Эпизод 6. Крохотный шанс

0.00
 
Эпизод 6. Крохотный шанс

То, что Кагэко вернулась, и именно почувствовав это, Эр проснулся, он понял не сразу. Он встрепенулся как будто еще во сне, и не сразу сообразил, что проснулся, и почему проснулся. Была еще ночь, и утро только-только обозначилось за океаном. Какое-то время он лежал, глядя на свою руку, на складку на подушке, а потом, когда и в самом деле проснулся, резко поднялся и огляделся. Он старался осмотреть комнату не только глазами, но и теми чувствами, которые ему дала тень.

Когда Эр увидел ее, стоящую вполоборота у окна, у него отлегло от сердца. И все те жуткие мысли сразу показались ему нелепыми. Даже квартира, которая еще вчера казалась ему тюрьмой, сегодня, даже еще темная в предрассветных сумерках, казалась просторной и светлой.

В полутьме было непонятно, на него она смотрит, или в окно. Хотя так ли важно для нее, куда смотреть, чтобы видеть Эра.

Поначалу он дернулся, поднялся с кровати, и уже было бросился к ней, но остановился и принялся поправлять одеяло. Но он широко улыбался. Это он сдержать не смог. И не мог отвести он нее глаз, не мог насмотреться.

Ему казалось, что любой шаг в ее сторону может стать последним, разрушив то, что еще осталось. То, что еще держит его маленькую Тень здесь. Но он страстно желал обнять ее, поцеловать. Ругать, что так надолго оставила его одного. Так хотелось прижаться к ее душе своей, ведь только душа, по большому счету, от нее и осталась. Из-за него. Как же ему хотелось быть с нею единым целым, вместе с нею раствориться в тени. Раствориться в ней самой, в его Кагэко.

Эр, казалось бы, был на все согласен, лишь бы только ей было хорошо. А на деле выходило, что он думал только о себе. Но ведь так нельзя. Хорошо, что он устоял.

Сердцем он понимал, что хочет счастья ей. Но, как и любой человек, все еще человек, думал о своем удовольствии. Он будет страдать без нее, но он не хочет страдать.

Раствориться в тени было бы лучшим решением.

Кагэко, будто прочитав его мысли, покачала головой.

— Я знаю, как можно обратить посвящение. Для этого мне пришлось окунуться так глубоко, что я и правда едва не растворилась там.

Потом она еще что-то бормотала, но Эру не удалось разобрать, что именно. Она говорила все это, не зная, куда день руки, и не глядя на Эра. Не глядя в глаза. Сомнений не осталось, она уже все решила.

— Нет. Я все так же осознавала себя, но все труднее мне было вспомнить, каково это, быть человеком. Но теперь я знаю, как вновь стать человеком.

Или же так, будто бы она не уверена до конца, что об этом можно говорить. Она через слово вздыхала, замолкала, начинала говорить снова. Словно бы то, о чем она говорила невозможно, или быть может, она в это не верит, и пытается сама себя убедить. Может, надеется, что если сможет убедить Эра, сама убедится в правдивости. А может она старалась переложить на слова что-то совершенно непостижимое, словно в человеческом языке попросту нет нужных слов.

А потом она резко замолчала. Тишина получилась звенящей. Потом она подняла глаза, посмотрела на Эра и спросила.

— Ну почему ты молчишь? Скажи что-нибудь? Ты ведь рад, что и правда можешь стать человеком?

Эр задумался. Быть человеком. Для него счастье — быть рядом с ней. Хоть где. И…

— Кажется, ты говоришь только обо мне?

Конечно, новость взволновала его. Еще пару лет назад он бы этому несказанно обрадовался, и принялся бы расспрашивать принесшего весть, что нужно делать. Но не сейчас.

— Но если человеком стану только я, — продолжил он, — то не смогу больше видеть тебя. Я же правильно понял? Этот способ не для тебя? Сможешь ли ты стать человеком?

Кагэко не спешила с ответом. Она не знала, куда деть глаза.

— Для таких, как я, тоже есть способ стать человеком, — с трудом выговаривая слова, сказала она. — Совсем другой способ.

Эр обрадовался и вскочил с кровати. Бросился к ней, чтобы обнять, но уже совсем рядом с ней остановился. Кагэко не выглядела радостной.

— Это же хорошо, — проговорил он, заглядывая в ее глаза, для чего ему пришлось ссутулиться.

Кагэко сначала подняла глаза на Эра, а потом отвернулась.

Ему хотелось прожить человеческую жизнь полную домашних хлопот и простых человеческих проблем, особенно связанных с необходимостью куда-то добираться по пробкам и людным улицам. Он уже даже видел свое будущее. Точнее настоящее. Себя, жену, детей. Домашний уют. Ему хотелось быть человеком со всеми его ограничениями. Ему хотелось болеть и стареть. Хотелось переживать о родных, а не о надуманных проблемах, каковыми показались бы его проблемы любому нормальному человеку.

Это же прекрасно, быть человеком. Меняться с течением времени, деградировать или расти над собой. Общаться с другими людьми. Ссориться. Мириться.

А какие могут быть ссоры у тех, кого почти что и нет? А если нет тебя, то ничего нет.

— Расскажи, — попросил он, так и не увидев в глазах Кагэко радости.

А ведь он понимал, что она не собирается оставаться тенью.

— Расскажу, — ответила она, отходя от окна, — но это длинный разговор. Сначала я расскажу, что нужно делать тебе.

Она прошла по комнате, направившись к кровати. Шаги ее не сопровождались звуком. Так было всегда, но Эр заметил это только сейчас.

— Думаю, нужно будет рассказать всем, — сказала она, остановившись у кровати. — Но тебе решать. Я расскажу тебе, и ты решишь, один ли, или посоветовавшись с Эсом, стоит ли это знать остальным. Это на самом деле непростой вопрос, ведь от этого ваша группа может распасться. А она же для вас больше значит, чем сама жизнь, хоть может сейчас тебе так и не кажется.

Она присела на край кровати, от чего та даже не промялась. Это тоже стало для Эра вдруг откровением, которое шокировало его.

— Все на самом деле очень просто, — заговорила она уже будто совсем другим голосом, более решительным, — это чем-то похоже на посвящение тени. Можно назвать это отлучением. Хотя тот, кто тени был посвящен, навсегда останется ее обожаемым дитя. Нужно глубоко погрузиться в тень в себе. Для этого нужно вдохнуть тень, как и, повторюсь, при посвящении, только на этот раз это должна быть своя тень.

Слушая все это, Эр позабыл, что хотел присесть рядом с Кагэко. Так и стоял посреди комнаты, даже будто позабыв как дышать.

— Тогда предстоит выдержать еще один прямой разговор с тенью, — продолжала Кагэко. — Как тогда, в первый день новой жизни.

— Вдохнуть тень? — переспросил Эр. — Свою? Но я разве смогу?

— Любой посвященный сам может посвятить. Значит… сможешь. Нужно будет заново пережить свое посвящение, тот день. Нужно будет выбрать другой путь. Нужно будет убедить тень, что тебе это необходимо. Или же тень переубедит тебя. Но и здесь, как и при посвящении, нет стопроцентной гарантии. Нет ничего совершенного, кроме света и тени. Даже после этого может так случиться, что ты останешься таким, какой есть сейчас. А можешь стать почти обычным человеком. Разве что в самом конце тень тебя все равно получит. Твою душу.

— Я могу умереть от этого? — спросил я.

— Тень сказала, что нет. Она не убивает своих детей, даже если в погоне за своими желаниями он позабудут о ней, даже если предадут.

Решившись, Эр уже без сомнений раскрыл ладонь и на его руке заплясал язычок тени. Черный, даже скорее непроглядный, он был завораживающим, и даже Кагэко устремила на него свой взгляд. Глаза ее были без блеска. Как Эр раньше этого не замечал?

Это был первый раз, когда Эр сделал это — вызвал тень. Раньше он даже не задумывался об этом. Оставался всего один шаг. Уже ни о чем не думая, он весь потянулся к этому черному огоньку, пляшущему рядом, и будто отклоняющемуся в сторону. Но Кагэко вдруг встрепенулась.

— Ты что, хочешь сделать это сейчас? — спросила она, потянувшись к Эру.

— Да, хочу, — ответил он, все еще удерживая язычок тени на ладони. — Ты же знаешь, я всегда этого хотел. А друзьям я и будучи человеком все прекрасно смогу рассказать. Думаю, это будет забавно — добираться до студии обычным путем, хотя сейчас он мне кажется как раз таки необычным. Надо же, я, оказывается, отвык от обычной человеческой жизни. Но я все равно не сомневаюсь. Мне даже скорее не терпится испытать это… опять.

А потом Эр понял что-то не так. Он посмотрел на Кагэко. Язычок тени, не подпитываемый его желанием, растаял.

— Я что-то не правильно понял? — спросил он.

Кагэко встала, походила по комнате и вновь села. А потом попросила и Эра присесть. Он повиновался, но все равно она еще не скоро смогла начать свой следующий рассказ, на этот раз о том, как ей можно стать человеком. Все это время она избегала смотреть на Эра, даже не пыталась поднять головы.

— Вот видишь, — закончила она свой рассказ, — для меня стать человеком намного сложнее. Я приняла решение, и я готова на этот шаг, но… Йо, если ты уйдешь раньше, то я стану для тебя бесплотной тенью, неотличимой от прочих, неподвластных тебе, и тогда у меня может не хватить духу. Я почти готова, но мне нужно еще немного подумать.

Она поднялась, а Эр был не в силах пошевелиться, от того, что для него этот способ не сулил ничего приятного.

— Ты ведь подождешь? Подождешь, пока я решусь?

— Подожду, — механически ответил он.

— На это может потребоваться много времени.

— Сколько угодно, — пробормотал он.

— Ты ведь не будешь спешить?

Своим вопросом она вырвала Эра из задумчивости.

— Не спеши, — повторила она, видя его замешательство. — Мне еще нужно будет поговорить с тобой, прежде… прежде чем… Не бойся, я не уйду, не предупредив тебя.

— Мне от этого не легче, — ответил Эр.

— Прости, — прошептала она. — Но это ведь не жизнь, — она раскинула свои бесплотные руки. — Я так больше не могу. Не могу притворяться.

Это отсрочило расставание, но совсем ненадолго. Даже если бы Кагэко нужно было думать об этом несколько лет… Теперь Эр знал, что потом они расстанутся.

Едва Кагэко растаяла, он принялся метаться по квартире, но нигде не находил себе места. Казалось, что стоит ему остановиться, он тотчас сойдет с ума.

А потом, заметив, что давно уже вечер, он отправился в студию. Он чувствовал, что все там. Что как минимум Эс там. Эр, как оказалось, уже на полчаса опаздывал, и уже даже ощущал, что то и дело кто-то из его товарищей поглядывал на него через тень.

Все были в сборе, но и там Эр не мог успокоиться.

  • Лунная дорога - Kartusha / Путевые заметки-2 / Хоба Чебураховна
  • Довольно Суеты / Довольно суеты / Сармат Максим
  • Прощай диета / Крохи Или / Олива Ильяна
  • Аромат сирени / Пером и кистью / Валевский Анатолий
  • Проталина / Игра в веревочку / Зауэр Ирина
  • Письмо Колобка / Письма / Армант, Илинар
  • ЛоГГ. 17 мгновений лета. 5. Драгоценная Екатерина / Буркова Мария Олеговна
  • 2 / Песня осени / Лисовская Виктория
  • Смысл / Пара фраз / Bauglir Morgoth
  • Из ненаписанного о Шерлоке Холмсе / Салфетка №43 / Скалдин Юрий
  • Ушедшим ветеранам / Раин Макс

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль