьяному в лицо… Храбрая путешественница по мирам, не испугавшаяся трудного задания Архимага, незапланированного похода в самый опасный лес другого мира, глубоко вздохнула и… дала деру. Набранная ею скорость ничуть не уступала дневной. Всяческие гадикусы и орки меркли по сравнению с земными пьяницами и маньяками.

По дороге домой Даша с трудом вспомнила отмазку, которую использовала для своего похода, ведь дома ее вполне мог ждать Правов-старший с планшеткой и со специальной лампой, которая слепит глаза во время допросов.

Но оказалось, что волновалась она зря. Первым, кого она дома встретила, был «Васенька». Едва завидев ее, сообразительный зверомаг побежал прятаться, смешно перебирая лапами.

«Они вернулись» — поняла Даша, чувствуя невероятное облегчение. Ребята дома, и пусть все подождет до завтра. Все… кроме объяснений родителям.

 

 

  • Андреевка / Миры / Beloshevich Avraam
  • История четвертая / Две дороги, два пути / Плотникова Эльвира
  • Капитан / Сергей Понимаш
  • Коробейник / Фэнтези Лара
  • Ангел-хранитель / Четвертая треть / Рыжая
  • Россия, моя  Россия! / Хасанов Васил Калмакатович
  • Пугало и овечка. / White_Shaman
  • «Осень»,  NeAmina / "Сон-не-сон" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора
  • Мимо меня / С. Хорт
  • Истины для автора. Зауэр Ирина / Четыре времени года — четыре поры жизни  - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • Лучший друг / Андреева Рыська

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль