Эпизод 2. Смертельное решение

0.00
 
Эпизод 2. Смертельное решение

Выйдя в прихожую, Эр остановился и вынул фотографию. Ему было не по себе от того, что она так близко к сердцу. Что-то его в этом фото тревожило и может, поэтому оно продолжало жечь ему кожу на груди. А теперь жгла и руку так, что ему хотелось ее бросить. Не без дрожи Эр глянул на желтую поверхность копии. Так странно, ведь это всего лишь копия фотографии давно умершего человека, но кажется, что она сквозит пустотой. Особенно пустота заметна в глазах. В них словно не зрачки, а дыры в небытие, которое может засосать твою душу, если будешь слишком часто и долго смотреть на фото. Может так и есть, и теперь от души Эса совсем ничего не осталось, и тело его как пустая оболочка.

Эр бы не стал хранить такое фото. Но это ведь не его крест.

Кажется, будто в этой девушке на фото никогда не было жизни. И что девушки никакой не было. Старые фото, если они чужие, они словно окно в чуждый и никогда не существовавший мир.

Эр убрал фотографию, не с первого раза попав рукою в карман, и зачем-то вышел на крыльцо. Потом вернулся, захлопнул дверь и сквозь тень отправился к Эсу. Радужный мир теней встретил его трепетом невиданных красок. В который уже раз за последнее время он замечает, что она будто живая — Тень. Даже в дрожь бросает. Неужели так было всегда, просто раньше он не обращал внимания?

Хотелось еще потянуть время, но Эр будто чувствовал, что идти нужно. Копия не могла появиться на прикроватной тумбе просто так. Она лежала на полке, высоко под потолком, чтобы нельзя было ее увидеть даже случайно. Переложить ее могла только Кагэко. Зачем же? Явно неспроста. И Эр чувствовал, что ему нужно идти к Эсу.

Эр все чаще задумывается о том, кто же теперь Кагэко. Та, которая была человеком, стала теперь воплощением тени? Выходит что так. И вроде бы из-за этого он уже не боится тени. Давно уже ушла ненависть к ней, ведь она вернула ему Кагэко, хотя до этого отняла. А до этого спасла. Как все запутано…

И все же он ее боится, и избегает. Он избегает тени, а воплощение ее — Кагэко — избегает его.

Фотография, на миг позабытая, жгла.

— Эс. Хочешь ты этого, или нет, за нас уже кажется все решили.

Жилище вокалиста встретило Эра тишиной и темнотой, хотя Эс всегда любил яркий свет. И хоть на излете ночи все было погружено во тьму, белый цвет убранства квартиры светился сам собою. Никогда, наверное, Эр не привыкнет к такому количеству белого.

Эс, как и накануне, был дома, хотя на первый взгляд казалось, будто квартира пуста.

Кажется, последнее время он там пребывает безвылазно. Он вообще всегда либо сидит в репетиционной, либо дома. Иногда Эру кажется, что вне этих двух обителей он своего товарища по проклятью и не видел никогда.

Все же, наверное неправильно, что они все его бросили. Но какое-то же наказание за тот давний уже обман должно было быть. Хотя это как-то по-детски, рассуждать так.

Эс сидел в том же самом кресле, которое все также стояло у окна. Кажется, его не сдвигали с места даже на миллиметр. Эс будто и не вставал. Еще немного, и он просто превратится в камень, как вампир в одном аниме, которое Эс смотрел кажется тысячу лет назад. Когда он заглянул в комнату, тот был черным силуэтом на фоне белого окна. Хоть и темно было на улице, но окно ослепляло, и Эр даже загородился от льющегося из него света фонарей рукой.

Город меж тем спал. Предрассветные часы всегда самые тихие.

Увенчанная растрепанными волосами голова с носатым профилем возвышалась над спинкой кресла, воссоздавая силуэт какого-то горбатого карлика. Вот-вот он оглянется, сверкнет глазами и утащит куда-нибудь в подземелье. Впрочем, глаза Эса бывали похожи на раскаленные угли.

Когда Эр несмело приблизился, смог различил черты его лица. Они в сумеречном свете были чересчур правильными, как у статуи. Возможно поэтому он казался неживым, будто восковая фигура самого себя. Только вот, порою, когда смотришь на восковую фигуру знаменитости, кажется, что она сейчас сделает вдох или моргнет. А тут Эр смотрел на живого человека, почти человека, ведь что-то же человеческое в них осталось после посвящения, и ему казалось, что Эс восковый. Хотя он дышал. Вот только что был вдох, едва заметный, вот жилка на шее шевельнулась под напором крови, а в следующий миг вновь кажется, что он лишь камень. Если бы Эр не был посвященным, то не смог бы заметить этой крохотной пульсирующей жилки. Для простого человека Эс сейчас все равно, что статуя и даже на ощупь это могло показаться именно так.

Нужно было подойти еще ближе. Шагалось Эру нелегко. Он все ждал, что Эс вскочит и кинется на него подобно какому-нибудь демону из фильмов ужасов. Но он оставался недвижим. Эр прокашлялся, пытаясь привлечь внимание, и тоже безрезультатно. О! Эс слышал его, это он знал точно. Эс слышал как нежданный гость пришел, как топтался у него под дверью. Он слышал его, но не желал оживать. Он предпочел остаться там, в мире своих мыслей.

Эс так бледен, словно его кожа никогда не видела солнечного света. Впрочем, что за глупая мысль? Эс не видел света со времен войны. А каково это, помнить солнце в небе, наполненном вражескими эскадрильями самолетов, атакующих твою страну? А потом жить и пытаться верить, что это было для твоего блага…

Те, кто видел это небо, уже стары или мертвы. А память Эса об этом будет вечной.

Но сколько точно? Сколько вообще живут посвященные? Эр как-то над этим еще не задумывался еще. Эсу на вид чуть за тридцать. Но он говорил, что был много младше, когда прошел посвящение и это его выбор — возраст в тридцать с небольшим лет.

Но все же кожа Эса чересчур уж белая, словно мел. Этим он еще больше походит на античную статую, которую зачем-то нарядили в дорогие цветные шмотки. И вещи эти сидят на нем как на вешалке, так он исхудал за последние дни и недели.

Эр шагнул еще ближе и теперь уже смотрел на хозяина дома в упор, но тот оставался недвижим и безмолвен, словно его здесь и нет. А может здесь только его тело? Пульс его был настолько редким, что казалось, каждый удар сердца отделяли века. Грудная клетка была неподвижна. Блестящие, кажущиеся стеклянными, а не живыми, глаза смотрели куда-то вдаль. А сам он казался припудренным, словно бы какая-то вуаль была наброшена на него. Захотелось сбросить эту вуаль, встряхнуть его, да так, чтобы голова болталась из стороны в сторону. Чтобы он наконец-то ожил.

А потом ноздри Эра защекотал запах дыма. Странно, что он раньше его не почувствовал. А ведь что-то сразу показалось ему неправильным, но он не мог понять, что именно. Запах этот, вместе с невесомыми почти неразличимыми клубами, был не только в этом мире, но и в мире теней.

Чтобы хоть что-то разглядеть в предрассветной полумгле, Эр шагнул к окну, чтобы отдернуть белые прозрачные шторы и впустить внутрь немного света уличных фонарей. В поле его зрения попал низкий журнальный столик, как и все здесь, белоснежный. На самом его краю стояла пепельница, а в ней скомканный лист плотной бумаги, точнее лишь пепел, оставшийся от него. А кое-где следы изображения, сложенные из пепла, в который обратилась краска. Блеснула догадка, что это фотография Хисаги. Значит теперь осталась только копия, сделанная Эром по настоянию Кагэко.

Не дойдя до окна, Эр остановился, фотография в нагрудном кармане с неистовой силой обожгла ему кожу на груди.

Догадавшись, что гость заметил пепел, Эс хохотнул.

— Ну вот, — сказал он, прервав смех. — Теперь меня здесь совсем ничто не держит. Огонь был очень яркий, как тот ядерный гриб. Он тогда сжег всю мою жизнь. А этот огонь — ее остатки. Давно уже нужно было решиться. Теперь совсем немного осталось, только дождаться утра. Когда планета повернет этот бок к солнышку, оно сразу заглянет в эту комнату. Я увижу солнце. Какое оно? А смерть? Я обращусь в ничто, или попаду к Тени на вечное рабство. Тогда она меня непременно накажет…

А Эру стало смешно. Он отчетливо помнил свое недавнее пробуждение.

Сначала он хотел рассказать Эс об этом, даже открыл рот, но потом решил, что не прочь был бы увидеть выражение его лица, когда тот осознает, что от жизни, точнее от тени так не сбежишь. Своего-то лица Эр не видел в тот момент, но наверняка было на что посмотреть.

— Если уж ты решился на такое, то что мешает тебе найти солнце самому? — спросил он, повернувшись и испытующе посмотрев на Эса. — Не мне тебя учить, что для посвященного расстояние не препятствие.

Эс наконец-то перевел на полуночного гостя взгляд.

— Несколько минут ничего уже не решают, — ответил он. — К тому же, пойти туда, где солнце уже светит — самоубийство в чистом виде. Самоубийцей я быть не хочу. А здесь… — он вновь уставился в окно, — это будет всего лишь несчастный случай.

— Но я-то буду знать, что это не несчастный случай.

Эс не ответил, да Эр и не ждал этого. Постояв еще немного, он отправился на кухню за стулом. Вернувшись, поставил его рядом с креслом Эса, так, чтобы он тоже попал в первые лучи солнечного света. Потом пересек комнату, едва не зацепив ноги Эса, и положил около пепельницы со сгоревшим комочком столь дорогой для Эса фотографии ее копию. Тот отреагировал не сразу. Сначала шевельнулись его глазные яблоки, и Эс искоса бросил взгляд на столик. Но ничего разглядеть ему не удалось, хоть копия и лежала изображением вверх. Тогда он прибегнул к помощи тени. Она всколыхнулась едва-едва.

Судорожный вздох — единственное доказательство, что он рассмотрел фотографию.

— Откуда она у тебя? — выпрямившись в кресле, спросил он.

— Кагэко, — просто ответил Эр. — Это все она.

— Но… зачем ты ее принес? — вновь спросил он, не отрывая взгляда от фото.

Эр пожал плечами и сел на свой стул.

— Это тоже была не моя идея, — ответил он, чуть помедлив.

Эс повернулся и посмотрел на гостя. Взгляд был пристальным настолько, что у того мурашки по спине побежали. Чтобы не сбежать от этого взгляда, он откинулся на спинку и закинул руки за голову.

— Я подожду Солнце с тобой. Ты не же против? — спросил он, закидывая одну ногу на колено другой. — День сегодня будет солнечным. Я это чувствую.

Взгляд Соно из прищуренно-пристального стал недоуменным. А глаза стали почти круглыми.

— Если ты сам не помнишь, — продолжил Эр, — то я тебе напомню. Как-то мне очень бы хотелось увидеть рассвет. Увидеть диск солнца. И не важно, что будет потом. И сейчас хочется…

Эс отвернулся и тоже откинулся на спинку. А Эр все не мог остановиться.

— Помнишь тот день, когда это чуть не случилось? Ты помешал мне, а ведь тогда мне оставалось подождать совсем чуть-чуть. Не так уж и много времени прошло с тех пор. А порой кажется так и вообще, что это было вчера. Почему ты тогда остановил меня?

— Я не мог иначе, — ответил Эс.

— Ты ждешь, что на этот раз я тебя остановлю? — спросил Эр.

— Не знаю.

— Я не буду тебя останавливать.

Как же Эру хотелось увидеть солнце. Правильно ли он его помнит? Вдруг воспоминания, что остались еще от человеческой жизни, лживые. Вдруг он никогда не видел солнце. А то, что помнит, это лишь воспоминания о сне во сне. И вот ведь загадка: он мог чувствовать, где оно, даже если планета повернута к свету другой стороной. Он всегда точно знал, когда солнце появится, из-за горизонта ли, из-за дома. Или из-за тучи. А видеть не мог. Или… он просто не смел раньше пытаться. Еще тогда, сразу после посвящения, Эс сказал, что солнце убьет. И он верил.

И сейчас оно совсем рядом. Еще пятнадцать минут и оно заглянет в окно, да так, что в одно мгновение осветит сразу всю комнату, ведь день сегодня будет безоблачный. И стул, и кресло будут в его свете. И Эр с Эсом испытают…что?

А вдруг то, что было утром не повторится? Тогда это будет двойное самоубийство и тогда Эр смог бы быть рядом с Кагэко всегда.

  • " Как же неумело тлела сигарета на глазах..." / Малышева Юлия
  • Ты исчез / Время лета / Пышкин Евгений
  • Легенда осени. Армант, Илинар / "Легенды о нас" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Cris Tina
  • _8 / Чужой мир / Сима Ли
  • Лабиринт / Стиходром 2012-2013 / Анна Пан
  • Палач / С. Хорт
  • Мысли / Жемчужные нити / Курмакаева Анна
  • Объем самообороны по часовой стрелке / Аркадьев Олег
  • Неотправленное письмо Джимми / Посвящения / Лисовская Виктория
  • Уборка / Многоэтажка / Птицелов Фрагорийский
  • Лунное вино, Kartusha / В свете луны - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Штрамм Дора

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль